Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "Без вести" ничего не бывает


"Без вести" ничего не бывает

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

http://5.firepic.org/5/images/2014-07/27/5ylrpvebxpu5.gif

Участники: Gabriel Norris & Emilia Siho
Место: Сакраменто, полицейский участок и все те места, куда заведет расследование.
Время: конец мая 2014 г.
Время суток: весь день с раннего утра.
Погодные условия: тепло и сухо, дождь не предвидится, но метеорологи часто ошибаются.
О флештайме: расследование без вести пропавшего человека может привести к не очень приятным результатам. Все больше и больше разочаровываешься в людях.

0

2


     Проспала! Она проспала сегодня, и, как следствие этого позорного происшествия, опоздала на брифинг. Катастрофа и ужас в одном флаконе. Эмилия понять не могла, как это у нее получилось, как будильник она не услышала или услышала, но благополучно выключила, не думая просыпаться. Невероятно просто!
Влетая в зал, где брифинг уже начался, стараясь стать незаметной для всех, а особенно для капитана, девушка встала у входа, прикрываясь мощными спинами коллег и делая вид, что уже давно тут стоит и внимательно слушает о чем капитан вещает.
     - О, Сихо, молодец, что решила почтить нас своим визитом, - даже не глядя в ее сторону, продолжая рассказывать о том, что предстоит сегодня выискивать и вылавливать злостных неплательщиков налогов, кредитов и алиментов. – Сегодня будете работать в штатском, чтобы не спугнуть. О деталях и об участниках операции расскажет офицер Рейган. Остальные могут найти назначения на доске. Эмилия, ты сегодня работаешь в участке, - и не поспоришь ведь с такими словами.
     Настроение Эмилии тут же упало до нуля – вот, что за день такой? Да, вроде в таком происшествии нет ничего ужасного, опоздала то всего на пять минут, но теперь никакой патрульной работы в сегодняшний день. Цена расплаты за опоздание – дежурство в участке, подразумевающее под собой бумажную волокиту и жуткую рутину, что хоть создавай чрезвычайную ситуацию в городе, чтобы всех сняли с офисной работы. Но до такого Сихо никогда бы не додумалась, а если бы и подумала, то только фыркнула бы и продолжила принимать и разбирать заявления о кражах, потери имущества и заявления о пропаже людей. Каждый день в участок приходят люди и заявляют о пропаже родственников, друзей, коллег. Печально, что среди этих заявлений много таких, что и расследовать не нужно: люди сами находятся через пару дней – наркоманы, алкоголики и иже с ними – но время и силы на них затрачиваются такие же, как на поиск законопослушных и ответственных людей.
     - Нет, это невыносимо! Представь только все десять часов сидеть тут, - девушка всплеснула руками, но не завершила фразу, что сидеть ей придется с таким же неудачником, как она. Вот только Эмилия с удовольствием тут одна сидела, чем с напарником. Но никуда не деться и приходится замолчать, погружаясь в бумаги, собранные ночной сменой. – Когда остальные проводят операцию под прикрытием, - еще как обидно, протирать форменные брюки в участке, после осознания всего этого. 
     Эмилия так увлеклась разбором заполненных форм, что не сразу заметила перед собой взволнованного мужчину лет тридцати, растерянно мнущего в руках замшевые перчатки для вождения. Бросив на мужчину короткий взгляд, будто сканируя его, делая отметки, кем он может быть, где работать и что его могло привести в участок – такие люди не частые посетители подобных мест, Сихо встала со стула.
     - Добрый день, офицер Эмилия Сихо, чем могу Вам помочь? – дежурная фраза, что уже набила оскомину ей, но эта фраза, как спасительный круг для пришедших за помощью и надеющихся, что им помогут, да и для офицеров, не обещающих ничего, понимающих, что в некоторых случаях помочь невозможно, к сожалению.
     Эмилия была уверена, что сейчас заявят о карманной краже без точного места, где это произошло, об угоне автомобиля недалеко от участка, либо же мужчина скажет, что был свидетелем преступления и, как законопослушный гражданин, решил проявить гражданскую сознательность и все рассказать полиции. Но не тут было.
     - Я хочу заявить о пропаже родственника… -  мужчина замялся, будто говорил что-то ужасное и требующее осуждения. – Брата-близнеца. Понимаете, он не должен был никуда уезжать, он ничего не говорил, а тут не могу неделю до него дозвониться… - он глубоко вздохнул и вновь принялся говорить, еще более оживленно и не давая Эмилии возможность вставить хоть слово, будто если сейчас все не расскажет, то ему не помогут. – Он преподает в университете историю Древнего мира, немного замкнутый, но мы старались поддерживать отношения. Кроме меня у него никого нет, а я так поздно спохватился… А ведь чувствовал, что что-то не так…
     - Хорошо, мы во всем разберемся, - это полиция могла всегда гарантировать: разобраться, проверить, найти человека если не живого, то мертвого, если не сразу, то через несколько лет. Все бывало в полицейской практике, но не хотелось об этом говорить человеку. – [/b]Давайте все запишем сейчас, и я передам данные детективу, что с Вами побеседует и начнет искать Вашего брата?[/b] – как можно ободряюще Эмилия улыбнулась мужчине и достала форму для заполнения.
     Пятнадцатью минутами позже, Сихо провела мистера Уорда в комнату ожидания и оставила его там наедине со стаканом кофе, откуда его заберет детектив, а сама отправилась на поиски детектива Норриса. Девушка сама решила отнести заявление не только потому что очередь Норриса была забирать новое дело, не только потому что хотела на пару минут сбежать из приемной, нет. Она надеялась увидеть Габриеля, может подшутить опять над ним, но и напроситься в помощники по делу.
     - Детектив Норрис! – заходя в кабинет, видя, что мужчина один, Эмилия улыбнулась так, будто не видела мужчину пару лет. – Габи, как я рада тебя видеть, - показывая папку с документами, девушка передала их мужчине, словно подарок на Рождество. – Заявление о пропаже человека. Довольно таки интересное дело: преподаватель истории без приводов, без каких-либо нарушений, без вредных привычек пропал ни с того ни с его. Его брат-близнец в комнате ожидания, - да, она успела пробить Уорда по базе данных и ничего на него не нашла. Абсолютно ничего! – Тебе вот такой подарочек, - Эмилия уже хотела уходить, но задержалась в дверях. – Возьмешь в помощники? Ну, мне же нужна практика… - будто не хочет смыться из приемной, это все только ради работы, да и капитан Норриса послушает и отпустит на расследование.

+1

3

Габриель сидел в первых рядах на брифинге. Он ужасно корил себя за то, что на фразу капитана "кто из вас самый смелый", отозвался самым первым из толпы. Теперь, сидя прямо перед капитаном, Норрис не мог ни подпереть голову, ни зевнуть лишний раз, ни прикрыть глаза на пару минут.
Габриель никогда не любил брифинги. С первых же минут его проведения детектив чувствовал скуку и начинал считать минуты до его окончания. Но все же, не смотря на всю нелюбовь к этому мероприятию, Норрис никогда не опаздывал, за что часто получал похвалы от босса и подколки коллег, вроде "Лайми снова в списке любимчиков". Но, на самом деле, Габриель был пунктуален не из-за того, чтобы услышать все это. Эта черта была привита ему с детства матерью, и он хорошо ее освоил.
Где-то в середине брифинга, когда капитан одушевленно что-то всем разъяснял, дверь распахнулась, и всеобщее внимание было направлена в ее сторону. В комнату вошла, даже можно сказать вбежала, слегка растрепанная и взволнованная Эмилия Сихо. Габриель улыбнулся и снова вернул свой взор к капитану, продолжавшему обсуждение главного вопроса брифинга, даже не посмотрев в сторону стажерки. Беверли, как часто называл ее Норрис, редко опаздывала на работу, так как чаще всего девушку наказывали за это рутинной бумажной работой, которую ненавидел любой коп. Не для этого они проходили спецподготовку и тратили огромнейшие силы в академии.
- Эй, Лайми, - послышался голос одного из полицейских, - почему это твой самый любимый стажер опаздывает? Я думал, ты учишь ее хорошим манерам.
- А может, на самом деле, наш Лайми и стал причиной ее опоздание?
- Парни, может будете завидовать молча. Никто ведь не виноват, что ее мысли и сердце принадлежат мне, - смеясь ответил Габриель. "Если Беверли об этом узнает, оторвет голову к чертям", - подумал детектив и снова вернул свое внимание на капитана. Норрис незаметно посмотрел на часы и глубоко вздохнул. Быстрее бы пойти в свой кабинет, получить какое-нибудь дело и зависнуть над ним. Но, слыша воодушевленный голос босса, Габриель понимал, что ждать окончания брифинга в ближайшие пять-семь минут даже и не стоило. Поэтому, скрестив руки на груди, детектив сильнее откинулся на спинку стула и устремил усталый взгляд на капитана.

Наконец, услышав желание "возвращайтесь к работе", Габриель чуть ли не первым вышел из комнаты и быстрым шагом, не оборачиваясь на слова коллег, шел в свой кабинет. Сегодня ему предстояло работать одному. Его напарника отправили в Сент-Пол, Миннесота. Судя по приказу, он должен был приехать не раньше, чем через месяц. Поэтому Норрис мог работать один или же взять кого-нибудь из полицейских, занимавшихся бумажной работой в участке. В основном этим занимались стажеры, но бывало, что и опытных копов садят на такую работу, в качестве опоздания или из-за нехватки кадров. Но Габриелю везло, и он очень редко засиживался за бумагами.
Детектив вошел в кабинет и насладился тишиной и спокойствием комнаты. Из-за закрытой двери доносились смех и голоса полицейских, наполнявших офис. Норрис был несказанно рад, что в свое время смог получить отдельный кабинет, где можно было остаться наедине со своими мыслями. Несмотря на всю свои общительность и звание "рубахи-парня", Габриель был спокойным и любил тишину, которую дарили ему его рабочее место и закрытое окно, выходившее на центральную улицу Сакраменто.
Норрис медленно начал шагать в сторону стола. Опустившись на стул, он откинулся на его спинку и посмотрел в потолок. "Скорее бы появилось какое-нибудь дело", - подумал Габриель. Уже целую неделю детектив получал скучные и вялые дело. В последнем его расследование пропавший человек нашелся сам собой. Оказалось, что он в состоянии алкогольного опьянения смог автостопом добраться до Сент-Луиса, откуда не мог позвонить родным, так как не помнил номер домашнего телефона. Увидев этого путешественника, Габриель едва смог сдержать свой гнев, чтобы хорошенько не ударить по его нахальному лицу, которое выражало полное негодование при виде копа.
Выбросив все мысли о закрытых делах, Габриель опустил руки на стол и начал искать бумаги, которые ему приказал заполнить шеф. Но резко распахнулась дверь, и в кабинет вошла Эмилия. Она вся светилась от радости. И Габриель понимал, что не он единственная причина этого хорошего настроение.
- И я рад тебя видеть, Беверли , - после брифинга детектив был не слишком многословен. Поэтому он просто улыбнулся подруге и принял протянутую ему папку с делом. "Искать пропавшего близнеца, а вот это уже интересно. Надеюсь, он не окажется случайно забредшим в Сент-Луис", - мысленно произнес Габриель.
Норрис поднял глаза на стоящую в дверях, прямо напротив его стола Сихо, лениво откинулся и улыбаясь сказал:
- Конечно, я бы мог взять тебя с собой как напарника, но, - детектив постарался выдержать как можно более долгую паузу, - у тебя ведь столько работы в участке. Столько бумаг. Как же я смогу оторвать тебя от столь важной должности, - Сихо, хоть и была стажером, который должен радоваться любой работе в участке, ненавидела сидеть на посту и всего лишь принимать звонки, а после разносить дела детективам или патрульным. Но Габриель помнил, что сегодня милая Беверли опоздала на брифинг. А ведь это не дает ей положительных оценок от капитана. Поэтому Норрис решил слегка помучить стажерку прежде чем согласиться.

Отредактировано Gabriel Norris (2014-07-29 14:24:33)

+1

4


     Это их излюбленная манера в приветствиях и обращениях употреблять «Габи» или «Беверли», дозволенная только им двоим. Странно, но у Эмилии ни разу не получалось разозлиться на детектива Норриса за то, что он называет ее «Беверли». Если кто другой и раздражал и даже иногда выводил из себя постоянными отсылками к ее богатым родителям и месту, где она родилась, то Норрис был не из их числа: наверное, он единственный пока, кто не допытывался у Эмилии, почему она уехала от родителей, почему не стала работать адвокатом в фирме отца, получая в месяц столько же, сколько патрульный в год. Да спроси ее Габи сейчас об этом, она, конечно, не стала бы произносить ту амбициозную речь, что выдала в первый свой день стажировки наставнику МакМиллану, но сказала бы, что хочет служить и защищать, да и устала от Беверли.
     Сихо все стояла в дверях, когда Норрис начал опускать ее с небес на землю, так умело припоминая ее сегодняшний косяк. Конечно, Эмилия не ожидала, что Габриель так легко и просто сдастся и согласится на ее помощь – да, да, мысли, что она гений сыска, естественно всегда были с ней, как магнит, притягивающий неприятности, - но так над ней еще никто не пытался посмеяться, поглумиться, ударив по самому больному! У-у, какой несносный мужчина, неужто утро на него так повлияло или что-то опять произошло?
     Скривив недовольную мордашку, Эмилия сделала пару шагов к Габи и, тяжело вздохнув, села напротив мужчины за стол, упершись ладонью в щеку.
     - Знаешь, да, ты прав… Как я могла так поступить… Столько бумаг еще не разобрано, - девушка наиграно зевнула, и откинулась на спинку стула, надув губы. – А я тут напрашиваюсь на выезд. Я же – королева бумаг! Все мои отчеты идеальны и ставятся в пример капитаном, - резко встав и упершись руками в стол, глядя в глаза мужчине, Эмилия пошла во банк. – Ну, возьми меня, Чак Норрис, и я сделаю вид, что не обиделась на сегодняшнюю твою выходку, - сказала и уже забыла об этом, не считая, что на Габриеля можно так надавить.
     Ну и черт с этим делом, найдет лучше, найдет того героя в стальных латах, что спасет ее из царства бумаг и пыли, а Норрис еще об этом пожалеет! Выпрямившись и одернув форму, Эмилия уже повернулась и хотела выйти из кабинета, как натолкнулась на в дверях на капитана: он будто знал когда о нем говорят и когда нужно появиться. Пропала возможность высвободиться, окончательно пропала.
     - Сэр, я тут… мы тут… - не сказать же, что они тут плюшками балуются. Было бы забавно, капитан бы оценил шутку, но вот отправил обратно в дежурную. Не выдержав испытывающий взгляд мужчины, Эмилия собралась. – Сэр, я принесла детективу Норрису заявление о пропаже человека. Заявитель – брат пропавшего в комнате для отдыха ожидает, когда с ним поговорят, - на одном дыхании выпалила, показывая Габриелю кулак за спиной: не сказал же, что в дверях капитан стоит и слушает все, что здесь происходит или почти все. Вот ведь зараза, да оба такие, как и все мужчины!
     - Эмилия, шантажируешь Норриса смотрю? И кто тебе рассказал, что он бахвалился тем, что любишь его? Сказала бы, что из-за этого оболтуса опоздала, простил бы на первый раз, - продолжая стоять в дверях, не давая Эмилии выскочить из кабинета, капитан рассмеялся. Вот только Эмилия услышала слова капитана, как все желание провалиться под землю пропало, и девушка развернулась, вновь смотря на Габриеля.
     - Дорогой, о нас уже слухи ходят? – нервно хихикнув, чувствуя, как капитан уже задыхается от смеха, Эмилия продолжила играть роль, навязанную капитаном и участком. – О, капитан, это Вы только что мне открыли глаза. Я наобум сказала, зная характер британца, - и зная, как умеют мужчины сплетничать. О, просто фантастические истории бывали, связанные со сплетнями. В участке девушек и женщин было по пальцем со считать, но они совсем не судачили, да и не о чем было, а вот мужчины: кто, с кем, когда и сколько раз! О, это бывало невозможно слушать, все эти подробности и пересуды.
     Капитан теперь уж в голос стал смеяться, привлекая внимание офицеров, что находились в соседней комнате – все прозрачные перегородки между кабинетом и общим залом. Еще немного и кто-нибудь придет узнавать в чем дело, что происходит, откуда клоуны приехали выступать.
     - Ну, что отпустить может вас, чтобы вместе начали работать по делу, за одно и представление участку сделаете, - капитан задумчиво потер подбородок, будто еще не решил, будто сказанные сейчас слова могут повлиять на его решение.
     - Сэр, Вы правы нам нужно выяснить, что там за сплетни, но я же не могу оставить свой пост и отчеты! Я же королева отчетов! – гордо выпрямив спину, продолжая буравить взглядом Норриса, Эмилия хищно прищурила глаза. Сейчас она готова была сама придушить Габи, если он согласится на совместную работу.
     - Последнее слова за тобой, Норрис. Не испугаешься? Или придержать Эмилию в участке? – это представление видно понравилось ему и хотелось продолжения.

+1

5

Габриель посмотрел за спину капитана и увидел двоих, тех самым коллег, с которыми он пошутил насчет Эмилии. Они оживленно помахали ему рукой и засмеялись. Норрис тоже засмеялся и, встав из-за стола, подошел к Беверли.
- Вот они, длинные языки. Не могу сохранить в секрете даже то, что друг сказал им по секрету, - улыбаясь произнес Габриель. - Но от вас, капитан, я не ожидал такого. Я то думал, что вы серьезный и взрослый человек, - Норрис старался говорить серьезно, но предательский смех все равно вырвался наружу.
Артистично приобняв Эмилию за правое плечо одной рукой и положив руку на сердце, заговорил с чистым и сильным британским акцентом:
- Как же я посмею оставить даму моего сердца одну, в этой ужасной темнице, с опасными и коварными бумагами. Не бойся, принцесса, я спасу тебя, - последние слова он произносил с нескрываемым смехом. Но его не так забавляли слова, как взгляд Беверли. Ее глаза так и говорили ему: "Если ты не заткнешься сейчас, я оторву тебе голову" Она стряхнула его руку со своего плеча, но не ушла из кабинета и осталась стоять рядом с ним.
- Ну разве я могу отказать в такой просьбе, - с серьезным видом сказал капитан, но было видно, как сильно он себя сдерживал: - А теперь оставлю вас, чтобы вы обсудили ваши дела... - наконец, капитан не выдержал и засмеялся в голос, после чего он вышел из кабинета Норриса и закрыл за собой дверь.
- Похоже, капитан дал добро. Видишь, как тебе повезло. Сегодня твой день, Беверли, - сказал Габриель и наигранно погладил ее по голове. После чего детектив подошел к столу, взял папку и начал читать отчет, принесенный ему девушкой. Джонатан Уорд, учитель истории в местном университете. Почему-то образ преподавателя истории никак не складывался у него с картиной, которая являлась его последним делом. Но куда он мог пропасть? За что его убивать или похищать? Ведь Уорд абсолютно чист. Даже штрафа за парковку нет. Хотя именно такие в итоге и оказываются опасными преступниками.
Тишина за его спиной оторвала его от чтения. Все так же смотря в папку, детектив произнес:
- Сихо, ты чего стихла? Если ты думаешь о том, как меня убить, то выбрось эти мысли из головы. Тебе могут дать пожизненное, - Габриель повернулся к ней лицом и посмотрел на девушку: - Беверли, не нужно сейчас прожигать меня взглядом, как джедаи. Это же просто шутка, ты же не первый день в участке. А теперь пойдем, будем проводить допрос, - Норрис обошел Эмилию и открыл дверь, пропуская ее вперед.
Выйдя из кабинета, они попали под множество лукавых взглядов полицейских, стоявших в офисе. Все что-то обязательно кричали им вслед. Габриель уже не первый год работ в полиции и поэтому знал, как нужно вести себя в таких ситуациях. Меньше раздражения и сопротивления, больше веселья. Если ты будешь подыгрывать шуткам остальным, тем быстрее они забудут об этом и найдут себе новый объект для приколов. Габриель и сам не раз являлся инициатором этих самых шуток. Отвечая на подколки своих коллег тем же самым, Норрис прошел в кабинет ожиданий, где его ждал брат мистера Уорда.
- Здравствуйте, мистер Уорд, - произнес серьезно Габриель, протягивая мужчине руку, - я детектив Габриель Норрис. Именно мне поручено заниматься вашим делом. С офицером Сихо вы уже знакомы. Она будет помогать мне в этом деле.

Отредактировано Gabriel Norris (2014-07-29 14:23:25)

+1

6


     Вот какого черта здесь происходит? Значит, по секрету он рассказал? Приврал Норрис немножко для красивого словца, а Эмилии теперь обтекать и сдерживать порывы настучать по ухмыляющимся рожицам коллег? Что решил повысить о себе мнение в глазах окружающих, записав еще одно имя в свою книжечку, окрестив интрижкой? Нет, никогда Сихо не хотела стать объектом мужских шуточек и сплетен. Нет, так просто Эмилия не оставит этого! Она не одна из тех барышень, что клевали и клюют на его акцент, обходительность и манеры, она видит его насквозь и знает, что верить ему нельзя. Угу, шутка, да за такую шутку можно лишиться кое-чего и поважнее для мужчины, чем голова. О, как же она была зла сейчас на Габриеля, так и хотелось оказаться сейчас в спортивном зале, да постучать боксёрскими перчатками по этому радостному лицу, стирая масляную улыбочку раз и навсегда. Не на ту напал!
     «Дама сердца», «принцесса»… все это, конечно, вызывало улыбку, но факт наличия длинного языка у старшего товарища и жуткой фантазии, злил и не давал понять, что все это шутка, которую приукрасят, попинают пару дней или недель, да и забудут. Но Сихо еще ответит Норрису за шутку, за мысли фривольные. И пусть не говорит, что все это произошло случайно, что для поддержания разговора. Не поверит, никогда.
     Один плюс из всей этой дурацкой ситуации был – ее сняли с бумажной работы, капитан ее простил, но пока что это было все положительное. А вот отрицательного могло прибавиться и много прибавиться: стоило капитану выйти из кабинета, Эмилия готова была наброситься на Габа, требуя сатисфакции, и остановили ее стеклянные стены, сквозь которые все было видно. Вот это засада! Любое ее действие могло быть истолковано не как праведный гнев, а как разборку и воркование возлюбленных людей, тайну которых раскрыли. Так что оставалось встать за спиной невозможного детектива и буравить взглядом его затылок, прожигая в нем дыру, да обдумывая всевозможные кары, которые обрушит на мужчину, как только они выйдут за пределы офиса. Вот что-что, а подача заявления за сексуальное домогательство казалась не очень хорошей идеей, хотя поручить можно было всех и сразу; но Габи заслуживает большего наказания, чем дисциплинарное отстранение и слушание, да и друг он Эмилии, вроде был им.
     О, как же Норрис ошибался, что ей дадут пожизненное: да, Эмилия еще и года не служила, но за ее плечами юридический факультет с курсом криминалистики, да постоянное сование носа вдела отца. Так что она знает, как действовать, чтобы не оставить улик, да создать себе отличное алиби. Нет, правда, она несколько раз думала о том, можно ли совершить идеальное убийство, и пришла к вводу, что такое возможно – главное знать о жертве все, быть из его окружения, да сделать так, чтобы на тебя не подумали. Сейчас же Эмилия подходила по всем параметрам, а последние изречения Габриеля могли сойти и за правду: будет строить из себя так и несостоявшуюся девушку, плачущую и переживающую из-за преждевременной кончины возлюбленного. «О, сэр… Мы не хотели афишировать, мы и не успели начать встречаться толком… Сэр, мы все время на работе были рядом… Только-только решили постепенно двигаться дальше… Габи как раз хотел поговорить со своей нынешней девушкой… Меня не смущало ее наличие… О, сэр!» И много слез в перерывах между фразами, вздохов и полуобморочного состояния. Черт, да актриса из нее неплохая, а если будут орхидеи возложены к портрету мужчину, то она тем более справится. 
     Так что выходя из кабинета девушка немного повеселела, совсем на чуть-чуть, ровно на столько, чтобы не сказать пару ласковых словечек друзьям Норриса, давшим старт сплетне. Но не смогла удержаться, когда проходили мимо их столов, и якобы случайно задела его бедром, да бросила лукавый взгляд, пытаясь сделать все это спокойно, будто так поступать в отношении Норриса для нее обычное дело. Начало было положено, и это понравилось не только ей, но и зрителям, а что там думает мистер Габи, сейчас было второстепенно. Этот мистер еще получит свое, да и кофе и чай ему испортит Эмилия: пускай детский ответ, но кто сказал, что они оба взрослые?
     Входя в кабинет, Сихо ободряюще улыбнулась мистеру Уорду и села напротив него. Мужчина выглядел уже не таким растерянным, будто осознал, что результат расследования его может не обрадовать, но всегда лучше знать правду, чем надеяться на чудо и тешить себя ненужной надеждой.
     - Это один из лучших детективов в участке, - доверительным тоном произнесла девушка, смотря как мужчины пожимают друг другу руки. – Один из лучших и один из самых неболтливых, он очень щепетильно относится к чувствам окружающих, - она не знала поймет Габи намек или нет, но остановиться уже не могла. Девушка встала и нашла в шкафу коробку с печеньем, которое тут же предложила мистеру Уорду. Да, здесь не светская беседа проходила сейчас, но нужно же скрашивать момент, а глюкоза никогда не помешает: и настроение улучшит, и на нужный лад разговор направит, тем более неофициальность появится.
     - Мистер Уорд, расскажите детективу, что Вы еще знаете, помимо того, что мы записали в заявлении, - Сихо не смотрела на детектива, все внимание переключив на говорящего, да приготовившись записывать его слова. – Расскажите о себе, - она качнула головой, откидывая дикую идею, что брат-преподаватель пострадал из-за профессиональной деятельности близнеца, но кто знает, что может произойти в этом странном мире.
     - Начну с легкого. Я – Фрэнсис Уорд, работаю в банке в отделе ипотечного кредитования. Скучная, бумажная работа, ничего особенного. Женат три года и у нас с Джил все замечательно, - будто свет появился в лице мужчины, когда он произнес имя жены. – Джонатан полная противоположность, хоть и говорят, что близнецы одинаково смотрят на жизнь и выбирают один и тот же путь, - сейчас же мужчина помрачнел, ссутулился и будто постарел на несколько лет. – Думаете, он пропал из-за моей работы? Думаете с ним что-то случилось? – видно было, что Уорд хотел сказать «умер», но так и не смог.
     Эмилия растерянно посмотрела сначала на Уорда, потом на Норриса. Она не могла, не имела право что-то говорить, это должен был делать детектив, но не сдержалась.
     - Об этом рано говорить, очень рано. Мы проверим его счета, поговорим с соседями, постараемся выяснить все, что только возможно, - Сихо чувствовала, что улыбка на ее губах сейчас не к месту, что она дурацкая, но не могла от нее избавиться.

+1

7

Габриель внимательно внимал каждое слово мистера Уорда, следил за его движениями и выражением лица. Что-то не давало ему покоя. Он видел какую-то скрытность во Фрэнсисе, которая казалось для него слишком явной. Может, этот человек не договаривает каких-то неприятных подробностей. Может, накануне пропажи брата, Фрэнсис и Джонатан повздорили. Габриелю не нравился этот человек. В нем было что-то отталкивающее и внушающее недоверие.
От его размышлений Норриса отвлекла Эмилия, которая, видимо, решила полностью перехватить инициативу в свои руки. Он не стал возражать этому, а просто поудобней расположился в кресле и вслушивался в ответ Уорда.
- Думаете, он пропал из-за моей работы? Думаете с ним что-то случилось? - Габриель слегка потер подбородок, который зарос густой щетиной и мысленно заметил: "Слишком наигранно, дорогой друг" Детектив повернулся и посмотрел на свою напарницу. Его сбивала с толку ее улыбка. В такой-то ситуации она была не то что неуместна, даже слегка груба по отношению к переживающему родственнику. Поэтому Габриель, наконец, прервал свое молчание:
- Мистер Уорд, в последние дни у вас были конфликты с кем-либо? Может из-за вашей работы? Или вы повздорили с братом перед его исчезновением?
- Да... - Фрэнсис заметно занервничал. Он расстегнул верхние пуговицы своей рубашки и после продолжил: - За пару дней до исчезновения Джонатан приходил ко мне домой. Он просил одолжить ему денег, но брат запросил слишком большую сумму. И я отказался ему предоставить такие большие деньги. В тот день он ушел и не звонил мне до понедельника. Джонатан извинился передо мной. А на следующий день он пропал и вот уже неделя прошла, а от него нет вестей. 
- Так может вашему брату были нужны деньги, чтобы выплатить свои долги? Он не был игроком? - спросил Габриель, не давая мужчине и минуту передышки.
- Я... я не могу точно вам ответить, потому что не знаю. После того, как я женился, мы с братом отдалились друг от друга. Поэтому даже если он и игрок, то я не знаю об этом, - Уорд опустил глаза в пол и больше не произнес ни слова. Норрис понял, что большего от этого человека ему не добиться.
- Что ж, мы благодарны вам за предоставленную информацию. Не могли бы вы сказать адрес вашего брата офицеру Сихо, после чего оставьте свои данные, чтобы мы смогли с вами связаться, - Габриель поднялся из кресла, пожал на прощание руку Уорда и вышел из комнаты. Он прямиком направился в свой кабинет. Подойдя к столу, детектив вытащил из ящика стола пистолет, вложил его в кобуру и подхватил ключи от своей машины.
Выйдя в офис, детектив стал у дежурного стола, где решил подождать Эмилию. Он вспомнил полный обиды взгляд девушки и понял, что дорога до дома Джонатана Уорда покажется ему очень долгой. Улыбнувшись этой мысли, он увидел, как Сихо и Уорд выходят из комнаты ожидания. Фрэнсис, проходя мимо Габриеля, еще раз пожал ему руку и вышел из участка.
- Ну что, Беверли, готова ехать? Если да, то пошевеливайся. Незачем тратить время в пустую, - он подбросил ключи от машины и, словив их, направился к выходу. Услышав за своей спиной что-то колкое, Норрис, не оборачиваясь к девушке, произнес:
- Я все слышу, Беверли. Я еще не настолько стар, - выйдя на улицу первым, но все равно придержав дверь для Сихо, Габриель заметил уезжающий автомобиль Уорда. Запомнив номера и марку машины, Норрис спустился с лестницы и уверенным шагом шел за опередившей его Эмилией.
- Стажер, вам бы быть поскромнее и идти рядом со старшим по званию, но уж никак не впереди, - смеясь заметил детектив, нагоняя напарницу.

+1

8


     Если день не задался, то ничто его не исправит, маленькая ложка меда в бочке дегтя не поможет: сейчас Сихо была рада, что не сидит в качестве дежурного офицера и не принимает заявления, не разбирает бумажные завалы и не пишет отчеты. Но был и минус, огромный такой, широкоплечий английский минус: вот что Норрис прицепился к бедному Уорду, что ему нужно от него, будто у него уже есть факты, обвиняющие в исчезновении брата, а то и убийстве? Что плохого, что мужчина переживает за брата, что плохого, что не смог одолжить денег – у каждого свои возможности, да и на что были нужны такие огромные деньги преподавателю истории? На очередное научное изыскание? Так для этого существуют гранты и конкурсы, которые постоянно объявляются, и это Джонатан Уорд должен был знать! Тем более историю и археологические раскопки постоянно поддерживают, стоит только упомянуть, что возможно открытие важное, которое может изменить устои общества, как деньги идут именно туда, а в другие отрасли. Наверное, именно из-за распределения грантов Эмилия и не любила историю, но это уже другая повесть.
     Еле дождавшись, пока Габриэль выйдет из кабинета, девушка ободряюще улыбнулась Фрэнсису.
     - Нам нужны все эти данные и нужно задать вопросы, - конечно, это не извинения за прессинг со стороны Норриса, но и не сказать она ничего не могла. – А он общался с кем-нибудь на работе? – Эмилия по себе знала уже, что, где угодно можно скрыть тайну или то, что попал в неприятность, только не на работе – вычислят в два счета, еще и по темечку настучат для профилактики. Девушка записала отдельно домашний адрес и адрес кафедры, где работал пропавший: все может пригодиться.
     Как говорил английский [еще один британец на голову Эмилии] историк и проповедник Томас Фуллер: противоречие должно пробуждать внимание, а не чувство. Вот именно внимание не то, что пробудилось, оно обострилось у девушки после разговора с Уордом: что-то не вязалось, а что она не понимала, мужчина все очень складно говорил, не было видно ни лжи в его словах, ни уловок, но ей было неспокойно и в тоже время жаль Уорда, что за брата так беспокоился. Нутром она чувствовала, что Уорд не так прост, каким хотел казаться, каким его представил брат, не просто так он был скрытен и перестал подпускать брата, не просто так не говорил о себе: Сихо, конечно, понимала, что не у всех личная жизнь бьет ключом, да так, чтобы на работе разборки происходили или родню знали, а родня знала всех коллег поименно, но все же случайный разговор по телефону от родителей или аспиранта, поздравление с праздником от друга, ссора, да хоть что-то, показывающее, что Джонатан Уорд живой человек…
     Проводив мистера Уорда до дверей участка и пообещав, что сообщат ему, как что-то будет известно о брате, Эмилия повернулась к Норрису, попытавшись взглядом его испепелить – не получилось: то ли взгляд был недостаточно мощный, то ли Норрис использует что-то против огня [либо же все англичане такие бесчувственные, что более вероятно].
     - Английский чурбан, - пробурчала себе под нос, а этот чурбан взял и услышал. Только Эмилии было ни капельки не стыдно – еще чего. Девушка проверила пистолет в кобуре, да работает ли рация – больше ничего не нужно. Все также недовольно смотря на Норриса, Эмилия вышла из здания, не поблагодарив его, что придержал для нее дверь, направляясь прямиком к автомобилю и ни секунды не теряя драгоценного времени.
     - Сэр, у Вас устаревшая информация, - не сбавляя скорость, девушка продолжала идти, не оборачиваясь на Норриса. – Я прошла аттестацию и теперь полноправный член команды, - хмыкнув, она не улыбнулась, остановившись у автомобиля Норриса. – Я не новичок теперь, не салага, не стажер, но если Вам так удобно, можете продолжать относиться ко мне, как к желторотику, - то, что две недели назад Эмилия, как и четверо других новичков, прошли аттестацию знал весь участок, как и поздравлял их, но видимо Габи решил забыть об этом, либо ждал пополнения, чтобы к Эмилии больше так не обращаться, а сейчас решил не терять квалификацию и не забыт, как произносится слово «стажер». – Это было во-первых. Во-вторых, Вы сами сказали не тратить время в пустую, что я и сделала, пройдя вперед и не теряя время. В-третьих, мы должны были ехать на патрульной машине… - она уже хотела сказать «в-четвертых» и напомнить, что не нужно придумывать ничего на ходу, но не стала ухудшать положение. Габриэл решил пошутить – не получилось, теперь ему придется и так разгребать все это.
     Дождавшись, когда мужчина отключит сигнализацию, девушка села на пассажирское сидение и пристегнулась. Стоило детективу сделать то же самое, как она назвала адрес:
     - 3053 по 10-ой авеню, - девушка не стала говорить, что нужно было бы проверить банковские счета, остатки на них, когда пользовался Уорд последний раз кредиткой и где, вообще какие были транзакции, когда телефон в последний раз включал и какая вышка его ловила: детектив старше по званию, да и по возрасту, о чем постоянно намекает, и лучше знает все.

+1

9

- Не нужно нарываться на комплимент, малышка из Беверли Хиллз, - смеясь произнес Норрис. Детектив конечно знал, что девушка вспыльчивая, но никогда не думал, что настолько. Да, шуточки действительно помогают узнать своих друзей с новых сторон.
Заведя свой автомобиль, Габриель повернулся к своей новоиспеченной напарнице и начал почему-то смеяться, смотря на ее серьезное лицо, словно ей была поручена миссия по спасения мира. Слегка успокоившись, Норрис обратился к Эмилии:
- А чем тебе не нравиться моя машина? Я всегда выезжаю на ней на места преступлений или в квартиру к подозреваемым. Шеф не возражает против этого, - он вывел машину со стоянки на дорогу и старался больше не отвлекаться, но напряжение и злость, исходившие от Сихо, казалось, разрушали спокойствие и тишину в салоне автомобиля. Детектив решил объяснить ей план их действия:
- Сначала мы проверим квартиру нашего пропавшего близнеца. Может он сейчас находиться там, просто обиделся за что-то на брата или он лежит там мертвый и ждет, когда его обнаружат. Если ничего особенного там мы не найдем, то поедем проверять банковские счета и опрашивать коллег. Как я не люблю расследовать пропажи, но это все же лучше бумажной работы в департаменте, - вздохнул Габриель и снова вернул свое внимание на дорогу. Уже давненько детектив не расследовал дел по пропаже человека. В последнее время его даже чаще ставили на убийства, которые были далеко не его профилем. Норрису куда интереснее было заниматься налетами на различные наркокартели и другие опасные организации. Вот, где он действительно чувствовал бурлящий в крови адреналин. Правда словить пулю в таких заданиях гораздо более вероятно, чем в расследование похищений или убийств. Но Габриель знал на что шел, когда поступил в академию. Теперь думать об опасности своей работы поздно, даже слишком.

Доехать до дома пропавшего им удалось достаточно быстро, несмотря на пробки. Это был небольшой коттедж, весьма аккуратный и уютный с первого взгляда. Но кто знает, что твориться там внутри. Детектив припарковал машину на другой стороне улице, прямо напротив дома Уорда.
- Ну, что, Беверли, выдвигаемся. Незачем медлить, - он вышел из машины и подождал, пока рядом с ним будет стоять девушка. Они переглянулись и в молчании направились к входной двери. Поднявшись по ступенькам, Габриель заговорил:
- Мистер Уорд, вы дома? Вас беспокоит полиция Сакраменто... - больше он ничего не успел сказать. Едва коснувшись двери рукой, она начала тихонько поскрипывать.
- А вот распахнутая дверь это уже плохой знак, - негромко произнес Норрис и, посмотрев на Эмиилю, вытащил свой пистолет из кобуры.
Детектив постарался как можно тише открыть дверь. Они вошли внутрь и разделись, чтобы лучше осмотреть дом. Габриель взял на себя первый этаж, а Эмилии приказал заняться вторым. Первым делом детектив решил проверить кухню, которые находилась ближе ко входу. На ней царил не слишком то порядок, но нельзя было констатировать, что этот небольшой бардак наведен похитителями или убийцами. После, медленными шагами и держа наготове пистолет, Норрис направился в гостиную. Здесь тоже не было признаков похищения. Детектив опустил пистолет и обвел взглядом комнату. Его внимание остановилось на мигающей красной лампочке автоответчика. Он подошел к столу и нажал кнопку для прослушивания сообщения:
- У вас одно не прослушанное сообщение: Привет, Джонатан, это Джил. Куда ты пропал? Я звоню тебе уже несколько дней подряд. Я знаю, что ты говорил звонить тебе только на мобильный, но... но он не работает. Я переживаю, что с тобой что-то случилось... и Фрэнсис тоже переживает. Он сказал, что пойдет в полицию завтра. Я ужасно волнуюсь за тебя, Джонатан. Если эти люди... Фрэнсис вернулся с работы, мне нужно уходить, - комната наполнилась громкими гудками.
- Миссис Джил Уорд, а вот вас было услышать совсем неожиданно, - произнес Норрис.

+1

10


     Бла-бла-бла! Девушка по большей мере именно это слышала, а не ответы Норриса: конечно, крутой ковбой едет разбираться с проблемами, искать виноватых и защищать невиновных. Помнил бы еще, что проверкой места проживания пропавшего занимаются патрульные, как и расспросами коллег по работе, но нет.
     - Как по мне, кто-то засиделся в офисе и желал выскочить оттуда не меньше моего, - Эмилия фыркнула и взглянула на ухмыляющегося Габа. Пусть никто и не против, но правила на то и правила: они едут неизвестно куда, неизвестно кто их ждет в доме пропавшего, да и вряд ли заявитель не ездил в дом к брату, а британец без бронижелета и ему все совершенно все равно. Это не то, чтобы злило девушку, нет, это ее раздражало и задевало: после подобных поступков ее бы уже давно бывший наставник живьем съел и словами «И как это понимать?» не обошлось, а тут… И где, черт возьми, хваленое английское подчинение правилам и их соблюдение?! Или это все выдумки, чтобы американцев постоянно носом в это тыкать? Ничего, потом она все узнает и проверит, да не один раз.
     Говорить все это вслух девушка не стала: Габриель возможно и сам поймет, что у нее на уме, а если нет, то день окажется еще более веселым, чем она себе это представляла. Эмилия достала блокнот и записала все пункты плана, что произнес мужчина.
     - И это лучше, чем изображать проститута или проститутку, - Эмилия хмыкнула, вспоминая свою первую совместную операцию с отделом нравов: непросто было изображать девушку легкого поведения, да и одеваться соответственно еще и осенью. Завершилось все насморком и неплохим уловом штрафов. Но больше всего девушке понравилось представлять Норриса в роли проститута (никто из новичков не мог миновать этой участи): обтягивающие белые штанишки, да такая же майка – черт, да на Норриса по моложе должно было много «клиентов» нетрадиционных клюнуть! Девушка чуть не расхохоталась, но уж точно решила, что потом будет вызнавать если не у самого Габа, то у его коллег, пришедших с ним в одно время после Академии. Именно эта мысль и заставила не обращать внимания на все остальное.
     Стоило Норрису припарковать автомобиль, как Сихо вышла и через пару секунд, обогнув железного коня, оказалась рядом с мужчиной, что на удивление дожидался ее. Вскинув удивленно бровь, Эмилия пошла следом, гадая какое из предположений детектива окажется правильным: Уорд откроет сейчас дверь, стоит Норрису постучать дверь, или же окажется лежащим на полу в ванной комнате или в какой-нибудь другой.
     Как только Габ прикоснулся к двери, та начала открываться, и девушка напряглась, достав табельное оружие, как и детектив. Двигаясь как можно тише, наступая, как можно мягче, чтобы не издать ни единого лишнего звука, показывающего на присутствие ее и Норриса в доме, Эмилия качнула головой, увидев знак детектива, и направилась на второй этаж.
     Держа пистолет наготове, девушка поднялась на второй этаж, ожидая любого подвоха каждую секунду – тут же перед глазами всплывает первый день, что ознаменовался прикрытием нарко-лаборатории и убийством одного из охранников: тогда она хотела проверить второй этаж, не получилось и завершилось все очень неприятно. Резко открыв первую дверь, выставив руку с пистолетом вперед и врываясь в комнату, девушка осмотрела помещение – спальня, как спальня, с прилегающей к ней ванной комнатой, лишь противный запах хлорки и отбеливателя, что глаза стали слезиться нещадно, да кашель подступил к горлу. Открыв дверь в ванную, взглянув внутрь и тут же закрыв, девушка подошла к шкафу – все полки девственны пусты и чисты. Соседняя комната была кабинетом, и именно, что была – остались только следы от техники, да того, что в шкафах были книги. И опять же запах хлорки, что так девушка ненавидела.
     Спускаясь вниз также тихо, как и подымалась, девушка услышала концовка сообщения на автоответчике, останавливаясь в дверях гостиной, да убирая пистолет.
     - Мало ли Фрэнсисов, - нарушая тишину произнесла Эмилия. – Не обязательно, что Джил жена нашего заявителя, пока что это предположение, нужно проверить телефоны, - как минимум. Действительно, это всего лишь предположение, за которое в Академии могли и «скальп» снять. Да, нужно думать, предполагать, но сначала проверяй, а потом уже говори, чтобы не было все голословно.
     - На верху все чисто, - Эмилия хмыкнула и поморщилась тут же, вспоминая прекрасный «аромат», что был наверху. – В прямом и переносном смысле – вещей нет, все ни то, что сияет чистотой, а благоухает хлоркой и отбеливателем, - в голове тут же родилось предположение, что либо пропавший Уорд был чистюлей и перед отъездом все вымыл [а, может, дом вообще на продажу выставлен], либо замывали следы крови. – Экспертов вызывать, чтобы поискали следы крови? – девушка развернулась и направилась к кухне – вот где можно определить, как давно в доме был живой человек: хотя с нынешним ритмом жизни и нежеланием людей готовить, это не всегда получалось. – Хм… и тут все чисто… - разочарованно закрыв холодильник, да и не обнаружив ничего в мусорном ведре, Сихо вернулась.

+1

11

- Конечно, мало ли Фрэнсисов в Сакраменто с женами Джил, которые почему-то волнуются об учителе истории. Конечно, это всего лишь совпадение, Беверли, - больше не сказав ни слова, Габриель снова повернулся к телефону и, взяв в руку платок из кармана, начал проверять номер звонившей. Запомнив недлинную цепочку из цифр, Норрис взял свой мобильный и набрал номер одного из патрульных, дежурившего в участке. То что на его звонок не ответили достаточно быстро слегка раздражало детектива. Ему хотелось поскорее убедиться в том, что его догадки верны или ошибочны. На другом конце провода, наконец, заговорили:
- Не легче было связаться по рации, Лайми?
- Она до сих пор в ремонте. Фредди, мне нужно, чтобы ты кое-что для меня проверил. Это займет две секунду. Сегодня к нам в участок приходил Фрэнсис Уорд. Он должен был оставить свои контактные данные. Сходи на пост дежурного и продиктуй мне его домашний телефон. Без лишних слов, Фредди, - в ответ послышался лишь тяжелый вздох. Габриель осматривал комнату по второму разу, проверяя ничего ли он не упустил, и терпеливо, молча ждал. Эмилия в этот момент, как ни странно, тоже пребывала в молчании. А где же все возражения подобные: "О нет, Габи, мы не должны тратить время на проверку номера. Этим займутся патрульные и бла-бла-бла". Как эта девчонка любила учить его, как правильно работать. Стаж ее работы даже близко не стоял с его стажем, но это не мешало давать ей умные советы, которые она когда-то выслушала на лекции в академии. Их работа не может проходить строго по примерам, которые им когда-то приводили. Она не может держать себя в строгих рамках правил. Но детектив никогда не осуждал Сихо за это. Когда-то и он был точно таким же.
- Лайми, ты еще здесь?
- У тебя есть другие варианты, Фредди? - с некоторой нервозностью в голосе ответил Габриель. Патрульный продиктовал ему номер, а Норрис в этот же момент сверял каждую услышанную цифру с номером на включенном табло телефона. Поблагодарив коллегу, Габриель повернулся к Эмилии.
- Это номер Фрэнсиса Уорда. Так что иных Фрэнсисов и Джил можешь исключить из своих соображений, Беверли. Наши планы поменялись: мы едем в дом Уордов. Если тебя не устраивает это идея, которая не идет по привычному плану, то можем разделиться. Возражать не буду, - сейчас сюсюкаться с Эмилией не было никакого времени, а всю дорогу выслушивать ее поправки не хотелось. Он привык не всегда следовать намеченным план. Детектив вносил в него коррективы и порой действовал спонтанно. И пока никто не жаловался на его метод работы. Да и Эмилия никогда особо не возмущалась по этому поводу. Просто сегодняшняя шутка, видимо, подействовала на нее, как на быка красная тряпка. Она не скоро забудет ему это. Норрис знал, что еще ощутит вкус ее мести.
Габриель пошел в сторону выхода, а, выйдя на улицу, направился к своей машине. За своей спиной он слышал шаги Эмилии и какие-то не совсем приличные бурчания.
- Дорогая, умерь свой пыл. Сейчас нам нужно действовать слажено. Если напарнику грызутся между собой, на дело это влияет слишком пагубно, - с улыбкой произнес Габриель. Детектив опустился на водительское сиденье, завел авто и вывел его на дорогу. Вместе с номером патрульный продиктовал ему и адрес, хотя он даже не успел попросить его об этом. В салоне автомобиля воцарилась тишина, пока они ехали до дома Уорда. Габриель не цеплял Эмилию, она же в свою очередь не пыталась уколоть Норриса.
До дома Фрэнсиса и Джил полицейские доехали за десять с лишним минут. Габриель осмотрел подъездную дорожку возле дома.
- Видимо, главы семейства нет дома. Будем надеяться, что миссис Уорд дома, - он и Эмилия вышли из машины и направились прямиком к жилищу Уорда. Остановившись у самой двери, Норрис пропустил Сихо вперед и произнес:
- Твоя очередь стучать в дверь.

+1

12


     Ну, да, Сихо стала очень подозрительной в последнее время и не перестала верить в совпадения, пока эти совпадения не будут подтверждены полностью: это все после псевдо-смерти ее наставника она перестала верить словам и даже тому, что видит перед собой, что же говорить о телефонных звонках, которые можно подделать в век компьютерных гениев. Все продолжая стоять в дверях и смотреть за действиями британца, Эмилия лишь улыбнулась, засунув руки в карманы – ее продолжают считать неразумным птенцом, пускай, это даже забавно выглядит.
     Выслушав Габриеля, приняв к сведению все вводные данные, исключив всех лишних Фрэнсисов и Джил, Сихо отошла в сторону, чтобы пропустить детектива вперед, да и чтобы не сшиб с ног, проходя мимо, а уж потом и пошла следом, претворив за собой входную дверь. Вот только она не выдержала и попыталась передразнить мужчину.
     - Можем разделиться, возражать не буду, бу-бу-бу, - будто она откажется поехать и узнать в чем причина всего происходящего, почему Джил так волновалась, да ее же любопытство задушит быстрее и Габриел это знал. Сихо все проговорила тихо, себе под нос, но нет же этот англичанин слышит все, что ему не предназначено, но вот то, что должен услышать – не всегда. – Ладно, ладно, детектив Норрис! – девушка подняла ладони на манер «сдаемся и кусаться не будем, пока не будем». Нет, она не собиралась просто так прощать и забывать выходку Норриса, но сейчас, действительно, не время и не место, чтобы выяснять отношения – еще придумает, как это сделать, но это точно будет не соленый кофе или что-то в этом роде, она отомстит потом, когда Габи не будет ожидать и забудет обо всем. Правду же говорят, что месть – это блюдо, которое подается холодным!
     Всю дорогу до дома семейства Уорд девушка молчала, смотря на дорогу и подсчитывая все «за» и «против», все плюсы и минусы работы с Норрисом: если бы она осталась в участке, то не было бы у них стычки, она бы позже узнала о шуточке Габи, но тогда бы пришлось остаться в помещении и разбирать бумажки, подшивать их и дышать пылью, и Сихо не узнала бы об этом интересном деле ничего. Закон подлости, не иначе – везде есть огромный плюс, но в тоже время и жирный минус!
     Эмилия не стала говорить, что глава дома мог сдать автомобиль на техническое обслуживание, как раз после отъезда из участка, автомобиль могли и украсть. Нет, она промолчала, зная, что британец скажет ей в ответ, к тому же она могла не сдержаться и начать подкалывать мужчину, что было бы лишний сейчас. Идя следом за Норрсиом, Эмилия чуть не запнулась о свою же ногу, когда услышала его слова и позволение стучать в дверь. Что это вдруг? Неужели вспомнил, что не он один тут полицейский, что и она на что-то сгодиться может, кроме как быть объектом дурацких шуточек?
     Приосанившись и одернув бронежилет, Сихо молча обошла мужчину, поднялась по ступенькам и постучала в дверь.
     - Добрый день, это полиция! – девушка постучала кнокером и приподнялась на носочках, заглядывая в окно в двери – в проеме комнаты была видна нога в туфле на высоком каблуке. Сихо зажмурилась и вновь посмотрела – вдруг ей показалось, вдруг соображение начинает шутить? Нет, все та же нога. Миссис Уорд? Возможно, что и так, но это еще нужно уточнить. – У нас проблемы, - все, что она сказала, отходя от двери и давая возможность Габриелю самому увидеть не очень красивую картинку. – Нам не откроют, - девушка нажала на дверную ручку, надеясь, что и в этот раз им повезет – дверь окажется не запертой, но чудеса имеют ограниченное количество и их лимит на сегодня уже завершился. – Я проверю заднюю дверь, - вышибать массивную парадную дубовую дверь казалось нереальным, если только запасной ключик не был спрятан в горшке с цветами или под ковриком, но уже прошли те времена, когда так поступали и чуть ли не каждый день по телевидению вещали, где прятать ключи не стоит.
     Не дождавшись ответа, Эмилия бегом направилась вдоль дома, попутно заглядывая в окна, но ничего нового не увидела – шторы плотно закрывали гостиную, где была женщина. Дверь черного хода была намного тоньше, а замок из серии «для порядочных, законопослушных людей»: девушке понадобилось всего пару ударов, чтобы выбить дверь – деверь миссис Уорд пропал, а в ее доме без движений лежит женщина неизвестная, то тут не до того, чтобы ждать. Вытащив пистоле и войдя в кухню, девушка осторожно прошла по дому в направлении к парадному входу – никого, кроме женщины лежащий в гостиной, конечно, кто-то мог быть на втором этаже, но это потом. Проверив наличие пульса у женщины, девушка тут же открыла дверь Норрису и вернулась обратно к избитой возможно миссис Уорд.
     - Диспетчер, говорит офицер Сихо, - дождавшись отклика, она продолжила. – Нужна карета «Скорой помощи», - девушка назвала адрес Уордов.

+1

13

Норрис проводит Эмилию взглядом, а сам, достав пистолет из кобуры, решил проверить весь остальной дом. Дав девушке знак, что за ней он оставляет оставшиеся пару комнат на первом этаже, Габриель поднимается по лестниц, стараясь сильно не шуметь. Может им повезет и преступник окажется где-то на верху.
Норрис бегло, но внимательно осмотрел коридор. Все двери были закрыты и поэтому свет едва проходил из-за закрытых, темных штор, висевших на небольшом окне. Детектив повернулся лицом к окну и попятился назад, приближаешь к первой двери. Одним резким движением он распахивает дверь. Его взору открывается просторная комната с двумя односпальными кроватями. Наверняка, это была детская. Детектив зашел внутрь и сразу же отдал свое внимание большому шкафу, стоявшего напротив постелей. Мужчина не спеша подошел к нему и открыл. Прошарив рукой по висевшей одежде, Норрис убедился, что там никого нет. Не наклонился и проверил, не прячется ли их беглец под одной и кроватей. Но и там его ждала неудача, все было чисто.
Еще раз проверив комнату, Габриель вышел обратно в коридор и двинулся дальше. Следующая дверь была достаточно близко. Глубоко вздохнув, детектив таким же резким движением распахнул его. Эта комната оказалась еще более просторной. Большую часть занимала широкая, двухспальная кровать. Габриель сразу приметил, что, в отличии от тех двух, эта постель была менее аккуратно заправлена. На светлом ковре "красовались" темные пятна грязи, словно кто-то прошелся здесь в обуви.
Еще не войдя в комнату, Норрис наклонился и издалека проверил место под кроватью. Там никого не оказалось. Быстро выпрямившись, детектив зашел в комнату. Чисто. Проводя взглядом по комнате, Габриель остановил свое внимание на двери, которая находилась в дальнем углу комнаты. Ванная комната? А может чулан? Или даже шкаф. Придумывать целую кучу версий детектив не любил. Поэтому он без раздумий направился в сторону белой двери тихо, но быстро. Оказавшись у пункта своего назначение, детектив немного помедлив, после чего ударом ноги открыл себе путь. Это была ванная комната. Белые плиты на полу и на стенах слишком слепили, что Габриелю понадобилось пару секунд, чтобы привыкнуть к столь белоснежному цвету. В ванной так же никого не оказалось.
Норрис опустил пистолет и прикинул, что в коридоре осталось еще две двери. Планируя проверку оставшихся комнат, неожиданно за своей спиной Габриель услышал шаги и резкий, громкий крик. Норрис как можно быстрее повернулся, но все-таки незнакомцу удалось выбить из его рук пистолет. Но Норрис давно бы уже не работал в полиции, если бы в такие моменты он терял концентрацию или попросту терялся. Поэтому он смог предотвратить следующий удар, перехватив руку незнакомца и закрутив ее ему за спину. Резко отпихнув его к стене, Габриель прижал незнакомца и уже заломил ему обе руки.
На этот шум в комнату прибежала Эмилия. Она вошла в ванную, держа пистолет на изготовке. Переведя взгляд на напарницу, Норрис не совсем вежливо произнес:
- Может поможешь мне, Беверли? Надень ему наручники, быстрее! - сейчас не было времени на вежливость. Парень, которого прижимал к стене детектив, очень сильно сопротивлялся и его нужно было как можно быстрее осадить. А в этот момент могли помочь лишь железные браслеты, которые смирно висели на ремне Сихо.

+1

14


     Оказываясь в ситуации, подобной той, в которой оказались Эмилия и Габриель, понимаешь, что все споры, что были до этого, все подколы – не самое важное [да и важное ли вообще?]; намного важнее в такой момент стать одной командой, работать вместе, стать единым целом, одним организмом, чтобы действовать слаженно и подстраховывать друг друга, чтобы не дай черт (а сейчас только он и мог быть ответственным за все происходящее) не произошло еще что-нибудь выходящее за пределы нормы [хотя сейчас все относительно и не стабильно, да и что такое норма?]. Эмилия уже забыла обо всех планах мщения мужчине, обо всем том, что обещала сделать Норрису за его «удачную» шуточку [пока что забыла]: безопасность намного важнее, а мелочи, подобные издевательствам и ответной шуточке, можно отложить до лучших времен.
     Девушка видела, как детектив стал подниматься на второй этаж и указал ей проверить оставшиеся комнаты внизу: логично, правильно и нужно, как в учебнике написано, поступил Норрис – именно так сказал бы наставник Эмилии. Качнув головой, не надеясь даже, что мужчина увидит этот жест, девушка решилась-таки оставить пострадавшую: помочь ей она не могла, да и права на это не имела – все строго, все сложно, все регламентируется и нужно ждать парамедиков. Кухню Сихо уже обследовала, гостиная была ей видна, но все же девушка направилась именно туда, чтобы окончательно увериться, что никого там нет, или же не дать уйти тому, кто там затаился – неспособствующее поднятию настроения занятие.
     Послав к черту так не вовремя появившийся страх, девушка вошла в гостиную, держа пистолет наготове, желая, чтобы не оказалось возможности им воспользоваться: кто бы что не говорил, но Эмилия пока что так и не смогла переступить барьер – не смогла осознать окончательно, что нужно стрелять, если тебе угрожает опасность, нужно стрелять, если в тебя целятся и уж тем более стреляют. Происшествие в первый день работы не в счет, тогда все произошло слишком быстро, хотя «слишком» в таком вопросе никогда не бывает: произошло и произошло, каждый получил и уяснил уроки или почти уяснил.
     Кроме сорванных со стен картин, да выпотрошенного кожаного дивана в гостиной ничего сверхъестественного не наблюдалось – уже радовало Эмилию, а вот экспертам работы тут не мало, но сейчас девушку не это волновало: стараясь как можно тише передвигаться, да так, чтобы не оставлять никаких следов лишних [опять же криминалисты потом скажут «спасибо», если будут в духе], девушка направилась во вторую комнату, что была на первом этаже. Вот кабинет девушку «порадовал» настоящим разгромом – шкафы раскрыты, а полки пусты, ящики стола вырваны, а бумаги и книги практическим ровным ковром застилают пол, но опять же никого. То ли они с Норрисом опоздали, то ли…  Додумать девушка не успела: услышав шум и крик на втором этаже, Сихо бросилась туда не раздумывая.
     Девушка ожидала увидеть уже окровавленное тело, а то и остывающее тело, напавшего на Норриса человека [если не двух] – столько шума они произвели, но вот и тут ожидания не оправдались, что огорчило Эмилию больше, чем тон англичанин: ну, перевелись джентльмены на Туманном Альбион, а те, кто оказываются в Штатах тут же теряют все навыки.
     -  Свои где потерял? – а ведь так хотелось спросить «у кого?»: плохие манеры – заразная вещь, передающаяся воздушно-капельным путем, что подтверждается на примере Норриса и Сихо. Сорвав наручники с пояса, помогая сдерживать незнакомца одной рукой, у девушки получилось защелкнуть один браслет – откуда только столько силы в этом парне, будто он под каким-то наркотиком, что было бы неудивительно: потянуло на приключения под кайфом. Так, стоп, никаких рассуждений – сейчас не до этого, да и не ее это дело, а детективов, точнее одного, тяжело дышащего и возмущенно сопящего сейчас детектива. Пару мгновений и второй браслет с характерным скрежетом защелкнулся на запястье парня.
     - Все, можешь вздохнуть свободно, Габи, - сама облегченно выдохнув, девушка отошла на шаг от мужчин, позволяя Норрису повернуть парня спиной к стене, да не слушая его бурчания из-за того, как его назвала – непроизвольно вырвалась ответом на «Беверли». – И кто тут у нас таким был сильным? – Сихо внимательно смотрела в лицо незнакомца, сверлящего их злым взглядом – ни дать ни взять взгляд волка, если бы они могли людьми становиться. Девушка передернула плечами, будто пытаясь сбросить этот взгляд, когда услышала сирену скорой помощи – хоть что-то хорошее за последние минут десять.
     - Справишься сам, - именно с утвердительной интонацией произнесла Эмилия, сама же направилась в оставшиеся непроверенные комнаты – где-то же прятался этот прыткий товарищ, раз Норрис его сразу же не нашел. Вот только никого не оказалась в смежных комнатах, да и «не пахло» там тем, пребыванием кого-либо. Странно. – Чисто! – только и отрапортовала девушка, выходя на лестницу и видя, как Норрис спускает вниз все еще сопротивляющегося парня – на что он надеется, было не понятно.

+1

15

Габриеля начинало злить, а если быть точнее бесить поведение Эмилии. Ее подколы и дурацкие шуточки были совершенно не к месту. Если она так решила отомстить ему за те слова, оброненные Норрисом в это утро, то этот "стратегический" ход был глупым. Сихо изначально знала, что будет ждать ее на работе. Девушка услышит еще массу подобных приколов и, если продолжит реагировать на них таким образом, продержится в полиции недолго. Норрис мог бы начать снова объяснять это своей "напарнице", но, в отличии от нее, детектив понимал, что это не то место и не то время, чтобы выяснять отношения, правоту одного из них и все тому подобное. Сейчас они на задание, и важнее этого не может быть ничего другого.
- Будь серьезнее, Сихо. Твое поведение не уместно в этой ситуации. Если будешь продолжать в том же духе, то всю оставшуюся жизнь просидишь за бумажками, - детектив даже не посмотрел на Эмилию, когда говорил эти слова. Для нее это был второй показатель того, что Габриель не настроен позитивно. Первым был тот, что он назвал ее по фамилии.
- Справишься сам, - произнесла напарница.
- Боже, какая печаль. Мне даже стало обидно, - с неподдельным сарказмом и раздражением ответил Габриель. Как он вообще подружиться с этой девчонкой? На этот вопрос детектив знал ответ. Ему нравилась ее своенравность, наглость и напористость. Правда с чувством юмора у нее были большие проблемы.
Детектив слышал как из коридора доносился голос Сихо, но он не старался прислушаться к нему. Ему и без этого было понятно, что она так громко и четко повторяла. Неожиданностью стало то, что задержанный, до сих пор молчавший, наконец-таки заговорил и забрыкался еще сильнее.
- Отпусти меня, идиот! Я буду... буду жаловаться вашему начальству! Какое право вы имеете так грубо со мной обращаться!
- Парень, будь ты самим наследником британской короны, я бы не стал вести себя более вежливо. Хотя... тогда бы я называл тебя "сэром", - он крепко сжал плечо незнакомца одной рукой, а второй - запястья, скованные наручниками. Детектив быстро вывел парня из комнаты, и они вместе, пихаясь, спускались вниз по лестнице.
Выйдя на улицу, Габриель услышал размеренные шаги Эмилии. Не оборачиваясь на нее, он спросил:
- Ты вызвала медиков? - не успела девушка даже открыть рта, как из-за угла показалась машина скорой помощи, а за ней - одна из патрульных машин. Троица остановилась на тротуаре у дома Уордов. Скорая припарковалась прямо за автомобилем Норриса, патрульные же остановились рядом с ними.
- Я смотрю вы не с пустыми руками, - ухмыляясь произнес патрульный.
- Не до этого нам сейчас, Фредди. Мы с Сихо осмотрели дом. Ничего кроме тела миссис Уорд и вот этого гостя не было обнаружено, но повторный осмотр не помешает. И самое главное, проверьте телефон. Перепиши мне все последние номера до одиннадцати вчера вчерашнего дня. Ты меня понял? - получив утвердительный кивок, он обратился к Эмилии: - Если хочешь, то можешь остаться здесь. Не могу тебя принуждать к своему неприветливому обществу. Если же хочешь поехать, то учти, что ты позвонишь мистеру Уорду и сообщишь ему неприятное известие, после чего вызовешь его в участок и вернешься к своей прежней работе, - больше он ничего не добавил. Лишь развернулся и направился в сторону своего авто.

+1

16

Игры нет, тема - в архив.

0

17


     Будь Норрис даже самим комиссаром полиции, Сихо не стала бы перед ним лебезить – еще чего, не на ту напал. Да, возможно, она перегибала палку и зря дулась на него, строя планы мести, но это не значило, что ему можно говорить в подобном тоне с ней: она ничего не нарушила, ни одного правила, а если он хочет, чтобы она не отходила от Устава ни на йоту, то ему придется столкнуться с многими проблемами и Эмилия готова это все организовать – многое, что списывается на патрульных, многое, что они выполняют, как данное, как одолжение, они не должны, не обязаны делать, и если девушка так и будет делать, то обеспечит много неприятных минут для Габи.
     Сихо проигнорировала слова Гэба: пускай хоть ядом изойдет, а не только сарказмом – у него же потом будет язва, и это будут его проблемы. У нее была другая цель – вернуться к миссис Уорд и оказать ей помощь: да, ехать вместе с ней в больницу и сидеть, ожидая, пока она придет в себя совершенно девушке не хотелось, но это часть работы.
     Проверив, что женщина так и не пришла в себя, тихо выругавшись, девушка  поднялась с пола, как раз в тот момент, когда Норрис спускался с задержанным. Слова детектива задели девушку: она вызвала медиков сразу же, как они оказались внутри, как и подмогу – это первое, что делают в подобных ситуациях, но видно мужчина сегодня решил изображать из себя самца гадюки и плеваться ядом, не переставая. От очередной словесной баталии Габи спасло лишь то, что раздался звук сирены скорой помощи. Скривив губы в ухмылке и даже фыркнув, Сихо больше не смотрела в сторону детектива, встречая медиков, провожая их внутрь. Она не слышала о чем Норрис говорил с подъехавшими патрульными, как и не слышала его распоряжений для них.
     Эмилия как раз вышла из дома, когда Норрис начал выплевывать изо рта ее перспективы на будущее: напугал, нет, скорее рассмешил ее своими словами.
     - Прекрасно, буду только рада тому, что все это наконец-то завершится! – прошипела в ответ и пошла следом за мужчинами. Оставаться в этом доме не хотелось больше ни секунды: миссис Норрис привели в чувство и сейчас отвезут в больницу, криминалисты приедут немногим позже и с ними останутся подъехавшие ребята из патруля.
     Медленно идя за мужчинами, Эмилия поняла, как смешно со стороны могут выглядеть их разговоры, будто они молодожены в первый раз поссорившиеся из-за пустяка – этого только не хватало ей сейчас, хватило слуха распространенного Гэбом с утра. Не дай Бог кто-то из подъехавших ребят услышит их перепалку и поймет все привратно.
     - Ты думаешь, мистер Уорд приедет к нам, узнав, что его жена в больнице? – подойдя к машине Норриса, улыбаясь, будто ничего не было парой минут назад, Эмилия внимательно смотрела на мужчину. – Габи, ты бы как поступил в подобной ситуации? Или у тебя никто никогда не попадал в больницу из родственников или любимых людей? Никто не был ранен, не попадал в аварию и ты не мог думать ни о чем, кроме того в каком состоянии сейчас находится любимый илилюбимая? – Сихо не знала практически ничего о семье Гэба, но вряд ли бы нормальный человек поехал в участок, а не в больницу. Хотя, может как раз Габи и не был таковым, может он киборг? Пожав плечами, девушка села в автомобиль четко выстроив для себя план действий: как только вернутся в участок она позвонит в больницу и справится о состоянии миссис Уорд, а лишь потом вызовет ее мужа на беседу с Норрисом – пусть сам потом с ним разбирается и объясняет, как вышло так, что его брата так и не нашли, но зато нашли раненную жену.
     Всю обратную дорогу девушка молчала, даже не смотрела в сторону детектива и не слушала о чем он разговаривает с задержанным: стоило ему припарковаться и сказать, что он сам оформит задержанного, она вышла из автомобиля.
     - Занеси потом наручники, - не глядя, произнесла и скрылась за дверьми офиса. Уж лучше разбирать бумажки, чем вот с таким человеком припираться. К черту! Только патрульная работа – одной или с напарником, но не в сцепке с детективом!
     Свой план Эмилия прекрасно осуществила: звоня мистеру Уорду, она смогла подобрать слова и убедить, что здоровью его жены ничто не угрожает, что сейчас рядом с ее палатой дежурит полицейский [что было правдой], как и убедила приехать в участок, раз он находится недалеко от него, а уж потом они его доставят с мигалками в госпиталь к жене.
     Стоило взволнованному мистеру Уорду оказаться в участке и подойти к Эмилии с вопросами «Кто это сделал? Где мой брат?!», как девушка проводила его в комнату для беседы с родственниками и попросила подождать, предложив стакан воды. Сама же пошла предупредить Гэба о визитере.
     - Я за наручниками, детектив Норрис, - хотел все по правилам, так и будет. – И еще, Вас ожидает мистер Уорд, - поймав налету наручники, пропустив вперед торопящегося детектива, Эмилия не спеша обратно к своей бумажной работе. Проходя мимо комнаты для беседы с родственниками пострадавших, девушка услышала разговор чуть ли не на повышенных тонах: о чем сорили или из-за чего ругались Норрис и Уорд она не разобрала, но отчетливо услышала слова мистера Уорда, когда дверь открылась.
     - Я хочу, чтобы офицер была здесь! Именно она! – пожав плечами, Эмилия успела скрыться за поворотом, пока ее не заметили, и быстрым шагом дошла до рабочего места.
     - Ну, что, мои дорогие, будем дальше вас проверять, - девушка села за стол и углубилась в чтение документов за прошлый месяц.

+1

18

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "Без вести" ничего не бывает