vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Спутница на ночь


Спутница на ночь

Сообщений 21 страница 40 из 44

21

Мир перевернулся? Или это я вишу вверх головой, стоя напротив Гибсона? Не успеваю даже выставить руки в защиту перед собой, как оказываюсь впечатана в стену, а рот запечатан его губами. Мычу, пытаясь освободиться, но это не так-то просто сделать, когда перед тобой стоит почти двухметровый мужчина с параметрами шкафа. Мои ладошки на его груди кажется такими крошечными и тонкими, да и я сама на его фоне слишком хрупкая. Чувствую, что от поцелуя по телу разливается непонятное тепло, такое, которое никогда раньше не испытывала.
После аварии ведь я проснулась совершенно чужой в родном доме, фото, рассказы, воспоминания, видео, ничто не могло вернуть потерянных чувств. Тогда я закрылась, и больше ни к кому не смогла привязаться. Позже, когда уехала из Оклахомы, на новом месте у меня был бойфренд, но и с ним дальше поцелуев не заходило. Сейчас я вспоминаю одного парня, с которым встречалась полгода назад, я думала, что он мне нравится, но даже с ним я не могла сказать, что по моему телу разливается тепло.
Сейчас все было иначе, мне… стыдно признаться, но мне ужасно понравился этот его финт ушами, чтобы заткнуть меня и, когда он отпускает мои губы, когда я почти начала ему отвечать, закрыв глаза и ползя руками по его мышцам на руках, обнимая шею, остаться одной для меня было как-то.. Шокирующе.
- Не уходи. Нам есть о чем поговорить. Просто выслушай. – его голос тоже отдает хрипотцой, он прерывает этот поцелуй, держа за плечи. А я.. теряюсь в ощущениях. Никак не могу понять, что происходит, почему у меня подкашиваются коленки и почему я не могу ответить очередной колкостью.
-Можно я присяду, - осипшим от волнения голосом произношу, вижу, что он ожидал от меня всего, удара промеж ног, пощечины, но никак не такого, - Тут нереально душно, и мне.. немного плохо. – вру, безбожно скрывая истинное состояние. Чувствую,к ак лицо заливается краской, а уши горят адским пламенем. Кажется, с ним мое тело просыпается и требует мужской ласки, но я.. Я должна оставаться холодной, чтобы опять не натворить глупости.
-Итак, - вывернувшись из его рук, на чуть шатающихся ногах я подошла к креслу около его стола и села, сложив ногу на ногу. На колени положила руки и, смотря на Гибсона снизу  вверх, чувствуя себя немногим лучше, заканчиваю мысль, - Я слышала вы устроили бойню в том клубе, меня допрашивали сегодня. Могу я знать, в какое дело меня впутали и почему у копа, которы меня допрашивал заведено дело с вашей фотографией? Хотя, резонный ответ был, что вы ввязались в драку и мне не стоит знать больше.. – черт, когда я волнуюсь я болтаю без умолку. Больно щипаю себя за коленку, - Простите, когда я волнуюсь, я болтаю без умолку. Вы хотели, чтобы я вас выслушала. Я спокойна, обещаю не дерзить.. Ну, до поры до времени, - улыбаюсь, спокойно смотря на мужчину.

+1

22

Jason DeruloWhat Did You Say
- Я открою окно. Кондиционер дарит прохладу, но не дает свежести воздуха абсолютно, с этим согласен. Давай попрошу принести сок или воду?
Она молчит. Словно в шоке или просто ошарашена. Согласен, сам ошарашен ее и своим поведением. Не знаю, зачем я так поступил, но этот способ привести женщину в нормальное состояние лучше, чем засунуть под холодный душ и окончательно записать себя в список ее самых худших врагов. Я не могу никак собраться с мыслями, чтобы рассказать ей то, ради чего и приглашал когда-то в свою квартиру. В голове до сих пор почему-то хор ангелов, выводящих "Аллилуйя!". И это не очень радостно, поскольку, как я уже и говорил, заводить отношения на работе, это последнее дело. Особенно начальнику с подчиненной. Да и такой подчиненной, след от руки которой до сих пор гримеры долго маскируют по утрам.
- Да, это был уже клуб. Не то солидное заведение, куда Вы были приглашены на ужин, но банальный клуб, где, к тому же, приторговывают наркотическими и галлюциногенными веществами, давая их на "пробу" случайным, но хорошо выглядящим посетителям. И это хоть и лестно, что меня тоже за такого приняли, но последствия не самые приятные. Думаю, мне не следует напоминать Вам, что это за ощущения такие с утра.
Теряюсь. Как мальчишка. На секунду прикрываю глаза, тру виски пальцами и отодвигаюсь, чтобы не сидеть совсем уж рядом с девушкой и не позволять себе лишнего.
- В общем, результатом проверки оказалась моя несдержанность по отношению к мистеру Дэвиду Рэйну и утреннее пробуждение черт пойми где. Как домой добрался, помню плохо, но то, что этот гад накатал на меня заявление в полицию, даже немного позабавило. И, да, мисс Николсон.
Почему я так мечусь между обращением на "ты" и "вы"? Не знаю, но вряд ли смогу ответить скоро.
- Вас никто не увольнял, приказ еще не подписан. Пока Вы сами об этом не сказали, я и не собирался.

+1

23

- Я открою окно. Кондиционер дарит прохладу, но не дает свежести воздуха абсолютно, с этим согласен. Давай попрошу принести сок или воду? - я молча смотрю на Кристофера, снова тупо хлопая глазами. Кажется, я рядом с ним тупею.. Или просто торможу. Мне совсем не комфортно сейчас, после того поцелуя. Губы горят, даже чешутся, и я, впервые, хочу продолжения. Снова хочу ощутить его губы на своих, а руки на своей талии. Черт, я теряю голову...
-Нет, но спасибо,.. большое.. - с расстановкой произношу каждое слово, откидываясь на спинку кресла, - мне сейчас станет лучше.. - уже шепчу, поверхностно слушая его речь. Да, я была права и меня опоили.. - Я же говорила Вам, что никогда не... напиваюсь на заказах. Да, у меня сопротивляемость не особо сильная, но норму свою знаю и никогда не пью больше. Последствия слишком ужасны, чтобы их терпеть.. - слишком много слов.. слишком много... - снова у меня просыпается словесный понос.
В общем, результатом проверки оказалась моя несдержанность по отношению к мистеру Дэвиду Рэйну и утреннее пробуждение черт пойми где - на этих словах я выпрямляюсь, пристально смотря на мужчину. - Вы не пострадали? - я поражаюсь себе. Пару минут назад  я готова была убить его, а сейчас я спрашиваю, пострадал ли он. Что вообще происходит и куда катится этот мир?
Вас никто не увольнял, приказ еще не подписан. Пока Вы сами об этом не сказали, я и не собирался. - я снова встречаюсь с ним взглядом, непонимающе ищу в них ответ. - Но вы же... - делаю паузу, снова откидываясь на спинку, - ничего не понимаю...- тру лоб, потом открываю глаза и, резко вставая, оказываюсь снвоа рядом с Кристофером, что стоял неподалеку. У нас видимо, карма такая, внезапно падать к друг другу на руки.
-Это судьба наверное, - смеюсь, отходя на шаг, - я приношу свои извинения за свое поведение. Слегка... не сдержалась, - снова улыбаюсь, потом протягиваю руку для пожатия, - ну, я надеюсь, теперь между нами не будет таких размолвок, и я могу идти? - выжидающе смотрю на мужчину. - У меня дела, всё-таки. - пожимаю плечами, заодно и его руку, после чего разворачиваясь выхожу из кабинета. На выходе оборачиваюсь, и прощаюсь.
Спустя пару дней
Завтра у меня заказ на вечер, а сегодня я простая официантка. В кафе ажиотаж, и народу очень много просто. Мы с напарницей разрываемся, мечемся от столика к столику. Ещё полсмены прошло, но мои ноги уже отваливаются. Их даже мягкие чешки не спасают..
-Кити-Кэт, последний столик, новый клиент. Я обслужу другой, там парочка присела, - Джин виновато улыбается, пролетая мимо меня и направляется к тому самому столику, который оставила себе. Я же разворачиваюсь, направляясь к своему заказчику.
-Здравствуйте, меня зовут Кэтрин, сегодня вас обслуживаю я, - произношу зазубренную речь, приветливо улыбаюсь, делаю пометку в листке заказа и поднимаю глаза на клиента. Замираю, краснею. Мне хочется провалиться сквозь землю. На меня сейчас смотря светлые глаза Кристофера Гибсона, а я, словно маленькая девочка... пялюсь прямо на него. - Что.. кхм - запинаюсь, стараясь привести голос в порядок, - что будете заказывать?

+1

24

- Елена, зайди ко мне. До свидания, мисс Николсон. Прошу прощения и за свое поведение, и тоже надеюсь, что такого больше не повторится.
Да, я в этом уверен, воли себе не дам – ни в раздражении, ни в слабости к красивым и манящим девушкам. Зачем вызываю Елену, когда можно сделать все по почте или по телефону? Я просто опасаюсь оставаться с Кэтрин наедине дальше. Это может привести к не очень желательным последствиям, для которых еще очень рано и … Вряд ли время вообще будет, если честно.
- Слушаю тебя внимательно.
Словно чувствуя, она заходит со своим неизменным блокнотом, который, насколько я знаю, был привезен из Европы и куплен за бешеные деньги. Обычный блокнот формата А4, зато обложка из кожи питона. Фу, гадость какая! Понимаю еще сумка или туфли, но вот чтобы уже и канцелярские товары, это слишком. По крайней мере, для меня, как для мужчины и как для человека.
- Утилизируй заявление мисс Николсон, но оплату ей все равно надо выдать, как компенсацию за моральный ущерб. Эту половину ночи мы провели с ней в участке. Далее, Дэвида в черный список клиентов, с сегодняшнего дня вести статистику заведений и клиентов, которые слишком подозрительны. И еще … Что-то хотел сказать и забыл. Ладно, потом напомню. Можешь идти, спасибо.
- У тебя все хорошо? А то какой-то ты ... не такой.
Ну да, в принципе. Я до сих пор не могу отойти после той эмоциональной встряски, которую сам нам неожиданно устроил. Но это пройдет, потому что ничего не будет. Мимолетная слабость, которая привела к тому, что мы растопили лед непонимания, обиды и агрессии. И все, это и хорошо, да. Несомненно.
- Да, я в порядке. Сегодня придут устанавливать климатическую установку, я задолбался закрывать дверь, потому что тебе дует, а ты, думаю, тоже не очень рада постоянно слышать, что из твоего кабинета ко мне ползут жара и духота, так что примешь ребят, хорошо? Я поеду на студию, перед выходными нужно записаться, не хочу завтра выходить.
В планах визит к Морту, нужна пара советов и есть рекомендации по программе. Думаю, шеф это одобрит, так что надо успеть его застать до 4.

- С Вами Кристофер Гибсон! Доброе утро, Сакраменто! Просыпайтесь, если вы еще не проснулись, и идите в душ, если сейчас в кровати нашариваете ногами тапочки. Ну а затем Вас ждут прекрасные выходные! На сегодня обещали хорошую погоду, так что это отличный повод захватить с собой вторую половинку и выбраться на пляж!
Каждый день я безбожно о чем-то вру с экрана. Вру горожанам, вру сам себе. Хотя, если основательно вдуматься, от правды я не так далеко ушел. Сегодня действительно многие рванули на пляж, впрочем, как и каждый день такие находятся. Но ведь уже август, и несмотря на то, что мы живем в бесконечном лете (почти), надо пользоваться тем, что есть. Надо же заставить завидовать тех, кто этого блага не имеет, если честно.
- Ну, что ты мне выдашь?
Вот это явно плохой признак, что я сижу и разговариваю со своим телефоном, водя пальцем по дисплею и шаря в навигаторе. До ближайшей кофейни можно пройтись пешком, но все владельцы машин для этого слишком ревнивы и слишком собственники по отношению к своему транспортному средству. Поэтому я проезжаю еще двести метров и паркуюсь перед кофейней. Несмотря на жару, я хочу кофе, жутко хочу! Хотя, может просто заказать холодный?
В помещении прохладно, но уже людно. Сажусь за свободный столик, беря кофейную карту, и просматриваю что есть в наличии и помечено галочками. Снизу вижу, что ко мне приблизились красивые длинные ноги. Поднимаю глаза выше, встречаясь взглядом с их обладательницей. Улыбаюсь.
Это как называется - от судьбы не убежишь?
- Два мокко, пожалуйста. Только лед помельче, если можно.
И я не знаю, можно ли у них такое, позволительно ли, но ...
- И, если у Вас такое здесь позволено, то прошу составить мне компанию за завтраком.

+1

25

Вот в моей жизни очень много таких моментов, когда я до ужаса, практически до безумия хочу провалиться сквозь землю, забиться там в самый дальний уголок, сделаться невидимой, чтобы никто не видел, никто не трогал. После моего «пробуждения» я хочу сделать так часто, но.. Просто сидеть в съемной квартире, ничего не делать и кусать локти можно не долго. Деньги быстро заканчиваются, и если их не зарабатывать, то хозяин квартиры выставит тебя за дверь. И плевать ему на твои желания.
Про материальное правление зеленых купюр в этом мире я знаю не понаслышке, и, чтобы быть независимой от родителей, которых совершенно не помню, чтобы не делать им больно, пусть неосознанно и не звонить им лишний раз, мне и приходится работать на двух, а иногда и на трех работах сразу. Моя главная постановка, где я официантка в одном из кафетериев города, наиболее удачная. Чаевые большие, посменная работа, гибкий график, который позволяет мне иметь ещё одну работу в эскорте, иногда развлекаться и уж когда совсем больно петух в темечко клюнет, то и третью. Но такое бывает крайне редко, что не может не радовать.
-Что-нибудь ещё? – успеваю произнести, делая пометки в заказ-листе. - Сегодня у нас фирменные блинчики, - но он больше ничего не заказывает и я, подводя итог, хочу уже отойти. Заказ простой и я его могу итак донести до кухни, но листки требует наш менеджер, просто заказ в моей голове – мне в зарплату не идет, поэтому приходится играть по чужим правилам.
И, если у Вас такое здесь позволено, то прошу составить мне компанию за завтраком. – сказать, что у меня отвисла челюсть – ничего не сказать. Я много чего ожидала от него, но такого.. Может, ему нравится красоваться в компании бедной девушки, или на моем фоне он выгодней смотрится? – Я посмотрю, что можно сделать, - улыбаюсь, я ведь почти лицо кафешки, после разворачиваюсь и ухожу в сторону барной стойки. Чуть спрятавшись за угол, так, чтобы видеть ту часть зала, где сидит Гибсон, но и стоя так, чтобы он не видел меня, отдаю заказ девушке, которая ответственная за напитки, и смотрю в сторону мужчины. Его приглашение до сих пор вводит меня в состояние шока, да и я сама не знаю, можно ли мне присесть к нему.
-Джин, иди сюда, - тяну напарницу за рукав, и показываю ей своего клиента. – Ты шутишь?! – вкратце рассказываю, что он пригласил меня сесть с ним за столик, но я забываю, что девушка вообще его фанатка. Она уже вся дрожит, а ведь даже не подходила к нему. – Блин, Кэт, я уже завидую, что отдала тебе этот столик… Конечно иди, я тебя прикрою. Посетителей пока новых нет, а старые ещё не все съели. Так что ближайшие минут двадцать тебе работы нет, - она берет два мокко, ставит на поднос, кладет на блюдце бонусные крендельки и вручает всё это мне, - Иди! – аккуратно разворачивает и чуть ли не дает пенделя. – Я ненавижу тебя, - оборачиваясь, шепчу одними губами, после натягиваю улыбку и подхожу к столику.
-Ваш мокко, сэр, - выставляю два мокко на стол, - и небольшой бонус от вон той девушки, - ставлю перед ним блюдечко с крендельками, присаживаюсь на диванчик напротив Кристофера, - Она ваша поклонница, - снижаю голос до томного шепота, чуть перегибаясь через стол и косясь в сторону Джин, завершаю свою тираду.
-Как прошел ваш день? – кладу поднос на сидение рядом, очень хочу подобрать под себя ногу, но этикет выше меня, да и вряд ли кому-нибудь понравится такая поза. – Всегда хотела узнать, сложно быть телезвездой, когда тебя все узнают и нигде не дают покоя? – от волнения я опять много говорю, когда понимаю это, опускаю глаза, смотря на стол,  - простите, я снова много говорю, - тереблю в руках салфетку, которую только что взяла из салфетницы, и начинаю бегать глазами по залу, отчаянно стараясь не встречаться взглядом с мужчиной. Внутри все переворачивается, когда случайно я натыкаюсь взглядом на его взгляд и тут же отвожу глаза. Вот зачем он пригласил меня? Нравится, как я неловко себя чувствую? – по привычке склоняю голову на бок, кусаю губу, убивая желание сказать колкость. Кажется, сейчас моя оборона вырвется наружу и я снова наломаю дров. Может, сослаться, что работы много и смыться по-тихому, пока мы снова не поругались и я осталась без весьма прибыльной работы?

+1

26

- Знаете, мисс Николсон, я не уверен, что у телеведущих бывают поклонницы. Ну, если таковые и есть, то явно не у таких, как я – слишком молодых и пока что еще неопытных. Я ведь работаю ведущим не так давно, хотя и планы есть далеко идущие. Но воплотятся ли они в жизнь, зависит от моего многоуважаемого начальства, так что я сам им не даю хода. Как-то так, в общем. И, да – благодарю за оперативность и скорость обслуживания. Немногие заведения подобного типа могут сейчас этим похвастать. Как и симпатичными официантками, которые, к тому же, очень вежливы и обходительны. Понимаю, что работа, но все-таки …
Провожу по высокому стакану пальцем и по картону стекают холодные капли. Высится горка взбитых сливок и шоколадной крошки. Весьма аппетитно, надо отметить. К тому же, в хорошей компании. И самая прекрасная часть этой компании чувствуется еще сильнее, когда наклоняется ко мне через весь столик. Я стараюсь честно не заглядывать в область декольте, но это вот не совсем получается, увы. Отвожу глаза в сторону, и Кэтрин наконец-то садится. Могу широко улыбнуться ей, откидывая со лба пряди волос. Надо бы подстричься, да никак пока имидж менять не хочется. После следуют несколько неожиданные вопросы со стороны мисс Николсон. Удивленно приподнимаю брови, отпиваю холодный кофе и стираю салфеткой с губ взбитые сливки. Но это больше игра, пока я подбираю в голове слова для нужного ответа.
- Нет, Вы говорите совсем не много, просто я даже теряюсь. В голове сразу столько вариантов, и прихвастнуть хочется, и понимаю, что это очень легко проверить с другой стороны. Ну, как сказать, что везде узнают. Большинство тех, кто мог бы узнать на самом деле, по утрам спят, когда я веду это шоу, точнее, в то время, когда оно выходит, или же уже на работе. Так что, слава богу, мне пока везет. Нет фанатеющих девочек-подростков, нет сумасшедших фанаток. Если и попадаются такие, то в большинстве своем они все разумные и совершеннолетние девушки, которые прекрасно знают, чего от меня ожидать в благополучном исходе дела.
Ну и кто из нас много болтает?!
- Думаю, мы одинаково влияем друг на друга, мисс Николсон. И, я хотел еще кое-что сказать ...
Как насчет свидания?
Хмурю брови. Не могу сказать то, что хочу. Докатились" Телеведущий ведет себя как мальчишка, смущаясь так же!
- Вечером сможете заехать в офис?

+2

27

В голове сразу столько вариантов, и прихвастнуть хочется, и понимаю, что это очень легко проверить с другой стороны. - машинально улыбаюсь, не замечая, что уже откинулась на спинку диванчика, подогнула ногу под себя и, пристально смотрю на мужчину. Рассматриваю черты лица, проводя ассоциацию с тем образом, который он устроил себе на телевидении. Признаюсь, что пару дней назад я очень любила его шоу, оно как-то заряжало позитивом. Да и голос у него был успокаивающий, а смех такой.. заразительный что ли. Наверное, именно поэтому я и выставляла колючки, потому что боялась признаться самой себе, боялась, что он поймет, увидит во мне очередную фанатку, готовую прыгнуть в его объятия при первом взгляде. Но ведь.. Я не такая..
Тогда почему меня к нему так тянет? Ох, где мои девятнадцать лет опыта, почему я основываюсь только на последние пять лет... Почему я не могу ничего вспомнить, не могу понять, не могу сравнить.
Нет фанатеющих девочек-подростков, нет сумасшедших фанаток. - отрываюсь взглядом от мокко, который сейчас машинально вертела вокруг своей оси. Я даже не попробовала его, просто.. кружила, чтобы занять руки. Может, стоит спрятать их под стол? - оборачиваюсь, слыша шаги. Улыбку стирает с лица, когда к нашему столику подходит менеджер. ПО его лицу понятно, что он не о повышении говорить пришел и ничего хорошего мне сейчас не будет.
-Николсон, ты почему не работаешь? Или так думаешь,ч то за красивые глазки тебе положено флиртовать с клиентами? - он не смотрит на моего собеседника, - Чтоб через две минуты уже работала, а не прохлаждалась! - видимо, всё-таки он посмотрел в сторону Кристофера, и понял, что не стоит сильно кричать. А может.. Не знаю, я совсем ничего не понимаю.
- Думаю, мы одинаково влияем друг на друга, мисс Николсон. И, я хотел еще кое-что сказать ... - а вот тут я поворачиваюсь к мужчине, вопросительно выгибая брови, и с явным интересом жду продолжения. На его лице читается столько нерешительности, что даже я начинаю теряться... - Вечером сможете заехать в офис? - честно? я даже рот открыла от удивления. Считаю удары сердца, скрывая внутреннее волнение, после опускаю ногу на пол и, смотря в глаза Гибсона, улыбаюсь, - да, но только если после работы. - и если ты обещаешь больше не прижимать меня к стене, чтобы украсть поцелуй. У нас должны быть рабочие отношения, а не легкие интрижки,.. - А сейчас простите, мне следует вернуться на работу... - не хотя подымаюсь, беру поднос и, стараясь двигаться как можно грациозней, но в то же время быстро, сматываюсь за угол на кухню.
Тут уже меня поджидает Джин, которая обхватывает края моего воротника и начинает шутливо трясти
-Что он сказал? Что-что-что? Рассказывай? Какой он? Ну не молчи! - она продолжает меня трясти, как вдруг резко прекращает и начинает косится за мою спину, нервно поправляя волосы. Я, скорее догадываюсь, чем оборачиваюсь, что Кристофер пошел на выход, поэтому Джин меня и отпустила.
-Прости, Джин, но мне надо работать. А не то наш менеджер уже точит на меня зуб. Потом погорим, - пользуясь её замешательством, вырываюсь из мертвой хватки и разворачиваюсь на пятках пятках, быстро ретируюсь в зал, где уже в воздухе пара клиентов чертит галочки в воздухе.

После смены, когда мои ноги чуть ли не отваливались, а руки болели от уборки, закрывая за собой двери кафе и скрываясь с глаз от допроса моей напарницы, стоя у дороги и ловя такси, я размышляла о том, чего же от меня хочет новый управляющий. Вроде бы, ничего не накосячила, вроде бы с увольнением все решили, и вроде бы он знал, что не я виновата в том, что тогда случилось. Даже извинения принесла, да и болтали мы в кафе весьма нормально и мило. Так чего он от меня хочет? Может, какой-то новый заказ? Ладно, сейчас приеду и узнаю, - размышляя про себя, выбрасываю руку вперед, ловя такси, которое очередным разом проезжает мимо меня.
-Черт, - ругаюсь, доставая из сумочки мобильник. Набираю номер диспетчера и заказываю такси. Оказывается, сегодня какое-то мероприятие, поэтому в том месте, где нахожусь я очень сложно поймать такси, все призваны в другом конце города. Спустя десять минут, которые показались мне вечностью, рядом со мнйо остановилось потрепанное такси, с весьма милым водителем. Он улыбнулся, перегнувшись через свое сидение и открыв мне дверь, сразу с ходу, пока я садилась внутрь, поинтересовался об адресе назначения. Я же, аккуратно забравшись внутрь, назвала его, после чего закрыла дверцу и откинулась на сидение.
-Наверное, тяжелый день, да? - парень заинтересованно смотрел на меня в окно заднего вида, пока выруливал на автостраду и, минуя пробки, быстро проезжал кварталы до агентства. - Вы здесь работаете? - кажется или нет? - молча смотрю на него, потом, включая свой колкий барьер, возмущенно смотрю в его отражение, - а вам какое дело? - протягиваю деньги за такси, пулей вылетая из машины. Тот крутит у виска мне вдогонку, произнося губами, что я истеричка и мне бы мужика следовало найти, а я в свою очередь показываю ему фак. Потом, поправляя волосы, подхожу к зданию агентства и ныряю внутрь.
-Мистер Гибсон вызвал, он меня ждет, - говорю на ресепшене весьма любопытной особе, после чего направляюсь к лифтам и, вызвав один из них, захожу в салон. Пока кабинка движется на нужный мне этаж, достаю из сумочки зеркальце, поправляю макияж, обвожу блеском губы, размазывая его на губах, чтобы они не выглядели слишком уж жирными, и поправляю волосы. Как раз, когда я складываю зеркальце внутрь, лифт останавливается и с легким щелчком открывает деври.
- Здравствуйте, - весьма неуверенно произношу, когда пройдя через пустую приемную, удивленно отметив, что Елены нет на месте, тихонько открыв двери кабинета, захожу внутрь. Прикрываю их и замираю на входе, ожидая действий мужчины, - Что-то случилось?

+2

28

Я знаю, что должен помочь, выяснить, объяснить. Но вовремя или нет, вспоминается совет моего старшего товарища - Морта. "Никогда, слышишь? Никогда не вмешивайся не в свое дело. Не потому что это невежливо, потому что порой это даже полезно. Но потому что можешь показаться глупым и несуразным, так что подумай, прежде чем ляпнуть что-то". Совет длинный, но запомнился надолго, потому что был дан именно тогда, когда я выставил себя не в лучшем. Все, что остается, это наблюдать, как менеджер отчитывает мою знакомую и мою сотрудницу. Но говорить о том, что это МОЯ сотрудница и что эта девушка хотя бы на ближайшие минут 10 принадлежит мне, я не имею права. Не имею права с ее стороны распоряжаться ее же жизненными условиями и сложившимися ситуациями.
- Хорошо, я буду ждать Вас, мисс Николсон.
Боюсь, что нам есть о чем поговорить, и причем довольно о многом.
- Часов в 7-8, я буду еще в офисе. До скорой встречи.
Надеюсь.
Оставив деньги под блюдцем, выхожу из кофейни. На сегодня не было никаких планов, но появились они довольно резко и быстро, поэтому действовать придется так же. Уже в машине достаю новый телефон и набираю знакомый номер. Мне понадобится помощь квалифицированных специалистов в этом деле. Но отвечают сразу два голоса. Да, когда сестры-близняшки, они не могут действовать по отдельности - связанные, словно сиамские близнецы!

Вечер подкрался незаметно, хотя, по идее, день должен был тянуться едва ли не бесконечно в ожидании. Я чувствовал себя мальчишкой перед свиданием, который назначить-то его назначил, но не знает, что толком делать, потому что так давно этого хотел. Кому я вру? Еще пару недель назад я был готов задушить Кэтрин, а сейчас мне хотелось ее обнимать, прижимать к себе, целовать этого в чем-то ребенка, успокаивать. Утешать и уговаривать, что все будет хорошо, потому что нам так надо, потому что мы так решили.
Я нервно кручу в руках тонкую вазу, в которой стояли раньше искусственные цветы, и задними умом осознаю, что это жуткая безвкусица. Ваза отправляется в мусорную корзину, ее место занимает приготовленный букет. Не знаю, почему я выбрал эти цветы, но в кабинете пахнет лилиями, и очень сильно. Надо бы проветрить, но я не успеваю - слышу, как открывается дверь и заходит Кэтрин. С порога и быка за рога. Неловко улыбнувшись, и осознавая всю нелепость ситуации и отсутствие взрослого и рационального зерна, я все же протягиваю ей букет:
- Да, Кэтрин. Со мной случились Вы. И я теперь не знаю, что нам с этим делать.
Так много хочется ей сказать. Но я молчу. Чувствую себя все тем же мальчишкой, который сейчас пытается навязать ненужную ответственность нужному человеку ...
- Я понимаю, как это глупо и как ненужно ни мне, ни Вам. Или же как мне нужно, да, чего греха таить. Но наша работа во многом ограничивает, и я не хочу лгать, Кэтрин. Просто ставлю Вас в известность, что Ваша персона интересует меня больше, чем должна интересовать одна из сотрудниц управляющего подобным агентством. Я почти не вижу рационального решения, не вижу выхода. Просто мне нужен Ваш ответ. Что в этой ситуации решите именно Вы.
Снова называю ее по имени. Разозлится, ну и пусть. Еще бы я в таком диалоге, в подобной тематике называл ее по фамилии, как рядового армии.

Отредактировано Christopher Gibson (2014-08-09 16:14:14)

+2

29

Внешний вид:
платье и прическа
босоножки

- Да, Кэтрин. Со мной случились Вы. И я теперь не знаю, что нам с этим делать. - вот так и убивают мои светлые мечты на спокойное будущее. Не подумайте превратно, что я фригидна, отнюдь нет. Но, учитывая всю саркастичность данной ситуации, учитывая то, что помню я всего лишь пять лет своей жизни.. Не кажется ли, что мой сюжет смахивает на какую-то мелодраму? С самого моего пробуждения меня преследует чье-то внимание. Джереми, отец, мама... Все, кто был со мной в моей прошлой жизни. После отъезда из Оклахомы меня преследуют назойливые бойфренды, которые хотят лишь затащить меня в постель, чтобы признать своей или поставить очередную галочку в своем блокноте. Их проблема не в том, что они не красивы, не культурны и не симпатичны. У большинства моих ... "ухажеров" было все, о чем мечтает любая девушка. Так почему я не сдалась? Не наслаждалась их вниманием, жаждой завоевания и прочего? Потому что мой ум заново учился все делать в режиме  трехкратного увеличения скорости. Я училась чувствовать, думать не как ребенок, хотя мне очень этого хотелось. Я полюбила мягкие игрушки, но нет, в моей спальне не было розового цвета и кучи плюшевых медведей, которые наблюдают за своей хозяйкой.
-Я... - заикаюсь, когда он протягивает мне цветы, выныривая из своих мыслей вот так резко, и возвращаясь в реальность. Понимаю, что впервые я не хочу никого отталкивать, я хочу попробовать этот запретный плод, но в то же время не могу понять, что чувствую... - не понимаю... - действительно, он же ничего про меня не знает, не знает совершенно ничего...
-Это все ужасно сложно, ведь вы совершенно ничего обо мне не знаете. - делаю шаг вперед, держа букет, ощущая его аромат рядом. Не спрашивая разрешения, как в первую нашу встречу, я просто сажусь на кожаное кресло, складывая ногу на ногу и смотрю на него снизу вверх. Сейчас он кажется ещё более высоким, чем когда я стояла и смотрела на него, тоже сверху вниз. - Я не могу вам все рассказать, но считаю, что вы должны знать, Кристофер. Я не умею чувствовать.. - кашляю, осекаясь. Чувствую, как абсурдно все звучит. - Черт, в уме это звучало гораздо лучше... - откладываю цветы и встаю, обхожу стол и, словно в кино, оказываюсь рядом с мужчиной. Вблизи он кажется мне скалой, непоколебимой, несокрушимой, горой мышц и мускул. А я слишком крошечная рядом с ним... - Мой.. мозг.. живет нормальной жизнью только последние пять лет.. - сначала я смотрела в его глаза, но когда начала рассказывать то, что меня гложит, резко перевела взгляд на свои босоножки. - Дело в том, что в восемнадцать я попала в аварию, которая отправила меня в кому на целый год. Я выжила, но напрочь забыла все, что было со мной до пробуждения. Я бросила семью, родной дом. Я боюсь к кому-то привязываться, потому что я боюсь обманывать людей в своих чувствах. Вы.. - мне становится трудно дышать, я тру лоб, нервно откидывая волосы назад. - Вы первый мужчина, который сумел смутить меня... Тем.. кхм, тем поцелуем...И я.. - снова поднимаю глаза на Кристофера. К черту, была не была.. - И я, наверное, хочу попробовать, что из этого получится... - по привычке склоняю голову на бок, и смущенно улыбаюсь. Да, он единственный сумел выудить у меня правду, сумел заставить покраснеть. Может он сумеет пробудить меня, научить чувствовать? - Но я не уверена, что такому человеку как вы, нужна такая ходячая проблема как я... - делаю шаг назад, отступая и давая ему поразмыслить. Теперь ему решать, а не мне.. Может, мы сумеем сохранить рабочие отношения после моего признания и он одумается связываться со мной.. А я.. Переживу, конечно, хотя мне впервые хочется забиться в угол и разрыдаться. Что ты со мной делаешь, чертов искуситель?

+1

30

Ты хочешь меня этим признанием оттолкнуть или что? Чего ты добиваешься? Почему я так свободно в уме называю тебя по имени, даже позволяя себе больше теплоты во внутреннем голосе, чем он есть на самом деле? Нет, не получится. Мне немного боязно, да, что тоже очень необычно, но я хочу рискнуть, хочу попробовать. А что из этого получится, вдруг что-то да выйдет результатом? Ну, выйдет-то выйдет, но, как говорится, лишь бы не боком, если честно.
Пока я думаю, из нее все льется этот поток слов. Словно давно ни с кем не говорила, или никому не могла этого доверить. Хотя, я бы тоже умалчивал, но ведь порой так рвется наружу, так хочется с кем-то поговорить, обсудить. Но слушать станет не всякий, потому что это просто не надо другим, это бесполезно - пытаться выразить мысли вслух в пустой комнате. Поэтому я делаю шаг вперед, навстречу девушке и протягиваю руку. Она держит букет, но как будто становится ближе. Совсем непохожая на ту Кэтрин Николсон, с которой я имел несчастье когда-то познакомиться и получить пару колкостей, а потом поехал в клуб, чтобы разведать и не только на слово ей поверить. Да, я ей верил. Может быть, она мне нравилась именно потому что была полной моей противоположностью. Или же мы с ней были слишком похожи.
- Кэтрин, хочу сказать одну вещь.
прижимаю ее к себе, поглаживая по волосам. Пока не могу опустить руку ниже, что-то останавливает. Она не может расслабиться, она очень напряжена, и это напряжение невольно передается и мне, что не добавляет тепла в нашу совместную атмосферу в комнате. Но я не сдаюсь, не хочу и не могу сдаться, потому что это важно для нас обоих, не знаю, как объяснить, почему я это чувствую, в чем именно уверен.
- Если бы наша жизнь была слишком простой, кому было бы интересно? Без шума мы не умели бы ценить тишину, а без тьмы без огней не умели бы ждать яркого солнечного дня. Сейчас жара, невыносимо душно, и мы жаждем дождя. Но как только он будет идти дольше 20 минут, все начнут выть, что никуда не могут выйти. И мне кажется, это нормально. Меня редко интересуют чужие проблемы, но я решаю, если в состоянии помочь или если человек хочет этой помощи.
приподнимаю ее лицо за подбородок и смотрю в глаза. Она все осталась такой же непокорной, не стоит ошибаться и заблуждаться. Её слабость временна, и я не хочу этим пользоваться для своей выгоды.
- Если Вы ... Кхм. Если ты позволишь мне помочь тебе и стать частью настоящего, то вместе мы сможем преодолеть твое прошлое, каким бы оно ни было.
Нет. Все-таки, где-то там, глубоко во мне живет неисправимый засранец. Потому что притягиваю голову Кэтрин к себе и целую ее. сначала нежно, едва касаясь ее губ своими. Но постепенно усиливая напор.
Останови меня, пожалуйста! сам я не смогу остановиться!
Мысли проносятся в голове с пугающей даже для их владельца скоростью. Но они страшны еще и тем, что это правда. если она меня сейчас не остановит, то наш вечер закончится на столе или диване. Черт, неужели я настолько похотливое животное?!

+1

31

Nickelback - If Everyone Cared
Меня трясет, пробирает мелкой дрожью. Я одновременно и злюсь, и боюсь. Хочу сделать глупость, очертя голову кинуться в сторону двери. Не понимаю вообще, зачем я сюда пришла…
В тоже время в голове крутится мысль, что я жертва перед лицом весьма крупного хищника. Как в саванне, где лев охотится за ланью, выслеживает, затихает перед прыжком, чтобы потом просто перегрызть невинному животному горло. Так и я сейчас, правда, надеюсь горло мне никто не перегрызет. Но словно бабочка, я хочу обжечься о пламя, которое уже разжигается внутри.
Почему со мной это происходит? Потому что мне двадцать три, или потому что с момента отъезда я никого к себе не подпускала? Может, мое тело просто требует физической близости, а он сумел подобрать ключ к моему сознанию, когда нагло прижал к стенке и заставил замолчать, закрыв рот грубоватым поцелуем?
Я не слушаю его слова, в голове раздается только звук его голоса, который расслабляет и заставляет ещё больше запутаться в собственных эмоциях. Я хочу разрыдаться, настолько я не понимаю себя.
Он обнимает, прижимая к себе, я же тычусь носом в его плечо, вдыхая аромат его парфюма. Ноги подкашиваются, в коленках начинается предательская дрожь. Ещё чуть-чуть и я упаду прямо на пол. Но он не дает, поддерживая, и продолжая принимать к себе. Шмыгаю носом, неосознанно, даже для себя неожиданно. Он же отстраняет меня, но не для того, чтобы оттолкнуть, как я подумала в первую секунду, а чтобы притянуть к себе и снова поцеловать. Как же мне нравится его поцелуй, ощущение его губ на моих. Хочется никогда не переставать и верить в сказку.
Что я говорю сама себе, черт возьми! Кэт одумайся, тебе нужен служебный роман? Проблемы на работе? Неужели ты не научилась отбиваться от нападок босса и отстранятся, когда это надо? – Нет, нет и нет. Я впервые не хочу этого делать. Я хочу, до ужаса, до боли внутри, до той же предательской дрожи в коленках. Я хочу, чтобы он помог мне, научил и попытался научить ощущать что-то более значимое, чем просто холодное настроение и спокойствие.
Вначале робко, нежно отвечаю на поцелуй, но с его напором во мне просыпаются давно сдерживаемые страсти, возбуждая и действуя за меня. Мозг понимает, что мне следует остановиться, а тело, ведомое самым низменным желанием, заставляет рукам скользить по его мышцам, поднимаясь вверх, обнимать его и прижиматься к нему всем телом. Я не могу заставить себя остановиться, уже слишком страстно для меня отвечая на его поцелуй.
Я чувствую его руки на своих бедрах, то, как властно он сжимает мою попку, приподнимая и усаживая на стол. Мне должно не нравится, как я обнимаю его ногами за бедра и то, как он поглаживает внутреннюю часть бедер. Но я не могу себя заставить не наслаждаться той приятной тяжестью внизу живота, которая рождает не менее приятные токи, расходящиеся по всему телу. Отключая разум, и поддаваясь порыву, я начинаю расстегивать пуговицы на его рубашке, оголяя его торс и, когда все пуговицы побеждены, распахнуть полы рубашки, чтобы коснуться его кожи. Тяжело выдыхаю, когда он приподнимает платье, пробираясь дальше, замираю, ожидая большего. Пусть я немного напряжена, но сейчас... Сейчас это не важно. Я хочу, хочу его.. Что со мной вообще происходит?
Я снова впиваюсь в его губы поцелуем, ощущая его руки на своей груди, сильнее обхватывая его торс ногами и пододвигаясь ближе. Чувствую напряжение в брюках и чуть улыбаюсь в его губы. Никак не могу понять, что именно делает меня такой мартовской кошкой, жаждущей мужской ласки... Учитывая, что ласка исходит от того, кто управляет фирмой. Неужели я пересплю со своим боссом, когда все время этого избегала. Кэт, остановись! – затыкаю внутри кричащие остатки разума, - Он не мой босс, по крайней мере сейчас. Я ведь не на работе… - оправдываюсь, рукой снова скользя по его рукам, опускаясь ниже и пытаюсь справиться с его ремнем на брюках. Продолжаю целовать его, но вот ремень никак не хочет мне поддаваться. Я чувствую себя девочкой, невинной, как будто впервые раздеваю мужчину, снова улыбаюсь, опуская голову и смотрю уже, что не получается. Когда же я всё-таки справляюсь с ремнем, то чуть разворачиваю брюки, оставляя их расстегнутыми и поднимаю голову вверх, встречаясь глазами с глазами Кристофера. Мое сердце выскакивает из груди, во рту все пересохло, я жду, что он будет делать и не поторопилась ли я, может…

+1

32

Я не могу сказать, что долго ждал этого момента. Были сомнения, что у нас что-то получится, но эта девушка на меня очень странно действует. Странно-положительно. Редко когда так сносит крышу разумному на вид человеку, а мне не просто снесло – я даже не смог бы сейчас сказать, что она для меня значит. Просто знакомая, моя сотрудница. И девушка, с которой я хочу быть вместе, что очень неожиданно, поскольку ранее дорожил своей свободой и волей. Мне нравилась вседозволенность, но что стало в последнее время? …
Почему я позволяю ей сводить себя с ума? Почему задаю столько вопросов и не могу найти на них ни одного ответа? Потому что эта девушка опасна, манит к себе, завлекает, и даже не дает понять, чем же это все кончится. А я послушно иду на поводу, хотя со стороны и кажется, что привлекаю ее к себе сам. Уже хочу назвать своей, но пока рано, да и по сути - она не собственность, и сама вольна решать, кому хочет принадлежать и с кем хочет быть. Хотя, стоит отметить, что ее фигура действует на меня очень банально, я бы сказал - банально по-мужски, вызывая желание, которое хочется удовлетворить. Главное, не испугать ее и не оттолкнуть.
Действие разворачивается гораздо быстрее, чем я думал и ожидал. Она сама расстегивает мой ремень, отвечая на жадные поцелуи не менее жадными. Дыхание сбилось напрочь, я уже оставил попытки его восстановить. Надеюсь, что дверь закрыта, но и об этом быстро прекращаю думать, бросая взгляд на девушку. Вытягиваю ремень из петель и обхожу стол, на котором сидит Кэтрин. Улыбаясь, стягиваю ее руки ремнем и завожу их назад. Она отклоняется, и наши губы снова встречаются. Прикусываю ее нижнюю губу, посасываю и сплетаю языки. Нравится ее тяжелое дыхание, нравится то, как она подрагивает, обуреваемая теми же желаниями, что и я.
- Пообещай быть не слишком громкой.
И будь хорошей девочкой, малышка.
Да, давненько у меня не было секса в своем же кабинете. Ну, может быть потому что на телестудии такой возможности не представлялось, а секс с заместителем декана был слишком давно, с тех пор мы с ней повторяли уже только в спальне. И в кино. И в бассейне (причем чужом, но это не лучшее воспоминание)... Но на рабочем столе, который потом будет напоминать мне о том, что сейчас происходит ... Это замечательное место и прекрасная идея. А уж возможность пополнить копилку воспоминаний о набраться опыта в чем-то необычном. Вай нот, как говорится?
Она лежит на столе, распластанная и ко всему готовая. Я снимаю с нее обувь, провожу кончиком носа по стопе. Черт. Опускаю глаза ниже, и вижу кружевные края чулок. Это заводит еще сильнее, но снимать их не буду, нет ... Поцелуями опускаюсь все ниже, разводя ее ноги в стороны, пока не оказываюсь у цели. Языком провожу по трусикам, ощущая предательскую влажность. Кэтрин вздрагивает, и краем глаза замечаю, как она поднимает руки, явно норовя запустить пальцы мне в волосы. Нет, не успеешь. Приподнимаю край ее платья, целуя живот, обеими руками сжимаю ее грудь. Черт, хочется и раздеть ее полностью, и оставить так, в одежде. Решим проблему своим путем. Добравшись до ее губ, снова целую. Прикусываю. Да, я хочу, чтобы они опухли, хотя не люблю этого обычно. Но Кэтрин ... Ох, за что ты на меня свалилась, почему именно ты - с первого взгляда такая недоступная, и такая покорная сейчас? ... Опускаю лямки ее платья, затем высвобождаю по очереди грудь, провожу по ней рукой. Играю с напряженными сосками пальцами, слегка оттягивая их и сжимая. Снова опускаюсь, медленно скользя по ее телу, чтобы она прочувствовала каждым место силу моего желания. Снова оказываюсь между ее дрожащих ног. Сажусь удобнее, привлекая девушку к себе и обхватывая за бедра руками. Нет, я буду ее мучить, я хочу услышать, чтобы она сама попросила о большем.
Снова начинаю проводить языком вверх и вниз, лаская ее сквозь тонкую и насквозь промокшую ткань. Она послушна и готова. Ничего, дождусь окончательной капитуляции, а пока буду наслаждаться ее тяжелым дыханием, ее сдавленными стонами. Буду так же надавливать языком, ласкать губами, хотя до безумия хочется оказаться в ней. Но нет, я только активнее буду работать языком и губами, сжимать ее бедра, удерживая на столе, чтобы, не дай Бог, не рухнула. Я уже готов выть от еле сдерживаемого желания. Чувствую, как она сжимается, она уже готова, это очевидно, и я тоже хочу и готов ..
- Крис, ты здесь?
Первое, что делаю - быстро поднявшись, зажимаю рот Кэтрин рукой. В брюках очень тесно и даже больно, но я все еще пытаюсь остыть и не оставляю надежды, что моя секретарша все-таки уберется!
- Я видела твою машину, и знаю, что ты там! Крис, у нас срочный заказ! Открывай, мать твою!
Она стучит в дверь, а я готов послать все к хренам собачьим, лишь бы нас с мисс Николсон оставили в покое. Но надо ответить ...
- До завтра никак не ждет?
Голос дрожит, я лихорадочно высвобождаю руки Кэтрин. На запястьях остались передавленные следы. Виновато их целую, поднеся руки к губам. Встречаюсь взглядом с девушкой, неловко улыбаясь и шепча:
- Извини.

+1

33

Сладкое безумие, длящееся последние пару минут. Я вся горю, покрываясь мелкими капельками пота, чувствую, как по спине пробегает холодок и как по рукам ползут мурашки от каждого его прикосновения. Низ живот уже кричит чуть ли не благим матом, требуя, чтобы мной овладели. А ведь я до сих пор не могу понять, что происходит… Почему мое тело настолько бурно реагирует на его прикосновение, заставляя меня в исступлении кусать губы в кровь, откидываться назад, тяжело выдыхая. Я дрожу, окончательно сходя с ума…
Он отходит, я словно во сне наблюдаю, как вытаскивает ремень из петель ремня, обходит стол и завязывает его на моих руках. Чуть отстраняюсь, чтобы перегнуться и начать целовать его. Он отвечает, лаская мой язык, проникая внутрь, облизывая губы, прикусывая их, чуть оттягивая на себя. Я задыхаюсь уже… Хочу его.. Здесь и сейчас. Но он играет со мной, вначале сметая все на пол, а  после укладывая меня на стол. Это даже выглядело бы забавным, но я слишком возбуждена, почти до предела.
Он снова обходит меня, устраиваясь у ног, снимая босоножки и губами поднимаясь по ноге вверх. Разводит мои ножки, дразня меня. Выгибаюсь навстречу его ласкам, хочу запустить руки в его волосы, чтобы пропустить их через пальцы, но он умело зафиксировал их, не давая мне этого наслаждения.
Вижу его хищную улыбку, и представляю льва. А я лань, загнанная в тупик. Всё сходится…
Он поднимается выше, целуя живот, сжимая грудь и опять заключая мои губы в плен своих. Я обнимаю его, насколько мне позволяют связанные руки, но он уже скользит вниз, освобождая грудь из платья, пользуясь тем, что это слишком легко. Закидываю ногу на его бедро, трусь о его возбужденный пах, чувствуя это возбуждение. Я ведь тоже должна как-то его раззадоривать…
Но опять я проигрываю, ведь он, наигравшись с сосками, притягивает меня к себе, не спешно дразня языком внизу, сквозь ткань моего кружевного белья.
-Пожалуйста, - губами произношу, он не слышит, мои слова больше похожи на стон. Мука слишком сладкая, чтобы прекращалась.. Я выгибаюсь, прижимаясь к нему, запуская одну руку в волосы, когда он вычерчивает буквы алфавита на влажной ткани.
- Крис, ты здесь? – это была слишком идеальная сказка, позволяющая нам переспать на его столе. От этих слов, что раздались из приемной, мое сердце почти остановилось, вырывая из сладостной неги, в которую меня отправил Крис. Он быстро закрывает мой рот рукой, хотя я и не собиралась ничего ни говорить, ни кричать, ни вообще каким-либо звуком выдавать свое присутствие. - Я видела твою машину, и знаю, что ты там! Крис, у нас срочный заказ! Открывай, мать твою! – слышу, как она дергает за ручку двери и с облегчением выдыхаю, осознавая, что нас не скомпрометирует внешний вид. Крис виновато смотрит на меня, после кричит, как бы стараясь отделаться от своей секретарши. Но она сделала свое дело, на меня словно ушат холодной воды вылили. - До завтра никак не ждет? – я улыбаюсь, тычась лбом в его плечо. Живот предательски болит от неудовлетворенного желания. Боюсь представить какого ему.. - Извини. – он распутывает ремень, целуя запястья. Вижу на них красные кровоподтеки, но.. я лихо спрячу их за браслетоом и часами. Правда, не сейчас.. –Не страшно, - пожимаю плечами, после слажу со стола, нахожу свои босоножки и надеваю их, демонстративно нагибаясь и выставляя попку Крису на обозрение. Знаю, что в таком состоянии виден край чулок, а если наклониться ещё ниже, то и трусики…
- Наверное, нам стоит поговорить позже, - застегиваю ремешок, но прежде чем разогнуться чувствую, как он прижимается пахом к моей попке. Сработало, - проносится в голове, я разгибаюсь и резко разворачиваюсь к нему. Закидываю руки на плечи, сгибая в локтях и теребя его волосы, - Мы обязательно когда-нибудь закончим.. – улыбаюсь, касаясь губами его губ, но не целую, лишь облизываю их язычком. После делаю пару шагов назад, забираю сумочку и находу поправляю волосы. Вроде ничего компрометирующего больше нет, поэтому я, подойдя к двери, открываю её. Вот я бы отдала кучу денег, чтобы сфотографировать выражение лица Елены. Она ведь никогда мне не нравилась.
- Я всё поняла, мистер Гибсон, - оборачиваюсь и подмигиваю мужчине, - но давая мне работу в следующий раз, вы можете просто позвонить, - улыбаюсь, чуть приседая, я же должна поддерживать марку стервы... - До свидания.. – прощаюсь с обоими и вылетаю из офиса.
Словно в тумане прохожу первый этаж, прощаясь с охранником и выхожу на стоянку. Только в машине прихожу в себя, кладя руки на руль и пряча лицо в этом импровизированном убежище. Меня трясет, ужасным колотуном… Я не могу разобраться в себе, но губы предательски вспоминают его поцелуи, а тело дрожит, вспоминая его прикосновения.
-Кэт, спокойно! – щелкаю пальцами, вставляя ключ в замок зажигания, - Ты справишься.. Тебе нужно просто отдохнуть и поспать! – завожу мотор и выезжаю на шоссе,в едущее домой.

+1

34

- Скажи, что я неправильно поняла?
Это больше похоже на вопрос и на просьбу. Не знаю, каким местом, но чувствую, что это просьба. Черт, да на что она надеется, когда рядом со мной такие девушки, как Кэтрин? Не знаю, может быть, я становлюсь идиотом, но мне нравится это ощущение, а улыбка с лица никак не сползает.
- Ты чего такой довольный? Сметаны объелся, или чего другого?! Я с тобой пытаюсь серьезно поговорить, а ты тут занимаешься непонятно чем!
- Так, хватит! Еще бы ты меня не отчитывала за мои действия! Я не мальчишка, это раз и два - не смей разговаривать со мной в таком тоне! Соблюдай хоть какое-то подобие субординации!
Сорвало крышку. Точнее, начинает срывать. Терпеть не могу, когда меня осуждают, не пытаясь даже выяснить за что, и когда пытаются учить жизни. Она итак прервала меня на таком приятном моменте, что до сих пор хочется выть, так что лучше сейчас не бесить и без того неудовлетворенного управляющего, который жаждал, но не получил желаемого. 
- У тебя ко мне было какое-то дело. Излагай, я внимательно слушаю.
Да, слушаю. Но лучше сесть за стол и положить ногу на ногу, насколько это получится. Потому что желание все-таки дает о себе знать, и весьма ощутимо. Надеюсь, она хотя бы этого не успела заметить.
- На тебя и компанию подают в суд.
Так, а это, пожалуй, серьезный повод, чтобы сначала остыть, а потом задуматься. Кто бы знал, что один поступок приведет к таким последствиям.
- Видимо, на студию я сегодня не поеду. Не до этого будет. Так, давай, усаживайся поудобнее, я сделаю пару звонков и вернусь.
Выхожу из кабинета и набираю знакомый номер. Надеюсь, владелец не спит, потому что помощь сейчас не помешает. Хотя бы просто советом ...

Пять часов спустя.

- Крис, не спи, пожалуйста.
- У меня эфир утренний, а меня подменяют, ты понимаешь, как это ужасно? Более того, я не там, потому что грозит судебное разбирательство. Это еще хуже. Это омерзительно просто.
- Ну а кто полез с кулаками, зачем?
- А нечего оскорблять моих сотрудников.
- Угу, сотрудниц. Ладно-ладно, молчу. Просто передадим адвокатам, пусть думают. Разве нет?
Стону, закрыв лицо руками. Боже, как меня это все раздражает!
- К Дэвиду я не поеду. Тогда меня просто посадят, потому что я до сих пор хочу сделать ему очень и очень больно и неприятно. Это как минимум. А как максимум, мы столько пакетов не найдем.
Она смотрит на меня в ужасе. А я, между тем, сижу в кресле, вертя в руках ручку с золотым пером. Хорошая балансировка, кстати. Почему это не проверить? Секунда - и перо втыкается в дверь, глубоко уйдя в дерево. Встав со своего места, я подхожу к выходу и задумчиво поглаживаю пальцами гравированный узор на ручке.
- Либо она такая качественная, либо дерево хреновое. Давай уже на завтра все, я хочу съездить домой, потом уеду по делам. До завтра телефон отключаю. Дай мне отдохнуть. Пока.

Душ. Подумать. Ванная. Расслабиться. Прийти в себя. Переварить информацию, которую получил и которую с утра и вечера выведывал сам. Я не могу ни о чем толково думать или рассуждать - мысли заняты Кэтрин. Черт, мне грозит судебное разбирательство, а я думаю о девчонке, которая сейчас командует если не моим разумом, то членом точно, а уж там второй мозг порой более важные команды отдает.
На столе лежит органайзер, в котором указан адрес и телефон. Меня не зовут, я сам прихожу. Приезжаю.
Ночной город. Из головы еще не выветрился вчерашний и сегодняшний хмель, но я сижу за рулем. Ехать недолго. Квартиру тоже нахожу достаточно быстро. Стук. Звонок в дверь. Она открывает мне, стоя в одном халатике. все такая же соблазнительная, манящая.
Я вхожу без разрешения, захлопывая ногой дверь. Прижимаю Кэтрин к стене, поднимаю сведенные над головой руки и целую, целую так, как будто мы видимся в последний раз. Раздвигаю коленями ее ноги, заставляя едва ли не падать на меня. Покрываю поцелуями ее лицо, покусываю губы, лаская языком мочки ушей. Но останавливаюсь, опуская руку ниже, давая ей возможность высвободиться. Беру ее руку, кладу на свой пах, и проницательно смотрю в глаза:
- Это все - ты. Из-за тебя.
Слишком откровенно? Возможно. Зато правда. И она сама эту правду чувствует.

+1

35

Доехать до дома оказалось не так сложно. Пусть мой старенький, немного подержанный автомобиль и ездит тихо и спокойно, но от дома до работы доставляет весьма быстро и даже комфортно. Сидя в салоне, включив радио и слушая какую-то радиопередачу, что постоянно травит эфир музыкальными паузами, я машинально стуча ноготками по рулю, задумываюсь о том, что произошло пару минут назад. Пытаюсь разобраться в себе, понять, что происходит. Конечно, в свои двадцать три, пусть и забыв все прошлое, но я прекрасно понимаю, что между нами пробежала если не любовная искра, но хотя бы та, что удит животные порывы. Я ведь вижу, как он смотрит на меня, недавно ощущала, как возбуждаю его и как он влияет на мое тело, на мои мысли и желания. Могу ли я ему позволить продвинуться дальше, сломав мою защиту, которую я строила на протяжении всех этих лет? Смогу ли я вообще научиться чувствовать что-то кроме отвращения к мужским ласкам...
Вру, уже могу. По крайней мере, к его действиям. Чем он такой особенный? Почему из трех миллиардов жителей планеты, именно мое тело запало на пафосную звезду телеэкрана? Да ещё и того, кто стоит надо мной... Я ведь понимаю, что если расползутся слухи, быть беде. Меня уволят, так как я всего лишь пешка в этой кампании,  а его.. А он будет жить дальше, забыв даже как меня зовут. Хотя.. Я ведь ещё ему не дала...
- И что он от тебя хотел? - без всяких предисловий, когда я вхожу домой, шумно повернув ключ в замочной скважине и нервно скидывая босоножки куда-то в угол прихожей, смотрю невидящим взглядом на подругу, которая оказывается, сегодня ночует у меня. Она смотрит на меня, а я уже словно через неё, чувствую неприятные ощущения в глазах, они как-то неестественно покалывают. Неужели я плачу, неужели... - Я не знаю, что происходит.... - шепчу сбитым от волнения голосом, делая шаг навстречу девушке. - Он на меня как-то действует... - щелкаю пальцами, отводя взгляд в сторону, но не успеваю закончить, подруга прижимает меня к себе, нежно гладя по волосам.- Всё наладится, родная...- я уже не сдерживаю себя, рыдаю на её плече. Я действительно запуталась, и да, я до ужаса, до непонятной дрожи боюсь Кристофера. Боюсь, что он сделает мне больно, что.. что я могу сделать ему больно.
На следующий день
Джен ушла засветло, оставив мне готовый завтрак и записку со словами: "Все наладится, блинчики в духовке. Сегодня подменю тебя, отдыхай!" Я улыбнулась, когда прочитала такие теплые слова, и обрадовалась, когда увидела то, что она для меня приготовила. Вот я .. уважаю, может даже люблю её, как сестру, которой у меня никогда не было. За эти ночи разговора, когда она мне помогает разобраться в себе, когда она выслушивает мой бред, который витает в моей голове. А на утро она готовит мне блинчики-улыбашки, которые не только вкусны, но ещё и улучшают и поднимают настроение, оставляя его таким на весь день.
Быстро умывшись, пробежав несколько кварталов и уставшая вернувшись домой, после снова приняв душ, смывая остатки дурного настроения и безутешного сна, улыбаясь, поедая блинчики и потягивая утреннее кофе, я молча листала каналы телевизора. Пока не наткнулась на ту самую, где шло "доброе утро, Сакраменто!". ЧТо самое удивительное, Гибсона не было в кадре. Как сказал диктор, по непонятным им причинам, наш горячо любимый ведущий не смог сегодня выйти с нами на связь. Ну да ладно, я могу себя просто накручивать. Поэтому доев завтрак, и допив кофе, я, одевшись в легкие шорты и майку, вышла на прогулку по магазинам. Хотелось чего-то нового, красивого белья, новые чулки и даже обновить свой обувной отдел шкафа.
Ближе к вечеру
Шоппинг, который затянулся на весь день меня ужасно утомил. Но домой я пришла не только с наполовину опустошенной карточкой, но и с огромным запасом позитива и хорошего настроения. Я накупила себе кучу нового красивого белья, а также очень много одежды, косметики. Кажется, что я решила сменить весь гардероб и, когда я стала развешивать все обновки в шкаф, именно эта мысль и пришла мне в голову. Решив на сегодня разобрать весь хлам, который накопился в шкафу, я, одновременно примеряя старое и новое, раскладывала их на две "кучки".
-Это точно оставлю, - откладываю тунику в сторону "оставить", - а эту отдам, - следующая отправляется в стопку"отдать". Дотягиваюсь до пакетика с новым комплектом от ВС и, не удержавшись, надеваю его на себя. Верчусь перед зеркалом, после решаю завершить туалет, надевая черные чулки, но не успеваю закрепить их поясом, как в двери раздается стук. А после звонок. Настойчивый стук опять. Удивленно смотрю на собственное отражение, потом прикинув время, думаю, что это опять пришла Джен. Как раз должна закончится её смена.
Встречаю в:
подобие халатика
то, что скрывает халатик

Накинув поверх кружевного белья ту самую тунику, что решила оставить, тихо подкрадываюсь к двери, не смотря в глазок открываю двери. Ошарашенно хлопаю глазами, когда в двери без приглашения вламывается Кристофер. Тело тут же обдает жаром, который прокатывается по всему телу, отзываясь приятной истомой в нижней части живота. Открываю рот, чтобы пригласить его войти.. Поздно.. - мелькает в голове, когда я уже прижата к стене, а мои руки зафиксированы над моей головой. С губ срывается тихий стон удовлетворения, я отвечаю на его желание, выгибаясь и прижимаясь к нему всем телом. Ощущаю под рукой, которую он прижал к своему паху, все то возбуждение и желание. Не могу не улыбнуться, прикусив нижнюю губу, а  после тянусь к нему, привстав на цыпочки, притягивая его к себе за воротник и отдаю должное его поцелую, точно также страстно целуя в ответ. Я теряюсь в его словах, да и к черту их, когда все можно показать действиями. Плевать, что я не успела разобраться в себе.. Сейчас не это важно.
-Ой, - оказывается, мы путешествуем по моей квартире, обивая своими спинами все стены, что встречаем на пути. Я задеваю бедром лампу, и она с грохотом падает на пол, разбиваясь. Становится темно, коридор освещается только тем светом, что льется из моей спальни. Но уже все равно, он усаживает меня на столик, что стоит у стены, устраиваясь между моих ног, его рука властно блуждает по телу, сжимая грудь через ткань белья и туники. Вжимаюсь затылком в стену, тяжело дышу, трусь о его восставшись член, который рвется наружу.
-Что мы... - творим? Делаем? - я нахожу его губы, снова теряя связь с окружающим миром. Страсть захватывает меня, не давая полностью ничего осознать. - Хочу тебя, - прикусывая губы в поцелуе, исследуя его рот языком, выдыхаю еле слышно два слова в его губы, и тут же снова теряюсь в этом танце страсти. Я понятия не имею, насколько он волшебник, но то, что мое тело требует его прикосновений - это уже факт. Никому это не удавалось. .Так может надежда жива?

+1

36

Накрываю ее рот своим. Дыхание сбивается, дышать сильно слишком больно, я не могу мыслить рационально, просто чувствую себя животным. Но сейчас я и есть животное, которое хочет ту, что стоит перед ним. Передо мной. Судя по тому, что чувствую, желание взаимно. И это мне очень нравится. Продолжая прижимать девушку к стене, перемещаюсь ближе к спальне, край которой видно из коридора. Света становится все меньше. Думаю, не в последнюю очередь благодаря тому, что лампу мы разбиваем. Да, в этом моя вина - это я усаживаю Кэтрин на столик. Не могу до спальни дотерпеть, просто не выдержу - взорвусь раньше, причем хотелось бы в этот момент быть в ней.
- Хочу тебя.
Эти слова звучат музыкой. Снова сплетаю наши языки, ловя ее дыхание. Посасываю, оттягивая, нижнюю губу, опускаю поцелуи ниже. Туника или халат - не знаю, что на ней - уже приподнята, я ласкаю ее кожу. Поднимаю руку выше, сжимая упругую и налитую грудь. Казалось бы, в коридоре итак темно, невозможно темнее, но мой разум и взгляд доказывают обратное, что можно просто погрузиться во мрак беспросветный, мрак собственного желания, в котором исчезает все - звуки, внешние раздражители. Остаются только ощущения. Ощущение ее важности и моей твердости. Больно, ужасно неудобно, практически невозможно терпеть! И я очень надеюсь, что она не девственница, иначе точно стану в ее глазах животным. Да и не только в ее.
- И я тебя.
Слова, одни слова. Точнее, слишком много слов на данный момент, в данную минуту. Мне все равно, что полка, и без того очень тонкая, сейчас жалобно скрипит под весом пока что просто сидящей девушки. Через минуту ей предстоит скрипеть намного сильнее, и я надеюсь еще и на то, что эта полка не сломается.
Мягкий, но резкий толчок, и погружение. Приятно быть таким ... погруженцем. Приятно ощущать ее влажность, тесноту и слышать тяжелый выдох. Она обхватывает меня за плечи, притягивая к себе. Видимо, эта ночь закончится исцарапанными спиной и плечами, но я не хочу жалеть о том, что сейчас происходит. Она реагирует на каждое движение - стоном, выдохом, ответным жестом, а меня это только сильнее возбуждает. Поднимаю ее с многострадальной полки, прижимаю к стене. Опускаясь на колени, стягиваю с девушки трусики, которые до этого были просто отодвинуты в сторону. Целую внутреннюю сторону ее бедер, провожу кончиком носа чуть выше. Она такая влажная, и хочет продолжения ... Ну чем не рай и не способ забыть обо всем плохом на сегодня?
Подхватывая на руки, снова целую Кэтрин, пока мы добираемся до спальни. Единственным источником освещения является приоткрытое окно, из которого доносятся звуки ночного города, но эти звуки очень быстро будут перебиты другими. Скрипом кровати и стонами, частым дыханием, попытками набрать в грудь как можно больше воздуха. Потому что я не намерен долго оставлять ее рот не занятым.

+1

37

Jessie J – Magnetic
Снова то безумие, что началось в кабинете - имеет продолжение. Мое тело содрогается от каждого его прикосновения, к голой коже, ко мне через тунику. Она всячески мешает моим новым и таким приятным ощущениям. Закрываю глаза, откидываясь назад. Веду бедрами навстречу его рукам. Дрожу, покрываясь испариной, когда чувствую его пальцы на внутренней стороне бедер. Меня бьет нереально сильная дрожь, расходящаяся каскадом по всем частям тела. Низ живота ноет, требуя куда большего, чем обычные поцелуи, руки тянутся к нему, притягивая ближе, а губы приоткрываются навстречу его, чтобы вновь и вновь впустить внутрь язык, чтобы ощутить его внутри, хотя бы пока здесь.
И я тебя, - о да, я чувствую это - всем телом, всеми фибрами души. То нетерпение, с которым он проходит руками по кромке чулок, как нервно сдвигает трусики в сторону и как едва заметно касается возбужденного клитора. Ох, - прикусывая свою губу, я прищуриваюсь, смотря на него из-под опущенных век, наслаждаясь каждым движением и ... Не могу удержать стона, когда он резким толчком входит внутрь меня. Да, думаю, после того, что я открыла ему в кабинете, он боялся, что я могу оказаться девственницей, но все равно не смог себя сдержать, чтобы не быть резким.
Но, чего скрывать, мне нравится его грубость, пусть и тщательно скрываемая. Его животное желание, готовое порвать и разорвать меня на мелкие кусочки. То,к ак властно он сжимает мою груь в своих руках, как кусает губы в поцелуе. Чертовски приятно ощущать его в себе....
Он обхватывает попку, заставляя меня теснее прижаться  кнему, после чего снмиает с полки, которая уже начала скрипеть, намекая на то, что скоро развалится. После этого, Крис опускает меня, давая ощутить твердую землю под ноагми, снимает трусики, лаская руками и языком. На какое-то мгновение я зарываюсь пальцами в его волосы,п ропуская те между пальцами, а потом чуть присев сама, заставляю подняться ко мне.
-Мне нравится... - шепчу еле слышно, но он не слышит, подхватывая меня на руки и неся в спальню. Я хотела что-то сказать, что-то очередное и глупое, и сдержалась, когда новые ощущения полностью поглотили меня, заставляя лишь подаваться навстречу его ласкам, обнимать его торс ногами, царапать спину ноготками, оставляя там красные царапины, которые будут напоминать ему о нашем безумии сегодня ещё как минимум пару дней.

Спустя пару часов, когда пик наслаждения прошел, а я начала ощущать реальность мира, лежа на плече мужчины, рисуя на его груди неизвестного вида завитки, восстанавливая дыхание.
-Забавно все получилось, - мой голос не похож сам на себя, да и я не похожа, мое тело расслаблено, одна нога покоиться рядом с ногой Криса, а вторая лежит на его ноге. Сама же я лежу практически на животе, оной рукой поддерживая голову, а второй обнимая мужчину. Приподнимая голову, чтобы заглянуть в его глаза, не могу удержаться и, чуть поднявшись, целую в губы, по-детски нежно и наивно, мягко, как бы благодаря за всё, что он сделал. - Спасибо,  шепчу еле слышно и прячу лицо у него на груди. Да, черт возьми, я благодарна своему... Черт,я  переспала с боссом, что обо мне можно подумать?

+1

38

Я подозревал, что если не отношения, то уж любовь с Кэтрин будет бурной, но чтобы настолько? То ли во мне что-то долго дремало, но в последнее время рвалось наружу, то ли девушка, которая так сладко стонала и сводила с ума была не совсем человеком. Точнее, совсем не человеком - кем-то бОльшим, кем-то, кто привлекал меня на свой огонь, беспощадно сжигая, предварительно заставив разгореться едва ли не синим пламенем. Ох, мисс Николсон ...
Она устраивается удобнее на моем плече, я прижимаю ее к себе, поглаживая по бедру и периодически сжимая пальца. Мне нравится ощущение ее рядом, нравится вот так лежать с ней после довольно-таки неплохого и весьма бурного и громкого с обеих сторон секса. Нравится слушать, как постепенно она выравнивает ранее шумное дыхание. И я даже, кажется, слышу, что она улыбается.
- Ах тебе забавно? Знаешь, многое слышал на своем веку с тех пор, как сам лишился невинности, но чтобы это было забавно ... Ты первая.
Не могу не улыбнуться в ответ. Переворачиваясь, нависаю над девушкой, целуя в шею и поднимаясь выше. На ее теле немного погодя явно будут видны следы этой ночи, как и на мне, впрочем, только вот неизвестно пока, что пройдет и заживет быстрее - мои укусы или ее царапины, оставленные в пылу страсти и желания.
Продолжая целовать, я добираюсь до губ, но не позволяю ей перехватить инициативу. Посасываю ее нижнюю губу, оттягивая вниз и прикусывая от души. Хочу, чтобы наутро ее губы были припухшими как минимум, и как максимум - она не смогла бы нанести на них блеск и помаду, неважно - не хочу чувствовать посторонний вкус, целуя ее перед работой. Снова нарастающее возбуждение не дает думать нормально, поэтому я беру себя в руки и снова ложусь, прижимая девушку к себе. Целуя ее в макушку, зарываясь носом в волосы, и на некоторое время становится тихо. Она вздрагивает, когда я кончиками пальцев провожу вдоль тела - от плеча до бедра, пока рука дотягивается. Она еще в чулках, вот надо же ... Я не захотел их стягивать, мне понравилось иначе, чтобы она осталась в них.
- Я надеюсь, что между нами ничего не изменится. Работа есть работа,  не хочу афишировать. Но и обижать тебя по-прежнему никому не позволю. Только теперь еще и над твоими заказами буду задумываться, ты заранее сразу знай.
Звучит несколько странно. То ли ответственности боюсь, то ли стыжусь своих отношений. Нет, не так. Но я не знаю, как это словами объяснить самой Кэтрин, чтобы она не подумала лишнего.
- Хотя, знаешь! Кому какая разница? Мы с тобой два взрослых и адекватных человека, отвечающих за свои действия. И это я настоял на том, чтобы все началось. Как ты смотришь на это? На наши с тобой отношения. Я помню о том, что ты говорила, но ... Прошу у тебя - давай хот бы попытаемся вернуть тебе чувства?
Мне очень важен ее ответ. У меня нет недостатка в женском внимании, я привык начинать отношения без разрешения, но если Кэтрин так тяжело, то хочется, чтобы все было иначе, чтобы было хорошо не только мне, но и ей. Я сажусь в кровати, смотря на девушку, лежащую рядом. Так спокойно и уютно, посреди бардака из простыни и одеяла с подушками, мы лежим и пытаемся решить, будем встречаться или нет.
Да, и впрямь забавно.

+1

39

Ах тебе забавно? Знаешь, многое слышал на своем веку с тех пор, как сам лишился невинности, но чтобы это было забавно ... Ты первая. – тихонько прыскаю, упираясь носом в его плечо. Чувствую, что он тоже улыбается и, уже в следующую секунду он, воспользовавшись моей расслабленностью, переворачивает меня на спину, нависая надо мной. Зажмуриваюсь от удовольствия, когда он снова покрывает мое тело легкими поцелуями, едва ощутимо поглаживая его по рукам, очерчивая рельефность мускул. Ахх, он чертовски сексуален и если то, что сейчас происходит со мной нельзя назвать влечением, то что это тогда?
Отвечаю на его поцелуй, отдаваясь ему полностью, прикрываю глаза, но закрываю не полностью, наблюдая за ним из-под опущенных ресниц. Чувствую бедром, как растет его возбуждение и улыбаюсь. Хм, ещё раз? Впервые и у меня такое. Прошлый парень мог только пыхтеть, завершая свое дело, после чего был сопровожден вон из моей квартиры, а я надела на себя маску непроницаемости и больше никого не подпускала к себе. Мужчины казались грязными животными… Пока я не столкнулась с Крисом. Его я вначале хотела просто убить, а сейчас улыбаюсь, прижимаясь к нему все сильнее, не хочу падать в объятия Морфея, чтобы не прерывать то шаткое равновесие, которого мы достигли за сегодняшний день. Как же все запутанно…
- Я надеюсь, что между нами ничего не изменится. Работа есть работа,  не хочу афишировать. Но и обижать тебя по-прежнему никому не позволю. Только теперь еще и над твоими заказами буду задумываться, ты заранее сразу знай. – я вздрагиваю, когда его пальцы пробегают по шраму на боку. Он не ощущает его, или мне кажется? Он ведь даже не видел то художество, что я сделала, дабы скрыть ужасные шрамы после аварии. Сейчас они не только не видно, но и едва ощутимы. Возможно, он просто не обратил внимания. Как и на запястье. Эта тату у меня осталась с прошлой жизни, и я даже не могу сказать, во сколько я её сделала. Я просто проснулась с ней на руке.
Отвлекаюсь от его движений по моему телу, передергиваясь от мелкой дрожи, которая покрывает тело мурашками. Слушаю то, что говорит Крис, и сквозь темноту смотрю на него. Он кажется мне таким сосредоточенным, таким... Таким сейчас недоступным, хоть и лежит рядом, в неглиже и гладит мой бок. Ох, а я в чулках оказывается, то-то мне не так удобно. – отмечаю про себя и снова улыбаюсь. Он садится и смотрит на меня, лежащую в обрамлении скомканного постельного белья. А я приподнимаюсь, садясь рядом, и приближаюсь к его лицу. Аккуратно целую его подбородок, после машинально убираю свои локоны за спину, они мне мешают и накрываю его губы своими. Целую, нежно, почти как с благодарностью. Прерываю поцелуй, когда его руки на моей талии сжимаются слишком требовательно.
-Попро.. буем, - дыхание сбивается, я опускаю голову и получается так, что лоб находит его губы. Всё, что происходит – происходит явно не со мной. Или без меня… - Ты уже много сделал, и да, давай попытаемся, - вымученно улыбаюсь, произнося последнее на одном дыхании. Я не люблю говорить о своих проблемах, вот такой я замкнутый человек. Тем более, что отношений у меня как таковых никогда и не было. За исключением навязчивого Джереми, что целый год от меня не отставал. А я не могла ответить ему взаимностью и в итоге решила от них всех сбежать…
А что будет, если с Кристофером тоже ничего не выйдет? Снова бежать?
Умно.

Солнечный зайчик разбудил меня, заставив морщить нос и жмурится от яркого солнца, светящего прямо мне в лицо. Спросонья я даже не сразу поняла, что рука мужчины, лежащая на моей груди душит меня, да и не сразу вспомнила, что было этой ночью. Потом, оглядевшись и придя в себя после сна, я слегка улыбнулась, когда посмотрела на спящего мужчину. Вспомнила всё, что произошло ночью. И покраснела. Всего на пару секунд. Потом я тихонько, чтобы не разбудить Криса выскользнула из кровати, и, не пряча наготу, пошла в ванную, чтобы принять душ, смыть остатки ночной усталости, да и вообще сам сон.
В ванной, под шум включенной воды я рассмотрела свое тело, отметив небольшие кровоподтеки на шее, плечах, груди. Снова улыбнулась. Да, ночь и вправду была бурной, а засосы.. Черт, это же мои первые следы после секса….
Потом мой взгляд упал на бок, где виднелись края тату, я повернулась и провела кончиками пальцев по черным линиям. Там, под ними скрывался ужасный шрам, последствия после аварии. Интересно, Крис её заметил? Потом пробежалась пальчиками по ленточке на запястье. Хм, а мужчине нравятся тату на моем теле? Или я, стремясь скрыть увечия после травм, только усугубило свое положение в этом плане?
-Ты напугал меня, - погрузившись в свои мысли я и не заметила, как на пороге появился Крис., а когда заметила, то чуть не поскользнулась на капельках воды от идущей воды в душе. Кажется, его глаза только что скользнули по моему боку… А я даже не успела одеться… - Прости, что разбудила, - закрывая рукой запястье и разворачиваясь к нему другим боком, чтобы скрыть татуированный, я сделала шаг к ванной, - я быстро приму душ и сделаю что-нибудь поесть, - чтобы как-то скрасить нависшую тишину произнесла я севшим голосом, - если ты хочешь... -  Меня уже начала бить неприятная дрожь, а от волнения я готова была выплюнуть весь словарный запас, лишь бы не показывать, насколько мне важно его мнение о моем теле…

+1

40

Нет более страшной темноты, чем та, в которую мы погрузили себя сами. Нет более страшных созданий, чем те, которых породило наше сознание. Сон разума порождает чудовищ, и в ожидании ответа Кэтрин мой разум породил, пожалуй, самое страшное, что сейчас могло быть - ее отказ. Я уже продумал, как буду ее утешать, уговаривать. Но в один момент она развеивает все страхи и сомнения, причем не только мои, но и свои, кажется. К сожалению, я не могу видеть выражение ее лица, но голос слегка дрожит, или же мне мерещится. В любом случае, я получил согласие на действия, а значит, все будет хорошо. Все будет так, как мы захотим, а остальные, если хотят чего-то от нас по отдельности или вместе, пусть ждут - это их проблемы, уже не наши. Мы вместе, остальное вот пока как-то совершенно неважно.
- Не будем пробовать. Просто начнем действовать. Если что-то будет не так, ты скажи. Я буду исправляться и помогу тебе, в случае чего. Но обещаю - ты будешь чувствовать, и это будут только лучшие чувства. Ты мне веришь?
Обхватываю ее лицо и притягиваю к себе. Чувствую вкус ее губ - чуть солоноватый, как будто она ... плачет? Но улыбается, это тоже явно чувствуется и очень радует. Так мы и засыпаем - она на мне, используя вместо подушки и матраса, и я - в квартире не своей, но моей новообретенной девушки, которую недавно хотел убить.

Утро встречает меня солнечным лучом, который будит довольно бесцеремонно, и шумом воды в душе. Кровать с другой стороны пустая и едва теплая - значит, Кэтрин выскользнула из нее не так давно. Некоторое время я еще позволяю себе поваляться, затем бросаю взгляд на часы и комнату оглашает недовольный возглас-стон - у меня эфир через три часа, а еще нужно успеть заехать домой, привести себя в божеский вид и сменить костюм. Благо хоть сегодня время съемки более позднее, чем обычно, иначе я бы уже опоздал, а опоздунов не любят нигде, даже на нашей студии, где люди довольно лояльно относятся ко всем недостаткам. Когда ты ведущий, это налагает определенные обязательства - к счастью или увы. Я не смирился, но привык и даже почти подстроился. А может, немаловажную роль сыграло то, что с Мортом отношения были хорошие и я мог позволить себе немного лишнего и большего. Пользовался служебным положением - да, вот такой я засранец, который по опросам достаточно популярен. А вот этим лучше не пользоваться, иначе можно будет потом детей считать как Зевс - там нагрешил, тут бедняге помог ... И где же все-таки моя Гера?
Дверь в ванную открывается бесшумно. Несмотря на то, что в квартире заметно отсутствие мужчины, мисс Николсон надо отдать должное - ничего не скрипит, не расшатано, как я успел заметить, нигде ничего не вываливается, а значит, она очень хорошая хозяйка и даже в одиночестве не пропадает. Некоторое время я смотрю на нее, отмечая плавную линию изгиба бедра, линию плеч. Заново оцениваю то, что на работе видел только сквозь тонкую ткань платьев и обтянутые джинсой конечности, если так можно выразиться. Сейчас это все выглядит намного лучше и соблазнительнее. Не менее соблазнительной кажется мысль о том, чтобы позвонить и сказаться больным, а самому провести время с Кэтрин. Которая именно в этот момент меня замечает и вздрагивает, невольно поворачиваясь к зеркалу спиной и боком. Я вижу то, что не очень радует. Но от этого в наше время, похоже, никуда не деться - от татуировок ...
- Ты напугал меня.
Загнанный, запуганный зверек, который не верит человеческой руке. А ведь она не ударить тянется вовсе, а пригладить вздыбленную шерсть, вытащить из нее колючки, расчесать, погладить, обработать раны, если понадобится ... Нам нужно много времени, чтобы зверек привык к тому, что хотя хозяин и есть, но он хочет заслужить доверие и подарить ласку. Я делаю шаг вперед и притягиваю Кэтрин к себе, как ночью притягивал на кровати. Она очень хрупкая и как будто сломлена изнутри. Я не буду собирать по кусочкам разбитую вазу. Попробую сделать что-нибудь новое, она должна прочувствовать очередные отношения иначе, чтобы не опуститься в бездну в случае неудачи. Я этого не допущу.
- Прости, меньше всего этого хотел.
У нее садится голос. Я такой страшный с утра? Смотрю на наше отражение в зеркале и не могу не улыбнуться. Да, я действительно сам похож на сонное чудовище - лохматый, с двухдневной щетиной ... А, ладно. Немного потерпит.
- Я бы предложил потереть тебе спину, но в таком случае вода прольется зря, а мыла мы используем по минимуму. Вношу коррективы - пока ты принимаешь душ, я готовлю что-нибудь перекусить, а потом мы вместе поедем на телестудию. Ты не хочешь побывать на съемках утреннего шоу?
Я бы очень хотел, чтобы ты там побывала. Тебе понравится, ты очень яркая девушка.
Почему я вижу в ее глазах испуг. Хочется спросить, чего она боится, но уместен ли подобный вопрос на этой стадии отношений? ... И не напугает ли он ее еще больше?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Спутница на ночь