Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
- Хей! Ты тут случайно не вздумал расслабиться?! - Переводя почти грозный взгляд на друга, возмутилась Тори по поводу его сонной ленивой неряшливости.
Вот так настроение рыжей изменчиво, как вода - еще секунду...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » взять под крылышко


взять под крылышко

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Участники: Гвидо & Наташа;
Место: казино;
Погодные условия: не принципиальны;
О флештайме:
Альтруизм - это не всегда полезная черта. Иногда из-за своего альтруизма люди делают поистине странные вещи... Вопрос в том, чем это закончится именно для них?

+2

2

вв

https://pp.vk.me/c9449/v9449199/75f/38Cgo7imBJs.jpg

С присно памятной встречи в казино и исповеди Морта прошло всего два дня, и я все-таки набралась смелости и позвонила по номеру, который без видимой причины набирать никогда не решалась. Гвидо ответил довольно быстро и, на мою радость, все-таки согласился встретиться в "Элениуме" в два часа дня. Время мертвое и тихое для игорного заведения. Очень удобное, чтобы вести важные переговоры.
Мои переговоры были важными. Я ради них все дела отложила. Я из-за них полночи не спала, продумывая, что именно хочу сказать. Время тянулось, как резиновое, и это меня угнетало. Я не находила себе места с самого утра, в результате чего благополучно поссорилась с Чарли, именно в этот день оставшимся дома. При чем - из-за сущего пустяка, но мне и этого хватило, чтобы подорваться чуть ли не в полдень, и уже в полпервого быть на месте.
Мое появление в "Элениуме" в нерабочее время наводит шороху. Коллеги пристают с вопросами, от которых я стараюсь аккуратно открещиваться. Хватит и того, что они полюбовались нашей с Хассаном ссорой вчера. Да, я уникальна, и перессорилась с обоими моими мужчинами сразу. А может так лучше? Может ну его все к черту - возьму билеты, заберу Реми из садика, и махнем мы с ним в Амстердам навсегда, с концами! Хватит ждать милости от кого-то, хватит от кого-то зависеть. Все сама, разве не прекрасно?
Но вместо того, чтобы вот прямо сейчас проходить регистрацию в аэропорту, я сижу и заливаю в себя уже пятую к ряду чашку кофе. Скоро он польется из ушей, как пить дать. А время все так же ползет контуженной улиткой. Минутная стрелка на часах, будто бы издеваясь надо мной, движется так, словно преодолевает сопротивление в восемь атмосфер.
В конце концов, мне надоедает, и я иду на сцену - распеться, протереть саксофон, поимпровизировать на губной гармонике. Заняться хоть чем-то! Таким нехитрым способом я съедаю еще полчаса, а потом мне в руки волшебным образом попадает салфетка и ручка. В моем случае - это гремучая смесь, так как первые строчки приходят мгновенно.
"Постучись - я открою двери.
Позови - я приду сразу.
Попроси - я тебе поверю
И прощу не моргнув глазом.
Обмани - я найду оправдание.
Позабудь - я уйду тут же.
Прикажи - дам обет молчания,
Отпусти, я босой - в стужу!
Обними - я отдам гордость.
Оттолкни - помолюсь тихо.
Мне с тобою - ножом к горлу.
Без тебя мне совсем лихо..."

Дальше - все. Ни строчки, ни слова. Сижу, и гипнотизирую клочок ни в чем не повинной бумаги ненавидящим взглядом, будто это он виноват, что песни из этого огрызка точно не выйдет. Да и вообще, как-то излишне наивно и слезливо. Это гормоны, точно. Да.
Зато пока я пыталась испепелить взглядом салфетку, время прошло незаметно, и стоило мне поднять глаза, как я тут же заприметила в холле знакомую фигуру. Спеша подняться навстречу, быстро засовываю салфетку в сумочку, чтобы не забыть. Может допишу потом. Когда-нибудь никогда.
- Мистер Монтанелли! - Улыбаюсь чуть напряженно, снова устраиваясь за столом, - Спасибо, что откликнулись на мое приглашение. Мне, право, весьма неудобно вас беспокоить... Но мне нужна ваша помощь. Жизненно необходима.
Не мне. Но "жизненно" - это самый точный термин.

+1

3

Совпадений не бывает. В том бизнесе, в том "деле", в котором вращался Гвидо, этому учили чуть ли не с первых шагов - совпадений не существует, настоящий мужчина, мафиозо, не верит в совпадения, потому что для него существуют лишь поступки и их последствия. Именно потому встреча с Лемуром пару дней назад не могла считаться совпадением - Эддингтон сам решил спрятаться именно в Сакраменто, под боком у своих бывших врагов, это был его собственный выбор, а значит, было только вопросом времени, когда он наткнётся на чьё-то знакомое лицо, особенно в той сфере, в которой работал он - в журналистике. Два года - это само по себе очень много. Слишком большой срок, чтобы оставаться незамеченным. А с другой стороны - и достаточно большой, чтобы уже перестать быть интересным кому-либо.
Учитывая, что Наташа была невольным свидетелем, и более того - инициатором их с Мортом встречи, её звонок тоже не был совпадением, а лишь результатом произошедшего пару дней назад, поэтому у Гвидо он даже не вызвал удивления - пожалуй, даже напротив, стоило бы его предугадать заранее. Сразу становилось понятно, что встреча будет как-то связана с Лемуром Лори, но как именно - Монтанелли пока не знал. А потому - на этот раз взял с собой пистолет в казино, неизвестность - плохой и опасный спутник, а в их мире - ожидать удара можно откуда угодно, особенно человеку с его положением и в его статусе. Лемура ведь не зря прозвали ловким? Кто знает, не пожелал ли он использовать Наташу, чтобы избавиться от свидетеля, подчистив за собой хвосты - потому что в этом случае он вполне может снова просто раствориться, переехать куда-нибудь ещё и выбрать себе новое имя. Или, может быть, он угрожает её жизни или здоровью? Ну что ж, в этом случае - он определённо покойник. То, что ему позволено было так долго ходить по его территории - это уже большой подарок; но если начнёт трогать тех, кто находится на этой территории, кто живёт под его защитой, начнёт ставить какие-то цели перед собой - на лёгкий путь может не рассчитывать. Однажды Монтанелли уже имел удовольствие видеть, что он представляет собой, если получит реальную власть - и ошибки своих бывших боссов не повторит: предпочтёт задавить в зародыше.
В середине дня казино не очень оживлённо, и как раз это и вызывает у Гвидо лишние подозрения - в чём-то он солидарен с Лемуром: иногда лучше что-то спрятать на видном месте. В полупустом же зале казино спрятаться куда сложнее, чем в переполненном, зато убрать Монтанелли сейчас будет куда проще, нежели если это сделать вечером, при тысяче свидетелях, многие из которых, кроме того, находятся на его стороне - а кое-кто и работает, фактически, на него. Но - отказывать Наташе просто из-за беспочвенных пока что подозрений - это невежливо. Возможно, что ей требуется его помощь. Просто так, без серьёзного повода, Хантер действительно едва ли стала бы его отвлекать...
На назначенные встречи не принято опаздывать, и Гвидо пунктуально был в холле казино без двух минут два часа. Найти Наташу не составляет особого труда. Почти сразу же она обращает на себя его внимание, приглашая за свой столик... и Монтанелли, улыбаясь в ответ, неспешно следует к ней навстречу, глазами проводя по залу, пытаясь найти что-либо необычное. Впрочем, нет, едва ли его попытаются убить в "Элениуме" - без ведома Тиреллов, это сделать почти невозможно, а они на его стороне, и вряд ли найдут настолько полезного союзника, что рискнут пожертвовать связями с Торелли.
- Salve, Наташа. - он церемонно целует певицу в щёку в знак приветствия и затем устраивается за столиком, у подбежавшего официанта попросив только чашку кофе, сочтя, что для вина, пожалуй, будет ещё рановато. Поговорят с Хантер за чашкой кофе... для чего, кстати, она хотела с ним встретиться? Да... Лемур Лори. Определённо что-то касательно его персоны, но вот что именно...
- Так что случилось? - приняв извинения Наташи, осведомился Гвидо. Если это в его силах - он поможет. В помощи он ей никогда не отказывал, для этого даже не всегда приходилось просить, если он видел проблему - как на собственной свадьбе - то только рад был бы решить её, раз она касалась той области, в которой он имел силу, которую не принято было произносить вслух, особенно за столом. Но с тех пор, как его статус вырос - эта область касалась гораздо больших вещей, нежели мясной бизнес и "лишние" мёртвые тела... Естественно, такие разговоры по телефону не ведутся, и Наташа не стала рассказывать ему о своих проблемах в трубку, но - вот он здесь, готовый выслушать, помочь, и даже заступиться, как получилось тогда с Ильёй. Возможно, Гвидо - сам по себе и не слишком приятный человек, который занимался и занимается преступными делами, убийца, вор и мошенник, но при этом - кому-то он может назваться и другом. Тем, кто был готов назвать своим другом его. И не боялся это сделать... Друзья ведь всегда помогают друг другу, когда это необходимо? Вполне возможно, что однажды настанет день, когда уже ему понадобится помощь Наташи в чём-либо, и это тоже будет жизненно необходимо. Или же, как говорилось в кино - этот день может и никогда не настать.

Внешний вид

+2

4

Сеньор Монтанелли, как всегда, невозмутим и собран. Мне бы его спокойствие... То, что я сейчас попрошу, наверняка выбивается из всех рамок. И так же наверняка мне откажут в выполнении этой просьбы. Но не попросить я не могу, иначе я потом всю жизнь проживу с чувством вины и ощущением щемящей боли в сердце из-за того, что могла, но ничего не сделала.
Гвидо задает мне вопрос, но я молчу и вцепляюсь пальцами в кружку до побелевших костяшек. Враз все то, что я так тщательно планировала и простраивала в своей голове, летит к чертям. Я уже не помню, что я хотела сказать, какие доводы привести. Вот что мне нужно - похлопать ресничками и выдать: "Не трогайте, пожалуйста, Морти, он хоть и козел порядочный, но он исправился"?! Бред.
Я молчу, стараясь унять судорожно бьющееся о стенки ребер сердце. Молчу, упорядочивая мысли и слова, раскладывая их по полочкам. Эти, легкие и ничего не значащие - сюда. Эти, тяжелые, как камни, из которых строили египетские пирамиды - сюда... В конце концов, я собираюсь с мыслями и поднимаю на мужчину глаза.
- Речь пойдет о нашей с вами предыдущей встрече и о Морте Эддингтоне.
По-моему, он даже не удивлен. Складывается впечатление, что он догадывался, или знал наперед, что я скажу. Но я все равно не замолкаю, хоть и растягиваю слова, чтобы не потерять той нити логики, которую нащупала. Говорю тихо и буднично, чтобы ни у кого не возникло желания прислушаться к разговору.
- Вы ведь знаете, кто он такой на самом деле, верно? Я тоже знаю. - По тому, как напряглись губы Монтанелли, я делаю вывод, что этого-то он и опасался, поэтому спешно вскидываю руку в протестующем жесте, - Нет-нет, он мне ничем не угрожал! Он меня не тронет. - Я в этом почти уверена, но заставляю свой голос звучать так, будто там и пресловутого "почти" в помине нет. - Вы узнали его тогда, два дня назад. И очень сильно испугали. Он уверен, что вы хотите поспособствовать разоблачению его инкогнито, и полному уничтожению этого забавного зверька - лемура. Чтобы теперь уж точно наверняка...
Я прерываюсь, чтобы перевести дыхание и промочить враз пересохшее горло. Я боюсь запутаться и, в попытке объяснить свои личные мотивы, сделать только хуже. Поэтому начинаю снова, теперь уже издалека.
- Мы познакомились не так давно и случайно. Я его чуть не убила, он выехал на велосипеде на проезжую часть и поцеловался с капотом моего Малыша. Но потом он меня очень выручил. Можно сказать - спас. Я ему многим обязана...
Замолкаю на полуслове, когда сеньору Монтанелли приносят его кофе, и откидываюсь на спинку стула, гипнотизируя кофейную гущу на дне чашки. Да, Морту я обязана многим. Как минимум тем, что сейчас мне не нужно устраивать разбирательство с пока еще не бывшим мужем на тему моей внезапной беременности. Для меня это многое значит. Да и вообще, за время нашего недолгого общения, я обнаружила, что с ним мне очень легко. Так легко, как давно не было. И даже то, что этот человек наделал шума и явно не является ангелочком, ничуть меня от него не оттолкнуло. Видимо то, что сблизило - оказалось сильнее. Вот говорят - родителей не выбирают. Мне кажется, что друзей не выбирают тоже. Их судьба посылает, как подарок. А подарками судьбы не разбрасываются.
- ...И я готова за него поручиться. Я прошу вас, нет, даже так - я вас умоляю его не трогать. Прошлая жизнь - это прошлая жизнь. Он сам не хочет ее возвращения. - По крайней мере, я на это очень надеюсь, - Я прошу вас дать ему шанс так и остаться Мортом Эддингтоном. Пусть все продолжают думать, что Лемура больше нет. Я знаю, что не имею никакого права вас об этом просить, но... Пожалуйста, Гвидо. Он - мой друг. Ему нужна защита.

+2

5

Гвидо спокоен, но несколько напряжён, что даже необычно при общении с Наташей - уж с ней-то никогда не было причин для того, чтобы ожидать удара в спину, или чего-то похожего на то, к примеру, что он пережил стараниями солдат Триады прошлым летом; никогда - до того, как он неожиданно увидел рядом с ней врага Семьи Торелли два дня назад. Впрочем, по мере того, как развивается дальше их разговор, напряжение постепенно угасает. Как он и рассчитывал, разговор коснётся именно этой встречи, и Гвидо просто кивнул, давая Наташе тихий сигнал для продолжения её рассказа, и ни разу не перебив на его протяжении. Вращаясь в кругах в шоу-бизнеса, Наташа видит больше, чем среднестатистический горожанин, шоу-биз и мафия, как известно, идут рука об руку, но всё же - со сцены ей видно как раз немного. И в разборки преступных сообществ она предусмотрительно никогда не влезала. Да ей просто и незачем это делать. Гвидо не перебивает - он видит, что говорить ей нелегко, но уже это само по себе говорит о том, что выговориться ей надо дать, не сбивая и не поправляя; может быть, Монтанелли выглядит даже немного жутко сейчас, пристальным взглядом следя за тем, как она говорит, сидя в невозмутимой позе, и почти не двигаясь, только официанту кивнув, когда тот принёс ему чашку, но и к ней не прикоснувшись, но пусть уж лучше Наташа закончит говорить - так будет легче ей же самой. Ему же - легче сделать выводы молча, и сказать, что он хочет, позже, когда выговорится Хантер.
Почти... у кого вообще может быть уверенность в том, что кто-то кого-то не тронет? Многие до сих пор записывают донов Мафии к "Сильным мира сего", но даже они, главы преступных семейств, перед обстоятельствами и Судьбой - бессильны. Не бывает стопроцентной уверенности. Её нету даже в том, что жизнь их с Наташей однажды не расставит по разные стороны баррикад - не говоря уже о том, что экс-гангстер её не тронет. Тем более, что на самом деле - она понятия не имеет, кто он такой; даже Гвидо - и он не знает. Всё, что видели и слышали они - это просто набор фактов. А кто такой Лемур Лори - в лучшем случае, об этом могут рассказать его бывшие подельники... Но дону Торелли - ему достаточно и того, что он уже о нём знает.
Однако, Наташа удивила его. Монтанелли не рассчитывал, что попросив об этом разговоре, она захочет заступиться за Морта - как раз наоборот, думал, что она попросит либо защитить её от него каким-то образом, либо - уничтожить его зачем-нибудь - это уже отдельный вопрос, зачем именно и почему. Однако Хантер упрашивала о защите для него. Сообщив о том, что обязана ему чем-то... а Лемур, похоже, действительно испугался, раз не сидел сейчас за этим столиком самостоятельно.
Но правда в том, что Лемур Гвидо интересовал немного - если бы боссу мафии было нужно уничтожить его, то это можно было бы сделать в тот же самый вечер, когда они встретились, или же - на следующий же день; убить человека - на самом деле, это не так уж долго. Эддингтон, впрочем, не такой уж простой человек, даже в своей новой шкуре, но именно потому его смерть можно сделать даже более болезненной - он видная фигура в СМИ, а там - любят сенсации... прошлая жизнь президента Good Morning, Sacramento! - это была бы действительно сенсация. И местная передача на какое-то время стала бы известной на всю страну - от Сан-Франциско, до Нью-Йорка... и если бы Гвидо хотел, чтобы этот процесс был бы запущен - то уже нажал бы на соответствующие рычаги. Но - он не хотел.
- Я и не говорил, что собираюсь его трогать. - в те времена, когда "Эфедра" воевали с Семьёй Торелли в Сакраменто, у руля стояли совсем другие люди. Супруги Донато, Джон Уэйт, Джованни Риккарди... Но они были уже мертвы. Лемур Лори и его банда некогда перешли дорогу Семье Торелли, к которой он принадлежал, но не Гвидо Монтанелли лично - у него ни причины устраивать вендетту, ни какой-либо выгоды. Как раз напротив - учитывая все обстоятельства, Морт был бы более выгоден живым, нежели мёртвым. Именно в том положении, в котором он находится сейчас. И особенно - если он будет напуган. - Он ушёл со сцены уже давным-давно. - и попытка его уничтожить, даже если она будет удачной, это как раз и будет его возвращением в театр боевых действий - разница лишь в том, как надолго. Лемура и так уже давно нет.
- Ты поручилась за него, Наташа. Это твои слова. - и это делало бы их сообщниками, если бы Гвидо был судьёй или прокурором. Но нет - он был таким же преступником, как некогда Морт. Нет, не совсем, конечно, таким, но - обоих будут расценивать, как лидеров преступных группировок; просто имели эти группировки разный окрас. - Но учти - не такой уж этот лемур забавный, каким кажется. - Гвидо взяв свою чашку с кофе, сделав несколько глотков. Предостережение, согласие, обещание, всё в одном. Но с этого момента - о Ловком Лемуре Лори знают двое людей: это он и Хантер; и если однажды глазастый зверёк перевернётся в своей могиле, если его стая, или хотя бы следы её, вдруг будет замечены на их территории - Монтанелли будет знать, к кому идти за объяснениями.

+1

6

Когда Гвидо заговорил, мне показалось, что вот сейчас он возьмет и скажет безапелляционное "нет", и я все-таки расплачусь. Почему, спрашивается? Ведь Мортимер мне - никто. Ни брат, ни сват, как говорится. Я ничего ему не должна, с точки зрения социума. Вот только - не с моей. Этот человек помог мне тогда, когда я находилась в безвыходной ситуации. Для кого-то притвориться чужим мужем и будущим отцом - пустяк. Для меня же - неоценимая помощь и так нужная мне отсрочка, пока я не решила до конца, что я буду делать с этим ребенком.
И пусть для кого-то такой поступок будет иррациональным, глупым. Идти в самое пекло, заступаться за человека, на которого у очень многих может быть зуб. Просить за него, поручаться. Для кого-то, но не для меня.
Поэтому когда Гвидо говорит о том, что и так не планировал его трогать, я шумно выдыхаю и вцепляюсь пальцами в скатерть так, что кажется, что оторвать от нее мои руки можно только с огромными белой ткани. Правда? Правда?...
Я даже не могу до конца поверить, что все оказалось так просто, хотя формулировка Монтанелли столь расплывчата, что я все-таки ловлю себя на мысли, что все не так уж просто, и сразу же расслабляюсь. Бесплатный сыр только в мышеловке.
- Я приложу все усилия, чтобы вы больше никогда не услышали о якобы ожившем Лори. - Говорю горячно, наверное, даже немного пафосно, но раз уж я за Морта заступилась, значит мне придется теперь следить, чтобы он ничего не натворил. Я знала, на что шла. Я знала, во что ввязывалась и во что ввязывала Мортимера. Но лучше уж так. Прикрываю глаза, чуть морщусь, прижимаю ладони к лицу и резко провожу ими к вискам, зарываясь пальцами в волосы, растрепывая прическу, но не замечая этого. - Мне кажется, он сам бы хотел, чтобы о нем забыли. Навсегда.
Обычно такие не уходят со сцены по своей воле. Обычно от таких избавляются тем или иным способом, и редко кто доживает до почетной старости. А я почему-то очень хочу, чтобы Морт дожил. Не Лори, а Морт.
- Но учти - не такой уж этот лемур забавный, каким кажется.
Он за меня... беспокоится? Или мне показалось?
- Не волнуйтесь за меня. Мне он не страшен, со мной уж точно все будет в порядке. С больше вероятностью я сама себе шею сверну, с моей-то удачливостью... - Усмехаюсь на секунду от мысли, что чуть своими руками не угробила одного из самых опасных преступников, наехав на его красный велосипед, когда сам он отправился за продуктами в магазин. Какая ирония! Только сейчас мне нужно уяснить для себя - на каких именно условиях Гвидо готов оставить Мортимера Эдингтона Мортимером Эддингтоном, а не сделать из него быстро воскресшего и тут же безвременно почившего Ловкого Лемура Лори. - Мне нужно что-то ему передать? Что еще, кроме моего слова, вам необходимо, чтобы Морт Эддингтон больше не боялся за свою лемурью шкурку? Возможно, есть какие-то условия? - Тон деловой, взгляд заинтересованный. - Только не сочтите меня невежливой или неблагодарной. Просто меньше всего я хочу, чтобы у нас с вами остались недомолвки. Я слишком уважаю вас, чтобы поставить каким-то образом в неловкое положение...
И слишком ценю нашу своеобразную дружбу.

+2

7

Монтанелли не стал выяснять, что такого важного Морт сделал для Наташи, чем помог ей - пожалуй, это просто не его дело; Хантер - его подруга, и что этот человек для неё важен - она объяснила вполне доходчиво. Вот только Гвидо ни Мортимера, ни Мортона своим другом назвать не мог - впрочем, не мог назвать и врагом, так что и причин убивать его, или вредить ему как-то, у него не было. А об их встрече в казино - просто забудет. Вернее, сделает вид, что забыл. Рот лучше держать закрытым - так говорят внутри их среды; но относится это не только к стукачеству, но и к тому, сколько положено видеть и слышать - только дурак сразу бездумно разбалтывает обо всём, что увидел. И если Гвидо начнёт говорить об этом - у кого-то просто дёрнется рука. Либо кто-то, вспомнив о том, кого он убил несколько лет назад, затеет вендетту, либо какие-нибудь сопляки захотят поднять свой авторитет в глазах более старых членов банды, записав на свой счёт такой крупный трофей, как Лемур Лори, но - просто разговор об этой встрече уже может стать тем рычагом, что подействует на Морта. А если даже никто не рискнёт выстрелить - слухи всё равно своё дело сделают. Просто это будет гораздо дольше, и едва ли приятно...
Гвидо тихо усмехается, но прячет усмешку, не желая обидеть Наташу. Она приложит все усилия? А так ли много она сможет сделать, если Лемур захочет вернуться? И что может противопоставить певица из казино президенту самого известного в Сакраменто телеканала? Он охотно верит, что она действительно сделает всё, что будет в её силах, но - во-первых, хватит ли их, а во-вторых - для чего именно хватит? Для того, чтобы о Лори забыли - едва ли... Тем более, что даже два дня назад, в этом же казино, о нём случайно кто-то вспомнил. И естественно, что Морт хочет, чтобы все забыли, кто он такой - на его месте любой бы хотел именно этого... Но что касается любой подобной интриги - они никогда не заканчиваются по-настоящему хорошо. Это Гвидо знал и на своём опыте тоже. Он сам был тем ещё интриганом... но в той сфере, куда Наташу не пустил бы в любом случае.
Потому что действительно беспокоится за неё - да и почему бы, собственно, не должен этого делать? Каждый человек беспокоится о дорогих ему людях и вещах, об отношениях, которые имеют для него вес... в том числе - и отношениях, как исполнителя и поклонника. И если сам по себе Морт, быть может, и не страшен для Наташи, то он вполне может стать той причиной, по которой для неё может стать опасным Гвидо и его организация, а вполне возможно - что и не только Семья Торелли, "Эфедра" перешли дорогу не только Мафии Сакраменто, но и другим группировкам тоже - расквитаться с ним может появиться много и других желающих. В том случае, если Лемур появится, особенно.
Стоило отметить, что Наташа - очень смелая девушка, раз вообще решила вызвать его на этот разговор; и довольно проницательная - для певицы, пожалуй, даже слишком, раз подумала про условия... Условия - они всегда есть. Но - пожалуй, не Наташе он должен их ставить, а Морту; а самого Мортимера найти нетрудно - у президента телеканала ведь существует его президентский офис, где он появляется хоть иногда? Впрочем, даже если и нету (что было бы странно, конечно) - Эддингтона найдут, если понадобится. В этом городе Гвидо может найти любого, кого захочет, в короткие сроки. Особенно - подключив свою супругу к поискам. Если только с этим кто-то до этого не встречалась его троюродная племянница, потому что в этом случае бедолагу уже вряд ли кто-нибудь обнаружит, кроме чёрта в аду или Господа Бога на небесах - но Морту это вряд ли грозит.
- Нет, не стоит. Всё, что нужно, я могу сказать ему при личной встрече сам. - может, впрочем, передать ему именно это - по крайней мере, он был честным с Наташей до конца: их новая встреча с Эддингтоном может быть вполне вероятна. И очень возможно, что даже в ближайшее время. У неразглашения тоже есть своя цена... а контролировать телепередачу - с точки зрения бизнеса Мафии, это может быть инструмент очень даже выгодным: пропуск в студию телеканала, лёгкий (и вполне легальный) доступ к её материалам, и все остальные махинации, про которой он Наташе ни слова не скажет.
- Забудь об этом разговоре - вот моё условие. - произносит Гвидо. Сам этот разговор является опасным для Эддингтона, потому что уже отложится в памяти у двоих людей. Опасен и для Монтанелли - потому что сейчас был, пожалуй, единственный момент в их отношениях, когда он признал перед Наташей свою связь с организованной преступностью чуть ли не открытым текстом. И по этой же причине он опасен для самой Наташи. Так что Гвидо не собирается заключать с ней "деловых" сделок - просто потому, что это втянет её в тот вид отношений, от которых её всеми силами стоит удерживать, и Монтанелли, и Эддингтону; её территория - сцена, её сфера - музыка. Ставить условия жизни Мортимера ей? Это всё равно, что заставить кого-то из своих солдат или боевиков играть на контрабасе. Каждый должен жить своей жизнью и заниматься своим делом. - Тогда и недомолвок не будет. - улыбнулся Гвидо, допивая свой кофе и возвращая пустую чашку на столик, поднимаясь из-за стола. Нет, Наташа вовсе не проявила неуважения или неблагодарности - защищая своего друга, она сделала то, что должна была, поступила, как следует. Поступила, как друг - по отношению и к нему тоже. И Гвидо это ценил... - Но если с тобой из-за него случится что-нибудь - уничтожить я его могу и не как Лемура. - добавил Гвидо. И это, впрочем, тоже можно ему передать...

Отредактировано Guido Montanelli (2014-08-06 19:47:36)

+2

8

Забавно. Казалось бы - один единственный разговор. Но он изменит всю мою жизнь. И я очень хорошо это понимаю.
Наверное, где-то в глубине души я все-таки игрок. Азартный, как и многие, кто приходит сюда, чтобы оставить свои деньги, как по мановению волшебной палочки обращенные в яркие фишки, на зеленом сукне, или в недрах игровых автоматов. С самого детства я любила рисковать. Люблю и сейчас.
Мне не страшно за себя. Но мне придется быть очень осторожной, чтобы не подставить под удар сына, Чарли, Аню. Чтобы не навредить близким.
Сколько еще народу может сильно хотеть перегрызть Лори глотку даже после его смерти? Сколько из них живет здесь, в Сакраменто? В идеале, его стоило бы увезти отсюда. Из города, из страны. Возможно, стоило бы предложить ему уехать со мной в Амстердам? Хотя, это будет слишком странно. Для него, естественно, а не для меня. С чего это я так пекусь о почти незнакомом человеке? В этом есть доля эгоизма. Я берегу его для себя, чтобы не свихнуться окончательно. Тут меня можно сравнить с вампиром. Я питаюсь его энергией, той бесшабашностью, которой от него веет. С другой стороны, что ему лучше - быть живым, но привязанным ко мне, или мертвым и... мертвым? К последнему ничего не добавишь - оно заведомо обесценено. Ладно, это решу потом. Поговорю с ним, когда он успокоится. Мне все равно надо уезжать отсюда. Подальше от воспоминаний о Чарли и обреченной влюбленности в Хассана. Хоть к черту на рога. Авось и Морт захочет снова сменить локацию? За компанию.
Теперь мне придется быть очень осторожной. За двоих, я бы сказала. Что же, Наташа, поздравляю, ты только что подписалась на то, чтобы стать нянькой для великовозрастного оболтуса. Но тебе ведь не привыкать? Материнский инстинкт неискореним. А у тебя так вообще гипертрофирован, душечка. Не знаю уж, нужно ли было спрашивать Эддингтона, что он на эту тему думает. Но, во-первых, я не была уверена в том, что затея выгорит. А во-вторых, я ничуть не жалею о своем поступке. Просто, на каком-то подсознательном и совершенно иррациональном уровне я понимаю, что поступила единственно верно.
- Спасибо вам. В очередной уже раз я вам обязана. - Надеюсь, что лишние личные встречи им не понадобятся. Хотя это вряд ли. Я сейчас сама обозначила Гвидо рычаг давления на Морта. Не себя, нет. А его собственный страх перед разоблачением. По сути, чтобы помочь я не сделала ничего, и вряд ли бы Монтанелли согласился на мою просьбу, если бы не имел на нашего общего знакомого Лемура своих собственных видов. Я стала только лишними ушами. Но от чего-то я уверена, что мне Гвидо не станет вредить, а, напротив, попробует уберечь от последствий такого, как он наверняка думает, опрометчивого поступка. И за это я не устану его благодарить. Если вдуматься, то я действительно ничего не смогу сделать, если Лори решит выйти из тени Морта, но как знать... Я хотя бы попробую. Мы же не ищем легких путей в жизни, что подтверждаем последним годом своего существования, правда, Освальд, которая пока еще Хантер?
Поднимаюсь из-за стола вместе с доном и аккуратно целую его в щеку.
- Еще раз спасибо! Более я вас не побеспокою.
Это так. Хватит и того, что я впервые открыто попросила его о помощи в той сфере, которую он мне открыто никогда не разглашал. И он согласился, хотя имел полное право отказать.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » взять под крылышко