Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Будем искать нашу собаку Баскервилей


Будем искать нашу собаку Баскервилей

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://i65.fastpic.ru/big/2014/0804/18/03e4f0518c245e397a6e82c2273c8318.png
gabriel norris & julia curtis
Где-то далеко за городом, весь день сильный ветер гоняет тучи, к вечеру возможен дождь.
Оказываясь на страже порядка, избирая светлую сторону, часто забываешь о том, что темная сторона не будет отсиживаться в пыльном углу и начнет мстить. В департаменте раздается очередной звонок: прямо на шоссе, за городом, обнаружен изуродованный труп. В Сакраменто завелся маньяк? Да нет, вот же он, заветный час расплаты.

Отредактировано Julia Curtis (2014-08-12 17:32:54)

+2

2

Стояла отличная и солнечная погода. Улицы Сакраменто купались в лучах яркого и теплого солнца. Казалось, что ничто не сможет испортить такого дня. В особенности в этом был уверен Габриель Норрис. Сидя в своем кабинете, детектив погромче включил музыку в наушниках. Сегодня его настроение было отличным. Даже не было особо какой-то причины для этого. Просто встав утром с постели, Габриель был уверен, что ему никто не сможет испортить настроение.
В участке было достаточно спокойно. Комната ожиданий не была заполнена людьми, ищущими своих родственников или дающих заявление об ограблении. Патрульные не торопились просить смены. Ну а детектив Норрис наслаждался уединенностью своего кабинета и громким роком в ушах. Но все же Габриель не сидел без дела, закинув ноги на стол и смотря в потолок. Детектив навис над небольшой стопкой бумаг. Он заполнял отчет по делу наркодилера, которое он, наконец, смог закрыть вчера. Этот захват можно было назвать триумфом Норриса. Более месяца этот картель распространял запрещенные вещества в северной части Сакраменто. Полиция долго не могла выйти на след главы этой организация. План был таков, что, поймав главу наркокартеля, полиция автоматически стирает с улиц города этот наркопритон. И вот, после нескольких недель упорной работы, Габриель вышел на нужный след. Наркоделец был пойман и сейчас находился в одиночной камере в ожидании суда. Детектив до сих пор помнил непоколебимое сопротивление наркодилера и слова, которые он не переставая повторял: " Этот налет станет для тебя последним, ублюдок! Тебе он дорого обойдется!" Но Габриеля не испугали эти слова. За все время своей карьеры Норрис слышал достаточно угроз, и они были куда более жестокими.
Неожиданно, в кабинет Габриеля вошел взволнованный патрульный. Норрис вытащил наушники из ушей и устремил своц внимательный взор на полицейского.
- Только что поступил анонимный звонок, что где-то в районе улицы 4448 Jefferson Blvd, это запад Сакраменто. Труп ужасно изуродован. Нужно срочно выезжать на место, - настроение Габриеля в миг ухудшилось. Изуродованный труп мог быть знаком появления маньяка в городе, и этот факт не мог радовать.
- Я сейчас же выезжаю, только... - Норрис на минуту задумался, после чего встал со стула и, подойдя к шкафу, вытащил оттуда бронежилет: - Мне нужно прихватить кое-кого, - Габриель вышел из кабинет и, посмотрев на часы, направился в отдел судебно-медицинской экспертизы. Детектив решил, что ему стоит прихватить с собой Джулию. Она может дать первую нужную информацию, которая может быть ему полезна.
Пройдя к лестнице, Габриель начал спускаться вниз. "Боже, давно было пора переместить их отдел в более приятное место", - подумал Норрис, спускаясь в подвальное помещение, которое было оборудовано под лабораторию. Гулкие шаги эхом раздавались в коридоре. Быстро дойдя до дверей лаборатории, Габриель толкнул ее и вошел внутрь. Осмотрев всю комнату, Норрис понял, что, наверное, он не застал девушки на месте. Но, возможно, она находилась в другой части лаборатории, поэтому он решил проверить это:
- Джулия, ты здесь? Ты мне срочно нужна. Джули, - положив жилет на стол, Габриель еще раз осмотрел комнату и продолжил ждать ответа.

+2

3

appearance.
    По хорошему, сегодня была не моя смена, я вообще должна была уехать на пару дней в Чико. Мама давно пилила меня по телефону, что я о ней совсем забыла, не звоню, не пишу, голубей не присылаю, "неужели я так постарела, что ты не хочешь видеть такие страхи, крошка?" - цитата из моей мамы. Конечно, обе мы прекрасно знаем, что все это театральное нытье, закатывание глаз, всего лишь прикрытие, ширма - мамочка только ищет предлог, чтобы заманить меня под свое крылышко. Она настолько озаботилась моим будущим, что даже перестала активно искать замену отцу - а это уже громадные жертвы и божественное великодушие с ее стороны. Когда я уже упаковала тяжеленный чемодан с вещами, не без усилий запихнула его в багажник и собралась ехать заправлять машину, позвонила Дана и попросила выйти на работу вместо нее. Наговорила про целую кучу каких-то не терпящих отлагательств дел и хлопот, что она ничерта не успевает и если я не подменю ее сегодня, она умрет. Разумеется, я не могла этого допустить - работать в нашем отделе "одно удовольствие", вряд ли я справлюсь в одиночку. К слову, ее просьбы и мольбы были произнесены командным тоном, не терпящим отказов, поэтому, ясное дело, у меня просто не оставалось альтернативного выбора и всем моим планам на выходные пришел полнейший каюк. Сошлись на том, что она мне будет должна, как проигравшийся игрок казино, и я повернула в сторону департамента. Иногда мне кажется, что легче там прописаться и дешевле поставить лишнюю раскладушку в нашем кабинете, чем кататься туда-сюда и бензин по чем зря сжигать.
    Ну, признаться честно, я туда совершенно не торопилась. А зачем? Вряд ли я понадоблюсь там кому-то прямо кровь из носу, проживут и без меня пару часиков. Тем более, вчера была какая-то грандиозная облава: прикрывали наркопритон, который неустанно пасли несколько долгих месяцев. К нам то и дело поступали подростки с передозировкой - их находили то в каких-нибудь подвалах "тире" ночных клубах, то (что более прозаично) просто, что называется, по кустам. В общем, весь департамент стоял буквально на ушах, все были как на иголках, носились, как угорелые с документами, ордерами, отчетами. Благо, обошлось без жертв, а значит, наше участие в том не понадобилось. По статистике, после таких вот "сумасшедших" дней наступало временное затишье. В департамент если и поступают вызовы, то по мелочам - уличная драка, бытовое насилие, паранойя, шутники - ничего серьезного. А иногда телефон молчит, и такое умиротворение воцаряется, тишина - красота. Но преступность - как тараканы - сколько ее не трави, не изводи, все-равно появляется снова.
    Так, по дороге я заехала в кофейню, потому что с утра не завтракала, взяла горяченького кофе и только тогда соизволила явиться на свое рабочее место. Странно, но там опять было подозрительно неспокойно. Пока я спускалась в свой кабинет, меня все сильнее охватывало чувство растущего ничем не подкрепленного беспокойства. И знаете что? Интуиция не подвела: я уже услышала голос Габриеля и ускорила шаг.
    - Что случилось? - обеспокоенно спросила я, еще даже не зайдя в кабинет и не успев снять шарф - наматываю его обратно на шею. Краем глаза я заметила лежащий на столе бронежилет и кивнула в его сторону: - Эта штука явно не на маскарад. Мда, стоит мне только заступить на смену, как в департаменте начинается "веселье"... Интересно, что на этот раз?

Отредактировано Julia Curtis (2014-07-30 22:38:07)

+2

4

Детектив обернулся на голос Джулии, стоявшей в дверях кабинета. Решив обойтись без различных объяснений, Габриель взял принесенный им бронежилет и начал одевать его на девушку.
- Решил пригласить тебя на свидания и такой дресс код для тебя обязателен. Думаю, ты сможешь обойтись и без шарфа, на улице ведь тепло, - произнеся это, Норрис снял с горла Джулии шарф, который не слишком красиво торчал из-под жилета. Застегнув его, наконец, полностью, он снова обратился к девушке, чтобы объяснить реальную причину его визита:
- Поступил вызов о изуродованном теле где-то за городом. Мне нужна твоя помощь, Джули. Мы осмотрим место преступления, после чего вызовем подкрепление. И как ты понимаешь, я не потерплю отказа, - Габриель отошел от дверного проема, давая девушке пройти внутрь, чтобы та смогла собрать все нужные ей вещи. Сам же детектив вытащил пистолет из кобуры и проверил количество патронов. Конечно, пистолет мог показаться излишним в простом осмотре места преступления, но на их работе случается всякое. Преступник может скрыться где-нибудь до приезда полиции, а после напасть. И если убийца окажется неуравновешенным, то пистолет в этом случае окажется лучшим выходом из проблемы, ну а для судмедэксперта - бронежилет. И все же Габриель был уверен, что ему не придется использовать оружие, а Джулии тестировать на прочность бронежилет, но перестраховка никому не помешает.
Норрис выглянул в окно. Залитое солнцем небо начало затягиваться дождевыми тучами, поднялся ветер. Такая резкая смена в погоде удивила детектива. Но незачем придавать этому слишком большое значения, у него были дела поважнее.
-Если ты уже собралась, то вперед. Не хотелось бы попасть под дождь при осмотре, - детектив открыл дверь кабинета, пропуская Джулию. Она быстро проскользнула мимо него, после чего он и сам вышел и подождал пока девушка закроет дверь.
Они быстро поднялись по лестнице наверх и, проходя мимо офиса, услышали вдогонку голос одного из полицейских:
- Не можешь оставить любимую и на минуту, Лайми? - смеясь спросил тот.
- Да о каких минутах ты говоришь. Я не могу оставить ее даже на секунду, - улыбаясь ответил Габриель и приобнял Джулию, смотря прямо ей в глаза.
Выйдя на улицу, Норрис прямым шагом направился в сторону машины. Сняв автомобиль с сигнализации, он открыл дверцу и сел внутрь. Вставляя ключ зажигания, Габриель обратился к Джулии, только опустившейся рядом с ним на соседнем кресле:
-Похоже они не перестанут нас доставать до самого нашего увольнения или ухода на пенсию, - выведя автомобиль на дорогу, Габриель удивился, что движение на улицах было достаточно спокойным. Обычно в выходной день город переполнен машинами и людьми, но сегодня все было достаточно тихо. Это спокойствие вызвало некое беспокойство в душе Норриса, но он быстро отбросил эти мысли и полностью отдал свое внимание виду перед автомобилем.
Детектив перепроверил адрес, на котором было найдено тело. Примерно он знал, где находится это место, но Габриель решил вбить этот адрес в навигатор. Быстро печатая на виртуальной клавиатуре адрес, Норрис выбрал самый короткий маршрут к нужному месту. До него предстояло ехать минут двадцать-двадцать пять.
- Наш убийца забрался достаточно далеко за город. Далековато придется ехать.

+2

5


    - Интересный способ приглашать на свидание, - проговорила я, пока Норрис надевал на меня бронежилет. Любой нормальный и адекватный человек уже как минимум заволновался, а максимум - запаниковал, если его наряжают в такие сомнительные предметы гардероба, но если вы думаете, что я поступлю также, вы забыли, с кем имеете дело. Поправив бронежилет, я открыла выдвижной шкафчик своего стола, достала оттуда свой "Глок" и сунула за пояс джинсов. А что? Не зря же убила несколько ночей в тире, чтобы научиться из него стрелять? Поймав на себе вопросительный взгляд Габриеля, развожу руками: - Спокойно, я умею этим пользоваться. Всего-лишь для самообороны. Знаете, проводя большую часть  времени в окружении друзей-копов и не такому обучишься. В глубине души я все же свято верила, что мне не придется демонстрировать свои навыки на практике. - Хм.. А ты уверен, что это не очередной глупый розыгрыш? Размышляю вслух, закрывая за собой дверь кабинета. - Помнишь, как в прошлом месяце один шутник подкинул в морг своего дружка? А потом его чуть на донорские органы не пустили? Благо, вовремя очухался. Я с трудом подавила смешок, вспоминая лицо бедного патологоанатома: не каждый день у тебя на столах мертвецы оживают. Чего греха таить, сама бы с катушек съехала, легко представить себя на месте этого бедолаги. В студенческие годы все "медики" так подшучивали друг над другом, особенно после грандиозных попоек - пойдут, все койки в морге займут, уснут, как сурки, зато на утро всем так "весело", что хоть откачивай.
    - Не можешь оставить любимую и на минуту, Лайми? Когда-нибудь они у меня допросятся. Не желая оставаться в долгу, я приобняла Норриса и промурлыкала в ответ:
    - А как же, вдруг, пока я не вижу, он мне изменяет? И почему когда вокруг творятся всякие ужасы, меня смех распирает. У нас тут потенциальный жестокий маньяк-психопат и порезанная на лоскутки жертва, а мы все шуточки шутим. Ах да, забыла, где работаю. Тут без здорового цинизма (оптимизма, самоиронии, чувства юмора) не выжить, загнешься уже через месяц, не иначе. Прошлым летом в нашем отделе проходили практику студенты, так вот после парочки типичных преступлений и радушного приема самого милого коллектива на свете сбегали отсюда, только пятки сверкали. Правда, без моего "заботливого" вмешательства не обходилось. Я нарочно масло в огонь подливала, подсовывала самые "приятные" дела, измывалась над детишками откровенно как могла, чтобы стажерам жизнь малиной не казалась. Дана говорила, что если я буду продолжать развлекаться в том же духе, достойной смены у нас не вырастет, и своими своеобразными педагогическими методами я не врачей воспитываю, а запуганных параноиков.
    Когда мы вышли на улицу, я пожалела, что оставила шарф в кабинете. Заметно похолодало, поднялся шквалистый ветер, небо потемнело, явно собирался дождь. Не лучшие условия для расследования, но нельзя медлить. Если мы приедем на место преступления, когда начнется ливень, рискуем получить искаженные представления о случившемся. Я уместилась на пассажирском сидении машины Лайми, поправляя и заправляя за уши разлохмаченные сильным ветром волосы:
    - Или пока в департаменте не появятся новые жертвы для их шуточек. Во что верилось с большим трудом. Очевидно, Лайми прав и нам действительно придется терпеть это до скончания веков и второго пришествия. А пока мы вполне успешно разыгрываем эту вынужденную комедию и нас все устраивает, почему бы и нет?
    Дорога к месту преступления и вправду оказалось не самой короткой. У меня было достаточно времени, чтобы подготовить себя к нелицеприятному зрелищу, которое вскоре предстояло увидеть, кусать губы и размышлять о преступлении и маньяке, молясь при этом, чтобы не хлынул дождь.
    - Странно это все-таки, - после некоторого молчания протянула я, не отводя задумчивого взгляда от картины за окном, Тебе не кажется? - испытывающе взглянула на Норриса, прищурилась, Преступник жесткого расправляется с жертвой и бросает тело прямо посреди дороги. Такое ощущение, будто он хотел, чтобы его побыстрее нашли. Возможно, я сейчас говорю очевидные вещи, но мне нужно было озвучить свои догадки и мучившие меня сомнения. - Вот! Смотри, вон там, - замечаю на горизонте темное пятно, что-то, лежащее в пыли, прямо на обочине. Схватив свою сумку, выскакиваю из автомобиля и осторожно подхожу к телу, вернее к тому, что от него осталось.
    - Боже мой.. - только и могу выговорить я, опускаясь рядом с жертвой на колени, попутно надевая резиновые перчатки. Первое, что бросается в глаза - изуродованное до полной неузнаваемости лицо: один глаз вытек, нос провалился, губы перекошены, все в запекшейся крови. Морщусь и перевожу взгляд ниже. Лучше бы я этого не делала: тело как-будто пропустили через громадную мясорубку и изваляли в пыли - из-за ветра она забилась в складки одежды. - Дай мне несколько минут, - на мгновение оборачиваюсь к Лайми и тут же возвращаюсь к изучению жертвы.

+2

6

- Да, это действительно не самое приятное зрелище, - скривив лицо, Габриель отвернулся и оперся об машину. В этот момент детектив задумался над словами Джулии. Все действительно выглядело достаточно странно. Если это было послание для полиции, то легче бы было оставить труп где-нибудь в городе. На улицах Сакраменто его нашли бы гораздо быстрее. Но почему именно это место? Место, где мало проезжающих машин. И куда же пропал свидетель, позвонивший им и сообщивший о трупе? Ведь он должен был остаться на месте и ждать приезда полиции.
Норрис вытащил из кармана телефон, чтобы вызвать патрульных и одного из стажеров отдела судмедэкспертизы, чтобы они смогли забрать труп. Каково же было удивление Габриеля, когда он обнаружил, что здесь нет связи. Перегрузив свой телефон и поняв, что проблема не во временной неполадке, детектив открыл дверцу автомобиля и взял телефон Джулии, оставленный на панели. То же самое.
- Странно, здесь нет связи. Мы не сможем позвонить в участок, - произнес Габриель, не поворачиваясь к девушке. - Но как тогда отсюда позвонил очевидец? - эта новая странность еще больше разволновала детектива. На глупый розыгрыш это перестало быть похоже, как только они обнаружили тело. Действительно изуродованное, действительно на этой улице. Но где же свидетель? Только сейчас Габриель вспомнил, что звонок был анонимным. Странно, что человек в шоковом состоянии додумался не назвать своего имени. Обычно в состоянии паники все свидетели называют свои имена, так как думать в тот момент просто нереально. Тем более увидев такой ужасный труп, от которого даже у опытного судмедэксперта кровь в жилах стыла. Что же можно говорить о простом гражданском.
- Джули, - тихо произнес Норрис, - отойди от тела и спрячься за машиной. Без лишних расспросов, сейчас же, Джули, - он отошел от девушки и встал перед машиной, осматривая местность в поисках кого-либо. Тучи над их головами стали еще более темными, порывы ветра усилились и больно били в уши. Габриель был рад тому, что у Джулии был припрятан "Глок", но все же, в глубине души, он надеялся, что ей не придется его использовать.
Неожиданно, его внимание отвлек мужчина, стоящий на другой стороне дороги. Даже с такого расстояния Норрис смог заметить, как сильно нервничает незнакомец. Габриель только собрался открыть рот, как мужчина опередил его и громко спросил:
- Вы и есть детектив Габриель Норрис? - в его голосе он почувствовал неприязнь и некий непонятный ему страх.
- Да, вы не ошиблись, это действительно я. Это от вас поступил анонимный звонок, верно? - Габриель сохранял дистанцию, потому что чувствовал, что этому человеку нельзя доверять. Он незаметным для незнакомца, но хорошо понятным для Джулии жестом заставил ее оставаться на своем месте, когда она только дернулась, чтобы встать на ноги.
- Вы тоже не ошиблись, детектив, - после некоторой паузы ответил тот. - Только очень зря, что вы приехали в одиночку, - Норрису полегчало, незнакомец не заметил прятавшуюся за машиной девушку: - Это ваша наихудшая ошибка, детектив, - чувствуя опасность, Габриель все равно не спешил доставать свой пистолет, не смотря даже на едва слышные призывы Кертис сделать это.
- И неужели эта ошибка представит мне наказание в вашем лице? - Норрис не двинулся с места, так же как и мужчина напротив. Они стояли в молчании несколько секунд и первым тишину дороги нарушил незнакомец, закричав во все горло по португальски:
- Morra, seu cão imundo! - Габриель увидел в его дрожащей руки пистолет. Он потянулся за своим, но не успел вытащить его из кобуры. Звук выстрела, летящая в сторону детектива пуля, резкая боль в правом плече, заставляющая потемнеть в глазах. Норрис не смог устоять на ногах. Он упал на землю, не слыша ничего, кроме громкого звона в ушах.

Отредактировано Gabriel Norris (2014-08-02 14:33:37)

+2

7


    Итак, необходимо было потратить некоторое количество времени, чтобы прийти в себя от первого легкого шока из-за зрелища, в неестественной позе раскинувшегося в дорожной пыли и делать первые аналитические выводы. Первым делом я прощупала одежду - в карманах могут оказаться какие-нибудь личные вещи, которые помогут в дальнейшем опознать личность убитого. Это была девушка, скорее всего на вид ей было не больше двадцати пяти. Чаще всего именно такие попадаются "на крючок" к маньяку, потому что в подавляющем большинстве случаев попросту не могут оказать сопротивление. В кармане куртки у жертвы я нашла мобильный телефон и подняла его над головой, чтобы продемонстрировать находку Норрису. - Глянь-ка, разряжен. С этого телефона она тоже уже не сможет никому дозвониться. Я аккуратно сунула находку в полиэтиленовый пакет. Слова Лайми о том, что здесь нет мало мальской телефонной связи я приняла как должное - ясное дело, что в такой глуши можно легко оказаться отрезанным от цивилизации.   - Нужно узнать, кому она звонила в последний раз. На земле, что странно, следов крови я практически не обнаружила: тело вряд ли перетаскивали или совершили убийство прямо на этом месте. Сложно представить, чтобы девушка двадцати пяти лет спокойно гуляла по пустынной трассе в десятках миль от города. Она упала, как мешок с костями, как будто.. - М.. - задумчиво пробормотала я, - ее выбросили из машины. Завезли подальше труп и оставили пылится пока не найдут, логично?
    - Джули, - не люблю, когда меня отвлекают во время работы, он сбивает меня с мысли. - Подожди, - отмахнулась я, но видимо мне пора было пожалеть, что не среагировала сразу. - Что сделать? Что еще за шуточки? Сначала я не поняла, что происходит, но тут же заметила, как занервничал Норрис и на всякий случай замолкла, опасливо оглянувшись по сторонам. Шпионские игры какие-то. Черт! На той стороне дороги стоял человек. Необычный выбор маршрута для безобидной прогулки. То ли вовремя сработавший инстинкт самосохранения, то ли предостережения Лайми, подсказали мне, что все-таки лучше, если я незамедлительно последую совету и поползла прятаться за машину. Рука непроизвольно потянулась к моему "Глоку" - опять этот дурацкий инстинкт выключился. Почему он у меня работает с такими перебоями?
    - Он псих! - шипела я Норрису, но тот, похоже, меня не слышал. - Это он убил ее, Лайми, живо доставай пистолет! Клянусь, в эту минуту мои нервы были натянуты в такую тонкую струнку, что в любой момент могли лопнуть, я выскочила бы из своего укрытия и сама начала бы прицельный огонь. Счет шел на секунды, как в классическом вестерне, кто кого опередит. Мгновение, еще мгновение и выстрел. Я подпрыгнула на месте, все-таки в обязанности судмедэксперта не входят такие приключения с перестрелками. - Лайми! Подхватываю его, чтобы аккуратнее уложить на землю. Плевать, если этот урод, который стрелял, увидит меня, плевать, что он может выстрелить еще раз, для верности - на уме только одна мысль. Нервно осматриваю Норриса, ранение в плечо. Так, спокойно. - Все нормально, главное постарайся не отключаться, ясно? Говорю все громче, чтобы он меня слышал. Помогаю ему принять полусидячее положение, - Где у тебя лежит аптечка? Нужно избавить его от первого шока, - Дыши, глубокий вдох и выдох, вдох.. - стабилизировать дыхание, чтобы успокоить раненого. - Справишься? Дожидаюсь, пока он кивнет, бегу за аптечкой и хватаю свою сумку, там тоже могут оказаться нужные мне сейчас вещи. Достаю нашатырный спирт и даю Лайми понюхать, - Не спать! Пытаюсь натянуть улыбку, а сама принимаюсь за рану, вспоминая попутно азы первой медицинской. Насколько только можно аккуратнее закатываю рукав поврежденной руки, свои поливаю спиртом, а потом обрабатываю им кожу вокруг раны. Кровотечение не сильное, но останавливать его, надавливая на рану комочком из марли сейчас лучше не пробовать, поскольку внутри осталась пуля. - Сейчас будет немножко больно, - осторожно поднимаю его руку, чтобы наложить мягкий бинт и стягиваю предплечье жгутом. То же делаю с кистью - прижимаю артерии, чтобы остановить кровотечение. Сгибаю руку в локте и прижимаю ее к груди. Свободной рукой отматываю еще бинта и закрепляю руку в таком согнутом положении. - Это ненадолго, кровь скоро остановится. Я и не замечала, как у меня дрожат пальцы.
    На пыльной дороге стали появляться первые крупные капли. Чудно! Только дождя нам еще не хватало! - Вставай, пошли в машину, - накидываю его здоровую руку себе на плечо и помогаю дойти до машины. Благо, переднее сидение откидывается, значит там можно уместиться в удобном положении. - Нужно в город, там разберемся, что делать дальше. Сажусь на водительское сидение и завожу машину. Что-то не то. Что на этот раз?! - мысленно взвыла я, выходя из машины. Прекрасно! Этот гад успел две шины проколоть! Нельзя терять время! Фуф. Спокойствие, Джулз, все под контролем. Ничерта! Возвращаюсь в машину и оборачиваюсь к Лайми: - Ты мне доверяешь? А что делать? Не будет же он тут сидеть и ждать, истекая кровью, пока я буду мокнуть под дождем и ловить попутку, которые встречаются здесь раз в час? Только представьте себе картину: машина с пробитыми шинами, рядом изуродованный труп, внутри раненый человек.. кто, спрашивается, согласится подбросить такую колоритную компашку?!

+1

8

В Габриеля ушах продолжало гудеть, но уже не настолько сильно. Он хотя бы мог слышать голос Джулии. Начав глубоко дышать, Норрис надеялся немного усмирить боль. Детектив резко дергается, как только девушка дотрагивается до его раны. В этот момент он вспоминает о мужчине стрелявшего в него. Хватая ртом как можно больше воздуха, Габриель пытался произнести хоть одно слово, но с его уст срывались лишь хриплые стоны от жжения в правом плече.
Норрис откинул голову назад и сильно зажмурил глаза. Теперь он осознавал, что зря пренебрег безопасностью и не достал пистолет. Ведь Габриель чувствовал, что от этого человека нельзя ждать ничего хорошего. Но пистолета детектив явно не предвидел. Потому то Норрис и не успел среагировать быстро. Но сейчас его большего всего волновало местонахождение преступника. Что если он все еще тут, держит их на мушке и уже готовиться выстрелить в Джулию. Габриель снова попытался спросить девушку об это человеке, но Джулия забрасывает его руку себе на плечо, с трудом ставит его на ноги и садит в машину.
Сила голоса начала возвращаться. Он вздохнул поглубже и, подождав пока девушка сядет в машину, произнес:
- Стрелок... где он? - но он не успел получить ответа. Попробовав завести машину несколько раз, Кертис вышла на улицу. Норрис повернул голову и всмотрелся в даль, ища глазами мужчину. Не увидев его, Габриель облегченно вздохнул. Но детектив понимал, что преступник мог притаиться где-нибудь. И все же ему хотелось верить в более оптимистичный вариант.
Джулия снова села в машину, но ее вид был слегка растерянный. Габриель понял, что мужчина что-то сделал с автомобилем.
Темно-серые тучи, наконец, выпустили из себя дождь, да еще и достаточно сильный. Тишину и спокойствие салона машины Норриса нарушал шум бьющихся о крышу капель. В ушах Габриеля они отдавались гулким эхо, но это не мешало ему слышать голос Джулии отчетливо.
- А ты в этом сомневаешься? - произнес детектив, глубоко дыша и пытаясь улыбнуться. Он знал, что другого выхода нет. Ловить машину на этом пустыре было бесполезно. С помощью этого шоссе редко кто-либо въезжал в Сакраменто. Наверняка именно поэтому стрелок и выбрал эту дорогу. Габриель хотел было задаться вопросом: за кого ему мстят? Но ответ был очевиден. Это был один из членов наркокартель, главу которого Норрис арестовал вчера. Других вариантов он даже не рассматривал.
От этих мыслей его отвлекла очередная резкая боль в плече. Габриель сильнее сжал руку на плече. Детектив почувствовал, как сидение, на котором он сидит, начало потихоньку откидываться назад. Через несколько минут Норрис оказался полностью в лежачем положение. Габриель перевел свой взгляд на Джулию, которая начала выкладывать из своей сумки все необходимое к операции. Перед его глазами начали блестеть стальные инструменты судмедэксперта. Норрис никогда не относил себя к трусливым людям, но почему-то его взволновало предстоящее. Он громко сглотнул, снова посмотрел на Джулию и улыбаясь спросил:
- Анестезии,я так понимаю, мне ждать не придется? - он пытался приободрить девушку. Детектив понимал, что и для нее это процедура не будет одной из самых приятных и легких. Габриель видел, как она нервничала, как тряслись ее руку, когда она открывала сумку. Он отпустил больное плечо и здоровой рукой взял ее ладонь и крепко сжал. Габриель посмотрел прямо ей в глаза, старайся убрать выражение боли со своего лица, и улыбнулся, пусть и с оттенком печали.

+1

9


    Я еще ни разу в своей сравнительно короткой жизни не попадала в такое отчаянное положение. Дождевые капли с силой молотили по автомобильным стеклам, прямо в такт сердца, которое так и норовило вот-вот упасть глубоко в пятки. Никогда раньше мне не приходилось буквально доставать пулю из человека. Вернее сказать, из живого человека, но это уже частности. Тем не менее, думаю, Лайми не захочет знать таких щекотливых подробностей. Я сняла все сдавливающие его раненую руку повязки, - Расслабь руку, - тихо попросила я фальшивым спокойным тоном. Пора было снимать жгуты, малейшее промедление грозит омертвлением клеток и тканей. Я постаралась приободрить Норриса как можно более оптимистичной улыбкой, пока доставала из своей сумки все имеющиеся там инструменты.
    - Будет, - успокоила я мужчину, отламывая носик крошечной стеклянной ампулы, - но всего лишь анальгин. Наркоз будет не общий, а местный. Я сочувствующе сжала губы в ниточку, - Прости. Ты не отключишься, но анальгин должен немного снять боль. Так что наркоманских снов не увидишь, - умение разряжать обстановку у меня не отнять. Я наполнила шприц и быстро обработала спиртовой салфеткой кожу здоровой руки, - Отвернись. Давно не делала уколов, - приободряющие речи становились все веселее и веселее с каждой минутой. - Последний раз тренировалась года три назад, а на ко-о-ом, тебе лучше не знать. На самом деле я "забалтывала" Норриса, как бы он мне не доверял, его волнение буквально передавалось мне воздушно-капельным путем. - Готово. Так, перекуси это зубами, - протягиваю ему свернутый перевязочный бинт. Не могу же я допустить, чтобы Лайми откусил себе пол языка, пока я буду возиться с его раной? Раскладываю все свои "инструменты" на автомобильной панели, подумать только, сейчас я выступаю в роли главного хирурга, теперь главное не обложаться. Фуф. На мгновение прикрываю глаза, чтобы собрать все мысли в кучу, а силы в кулак. Сконцентрируйся, Кертис, ты сможешь.
    Лайми сжал мою ладонь, я ответила благодарным взглядом и улыбнулась: - Мы справимся. Я перевела дыхание и неожиданно сменила тон на псевдо-торжественный. - Итак, господин Норрис. Вам выпала уникальная возможность присутствовать на операции в полевых условиях. Говоря о всякой чепухе, я отвлекалась от мрачноватых и вгоняющих в легкое паническое состояние мыслей, это помогало сосредоточиться на собственных действиях, отключая всякие эмоции. - Не хватает музыки, - усмехнулась я, включив радио. Из магнитолы завопил Бон Джови свою самую жизнеутверждающую песню на свете. Я обложила рану спиртовыми салфетками и надела резиновые перчатки. - Закрой глаза и слушай хорошую музыку, Лайми, - стараюсь говорить бодрым голосом, беру скальпель. Так как мы не в полноценной операционной (словом, мы совсем не в ней) и никакой техники вокруг кроме машины с двумя спущенными шинами нет, мне придется увеличить разрез, чтобы отыскать инородный предмет. - Потерпи, - кажется, я своими нервными клетками чувствую, как сейчас "неприятно" Норрису, но максимум, чем я могу ему помочь, это покончить наконец с этой чертовой пулей. - It's my life, it's now or neever, - не могу удержаться, чтобы тихонько не напеть припев. Снова обрабатываю кожу вокруг раны спиртом и беру зажим. - Подержи, - его вопросительный взгляд умирающего лебедя меня ничуть не удивляет, - Да-да, держи, вот, - увы, у меня не десять рук, я бы с радостью все сделала сама, но у любого уважающего себя хирурга есть свои ассистенты. - Не меняй положения, не дергайся, - откуда только во мне взялся этот почти уверенный командный тон? Подошел самый ответственный момент. Тянусь за пинцетом, - Осталось потерпеть совсем немного, - тихо уговариваю Лайми я, одновременно аккуратно "нащупываю" пулю пинцетом. Чувствую, как по лицу катятся капельки холодного пота. Вот что значит быть в шкуре настоящего хирурга - это находиться в состоянии абсолютного напряжения. Мне казалось, что когда все закончится, я грохнусь в обморок.
    - Есть, - от волнения руки задрожали еще сильнее. Насколько это было в моих силах, настолько осторожно, как сапер обезвреживает мину, я вытаскивала пулю. Вот она. - Малюсенькая железяка, а сколько от нее проблем. Кладу ее в полиэтиленовый пакет, как важную улику. - Мы этого гада с землей сравняем, - пообещала я, копаясь в своей сумке. Надо найти иголку и нитки. Обычно ими мы сшивали.. ладно, не важно, что мы ими сшивали. То ли ушко было слишком маленькое, то ли нитка слишком толстая, но злополучный процесс вдевания нитки в иголку занял у меня добрых десять минут. Так, финишная прямая. Я глубоко вдохнула и выдохнула. С этой процедурой я была знакома более тесно, чем с выниманием инородных тел, а потому она прошла сравнительно быстро. - Вот и все. Перекусываю нитку, обрабатываю рану в последний раз и трясущимися пальцами накладываю бинт. - Ты как? - внимательно смотрю Лайми в глаза, пока перебинтовываю руку.
    И тут уже привычную тишину нарушает скрип шин. Рядом с нами остановилась вторая машина и из нее выскочил человечек, я тщетно рассматривала его сквозь стену из дождя. Он приближался к нам. Инстинктивно я вжалась в сидение и медленно взяла "Глок", сняв его с предохранителя. Незнакомец постучал ладонью по стеклу: - Вам нужна помощь? Не знаю, стоит ли сейчас доверять кому-то кроме самого себя?

+1

10

Габриель приподнял голову и молча выпил небольшое количество обезболивающего, предложенное ему Джулией. Он чувствовал, как горьковатая жидкость бежит вниз по его горло. В обычной ситуации Норрис, наверняка, слегка бы поморщился, но только не в этот момент. Сейчас детектив понимал, что это единственное средство, которое должно облегчить его боль, которая горит огнем в его правом плече и которую ему еще предстоит перетерпеть. Габриель посильнее сжал зубами бинт, данный Джулией, и на несколько секунд откинул голову и закрыл глаза, чтобы подготовиться к предстоящему.Он открыл глаза и устремил взгляд на девушку, чтобы понять готова ли она. Ее легкий кивок заставил приготовиться и его.
Габриель улыбнулся словам подруги. Что-что, а разряжать обстановку Кертис действительно. И даже в такой ситуации она пыталась юморить. Норрис понимал, что таким образом девушка пытается успокоить не только его, но и саму себя. Детектив проследил за ее рукой, тянущейся к приемнику.
- Закрой глаза и слушай хорошую музыку, Лайми, - и Габриель подчинился ей. Он откинул голову и закрыл глаза. Детектив громко сглотнул слюну, которая с каждым разом все быстрее и быстрее заполняла его рот из-за свернутого бинта, который он держал в зубах.
Детектив чувствует, как холодное лезвие скальпеля дотрагивается до его кожи. Легкий нажим и Габриель чувствует, как холодный металл разрезает его кожу вокруг раны, тем самым увеличивая разрез. Он сильнее зажмуривает глаза и старается подавить вырывающиеся из груди стоны боли. Норрис едва различает голос Bon Jovi, раздающийся из колонок, среди громкого биения своего сердца в ушах. Детектив резко распахивает глаза, потому что они начинают ужасно болеть от сильно напряжения. И как оказалось открыл их как раз вовремя. Джулия вручила ему зажим. Он принял его и как можно крепче сжал пальцы здоровой руки, чтобы не выронить доверенную ему вещь.
Габриель следит за каждым движением девушки. Неожиданно, она на долю секунды замерла возле разложенных инструментов. Норрису не доставило особой трудности понять почему. Операция шла к завершению. Разрез был достаточный, чтобы нащупать пулю и вытащить ее. Нужно лишь взять пинцет и вытянуть железяку из раны. Габриель набрал побольше воздуха носом, сильнее сжал бинт зубами и закрыл глаза. "Еще совсем чуть-чуть, Норрис, совсем немного", - говорил про себя детектив. В одно мгновение он почувствовал холодные, железные щипцы в своем плече. Они медленно начали двигаться в нем в поисках пули. Габриель сжал зубы, стараясь сдержать крик. Ему хотелось наконец услышать от Джулии, что все кончено. Ему хотелось, чтобы она быстрее зашила его рану и дело с концом.
Все. Он слышит от девушки желанные слова. Детектив полностью расслабляет тело. Осталось лишь пару штрихов и все кончено. Габриель вытащил изо рта скрученный и мокрый бинт, когда Джулия начала его зашивать. Сейчас это процедура казалась ему даже очень приятной, он ей наслаждался.
- Я у тебя в огромнейшем долгу, Джули. Можешь просить взамен все что захочешь, но конечно в пределах разумного, - улыбаясь произнес Норрис. Но его напряжение снова вернулось, когда кто-то постучал в окно машины. Им нельзя было верить никому кроме себя сейчас. Нужно было ожидать любого подвоха от кого угодно. Поэтому Габриель собрал все силы, которые у него были, присел и ответил незнакомцу:
- Нет, сэр, мы сами со всем справимся. Спасибо за беспокойство.
- Но я же вижу, что вы ранены. Вас срочно нужно отвезти в больницу, - Норрис заметил, как незнакомец тянется к ручке двери. Он уже был готов сказать Джули закрыть дверцу, но не успел. Сегодня скорость явно его подводила.
- Сейчас же закройте дверь, сэр, нам не нужна... - Габриель не смог договорить. Мужчина вытянул Джулию из машины, притянул к себе и приставил к голове пистолет. Детектив заметил выпавший из рук девушки "Глок", резко схватил его и направил на незнакомца.
- Не думаю, что тебе будет очень удобно стрелять левой рукой, Норрис, - злорадно смеясь произнес незнакомец. - Сейчас же вылезай из машины, иначе я вышибу мозги твоей подружке, после чего займусь тобой. Брось пистолет и выходи, - злость распирало нутро Габриеля, но он подчинился приказам мужчины. Положив пистолет на соседнее сидение, детектив вышел из машины, держась за плечо. Крупные капли дождя за пару секунд вымочили его одежду до ниток. Он повернулся спиной к незнакомцу и Джулии и поднял руки вверх, показывая, что у него нет оружия.
- Идем к машине, быстро, - бросил ему мужчина, начиная пятиться назад. Габриель следовал за ним. Он вместе с Джулией, все еще держав ее на мушке, обошел машину и остановился.
- Садись внутрь, давай! - рявкнул он. Норрис открыл дверь и сел внутрь автомобиля на заднее сидение. В этот же момент открылась дверь рядом и в салон села Джулия. Незнакомец приставил пистолет к затылку девушки.
- Возьми веревку и связывай ему руки, - Кертис подняла на Габриеля вопросительный взгляд, на который он утвердительно кивнул. Она связала руки детектива, после чего мужчина убрал пистолет и связал ее руки. Наконец, он сел на водительское сидение и завел мотор.
- Наверняка ты задаешь вопросом, Норрис: за что же это на тебя свалилось?
- Мне не трудно догадаться из-за чего все это. Вы ведь люди Хуареса, верно? Он обещал мне расплату, но я не ожидал, что вы такие оперативные ребята.
- Тебе кажется уместным острить в твоем положении? Ты возомнил себя настолько крутым копом, Норрис, но самом деле ты самый настоящий идиот. И сегодня ты поплатишься за это. Да еще и на твоих руках будет кровь этой невинной девушки, - Габриель не слушал речи их похитителя. Он аккуратно привлек внимание Джулии, дотронувшись до ее связанных рук своими, после чего сбросил ей в ладони из своего рукава скальпель.

+1

11


    События развивались слишком стремительно. Незнакомый мужчина не стал долго с нами церемониться, я даже не успела защелкнуть замок на двери машины. Он резко дергает ее на себя и бесцеремонно вытаскивает меня из автомобиля:
    - Не дергайся, - прямо над ухом процеживает он и подставляет к моему виску пистолет. Ситуация буквально осязаемо уходит из под контроля. Казалось, что хуже уже быть не могло, а на самом деле оказывается, что нет пределов совершенству, Вселенной и человеческой глупости. Наверное в этот момент мне стало страшно, но я слышала только пульс в ушах и изнутри меня сжигала сильная злоба. В этот момент я пожалела, что на ногах у меня обыкновенные мягкие кеды, а не, скажем, туфли на шпильке. Тогда бы я этому уроду так бы по щиколотке заехала, мало бы не показалось. Но в моем положении действительно опасно было совершать какие-либо движения - такой отморозок и в правду не побоится всадить в голову пулю и даже глазом не моргнет. Тем не менее, мой пресловутый инстинкт самосохранения снова дал сбой и я брыкалась, насколько хватало моей мощи по сравнению с той, которой обладал тот, у кого в руках была я и все мыслимые преимущества. Ничего не оставалось, кроме как повиноваться и позволить запихнуть себя в эту машину следом за Норрисом. Что же такое успел натворить Габриэль, чтобы на него открыли такую охоту и так мечтали стереть его с лица земли? В какой-то момент в голове промелькнула оптимистично-спасительная мысль: а что, если он знает, что делает? По крайней мере он так спокойно кивнул, когда мне велели связать ему руки, что я даже слегка успокоилась. На самом деле, получается, что этот незнакомец сморозил глупость. Неужели он понадеялся на мою робкую сознательность и безоговорочное подчинение его приказам? Разумеется, я не собиралась перевязывать руки Лайми мертвым узлом, а всего навсего сделала вид. Во-первых, у него ранена рука, ему нельзя сейчас долго держать руки в таком положении, а во-вторых, мы сидим на заднем сидении какой-то подозрительной машины и везут нас явно не в Диснейленд.
    Но мои надежды оправдались и Лайми действительно оказался предусмотрительнее, чем думал наш новоиспеченный похититель. Он заблуждался на наш счет, если всерьез понадеялся, что сможет справиться в одиночку. Раненый полицейский и какая-то девушка, может, и не внушают страха, тем не менее быть чуточку осторожнее не помешало бы. Я еле заметно вздрогнула, когда моих пальцев коснулось что-то холодное, на ощупь я узнаю любой инструмент из своей "аптечки". Мысленно поблагодарив Норриса, что он додумался прихватить с собой скальпель, я принялась осторожно пилить веревки у себя на запястьях, перебирая в голове все возможные варианты побега отсюда. Благо, незнакомец был в машине один. Освободив руки, я резко поднялась с сидения и закрыла глаза водителю ладонями.
    - Что за?! - ему пришлось бросить руль и буквально "отдирать" мои руки от своего лица, но я не собиралась так просто сдаваться и вцепилась в него мертвой хваткой. Возможно, я даже понимала, что всем нам грозит опасность, исходящая от машины, оставленной без управления, но другого выхода я все равно придумать не успела. - Отвали, идиотка! Он отчаянно пытался откинуть меня подальше, но я оказалась в более выгодном положении. Машина тем временем на скорости ошалело виляла по трассе из стороны в сторону, я слышала бешеный рев сирен редких встречных "растерявшихся" автомобилей от такого непредсказуемого поведения.
    Вдруг нас резко занесло на обочину, не в силах удержаться на ногах, я отлетела назад, к двери. Я зажмурилась и до боли вцепилась одной рукой в сидение, а второй за ручку двери. Кажется, машина скрипнула, ухнула и рухнула на один бок, потом на крышу и, подпрыгнув, села на второй бок. Нас бросало из стороны в сторону, как тряпочных кукол в барабане стиральной машины. Я почувствовала жгучую боль в локте и ноге, но не было времени придавать этому значение. В салоне пахло не то кожаной обивкой, не то гарью, не то маслом. Я открыла глаза, постепенно приходя в себя. Кажется, человек за рулем ударился головой и отключился.
    - Ты в порядке? - обращаюсь то ли к Лайми, то ли в ту сторону, где он по логике вещей должен находиться. После такой вот небольшой встряски слегка теряешь ориентацию в пространстве. Только сейчас я почему-то заметила, что на дорогу спускались сумерки, потому что в таком свете трудно было что-нибудь разглядеть. Вот это да, неужели все, что мы успели пережить за сегодняшний день, тянулось так долго? Кажется, что пролетели считанные мгновения, а на самом деле прошли целые часы. Я попыталась сдвинуться с места, но не смогла: - Нога, кажется, застряла, - между передним сидением и дверью. Понятия не имею, как я умудрилась ее туда сунуть. Спинным мозгом и женской интуицией чувствую, что нам нужно торопиться и в темпе выбираться отсюда. На водительском сидении зашуршали, зашевелились и сдавленно застонали. Черт. Остается надеяться, что незнакомец проснется не в том состоянии, чтобы вообще понимать, где он находится и что с ним произошло.

+1

12

- Да, я в порядке, в порядке. Ты-то как? - Габриель схватился за больное плечо, которое снова начало безудержно ныть. Но говорить об этом Джулии он не решился. Сейчас у них есть проблемы поважнее чем его плечо. Детектив постарался сесть в более удобное положение и перевел взгляд на девушку. Она пыталась сдвинуться со своего места. Ее нога застряла. Норрис не особо этому удивился. При тех пируэтах, которые только что исполнила машина, они должны быть благодарны тому, что выжили и по минимуму пострадали.
- Давай я тебе помогу, - он приблизился к Джулии и начал было отодвигать кресло, но его отвлекли посторонние звуки, которые издавал их похититель. Габриель не стал долго думать и ждать, пока этот мужчина придет в себя. Увидев. как голова незнакомца начинает двигаться, детектив резко и сильно ударил его рукой по затылку, что тот снова ударился о руль и отключился.
- Он бы нам только мешал, - ответил Норрис на удивленный взгляд девушку. - А теперь постарайся вы тащить ногу, - Габриель еще раз отодвинул слегка кресло, давая тем самым Джулии вытащить ногу. Плечо начало ужасно болеть. Жгучая боль растекалась по всей его руке и доходила даже до кончиков его пальцев. Но он терпел ее и ждал пока девушка освободится. Отпустив наконец это чертово кресло, детектив начал искать пистолет, который совсем недавно держал в руках преступник. Найдя его и крепко сжав в руках, Норрис выбил ногой дверь и выбрался наружу, после чего помог выбраться Джулии. Он аккуратно выглянул из-за машины. Пока там было чисто, но детектив знал, что это совсем ненадолго. Габриель повернулся к Джулии и начал объяснять ей всю сложившуюся ситуацию, пока у них было время:
- Как ты уже успела понять, эти ребята охотятся на меня. Только вчера я закрыл дело по Мишелю Хуаресу, владельцу наркокартель, развившегося в северной части города. Вчера я лично производил его арест. Он обещал мне расплату. Ну вот она пришла за мной. Но я не знал этого, Джули, клянусь, - Норрис видел, как девушку начало трясти. Он подошел к ней и приобнял ее, после чего продолжил:
- Сейчас нам нужно собраться, Джулз, понимаешь? Мы не можем ловить сейчас машину, потому что это могут оказаться они. Мы не можем доверять никому кроме себя сейчас. Мы не будем подниматься на дорогу, пойдем здесь и будем искать убежище и связь. Все будет хорошо, я обещаю тебе, - он на пару секунд прижал к себе девушку. Потом Габриель взял ее руку и добавил:
- Ни в коем случае не отпускай мою руку, поняла? Ни в коем случае, - получив утвердительный кивок, они двинулись вперед. Дождь был сейчас для них самым лучшим прикрытием. Из машины на высокой скорости трудно разглядеть людей, тем более идущих вдалеке от дороги. Габриель решил, что будет лучше идти в сторону жилого сектора. Там они смогут скрыться в каком-нибудь амбаре и попробовать позвонить в департамент, да и передышка им не помешала бы. Норрис всмотрелся в даль. До домов идти было далековато, но разве у них был другой выбор. Сейчас только благодаря движению они смогут выжить.
Неожиданно, детектива привлек звук приближающейся машины. Рисковать ему не хотелось, поэтому, увидев перед ними небольшие кустарники, он потянул Джулии за собой. Они присели, и Габриель начал вслушиваться в голоса вышедших из автомобиля:
- А этот чертов коп более изворотлив чем мы думали. Мишель разочаруется в тебе, Маркус. Если бы ты выстрелил в него более точно, то у нас бы сейчас было куда меньше проблем.
- Просто... просто он смог увернуться. А подойти я не решился, ведь там кто-то был, - Габриель узнал этот голос. Пару часов назад он стоял напротив его обладателя, который пустил в него пулю.
- Эта была всего лишь девчонка, Маркус! А ты струсил, услышав ее писк, - в воздухе раздался резкий звук удара. Стрелок пошатнулся, а новый незнакомец поправил одежду и обратился к группе, стоявшей у него за спиной:
- Разделитесь и обыщите местность. Они не могли далеко уйти. Этот ублюдок ранен, рано или поздно им придется остановиться, чтобы передохнуть. Portanto, vamos passar!

+1

13


    Не без труда мы выбрались из свалившейся на бок машины, оставив незнакомца отходить от второго удара по голове внутри салона. Я прошла пару шагов по земле, как будто заново привыкая твердо стоять на ногах, и отряхнулась от грязи. Везде мокрая трава, смешанная с грязью, слякоть, продувающий ветер. Надеяться на то, что дождь прекратиться хотя бы к ночи, не было никакого смысла. Если нас сегодня не добьют, то мы как минимум сами сляжем с лихорадкой и высокой температурой. Но не это меня сейчас волновало. Зуб на зуб не попадал, я, съежившись, смотрела на Лайми, в надежде услышать хоть что-нибудь обнадеживающее. Но мне удалось понять лишь, что наши дела плохи. Сначала, когда мы вылезли из этой чертовой машины, показалось, что может не все так ужасно, может, все самое мерзкое уже позади, но нет.
    - В этом нет твоей вины, - замотала головой я, услышав, как при этом дрожал мой голос. Я никого ни в чем не винила, Лайми действительно не знал, чем может обернуться стандартная процедура осмотра места преступления. Мы миллион раз это делали, но кто же знал, что именно в миллион первый дело обретет новый неожиданный поворот. В эту минуту до меня начал доходить весь кошмар всего происходящего, пазл складывался. В данный момент я чувствовала себя загнанной бродячей собачкой с перебитой лапкой, за которой охотилась служба по отлову бездомных животных, чтобы потом отвести на задний двор своего приюта и усыпить. Другими словами, сказать, что чувствовала я себя паршиво, ничего не сказать. Я просто кивала, пытаясь услышать каждое произнесенное Норрисом слово. Он прав, нужно было сконцентрироваться, собрать всю волю в кулак, держать себя в руках, сохранять хладнокровие и, самое главное, не раскисать. Иначе далеко с таким настроем мы не уйдем, я это ясно понимала. Я осмотрелась по сторонам, как будто ожидая, что из любых кустов, со стороны дороги, из лесополосы, нас может поджидать очередная опасность для жизни. Слишком много всего за один день, но сейчас нельзя оглядываться назад и забивать голову всякими ерундовыми мыслями. Лайми прижал меня к себе, а я уткнулась лицом в мокрую куртку и на считанные мгновения прикрыла глаза, переводя дух. Сейчас нам нужно буквально обратиться в слух и зрение, угроза может настигнуть с любой стороны. А ведь дневной свет не вечен, совсем скоро стемнеет, эта дорога не оснащена фонарями, так что нам придется привыкать к темноте и ориентироваться по звуку. Спала и видела, как бы обратиться в бегство в настолько спартанских условиях. Это же просто предел моих мечтаний. Век этого приключения не забуду, если выберусь из передряги живой и практически невредимой.
    - Куда мы идем? - решила уточнить я, почему-то полушепотом. Лишняя осторожность сейчас нам не повредит. Вообще, по логике вещей, мы направлялись в сторону города, других вариантов у нас все-равно нет. Была бы здесь связь, мы бы уже давным давно отогревались в департаменте, а если бы нам повезло по-крупному, то и упрятали бы за решетку этих головорезов, которые бегали за нами, как матерые охотники за лесным оленем. Вдруг я услышала уже знакомый шум приближающейся машины (клянусь, скоро у меня разовьется условный рефлекс на этот звук, как у собаки Павлова на свет лампочки) и Лайми потянул меня в укрытие. Я старалась даже не дышать, приложив палец к губам. Мы по горло влипли в дерьмо, по-другому это никак не назовешь. Их много и они ищут нас. Звучит почти как приговор, но так просто мы им точно не дадимся, лично обещаю, не на тех напали. Я крепко вцепилась в руку Лайми, когда он привстал, чтобы двигаться дальше, замотав головой. - Они не знают, что мы рядом, - прошептала я, - Подождем, пока они будут подальше. Когда темные фигуры скрылись на противоположной стороне дороги, я резко потянула Лайми за рукав и, пригнувшись, короткими перебежками побежала в сторону города. Они будут последними дураками, если не поймут сразу, что скорее всего мы направимся в город. А я не думаю, что они там все круглые идиоты. Чавкая по мокрой траве, мы то медленно, то быстро продвигались к жилым домам. Небо совсем потемнело, а вдалеке замерцали первые огни - верный признак того, что там мы найдем людей. Нам срочно нужно было найти сухое теплое место, чтобы хоть немного согреться, иначе рискуем заработать переохлаждение. Прошло уже как минимум, полтора часа, а мы еще ни разу не столкнулись с людьми этого, как его? - Как говоришь, зовут того "наркобарона"? Хуарес? Задыхаясь от долгого быстрого шага с преодолением препятствий, спросила на ходу я. Понимаю, не время для увлекательных бесед, но мне стало интересно. - Эти ребята неистребимые какие-то, - я остановилась переводя дыхание и осматриваясь по сторонам. Пока выдалась небольшая передышка, всматриваюсь в Норриса, переводя взгляд на перебинтованную руку: - Как плечо? Я действительно волновалась, как бы Лайми не стало еще хуже.
В сотне метров от нас что-то темнело: - Что там? - указав туда пальцем, я сделала пару шагов в ту сторону.
    - Может, проверим? С другой стороны, люди Хуареса уже могли опередить нас и обшарить это место раньше. Понятное дело, что идти туда было небезопасно, но и оставаться так долго под дождем тоже не лучший выход. Мои вещи сейчас можно было хоть выжимать, а из обуви выливать воду. За спиной, сквозь привычный шорох дождя я различила новый звук, похожий на треск травы и явно не из-за ветра.

+1

14

- Будем стараться искать безопасное место, чтобы передохнуть, - произнес Габриель. Устроить привал ему действительно очень хотелось. Идти под таким сильным дождем было не очень приятно, тем более он шел в тандеме с холодным ветром, который заставлял все тело дрожать от холода. Норрису до сих пор не хотелось верить, что такой хороший день испортился в один миг: как погодой, так и обстоятельствами. Вставая сегодня утром с постели, детектив явно не мог предположить, что сегодня он будет подстрелен. Габриель решил, что если они выберутся живыми из этой передряги, то на следующий день он возьмет себе выходной и пробездельничает весь день.
- Да, Мишель Хуарес, - ответил на вопрос Джулии Норрис. - За этот месяц он смог привлечь к себе достаточное количество людей, да и из Бразилии он приехал со своими людьми. Так что их количеству удивляться не нужно. Но не думаю, что прибудет подкрепление. Мы видели самых верных его последователей, которые будут бороться за него. Но у этих парней ничего не выйдет. Нам всего-то нужно найти место, откуда мы сможем позвонить. Там дело останется за нашими ребятами.
Габриель почувствовал, как Джулия придержала его слегка. Он понял, что девушке нужна небольшая передышка, и не стал возражать.
- С плечом... с ним все в порядке, можешь не переживать, - сказал Норрис улыбнувшись. На самом деле же, плечо неприятно ныло и мокрая насквозь одежда наверняка способствовала этому. Но говорить об этом Джулии было не обязательно. Лишний раз волновать ее из-за дурацкой раны в плече было не нужно, тем более в их положении. Отвлекаться на такие мелочи не было времени. Хотя Габриель был уверен на сто процентов, что его спутница сейчас больше беспокоиться о том, что они могут заболеть или получить переохлаждение. Вот что значит быть врачом по призванию: даже в самой поганной ситуации думать о здоровье. Норрис почему-то рассмешила эта мысль, но детектив постарался скрыть свой смех.
Габриель проследил за взглядом Джулии и тоже всмотрелся в темноту. Там действительно что-то темнело. Детектив начал пробовать рассмотреть очертания этой фигуры. Это было что-то на подобие дома. Возможно, это был какой-нибудь сарай или заброшенный дом. Но Норрис не успел озвучить свои догадки. За спиной послышались чьи-то шаги. Он обернулся и увидел темные фигуры людей. У него не было сомнений кто это. Даже остатки их растворились, когда Норрис увидел очертания пистолетов в руках.
- Джули, не оборачивайся. Просто начинай бежать как только я скажу, поняла? Хорошо, бежим быстро, - они рванули с места быстрее, чем Габриель мог предполагать. И это скорее девушка тащила его за собой, а не он ее. Но скрыться в тишине им не удалось. Позади них послышались выстрелы и крики. Норрис подпихнул Джулию вперед, а сам развернулся и выстрелил пару раз. Услышав крики и ругательства, детектив понял, что попал в кого-то. Он снова схватил руку Кертис, и они еще быстрее побежали к заброшенному дому.
Завернув за его угол и скрывшись за ним, Габриель на минуту остановился и с сильнейшим грохотом выбил дверь. Но он не дал ринувшейся в распахнутый проход Джулии вбежать в дом, а потянул ее за собой в сторону от дома. Найдя там небольшую низменность, Норрис съехал вниз и, потянув за собой девушку, лег на землю.
- Сейчас они отправятся в дом, чтобы осмотреть его, - шепотом объяснил Габриель Джулии. - Когда они зайдут, мы постараемся отвлечь их отсюда. Когда они уйдут, то мы сможем немного передохнуть, - больше детектив ничего не добавил, только спустился немного ниже и снова потянул за собой Джулию. Как он и ждал, люди Хуареса вошли в дом, но оставили на страже одного из своих. Этого Габриель тоже ожидал. Поэтому он ждал, пока преступники осмотреть первый этаж и решат подняться на чердак.
- Снизу все чисто! Проверьте чердак и подвал, - это был сигнал к действию. Норрис сказал девушке, оставаться на месте, а сам слегка отполз подальше, так, что угол дома скрывал его от часового. Он тихо вышел из своего укрытия и после чего подошел к дверям подвала. Недолго думая, детектив с грохотом выбил и их. И, подождав оставшегося на улице стрелка, выстрелил в него. Тот упал на землю, а Норрис постарался скрыться как можно быстрее и ему это удалось. Выбежавшие на улицу мужчины сразу же ринулись к своему товарищу, который уже явно не сможет им чем-то помочь. Долго не задерживаясь у дома, люди Хуареса побежали именно в ту сторону, куда и рассчитывал Норрис. Подождав еще несколько минут, Габриель подбежал к Джулии и, взяв ее под руку, повел в сторону дома.
- Прикрой дверь, а я осмотрюсь здесь пока. Только не шуми, - сказал Габриель и прошелся по всему дому. Здание оказалось чистым. Подойдя к дверям, скрывавшим лестницу в подвал, детектив закрыл их на засов и вернулся к девушке.
- У нас пять-семь минут на отдых. Если здесь мы сможем поймать сигнал, то позвоним в департамент и отправимся к дороге. Там нас будет легче найти копам.

+1

15


    - Врешь же. Вот же врешь, - отчитываю Лайми я, знаю же, что такие раны быстро не затягиваются. Даже когда ссадина заживет, его рука еще долго будет напоминать о себе мерзкой ноющей болью в плече. Мои нотации могли продолжаться целыми часами, но нам просто не дали нормально поговорить. Боже мой, эти люди Хуареса если не в могилу нас загонят, то мозги вскипятят знатно. Мы рванули в сторону дома, вернее, я тянула за собой Лайми, чтобы тот не отставал. Если эти уроды настигнут нас здесь, они же загонят нас в угол, как кошка мышку. Но Лайми спихнул меня в какую-то низменность недалеко от дома.
    - Только пожалуйста, будь осторожен, - даже не прошу, а умоляю я Норриса, когда он оставляет меня в укрытии, а сам собирается "расчищать" заброшенный дом. Мне захотелось плюнуть на эту затею и оставить злополучное строение людям Хуареса. Возможно, так мы бы выиграли немного времени, чтобы продвинуться ближе к городской черте. Но наши силы были  на исходе. Честно говоря, я уже порядком подустала от этих гонок и крысиных бегов. В какой-то момент (скорее всего, пока скатывалась вниз по скользкой и холодной грязи в глубь какого-то оврага) я удержалась от порыва самой забрать у Норриса свой пистолет и перестрелять их всех к чертовой матери. Ползу наверх, пытаюсь рассмотреть хоть что-то, но дождь, кажется, с каждым часом только усиливался, вода затекала за шиворот, в обувь, одежда промокла до последней ниточки. Стараюсь не произносить ни звука, закрываю рот ладонью, вижу, как Лайми расправляется с одним из этой шайки-банды головорезов. Уже не испытываю того страха, который охватил меня, когда стреляли в Лайми. Очевидно, остросюжетные боевики по телевизору с этого дня больше не будут меня впечатлять. После короткой импровизированной лекции от детектива Норриса, многое для меня прояснилось, в том числе теперь я знала, от кого Лайми отхватил пулю в плечо и от каких людей (и почему) мы сломя голову весь день бегаем и скрываемся.
    Когда в доме нам больше ничего не угрожало, я недоверчиво вошла внутрь, затворяя за собой дверь, и осмотрелась. Темно, пыльно, зато сухо. Негромкие шаги по деревянному полу отдавались скрипом старых рассохшихся досок. Я различила в темноте какой-то полуразвалившийся ящик и устроилась на нем. Здесь было тихо и спокойно, только ветер жалобно скулил в щелях на крыше и в заколоченных окнах. Покидать это место хотелось меньше всего, потому что за дверью нас снова ожидал проливной дождь, глухая ночь и люди Хуареса, вооруженные до зубов. Большая удача, что мы до сих пор живы. Я достала телефон из внутреннего кармана своей куртки, благо, он не слишком намок и принялась ходить по всему амбару и ловить связь. Вряд ли где-то здесь поблизости окажется телефонная вышка, но никто не запрещает взрослым дядям и тетям верить в чудеса. После многих акробатических манипуляций, я забралась на ящик и подняла телефон над головой. - Лайми, - тихо позвала я, - Кажется, мой телефон здесь ловит, Санта Клаус существует! Я встала на носочки и трясущимися то ли от холода то ли от волнения пальцами набрала дежурный номер, в трубке зашипело: - Это Кертис! Я и детектив Норрис находимся.. - тут меня перебили, я вообще была не уверена, что меня слышат, - Да, Кертис и Норрис! Алло! Я крепко прижимала телефон к щеке, а второе ухо плотно закрыла рукой, но это не помогло. - Вы меня слышите? Нас убить хотят! В отчаянии крикнула я, но, кажется, связь уже оборвалась. От распиравших меня чувств я чуть было не разбила телефон об пол, но ограничилась только злобным беспомощным рычанием. - Будем надеяться, что они хотя бы сигнал успели засечь. Наверняка нас уже хватились. Говорила я, меряя помещение широкими беспокойными шагами. - Все бесполезно. Нам нужно в город. 
    Усталость как рукой сняло. Я приоткрыла дверь амбара, высунула голову, осмотрелась, прислушалась, пока Норрис проверял обстановку с другой стороны дома. Вроде ничего не было слышно. - Пока тихо, - сообщила я, оглядываясь по сторонам. Если честно, я уже не ощущала страха, мне просто очень хотелось как можно быстрее покончить со всем этим раз и навсегда. - Пошли? Я ждала разрешения Лайми, все-таки в таких вопросах он разбирается гораздо лучше меня, сейчас я доверяла ему больше, чем себе. На этот раз мы шли еще осторожнее и еще быстрее, то и дело оглядываясь назад, останавливались и прятались в высокую траву, если слышали, что мимо проезжает машина, прислушивались к каждому шороху. Плохо представляю, как можно найти двух людей в совершенно кошмарных условиях, это же все равно что иголку в стоге сена искать. К тому же ситуацию усугублял дождь. Я потеряла счет времени и расстоянию, когда мы наконец дошли до каких-то первых домов. Заправка, автомастерская, придорожный ресторанчик и небольшой замызганный мотель. - Остановимся здесь? Я перевела сбившееся дыхание и убрала намокшие спутавшиеся волосы на одно плечо. Здесь уже наверняка была телефонная связь, люди и цивилизация. Трудно предположить, что в нашем современном мире можно было оказаться там, где почувствуешь себя в каменном веке.
    Мы вошли в маленький холл ближайшего мотеля с перегоревшей вывеской: - Кто вы такие? Уходите отсюда! - мда, не самый радушный прием. Я конечно понимаю, наш внешний вид оставлял желать лучшего, и даже пугал, но можно подумать здесь принимали исключительно сливки общества. - Мы из полиции, - Норрис продемонстрировал значок. - И нам срочно нужно позвонить. Хозяин мотеля переполошился и испуганно спросил: - Какие-то проблемы? Боже, конечно нет! Мы же счастливые молодожены и у нас медовый месяц! Разве по нам не видно?!

+1

16

- Никаких проблем, точнее серьезных проблем. Мы молодожены, ехали в свадебное путешествие, а наша машина сломалась по дороге. Нам хотелось бы позвонить друзьям, чтобы они приехали за нами, - почему-то лучшего отвлекающего маневра Габриель не смог придумать.
- А что с вашей рукой? - удивленно поинтересовался хозяин мотеля.
- Это все чертов капот, - улыбаясь ответил Норрис. - Извините, но мы действительно очень устали. Хотелось бы отдохнуть слегка и позвонить, - мужчина коротко кивнул и, выйдя из-за стойки, указал "молодоженам" дороги к телефону и в кафе. Габриель не дал Джулии принять решения, куда же пойти, схватил ее руку и пошел к телефону. Слыша как Кертис что-то говорит ему по поводу его шуточки, детектив не спешил ответить, так как уже начал набирать номер департамента.
- Департамент поли...
- Алло, Фредди, это Норрис. Прости, что перебиваю, но ты должен засечь откуда поступает этот звонок, - Габриель говорил негромко, чтобы хозяин мотеля не смог ее услышать. - Мы с Джулией в полной заднице. Люди Хуареса напали на нас, когда мы приехали на место преступление. Они бегают за нами уже пол дня. Выезжайте сюда, но не смейте отправлять одну машину.
- Ты можешь говорить помедленнее, Лайми. Я не успеваю разбирать слова, связь плохая.
- Я не могу говорить медленнее, черт возьми! - слегка повысил голос детектив. - Мы с Джулией носимся, как собаки какие-то, промокли до нитки, я подстрелен. Вычислите нас и приезжайте. Эти ублюдки могут нагрянуть к нам в любой момент, - больше Габриель ничего не добавил и бросил трубку. Сейчас от них ничего не зависело. Теперь все трудности лежат на плечах полицейских. Он повернулся к Джулии и произнес:
- Ну что, женушка, мы сделали все что могли. Теперь остается только ждать. Сейчас мы пойдем и посидим в кафе. Сидеть и скрываться в номере не лучший выход. Если хозяин сдаст нас, то мы даже не узнаем об этом. Они ворвутся в номер и копам будет уже некого спасать. А в кафе у нас будут кое-какие преимущества. Так что двигаем, - Норрис снова взял девушку за руки, и они направились в сторону кафе.
Зайдя в небольшой кафетерий, Габриель выбрал стол, с которого можно было видеть всех, кто будет подходить к регистрационной стойке. Он посадил Джулию спиной к выходу из кафе, а сам сел на стул, с которого мог следить за всем. К ним подошла молодая официантка и спросила об их заказе.
- Можешь выбирать все что угодно, милая. Заказывай, что пожелаешь, - сказал он улыбаясь. На самом же деле, Норрис очень нервничал. Что в департаменте засекли сигнал он не сомневался, но вопрос в том, как долго они будут до них добираться. Детектив не знал, как далеко он и Джулия успели забрести, но все же Габриель надеялся, что полицейские доберутся до них раньше, чем эти головорезы их убьют. Детектив перевел взгляд на Кертис. Весь ее вид говорил о том, что сегодняшние приключения утомили ее. Да и, наверняка, у него вид был не лучше. Он подпер голову и устремил взгляд к регистрационной стойке.
- Если они появятся, я подам тебе сигнал. Будем отступать через черный ход, а там уже более точно решим, куда поворачивать и где скрываться, - Габриель тяжело вздохнул и больше не отвлекался ни на что.
Прошло чуть больше двадцати минут. Норрис услышал, как открывается входная дверь мотеля. Детектив тут же напрягся и стал внимательнее вглядываться вдаль. Незнакомые гости шли не спеша, но шаги их небольшой группы Габриель слышал отчетливее, чем что-то другое. Он сжал кулаки и стал ждать появления таинственных личностей.

+1

17

Situation's all critical. You've got to look first before you go
If you wasn't too sure then now you know
The situation is all critical.

    Слышу за спиной невинные объяснения Норриса, а глаза медленно округляются. Я не рассчитывала, что мы опять начнем разводить этот цирк, только теперь он неожиданно перебросился за пределы департамента. Решив не выдавать Лайми, подыгрываю ему, быстро моргаю и натягиваю милейшую в мире улыбку. Нет, мы сегодня не видели никаких трупов, нет, что вы, в нас не стреляли и уж ни в коем случае мы не сбегали от головорезов, мечтающих нас прикончить! Не вклиниваюсь в монолог Норриса, а лишь утвердительно киваю, как китайский болванчик. Но когда мы отходим к телефону, где нас будет трудно услышать, я прошипела:
    - Чертов капот? Серьезно? Усмехаюсь, представляя, какая мощная, должно быть, у нас машина и почти смертоносный капот. Пока новоиспеченный муж говорил по телефону, а вернее отчаянно пытался объяснить суть произошедшего, я прогулочным шагом пошла к автомату со всякими мелочами: закусками, бутербродами, салфетками. Пока я проклинала всех богов, пытаясь выудить из автомата несчастную пачку сухих платков и долбила по нему ладонями (потом, пока никто не видит, и ногой попробовала), я заметила, как ко мне направляется какая-то женщина средних лет. Насколько я потом поняла, жена хозяина мотеля. - Вы наверное расстроились, что ваше свадебное путешествие проходит вот так, - она обвела взглядом помещение. Ее лицо скорчилось в гримасу неподдельного сожаления, будто на нем отразилась скорбь всего еврейского народа. Ну я и думаю, раз человек ждет жалоб на жизнь, почему бы ему их не организовать?! И тут Остапа понесло.
    - Он у меня такой упрямый! А я говорила ему, - указываю пальцем в Норриса, - "давай купим новую машину", а он: "ни за что не продам свою детку!" И вот, посмотрите, что вышло! М-да, театр по мне плачет, убивается. Свет не увидит такого таланта, а он загибается в каком-то богом забытом придорожном мотельчике! Благо, я еще не успела как следует разгуляться, когда Лайми потащил меня в кафетерий. Устраиваюсь поудобнее, спиной к выходу и чуть заметно нахмуриваюсь, но когда у нашего столика возникает официантка, в одно мгновение меняюсь в лице, правда понятия не имею, как должны выглядеть счастливые молодожены. Собираю высохшие и спутанные волосы в хвост, откидываюсь на спинку диванчика и подпираю щеку ладонью.
    - Положусь на твой вкус, солнышко, - воркую я, а тем временем сверлю Лайми рассерженным взглядом, правда, это выражение будет понятно только ему, - Я слишком устала сегодня, чтобы думать. Последние слова произнесены уже с укором, и в них была своя доля правды. Эти догонялки порядочно выматывают. Как только официантка оставляет нас наедине, наклоняюсь к Лайми и негромко произношу, убедившись при этом, что поблизости нет лишних ушей:
    - Значит, у нас машина сломалась и за нами должны приехать друзья? А что, если хозяин примет людей Хуареса за наших друзей?! Конечно, он же тут же ткнет в нас пальцем. Отличный план. Осматриваю зал, в котором мы сидим, чтобы ответить себе на насущный вопрос "куда бежать, куда спасаться в случае чрезвычайной ситуации". Может, в окно? Разбить стекло молоточком или как там? Мы оба заметно нервничали. Вместо того, чтобы спокойно сидеть на причинном месте ровно, я постоянно беспокойно ерзала и оглядывалась через плечо на стойку регистрации. Кроме этого еще успевала заглядывать в лицо Лайми, пытаясь угадать в нем малейшие изменения. Нас могли легко найти в любую не то, что минуту, секунду.
Вдруг дверь со скрипом открылась и зазвенели колокольчики, висящие над ней. Кажется, я вся напряглась, преодолевая в себе огромное желание обернуться, чтобы взглянуть на гостей, которые пожаловали сюда в столь поздний час. Вместо этого я выжидающе уставилась на Лайми, который буквально впился взглядом в посетителей:
    - Кто там? Это они? - само собой, я наивно надеялась, что это будут самые обыкновенные посетители, безобидные путешественники "тире" хиппи, не знаю, которым нужно переночевать, перекусить и заправиться. Однако, судя по тому, как сжал кулаки Норрис, понимаю, что пора нам отсюда сваливать. Жду, пока Норрис оставит плату за ужин, медленно встаю со своего места, стараясь не привлекать к себе внимание. Беру Лайми за руку и кладу ее себе на плечо. Сама приобнимаю его, а свободной рукой тяну за ворот куртки, чтобы он наклонился ко мне: - Прохожим всегда неловко смотреть на влюбленные парочки, - нервно усмехаюсь я. Нам повезло, что лестница на второй этаж, ведущая к номерам, не освещена, в полумраке трудно различить лица. Мы увеличиваем шаг, а по ступенькам вообще влетаем почти бегом. Оказавшись в коридоре, где по обе стороны раскинулись гостиничные номера, я кидаюсь от одной двери к другой, дергая за ручки. Вдруг какая-нибудь из них окажется отпертой. У нас слишком мало времени, внизу уже поднялся странный гомон и беспокойное движение. Видимо, этим людям чужды банальные правила воспитания. Наконец, мне повезло, распахиваю дверь и кивком приглашаю заходить Лайми. Плевать, что этот номер уже занят, плевать на визг какой-то барышни и ругательства какого-то мужчины. Я подбегаю к окну, тяну раму наверх, выглядываю вниз, оценивая, высоко ли нам прыгать отсюда. Но, если можно применить это выражение к сегодняшнему дню, удача повернулась к нам своей лучшей стороной - за окном была крыша стоящей прямо впритык заправки. - Лайми, давай сюда! - я уже слышала топот по коридору за спиной. Где эти чертовы полицейские?!

Отредактировано Julia Curtis (2014-08-14 23:09:30)

+1

18

http://media.tumblr.com/8c3690850b4f5c839c9d2805800ecd3e/tumblr_inline_mrhyy7vB5A1qz4rgp.gif

Джулия и Габриель быстро поднялись на второй этаж. Детектив достал пистолет, идя задом к девушке, прикрывая тем самым ее спину. Он слышит, как за его спиной раскрывается одна из дверей номера. Значит, Джулии все-таки повезло. Они входят внутрь. Тишина комнаты нарушается женским визгом и мужским криком. Габриелю ничего не остается, как только навести на них пушку и закрыть за собой дверь. Детектив не собирается вдаваться в объяснения, а просто следует за своей спутницей. Норрис наблюдает, как она вылезает из окна. Он нервно сглатывает и лезет за ней. Вроде бы второй этаж это не так уже и высоко, но только не тогда, когда ты стоишь на козырьке и когда у тебя боязнь высоты. Крыша заправки действительно была не так уж и далеко, и все же для Норриса это расстояние казалось непреодолимым. Детектив проследил, как Джулия перепрыгивает и приземляется на соседнюю площадку.
- Так, если Джулия смогла... то почему я не смогу. Ты же коп, Габриель, соберись, черт возьми, - произнес он шепотом. Норрис решил, что лучше будет разогнаться. Он отошел назад и уже приготовился бежать, но его начал сковывать страх. Да, спасибо судьбе за этот чертов страх. Он нередко мешал Габриелю на заданиях, но, как детектив не пытался, у него не получалось избавиться от него.
За спиной все четче и четче начали слышаться шаги и голоса их преследователей. Постаравшись усмирить свой страх, Норрис разогнался и прыгнул, приземляясь на ноги. Он хватает за руку Джулии и бежит к краю. От страха, который он испытывал пару минут назад, плечо разболелось больше, чем раньше под дождем. Держась за плечо левой рукой, а правой сжимая руку девушки, детектив не переставал двигаться.
- Кажется, сегодня мы неудачники не во всем, - произнес Норрис, смотря вниз и видя заправляющийся грузовик. Его правая рука начала сильно трястись, и он не понимал было ли это от боли или от страха. Но Габриель не стал долго думать, а просто прыгнул на крышу автомобиля, не отпуская руку девушки. Приземление проходит не самым лучшим образом: из-за скользкой поверхности детектив чуть было не соскользнул вниз, но все-таки смог удержаться. Он повернулся к Джулии и, убедившись, что она в порядке, начал сползать вниз по лобовому стеклу  и капоту вниз. Спрыгнув на землю, Габриель подождал пока Кертис начнет спускаться вниз и подхватил ее на руки, чтобы опустить на землю. Переглянувшись друг с другом, они снова взялись за руки и начали бежать по дороге, чтобы в итоге выбежать на шоссе.
Как только "парочка молодоженов" пробежала мимо отеля, с той стороны послышались выстрелы. От этой неожиданности Габриель слегка затормозил, а после, стараясь как можно сильнее прикрыть Джулию, вытащил пистолет и начал стрелять в ответ. Патроны в его "Глоке" кончаются слишком быстро, и ему приходиться прятать его обратно. Норрис слышит негромкий вскрик Кертис.
- Тебя ранили? - они отбегают за угол, и Габриель проверяет девушку. Раны он не обнаружил, поэтому они не стали надолго задерживаться и снова двинулись в путь.

Им недолго пришлось добираться до шоссе, преследование вскорости отступило, а вот полиции все не было. Они уже минут десять-пятнадцать шли по дороге, под проливным дождем, продолжая не отпускать руки друг друга. Ни один не проронил не слова за весь их путь. В тишине было идти как-то легче. Норрис перевел взгляд на Джулию. Ее мокрые волосы сейчас совсем не напоминали ту аккуратную прическу, которая была утром, ее кофта полностью вымокла и слегка растянулась, а лицо не покидало усталое и потерянное выражение. Он чувствовал неизгладимую вину перед ней сейчас.
- Прости меня, Джулз. Я не думал, что простое место преступление обернется всем этим... - Габриель не успел договорить, когда вдали дорог начали гореть фары. На душе сразу стало веселее, но все резко оборвала одна мысль.
Машина резко развернулась в другом направлении. Детектив вытащил из кармана телефон и попытался поймать связь, но ее не было. Он прошелся чуть вперед по дороге, отпустив руку Джулии. Все оставалось так же. Норрис спрятал телефон в карман и повернулся к девушке. На ее лице уже не отражалось ничего кроме отчаяния. От этого у него душе стало еще поганее. Если бы не он, то сейчас бы Кертис сидела у себя дома и наслаждалась компанией телевизора или друзей. Детектив подошел к девушке и обнял ее.
- Я не знаю, сможешь ты меня простить... не знаю смогу ли сам себя простить, за то что втянул тебя в это.

Отредактировано Gabriel Norris (2014-08-11 18:41:41)

+1

19

http://i66.fastpic.ru/big/2014/0812/c9/0985e95b17c09070afebc18b9b7ae3c9.gif  http://i66.fastpic.ru/big/2014/0812/41/6d40e1242e6dad01dd17b61c54016441.gif
It starts as a battle of luck,
In the end it's in the hands of a ghost.

    Решительно перекидываю ногу через оконную раму и нащупываю ею хоть какую-нибудь малейшую трещинку в стене и одновременно с грацией слона в посудной лавке спускаюсь по ней, до тех пор, пока не повисаю на вытянутых руках. Все это время я постоянно посматривала вниз через плечо, на глаз прикидывая, какое расстояние осталось до твердой опоры, в нашем случае крыши автозаправки. Наконец, подгоняемая шумом и голосами за спиной, а также проклятиями хозяина номера, шумно выдыхаю весь воздух из легких, крепко зажмуриваюсь, отпускаю руки и чудом приземляюсь на ноги. Удержав равновесие, поднимаю голову вверх:
    - Чего ты там застрял? Окно слишком узкое? - даже в такой напряженной обстановке у меня находится настроение и охота, чтобы острить. На самом деле болтовня отвлекает от жутких мыслей. После всего, что нам с Лайми пришлось сегодня пережить, они не покидали мою голову ни на минуту. Если я позволяла им овладеть мною, от страха кровь застывала в жилах, а я не могла этого допустить. Нельзя уступать панике, нужно бороться с ней до последнего, даже если мы дойдем до той самой черты, когда верить и надеяться на что-то станет поздно и бессмысленно. Мы спускаемся дальше, на грузовик и вот, наконец, я чувствую под ногами твердую землю. Не сказать, что это принесло какое-то облегчение, поскольку самое страшное еще не осталось за спиной. Отвратительное чувство, когда понятия не имеешь, что ждет тебя за поворотом и сможешь ли ты когда-нибудь вообще как ни в чем не бывало вернуться домой, включить игру "Сакраменто Кингз" и расслабиться после тяжелого дня. Я не в чем не могла быть уверенной, и это пугало до чертиков. Где-то около нас зазвенели выстрелы, а когда одна из пущенных в нас пуль просвистела прямо возле моего уха, я, кажется, даже вскрикнула. Прячемся за углом, на вопрос Норриса мотаю головой, значит все в порядке. Мне сейчас нет дела до психоанализа. В голове и без того творится какая-то каша. Пытаюсь разобрать все по деталькам, пока мы идем по мокрому скользкому асфальту. Про себя повторяю, что скоро здесь будут полицейские и мы выберемся из всего этого дерьма, нет, мы просто обязаны. Вдруг Лайми останавливает меня ни с того ни с сего посреди дороги, а я по выработанной сегодня привычке обеспокоенно оглядываюсь назад: неужели опять? Но убедившись, что нам ничего не угрожает, перевожу взгляд на Норриса и слушаю его, не произнося ни слова. Я не привыкла жаловаться, не привыкла разводить нытье по поводу и без, а уж тем более мне не хотелось искать виновных. Дождь беспощадно льет на нас холодную воду, а мы стоим на какой-то пустынной дороге в какой-то дремучей глуши, где даже машины не ездили. Очаровательно!
    - Я не знаю, сможешь ты меня простить... не знаю смогу ли сам себя простить, за то что втянул тебя в это, - обнимает меня Лайми. И тут меня накрывает:
    - Хватит, ладно?! - высвобождаюсь я и отхожу от него на несколько шагов назад, - Никто не виноват в том, что случилось! Мне страшно, да, мне жутко страшно! - призналась я, - Но мы уже ничего не можем сделать, кроме как идти под этим чертовым дождем! Из-за него я не заметила, как слезы ползли по щекам, они смешивались с дождевыми каплями, которые я то и дело вытирала рукавом также насквозь промокшей кофты. Меня била мелкая дрожь, но я была лишена возможности придавать этому хоть какое-то значение. Вдруг меня ослепляет свет автомобильных фар и визг полицейских сирен. Слава Богу! Я опускаю руки и облегченно выдыхаю. Кто-то спрашивает нас о чем-то, кто-то говорит о том, как нас знатно потрепало, что нам нужен отдых и что дальше они разберутся без нашего участия. Кто-то накидывает на меня форменную куртку и ведет к служебной машине. Краем уха слышу, что нас отвезут в ближайший медицинский пункт. Всю дорогу я молчала, считая фонарные столбы за окном.

    Иду по светлому сухому коридору больницы, кутаясь в теплую кофту, которую мне одолжила одна из медсестер и неся в руках два картонных стаканчика с горячим чаем из автомата. Мне перевязали руку, оказывается, у меня сильный ушиб локтевой кости, однако я до сих не ощущаю никакой боли. Заглядываю в приоткрытые двери кабинетов, мне сказали, что Лайми где-то на этом этаже. Наконец, нахожу нужную дверь и останавливаюсь в дверном проеме. Первой меня замечает дежурный врач, которая, очевидно, делала Норрису перевязку:
    - Зашито не совсем ровно, что скажете, доктор? - я чуть заметно улыбаюсь, опираясь плечом о дверной косяк. Она сворачивает остатки бинта и отвечает мне, выходя из помещения: - Вам нужно сказать спасибо. Я киваю и прохожу в кабинет, протягивая один стаканчик чая Лайми:
  - Мне дали лошадиную дозу успакоительного, так что я сейчас разве что радугу и единорогов не вижу. Я посмеялась, закатывая глаза к потолку. Мы оба очень устали, и больше всего мне сейчас хотелось забыть обо всем, что случилось, как о страшном сне.
    - Слушай, сегодняшний день.. - мнусь я, перебирая в голове нужные слова, конечно, не тянет на звание "мои лучшие выходные" или.. "медовый месяц века" - со смехом добавляю я, Но ты мне сегодня жизнь спас. Подхожу к Лайми и обнимаю его, Спасибо. Совершенно неожиданные слова, учитывая то, что по его мнению, именно он меня во все это втянул. А быть может я благодарю его за приключение, из которого нам удалось выйти почти невредимыми. Тут слышу знакомый голос сержанта:
    - Воу, ну, "молодожены", вы отожгли! Это же даже круче, чем Вегас! Хоть я и была под действием таблеток и видела мир сквозь пурпурно-розовые очки, однако желание отходить этого шутника чем-нибудь тяжелым от этого не стало меньше:  - Заткнись, - улыбаясь помотала головой я, - лучше скажи, есть новости? Я сложила руки на груди и серьезно взглянула на сержанта. Как бы мне хотелось посадить этих уродов за решетку. Но полицейский рассказал нам, что людям Хуареса удалось скрыться. Задержали только одного подозреваемого, но если его удастся растормошить на показания, то полиция выйдет на их след.
    - Так значит, эти засранцы до сих пор на свободе?! - недовольно процедила я сквозь зубы и нахмурилась. Оборачиваюсь к Лайми и неожиданно даже для самой себя произношу, заставив его чуть не поперхнуться чаем: - Мы еще надерем им зад.

Отредактировано Julia Curtis (2014-08-14 23:09:13)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Будем искать нашу собаку Баскервилей