В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » read between the lines


read between the lines

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

keith holland, winnie meyers
http://viewy.ru/data/photo/40/39/40394f458cHSNHULV_73885_673179ad32.gif
мост тауэр бридж, сакраменто, конец мая 2014 года.
***
тут темно и спокойно.
но один неверный шаг и ты уже летишь на встречу с рекой.
ночью никто не услышит крики.
ни у той, у которой они выходят с воздухом,
ни у того, у которого они в голове.
или может услышат друг друга?
в безумии нет ничего постыдного.

+1

2

Кто-то говорил, что сумасшедшим жить легко. Кит с этим никогда не согласился. Он не считал себя окончательно свихнувшимся, но определённые проблемы с нервами и психикой различал уже явственно. Дни поменялись ролями с ночами и превратились в подобие отдыха. Жалкое подобие, которое не могло дать того, в чем нуждался музыкант.
Он проваливался вниз, куда-то далеко, даже не задумываясь о том, что будет дальше. Легче было закрыть глаза и плыть по течению. А бороться с приступами ярости и безумства, сменявшимися периодами апатии, Киту просто надоело. Может это и было равнозначно признанию поражения, но музыкант уже смирился с неизбежным. Ему так казалось, сейчас.

Парень сам не понял, как выбрался на мост. Видимо маршрут получился таким запутанным, что путь от подъезда многоэтажки, в которой он сейчас обитал, до знаменитого моста оказался таким. Петляя через весь город, дорожка привела его сюда, миновав парк. Холланд остановился, закуривая. Ветер трепал волосы, проникал под футболку и заставлял кожу покрываться мурашками. Но парень этого словно не замечал, уставившись в одну точку. В голове крутилась одна и та же песня, заставлявшая его сходить с ума ещё сильнее. Foo Fighters – Everlong. Руки сами сжимались в кулаки, а кровь начинала стучать в висках. Как много сейчас отдал бы Кит, чтобы получить возможность размять руки. Ему было неважно, чем закончилась бы драка. Главное — забыться. Перестать думать об одном и том же. В такие моменты он ощущал себя безумцем. Но ни разу не пытался всё закончить одним действием. Становиться подобие Курта Кобэйна он не хотел. Ни за что и никогда. Это было бы слишком глупым и слабым поступком.

Огонек зажигалки подрагивал на ветру. Поднести к нему сигарету оказалось сложнее, чем рассчитывал Холланд. Этому немало способствовали и дрожащие руки. Со стороны он, должно быть, выглядел наркоманом или алкоголиком. Растрепанные волосы, синяки под глазами, бледность и очень выраженное покраснение глазных белков. Картину завершал мутный взгляд, как будто парень смотрел на мир сквозь сонную завесу. Марево.
Вспышка заставила его зажмуриться. Рука сильнее сжала металлический корпус зажигалки. Кит размахнулся и уже хотел со всей силой метнуть источник огня на тротуар. Глупая затея. Сталь бы выдержала, и ничего кроме морального удовлетворения он не получил бы. Парень странно кашлянул, будто хотел скрыть другой звук, который непроизвольно вырвался из горла, и убрал зажигалку в карман, сделав вид, что ничего не происходило. Музыка в голове больше не звучала.

Холланд вытер лицо рукавом и двинулся дальше, слегка покачиваясь. Подошвы ботинок противно шуршали при каждом шаге, и музыканту хотелось от них избавиться, сбросив обувь с этого треклятого моста. Складывалось впечатление, что сегодняшней ночью весь мир ополчился на парня. Решение выбраться на прогулку теперь казалось ему глупым, ненужным и опасным. Мимо пронесся запоздалый автомобиль. Кит проводил его взглядом, сразу же вспомнив, как чуть не разбил свой «Subaru» несколько недель назад. В другой раз он бы улыбнулся. Но не сегодня.
Зло сплюнув на мостовую, музыкант прислонился к перилам моста и прикрыл глаза. Всего лишь на несколько секунд. И тут же широко распахнул их, услышав непонятный звук. Он сфокусировал взгляд на источнике и с удивлением обнаружил, что кроме него здесь ещё был кто-то. Судя по фигурке — девушка. Холланд поморщился словно от зубной боли, стряхнул пепел и отошёл от перил, вглядываясь в силуэт.

- Всё в порядке? - поинтересовался он, делая шаг в сторону девушки. - Вы бы не стояли тут...

+1

3

Иногда дни так долго тянуться и совершенно не знаешь, чем себя занять. В такие моменты, когда нет работы и никогда никого нет дома, остается только выйти на улицу и идти. Вперед, поворачивая на светофорах, выходить из трущоб куда-то в центр и путаться в нем так, как будто находишься в джунглях. Винни давно живет в городе, но до сих пор не может в нем толком ориентироваться, поэтому ничего удивительного в том, что она заблудилась, нет. Вот уже четыре года, а она смотрит на указатели так, как будто видит их в первый раз. Хочет вернуться обратно, но не может найти дорогу туда, откуда пришла. Словно Алиса, входит в одну дверь, а потом теряет ее и выходит из совершенно другой.
Но Винни не подходит к другим людям, потому что не любит их. Винни считает, что ничего хорошего от них не дождаться и только случайно вылавленный кошелек, дает ей надежду на то, что она попадет домой. Двадцать долларов – улов небольшой, но на такси должно хватить. Вот только пока ловила, ушла с дороги, оказавшись в каком-то парке. Если некуда идти – иди вперед, рано или поздно ты все равно куда-нибудь дойдешь. Так? Так. Поэтому Майерс старается не унывать и упорно идет по одной из запутанных тропинок, переходя на другую тогда, когда первая уходит куда-то в сторону, сворачивает и запутывается посреди деревьев.
Жаль только, что она не взяла с собой Тора. Наличие пса давало ей больше спокойствия, особенно учитывая, что он и человека мог загрызть, что один раз уже сделал. Маленький друг, который ест людей и девочка, которая теряется в трех соснах и, наверное во времени. Она даже мобильный телефон с собой не взяла. Маленькая дура. Дура, дура, дура.
Дорога перед девушкой стала шире и впереди замелькал свет от фонарей. Ускорив шаг, Винни вышла на безлюдную мостовую. Интересно, сколько сейчас времени? Но и этого она не могла узнать и, взмахнув светлыми волосами, пошла к началу моста. Пара уверенных шагов и она уже над водой, как будто ходит по воздуху. Вот в чем заключалась магия Иисуса. Шах и мат, или как там говорят?
И ни начала, ни конца, как лента мебиуса. – Прошептав самой себе, девушка остановилась, чуть не дойдя до середины и облокотилась о перила, смотря вниз. Фонари светили лишь местами на мосту, а вниз не доходили, поэтому там была лишь непроглядная темнота. – Ну и здесь тогда посижу. – С этими словами, девушка ловко приподнялась на руках и перенесла ноги на ту сторону, вставая на самом краю, облокачиваясь спиной о холодное железо спиной. И что теперь делать дальше? Может, считать звезды? А действительно, почему бы и нет?...
Винни не знала сколько времени прошло, но в конце концов и это занятие ей наскучило. Да и спина начала побаливать из-за перил. Перелезая обратно, зацепилась ногой и чуть не свалилась на мостовую, но смогла удержаться на ногах. Удачное приземление не могло помешать ей тихо ругнуться, на что она была награждена чьим-то мужским голосом. Замерев на месте с легким прищуром, она выцепила человека из темноты и, хоть сердце начало набирать ритм, она сказала сама себе, что все в полном порядке. Обычный местный житель, таких ведь миллионы. Это ее нужно боятся, она заманивает людей, что бы впоследствии передать их Ваасу для продажи. Тем более, у нее в кармане легкой куртки приятно оттягивает ткань нож-бабочка.
Где не стояла? – Винни огляделась по сторонам, пытаясь понять, а на его шаг сделала свой шаг, но в другом направлении. – Да… Все в полном порядке. Я просто… – Как-то слишком расплывчато она говорит, не может даже мысли собрать. Закусив губу и глубоко выдохнув, она попыталась сделать дружелюбное лицо и, нащупав рукой перила, опять на них залезла, но теперь не перелезала, а просто села. – Это все бессонница. – Не говорить же человеку, что она заблудилась? – А тут очень красиво, не правда ли? – Майерс махнула рукой в ночное небо за своей спиной и тут ее покачнуло…
Негромко пискнув, шатенка ухватилась пальцами за один из прутьев, но ее ноги уже перекинуло в сторону тела. Благо, что выступ был большой, иначе она могла улететь вниз, в ту темноту.
Все в порядке, все хорошо, правда. – С трудом, но все же поднялась на ноги, положив локти на железо и облокотив на них руки. Как будто ничего не произошло. – Та-дам. – Как то слишком бесцветно закончила она, продолжая внимательно наблюдать за незнакомцем в тени. – Кролик говорил Алисе быть осторожной, но она не слушалась. Зато сколько приключений она нашла.

Отредактировано Winnie Meyers (2014-07-31 02:37:16)

+1

4

Лишь только Кит собрался приблизиться, как девушка шагнула назад, как будто не хотела, чтобы её видели. Музыкант поморщился, сжимая пальцами фильтр сигареты. Дым обжигал, но он не замечал этого, сосредоточенно всматриваясь в очертания лица. Тусклый свет фонаря падал на мостовую окружностью, но девушка была вне этого желтого, ненатурального круга. Это интриговало, но и настораживало, одновременно. Холланд в другой раз точно подошёл бы поближе, чтобы уточнить или увидеть её.
Сейчас же он настороженно замер на своём месте, не собираясь приближаться. Логично было бы просто пойти своей дорогой, как только девушка ответила, что всё в полном порядке и она просто прогуливается, пытаясь спастись от бессонницы. Но логика сегодня была не на стороне Кита Холланда. Он настороженно провел ладонью по карману куртки и прокашлялся. Мост становился похож на место из фильмов ужасов. Сайлент-Хилл в миниатюре. И если бы сейчас завыла сирена, а из темноты вышел пирамидоголовый — Кит был никоим образом не был бы в замешательстве.

- Не по мне. - честно ляпнул парень, продолжая рассматривать силуэт девушки. - Слишком... слишком  неприятно.

Силуэт сделал шаг назад и уселся на перила моста. Кит проводил его взглядом, с трудом понимая, что это не дурной сон. Девушка спокойно уселась на перилах, как будто не думая о том, что может упасть.  Странное состояние отошло на задний план. Холланд не волновался, он ожидал, что случится дальше.  И события не заставили себя долго ждать.
Силуэт махнул рукой в небо и внезапно начал заваливаться назад. Вскрик был больше похож на писк, но даже этого было достаточно, чтобы музыкант рванулся вперёд. Всё обошлось. Девушка вновь появилась в поле зрения, поэтому парень остановился, так и оставшись в тени. Сердце билось громко, Киту даже показалось, что этот звук может слышать не только он сам. У силуэта изменился голос. Если раньше в нем можно было различить какие-никакие признаки эмоций, то сейчас он был пустым и бесцветным. Это пугало.

- Приключения важнее осторожности? - тихо поинтересовался музыкант, поднося к губам сигарету. Девушка была странной. - Необычно. Жизнь тоже не так важна, как приключения?

Вопрос сорвался помимо его желания. Кит не успел прикусить язык и сделал машинальный шаг назад. В голове продолжал крутиться один вопрос. «А что было бы, если бы девушка рухнула вниз?». Парень не мог ответить даже самому себе, почему его это интересовало. Он не смог бы пройти мимо. И тем более не смог остаться стоять на мосту, если бы увидел такую картину. Дьявольское ощущение. Холланд ощущал кожей, что во время падения у него в голове снова играла бы проклятая песня. Он вдохнул полной грудью, с трудом справившись с напором воздуха, и попытался выкинуть из головы эти мысли. Ему бы не хотелось, чтобы падение произошло.
Глаза начинали болеть. Кит плотнее закутался в ткань куртки и отправил окурок в полёт, щелчком пальцев. Он недолго мерцал в темноте, описывая правильную параболу, а потом вовсе исчез из виду, как будто его и не было. Вечер был посвящен Льюису Кэрролу?

- Может слезешь оттуда? - спросил Кит ещё раз, чтобы уточнить, для очистки совести. - Второй раз может не повезти.

Он уже видел падения с мостов. Дважды. И в живую. А Холланд молил все известные божества, чтобы больше такого не видеть. Наверное поэтому парень никогда и не задумывался, по-настоящему, о шаге вниз. Потому что не мог пересилить свой страх перед таким окончанием пути. Даже у слабости были положительные черты. Кит перестал удивляться тому, как всё получается, как с ним играет судьба. Предугадать её прихоть было невозможно, и он старался всеми силами удержаться на плаву. До сегодняшнего дня.
Девушка так и не показала своего лица. Скорее всего у неё были на это причины. И музыкант не хотел знать, какие. Лезть в душу человеку, который сидит на перилах моста, было бы самым глупым поступком за его жизнь. Реальность сейчас выглядела кинофильмом. Всё это происходило не с ним, а в его воображении. Так казалось Киту. Но правильно это было или нет — он не знал.

+1

5

Ты прав – звезды поют и смеются. Им есть какое-нибудь дело? – В полутьме Винни еле слышно усмехнулась, продолжив сверлить силуэт собеседника взглядом светлый глаз. Он навряд ли видел это, но чувствовал он это или нет, она не знала, да и догадываться не хотела. Только сейчас она начала замечать, что с вырванной фразой, взятой из Алисы, она начинает растворятся в своем сознании. Мост за одно мгновенье менял свою освещенность, то сгущая мрак темных участков, то наоборот рассеивался под светом фонаря. Винни отвлеклась от мужчины, смотря на это, как зачарованная. Тихий шелест позади мужчины, яркое пятно кладет свою лапу на его плечо, но она не говорит больше ни слова, замерев на месте. Лишь ветер со стороны реки трепал ее волосы до плеч, придавая ей больше человечества, ежели бутафории заводных кукол с фарфоровыми лицами и стеклянным блеском в глазах. Винни наблюдала за тем, как тень, продолжая держать мужчину за плечо, обошла вокруг, укутав его собой и на время не давая Майерс возможности видеть его. Тень отошла в сторону и Майерс проморгалась, продолжая мягко покачиваться на выступе из стороны в сторону.
Тебе нравится жить без приключений? – На его едкое замечание, Винни более никак не отреагировала, не показывая, что немного, но оно ее задело. Жизнь Винни состоит из сплошных приключений. Настоящих или нет, но она не знает, как можно жить по другому. Это началось еще в детстве и даже в психиатрической лечебнице, где ее пичкали таблетками, ничего не прекращалось и не менялось ни в лучшую сторону, ни в худшую. Она не перестала видеть то, что видит, а лишь едва умудрилась опомниться, когда ее едва не превратили в растение. Просто видеть что-то – страшно. Но когда ты можешь с этим что-то сделать – хотя бы отвернуться – может стать значительно легче.
Я знаю о чем ты думаешь. – Голос Винни тихо раздался в повисшей тишине. – Все об этом думают, когда оказываются в подобной ситуации. «А что было бы, если…» – Девушка не стала заканчивать фразу, покачнувшись с новым потоком ветра. Не смотря на то, что свет периодически становился ярче, он не выхватывал из темноты мужчину. На долю секунды Ви задумалась, – а существовал ли он вообще? Может его нет так же, как и всего остального? Если уж разум играет с ней, то почему бы не сыграть по крупному? Она проследила за полетом бычка с ярким угольком и тем, как темнота проглотила его так же, как и все остальное. Темнота была везде: она была внизу, где имела свое течение река, она была по бокам, где были два берега; сегодня было ночь, а значит, что она была и сверху. И даже свет фонарей впереди не мог полностью ее убрать.
Как ты думаешь, может сегодня удача на моей стороне? Или моя судьба по другому сложится? – Винни убрала руки с перил, засунув их в карманы. Она вроде устойчиво себя чувствовала, навряд-ли с ней что-то еще случиться. Но мужчина впереди ей не нравился. Он мог оказаться кем угодно и не быть никем. Это немного пугало ее.
Сладкие мечты сделаны из этого. – Неожиданно начала Ви нараспев, продолжая покачиваться из стороны в сторону. – Кто я такая, чтобы не соглашаться? Я объездила весь мир и увидела, что, все что-то ищут. – Она продолжала смотреть прямо на незнакомца. Ее начало охватывать чувство беспокойства, но вместе с этим она ощущала странное умиротворение. Очередное парадоксальное состояние, с которым была знакома Винни. Ее голос продолжал мелодично звучать, заполняя собой открытое пространство. – Кто-то стремится использовать тебя, а кому-то нужно, чтобы использовали их. – Правой рукой она сжимала и разжимала в руке ножик, отсчитывая ненужное время. – Кто-то хочет оскорбить тебя, а кто-то жаждет быть оскорбленным…
Отвлекшись на песню, ей было крайне неожиданно опять увидеть тень, рядом с незнакомцем. Тень открыла кровавую пасть и засмеялась, выплескивая на асфальт лужи крови. Вздрогнув, Винни вытащила руки из карманов и постаралась закрыть глаза, но, больно ударившись локтями о железные прутья, ахнула и отступила назад, мгновенно теряя почву под ногами. Майерс полетела вниз, прямо в воду, без возможности даже крикнуть, а так же без лишней театральногсти в случайных действиях. Просто оступилась. Просто упала. Просто полетела. С каждой долей секунды вода становилась все ближе и ближе. Скоро выйдет новый выпуск комиксов, а она не сможет его прочитать. Вот так просто.

Ви даже умеет немного.

+1

6

- Они — холодные мерзавки. - ответил музыкант, на секунду поднимая взгляд в сторону небосклона. - Им никакого дела до мира нету. Развлечения и безделье.

Уже было непонятно, о ком говорил Кит. О звездах на небе, о звездах на сцене или вообще о поколении подростков, которое сейчас видел сам. Ночная прогулка становилась похожа на бредовый сон, кошмар, если так будет легче, который не заканчивался. Холланд не ответил бы, почему считает всё это кошмаром. Возможно ему просто было некомфортно, и поэтому появились такие мысли. Ничего другого на ум не приходило. Музыкант уже не старался различить лицо девушки, опасаясь, что оно будет пустым и размытым. Сейчас он готов был ожидать что угодно. Начиная от Сайлент-Хилла и заканчивая Слендермэном. Ведь во сне и такое было возможным.
Кит поморщился. Ему приключений хватило на всю оставшуюся жизнь. Так казалось музыканту, который сейчас даже не мог сказать, живет он или спит. Посвящать девушку в свои проблемы он не собирался, поэтому неопределённо покачал головой, как будто хотел ответить, но не мог подобрать слова. Наконец он нарушил молчание.

- Их бывает слишком много. Но жизнь без приключений скучна. - Холланд посмотрел на свою руку с разбитыми костяшками и передернул плечами. - Мне нравится жить. И не важно, с приключениями или без них.

Девушка была другой. Совершенно не такой, какой мог бы её увидеть Кит. Отталкивающее, пугающее в ней сплеталось с интригующим. Гремучая смесь была взрывоопасной. Парень начинал задумываться, не стоило ли сейчас просто уйти? Вряд ли уже могло что-то случиться, что заставило бы его задержаться здесь. Диалог можно было считать закрытым. Он сделал невидимое движением, как будто собирался повернуться, но следующая фраза девушки заставила музыканта остановиться.
Это было слишком очевидно. Но Кит не смотрел на вещи с точки зрения логики. В данную минуту ему было не по себе. Девушка не могла читать его мысли, но в проницательности отказать ей было решительно невозможно. Холланд едва изогнул уголок губ в усмешке, довольный тем, что в темноте этого было не разобрать. Притягивающее и отталкивающее одновременно.

- Я в подобной ситуации оказываю слишком часто. - заметил музыкант, рассматривая силуэт всё так же сидевший на перилах. - И каждый раз задумываюсь, «а что было бы, если бы...». И не получаю ответа на свой вопрос. Такие вот дела. - он издал короткий хриплый смешок. - Удача, говоришь? А нужна ли она?

Девушка начал напевать. Это была жуткая картинка, но по-своему красивая. Кит закрыл глаза, убирая руки в карманы. Силуэт странно дернулся, как будто хотел слезть с перил, и в один момент рухнул вниз, скорее всего оступившись. Этот самый момент застал музыканта на половине пути к краю моста. Как только девушка решила изменить положение в пространстве, в голове музыканта что-то мелькнуло. Неуловимое. Как будто сработало предчувствие, заставившее Холланда собраться в пружину и броситься вперёд. Это было странно.
Ещё не было слышно удара тела о воду и всплеска, а Кит уже прыгнул следом, не заботясь о том, что может в один момент закончиться как человек. В голове щелкнул выключатель проигрывателя, и пластинка встала на своё место. Everlong. Слишком быстро. Не так как нужно. Песня играла в жутком бешеном ритме и слов было не разобрать. Холланд закрыл глаза и рухнул в воду, ощущая как она обволакивает его. Оставалось только найти упавшую и вытащить на берег. Он пил, курил, вел беспорядочный образ жизни, но никогда не жаловался на отсутствие сил. Физических. Парень вынырнул на поверхность, держа под мышки девушку. Рассматривать её у него не было времени. Кит надеялся, что она не наглоталась воды и ничего себе не повредила. Перехватив её так, чтобы можно было плыть, музыкант направился к берегу.

- Ты жива? - Холланд обращался в воздух. Ему нужно было подбодрить себя хотябы звуком своего голоса. - Твоя удача почему-то не хочет тебя беречь. Может она взяла выходной и забыла оставить сменщика?

+1

7

Говорят, что когда появляется такая ситуация, когда жизнь висит на волоске и он вот-вот разорвется, время замедляется и перед глазами возникают картины из прошлого. Хорошее оно было или плохое, воспоминания, такие бесполезные, лишь сильнее давят на нервные окончания, заставляя пожалеть о том, что ты не успел сделать, о том, что ты сделал не так. Ты вспоминаешь все самое хорошее и тебе становиться не по себе от того, что этого больше не повториться. Действия, которые ты мог изменить, ошибки, которые ты мог исправить. Ты что-то чувствуешь, что говорит тебе о том, что ты прожил жизнь.
Отдаляясь от моста и приближаясь к воде Винни чувствовала то самое замедление времени. Она чувствовала, как от страха сердце отдает в ребра и с громким грохотом распространяется по всему телу, как будто в небе тучи. Нужно посчитать. Скоро должна появиться молния, не так ли? Майерс не хотела умирать, ее глаза были расширены, руки тянулись наверх, как будто в надежду за что-то зацепиться, но перед глазами было лишь небо и мост. Никаких воспоминаний. Никаких сожалений кроме того, что она не успеет прочитать комикс. О чем думали люди, которых она отправляла на верную смерть? Неужели все эти рассказы всего лишь ложь? Неужели все просто лгут? Тогда почему они так шутят с историями про смерть? Это чертовски глупо.
Девушка чувствовала, что вода совсем рядом и, поэтому, когда спина ощутила неприятный сильный удар, никак не отреагировала, лишь прикрывала глаза. Неожиданно стало легко. Это конец. Действительно конец. Она наконец узнает, что такое настоящая свобода, когда не нужно быть кем-то другим, когда не нужно боятся того, чего не существует. В какой-то мере Ви ощутила настоящее счастье. Как будто так и должно быть. Это судьба. Умереть, захлебнувшись водой, без возможности и особого желания выбраться наружу.
Она отправиться туда, где нет всей этой жестокости, где ей не придется выносить то, что она успела вынести за свою жизнь. Ее больше никогда не запрет Ваас, никогда не поднимет руку отец. Ей никогда не нужно будет смотреть на алую кровь, стекающую ручьями по полу. Да даже если там, на той стороне ничего нет и она исчезнет как личность, как человек, ей будет гораздо лучше, чем сейчас. Весь этот кошмар закончится.
Погружаясь в воду, полностью расслабляясь, погружаясь на дно, Винни и не думала о том, что незнакомец, вокруг которого кружила страшная тень изрыгающая кровь на асфальт, броситься за ней. В свете тусклых фонарей, светящихся на поверхности, она увидела приближающийся силуэт.
«Нет!» — Хотела крикнуть Майерс и оттолкнуть человека от себя, — «оставь меня в покое!»
Вместо этого вода начала проникать ей в рот и в нос, попадая так же в легкие. Винни начала захлебываться и, словно проснувшись, дергаться в разные стороны, чтобы выплыть на поверхность, но сил было мало, а легкие начинали гореть. Она хотела откашляться, но только пуская в легкие лишь еще больше смертоносный, на этот момент, жидкости.
Это так странно. Что-то позволяет тебе жить, но в следующий момент может тебя убить.
Голова тяжелеет, движения становятся заметно слабее и более вялыми. Винни мечется от мысли к мысли, но чьи-то руки крепко обхватывают ее и выталкивают выше. Огоньки фонарей снова становятся ярче, а еще через пару мгновений девушка делает жадный глоток воздуха, отплевываясь и откашливаясь от воды. Словно кукла она беспомощно висит на своем спасителе, лишь продолжая кашлять и ловить ртом свежий воздух. Боль в груди стала сильнее, спину опять начало едва ли не сводить от боли.
Она молчала. Молчала, потому что не знала, что ей ответить. Жива ли она? Вроде дышит, вроде видит, но жива ли она на самом деле? Было ли это спасением или незнакомец сделал только хуже, прыгнув в воду за ней. Девушка не думала о том, что он мог пострадать, пытаясь сделать добрый (или злой) поступок. Когда они уже подплыли к берегу, шатенка не стала вставать на ноги, а лишь сильнее завалилась на бок, продолжая глубоко дышать так, будто любой вздох мог стать последним.
Немного успокоившись, Ви приподнялась, усаживаясь поудобнее.
Удача похожа на звезды. — С заметной хриплотой тихо прошептала она, покачав головой. — Сегодня она есть, а завтра ее нет. В любом случае она просто смеется над нами, наблюдая свысока. Дает надежду, а потом забирает ее. — Винни прикрыла глаза борясь с дрожью от мокроты и прохладного ночного воздуха. Одно радовало – тень не стала спускаться вниз за ними, но могла бродить где-то рядом. Досчитав до пять, Майерс открыла глаза и посмотрела на незнакомца. Сейчас она могла разглядеть его, сейчас он не казался ей таким ужасающим. Только было похоже, что он мертв так же, как она сама.
Зачем ты это сделал? — Наконец поинтересовалась она. — У тебя сигареты намокли. — Добавила совсем тихо, вспоминая, как он откидывал бычок с искрой в темноту. — Это того стоит? Что ты чувствуешь?
Свобода была так близко, но у нее ее отобрали. Содрогнувшись в очередной раз, девушка поправила рукава легкой куртки, чтобы ненароком не было видно ее шрамов. Голова продолжала гудеть.
Это было спасение или нет?

+1

8

Девушка молчала. Кит начинал переживать, что она уже успела наглотаться воды. Делать искуственное дыхание парень не умел, поэтому молил свою удачу, чтобы она не подвела. Его удача не подводила. Ведь никакого ущерба от удара о воду музыкант не получил. Может быть она сыграла бы сегодня на двоих? Холланд очень хотел в это верить, но пока просто плыл в сторону берега, до которого оставалось совсем немного. Ещё несколько минут и они очутились бы на спасительной твердой земле. Прохладная вода уже пропитала собой одежду. Плыть было не так-то просто.
Прыжок с моста был самым меньшим из безумных поступков, которые совершал Кит. И он не чувствовал, что поступил неправильно. Он ничего не успел подумать, прокрутить в голове. Просто наблюдал за тем, как приближалась водная гладь. А потом удар и погружение в пучину. Музыканту повезло, что девушка не успела уйти ко дну камнем. Всё было бы хуже.

Ноги парня нащупали дно. Он с облегчением выдохнул и через несколько секунд выпустил девушку из захвата. Она не стала подниматься, только перевернулась на бок. Её шумное дыхание было слышно даже Киту, опустившемуся на колени в нескольких метрах сбоку. Музыкант тяжело дышал. Одежда противно намокла и липла к телу. Ему не хотелось даже задумываться от том, во что превратились сигарету, спрятанные в кармане куртки. Пережить столкновение с водой, а потом ещё и заплыв на несколько десятков метров они не могли. Но Кита занимали совсем другие вещи.
Он прислушивался к шумному дыханию спасенной. Всё ли было в порядке? Кит хотел верить, что всё было в относительной норме. Наглотаться воды девушка не успела, иначе сейчас ей было бы хуже, поэтому надежда на то, что она отойдёт от шока, продолжала витать в голове музыканта. Что-то внутри подсказывало парню, что всё только начиналось. И от этого по спине Холланда бродили табуны мурашек. Или постарался ветер.

Шатенка пришла в себя. Но голос её был хриплым и тихим. Кит оторвал взгляд от освещённого силуэта моста и посмотрел на спасенную. Он бы с удовольствием рассмеялся, услышав такую отповедь. Но после прыжка и заплыва юмора у него не осталось ни грамму. Холланд по привычке потянулся к сигаретам и сплюнул, тихо выругавшись, когда понял, что они испорчены. Ему пришлось  подняться на ноги и стащить с себя намокшую куртку, чтобы выжать из неё воду.
Девушка продолжала говорить, а музыкант наблюдал за ней исподлобья, старательно выжимая верхнюю одежду. Он всё ещё не чувствовал холода, поэтому нужно было торопиться. Живительный всплеск адреналина не был вечным, поэтому обезопасить себя от переохлаждения не мешало. Парень остановился и почесал намокшую шевелюру. Ему показалось, что шатенка издевается. Но её лицо не выражало ничего кроме серьёзности. Или безразличия. Кит не мог это разобрать в темноте. Он оделся и опустился на песок.

- Значит моей хватило на обоих. - ответил музыкант, отирая рукавом мокрое лицо. - Она может охладеть к тебе, но никогда не бросит, если искренне в неё верить. Может отвернуться, на несколько дней или минут, но не даст окончательно закончиться.

Парень ничего не почувствовал, когда шатенка начала сверлить его взглядом. Кого-то он мог напугать, но Киту было всё равно. Музыкант приходил в себя. Запоздало приходило осознание, что он мог просто сломать себе шею. Никогда не прыгал с такой высоты, а вышки в бассейнах были далеки от Холланда. Парень ощущал ноющую боль в правом плече. Она незримо приближалась к нему, медленно и неспешно. Но Кит считал, что легко отделался за такой идиотский поступок. Вывихнутое плечо было самым безобидным, что с ним могло случиться.
Шатенка начала говорить. Первый её вопрос заставил музыканта впасть в ступор. У девушки что-то было не в порядке. Или всё не в порядке было у Кита, который не мог ответить на этот вопрос даже сам себе. Он не часто был альтруистом, и очень редко помогал кому-то из незнакомых людей. Но это был тот случай, когда других вариантов у музыканта не осталось. Парень что-то пробормотал про себя и закрыл глаза ладонью. Их невыносимо щипали капельки воды, оставшиеся на лице и стекавшие вниз. Больше похожие на капли дождя.

- Думаешь, я знаю? - ответил Кит вопросом на вопрос. - Плевать. Куплю новые потом. - он убрал ладонь от лица и посмотрел прямо в глаза шатенке, которая спешно поправила рукава курточки, как будто не желая показывать музыканту руки. - Да, оно того стоит. Я всегда мечтал искупаться, прыгнув с моста. Да разве есть смысл задаваться этим вопросом? Стоит того, не стоит того. Это слова. Это ничто.

Парень вытащил из заднего кармана штанов фляжку с коньяком, отвинтил крышку и сделал солидный глоток. Только для согрева. Ни для чего больше. На последнюю часть вопроса шатенки он ответить не мог. Потому что ничего не чувствовал сейчас. Его сознание и организм только-только начинали отходить от пережитого стресса. Через полчаса придут все чувства. Придут и ударят в голову, заставив музыканта сходить с ума.

- Я чувствую, что у меня болит плечо. - наконец прервал молчание парень, разминая правую руку. - А если ты про другие ощущения, то подожди... сейчас я пустой.

+1

9

Как бы ты не верил во что либо, обязательно будут такие моменты, когда все идет совершенно не так, как ты думаешь должно идти. И дело не в том, что ты можешь делать что-то не так (хотя от этого так же много зависит), а в том, что просто так должно быть. Винни уже потихоньку начала осознавать, что все произошедшее в последние часы должно было произойти. Она так же должна была выйти из дома без денег в кармане, должна была так же заблудиться в городской паутине, хотя живет тут уже не первый год. Винни должна была попасть на этот мост и так же должна была упасть с него, чтобы этот незнакомец кинулся за ней. Если бы они оба умерли, то так было бы нужно, но они живы и, не считая боли в спине, резко отражающейся так же на ногах и руках, находятся сейчас рядом друг с другом только потому что так надо.
Майерс никогда не была оптимистом, но и пессимизмом так же не отличалась. Она была где-то посередине. Не верит и не отрицает, как будто агностик, или просто кинутая на волны, бьющиеся на скалы совершенно без защиты: расслабленно закрывает глаза и не борется со стихией, предпочитая полностью ей отдаться. Кто-то скажет, что это глупо, что это не правильно и нужно иногда делать хоть какие-то усилия чтобы бороться, но, честно говоря, за двадцать восемь лет девушка изрядно устала.
Шизофрения не лечится. Она давно это уже поняла. Можно было уйти в ремиссию, но рано или поздно все вернется на круги своя. Вся эта боль, все эти мысли, все эти голоса. Действия, за которые не можешь отвечать, слова, которые не контролируешь. Ваас не доделал то, что хотел. Он сделал все совершенно неправильно. Вместо того, чтобы превратить Винни в себеподобную, безумную и пользующуюся этим, он сделал из нее бомбу замедленного действия. Когда она взорвется? Что тогда будет? А что будет сейчас?
Дрожащими пальцами девушка убирает с лица мокрые волосы, заправляя их за уши. С них стекает вода, с одежды стекает вода, но Ви ничего не делает, в то время, как ее ночной незнакомец начал отжимать куртку. Видимо, боится замерзнуть. Видимо, еще не замерз. Везунчик.
Ты говоришь об удаче, как о Б-ге. — Винни слегка поморщилась, открыто демонстрируя неуважение к религии. — Удача – твой Б-г? Или ты веришь в Б-га? — Продолжила она, убирая с лица недовольную мину и продолжая прожигать мужчину глазами так, будто он ей безумно интересен.
Не каждый ведь прыгнет с моста за девчонкой в воду.
Ты либо слишком глуп, либо слишком человечен. — Она говорит это скорее самой себе, поэтому голос становиться тише, больше похожий уже на нечленораздельное бормотание. Но Майерс искренне не понимает, почему он это сделал. Для чего, если он мог причинить вред себе? Самопожертвованием занимаются очень глупые люди. Или слишком гордые. Или слишком любящие. Винни бы пожертвовала собой ради сестры. Но проходя по мосту и видя, как кто-то прыгает вниз, она бы и бровью не повела.
Люди общаются с помощью слов. Этим мы отличаемся от животных. Знаешь, чем они еще отличаются от нас? — Винни согнула ноги в коленях и обняла их ладонями, приложив сверху щеку и продолжая смотреть на мужчину. — Животные никогда не врут.
С этими словами девушка закрыла глаза, чуть раскачиваясь вперед и назад, как будто ей нет совершенно никакого дела до того, что тут происходит. Но она внимательно слушала. Звуки дороги вдалеке, редкое пение птиц, сидящих на деревьях и проводах. Винни слушала мужчину, но с таким отстраненным выражением, как будто уйди он сейчас, она этого не заметит, продолжив вот так вот сидеть, то ли пытаясь согреть себя своим же теплом, то ли убаюкивая, пытаясь уснуть.
Когда брюнет замолчал, Ви мягко выдохнула в ответ и подняла голову, посматривая на полотно водной гляди, которое не так давно разорвала собой. Сейчас на поверхности этого было уже не заметить. Вода зализала свои раны и восстановилась. Если бы Майерс утонула, то об этом не скоро узнали и нашли только по чистой случайности.
Ты никогда не был влюблён. — Через десяток секунд опять начала Винни нараспев совсем как тогда, на мосту. — Так получил ли по заслугам? Свою агонию. А коли до небес ты доберешься, я ждать там буду, мальчик мой. Так получил, что заслужил? — Еще один вздох, девушка ненадолго прерывается и мягко улыбается, поднимая взгляд на мост и раз за разом видя то, как падает вниз. Беспомощная и чувствующая, что взрыв может никогда и не произойти. — Вот и конец, и если будешь жить, как жил, то твоё сердце этого не вынесет. — Майерс переводит взгляд на мужчину и впивается глазами прямо ему в лицо. — Слышал новость? — Улыбка становиться еще шире, а в зрачках пляшут огоньки. Но последнюю фразу она произносит безжизненным голосом, холодно констатируя факт:  — ты мертв.
Замерев на месте, она продолжает смотреть, пытаясь прочитать эмоции. Единичное движение мускулов, которые сейчас уже можно разглядеть. Винни даже задержала дыхание и немного расширила свои глаза, как маленький ребенок, который нашалил, а теперь пытался понять заметил ли кто другой и накажут ли его за провинность.
Ты из-за этого пуст? — Выдыхает, вновь обращаясь к самой себе и тут же покачивает головой, не отводя глаз.

+1

10

- Я верю в судьбу, которую можно изменить. - ответил музыкант, игнорирую попытки вывести его из себя. Это его никак не трогало. - И в то, что людей хранит удача. Остальное уже не моё.

Верить или не верить. Вечный вопрос, который ставился перед каждым поколением. Кит не верил ни во что кроме сказанного выше. Эта тема занимала парня только как пласт культуры, который было интересно изучать. Он получил степень по философии, но так и не выбрал для себя чего-то конкретного, общепринятого. В этом была своя прелесть, которую Холланд не хотел ни на что менять. В другом случае, пришлось бы жить по правилам, а этого музыкант не мог себе позволить. Он бы закончился как человек, перестал писать и просто сгнил бы, уставившись в стену.
Его позабавила следующая фраза шатенки. Глупость и человечность. А может здесь было и то, и другое? Кит посчитал бы себя глупым. Для определения степени человечности нужны были другие условия. Очень серьёзные. Которые могли бы заставить его проявить усилия. А прыжок с моста можно было описать только как глупость. Странно, что девушка об этом не задумывалась. Несколько секунд музыкант молчал, нащупав в кармане зажигалку.

- Это и то, и другое. - произнёс Кит, стягивая с себя куртку и подходя поближе к шатенке. - Глупость, человечность, безумие, безысходность.

Он набросил куртку на плечи спасенной, отступил на шаг назад и опустился на корточки. Музыканту попался очень интересный экземпляр особы женского пола. Она были безумной, Кит ощущал это нутром. Но никакого отторжения не ощущал. Парень слишком сильно изводил себя последний месяц, и не мог смотреть на шатенку как на прокаженную. Так делали многие, но он ощущал себя почти таким же как она. Плюс это был или минус? Для Холланда — плюс. Всегда нужно было быть не таким как все, чтобы оставаться на волне и продолжать играть ту музыку, которая могла спасти. Для окружающих — минус. Они боялись не таких как они. И ненавидели всё то, чего боялись.
Шатенка была права, когда говорила, что животные лучше людей. Животные не врали и не делали больно. Осознанно не делали больно. Кит это выучил очень давно, но к пониманию пришёл только сейчас. Происходящее напомнило ему о том, что жизнь слишком хрупкая штука. Но парень не мог сказать, что не сделал бы этого ещё раз. Музыкант думал, что это было его скрытым желанием. Помощь другим, чтобы облегчить своё состояние.

- Мне иногда хочется, чтобы животные были были ближе к людям, чем сейчас. - тихо прошептал Кит, смотря в глаза девушке. - И всем стало бы легче жить.

Она начала напевать. Как на мосту, перед падением. Но сейчас музыкант не видел никакой опасности, которая могла бы угрожать ей. Упасть девушка могла разве что на землю, и утонуть в ней не получилось бы. Слова произнесённые нараспев, хрипловатым голосом, не были страшными. В них было что-то интересное и притягивающее, но парень не мог понять, что. Ночные прогулки никогда не доводили до добра.
Девушка продолжала петь, а Холланд продолжал думать. Шатенка хотела сказать ему что-то таким способом. Или задать вопрос. Но музыкант не мог найти ответа на этот вопрос и старался подобрать правильный вариант. Её общество действовало угнетающе и расслабляюще одновременно. Кит чувствовал себя ещё сильнее сумасшедшим, но не хотел ничего делать, чтобы перестать получать эти ощущение. Ему была открыта прямая дорога в психиатрическую клинику, и он двигался туда семимильными шагами, не обращая внимания на крики здравого смысла. До тараканов шатенки музыканту было далеко. Но он сокращал разрыв. Уже несколько месяцев. Как бы ни старался прекратить это ужасное падение в пропасть.

- Я пуст потому что я человек. А каждый человек пуст. - он поднял глаза на девушку и выдавил из себя кривую улыбку. - Разве ты не пуста?

Счастливый человек никогда не бы стал сопротивляться, когда его пытались спасти из пучины. А шатенка хотела это сделать. Но что-то её остановило в последний момент, когда Кит уже схватил её и вытянул на поверхность. Парень не сожалел об этом поступке. И не стал бы сожалеть, даже если бы шатенка бросилась на него с кулаками и начала кричать о том, что зря он её спас. У всех был свой критерий сумасшествия. Кто-то не переходил за его грань, оставаясь нормальным. А Холланд всё время отодвигал грань вперёд, убеждая себя, что всё хорошо, что всё спокойно. Он заблуждался?
Парню хотелось курить. Сигареты намокли и не обещали высохнуть в ближайшее время. Уходить отсюда они тоже не собирались. Музыкант вздохнул и запустил пальцы в волосы, растрепав их ещё сильнее. После купания в прохладной воде, его патлы липли на лицо. Киту не нравилось это ощущение. Оно угнетало.

+1

11

«Судьбу нельзя изменить! К черту ее!» — Ей хотелось выкрикнуть это в лицо мужчине. Хотелось сломать эту слепую веру и разрушить все то, что его окружает. Она бы дунула один раз и карточный домик разлетелся бы пластами по всему столу. Она бы топнула ногой и картон подлетел бы в воздух. Она взяла бы спички и остался бы только пепел. Вот что должно остаться от веры в изменение судьбы.
Судьбу нельзя изменить. Не ты контролируешь ее, а она тебя. Если вчера все было плохо, но ты приложил какие-то усилия и заметил, что утром стало немного лучше, то это не ты что-то изменяешь, а просто так нужно. Все твои ходы расписаны до самой смерти. Даже твой выбор на самом деле не твой. Притворная игра, ты слепой актер, без прав на изменение. Мечтаешь сделать мир или себя капельку лучше, но если тебе этого не дано, то ты этого не сделаешь. На то она и судьба – ее никак не избежать. А удача – та еще сука. И никакие слова незнакомца не заставят Ви поверить в то, что она может благосклонно улыбаться. После сокрушительной удачи обязательно последуют глаза змеи. Нельзя полагаться на то, что сулит полнейший крах.
Винни не кричит, но начинает тихо посмеиваться. Это слишком забавно выглядит, слишком смешно. Ей приходиться прикладывать кулачок ко рту, чтобы смех не вырвался в полную силу и она окончательно не стала походить на безумца, которым, в какой-то и была. Майерс не привыкла к доброте посторонних людей, это было в диковинку ей. Но, когда на ее плечи легла тяжелая куртка, кивнула.
Они все танцуют. Танцуют с демонами и призраками. То, что их окружает – лишь остаточное явление изначального производства сущности и бытия. Все, что сейчас есть – было уже давным давно. Кто-то летел с моста. Кто-то летел вдогонку. Кто-то проживал или проживает точно такую же жизнь. Где-то такая же кровь и органы. То же сердце, те же почки. Они двигаются по кругу и не могут никак остановиться. Это называется цикличностью и никто не может ее избежать.
Я переполнена. — Девушка задумчиво поднимает взгляд в небо, будто ищет там слова, которые можно озвучить. Но небо молчит и не говорит с ней. Звезды не выстраиваются в знаки. — Я пуста, а потом… — Она посильнее прижимает к себе мокрую куртку и укутывается в нее, пряча острые коленки в легкой ткани, пряча себя и свое тело в шрамах. Пытается укрыться. — А потом… — Ей не хватает воздуха для того, чтобы закончить. Винни жадно глотает ртом воздух и из темноты появляются ее тонкие кисти рук. Она подносит их к лицу, смотрит, как дрожат пальцы, а потом закрывает ими уши, будто слышит голоса, которые сводят ее с ума. — Я переполняюсь. Пе-ре-пол-няюсь. Пе… ре… пол… ня…юсь… — Она то ли делает вид, что не понимает, что происходит вокруг, то ли действительно это чувствует. Раскачиваясь из стороны в сторону с закрытыми ушами, защищаясь от посторонних звуков, она повторяет одно и то же слово. Раз за разом, не обращая ни на что внимание. — Но затем… — Она замирает и чуть погодя отнимает ладони от ушей и безвольно опускает их на землю. — Я переполнюсь окончательно и будет взрыв.
Винни усмехается и ложится на землю, согнув ноги в коленях.
Что ты слышал, когда летел вниз, Кит Холланд? — По телевизору не раз говорят как зовут тех или иных людей. Особенно, если они знамениты. Но для Винни более популярны и реальны были другие, например тот же Спайдер Иерусалим, созданный DC или Ультра Виз с Черри Колой из вселенной пост апокалиптической Калифорнии. Телевизор она практически не смотрела. Но нужно быть совсем слепой для того, чтобы не понять, кто перед ней. Мужчина не был для нее кем-то значимым. Она даже не слушала его музыку, а если слушала, то не знала об этом, потому что никогда не запоминала названия групп.
Нормальные люди не говорят, что они пусты. — Совсем тихо замечает она, опять будто говоря сама с собой. — Ты сходишь с ума? Ты близок ко дну? Сколько ты уже летишь? — В голосе Майерс не было любопытства, лишь холодная решительность и желание знать ответ.
Если расслабиться, то полет не кажется таким долгим, а удар о дно не будет таким сильным. Если расправить руки, то ты не взлетишь, но замедлишься. Не так, чтобы приостановить процесс, а так, чтобы граница больше размылась и не было жутко.
«Важно принять себя и разобраться в чем правда, а в чем вымысел» — Ви кивает сама себе, но не произносит эти слова вслух. — «Почему ты не уходишь?» — Так же хочет поинтересоваться она, но продолжает смотреть мужчину, отражая в своих пустых глазах не менее пустое ночное полотно с тусклыми точками.

0

12

- Так обезвредь динамит. Отключи таймер. - пожал плечами Холланд, подавляя кашель. - Что тебе мешает отключить детонатор? Или тебе хочется сгореть в пламени взрыва?

Он много не понимал, и вряд ли хотел понимать. В данном конкретном случае, если уж на то пошло. Игры в бомбу замедленного действия никогда не доводили до добра. Детонация могла случиться в любой момент, особенно если человек этого не хотел. В который раз Кит уверился в том, нет никого, кто мог бы сказать про себя откровенно: «Я — нормальный!». Все люди были психами. В большей или меньшей степени, как повезёт. А дальше уже можно было и не копать.
Музыкант рассматривал высокий ботинок. На «стакане» налипли грязь, какие-то водоросли. Холланд скривился и сплюнул в воду. Со стороны моста так и доносились звуки автомобилей, и всем было невдомек, что несколько минут назад с него вниз устремились два человека. В этом не было ничего необычно. Как всегда, всем было наплевать на то, что случилось с кем-то. Музыканту это надоело настолько, что он был готов рвать на себе волосы. Вот и всё.

- Нужно что-то жрать. Может найти новую подружку? - Кит закрыл глаза. - Или слетать в ЛА? Найти брата-задницу? Доверься мне ещё раз. Остальное потом. Остальное — дзен. Я так не думаю.

Не только шатенке можно было играть в сумасшедшую и петь. У Холланда на это было прав едва ли не больше, чем у его знакомой незнакомой. Попробовала бы она поспорить. Парень всё равно не мог её понять, хотя отдаленно представлял, что ей движет. Или что творится у неё в голове. Главное было не сойти с ума окончательно. Тогда бы точно можно было прыгнуть с моста. Осознанно. И никто бы не сказал, что это проявление слабости. Ну что взять с психа? Так ведь?
Кит хлопнул себя по карманам, с запозданием понимая, что сигареты окончательно и бесповоротно были уничтожены водой. Он с отвращением извлек промокшую пачку на лунный свет и выкинул туда же, в воду. Загрязнять океан плохо! Ну и хрен с ним. Кому какое дело, если все туда сливают что-нибудь похуже, типо отходов производства и так далее? Лицемеры. Сраные лицемеры.
Холланд посмотрел на шатенку, улегшуюся на спину. Нормальная? Вряд ли. А он сам себя к нормальным не причислял со средней школы. Так что не было смысла что-то менять. Или чего-то опасаться.

- «Хули ты творишь?!» - ответил музыкант. Через секунду он продожил. - Вот это и слышал. «Хули ты творишь?». Вот и всё. Ничего я не слышал. Тишину. Тишину и внутренний голос. И тишину. Всё. Баста. Аут.

У него резко пропало желание говорить. Всё показалось донельзя глупым и бессмысленным. Киту надо было идти. Встать, выругаться и пойти куда глаза глядят. Ведь никто из «нормальных» людей не станет прыгать с моста за непонятной девчонкой, которая выглядел полной сумасшедшей. Да хрен с ним, прыгнул и прыгнул. Что теперь с этой девчонкой делать? Куда её тащить? В клинику, чтобы дурь выбили или ещё что в этом роде? Провожать домой, чтобы уйти со спокойным сердцем, а она в это время будет себе вены резать? Или что вообще делать? ЧТО ДЕЛАТЬ, ВАШУ МАТЬ?!
Холланд поднялся на ноги и сделал несколько шагов в сторону подъема к мосту. Ему было холодно. Промокшая одежда противно набухла, и она позавидовал персонажу Майкла Джей Фокса, у которого была самосогревающаяся одежда. Добро пожаловать в жестокий реальный мир, сынок. Ничего хорошего тут нет. Всё надоедает слишком быстро. Сюрприз, засранец.

- А нахрена ускорять падение? Может это капелька мазохизма? Растянуть его на подольше, чтобы успеть ещё что-нибудь натворить? Ты никогда не думала в таком ключе? - Холланд не стремился отвечать на вопрос прямо. Все и так можно было понять по нему. По внешнему виду и тем же глазам, черт побери. - Это всё равно путь в никуда, как обычно бывает в любой жизни. А что там за чертой? Тишина? Пустота? Счастье? Тоска? Так почему бы не помучить себя и не растянуть ожидание. Не растянуть время, после которого откроется завеса тайны и найдутся ответы на сотни миллионов вопросов? А ускорять падение — дело неблагодарное.

Музыкант отвернулся и возвел взгляд в ночное небо, созерцая его. Пустое, почти без звезд, но далекое и по-своему красивое. Кит не был согласен. Не был согласен ни с чем. Никогда, ни с кем, ни с чем. И опять никогда. И так по кругу, чтобы не расслабляться.
Парень хотел быть свободным. Он был свободным, но не нормальным. Абсолютно. Двоякие чувства оставались после осознания этого факта. Положительные и отрицательные. Но говорить о них не следовало. Нужно было растягивать полёт, чтобы всё не закончилось слишком быстро. А иначе было бы скучно. И как этого не понимала шатенка — большой вопрос без ответа. Как всегда.

Отредактировано Keith Holland (2014-09-09 20:50:15)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » read between the lines