Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Грабим банк


Грабим банк

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Участники:
Виторре, Джон, Агата и Анна.
Место:
Конспиративная квартира, банк, потом как пойдет.
Погодные условия:
+18, довольно тепло, воздух сгущается, кажется, будет гроза.
О флештайме:
Банк – «Сентрал Сакраменто» - старейший банк Калифорнии, и это не шутка. В действительности это место почти такое же надежное, как «Гринготтс» из Гарри Поттера. Там хранит свои сбережения даже сам Железный Арни – губернатор штата…Ну, некоторую их часть.
И вот именно это монументальное здание в историческом центре, тихом районе Сакраменто, и хочет «обчистить» Виторре Донато. На кону – крупные деньги, да и не только они – в банке в день ограбления будут лежать семь золотых слитков, по полкило каждый – бешеные деньги.
И вот Виторре привлекает самых лучших людей, тех, кому он может реально доверять.
Жену Анну, которой Виторре доверяет, как себе, старого друга семьи и отличного помощника Джона и прекрасного мастера по пиротехническим делам Агату.
Компания подобралась и правда хорошая – проверенные люди, которые пойдут до конца.
Все для налета готово – он разрабатывался очень тщательно. Машина заправлена, оружие тщательно подобрано и проверено, чтобы не случилось осечки. Изготовлены «мерзавчики» - карты с путями отступления. В общем, все серьезно.
И начинается все очень хорошо. Банда приезжает к банку, входит внутрь и достает оружие...

http://uploads.ru/t/D/d/Z/DdZiX.gif

+3

2

Тук-тук-тук. Анна мерно отсчитывает ногой ритм какой-то популярной песенки. Она сидит в квартире, шикарном пентхаусе на двадцать седьмом этаже. Эта квартира используется исключительно для дел такого плана, как сегодня, но после сегодняшнего происшествия нужно будет ее бросать.
Виторре сидит в кресле, курит сигару и выдувает дым колечками. Анна вдыхает терпкий аромат табака, сжимает плечи руками. 
Уже половина шестого. С минуты на минуту должны появиться Джон и Агата – сладкая парочка Твикс, без которых сегодняшнее дело было бы невозможно. В принципе, все уже обсудили триста раз, больше нечего придумывать, план разработан до мелочей и тщательно проработан. Поэтому Виторре и Анна сейчас просто ждут партнеров и добрых друзей семьи, чтобы выехать из дома вместе… Да и не одной же Анне тащить тяжеленные автоматы?
- Они скоро? – нарушает тишину Анна. Друзья не опаздывают, просто для самой Донато бездействие хуже любого действия. Она устала ждать, выпила две чашки кофе и несколько раз позвонила домой. Марии они сказали, что улетели на Мальдивы – потому что если дело выгорит, а оно выгорит, то в Сакраменто будет очень и очень жарко, и вовсе необязательно племяннице знать, что дядя и тетя замешаны в ограблении.
И хотя предстоящая акция была истинным безумием, например, взрывать хранилище Национального Банка мог придумать только сумасшедший, Анне нравилось ощущение нарастающего волнения. В самый важный момент откроется второе дыхание, и это будет превосходно!
- Я думаю, что они уже на подходе, - сообщил муж. В ту же секунду послышался звонок в дверь. Анна с восхищением посмотрела на Виторре и отправилась открывать дверь.
- Проходите, - сообщила женщина, крепко заперла за гостями дверь и пригласила их в гостиную. Постояв секунду, Анна отправилась за друзьями.
- Мы здесь на пару минут, уже можно выезжать, - сообщила она, - Все, как мы и решили, водитель нас уже ждет, планы отступления у него, но не мешает по дороге с ними ознакомиться,  мало ли что. И да, Джон, вот та сумка, - Анна указала на большой баул, стоящий под креслом, - Для тебя. Виторре возьмет вторую. Агата, мы выходим первыми, налегке.
Ну как налегке? Тяжелое оружие лежало в сумках, это правда, но за пояс кожаных брюк Анны был заткнут пистолет, парочка ножей тоже ждала своего часа, да и Агата тоже, наверняка, запаслась оружием.
Анна кивнула Джону, улыбнулась Виторре, а потом, поманив Агату за собой, первая вышла из комнаты. Ну что ж, операция начинается.

+2

3

Виторре захотел ограбить банк - это раз. Зачем это понадобилось самому богатому человеку в Сакраменто - Джон не понял. Затем Виторре намекнул, что банк будет не простой, а самый что ни на есть национальный - это два. И наконец, Виторре в ультимативной форме заявил, что он, Уэйт то есть, Анна и Агата - в деле. И в доле. Это три.
Дошло до Джона по частям.
- Подожди, - сказал младший босс спокойно, когда до него дошел "раз". - Нет, серьезно? - спросил Уэйт с ноткой отчаяния, когда до него дошло "два". - Еб*нуться! - не выдержал Джон, когда его переехало пополам пунктом "три".

Агату он подобрал по дороге к штаб-квартире. Быстро приказал садиться в машину и молчать, ибо сегодня ему еще надо было набраться смелости, чтобы разыграть с ней комедию на людях. Единственное, только уже на подъезде к месту сборища попросил еще раз объяснить особенности испанского английского, дабы диалект не вызвал у служащих банка никакого сомнения, что перед ними гость из солнечного Средиземноморья. Как говорится, сходить с ума - так всем коллективом. А в том, что у дона поехала крыша, Уэйт не сомневался. Как и в невменяемости его супруги, раз не отговорила его от этой аферы.
Ну и почему же ты не пошлешь всех их на три веселых буквы, Джонатан, и не поедешь в свой теплый уютный дом, спросите вы? Ответ простой: душа требует джанка. Где-то на периферии сознания Уэйт понимал, что это риск и адреналин, который он не поймает ни с какого другого дела. Нужно же когда-нибудь начать самоутверждаться, в конце-то концов? Тем более, сумма была действительно внушительной, а миром правит что? Правильно, любовь. Джон очень любил деньги.
Подкупная тачка свернула на улицу, где раскинулся небоскреб, в котором зло решило обустроить свое логово. Конечно, они с Виторре уже миллион раз обо всем переговорили, решили все вопросы, уточнили все нюансы, вплоть до того, у кого какого цвета будут носки в этот знаменательный день. И еще Уэйт утвердился в своих худших опасениях: дон серьезен отступать не намерен. Да и кто он такой, чтобы ему отказывать?
- Проходите, - в двери показался силуэт Анны. Джон учтиво пропустил Агату вперед, зашел следом и услышал, как за ними закрывается дверь. Всё, все пути к отступлению закрыты, теперь только вперед, либо прыгать с двадцать седьмого этажа.
- Добрый... - не успел пожать руку боссу Уэйт, как миссис Донато посвятила их в свои планы и уже успела навесить на него баул, весом килограмм в двадцать.
За сим была дана команда выдвигаться, и, не долго думая, Джон двинул следом за компанией навстречу своей верной то ли погибели, то ли шикарному особняку в элитном пригороде Сакраменто.

+2

4

- Конечно, Анна, я в деле - согласилась испанка, когда ей фактом сообщили о том, что она будет участвовать в ограблении банка. Но все таки Агата желала хотя бы внешне создать видимость, что решающее слово - согласие или отказ - за ней.
Потом Агата еще долго думала почему дон Донато жиру бесится. Хочет утвердиться перед кем-то? Но о том, что мафии Сакраменто кто-то наступает на пятки, девушка не слышала. Впрочем, ее это не интересовало, она делала то, о чем ее просили и за что платили без лишних вопросов. Сейчас ей нужны были деньги. Много денег. Столько денег, чтоб можно было купить полицию и налоговые органы в Сиднее. Да, Тарантино подумывала о побеге как только заберет своего сына.
На разработку каждой детали плана им потребовалось n-ое количество времени, за которое Агата успела научить Джона испанским ругательствам, считая, что с сотрудниками банка такое общение подойдет. Блеф: молодожены-испанцы, которые только недавно вернулись из медового месяца хотят арендовать банковскую ячейку, чтобы хранить там свои семейные драгоценности и бабушкины броши из бриллиантов.

- И запомни, "я очень люблю свою жену" будет звучать с вытянутым звуком "-э" - протянула Та-Та, уча Джона верно разыгрывать испанский акцент. Она была намерена сделать это дело хорошо, чтобы даже каталонское "Hola" вылетало из Джона как у истинного испанского мачо.
Звонок в дверь. Открыла Анна, выдерживая деловой тон.
- Здравствуй, Анна - брюнетка по традициям поцеловала женщину в обе щеки и прошла в гостиную. Виторе докурил свою четвертую сигарету и поприветствовал прибывших. Тарантино в который раз выслушала план действий и подошла к окну. Вид на Сакраменто ее не столь волновал, ведь в большинстве случаев мы подходим к окну, чтоб отвлечься, ну, исключения могут составлять если вашу тачку начали увозить на эвакуаторе.
- Стартуем? - спросила девушка, закрепляя волосы шпилькой и проверяя помаду на губах в отражении стекла. В банке им еще надо произвести впечатление состоятельных молодых людей, а значит не помешает позаботиться о деталях.
Они с Анной вышли первыми из небоскреба, забираясь в машину.
- Ты выглядишь спокойной - показалось Агате и она улыбнулась - Поверить не могу, что я выхожу замуж - усмехнулась Тарантино, смотря на обручальное кольцо миссис Донато и доставая из кармана плаща маленький пакетик с двумя золотыми кольцами. Одно девушка натянула на безымянный палец, а второе собиралась передать Джону, когда тот присоединится к ним в машине.
- Твое - сказала испанка, протягивая на ладони кольцо, когда дверь машины открылась и дон с Уэйтом заняли свои места.

одета

http://cs10266.userapi.com/v10266292/a1/4UzdyvFt9no.jpg

+2

5

Саунд

Анна уселась на заднее сиденье, рядом с ней, прижавшись теплым боком, сидела Агата, она  протянула Джону кольцо, и Анна хмыкнула. Интересно, а будет ли вообще женщина, которая окольцует Уэйта?
Не думай о ерунде, Анна! Женщина подождала, пока Виторре сядет рядом с водителем и прикажет тронуть машину. В ту же секунду, когда тонированная тачка сорвалась с места, Анна открыла сумку на молнии, которую держал Джон, и достала оттуда винтовку. Все оружие было заряжено, но стояло на предохранителе. Анна любовно погладила "Хеклер" по стволу - ах, любимая винтовка, которая никогда не подведет, потом сказала:
- Агата, Джон, у вас есть с собой оружие? Стоит взять что-то с собой?
Вообще-то, в сумках было все. Не спрашивайте, зачем Виторре решил набить сумки гранатами, автоматами и пистолетами разных калибров, но он даже не забыл про подрывную деятельность Агаты и запихал в сумку то, что помогло бы Тарантино разнести банк Сакраменто к чертям.
- Договоримся еще раз? Агата должна будет набрать мне, как только Вы окажетесь в хранилище с клерком один на один. Объяснишь на испанском, как дойти до вас, я постараюсь понять, - сообщила Анна.
Водитель недовольно завозился на сиденье, Анна тотчас сказала ему:
- А Вы сидите и ждете нас тут, все понятно?
Машина медленно подъехала к банку.
Что за безумие, дон Сакраменто сам грабит банк? Но драгметаллы, которые хранятся в банке, стоят риска, и Виторре, который, настоящий перфекционист, считает, что лучше уж действовать самому.
Анна вышла из машины первой. За ней - Виторре, который с невинным видом, засунув в рот очередную сигару, стал неподалеку от входа в банк. А итальянка, кивнув всем на удачу, направилась к соседнему зданию. Она уже облазила все чердаки, чтобы понять, как лучше подобраться к банку. И, о чудо! Если спуститься по лестнице с дома номер двадцать семь тридцать один, а потом аккуратно перейти по небольшой арке, соединяющей его с банком - окажешься точно на крыше банка. И кто же полезет на крышу, рисковать своим задом? Конечно, Аня!
В общем, Анна махнула рукой, увидела, что машина поехала к черному ходу, а Джон и Агата заторопились ко входу, и полезла на крышу. Винтовка на поясе била Анну по бедру, но та, в черном плаще, с темными, выкрашенными ради такого случая волосами, продолжала незаметно взбираться на крышу.
Все просто. Как раз сегодня банк вызвал уборщиков, которые натирают окна. И верхняя бойница, выходящая в темный уголок зала, будет открыла. Честное слово, что за растяпы, их ограбить, что конфету у ребенка отобрать!

Вот она, винтовочка

http://uploads.ru/i/J/B/N/JBN7x.jpg

+2

6

На самом деле, грабануть банк было проще простого. Уэйт в этом убедился, когда участвовал в операции по освобождению заложников во времена своей полицейской молодости. Все банки были перезастрахованы вдоль и поперек, поэтому зайти туда, взять немного больше, чем написано на бумаге с печатью, и просто тихо свалить - не составит никакого труда. Тем более, вы видели персонал в современных банках? За стойками сидят девочки, которым дай бог лет 25 исполнилось, а по помещению разгуливает пузатый охранник, который сдохнет на первой стометровке. Так что Джон не волновался. Почти.
- Твое, - послышалось со стороны и Уэйт повернулся, чтобы принять кольцо. Оно, конечно же, было не золотое, какой-то левый сплав, два доллара на барахолке, но впечатление производило самого что ни на есть настоящего. Пару моментов спустя кольцо было надето на безымянный палец, и вопреки ожиданиям, чувств это никаких не вызвало.
- Агата, Джон, у вас есть с собой оружие? Стоит взять что-то с собой? - Уэйт поднял полу пиджака, и из-за пояса показалась блестящая черная Беретта. Плюс, если порыться по карманам, то там окажется пара дымовых шашек на всякий пожарный, а к левой руке на специальное приспособление был присобачен нож. Одно движение - и холодное оружие оказывается ровно у тебя в ладони. Они уже успели обнюхать главный вход на наличие металлодетекторов и прочих шпионских штук, и, что странно, банк был оборудован только системой видеонаблюдения и самой банальной сигнализацией, которая включалась на ночь. Ну, это что касается здания. Насчет хранилища им еще предстоит с Агатой узнать. Впрочем, их даже проведут и выложат деньги на золотое блюдце, если все сложится удачно.
Наконец, чета Донато удалилась пасти район на свои точки, Уэйт проверил поддельные документы и кивнул Тарантино:
- Пошли.
Джон чинно выполз из машины, подал руку своей даме, помогая ей выйти, подставил террористке локоть, выпятил грудь, как истинный гордый испанец и повел Агату за собой в направлении главного входа, вспоминая все испанские словечки, которым его успела научить Тарантино.
Их бин... Пуркуа па... Шерше ля нефть... Америко туристо облико морале... Я я натюрлих... Боже, нам с ней никогда не понять друг друга.

Их встретил все тот же пузатый охранник. Он даже открыл им дверь, вежливо поприветствовал, заулыбался и показал, к какой стойке идти. Благо, вместе с ними в банк зашла еще парочка каких-то пенсионеров, да и само помещение кишело людьми. Да, народ был им на руку (читай: затеряться в толпе), но Джон до сих пор немного стремался по поводу Агаты и ее большой и чистой к роду человеческому. Не дай бог, еще стукнет что-нибудь в голову, и пойдет мочить невинных. Посему Уэйт аккуратно, но крепко сжал ее руку, обернутую вокруг его локтя и как можно быстрее прошествовал к стойке с очаровательной блондой.
- Добрий вэчэр, - голливудская улыбка, и Джон отпускает Агату, облокачиваясь на стойку. Рукой с кольцом поближе к девушке. - Я и мой супруга хатим положыт нэкоторый сумма на щёт, - у него нормально выходит притворяться иностранцем? Уэйт поворачивает голову и улыбается Тарантино, вроде бы как показывает девице за стойкой, что вот, мол, суженая моя ряженая, а на самом деле смотрит на реакцию испанки. Вроде бы все идет по плану.
- Ваши документы, - Джон вытаскивает липовый паспорт из внутреннего кармана пиджака, кладет его на стойку и ждет, когда Агата предоставит свое удостоверение личности. - Мистер... эээ.. Торрес? - спрашивает после беглого осмотра служащая банка, и Уэйт-Торрес кивает. - Минуточку... У вас что-то не то с документами.
Приеееехали, - мысленно Джон закатывает глаза и пускает пулю себе в лоб, на деле же непонимающе поднимает одну бровь.
- Нэ можэт бит, ви ошибаетэс, - с наигранным удивлением выдает Уэйт. Еще пару минут девушка проверяет что-то на компьютере, сравнивает фотографии, а он нетерпеливо барабанит пальцами по деревянной стойке и кидает редкие взгляды на свою псевдо-жену. Наконец, барышня заявляет:
- Я не могу их принять, извините, - Джон боится, что сейчас она выдаст страшную фразу про подделку, и, призывая на помощь всю свою "испанскую" горячность, начинает:
- Как это - нэ могу? - он же был в банках, верно? И он помнит, как ведут себя люди, которым отказано, ну, допустим, в кредите. - Как это - нэ могу?! Я ехал чэрэз океан! Я устал, как сабака! У меня жэна бэрэмэнный! - истерично машет рукой в сторону Агаты. - Да ти хоть знаешь, кто я такой?
- Нет, простите...
- Твой карьера накроэтся мэдный таз!
- Успокойтесь, пожа...
- У вас будэт рэйтинг, как у рэкламы подзгузник!
- Сейчас мы все улади...
- И я прыду плюнуть на твой крэдитный карточка, чтоб на ней хоть что-то бил!
На этом прекрасном моменте Уэйт гордо отворачивается, вроде бы как "я не желаю больше с тобой разговаривать", и сканирует помещение глазами. Сейчас в дело войдет Тарантино, а ему нужно запомнить, где находятся камеры.   

Свернутый текст

теперь разбирайся, солнце мое  http://i47.tinypic.com/286rgjm.gif

Отредактировано John Wait (2012-04-26 05:54:38)

+3

7

- Агата, Джон, у вас есть с собой оружие? Стоит взять что-то с собой?
Тарантино не любила оружие, та и к чему палиться в банке с пушкой? Вдруг обшманять решат. Хотя в этом плане Агате будет проще запротестовать - начать бранно ругаться, чтоб старый пердун убрал от нее руки, а потмо еще и в суд подать за домогательство.
- Я надеялась обойтись просто взрывчаткой - хмыкнула испанка, смотря куда Джон заныкал свое оружие. Девушка лишь недоуменно вскинула брови.
- Объяснишь на испанском, как дойти до вас, я постараюсь понять - ситуация, конечно, была серьезной, но Агату так и пробивало на шуточки. Нервное?
- Надо было на Рождество тебе разговорник подарить, а не яйцо Фоберже, подруга - хмыкнула брюнетка, но тут же сменила выражение лица на серьезное и смурное, а то беглый взгляд Виторе ее смутил, да, и такое бывает.
Наконец, все рассосались по своим местам и вот, Агата и Джон идут к дверям банка. Испанка толкнула локтем в бок Уэйта и прошипела на него - Выглядишь как напыщенный индюк - и она покачала головой - Но так держать
Когда же в банке, мистер "Торес" открыл рот, брюнетка еле сдерживала смех и выражение "рукалицо". Боги, Уэйт, индейцы за такое коверканье языка тебя расстреляют - но весь диалог Джона с работницей банка, Та-Та молчала, только кивала и подала в нужное время свой паспорт на имя Мария Торес.
- Минуточку... У вас что-то не то с документами. - сказала девушка за стеклом и Та-Та медлено провела рукой по волосам. Ей надо было делать вид, что в английском она совершенно не бум-бум, но фраза о том, что их липовые документы не хотят принимать ее насторожила. Агата повернула голову в разные стороны, рассматривая публику и количество охраны. Клиентами в это твечер были исключительно представительные мужчины и женщины в костюмах, с тяжелыми кейсами. Без таких снобов, станет легче дышать - и пока она размышляла на тему кто из этой очереди каким нелегальным путем зарабатывает себе на жизнь, между Джоном и сотрудницей разразился спор. "Торес" замолчал, отвернувшись, а девица пыталась что-то сделать в своем компьютере. И сейчас должна вступить я! - набрав воздуха, Агата затараторила на испанском:
- ¡Hemos llegado aquí, a este país maldito! Reina Aquí el nacionalismo y el racismo. No quiero más de escuchar. Quiero a casa - она начала красноречиво расплескиваться руками и то и дело прикрывать лицо, вздыхая, повествуя о том, что жизнь эта несправедлива, а в стране правит национализм и расизм - ¡Y todavía me divorcío de ti! ¿Ves el anillo? Aquí, toma - теперь речь шла о попытке развестись. Агата указала на безымянный палец и начала снимать кольцо, но то, конечно же, не снималось. Горький всхлип.
- El idiota. Y ti la cretina. ¿Quien te ha tomado aquí, el lampazo? - попутно оскорбляя, Та-Та тыкнула Джона в грудь пальцем, затем погрузила девице, у которой полезли глаза на лоб. А теперь самое время вдруг резко забеременевший миссис Торес схватиться за живот и причитать о нарушении развития плода.
- Пожалуйста, успокойтесь. Я ничего не понимаю - операционистка еще раз попыталась что-то пробить в компьютере, затем подняла трубку телефона, тыкая две кнопки и вызывая администратора. Агата замолчала, сопя и поглаживая живот.
Станиславский бы сжег нас за такую сцену и перевернулся в гробу - а вот и сам администратор пожаловал, поправляя пиджак на плечах.
- Здравствуйте. Меня зовут Рик Морти. У вас какие-то проблемы? - учти спрашивал он, осматривая их как клиентом. Та-та обижено показала пальцем на девушку и Морти склонился к работнице, выясняя причину шума.
- Если нас сейчас не пропустят, устроим расстрел этой дамочке на месте - нашептала испанка "мужу" на ухо, расстегивая молнию сумки, где была запрятана взрывчатка.
- Уважаемые мистер и миссис Торес, прощу прощения за неудобства. Пройдемте за мной. Вы хотели бы арендовать у нас ячейку? - мужчина махнул рукой, провожая супругов до железной двери хранилища.
- Ми мама стала мертвый. Ha dejado el testamento на 2 мильона америкоских дуллоров - Агата печально улыбнулась, рассказывая трогательную историю об ушедшей маман и сумме завещания. И в качестве доказания девушка достала из сумочки большую брошь с бриллиантом весом в 16 каратов - приманка из сейфа Виторе.
- Я сейчас улажу недоразумение с документами, а вы можете определиться с сейфом для вас - загорелись глаза администратора и он оставил их одних в зале со столом по центру, утыканном ячейками.
- Лопух - прокомментировала Агата, когда их оставили наедине и достала мобильный телефон, чтоб связаться с Анной.

+3

8

Пока Джон и Агата веселились в банке, а Виторре изображал из себя ванильку с сигаретой и кофе, Анна терпеливо карабкалась вверх по покатой крыше, хватаясь руками за черепицу. Скажете, безумство? Ну конечно, кто еще полезет по крыше, цепляясь носками мокасин за выступы, ломая ногти и матерясь сквозь зубы? А ведь Анна награждала крышу, мужа, банк, Агату, Джона и всех-всех-всех отнюдь не парламентскими выражениями!
- Accidenti piano! Maledetto il tetto! Vitorre - idiota! Che idea, troppo!
Ну да, любила Анна поматериться на итальянском. В английском что, один этот fuck да еще его мать, а вот в итальянском есть где разгуляться!
Маникюр испорчен! Анна горестно вздохнула, полюбовавшись на сломанный ноготь, потом закинула винтовку на плечо поудобнее и полезла дальше.
Но вот наконец и полукруг арки. Анна вздохнула, оперлась на винтовку, как дед Мазай на весло, встала, и постаралась поймать равновесие.
- Ну, Виторре, если я отсюда е…грохнусь, сам виноват будешь, - пропыхтела Донато и аккуратно сделала первый шаг.
Среди многочисленных страхов Анны, ну не робот же она, ничего не бояться? Так вот, среди многочисленных страхов была и высота. И когда госпожа Донато глянула вниз, голова закружилась, сразу захотелось присесть, а лучше ползком, ползком вниз, к мужу и такой родной и любимой земле. Но Анна на то и Анна, чтобы не отступать. Почти Тринити, она вцепилась в оружие покрепче, стиснула зубы, сглотнула и двинулась медленным шагом, все ближе перемещаясь к спасительной кромке крыши.
Через пару шагов Анна остановилась. Нужно было прыгать, но внизу целый этаж, реально страшно.
«Вспомни Матрицу, Аня, вспомни, как они там прыгали!» - настойчиво задребезжал в голове голос Джона, с которым эту самую Матрицу они и смотрели. В кинотеатре было душно, вокруг летал попкорн, а гадкий Уэйт все время ржал, сравнивал себя с Нео, а Виторре почему-то с Морфеусом. Анна, само собой, была Тринити, хотя почему ее муж – какой-то огромный негр, так и не поняла. Попкорн она из волос еще полдня доставала и зареклась ходить с Джоном в кино. Впрочем, вскорости вышел «Марли и я», и друг рыдал на ее плече…
Отвлекшись, Анна и не заметила, как перемахнула на здание, и уверенно идет по карнизу, все ближе и ближе к стеклу, почему-то очень тонкому.
В общем, скоро дума думается, а дело еще быстрее делается. Анна увидела, как Агата и Джон, сопровождаемые каким-то дядькой, вошли в зал, потом дядька их покинул, а Агата так мило и трогательно прижалась к Джонни, что Анна даже чуть не прослезилась и поставила в мысленном ежедневнике галочку: «Набиться подружкой невесты на свадьбу». И все это так мило и няшно, что даже не хочется прерывать чудесный момент… Но это же банк, черт побери!
Анна перехватила винтовку поудобнее, только собралась потянуть окно на себя… Внезапный порыв ветра бросил ее на стекло, а винтовка, зажатая под мышкой, хрупкое стекло разбила к черту. Анна завизжала, тут же заткнулась. Ее невыносимо тянуло вниз.
Ну, в общем, все вышло мило. Прикусив губу до крови, чтобы не орать, Анна взмахнула руками, а потом стремительно завалилась внутрь.
Падать было невысоко. И внизу стоял Джон. Винтовка, выпавшая из ослабевших рук, чуть не убила бедную Агату, а Анна всеми своими пятидесятью тремя килограммами свалилась на несчастного, ничего не подозревающего Джона.
- Bastardo! – выкрикнула Анна, зашипев от боли. Встала, отряхнулась, как собака. Стекло осколками полетело в разные стороны.
- Прости, Джон, - вежливо извинилась Анна и достала телефон, сообщила мужу, что пора бы и ему появиться на сцене. Потом уперла руки в бока и жизнерадостно заявила:
- Ну что, готовы?
Как жаль, что ни они, ни Виторре, уже спешащий к ним на помощь, не знали, что камера, аккуратно замаскированная в цветах неведомого растения, снимала все их движения, а охранник, Эллиот Паркер, уже возвращался из туалета к голубым экранам…

+4

9

Свернутый текст

Витька курит папиросы,
Аня ползает по крышам,
Джонни хочется все бросить,
А от Та-Ты только мат и слышен.

Мораль сей басни такова:
Сидеть вам, дети, надо в танке,
Когда встречается братва,
И вместе едет грабить банки.
(ц) ваш покорный слуга

Благо, пока Агата матюкалась на своем родном наречии (а Джон не сомневался, что вещает она отнюдь не о розовых фламинго), никто и не заметил, как ему... все равно. Его жена прямо на месте по ходу бросает, а он: так-так-так-тааак, две камеры на входе, по одной над каждой стойкой, вижу провод сигнализации, надо сообщить об этом Виторре...
И тут Агата решила родить. Или не родить - он не понял, увидел только, как она схватилась за живот, и принял правила игры. Сурово выматерился, повторяя по памяти за Тарантино все, что она сказала до этого и разбавляя свою речь выдуманными словами, рванулся к ней, размахивая руками на персонал, мол, посмотрите, до чего женщину довели, подонки! Если бы среди посетителей банка были настоящие испанцы, ну, окромя Агаты, разумеется, то услышали бы как Джон на полном серьезе кричит о том, что "я популяция лопай пузыри ненавижу друзья да звонят боже храни воду тебе люблю ножницы работает платить деньги жена!" Он еще потом пытался испанке обратно кольцо натянуть, чуть не сломав ей все пальцы, матерясь уже вперемешку и на английском, и на испанском, всячески перекрикивая и перебивая Агату. Люди, что стояли поблизости, лишь тихо посмеивались - видать, поняли, у кого на самом деле в семье яйца. Устав бороться и нести полнейшую ахинею, Уэйт просто прижал к себе Тарантино, шикнул на нее и начал усиленно гладить ее по спине, чтобы успокоилась. Народ начал отворачиваться - молодожены, что с них взять.
Перед ними неизвестно откуда появился администратор и тут же принялся выяснять, что за шум, а драки нет. Джон стоял молча, осматриваясь и держа Агату за шею, на манер маленького ребенка, прижимающего к себе любимого плюшевого медведя.
- Если нас сейчас не пропустят, устроим расстрел этой дамочке на месте.
- Тебе лишь бы кого-нибудь расстрелять, - ответствовал Уэйт, перехватывая ее руку, которая уже тянулась к сумке, и на всякий случай скрестил ее пальцы со своими. - Карму себе раньше времени испортишь, - продолжил андербосс, который и сам грешил собственноручными расправами.
Вскоре все мелочи были улажены, Джон благосклонно заявил девице, что конфликт исчерпан, и двинул с Агатой в сторону сейфа в сопровождении очередного банковского служащего.
- Лопух, - заявила Тарантино, когда парень удалился, и Уэйт кинул на нее убийственный взгляд, уже прикладывая телефон к уху. Агата звонила Анне, он - Виторре. Номер, да и сам телефон, были совершенно новыми, покупка их была датирована вчерашним вечером в первом попавшемся салоне мобильной связи.
- Слушай, ну квартиру мы посмотрели, - на американском английском сказал Джон выдуманную до этого фразу на случай, если кто-нибудь решит их подслушать. И продолжил дальше, той же кодовой историей, смысл которой был понятен только им четверым. - Короче, шесть комнат (шесть камер), цена подозрительно маленькая (сигнализация простая). Не знаю, наверное, там должен быть какой-нибудь косяк, по крайней мере, агент по этому поводу молчал. Соседи тихие (про персонал), сказали, что особо не высовываются. В общем и целом, нам понравилось, но опять же - напрягает цена.
- Когда едете на вторую? - буркнул на другом конце провода дон.
- Мы уже там. Сейчас осматриваемся, пока ничего сказать не могу. Стоит на порядок дороже, но уже по дверям вижу, что эта хата элитнее. Вроде евроремонт недавно сделали (мультилоки очень годные). - Джон повертел головой, пытаясь узнать хоть одну из охранных систем, которые были ему известны.
- Хорошо. Отзвонись, как закончите, - за сим разговор был окончен, Виторре получил ту информацию, которая ему была нужна и отключился.       
И тут, как гром среди ясного неба, на Уэйта свалилась Анна.
- Бл*ть! - роняя телефон и свое тело на пол, заорал Уэйт.
- Bastardo! - в унисон ему крикнула Анна.
- Да чтоб вас всех к трем пез*ам разнесло, ублюдк... А, Анна, это ты... - поднимаясь с пола и помогая подняться Донато, уже более спокойным тоном изрек Джон. Перевел взгляд на Агату, прибитой к полу нехилой винтовкой, и оспасибил госпожу удачу за то, что дуло было повернуто в обратную от них сторону и упиралось в стену. Ибо оружие, конечно, первоклассное, но чем черт не шутит...
- Все в порядке, - улыбнулся Уэйт, отряхиваясь от осколков. - Ты, правда, Агату чуть вдовой не оставила, но это мелочи. - на Тарантино он уже ровным счетом не обращал никакого внимания, таки концерт был разыгран, публика поверила.
- Ну что, готовы? - ох, Аня, тропикана-женщина и неиссякаемый фонтан жизнелюбия! Джон только кивнул, ибо выхода другого у него нет, развернулся к двери в святая святых банка, оказавшись в цветнике между Тарантино и Донато и чуть ли не предложил им локти, дабы зайти в хранилище под руки с двумя шикарными женщинами, как гангстер времен Великой Депрессии. Давайте музыку и красную дорожку, дамы и господа! А где-то под звуки Синатры мордоворот охранник уже нажал кнопку тревоги... that's life, wou-wooo...

Отредактировано John Wait (2012-04-30 06:18:50)

+3

10

– Кем вы работаете?
– Я супергерой наоборот.
– Как это?
– Если где-то люди радуются жизни, я прихожу, убиваю всех и устраиваю пожар.

Не было бы счастье, да несчастье помогло. То, что все гладко идти в принципе не может, Агата понимала, но падения Анны с крыши даже в ее расчеты не входили. испанка почувствовала удар по голове, подозревая, что ее скорее всего огрели лопатой или дубинкой, но это была винтовка Анны. Сама же женщина приземлилась на Джона.
- Прости, Джон
- Агата тебя тоже прощает, дорогая Анна - заворчала брюнетка, потирая ушибленный лоб. Теперь же быть там шишке. Поднявшись на ноги, Тарантино огляделась. Звук разбитого стекла мог наделать шуму и привлечь охранников. К тому же скоро должен вернуться администратор с новостями, о котором, казалось, все забыли.
- Ну что, готовы?
- Всегда готов - отчеканила испанка, прикладывая два пальца к непокрытой голове и отдавая честь. Чтобы проникнуть в само хранилище, где их ждут слитки золота весом от 100 грамм и до килограммов, где пахнет ново напечатанными Франклинами и ждут своего часа на бирже акции, нужно было открыть железную дверь, вернее взломать ее. Тарантино расстегнула сумку, доставая из закромов шкатулку, которая больше подойдет для хранения антикварных драгоценностей и бриллиантовых брошей, нежели... взрывного устройства и динамитной шашки. Нет, динамит и тротило - дело прошлого века, но испаночка все равно была неравнодушна к таким прелестям. Достав маленький шарик, Агата прикрепила его к железной двери, приклеивая жвачкой, которая освежает дыхание 24 часа (так написано на упаковке).
- Кто-нибудь за дверью следит? - спросила Та-Та, подготавливая дверь к сносу, как за спинами героев послышался строгий, но испуганный голос.
- Руки вверх - скомандовал охранник. Затвор пистолета щелкнул. - Я сказал руки вверх. - повторил он и осмотрел устройство, что было у Агаты в руке - А я ведь сразу понял, что здесь что-то не чисто. Ты - кивнул на Джона - Не хрена не понимаешь по испански! - как бы Уэйт не надеялся и не учил испанский (а учеником, скажу я вам, он был двоечником), нашел кто-то, кто да понимал иностранный язык.
- Да, Джон... у тебя будет лет 10, чтоб выучить испанский... - тут же Тарантино говорила о сроке заключения. 10 лет хватит за попытку ограбить банк? Повинуясь желанию героя банка, что успел вызвать подкрепление и носил пристегнутую дубинку на поясе, брюнетка подняла руки вверх. Сообщникам пришлось сделать тоже самое, пока в их голове не созрел план как убрать "меткого стрелка"
- Что у тебя там в руке? - завопил мужчина, смотря на детонатор, зажатый в ладони Агаты - Выбрось немедленно!
- Эй, мужик...
- Я сказал, выбрось! - перебил ее широкоплечий, но слабый духом, мужчина. Блин, мужик, ты пожалеешь об этом
Агата перевела взгляд на Джона и Анну, что стояли рядом, надеясь, что они разглядели и правильно поняли ее слабый кивок - призыв к действиям. Испанка медленно начала разжимать ладонь, кидая детонатор в сторону охранника. И когда красная кнопка на черном стержне детонатора коснулась ботинок охранника, за спинами грабителей банка раздался взрыв - железная дверь слетела с петель, снося с собой и часть стены, что успей только пригнуться.
Та-та отпрыгнула в сторону, закрывая руками голову, а незадачливый "меткий стрелок" с испугу спустил курок, падая на спину. В помещении поднялся столб пыли и дыма - явно кто-то переборщил с пиротехникой.
Агата откашлялась от пыли, которая попала в нос и провела рукой по голове. То ли шишка от встречи с винтовкой не прошла, то ли при падении ударилась головой, но вставать не хотелось. Ненадолго у девушки заложило уши и гудело, как в морской раковине. Наконец брюнетка огляделась, все еще прячась под цветочным горшком и первым делом посмотрела все ли на месте - ноги, руки, Джон. А когда дело дошло до того, чтобы подняться и встряхнуть осевшую пыль, поняла, от чего ее левое плечо так онемело и свело.
- Fuck - скривилась Агата, приспуская плащ и обнаруживая, что матерый охранник все таки попал в нее. Повезло мужику - он явно никуда не целился и стрелял то от страха смерти, но плечо террористки задел. Пуля только задела ткани и прошла мимо, царапиной, но даже такая рана может стать решающим при отступлении и отстреливании.

Отредактировано Agata Tarantino (2012-04-30 22:05:39)

+3

11

Привкус какао на языке, заставил остановиться его мысли и дыхание. Дым табачный, окутавший сознание дурманящей пеленой, словно сахарная вата таял в пространстве комнаты, оставляя после себя легкое недомогание в теле Донато. Время текло медленно, позволяя мужчине провалиться куда-то за пределы материального мира, ощущая почти космическую невесомость.
Все это продолжалось ровно до того момента, пока на столе противно не задребезжал мобильный.
Губы неспеша разомкнулись, отпуская плоть сигары вместе с облаком дыма. Глаза часто моргали в попытке отмахнуться от тумана в голове. Виторре прочистил горло и ответил на звонок. Джон на другом конце  вещал всю эту дикую конспиративную тарабарщину, чем заставил судорожно восстанавливать здравое мышление и молниеносно вникать в происходящее. Как оказалось в системе охраны было много слабых мест, но в самих грабителях их было еще больше, поэтому расслабляться не стоило. Самым оптимальным вариантом было сейчас отправиться к месту действия и подготовить пути отступления, чем собственно и озадачился Виторре.
Машина осталась припаркованной со стороны черного входа. Донато же готовился к тому, чтобы взобраться вверх по стене к вентиляционной шахте.  Размяв шею, встряхнув руки и ноги, он резко сорвался с места. Несмотря на скорость движения тела выглядели мягкими и легкими, словно мужчина не прилагал к этому доброй половины физических возможностей тела. Скачок, прыжок, захват, грациозный подъем в шахту. После своего виртуозного позерства ему предстояло лезть по этой гадской узкой вентиляции до самого поста охраны. Вот они дивиденды, достойные главы мафии. Тем временем Витторе обнаружил, что на конечной точке не хватало только мертвых с косами. Не мудрствуя лукаво, он спустился вниз на пол обетованный с потолка. Достав флешку из рюкзака за спиной, Донато подключил ее к терминалу и стал ждать, пока вирус сотрет видео с камер наблюдения и нарушит   их работу. Пока процесс постепенно набирал обороты, на одном из мониторов   он заметил четыре знакомые фигуры и одну чужеродную.
Idioti fatali – грустно констатировал факт Донато. Наверняка этот охранник вызвал отряд быстрого реагирования прежде, чем спуститься к воришкам, и времени до полного провала у них всего ничего. Виторре округлил глаза, когда обзор камеры на мониторе застелила пелена дыма, а  стены в комнате немного затряслись. «Анна» мелькнуло в голове мужчины и только распахнувшаяся настежь дверь, свидетельствовала о присутствии здесь человека.
Тревога пульсировала в шее, отзываясь бешенным ритмом сердца. Лестница казалась бесконечно долгой, даже прыжки через пролеты не помогали ускорить процесс спуска настолько, насколько этого хотел Виторре. В конце концов, влетая на главную сцену, мужчина остановился жадно дыша. Быстро оглядев задымленное помещение в той степени, в коей это позволяла сделать висящая в воздухе пыль, он заметил фигуру охранника ретировавшегося задом из комнаты, который ко всему прочему был вооружен. Виторре в считанные секунды сблизился с ним, зафиксировав его плечо, чтобы не дать обернуться. Руки проскользнули на подбородок и основание черепа несчастного. Шея охранника издала жалобный хруст. Тело безжизненно рухнуло к ногам Донато. Мафиози промедлил, но затем перешагнул труп, словно это просто очередное препятствие.

+5

12

Ну вот, как всегда. Только Анна сделала широкий шаг по направлению к хранилищу, а глаза ее лихорадочно заблестели в предвкушении куша, сзади раздался хриплый голос:
- Руки вверх!
Анна быстро обернулась, взмахнув полами плаща. Винтовка, которую Анна уже успела поднять с пола, украдкой потерев шишку Агаты, легла на бедро. Упор хорош, в случае выстрела отдачей не сильно ударит, Анна выставила вперед правую ногу, уже почти нажала на курок, как вдруг припадочный охранник завопил:
- Что у тебя там в руке?
Анна, словно бы не веря своим ушам, подняла глаза на Агату. Та сжимала в руке детонатор и слабо кивала.
Анна помнила, как мирная поездочка с Агатой обернулась смертью любимого Порше и чуть ли не лопнувшими барабанными перепонками, поэтому сейчас ее обуял ужас.
-Агата, - жалобно протянула Донато, - Пожа-алуйста...
Поздно. Детонатор выпал из рук Тарантино, и в эту же секунду Анна, свалившись на пол, постаралась отползти подальше по-пластунски. Однако кусок гранитной стены - нет, на самом деле, звучит это хуже, чем было на самом деле, - отлетел от двери, которую вообще разнесло в щепки, и прилетел точнехонько в сторону Анны, кусок его задел женщину по макушке, так что Анна со всей дури ударилась носом об пол, но, слава Богу, не сломала и не разбила свое греческое достоинство (нос, если что).
Пока Анна вставала, отряхивалась, словно собака, выбивала пыль из ушей и разевала рот пошире, чтобы уши наконец отложило, Агата встала, и кажется, нашла на себе что-то нехорошее. Анна подскочила и бросилась к подруге.
- Что там? - спросила она и аккуратно приподняла воротник пальто Агаты. Присвистнула. Пуля содрала приличный лоскут кожи, но не застряла в плече, а завалилась за воротник, и Анна легко нашла ее рукой.
- Ты везучая, - сообщила Донато, вспомнив, как сама исходила криком в больнице Сакраменто, а Стив МакКой носился вокруг нее кругами и пытался успокоить.
Все эти действия заняли не больше пяти секунд - Анна достала из кармана белый платок, прижала к ране Агаты и положила сверху пальто, надеясь зафиксировать так импровизированную повязку.
- Р-р-руки! - опять завопил охранник. Он, кажется, и сам испугался своего выстрела, и теперь бешено трясся, отходил назад мелкими шажками, но пистолет в его руке, хоть и дрожащей, способен был проделать пару лишних дырок в черепе Анны и Агаты.
- Спокойн...
Анна не успела даже договорить, она услышала только всхлип, треск, а потом охранник грузной тушей упал на пол, а позади показался Виторре с яростно блестящими глазами.
- Ты вовремя, - улыбнулась углом рта Анна и заглянула мужу в глаза. буквально на секунду, а потом снова повернулась к Агате и Джону.
- Ладно, нам надо убираться. Чувствую, мы не уйдем сейчас так уж легко.
Анна сняла винтовку с предохранителя, сделала шаг к Виторре, положила руку ему на плечо и сказала:
- Пойдемте. Мужчины возьмут деньги, верно? Мы с Агатой - золото. Верно?
И тут внезапно свет сделался приглушенным, а через секунду завыла сирена. По всему банку эхом отдавалось натужное верещание: то охранники наконец поняли, что делать. Анна чертыхнулась и первой влетела в хранилище.
На несколько секунд она застыла - денег тут было немерено,  тугими пачками они лежали прямо на полу, на столе, на огромном ящике, похожем на секретер, и в нем, кажется.
Помотав головой, Анна бросилась к ящику, увидела замок на нем и отошла на пару шагов. Грянул выстрел, замок слетел, а через секунду Анна пакует тонкие золотые слитки в сумку.
- У нас мало времени.

+3

13

Не успел он под звуки Синатры войти в банковское хранилище. А так хотелось.
Совершенно внезапно за спиной материализовался охранник, и честно, если бы сам Уэйт был на месте этого кабана, он бы начал огонь на поражение, не задумываясь. Потом бы придумал отмазу, что в целях самообороны, и получилось бы, что и овцы целы, и волки коньки отбросили, и пастухи довольны. Чему их учат, современных охранников, интересно? Надо бы поинтересоваться у знающих людей...
- Ты! Не хрена не понимаешь по испански!
- Перке? - спокойно спросил Джон, поднимая руки и медленно разворачиваясь к нему лицом.
- Да, Джон... у тебя будет лет 10, чтоб выучить испанский... - что-то ему подсказывало, что испанский в тюрьме ему уже точно не понадобится. Все так же держа руки в сдающемся жесте, Уэйт согнул кисть и нащупал пальцем выступающий механизм под рукавом, если этот сейчас дернется, то ровно между глаз у него окажется шикарный охотничий нож.
- Слушай сюда, шаха... - не-е-ет, на арго нужно думать, а не говорить. Вон, секьюрити весь аж побелел от злости. Однако, не пламенные речи бывшего светлого так напрягли паренька - Джон повернул голову, узрел у Агаты в руках детонатор, истеричные выкрики охранника, и жалобное Донатовское "пожа-а-алуйста".
Беги, мужик! Меняй имя, документы, переезжай в другую страну, я обещаю, что смогу ее задержать на пару минут, пока она не кинется на тебя!
И - большой бум. Взрывной волной Уэйта отнесло к противоположной стенке и накрыло кучей обломков, отлетевших от бывшей двери хранилища. Выползая из груды стройматериалов, как феникс из пепла, и кашляя от пыли, Джон первым делом кинул взгляд на охранника, вспомнил звук выстрела и резким движением достал из пояса брюк Беретту, тут же направляя дуло прямо в голову мордовороту. А какой-то момент спустя, когда Уэйт уже начал нажимать на курок, появился Виторре и изящно свернул охраннику шею.
Джон опустил пистолет и снял палец с курка. Послал в сторону дона уважающий взгляд в стиле "все правильно сделал". А теперь можно было оглядеться - женщины отряхивались и откашливались, Анна уже стояла на ногах рядом с Тарантино, и Уэйт успел заметить, что у испанки что-то не то с плечом. Внутри что-то екнуло - вспомнился склад и засада четыре года назад, неприятно заныло в районе правого легкого, но он быстро отмел ностальгию и в два шага оказался рядом с барышнями.
- Пойдемте. Мужчины возьмут деньги, верно? Мы с Агатой - золото. Верно?
- Верно, - кивнул Уэйт и снова скосил взгляд на плечо Агаты, - Первое, что я сделаю после ограбления, это подам на развод, горе ты мое луковое, - и, не особо церемонясь, схватил террористку за шкирку (в смысле, за ворот плаща) и буквально закинул ее в хранилище через дыру в стене. Сразу же ступил следом, на ходу оценивая обстановку. Помимо горы денег и сейфа с, видимо, золотом, в стены были вдолблены ячейки, и что-то подсказывало Джону, что они здесь не красоты и стильного декора ради.
Ну а теперь - нахрен высокие технологии, все проблемы разрешит старый добрый динамит! Ну, или излюбленная Беретта в его случае. Уэйт пошел по кругу - выпускал патроны в замки ячеек, те, с железным стуком, падали на пол, и вытаскивал ящики, до отказа набитые зеленью. В каждой ячейке, так, если на глаз, то лежало по пол миллиона как минимум...
- Знаете... - обычно молчаливого и угрюмого Уэйта вся неординарность обстановки вдруг пробила на душевные разговоры, - Я когда только в полиции работать начинал, меня послали на первое убийство. Ну, там все серьезно было - человеку сначала дробовиком в голову вмазали, а потом вскрыли, достали кишки и разложили рядом в слово "dare". Что-то там с бандами и отношениями между черными и белыми было, в общем, не суть... И после этого дежурства... - ячейки тем временем внезапно закончились, и Джон удивленно замолчал на пару секунд. Потом сообразил, что делать, запихнул пистолет обратно за пояс, взял один из мешков и четкими уверенными движениями начал отправлять туда купюры, сложенные в пачки. - Во-о-от, и после этого дежурства, мы пошли в бар, ибо... Короче, рассказал мне там напарник анекдот. Заходит один мужик в кафе и заказывает 5 бутылок водки. Выпивает, заказывает шестую. Официантка не выдерживает и спрашивает-таки:
- У вас какой-то праздник, что вы так много пьете?
- Я сегодня впервые в жизни узнал, что такое ми*ет, - отвечает мужик.
- Ого! Так это большой праздник! Давайте я вам шампанского принесу! - радуется официантка.
- Нет, шампанским этот вкус не перебьешь...

Джон замолчал. Подумал, что надо бы, наверное, объяснить, к чему он эти пошлости парит, а то тут тебе и достопочтенный гость из Средиземноморья, и жена его, женщина приличная, и ребенок даже имеется - вон, с порванным рукавом туда-сюда носится...
- Ну так я это к чему. Незабываемые ощущения, - Уэйт потряс в воздухе пачкой зеленых. Ладно, они все уже поняли, что у него с юмором туго, а в таких ситуациях - так вообще. Стыдно даже. - Смеяться после слова "лопата". Лопата. - Короче, понятно - душераздирающая история из жизни возымела эффект "как будто в воду пукнул", и за сим андербосс обиженно замолчал, отвернулся к стенке и тихо продолжил перекладывать деньги в мешок.

+3

14

Испанка, буквально, стиснув зубы и сделав над собой усилие поднялась на ноги. А хотелось захныкать, подергать Анну за подол плаща и попроситься домой под одеяло, где ей принесут молоко с печеньем и наложат грамотную повязку.
- Ты везучая, - Донато наложила импровизированную перевязку в виде своего платка.
- Ань, но мне все равно бооольно - протянула Тарантино жалобно (теперь была ее очередь скулить). Хотя, если подумать, это лучше, чем быть застреленной нелепым мазилой-охранником. Кстати, о нем... мужчина оказался стойким и снова поднялся на ноги, чтоб продолжить угрожать, целиться и стрелять во все, что движется или представляет угрозу. И спустить второй раз курок ему помешал Виторе, появившейся будто не от куда - по крайней мере тарантино, которая переживала за свою шкурку, не отразила как это глава мафии оказался в здании.
- Эх, Вить, на пару минут бы раньше... - попричитала Та-Та, качая головой и поднимаясь на ноги. В носу защекотало от наличии белой пыли, что летала от гранитной стены. Девушка чихнула.
- Первое, что я сделаю после ограбления, это подам на развод, горе ты мое луковое
- Тебе придется делиться со мной половиной нажитого, хм, награбленного - со всей серьезностью сказала испанка, послушно запрыгивая, точнее сказать, заталкиваясь в хранилище. Деньги... купюры прессованными пачками лежали стопками, составляя замки и пирамиды. Испанка присвистнула наравне со сработавшей сиреной.
А на улице нас уже ждут спецназовцы... - брюнетка потерла плечо выше раны, начиная действительно волноваться за загаженную ситуацию. Они засветились, неплохо так засветились. Уже убили человека и разнесли половину банка.
- Я когда только в полиции работать начинал, меня послали на первое убийство. Ну, там все серьезно было - человеку сначала дробовиком в голову вмазали, а потом вскрыли, достали кишки и разложили рядом в слово "dare". - вдруг заговорил Джон. Это такой способ разрядить обстановку и показать, что не все так плохо? Что их кишки находятся там где положено, а не на полу.
- О, Уэйт, да ты добрая зубная фея воплоти - хмыкнула испанка, медленно перебирая золотые слитки и укладывая их в сумку. Если нам придется бежать, а нам придется, утащим ли мы столько золота?
- А мне тяжести нельзя таскать по состоянию здоровья - справка есть. Еще в школе освобождение от физкультуры было... - бормотала скорее себе под нос Та-Та, нежели донося свои заботы до остальных. Тем более тут Джон травил свои байки про геев.
- Смеяться после слова "лопата". Лопата.
- Когда Донато будет устраивать жарку бургеров на своем заднем дворе, они обязательно тебя позовут, а сейчас не отвлекайся - Агата похлопала пару раз Джона по плечу и тут же здоровой рукой сунула пачку купюр себе в карман, где уже оттягивал карман золотой слиток.
- Какие пути отступления? - спросила девушка, выходя из хранилища и пиная булыжник под ногой. Затем она медленно перевела взгляд на стеклянный потолок, то место, от куда свалилась Анна и проделала отличную дыру в крыше.
- Хм...

+3

15

Анна забросила на плечо сумку. Огромная, черная, довольно тяжелая - золота там было килограммов на  пять, плюс оружие и деньги, она покачала головой:
- Стоит подождать пару минут, еще нет сигнала.
Она хмыкнула, проходя мимо Джона, легко толкнула его плечом, мол, шутку понял. За что семья Донато Уэйта любила, так это за неиссякаемый оптимизм и умение пошутить в любой ситуации.
Анна выпрыгнула через дыру в стене хранилища, приземлилась, как заправский черепашка-ниндзя, ну или кто там прыгал-то, на пол и подумала о том, что банк сдался подозрительно легко. Ведь были слышны выстрелы охранника, да и взрыв был ого-го какой силы.
Внезапно сверху упала веревочная лестница. Из того самого окошка, из которого Аня рухнула на Джона. Значит, Уилли, очередной подельник, добрался до крыши и приготовил путь к отступлению. Анна посмотрела на мужчин и скомандовала:
- Давайте вперед, лучше первыми подниметесь вы и прикроете нас а Агатой с крыши, если что.
Она, сощурившись, глянула на мужа, потом на Джона, и сделала жест головой, "не медлите".
Если бы Анна знала, что к хранилищу уже спешит группа быстрого реагирования, она ни за что бы не отправила мужчин вперед, все же мужики у подруг были не хилые и запросто бы отметелили этих молодчиков с надписями "спецназ" на спинах. Но что сделано, то сделано, и Анна только улыбнулась, глядя на попу мужа, быстро улепетывающего наверх. Джон уже стоял на крыше, держа дверь на прицеле когда в хранилище ворвался первый парень с автоматом. И что же он увидел?
Оп-ля, два рубля, огромная дыра в хранилище, веревочная лестница, уходящая на крышу и две девушки, стоящие посреди этого хранилища с набитыми сумками, в черных плащах...ах да. Очень сексуальные;)
Парень на минуту замер, Анна тоже. В голове бешено крутились мысли, она подумывала уже поднять винтовку...
- Руки вверх, - скомандовал спецназовец и забросил на плечо автомат. И тогда в голову итальянки пришла поистине замечательная идея! Она в один огромный шаг подошла к Агате, шепнула ей: "Прости, это для дела", а потом, приблизившись, поцеловала ее.
Челюсть спецназовца уехала в сторону, как карета печатной машинки, Анна краем глаза заметила это, тотчас прервала поцелуй. А потом сверху послышалась очередь, Донато не могла точно сказать, кто это: подельник Уилли, взбешенный муж или ржущий Джон, ясно было одно - вовремя. Спецназовец упал, как подкошенный.
- Давай! - крикнула Анна, толкая Агату к лестнице, - И мою захвати.
Она набросила на плечо подруги сумку и повернулась спиной к лестнице. Ну же, еще пару секунд.
Этой пары секунд ей, конечно, никто не дал. В хранилище влетел еще один спецназовец с автоматом наперевес. Почему они по одному бегают, они что, идиоты?
Анна вскинула винтовку, но сильный удар сбил ее с ног.
Это вообще очень странное ощущение, когда тебя бьет по голове взрослый, крепкий мужчина. Не то, что бы боль, а какой-то ураган, который выметает все мысли, дробит на осколки чувства, и в момент удара он только отдает этой самой болью. Настоящая же боль приходит после, когда ты летишь на пол, падаешь, взметнув волосами и несколько секунд лежишь, очумело моргая и пробуя сделать вдох.
Парень подумал, что вырубил Анну окончательно, но сверху грохнул одинокий выстрел. На минуту коп замешкался, и это стоило ему жизни. Анна, приподнявшись над полом, выпустила в него полобоймы. Несчастный и не понял наверное, что умирает.
А Донато, подхватив винтовку, вытирая кровь с разбитой губы, судорожно дернулась и полезла наверх по лестнице, молясь про себя, чтобы ее прикрыли сзади, и она успела вылезти на крышу перед тем, как отключиться.

Офф

*Ребята, я знаю, что бред, но я же тут сам себе гм, так что выкручиваемся. было бы круто, если бы меня кто-то на лестнице дотянул до крыши;)

+4

16

- А мне тяжести нельзя таскать по состоянию здоровья - справка есть. Из психдиспансера? Еще в школе освобождение от физкультуры было... - не успел отмочить Уэйт колкость, но пару сумок на выходе у своей псевдо-жены забрал. Она ж по сюжету типа в интересном положении.
- То, что ты беременная, еще не означает, что я должен все таскать за тебя, - заметил Джон, переступая через кирпичи. Вон, Анька сама все на своем горбу тащит, и это при живом-то муже! Кстати, о мужьях. Виторре - единственный серьезный человек в их гоп-компании поднял голову голову к дыре в потолке, и буквально сразу оттуда свесилась лестница. Родное до боли лицо человека, с которым они с доном по ночам эту лестницу и мастерили, выглянуло в проем и рукой показало, мол, сюда, здесь все чисто.
- Давайте вперед, лучше первыми подниметесь вы и прикроете нас а Агатой с крыши, если что, - Уэйту не нужны были команды, чтобы знать, что шкуру спасать следует немедленно, и он резво взобрался наверх, скидывая баулы с деньгами и меняясь с Уиллом пистолетами. На новеньком был прикручен глушитель, и, дождавшись, когда из дыры покажется дрессированный Анной Виторре, Джон направил дуло на вход.
И вовремя! Спецназ, родной спецназ! Если бы Джона не укусила в тот злополучный летний день четыре года назад какая-то муха, и он не решил бы окончательно и бесповоротно присягнуть на верность мафии, то после задания с их раскрытием, он во-первых, получил бы медаль, во-вторых, пошел бы в S.W.A.T. И кто знает, может, сейчас, именно он был стал свидетелем... Уэйт присвистнул и захлопал в ладоши, смеясь - внезапный подложный поцелуй двух горячих женщин был неожиданным и очень... Ну вы понимаете... Виктор, правда, по жизни человек юморной, в этот раз шутки не понял и зарядил очередь по всему, на что падал глаз. От ревности, видимо.
В пылу битвы, спецназа удалось отвлечь, и они отвоевали Агату, которую Джон за шкирку (повторяется), снова буквально вытащил из дыры и отбросил вместе с сумками раненую подальше от места сражения.
И тут сердце екнуло. Какой-то кабанище двинул Анне по голове. Тут взревел не только Виторре, но и Уэйт с Уиллом тоже. Сначала они вдвоем держали Донато, который решил было броситься вниз и накостылять супостату собственноручно, а потом все трое, поправка, четверо, ибо Аннушка - сильная женщина, поднялась, как Терминатор и начала мстить, запустили каждый по очереди в бедного сцепназовца.
Когда патроны у всех закончились, опять же втроем, мужики быстро потянули лестницу на себя, и как только тело Анны появилось в проеме, Виторре ринулся проверять, жива ли она и где ранения. Джон же смотрел на истекающего кровью стража порядка, лежащего рядом с мертвым охранником и тихо сказал:
- Rest in peace, - и скинул вниз дымовуху на всякий пожарный. Ничего военного, просто обычный слезоточивый газ, раздирающий все слизистые, коим накачано большинство баллончиков, которые носят с собой в маленьких дамских сумочках приличные барышни.
- Все живы-здоровы? - Ладно, это он от нервов ляпнул. - Некогда рассиживаться, - Уэйт выглянул через парапет - где-то далеко внизу здание уже оцепили полицейские внедорожники и спецназовские бронированные "слоны". Людей эвакуировали в срочном порядке. Не дожидаясь, пока еще на чьем-нибудь теле не появится пара лишних дырок, Джон скомандовал Уиллу брать сумки, сам нацепил на себя добрую половину, и молча впихнул пару баулов Агате, ибо ожидать посильной помощи от дона было делом бесполезным. Виторре нес на руках самое драгоценное сокровище, и деньги, наворованные ими казались ничем, по сравнению с его стоимостью - свою жену.

Отредактировано John Wait (2012-05-13 01:11:08)

+4

17

- То, что ты беременная, еще не означает, что я должен все таскать за тебя - кажется так и рождаются сплетни, разве нет? Тарантино смолчала, смиряя Джона долгим взглядом и быстренько отдавая свои баулы награбленного.
Уже выползая из хранилища, вслед за Анной, испанка заметила веревочную лестницу, что свалилась через дыру в потолке, чуть не задевая ее по голове.
- Ну, что за дела то такие? - фыркнула Агата, делая шаг в сторону и поправляя лямки сумки. Конечно, сам факт, что их баулы напичканы золотом и деньгами, значительно облегчал ношу и придавал стимул тащить эту сумку хоть в зубах. Но раненное плечо начинало ныть сильнее, будто его отлежали - плечо кололо, а пальцы руки посинели. И пока Агата увлеченно рассматривала свой маникюр и сжимала-разжимала пальцы, миссис Донато пропустила мужчин вперед. Та-Та собиралась открыть рот, что дам надо пропускать первыми и торчать в тюрьме, пусть и напичканными деньгами, ей не хочется дольше положенного, как их отвлек вбежавший "муравей" - видать от стаи отделился? Заблудился, мальчик? - она подняла одну бровь и медленно стала поднимать руки вверх. Девушка держалась с такой уверенностью, ведь надеялась, что мужчины там, наверху, прикроют их и расправятся с одном мелкосортным спецназовцем. Но ситуацию взяла в свои руки Анна и испанка не сразу сообразила, что фраза "Прости, это для дела", будет такой приятной. Ой, Анечка, зачем за это извиняться? Мы подруги, да же... - хихикали мысли в голове пока длился их недолгий поцелуй. А потом и сама девушка рассмеялась, чуть ли не тыча пальцем в откинувшего копыта полицейского.
- Зато, парень, ты насладился перед смертью незабываемым зрелищем - вымолвила Тарантино, подмигивая итальянке и забираясь на лестницу.
И как же такому надо было быть, чтобы они пропустили еще одного недоделанного копа, который чуть не отключил Донато? Когда внизу начала возня, Агата уже была втащена за шкирку сильной рукой Джона на крышу и только выглянула от туда, как только все интересное закончилось. Мужчина в бронежилете мертв, схлопотав пулю в лоб, а Анна повисла на лестнице, подтягиваемая товарищами.
- Все живы-здоровы?
- Спросишь когда будем сидеть в фургоне и считать зеленые - отозвалась Агата, спеша отдать часть сумок Уиллу. Неужели они выберутся? Неужели у нее будет приличная сумма, на которую можно будет жить с пол года или купить квартиру? Хотя, зная, что все купюры пронумерованы, пользоваться этими деньгами нельзя будет еще n-ое количество месяцев, пока не выключат свой радар поиска.
Удостоверившись, что все в состоянии идти, а ежели и не в состоянии, то есть мужья, которые помогут прибавить шаг, банда проделала путь, какой совершала Анна не так давно по этой крыше. Внизу, отряд полиции, уже обчесывал здание и территорию вокруг банка, подмечая, что воры то и пропали.
- Они на крыше - может голос командующего им и не удалось услышать, но был приказ двинуться на крышу и перекрыть дороги к отступлениям. А им оставалось каких-то считанные метры до машины, припаркованной за углом. И уже Анна в компании супруга и Джона спустились с пожарной лестницы соседнего здания, как им вслед послышались выстрелы. Агата, которая находилась еще на лестнице, в одном пролете от земли, прижала к стене, поднимая глаза. Ее должен был прикрывать Уилл, но парень лежал за спине, раскинув ноги в сторону.
- Уилл? - позвала его девушка, желая подняться выше, но очередь повторилась. Пули отскакивали от перил и решетчатого пола, и казалось, что какая-нибудь шальная вот-вот продырявит тебя насквозь. Тарантино закрыла голову руками, пытаясь вдавиться в кирпичную стену. Она бы так и стояла там, пища от страха, если бы не ответные выстрелы. Кто? Что? - стрелял Уилл, испуская последний дух.
- Чего ты ждешь, беги! - взревел мужчина. Тарантино помешкалась, думая бросаться в огонь за товарищем или рвать когти. Но старина Уилли был уже не жилец, так как высунулся всем телом, беря огонь на себя, а потому Агата скинула сумку на землю и спрыгнула с двухметровой высоты. Добежала до укрытия и только сейчас обернулась, сообщая: - Уилл мертв - на этом все. И этого достаточно, чтобы все понять.
Молча добравшись до того места, где их должна ждать машина для отступления, Агата остановилась на месте, как только увидела скучающего Джованни. Она еще не поняла, что именно он и есть их шанс к спасению, но Виторе так уверенно вел их к мужчине.
- Какого лешего? - поравнявшись с Риккарди, буркнула испанка - А я как раз стала подозревать, что моя жизнь начала налаживается. Но нет, сейчас все встало на свои места - все еще помня обиду, произнесла девушка.

+4

18

офф

пост "укуренный", сразу предупреждаю) так задумано х)

- Не понял… - выгнул одну бровь Джованни, уставившись на пустое место парковки, на котором уже давно должна была стоять инкассаторская машина. Машина, полностью готовая к важной миссии, которую никак нельзя провалить. Только не сегодня. Только не так! – Ребята, я либо псих, либо тут действительно ничего нет, - Он указал рукой куда-то вперёд, куда-то в пространство, повертел головой, будто пытаясь отыскать свою цель или хоть какой-то подвох, но в итоге лишь пожал плечами и вопросительно уставился на двух мужчин, что стояли подле Риккарди. «Что-то мне подсказывает, что я ещё в трезвом уме и при хорошем зрении. Да и наркотики не принимаю… и провалами в памяти не страдаю. Даже не дебил, вроде бы. Тогда в чём проблема?!»
- Так вышло, что на этот раз машину сопровождали полицейские. Мы просто не смогли к ней подобраться. – произнёс один из людей, в чьём голосе явно чувствовались нотки волнения. «Да вы издеваетесь!» - взвыл про себя Джон и не заметил, как его вид принимает обличье: «Я готов убивать». Но, несмотря на то, что план летит ко всем чертям, нужно сохранять полное спокойствие, и Джованни на это способен. Поэтому он просто приложил ладонь ко лбу с мыслью: «Qui sciocchi…» и несколько секунд выдерживал повисшую тишину, будто собираясь с силами и сосредотачивая всё своё терпение. Нет, ну а что тут вообще можно ответить? Что они – кретины? «Да, нет, вряд ли подействует, парни это и сами прекрасно знают, к чему лишний раз констатировать факт?» - ладонь сползла по лицу, будто вытягивая его вниз, и задержалась на несколько секунд на подбородке. «Может, положить под каток?» - скривился Риккарди и тут же покачал головой, отвечая на немой вопрос. Сейчас не до этого. Нужно срочно что-то предпринимать, планировать заново. Времени искать вторую инкассаторскую машину нет (да и реально ли это?), сложные схемы продумывать тоже не вариант. Тогда… делать-то что?
«Dannazione!» - глаза метнулись в сторону часов, что красовались на запястье Джованни, и тут же закрылись. «Спокойствие… только спокойствие. У тебя есть ещё целых двадцать минут, чтобы что-то организовать, а это вечность. Для тебя – да» - странно, но сей факт вообще не утешил Джованни. Он исподлобья взглянул на парочку nerds* и, не проронив ни слова, направился в сторону выхода из крытой парковки. «Так, всё. Ты никогда не проваливался со сложнейшими заданиями, значит, и сейчас выкрутишься. Это мелочь, это незначительная деталь, которую можно восстановить или заменить… но чем?..» - тут-то ему на глаза и попался тот самый «потерянный винтик» его, казалось бы, безупречного мотора.
Что всегда помогало Джованни в его работе, да и в жизни целом, - его голова, напичканная множеством «функций», обширная фантазия и спокойствие. Он мог провернуть такую авантюру, от которой сам бы потом оказался в шоке. Вот и теперь… выход напросился сам собой и теперь стоит тут, урчит, выгребая мусор из своего кузова. Да-да, это был он – мусоровоз!
Губы Джованни искривились в усмешке. С одной стороны – ну, бред же! А с другой – гениально, просто то, что нужно! «Да у него броня покруче, чем у инкассаторской будет и не бросается в глаза» - с ноткой иронии подумал Риккальди, поняв, что всё равно ничего другого не остается. Он слегка качнул головой и направился в сторону своего «винтика», способного спасти чьи-то задницы. Глаза снова проверили стрелки часов, и тут Джон понял, что времени «договариваться мирно» с владельцем мусоровоза просто не было. Тогда он на ходу вытащил спрятанный пистолет и, оказавшись позади ничего не слышащего из-за мотора машины водителя, оглушил его прикладом.
- Scusa, - протянул Джованни и, словно так и надо (прочем, так и надо) снял с него все обмундирование – комбинезон.  Уже спустя пару минут он был за рулём и взвешивал все «за» и «против» в последний раз. «Что же.. рискнём. Я даже не могу представить себе физиономии  наших героев дня» - не без удовольствия подумал Риккарди и заехал в безлюдный скверик, где был вход на их временный, скажем так, штаб. Быстро схватив сумку с оружием (так, на всякий случай… мало ли) и поймав на себе непонимающие взгляды тех самых nerds*, мужчина улыбнулся и стал натягивать на себя рабочий костюмчик.
- Итак, друзья. Ввиду того, что вы просрали мой первоначальный план, мы будем действовать по новому. Отпустить просто так я вас уже не могу, хоть что-то полезное придётся сделать, а именно – встретить нас на другой машине, - с этими словами он вытащил из кармана ключи и бросил их одному из воров. «Ох, я уже жалею свой автомобиль», - … и сопровождать. Кто знает, как всё пойдёт? Если более-менее, мы поменяемся транспортом через несколько кварталов, - с одной стороны, он мог бы сразу поехать на своей машине, но Джованни как-то не очень хотелось светиться. К тому же его Астон Мартин гораздо проще пробить и вообще изничтожить, чем такую махину, как грузовик… к чему тогда рисковать?- …если не очень – будете прикрывать. Так что не теряйте время, вон там оружие, - он указал в угол, где лежали сумки, - выезжайте.
Сам Риккарди вылетел из квартиры и уже через несколько минут в новом обмундировании и при новой «тачке» следовал в сторону банка. В чём ещё оказался плюс сложившегося положения, так это в том, что неподалёку от чёрного выхода стояло множество мусорных контейнеров. Джованни подкатил к дверям настолько близко, насколько мог, при этом делая вид, что находится здесь по своей «новой» работе. Для этого пришлось немного поиграть, поэтому мужчина вылез из автомобиля, сохраняя полную невозмутимость и спокойствие, и подошёл к контейнерам, закуривая на ходу сигарету, как тут… раздался громогласный взрыв, от которого сигарета, не удостоившаяся чести быть хоть раз затянутой, выпала у Джона изо рта. «Да я вовремя!» - подметил про себя итальянец. Да, он прекрасно знал, что у Агаты будет взрывчатка, но чтобы так вот внезапно и скоро… адреналин тут же дал о себе знать и Джованни достал оружие, зарядил его и открыл двери у машины, подготавливая всё к уходу. Но тут что-то ему подсказало, что даже при таком раскладе всё будет ох, как непросто. Он качнул головой и услышал приближающиеся шаги. Это были те самые «герои дня». С мешками, оружием – всё, как положено, если бы не тот факт, что в руках Витторе было не награбленное, а его жена – Анна. Разумеется, тут в голову полезли не самые приятные мысли. Однако траурными флюидами не веяло, а это значит, что можно расслабиться. Только уж не совсем…
Встретил Джованни остальных за углом, выслушал многозначительный комментарий Агаты, ухмыльнулся и двинулся прямиком к транспорту.
Да. Как он и предполагал, реакция была… милой.
- Не смотрите на меня так, - с усмешкой начал Риккарди после долгого молчания, - Это беспроигрышный вариант и, к сожалению, единственный на данный момент. – Он деловито развёл руками, - К тому же у этого чуда машиностроения много преимуществ. И если вы без лишних вопросов прыгните сюда прямо сейчас, то нам повезёт и мы не узнаем о них по существу. – Да, по мнению Джованни, это был достойный мотиватор. К тому е время не ждёт и буквально по соседству кучкуется полицейские или, чего похуже – отряд S.W.A.T.

Отредактировано Giovanni Riccardi (2012-05-13 19:25:54)

+4

19

Анна не совсем адекватно оценивала реальность, поэтому почти не помнила, как ее втащили через люк на крышу, потом муж бросил сумку, и подхватил жену на руки. Анна попыталась вяло возразить:
- Поставь меня, я могу идти…
Джон сбросил вниз дымовую шашку, и дым мгновенно поднялся вверх, вылетел через люк.
- Все живы и почти здоровы.
Лучшее качество Анны – умение хорошо и быстро очухиваться в странных и стрессовых ситуациях. Поэтому когда Уилл пошел к пожарной лестнице, Донато вывернулась из рук Виторре, бросилась назад и подхватила таки сумку с золотом. Ну, не зря же я по башке схлопотала, теперь оставлять награбленное этим шакалам?
Джон спускался вторым, потом Виторре, которому Анна, собственно, и сгрузила сумку, вскинув на плечо винтовку, потом Агата. На секунду отвернувшись вниз, рассматривая в прицел полицейские машины, Анна отвлеклась. А в следующее мгновение Уилли был уже мертв, а Агата торопливо улепетывала вниз.
- Агата! – крикнула Анна и закусила губу. Она испугалась за подругу, правда испугалась.
На земле они оказались через пару секунд. Анна спрыгнула предпоследней, сразу же подняла оружие. Да что же я за баба-Рэмбо, честное слово!
Агата сообщила, что Уилл мертв. Ударом для итальянки это не стало – она видела смерть подельника, кроме того, он не был другом семьи Донато, всего лишь наемный исполнитель…
Виторре торопливо направился к…мусоровозу? Анна закашлялась, потом подняла глаза на Джованни, который стоял неподалеку.
- Привет, - улыбнулась Анна, - Нам нужно торопиться.
Она снова взмыла вверх на руках Виторре, что выглядело комично, учитывая винтовку в руках женщины, и сумку в руках мужчины.
- Милый, поставь меня, - попросила Анна, опустилась на землю, потом направилась к мусоровозу. Запашок стоял знатный, но чего не сделаешь ради дела?
- Сумки в машину, только не в бак, ради бога, - распорядилась Анна, - Я сверху поеду, в окошке с краешку, чтобы отстреляться. Кто тут у нас еще меткий, Джон? Поедешь рядом, в окне напротив.
Осторожность не помешает. Анна приблизилась к Джону, придирчиво осмотрела его, потом выдрала ремень из штанов Уэйта и бросила наземь. Оставалась пара секуд до отъезда, и Анна, наступив на ремень носком удобного ботинка, принялась отплясывать. Вперед бедром, потом назад, шаг вперед, поворот вокруг своей оси. Мало кто знает, что ритуальный танец «Монго-Бонго», или, иначе ламбада – но так ее называют лишь непосвященные – истинный итальянский танец, который, судя по записям, оставшимся от язычников, приносит удачу. И несмотря на то, что Анна была честной, ну как честной, почти честной католичкой, она любила станцевать перед важным делом.
- На удачу, - пояснила Донато обескураженным друзьям и первая запрыгнула в машину. Мусоровоз, визжа колесами, сорвался с места…

******************
- Мы перехватим их, босс! – пылко воскликнул молодой сержантик с усиками над верхней губой, - Они поедут по трассе H14, вероятность просто сто процентов. Мы выставим там блок-посты, и хотя вокруг поле, они не должны уйти, потому что там неподалеку овражистый лес. Две-три машины спецназа – и все на мази, - закончил он свою речь неуклюже, и тотчас взял под козырек. Пожилой руководитель операцией, седовласый мужчина только кивнул и задумчиво выдохнул сигаретный дым.
- Они не так просты, эти ребята, - задумчиво проговорил он, - Я не видел их лиц, но они безумны, они похожи…
Запыхтев сигаретой, начальник заткнулся, предпочтя оставить свои мысли при себе.
Мусоровоз сворачивал на трассу H14. Навстречу ему уже мчались машины полиции…

+4

20

«Я ненавижу это». Фраза лениво билась о стенки его черепа, словно старая заставка на рабочем столе Windows  в режиме ожидания. «Ненавижу, ненавижу». Те несколько секунд, после того как  легкими почти игривыми движениями его рук человек превратился в  труп,  для Донато растянулись в резиновую вечность. Убийства никогда не становились для него нормой, всегда поднимали утонувшие пески и скальные породы в грязные волны, неприятно ударявшиеся в стены души.  «Сделай шаг.  Не останавливайся.  Промедли и сам окажешься на его месте» . Животный инстинкт говорил в нем или это была просто привычка? Сложно сказать, особенно сложно, когда человек опускается так низко, как он сейчас.  Виторре знал, что можно было обойтись без убийства этого человека, всего лишь не хватило мозгов, чтобы продумать пару ходов наперед? Это самая большая из зол, что гложет его время от времени, как и  в этот раз.
Донато перешагнул труп и направился к напарникам и Анне. Однако его пафосных ход  и тяжелую думу, грызшую его нервную систему, прервала наглая баловница пыль, успевшая осесть на дыхательных путях.  Виторре согнуло буквой зю, когда он пытался откашляться.  Спустя пару мгновений он почувствовал на своем плече чью-то ладонь.
- Пойдемте. Мужчины возьмут деньги, верно? Мы с Агатой - золото. Верно?
Как было можно ослушаться этой властной и великолепной женщины, чья длань усмирила   его кашель и тревогу одним прикосновением? Правильно, никак. Да и ее сексуальный образ не располагал к каким либо возражениям. Конечно, Виторре покорился воле Анны. После того как оценил общее состояние спутников,  смиренно направился в хранилище выполнять приказ, ровно, как и остальные товарищи.  Дону оказавшемуся под нехилым влиянием от момента, хотелось еще добавить, что-то в духе «Yes,  my lady», но публика собралась не подходящая, лучшим вариантом было сохранение брутального молчания. 
Джон умудрялся даже в несамой лучшей ситуации сохранить свою радужную силу юмора, так и сейчас он решил затравить один анекдотец, который перетек в негласный камеди-батл с Агатой. Это вызвало улыбку на лице Виторре, пока он складывал банкноты в сумку с должным профессионализмом. Когда сбор урожая был завершен, мужчина провел рукой по короткостриженным волосам, собираясь открыть рот и выдать что-то  исконно  бригадирское по дальнейшим действиям  своих сопартийцев, однако его не менее патетичная жена успела и в этот раз заткнуть его за пояс и проинструктировать их раньше него.
- Давайте вперед, лучше первыми подниметесь вы и прикроете нас а Агатой с крыши, если что.
Виторре сощурил глаза и бросил быстрый и мстительный взгляд на жену, та ответила ему тем же. «Черт, эта женщина даже глазки скукоживает как я!» Губы  вдруг расплылись в ласковой улыбке «Моя школа» . Мужчина быстро взобрался по лестнице на крышу, где уже в позе бывалого героя боевиков стоял Джон, а рядом примостился старый «боевой товарищ» Уилл.
- Руки вверх- фраза ножом полоснувшая слух мафиози, заставила его едином грациозном порыве резко развернуться к проему и вытащить из-за пояса пистолет. «Де, мать его, жавю» подумал про себя Виторре, прицелившись в спецназовца за доли секунды и уже почти нажимая на курок, когда его боковое зрение увидело нечто! Его обожаемая жена слилась в поцелуе с Агатой.  «Пресвятые отцы! Это так понимать?..» Спустя еще пару секунд Виторре осознал, что он нехило так отвлекся и откровенно пялится на действо, что повлекло за собой пару неточных выстрелов и один смертельный для спецназовца. Мафиози  был полностью дезориентирован и из головы не шла та картина. Обычно единственным человеком, с которым Аннушка разделяла подобные радости жизни был он, а тут раз, и вместо него женщина. Как-то некошерно для эго. Но чисто с эстетической точки зрения тот поцелуй был прекрасен. Ах, эта вечная борьба  интеллигента и мужлана! В общем, за ней Виторре не уследил за главным, за входом то бишь.  Спецназовец ворвался в помещение и зарядил прикладом  по женщине. Сердце Донато пропустило удар.
-Нет.- вырвалось из груди наивное отрицание происходящего. Мужчина уже был готов спрыгнуть вниз, шля к чертям золотое правило брошюры  «Пять способов не попасть в тюрьму»: «Не ломись против спецназовцев на одном обезьяньем порыве».  Можно сказать, что оно было бы нарушено, даже несмотря на крепкий захват Джона, однако приверженность традициям Виторре защитили отнюдь не руки Уайта. А Анна собственной персоной!  «Эта девушка никогда  не перестанет удивлять меня» думал мужчина проводя скорый осмотр, оказавшейся в его руках супруги. Однако, решив что на сегодня сюрпризов предостаточно, поднял ее на руки.
Наконец, добравшись до Джованни джентльмены удачи увидели то, на чем им придется сматывать удочки. Виторре покачал головой, в тоже время положительно  реагируя на просьбу жены отпустить ее. Услышав властный комментарий Анны по поводу позиций в этом чудо агрегате,  мафиози цокнул языком  и ухмыльнулся.  Его рука проскользила  по его шее на манер лезвия, а голова слегка откинулась назад. Это символизировало Анне, что дома ей конец.
- Все по местам. – скомандовал Виторре, когда сумки были загружены. Сам он оказался рядом с Риккарди.

Отредактировано Vitorre Donato (2012-05-16 23:14:59)

+4


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Грабим банк