vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Смирно! - Вольно!


- Смирно! - Вольно!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Arthur Palmer & Steven Palmer
Место: Баграм
Время:  2006 год
Время суток: полдень
Погодные условия: сухо
О флештайме: никого из старших офицеров поблизости не оказалось. Поэтому разбираться в сложившейся ситуации отправляют майора Палмера. Хотя это не его подразделение. Хотя это не его подчиненные. Хотя тут его сын.

+1

2

Я так и знал, что это было лишь временное затишье. Ребята только прилегли на отдых, как началась пальба. Но это мы бы пережили, спрятавшись за стеной и отстреливаясь в ответ, благо патроны пока были. Но когда начали сбрасывать бомбы с воздуха, это уже было слишком. Первой волной снесло сразу всех, здесь даже можно было уже не добивать, но зачем-то пошла вторая. Видимо, чтобы убедиться, что нас сложило всех - рядком, друг к другу, как в патронташ. Это даже не был бой, это было побоище. Нападение из засады или же заранее спланированное уничтожение - я не знаю. Потому что на ранениях "повезло" не только отряду, в котором я был назначен командующим, но и мне самому. Оглушило почти сразу, я не слышал даже выстрелов, только звон в ушах. А потом отключился. Как же все это надоело - вот таким вот способом прибывать в госпиталь!

Прошло, наверное, около двух суток. Я совершенно потерян во времени, даже не знаю, в каком городе нахожусь конкретно. Все госпитали выглядят одинаково, состояние зависит только от уровня обеспечения. Стены бежевого цвета, крыша вообще непонятно из чего, и в ушах все еще тот же противный звон, избавиться от которого ничего не помогает. Я встаю с койки и иду к выходу, слегка пошатываясь. Мне нужен свежий воздух. Не дойдя пару шагов, останавливаюсь напротив нескольких стоящих рядом коек. Всех ребят я знаю поименно. Закрываю глаза, прислоняясь к стене. Меня подхватывают чьи-то руки, уносят куда-то. Видимо, снова в сторону кровати. Дальше - хуже. Потому что тише. Тишина меня всегда пугала, в ней изначально есть что-то настораживающее. К счастью, слушать ее приходится нечасто. Всегда найдется человек, который ее нарушит. В моем случае это обычно приказ.

- Мистер Палмер?
Открываю глаза. Так, я слышу - это плюс. А вот то, что еще и вижу - это минус. Точнее, КОГО я вижу. Явно не служивый, просто мелкая сошка, которую посылают все, кому не лень. Причем, посылают как на словах, так и с поручениями. В моем случае это было поручение. И вряд ли приятное.
- Честь не отдам, не обессудьте.
- У меня имеется конверт, в котором послание для Вас.
Склоняю голову набок, что дается мне немного с болью и тяжеловато, но принимаю обычный бумажный конверт из коричневой бумаги, по ощущениям больше похожей на крафт. Лейтенант отдает честь и выходит из палатки. Я вскрываю конверт, откуда выпадает лист бумаги. Текст напечатан, люди уже разучились писать от руки.
Пару минут спустя, осмыслив прочитанное, я понимаю, что чего бы не стоило - я встану. И найду эту гниду. Хотя нет, лучше сразу в штаб.

- КАКОГО ЧЕРТА?!
В кабинете прохладно, не то что на улице. Но я добрался до штаба, осталось найти виноватых и послать. Или сразу послать, без поиска тех, кто все это заварил?
- Вы видели их состояние?! А оставшихся в живых считали?!
Мне плевать на субординацию, плевать на условия и оплату - человеческая жизнь дороже. И мне, как командиру отряда, это куда важнее.

0

3

Для майора Палмера дне давно слились в одну сплошную серую массу. Ему приходилось исполнять обязанности сразу нескольких должностей. Чуть что, он срывался с места и отправлялся с группой в рейд, проводить разведку. Потом все данные реализовывал своими силами. От армейских помощи ждать не приходилось. Но рейнджерам было не привыкать.
Настроение у офицера было совсем не радужное. Последний рейд в тыл к противнику принес разведчикам неожиданные подлянки. И теперь двое их товарищей вернулись домой в закрытых гробах. Стивена совесть не мучила, но горячее желание поквитаться с противником бурлило внутри. Но в штабе царил бардак и разбираться приходилось сразу со множеством проблем. На «алаверды по-максимуму» не хватало времени. И людей. Ими затыкали все дыры, в которые не могли послать кого-нибудь из армейских. Тяжелая судьба постигла не только бойцов из "семьдесят пятого". Точно так же относились и к "Дельте", и к "Зелёным Беретам", и к "Морским котикам". Никому не было жалко элиту, которую считали лучшими. Стив был бы рад такому доверию, лет десять назад. Но он уже успел стать трезвомыслящим офицером. И наивности у мужчины можно было не искать.
Майор с тоской посмотрел на заваленный бумагами стол и вытащил сигарету. Становиться штабным писарем он не хотел, а отказаться от всей писанины не мог. Палмер выругался, поднялся со стула и подошёл к окну. Воздух был свеж и тягуч. Офицер мог взять его в руки и поломать на части. Таким густым он казался. От госпиталя к зданию штаба направлялась фигурка, в которой Стив узнал Артура. Мужчина привык, что нужно было часто пересекаться с сыном. У них наметился прогресс в нормализации отношений, и майор был рад. Ни у того, ни у другого не было в планах вечно торчать в армии. Артур ушёл бы в отставку после окончания срока контракта, а Стивен дослужился бы до подполковника, чтобы получать пенсию. И вернулся бы домой.
Хлопнула дверь. Из соседнего помещения до Палмера донесся возмущенный голос сына. Офицер польщено улыбнулся. Артур говорил с теми же нотками, которые замечал за собой Стив. Эта маленькая радость продержалась в голове мужчины недолго. Сын рвал и метал, и чего доброго, мог натворить дел. Майор застегнул куртку и толкнул дверь каморки, где провёл последние несколько часов.
Картина была отменная. Сержант Палмер орал на дежурного офицера. Возмущенный тон Артура говорил Стивену о том, что всё было плохо. Сын сбежал из госпиталя, чтобы устроить разборку в штабе. У майора было предположение, почему Артур решил наведаться сюда. Но проявлять осведомленность мужчина не стал. Ему нужно было одернуть младшего по званию, чтобы тот не испортил себе всю карьеру. Лучше было бы уйти в отставку без накладок, чем быть уволенным за недостойное поведение.
- Смирно! - рявкнул Стивен, заставив дежурного лейтенанта вытянуться по стойке смирно. Мужчина ждал такой же реакции и от Артура. - Потрудитесь объяснить, что здесь происходит?! - глаза офицера гневно горели. - Сержант, по какой причине вы устроили такой шум?!

+1

4

- Сержант устроил шум по той причине, что вышестоящее начальство думает не головой, а жопой, на которой, видимо, тоже погоны! Только татуировками!
Я не могу сдерживать себя, как ни стараюсь. Да, увидеть здесь отца почему-то совсем не удивительно, но сейчас мне куда важнее то, что моя группа, в некотором роде, мои подопечные, лежат после операции, собранные едва ли не по кускам, после многочасовых хирургических вмешательств. И такую группу они собираются отправлять на очередное задание?! И как вот мне это объяснять Стивену? Кстати, интересно, он хотя бы вообще в курсе?
- Сэр, докладываю обстановку - группа находится в не дееспособном состоянии. Из пятнадцати человек погибли семеро, остальные тяжело ранены и проходят реабилитационный курс в местном госпитале. Для выполнения задания не готовы абсолютно. И хоть казните, только с теми, кто остался, я никуда не пойду и от выполнения самого задания отказываюсь - как командир группы, как человек, который несет за них ответственность.
Отец хмурится. То ли недоволен, то ли пытается что-то скрыть. Мне плевать на это с высокой колокольни, сейчас я слишком зол. Уже не чувствую своих повреждений, куда важнее отстоять право оставить моих людей в госпитале, чтобы они могли пролечиться как следует. Стивен, видимо, что-то решает для себя, потому что в следующий момент жестом приглашает зайти в тот кабинет, из которого вышел. Послушно склоняю голову, делая шаг назад, чтобы дать вышестоящему пройти первым. Да, разговор, по-видимому, предстоит тяжелый, но это не значит, что я собираюсь сразу сдать позиции. Хотя, я не собираюсь их сдавать вообще, если уж на то пошло. И эта игра будет вестись по моим правилам, потому что, мать вашу, это МОЯ группа!
- Сэр, Вы и правда считаете, что я сочту этот приказ для своей группы приемлемым? Я отказываюсь его исполнять. Это окончательный ответ.
Сейчас он не столько мой отец, сколько человек, который либо был здесь и отдал приказ (что автоматически превращает его в постороннего человека и во врага), либо был послан, чтобы успокоить и утихомирить буйного меня. Не ему мне рассказывать о спокойствии и о служебном долге. Да, я служил и видел намного меньше, чем он. Но это не отменяет того, что в армию я пошел по собственному желанию, что отслужил достаточно для самого себя. Но не заслужил того, чтобы сейчас моих людей отправляли на смерть, когда из них итак многие .... или все ... на грани!
- Если надо, я еще раз повторю, клянусь, под трибунал пойду, но приказ исполнять отказываюсь. Я все сказал, сэр. Жду Вашего решения и вердикта.
Не знаю, в кого я такой принципиальный. Наверное, семейное.

+1

5

Майор начинал закипать. С трудом налаженные отношения с сыном он не был готов спустить в унитаз, но иного выбора офицер не видел. Прослужив около тридцати лет, он имел право пререкаться с вышестоящими чинами, устраивать разборки и вести себя более или менее свободно, положение обязывало, но Артуру до этого ещё было служить и служить. Мужчина понимал, что творится в душе сына, но при этом не мог оставаться спокойным. Черт возьми, Стивен никогда не был слепым исполнителем и машиной, но надо же было искать другие пути воздействия, а не устраивать скандал. Глупость. Мальчишка не представлял, что такое трибунал и прочие «радости» дисциплинарной ответственности. А Стив с этим был знаком. Пусть и не на собственном опыте, к счастью.
Он вытащил из кармана пачку сигарет, застегнул куртку и обратился к присутствующим.

- Сержант, ждите меня на улице. - Палмер-старший повернулся к лейтенанту, который с удивлением взирал на происходящее. - Лейтенант, двадцать минут меня нет ни для кого. Если будут спрашивать из штаба, доложите что занимаюсь обработкой раздведданных. Выполнять!

Мужчина закусил фильтр сигареты и стремительно вышел на улицу. Свежий воздух. Майор щелкнул зажигалкой, затянулся и посмотрел на Артура, который взирал на него с явным негодованием, если не сказать больше, гневом. Внутри что-то екнуло. Стивен не хотел сжигать мосты, которые удалось наладить с таким трудом. Но как было объяснить сыну, что нужно действовать более мягко? Стивен устал. Сейчас он ощутил, как сильно устал от всего этого дерьма, которое творилось здесь.
Он никогда раньше не чувствовал этого. Убитые, раненные, обстрелы, постоянный риск быть убитым — это было нормальным делом, если уж Стив выбрал себе такую дорогу по жизни. Но от простых человеческих отношений, эмоций, мужчина уставал гораздо сильнее. У него было ощущение, что за эти несколько минут он успел пять дней прошляться по горным тропам, нагруженный боеприпасами и снаряжением. Ноги стерлись в кровь, лицо заросло. Точно такие же ощущение. Вот чтобы не соврать. Стивен посмотрел на огонек сигареты и нарушил молчание.

- Веди меня к своим. - майор вытащил кепи из фальшивого погона на плече, который часто служил именно для этой цели, и нахлобучил на голову. - Веди, давай, без разговоров. Мне лично нужно убедиться, что всё так, как ты говоришь. Без обид.

Чтобы что-то сделать, Палмеру-старшему действительно нужно было убедиться во всем самому. Он был человеком, который занимался всей разведывательной деятельностью в зоне ответственности, хотя это была не его должность. И именно за майором оставалось последнее слово. Кого посылать, какое количество тактических групп требовалось для выполнения задания, какое снаряжение брать, какую поддержку оказывать.
Стивен реализовывал всю информацию сам. Со своей группой. Но иногда просто не было возможности разорваться. Как сейчас. Мужчина ободряюще хлопнул сына по плечу и направился к месту, где расположились десантники. О «Кричащих Орлах» всегда ходила только хорошая слава, и Стивен гордился Артуром, который попал именно в это подразделение. Майор мог сказать уверенно: на гражданку сын вернётся мужчиной. Настоящим мужчиной, который сможет принимать решения самостоятельно. И никто не будет иметь права ему указывать.

- Кто приказ отдал? - спросил офицер, когда они подошли к зданию. - Задачу ставили лично или как? До меня вообще ничего не довели. Хотя ставить задачу должен был я.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » - Смирно! - Вольно!