vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вопреки "Malleus Maleficarum"


Вопреки "Malleus Maleficarum"

Сообщений 41 страница 60 из 63

1

http://6.firepic.org/6/images/2014-08/09/iqne1sz9y4gf.jpg
Участники:Athena McCoy,Shax Lloyd
Место: Салем
Время: канун Дня всех Святых   
Время суток: вечер
Погодные условия: ясная погода
О флештайме: В канун ведовского празднества встречаться старые друзья,  в настоящее время, юная ведьма, чей "ковен" был уничтожен  и инквизитор, волею судеб, уничтоживший ковен.  Чем окончиться  встреча?

0

41

Какая странная судьба. Еще недавно он стоял во главе ордена Инквизиции и устраивал ловушки ведьмам и колдунам, а сейчас, будучи признанным колдуном официально, стоит перед своим судьей, которого даже не считает таковым. сражаться против своих в корне неправильно, но еще более неправильно заниматься тем делом, которое ты ненавидишь больше всего на свете. А занимаешься ты этим только ради прикрытия, ради того, чтобы выжить. Но сколько веревочке не виться, а конец все равно будет. Нужно как можно скорее прекращать это и жить, не боясь внезапного разоблачения. Хоть Фридрих и понимал, что именно спокойной жизни ему не видать, поскольку на него, как на ведьмака, также будет устроена охота, и эта охота может стать более жестокой, чем все остальные. Поэтому стоило инициировать свою гибель, дабы все думали, что его уже нет в живых.
Я так бы хотел уехать куда-нибудь с Изабель. Если она, конечно, согласится. У нее здесь есть муж...которого она не любит. Но сейчас я не смею даже и мечтать об этом, поскольку мне предстоит, наверное, самое серьезное сражение в моей жизни. И еще неизвестно, чем оно закончиться. Но я оптимист и не перестаю верить в то, что исход событий будет для нас положительным.
А Венди тем временем озвучила главному колдуну версию о том, что Фридрих является колдуном. Мужчина никак не ожидал услышать такое, поэтому несколько раз поменялся в лице, злобно зыркнул на свою дочь, вопросив ее, правда ли это и знала ли она об этом, потом испепеляющим взглядом уставился на Фрида. Тот выдержал подобный взгляд достаточно спокойно, только лишь сложил руки на груди, глядя мужчине в глаза и практически не моргая. Тому, по-видимому, подобный взгляд с вызовом не понравился, ведь колдун привык, чтобы перед ним дрожали, падали ниц и умоляли о пощаде. А поскольку инквизитору нечего было терять, он и не собирался ни о чем умолять.
Интересно, примет ли он мой вызов? А мне в таком случае следует сражаться в полную силу и постараться сделать все, чтобы остаться в живых. Только я не очень понимаю, как все это будет выглядеть. Я устраивал с моим наставником магические дуэли, в которых были определенные правила. Только вот что-то мне подсказывает, что здесь одно правило - никаких правил. Он не захочет проигрывать и показать свою слабость перед всеми, я же хочу всеми силами выжить, поэтому тоже не отступлю. Я спасаю свою жизнь и не должен жалеть своего противника, который хочет меня уничтожить, не собираясь ни в чем разбираться.
- Да будет так! Ты и я, инквизитор!
Созрел наконец-то...
Фридрих слегка фыркнул, и через секунду их окружил огненный круг. Видимо для того, чтобы никто больше не посмел сунуться в сражение. Брюнет напрягся, вглядываясь в пламя, за которым остались Венди и Изабель. Венди что-то шептала юной ведьме, возможно она все поняла, и теперь постарается помочь парочке. ради собственной выгоды, конечно же, но тем не менее, помощь не помешала бы.
Но сейчас раздумывать было некогда, в Фрида тут же полетел магический сгусток, от которого парень увернулся, на всякий случай выставляя блок и шепча заклятие одними губами, вытянув перед собой руки и выпуская магический бумеранг, от которого мужчина также увернулся, усмехаясь. Но ведь бумеранг имеет свойство возвращаться, и Фрид мысленно вернул его. Бумеранг ударил колдуну в спину, большого вреда не причинив, но заставив мужчину покачнуться, после чего тот озверел, наверное, думая, что тот даже царапины на нем оставить не сможет. И борьба завязалась не на жизнь, а насмерть...

+1

42

И с каждым днём
Всё холодней,
Ожесточённей и темней,
И равнодушней, и угрюмей,
И ядовитой становясь,
Твоя душа всё погибала
И часа своего ждала…
Во всём ошибки виноваты:
Их не исправишь никогда…
Они клеймом на сердце лягут,
Всю жизнь лишь мучая тебя…

Девушка все внимание сосредоточила на чтение заклинания, чтоб не отвлекаться на происходящие за пламенем, она закрыла глаза. Только сейчас она начала понимать, что все это большая ошибка, ни смерти Фридриха, ни отца, даже после того, что он делал, не решит проблем, а только усугубит их.
Несколько лет назад
За окном танцевали снежинки, маленькая девочка смотрит на эту картину, положив подбородок на подоконник.
- Вы готовы,принцесса? - спрашивает вошедший мужчина
девочка отрывается от созерцания пейзажа и поворачивается 
- У настоящий принцессы, есть корона и красивое платье. - говорит юное создание, словно это самая простая вещь в мире.
- Конечно, какое вы хотите ваше высочество?
- Я.. - говорит взволнованный ребенок, словно уже получил  подарок -  как снежинки за окном.- вдруг говорит она смотря на отца
- Как пожелаете миледи.- говорит мужчина, вежливо кланяясь. Секунда, и на девочки, невидное по красоте платье, оно было словно соткано из тысячи снежинок, что переливались на свету. Маленькая мисс, начала крутиться, смотря как они блестят.
- Что-то я забыл?- говорит мужчина почесывая подбородок и хитро смотря на малышку, что остановилась
- Корону, ну какой же ты забывчивый папа.- говорит она с укоризненной, насупившись и сложив руки на груди
- Точно.- мужчина бьет себя по лбу.
Ребенок хихикает на этот жест. Щелчок пальцев и перед ребенком диадема и вместо, того, чтоб водрузить ее себе на голову, маленькая мисс просит отца наклониться, тот подчиняться. Ребенок одевает на него диадему  и улыбается, затем сильно обнимает мужчину за шею. - я тебя люблю папа. - говорит она - Я тоже люблю тебя, принцесса.-говорит мужчина, обнимая свою дочь.

Изабель распахивает глаза, за пламенем видно, что летают плазменные шары и крики ярости. - Хватит! - кричит она обращаясь к мужчинам, что видимо решили уничтожить друг, друга. Как же ей надоели смотреть на  смерти близких, и терять их, но Фридриха и отца  она не собиралась терять. Хватит смертей, разве их не слишком много уже   Она не позволить умереть не одному  из них, даже если, это стоит ей жизни.
Видимо они не услышали, за всполохами продолжалась битва, не на жизнь на смерть, сдаваться не собирался не один. Изабель разжала руки, что сжимала Венди, та одарила ее удивленным взглядом и словами - Что ты творишь?
- Впервые в жизни поступаю правильно- откликается ведьма, заходя в пламя. Она чувствовала, как огонь пожирал ее полоть, было больно, хотелось кричать во всю мощь легких, но она сделала еще шаг и оказалась за пламенем. Вся боль прошла, словно ее и не было 
Отец удивленно уставился на дочь, босую с распущенным волосом, глаза блестели он не пролитых слез.   
- Хватит смертей! - говорит она, замечая у отца  огненный шар в руках - Хватит, вы оба! - кричит она во всю мощь своих легких, из глаз текут слезы, в друг все озаряться белым светом, когда рассеваться он, пламя потухло, словно его и не было, мужчины разлетелись по разные стороны, Венди удивленно смотрит на племянницу, пытаясь встать. Лишь Изабель стоит посреди поля, слезы блестят на ее щеках
- Помнишь? - спрашивает  она обращаясь к отцу, вытягивая руки на них оказывается маленькая диадема, что сияет в лучах солнца. Девушка протягивает руки ближе к отцу. Тот начинает улыбаться. Изабель начинает медленно приближаться, на ее лице появляться улыбка и надежда, что сегодня никто не умрет. Теперь она отца уговорит отпустить их, она это знала, но   
- Не позволю! -  крик Венди нарушает тишину, следующие, что чувствует Изабель, толчок в спину, она начинает падать, диадема с глухим звукам падает на землю и катиться в строну.

Отредактировано Athena McCoy (2014-12-03 13:10:57)

0

43

Кто знал, сколько еще продлится это сражение и кто одержит в нем верх. Инквизитор прекрасно понимал, что мужчина не сдастся, в его глазах отчетливо читалась ненависть, и Фридрих осознавал причину этой самой ненависти. Но Изабель сказала ему бороться, и он боролся. Боролся всеми силами, как мог, на сколько хватало сил. Парень вообще был выносливый, но также он не мог не признать, что опыта и силы у колдуна, который метал в него огненные шары, было гораздо больше. Парень не знал, как долго будет продолжаться его сопротивление, он даже умудрялся атаковать, но также он понимал то, что смерть одного инквизитора ничего не решит. И даже если случится чудо и он каким-то волшебным образом одержит победу, то, к примеру, эта Венди может вполне себе ударить в спину. Несмотря ни на что, он не верил этой хитрой женщине, которая напоминала ему гадюку, думающую только о свое собственной выгоде. Он видел, что ведьме наплевать на Виктора, также ей безразлично, что случится с Изабель, ну а про него самого и говорить-то нечего.
Кажется, мне не суждено уйти отсюда живым... Он силен слишком, и, наверное, мои потуги смотрятся слишком смешно. Но если эти две ведьмы, которые сейчас стоят за пределами огненного круга, что-то решили сделать и чем-то помочь, то почему ничего не происходит? Да и кому же будет оказана эта помощь? По крайней мере мне легче точно не становится, даже наоборот...
Брюнету казалось, что огненный круг постепенно сжимается. Надо поставить барьер, чтобы летящие искры не опалили и не воспламенили одежду, он не хотел сгореть заживо. Но сейчас даже сконцентрироваться на защите от окружающего огня он не мог, потому что то и дело отбивал атаки Виктора и атаковал сам. Тут было уже не до самозащиты. Мужчина выпустил в него несколько кристаллов, которые были остры, словно лезвия. Фридрих умудрился увернуться, но два из выпущенных кристаллов задели его руку и достаточно ощутимо резанули по щеке. Порез был не сильный, но глубокий, поэтому тотчас пошла кровь, отчего инквизитор скривился и инстинктивно приложил руку к щеке, дабы хоть как-то остановить кровотечение. Тихо прошептал заклинание исцеления, и рана постепенно начала затягиваться. Но исцеление проходило более медленно, чем обычно, поскольку всю свою энергию парень направлял на сражение.
- Сколько можно этих бесполезных сражений? Вы разве не понимаете, что заставляете страдать свою дочь. Если вы меня убьете, она вам не скажет спасибо за это, а на мое место придут другие, которые будут убивать и пытать ваших братьев и сестер в отличие от меня.
Да что там? Попытки Фридриха достучаться до разума взбешенного мужчины не увенчались успехом. В ответ тот только выпустил в него очередной энергетический сгусток, который сбил парня с ног и порядочно проволок того по земле. Брюнет сильно ударился спиной и тихо застонал, чтобы только его противник не услышал и не начал победно торжествовать. Инквизитор закрыл глаза, сосредотачиваясь и концентрируясь, собирая воедино всю свою силу. Он с трудом сел, в глазах слегка двоилось, но новоявленный ведьмак сейчас хотел нанести свой самый сильный удар. И у него получилось, если бы в сражение не вмешалась Изабель, которая вошла в огонь, абсолютно не боясь ничего. Парень сглотнул, смотря на нее, и тут внезапно окружающее пламя потухло. Девушка плакала и просила прекратить все, протягивая руки вперед с появившейся в них небольшой диадемой. Внезапно выражение лица Виктора изменилось, и тот улыбнулся. Но тут Венди неслабо толкнула Изабель сзади, Фридрих же со всех ног метнулся к юной ведьме, подхватывая ее, чтобы она не упала и укрывая собой от Венди и Виктора, теперь уже повернувшись и злобно глядя на женщину.
- Оставьте ее в покое. У вас не жизнь, а сплошная игра, в которой одни пешки. Разве вы не видите, что она не хочет кровопролития, как и я. Это все бесмысленно!!!

+1

44

Заморозить бы сердце до лучших времен,
В морозилку его, пусть лежит в холодке.
Ни звонков телефонных, ни старых имен,
Ни придуманных слов на моем языке.
Пусть спокойно и тихо закрою я дверь,
И пойду по снегам вдоль ночных фонарей.
Елена Фольтерн

Следующие, что Изабель почувствовала было ощущения падения вниз, в бездну, во мрак. Опускаясь все ниже и ниже, пока на конец, не упала в снег. Подняв голову и осмотрелась, белая пустыня простиралась казалось до горизонта. Подул ледяной ветер, что пронизывал до костей.Девушка поднялась, плотно укутавшись в плащ поплелась вперед. Озябшие ноги увязали по колено в снегу, замершие руки, девушка пыталась согреть своим дыханием, но все было бесполезно. Щеки ведьмы стали розовыми от мороза.
Где я? - думает ведьма озираясь по сторонам, ноги и руки словно тысячи игл кололи, зубы стучали от холода. Хотелось лечь и не вставать, но она продолжала идти по снегу, иногда падая, но всякий раз поднимаясь. Ноги от холода уже практически не двигаются.
Виктор злобно смотрит на Венди, та опускает глаза
-Что ты наделала? - вопрошает маг со всех ног бросается к дочери. - Инквизитор, иди прочь! Я отпускаю тебя иди, иди  - говорит ведьмак,довольно грубо толкая Фридриха и беря дочь на руки - Во имя богов, она ледяная!- говорит он, в глазах его испуг, он проводит рукой по щеке дочери - Изабель, милая ты слышишь меня?
- Что ты наделала Венди!?- Виктор поднял глаза от дочери и посмотрел на ведьму. - Если она умрет, умрешь и ты! - грозно говорит он
- Виктор, это не я клянусь прародительницей! - в глазах Венди был страх, кажется она сама не ожидала этот результат. - Виктор!
- Убирайся с глаз моих! - злобно рычит мужчина, в мановения ока ведьма исчезла, поняв, что сейчас не лучшие время - А ты? - он смотрит на Фридриха - Ах, да портал- говорит он и появляться портал в Салем - Иди.- говорит он, ложа девушку под дерево. - Сейчас, милая.- говорит он нежным голосом, гладя девушку по голове. Перед Фридрихом был не властный ведьмак, а просто отец, что волновался о судьбе дочери. Виктор еще не знал, но Изабель и Венди удалось сковать его силу до полнолуния, магии у него осталось на одно волшебство. И он его использовал открыв портал
Изабель между тем начала медленно покрываться льдом, превращаясь в ледяную фигуру. Виктор начал шептать заклинания но тщетно, лед все больше покрывал хрупкую фигурку девушки.
- Во имя богов! - мужчина зарычал, как раненый лев. - Ты, инквизито..- высокомерно начал он, но затем тон понизил, ситуация была не та, угрозами дело не решить - Фридрих, помоги моей дочери, даю слово, ты получишь, все, что попросишь, золото, власть, тебя не тронут ведьмы, ты сможешь стать одним из нас. Проси я все исполню, но ты должен спасти Изабель, пока не поздно 

Отредактировано Athena McCoy (2014-12-09 11:55:40)

+1

45

Казалось, что-то пошло не так. Хотя сегодняшний день был сам по себе каким-то не таким. С самого начала, когда Фридриху "посчастливилось" встретиться с Изабель, когда она спасла его там, не дороге, потому он он слишком бездумно поступил, направившись на ночную прогулку один. Хотя почему бездумно - ведьмак хотел побыть в одиночестве и целиком и полностью насладиться ощущением какого-то незримого единения с природой. А сейчас... сейчас она снова старается спасти его, спасти своего отца, пытается остановить ненужно по сути кровопролитие, то сражение, в котором один был ни в чем не повинен, а другой попросту хотел отомстить одному инквизитору за смерти всех своих братьев и сестер. Но как и Виктор, Фрид не хотел, чтобы пострадала Изабель. Пусть они почти не знали друг друга, поскольку очень давно не виделись, но, казалось, что той ночью, когда темный всадник повстречал ведьму, увидел её нежный взгляд, он пропал. Поэтому и не хотел терять то единственное существо, которое практически в один миг стало ему дороже собственной жизни и свободы.
Я не дам её уничтожить. Даже ценой своей жизни, я никого к ней не подпущу со злыми намерениями.
Однако же, пока инквизитор держал девушку, он ощутил жуткий холод, который исходил от её кожи. Словно девушку внезапно окунули в ледяную воду. Самому Фридриху было жарко, потому что совсем недавно вокруг него потухло яро полыхающее пламя. Однако же здесь было что-то не то, и брюнет почувствовал, что в тот момент, когда Изабель вошла в огненный круг, а потом выронила появившуюся в ее ладонях диадему, словно что-то надломилось внутри неё. Виктор немедленно окрысился на Венди, та лишь хлопала глазами и отрицала свою вину. Но почему-то Фридрих знал, что без её враждебной магии не обошлось. Ведьмак оттолкнул Фрида, забирая у него Изабель, брюнет же не стал ему препятствовать, поскольку видел, что он искренне переживает за дочь. И даже готов его отпустить. Вот чему-чему, а этому инквизитор как-то не очень верил. Свежо предание, да верится с трудом.
- Я не уйду, пока не буду уверен в том, что с Изабель все в порядке, - тихо, но твердо и уверенно проговорил Фрид, поймав яростный взгляд Виктора, который открыл портал в Салем. Но парень лишь отрицательно головой покачал. - Вы можете убить меня, но я никуда не уйду один. Вы же хотели меня уничтожить и отомстить за всех рядом. Но Изабель... она ни в чем не виновата. Я не смогу вымолить у вас прощения за всех убитых ведьм и колдунов. Просто хотел, чтобы вы знали то, что знаю я - враги не всегда бывают врагами, а друзья друзьями. Помогите Изабель пожалуйста, вы же же великий ведьмак.
Но как и ожидалось, двум ведьмам удалось частично лишить мужчину силы, и как он не старался, у него ничего не получалось - Изабель стала покрываться льдом. И, отчаявшись, Виктор уже стал просить своего врага о помощи. Брюнет медленно подошел к ним и сел рядом на колени. Картина перед ним разыгрывалась ужасающая. Девушка почти что превратилась в ледяную статую. А Виктор впервые назвал его по имени...
- Виктор, я не обладаю большими знаниями, как вы. Вы старше и мудрее меня. Я готов поделиться своей силой, а вы, возможно, будете проводником и сумеете правильно ею распорядиться. Что мне нужно сделать ради Изабель? Мне не надобны ни золото, ни власть, я просто хочу жить спокойно... - он слегка помедлил, - вместе с ней.

+1

46

Это просто, но кажется сложным, –
Отрекись от сомнений своих!
Всё, что кажется нам невозможным,
Мы напрасно спешим назвать «миф»…

Пусть исчезнут преграды в сознании,
Пусть любовь разгорится внутри!
Ни к чему находиться в изгнании,
Добровольно на муки идти.
Ирина Артлис

Холод, казалось, полностью овладел девушкой,зубы стучали, конечности совсем онемели, движения отдавались резкой болью. Девушка подняла голову, но впереди была вся та же бездна снега и льда. Изабель споткнулась о высокий сугроб и упала лицом в снег. В этот момент на нее накатило такое отчаяние, и безнадежность, и очень захотелось спать, идти дальше не хотелось, да и зачем, кругом один снег. Все равно я  здесь умру от холода  О чем она жалела сейчас, так о том, что не увидит больше молодого инквизитора.Заставившего ее поверить, что она может полюбить, странно, но она не думала, что может влюбиться. Считая любовь выдумкой сказочников. Было жаль, что она встретила Фридриха так поздно, ведь сейчас она неизвестно где, а он с ее отцом, что люто ненавидет его, все же жизнь не справедливая штука, как ни крути.  О воспоминании о молодом инквизиторе, стало тепло на душе и она немного улыбнулась замершими губами произнесла - Прости меня, Фридрих. Сон накатывал, казалось закроешь глаза и больше не будет так холодно
- кто такой Фридрих? - спросил светловолосый мальчишка лет семи, похожий на херувима с картин художников. Девушка подняла голову через силу. Озорной взгляд мальчугана встретился с ее. - Ты кто?
- Поднимайся я хочу играть! - говорит он подходя к девушки и наклоняясь, говорил он с интонацией изболовонного ребенка 
- Не.. могу    - говорит Бель даже не пытаясь двигаться
- И ты сдалась .. Изабель рохля - говорит мальчик смеясь и отбегая - Изабель, рохля - слышаться по всюду звонкий голос малыша 
Эти слова, самодовольного мальчишки так, разозлили девушку, что она поднялась и направилась следом за ним, мальчишка бежал впереди напевая  песню менестрелей  про ведьму - Сожгли сегодня ведьму, она была бедна... А Изабелла наша рохлею была - добавил он смеясь
- Вот я тебя поймаю, негодник - говорит Изабель следуя за ним, от злости она казалось даже согрелась немного. Мальчишка исчез из виду возле старой избушки, занесенной снегом.
Девушка открыла старую дверь, что звонко скрипнула
- есть кто? - спросила она пройдя внутрь, в домик был небольшой но уютный, камине на полкомнаты потрескивали дрова.Возле камина стояло кресло-качалка, на нем покачиваясь сидела старушка. Лет ей было около восьмидесяти, темные с проседью волос был собран в косу, что покоилась на плече. На лице было множество морщин, но они небыли отвратительными, наоборот они предавали старушки особую миловидность. На ее коленях сидел черный кот, его она и поглаживала, а котик выгибал спинку и мурчал.
- Иди к огню, дитя совсем продрогла же. чтож тебе горемышной дома не сиделось в стужу лютую. Не бойся дитя    - говорит она смотря на Изабель, кот спрыгнул с ее колен и вальяжной походкой направился к Изабель, по хозяйски осмотрел ее побходя, затем, потерся о ноги мурлыча  - а ты ему понравилась. брысь негодник! Пусть дитя согреется - говорит она обращаясь к коту. Тот посмотрев на старушку своими зелеными глазами, вальяжно, прям по королевски отошел от Бель, подняв хвост направился к камину - Иди же не бойся     
- Я не боюсь.- гордо говорит  ведьма подходя к огню и пытаясь согреть озябшие ладошки - а где мальчишка? - начиная постепенно согреваться, пальцы еще были белые, но постепенно приобретали нормальный цвет.
- Лукас, хороший парнишка, но без царя в голове, прям как твоя тетка, наделают делов, а разгребать другим - говорит она с укоризной но улыбаясь, словно про шкодливых детей говорит мать.
- Вы знаете мою тетку? - спрашивает Изабель , удивленная словам старушки.
- А как же не знать, знаю и мать твою знаю, сильная ведьма была, бываючи, как топнет  ногой все ведьмы и колдуны разбегались, а взгляд какой был, огонь девка была. И отца твоего знаю, упрям он, очень упрям, одна матушка твоя его приструнить могла .. И тебя знаю Изабель. Ну, что стоишь присядь  - говорит старушка указывая на кресло на против, что
появилось из воздуха казалось.
- Так вы тоже ведьма? Откуда вы знаете мою семья? Кто вы? Как я здесь очутилась?- спрашивает Изабель присаживаясь на кресло, казалось она совсем согрелась
Старушка лишь улыбнулась, услышав столько вопросов - Не терпелива юность , безрассудна.. Не ведьма я, сила другая у меня. Все я знаю, все ведаю, уж почетай веков десять будет. Неважно как зовут меня, много имен у меня, да все не то будет. Тетка твоя, ох проказница, наслала заклинание древнее, сильное, вот ты у меня в гостях теперь  Заклинание, Фридрих, о боги
- я должна выбраться от сюда.- говорит Изабель подскакивая с кресла и бросаясь открывать дверь, но за ней оказываться ледяная стена. Девушка резко оборачивается, смотрит на старушку, та лишь укоризненно качает головой
- Безрассудна ты девка, не терпелива ,до слушать должна ты. Заклятие то, сработает лишь тогда, когда ведьма сама не хочет в мире людей быть Сама ты себя здесь держишь. Холод в сердце твоем поселился, мороз лютый 
- Но я хочу назад, там Фридрих, его отец убьет, помоги мне бабушка, из темницы морозной выбраться
Тем временем Виктор снова с яростью смотрел на Фридриха после его слов, что тот хотел жить вместе с Изабель. - Не бывать этому, не бывать, чтобы инквизитор с дочерью моей, пусть умрет лучше! Позор на род, не позволю! - внутри ведьмака, словно война шла, между принципами и отцовской любовью.
- Виктор, Виктор, ты слово дал - напомнил ему вкрадчивый голос жены, звучащий в голове - Посмотри на Изабель, будешь смотреть, как умрет  из-за твоей гордости или поможешь? - мужчина посмотрел на дочь и произнес, нехотя
- Хорошо, я слово дал, но не нравиться мне это, знай. Повторяй за мной, да не торопись, заклятие сложное, древнее, да и Изабель помочь должна, не захочет так и не получиться. Повторяй Fiat firmamentum in medio aquanim et separet aquas ab aquis, quae superius sicut quae inferius et quae iuferius sicut quae superius ad perpetranda miracula rei unius. Sol ejus pater est, luna mater et ventus hanc gestavit in utero suo, ascendit a terra ad coelum in terram descendit. Exorciso te creatura aqua, ut sis mihi speculum Dei vivi in operibus ejus et fons vitae et ablutio peccatonim.

Отредактировано Athena McCoy (2014-12-13 09:51:24)

+1

47

Фридрих не думал, что когда-нибудь попадет в такую ситуацию, где придется делать такой сложный для него выбор. Выбор, который стоял практически между жизнью и смертью. Парень не был уверен в том, что если он поможет Изабель выкарабкаться ил лап холодной смерти, то её отец просто хладнокровно не убьет его. Да, вот так просто - инквизитор почему-то был целиком и полностью уверен в том, что Виктор вполне способен на хладнокровное убийство. Брюнет метался между выбором и спасением собственной жизни. Портал, который открыл для него главный колдун, слабел с каждой минутой, потом что уже как-то слабо мерцал, в пространстве все более отчетливо видны были своеобразные помехи.
Всего лишь шаг, и он снова окажется на свободе, сможет вернуться в свой Орден и... снова продолжит ту безрадостную жизнь, полную угрызений совести за то, что не смог помочь той, что однажды спасла его. Вновь придется скрывать свою истинную сущность, и тогда его точно не примут ни люди, ни инквизиторы, не колдуны. Осознание этого перевешивало, да и не был Фридрих такой уж безжалостной сволочью, каким его, по-видимому, считал Виктор. Брюнет понимал, что жить спокойно, тем более с Изабель, колдун ему не даст, но по крайней мере Фридрих будет уверен в том, что Изабель жива и невредима, а это самое главное.
Я не могу сказать о том, что влюбился в неё или же испытываю какие-то нежные чувства. Слишком мало для подобного ощущения времени прошло. Но встреча с ней вновь заставила меня поверить в то, что еще не все потеряно, что есть мир, где я могу жить и не боятся того, что меня будут вечно преследовать и гнобить за мои знания и умения. Я буду среди своих... которые, возможно, никогда не примут меня из-за моего прошлого. Но не все иные одинаковы. Мое прошлое не перепачкано кровью ни в чем не повинных жертв. Возможно, это будет моим маленьким шансом.
- Не нужно на меня смотреть так яростно. Я не желаю вашей дочери ничего плохого, кроме того, вероятно, вы не знаете, но мы были знакомы еще с детства, когда я не знал, какая судьба уготована мне, как инквизитору. Потом стали проявляться мои умения, как ведьмака, и я просто обязан был принять себя таким, какой я есть. Но также я скрывался, как и многие братья и сестры, - Фридрих смотрел на Виктора внимательно, почти что в упор, совершенно не боясь грозного с вида мужчину. - Я не знаю, что такое терять близких, но я понимаю, что это непереносимо больно. И ты будешь мучиться всю жизнь осознанием того, что мог помочь, но не сумел, не захотел или же просто струсил. Я не хочу так жить.
Парень встал, обошел Виктора и лежащую Изабель с другой стороны, присаживаясь снова на колени и закрывая глаза. Пусть будет, что будет. О том, как правильно спасти свою дочь, родному отцу виднее. Но точно также Фрид прекрасно понимал, что он не хочет ей зла, поэтому и не по нраву ему слова о том, что инквизитор и его дочь будут жить вместе. На самом деле вложить в эти слова можно иной смысл. Не обязательно вместе, не обязательно семьей, просто жить в таком мире, где не придется больше бояться разоблачения.
- Я долго думал над уходом из Ордена, - тихо произнес парень и положил ладонь на лоб девушке, - и сейчас я принял окончательное решение. Не хочу, чтобы в один прекрасный день я все-таки убил невинного человека. А такой день вполне может настать, если я останусь. Вы можете больше не беспокоиться. С Изабель все будет хорошо. Я верб в то, что она сильная девочка, и она справится, - инквизитор целиком и полностью сосредоточился на том заклинании, что диктовал ему Виктор. Все нужно было сделать правильно, но вместе с тем, юная ведьма сама должна захотеть вернуться. Где-то в глубине души Фридрих знал или чувствовал, что Изабель боится за него, за то, что её отец сможет его убить. Но то, чтро сейчас он делает - правильно. Возможно, что этот поступок будет последним правильным за всю его жизнь. И инквизитор ощутил, как заклинание медленно, но верно начинает его выматывать, пьет из него последние силы, словно вампир.
Только бы у меня получилось, только бы хватило сил. Я буду держаться до последнего, иначе какой из меня ведьмак. Я так хотел бы научиться еще многому, у меня есть способности. Но если сей случай не убьет меня, я достигну своей цели.

+1

48

Сказка ложь,
да в ней намек —
добрым молодцам — урок.
  Пусть намеков в сказке много,
Не судите ее строго.
  Сказка учит всех людей
Быть мудрее и добрей.
Сказка - не обман, а тайна,
Не напутайте случайно.
  Сказка – кладезь, ясный свет,
На любой вопрос ответ.

Старушка лишь нахмурила брови, от чего морщинки на ее лице стали более отчетливо видны.
- Не слушаешь ты меня. Помочь себе лишь ты с можешь. - укоризненно говорит старушка, качая головой.
- Но я хочу выбраться, всем сердцем хочу
- Хочет значит - старушка хитро прищурила глаза - Тогда дверцу открой - говорит она
Ведьма обернулась, за ее спиной дверь снова стояла закрытая -Как?
- Открой  ее! - подначивала  старушка
Изабель  было немного страшно, а вдруг снова не получиться, она закрыла глаза  и открыла дверь, за ней была все та же ледяная стена.
- Видишь, а говоришь хочешь? - усмехается старушка. Кот, что развалился на полу, встал,потянулся, выгнув спину, прыгнул на коленки хозяйки, та стала его гладить.
- Я.. я не понимаю.. - девушка с силой ударила о стену, та оказалась холодной, и казалось ее не пробьешь. - ну хорошо - разозлилась ведьма, закрывает глаза и произносит заклинание. Открывая глаза, видит, что ничего не изменилось
- Моя  магия, здесь не работает, да!? - слова звучали больше, как констатация фактов, чем вопрос. Ведьма обернулась посмотрела на старушка. Та лишь кивну, продолжая гладить кот, его довольное мурчанье разносилось по дому.
- Но.. значит мне не выбраться от сюда.- удрученного говорит ведьма, понимая, что возможно, это теперь ее тюрьма.
- Эх, юность, не терпелива ты! Присядь! историю я тебе расскажу .- бабушка указала на кресло перед ней
- историю?    - удивилась Изабель, - Конечно, сейчас самое время.- не удержалась ведьма от колкости, ей казалось, что не время сейчас для историй, совсем не время
- Им всегда время, особенно сейчас. - отпарировала старушка - Садись! - говорит она. Тяжело вздохнув ведьма села в кресло
Старушка откинулась на кресле и стала рассказывать: -  в горах Чосыцзя жили старик со старухой. У них было два сына и дочь. Когда дети подросли, дочь вышла замуж и переехала в другое место, а сыновья женились и остались жить вместе с родителями. Жили все хорошо, работали дружно.Но вот пришла беда. От страшной болезни умерла сперва старая мать, а вскоре и оба сына. Остался старик с двумя невестками. Работать в поле он уже не мог, и всё хозяйство попало в руки невесток.
Шло время. Невестки стали относиться к свёкру всё хуже и хуже, помыкали им, посылали на тяжёлую работу: то дров нарубить, то воды принести, а то и овец караулить в метель. А кормили они его очень плохо: только холодными и чёрствыми лепёшками да засохшей кровью старого яка. Старик не по дням, а по часам слабел от непосильной работы и скоро стал похож на человека, который вот-вот отдаст богу душу. Наконец он решил послать весточку своей дочери, чтобы та прислала ему чего-нибудь поесть.
Он вышел на проезжую дорогу, по которой прогоняли скот и шли караваны, и сел у обочины дожидаться путника. Лучи солнца пригрели его, и старик задремал. В это время по дороге проходил караван яков.
- Хэй! Хэй! - закричал головной погонщик.- Старик, почему ты сидишь на дороге? Не боишься, что тебя яки затопчут?
Старик проснулся и вежливо попросил погонщиков передать привет его дочери и сказать ей: "Твоя мать и братья умерли, а отец жив. Он теперь в пастухах у невесток, кормят его чёрствыми лепёшками да засохшей кровью, а дзамбы и ржаного пива он и вкус давно забыл!"
Караван продолжал путь и вскоре прибыл в то селение, где жила дочь старика. Услыхав, как живёт её отец, она горько заплакала:
- Бедный, бедный! И не думал он, что в старости ему придётся терпеть такое! Он ведь совсем дряхлый, а его посылают в горы пасти овец и кормят чёрствыми лепёшками! Что же это за жизнь!
Она узнала, когда караван отправится в обратный путь, и передала погонщикам небольшой кирпичик из глины, куда тайком вложила крупный и дорогой камень - бирюзу.
- Скажите отцу,- попросила она погонщиков,- если он хочет, чтобы ему жилось получше, пусть посмотрит, что внутри, но сохранит это, не продаёт!
А несчастный старик всё гонял своё стадо к дороге и с надеждой ожидал вестей от дочери. Наконец пришёл караван, погонщики отдали старику кирпичик и передали наказ дочери. Тот поблагодарил, расколол кирпичик и нашёл в нём бирюзу. Грустно стало старику: он не мог попять, почему дочь не велела ему продавать этот камень. Он вернулся домой, взглянул на невесток и вдруг его осенило: вот на что пригодится бирюза! "Ну и умница моя дочь!" - подумал про себя старик.
На следующее утро, когда младшей невестки не было дома, он вынул свою драгоценность и показал старшей невестке:
- Этот камень мне вчера прислала дочь. Он очень дорогой, но я его не продам, а когда умру, завещаю тебе!
Услыхав это, старшая невестка обрадовалась и подумала: "Старик долго не протянет, значит, скоро я разбогатею!"
С этого дня она совсем к нему переменилась: начала заботиться о нём, не бранила, не посылала пасти овец, не кормила кровью яков.
В полдень вернулась домой младшая невестка, а старшая куда-то отлучилась. Старик опять достал свой камень и сказал:
- Это мне прислала дочь. Драгоценная вещь! Но продавать её я не стану, хочу после смерти тебе этот камень оставить.
Младшая невестка была очень довольна. "Он уже стар, долго не проживёт,- подумала она,- а пока надо ему угождать и повкуснее кормить, чтобы не передумал".
И младшая невестка тоже стала заботиться о старике. Обе женщины старались, как могли: ведь каждая считала, что именно ей достанется после смерти свёкра драгоценная бирюза.
Так прошёл год. И вот старик тяжело заболел. Чувствуя близкую смерть, вытащил он свой драгоценный камень, спрятал его в глиняный кирпичик, а кирпичик положил на закопченный конец балки, выступавший над очагом. Возле очага стоял большой чан с водой. Старик поглядел в воду и чему-то улыбнулся.
Когда пришли невестки, он попросил их послать за дочерью:
- Увижу её в последний раз и спокойно закрою глаза!
Ну, а если она не застанет меня в живых, передайте ей мои слова:
Дракон над водой протянулся, как мост,
Чернеет в воде отразившийся хвост;
Увидишь его, коль поднимешь глаза,
В хвосте у дракона того - бирюза.
Старик умер, так и не дождавшись дочери. А невестки сразу же бросились искать бирюзу. Всё перерыли, а камня нет как нет! Разозлились они, но делать нечего - пришлось ждать золовку. Та приехала, узнала о смерти отца и заплакала. Она совершила обряд поминовения, а потом спросила невесток:
- Отец перед смертью ничего не велел мне передать?
- Велел,- отвечали те,- но только мы не поняли его слов:
Дракон над водой протянулся, как мост,
Чернеет в воде отразившийся хвост;
Увидишь его, коль поднимешь глаза,
В хвосте у дракона того - бирюза.
Дочь старика была умна, она сразу догадалась: подошла к чану с водой, заглянула в него и увидела отражение балки в воде; конец балки был чёрный, закоптелый от дыма. Она пошарила рукой и нашла кирпичик.
Так драгоценная бирюза вернулась к умной дочери старика.

Изабель  сама не поняла, как увлеклась рассказом старушки и забыло обо всем, мелодичных голос старушки, мурчание кота и потрескивания дров в камине, словно околдовали ее.
- К чему вы, это? - спросила Бель
- поймешь, коли время придет.- говорит загадочно, старушка - А теперь иди, ждут тебя, магию темную, древнюю призвали Девушка прислушалась и впрямь, до нее доходили обрывки  фраз произнесенные знакомым голосом. Словно сильный ветер, тянул ее к двери.
Тем временем - Давай, же милая.- говорил Ведьмак, как мантру, - Надеюсь ты прав.- мрачно говорит он посмотрев на Фридриха. мужчина смотрел, как дочь, все больше замерзает, словно, кто-то специально блокирует заклятье. Ведьмак чувствовал себя бессильным и злился из-за этого. - Ничего не можешь мальчишка, где моя сила, когда нужна
Вдруг Изабель быстро поднимается на локти, тяжело хватая ртом воздух. Девушка была мокрой с ног до головы, словно попала под сильный дождь, зубы сильно стучали, она подгребла ноги под себя, пытаясь согреться. Затравлено смотрела на мужчин, словно испуганный зверек.

+1

49

Отдавать энергию было неимоверно сложно, будто бы вампиру, который медленно, но верно выпивает из тебя жизненные силы. Но Фридрих решил для себя держаться до последнего. Свой дар он не потеряет так или иначе, все равно он делится своими силами, а не отдает магию в вечное и безвозмездное пользование кому-то другому. И это все только ради нее одной, которая почему-то в один миг стала самым важным человеком на свете. На Виктора инквизитор уже как-то даже не обращал никакого внимания, его злоба и какая-то своеобразная нервозность в отношении Фрида уже не так заставляли нервничать.
Парень прикрыл глаза, так ему было легче сосредоточиться, и почему-то он был совершенно уверен в том, что в спину сейчас его никто не ударит, в тот момент, когда он полностью потеряет бдительность и вся его сила будет направлена только на то, чтобы Изабель как можно скорее пришла в себя. Но силы постепенно оставляли его, поскольку древняя магия требовала энергии все больше и больше, и инквизитор не знал, на сколько еще его хватит.
Боги, помогите мне выдержать все. Я не хочу показаться слабым мальчишкой в глазах Виктора, хотя мне, по большому счету плевать на его мнение обо мне. На великого мага я не претендую, но раз я взялся за то, чтобы с его помощью освободить Изабель из оков этой ледяной непонятной темницы, я должен сделать все возможное. И я уверен, что у меня все получится. Только если этот ведьмак поторопится, так как моя энергия тоже не бесконечно черпается из тех запасов, что мне даны были от рождения. Но я чувствую, что ведьма словно сопротивляется тому, что мы пытаемся ей помочь. Или же она боится за меня и думает, стоит ей выйти из этого состояния оцепенения, как она увидит мой хладный труп или тот пепел, что остается от сожжения колдунов. Почему-то мне кажется, что этот суд, которому меня подвергли, мог приговорить меня к смертной казни на костре, именно так, как инквизиция расправляется с неугодными Богу.
- Виктор, вы лучше не меня корите за слабость, а делайте все, что зависит от вас, - молодой человек прошипел это сквозь зубы, не открывая глаз, но вместе с тем прекрасно слыша все то, что ему говорит ведьмак. Как бы ни был он погружен в свои мысли, как бы не пытался кое-как забыться, чтобы не чувствовать такой уж серьезный упадок сил, все его чувства словно обострились. - Я отдаю всю свою силу до капли, ваше дело уж доделать остальное, то, что зависит от вас. Я же говорил, что вы обладаете гораздо большими познаниями в магии, нежели я, но прошу вас, не отвлекайтесь. Минута промедления может стоит многого. А Изабель...она как-будто сопротивляется нашей помощи, я это чувствую. Ваш негатив по отношению ко мне только усугубляет ситуацию. Пожалуйста, отвлекитесь от ненависти хоть на какое-то время, пока она не придет в себя. Потом уж можете ненавидеть меня столько, сколько хотите.
Возможно эти слова были произнесены несколько дерзко со стороны Фридриха, но инквизитор уже очень устал и был уверен в том, что именно ненависть отца, который желает спасти свою дочь от гибели ничуть не слабее ненависти, которую так ясно ощущал брюнет. И это очень мешало, словно блок своеобразный ставило от воздействия магии. Не будь той ненависти, вероятно все было бы гораздо легче. Но жаловаться не приходилось, ситуацию не изменить, а значит, что действовать нужно по обстоятельствам. Поэтому Фридрих и окрысился на ведьмака, который явно был готов голову ему оторвать за такие речи. Но, несмотря ни на что, оба продолжали действовать.
И, когда уже казалось, что все бесполезно, Фридрих практически терял сознание от потери сил, а Виктор бесился от того, что ничего не помогает, Изабель сделала резкий вдох, лед, сковывавший её по рукам и ногам, растаял практически сразу, как и появился, а девушка была вся мокрая и дрожала, словно осиновый лист на ветру. Тяжело дышавший инквизитор, у которого все плыло перед глазами от усталости, трясущимися руками расстегнул свой плащ и накинул его на плечи Изабель, чтобы хоть как-то согреть её. Но для подобного первого раза было достаточно, и организм, не привыкший к таким перегрузкам, отказался бесперебойно и без устали функционировать дальше; и, буквально через минуту парень, с трудом улыбнувшись девушке, потерял сознание и моментально провалился в черную пустоту...

+1

50

Девушка инстинктивно откланивалась, когда Фридрих накинул на ее плечи плащ. Девушка плохо понимала  где она находиться, все в ее сознании перепуталось, реальность, сон, а сон ли это был, все казалось таким риальным. Изабель попыталась улыбнуться, но ее знобило от холода, мокрое платье противно липло к телу. Воспоминая о прошедшим  накрыли словно, цунами берег.
- Фридрих.- вскрикнула она, заметив, что юноша потерял сознание.
- Что ты с ним сделал? - грозно спросила Бель, бросив гневный взгляд на отца. Затем посмотрела на молодого инквизитора, сняла плащ и положила ему под голову, проведя рукой по щеке Ему надо отдохнуть
- Ничего.- ответил ведьмак нахмурившись, он хотел прикончить мальчишку за его наглость, но у него не было сил, да и при дочери делать, это не стоило  - ты и Венди лишили меня сил помнишь - напомнил он. - Изабель, ты заболеешь, тебе надо переодеться  - говорит Ведьмак пытаясь поднять дочь с колен, девушка сидела на коленках возле инквизитора.
- Теперь ты решил позаботиться обо мне.- говорит она  резко вырываясь - Не поздно
- Изабель - в голосе отца практически слышались нотки отчаяния
- Если бы мы не отняли силу, ты бы давно меня запер где нибудь, а Фридриха убил.. Но ты прав в одно, здесь нам не место  - девушка взмахнула рукой и они очутились в ее доме в Салеме. Фридрих оказался на мягкой кровати, девушка накрыла ему одеялом, она могла под питать его силой, но ей надо было подумать, что делать дальше. Девушка улыбнулась смотря на Фридриха, он был похож на ангела, когда он спит. От созерцания инквизитора ее отвлек голос
- Изабель, кто это?- спросил муж стоя в дверях, видно было, что он злился Тебя только не хватало - думает ведьма  -Исчезни!.- говорит она взмахивая рукой, на месте мужа появляться мышь. Ведьмак, что стоял у стола поймал ее и с укоризной посмотрел на дочь - Изабель Девушка делала невинное личико -Что? Я давно хотела, это сделать, он мне изменял и пил   - говорит Бель, беря мышь за хвост и выкидывая в окно. И это была чистая правда, девушка давно подумывала превратить его в мышь или в таракана, каждый раз когда он возвращался от очередной шлюхи и лез к ней целоваться, от него в тот момент пахло мылом и спиртом, девушка ненавидит сочетания этих запахов. От воспоминаний девушка поморщилась
- что ты будешь делать?- спрашивает ведьмак сложив руки на груди и косясь в сторону кровати.
- Заключу сделку. Ты и твои прихвостни не трогают Фридриха. Я стираю ему память. Он не вспомнит меня, не вспомнит этот день. А я ... я уеду в Румынию... меня приглашал Влад - говорит Изабель отойдя к окну Правильно ли я поступаю, решая все за Фридриха?  - думала она смотря за окно
- Влад!? Ты про мерзкого вампира?.- с отвращением говорит ведьмак, вампиров он  недолюбливал еще больше, чем  инквизиторов.
- Ты согласен на сделку? - спросила Бель смотря за окно, не отвечая на вопрос отца.
Мужчина задумался .. - Да. Но.. Изабель ответь на один вопрос. Ты делаешь это ради Фридриха или ты боишься, что начала, что-то чуство.. - договорить мужчина не успел Изабель отправила его домой, взмахом руки. После путешествия на ту сторону, она чувствовала в себе, безграничную силу, это было пьянящие чувство власти.
Она решила, как только юноша очнется, она попрощается и сотрет ему память. Отец был прав, она больше делала, это для себя, потому,что начинала, что-то чувствовать, что-то теплое и непонятное, а потому страшное для нее. Проще было сбежать, и  стереть Фридриху все воспоминая о ней.
- Мелинда..- крикнула она выглянув в дверь - собери.. мои наряды, я отправляюсь в поездку.
- Да, мадам - говорит служанка поклонившись и удалилась.
Девушка вернулась в комнату и присела возле инквизитора - надеюсь я поступаю правильно Она до конца сомневалась в своем решение

+1

51

От меня любовь бежит, словно черт от ладана, а я ладно так пошит, что и душа залатана.
Бесконечная война в беспредельной пустоте, нам не надо ни хрена мы с тобой уже не те
Мы любили на бегу, мяли пятками цветы, я так больше не могу, больше так не можешь ты.
О, эти танцы на Лысой горе! Черный козел мне сыграл на трубе, путь указало горе-злосчастье
Проклят рожденный в седом декабре, и обречен ковылять по судьбе в поисках вечных вечного счастья.

Фридрих не понимал, что с ним происходит, не чувствуя ничего, кроме какой-то непонятной пустоты, которая затягивала все глубже и глубже. В этой пустоте, в этой бездне было спокойно, слишком спокойно до такой степени, что становилось страшно. Нет, он не находился при смерти, как могло показаться со стороны, потому что молодой человек был очень бледный и осунувшийся, словно сама смерть пришла за ним. Просто он потерял поначалу слишком много сил, и требовалось хотя бы немного времени, чтобы хоть как-то восстановиться. Но хорошо или плохо, пришел в себя парень тогда, когда дочь и отец разговаривали о том, что же нужно делать дальше. А именно: Изабель должна будет уехать к какому-то Владу и ко всему прочему еще и стереть память инквизитора.
Черт побери, что происходило, пока я был в отключке? Я... я не позволю решать за меня, что мне будет лучше.
Ни ведьма, ни Виктор не заметили того, что Фридрих пришел в себя. Его ресницы дрогнули несколько раз, но слух вернулся гораздо быстрее, чем зрение, которое было несколько затуманенным. Он слегка приоткрыл глаза, попытавшись кое-как осмотреть помещение, в котором находился, но лишний раз привлекать к себе внимание не решился. Жив и на том спасибо. Но вот ситуация, в которой он сейчас находился, его совершенно не порадовала и даже разозлила. Проблема была еще и в том, чтобы для попытки заблокировать магию Изабель, ему необходимы силы, которых не было. Они возвращались, конечно, но слишком медленно. Инквизитор понимал, что девушка хочет ему только добра, но то, каким образом это добр ему будет возвращено в благодарность за спасение, ему категорически не нравилось.
Нужно дождаться, пока уйдет Виктор. При нем я не хочу разговаривать с Изабель. Ему не нужно знать слишком много, да и хватит всего того, что произошло совсем недавно. Наше так называемое сотрудничество с ним по спасению юной ведьмы вон во что вылилось. Она уедет, бросит меня снова, а я продолжу скрывать свою силу и мучиться от того, что мне некуда будет уйти от инквизиторов. Я не хочу такой судьбы.
Инквизитор снова закрыл глаза и притворился, будто бы он без сознания, хотя лежать спокойно ему было до безумия тяжело. Весь тот негатив и возмущение, что сейчас испытывал Фридрих, буквально рвались наружу. Но следовало учиться терпению, и сейчас как раз был тот самый момент. Единственное, что немного беспокоило Фрида, так это то, что как бы Изабель не стерла ему память до момента его так называемого возвращения в реальность. Однако судя по всему девушку тоже мучило чувство неопределенности, а это означало, что у парня есть шанс поговорить с ней наедине и попытаться уговорить не делать глупости. Хотя для начала ему самому необходимо принять твердое решение насчет ухода из Ордена.
Я решил и я не изменю своего решения. Я хочу это сделать ради нее, а если она уедет, то я потеряю уже навсегда только-только обретенный смысл жизни. Хочу быть с ней, и добьюсь этого, чего бы мне не стоило.
И вот наконец-то Виктор ушел. Ну по крайней мере так думал Фрид, который больше не слышал голоса мужчины, явно недовольного тем, то происходит.
- Я не дам тебе промыть мне мозги, поскольку не являюсь подопытным кроликом для юной ведьмы, - несколько хрипло сообщил брюнет, не открывая глаз все еще. Только руку протянул и дотронулся прохладными пальцами до руки девушки и только потом посмотрел на нее каким-то грустным взглядом. - Почему ты бежишь от самой себя? Если ты сделаешь то, о чем говоришь, лучше никому не станет, поверь мне. Поговори со мной и признайся честно, зачем?

+1

52

Два шага до любви - так близко, но так долго
Как будто целый мир застыл навек для меня
Два шага до любви - нелёгкая дорога

- Ты все слышал.- медленно говорит она, чувствует холодную руку Фридриха на своей, видит его взгляд , тут же резко вскакивает словно обжегшийся огнем. - Так будет лучше! - говорит она, пытаясь больше, наверное убедить себя, чем Фридриха. И тут Фридрих, спрашивает, то, от чего она начинает ходить взад и вперед, по комнате, словно, львица в клетке.
Все было просто, она боялась, боялась, главным образом, что начинала чувствовать что-то. То,что не могла взять под контроль, не понятные чувства, и как все непонятное страшное по сути. Ведь неизвестность всегда пугает. Но признаться в этом она не могла и не хотела, проще было сбежать, уехать в Румынию, окунуться в мир вампиров, изведать темную сторону. Влад обещал ей показать ее, несколько лет назад, тогда она отказалась, посчитав, что это не ее путь. А теперь ...  эти чувства, их следует вырвать с корнем, сердце должны быть каменным, ему нельзя давать волю.  Да и когда она, осмеливалась быть счастливой, у меня что-то забирали. Так что она перестала быть счастливой. Ей нравилось держать все под контролем. Это заставляет ее чувствовать себя в безопасности.  Поверхностные отношения. Поверхностные обязательства. Ничто не может сделать ее счастливой, но ничто также не сможет сделать ее беззащитной.
Не последняя причина была, то, что и жизнь Фридриха была в опасности, ее она и решила озвучить в слух, утаив истинные мотивы.
- я не бегу, я пытаюсь спасти тебя. Разве ты не видишь, что они не оставят тебя в покое. Они врут, манипулируют, но получают, что хотят всегда, получают, так или иначе. Я ... должна это правильно. Все это не имеет смыла, ты даже не знаешь меня. Я изменилась слишком, с того времени. Тебе будет лучше среди своих, хочешь я сотру все. Ты не вспомнишь, что ведьмак. Я могу заблокировать твою силу, навечно. Ты просто будешь обычным инквизитором. А ... я уеду... далеко. Ты будешь жить и меня даже не вспомнишь. Или я могу дать тебе новую личность, любую, какую хочешь . Так лучше будет, поверь, для всех лучше - сказала она подойдя к окну и опустила голову. Все ее слова были больше похожи на оправдание,  это и вправду было больше похоже на бегство, но по другому она не умела.

+1

53

Чем больше Фридрих слушал Изабель, тем больше он раздражался, только видимости не показывал. С одной стороны он, конечно, понимал, что девушка желает ему только добра, а с другой стороны - кто она такая, чтобы решать его судьбу за него? У парня от злости даже силы появились, чтобы сесть на кровати и переплести между собой пальцы рук. Он смотрел на ведьму в упор, а та словно старалась спрятать взгляд от внимательных синих глаз инквизитора. Напрасно пыталась, Фридрих никогда не отводил взгляда, даже когда ему было стыдно или страшно. Он не дрогнул даже перед ее отцом, который изо всех сил старался уничтожить, казалось бы, главную причину бедствий их ковена, от которого остались жалкие остатки. Конечно еще бы, ведь Фридрих - Верховный инквизитор, хоть и очень молодой для такой ответственной должности. Но тем не менее, он считал, что свою судьбу должен решать только он сам и никто больше. Только вот что эти добьется Изабель, если все-таки решится? Фрид сомневался, однако же не хотел теперь уже сражаться против той девушки, в которую, кажется, влюбился по уши.
- Изабель, мне очень приятно, что ты за меня беспокоишься, - он старался максимально правильно подбирать слова, ведь ситуация была не то, что патовая, но неприятная, как минимум. - Просто я хотел бы сам решать, что делать без какого-либо воздействия. Даже несмотря на то, то у меня сейчас осталось мало сил после сражения с твоим отцом и после передачи магии на твое восстановление, я сумею заблокировать твою магию. Я не хочу, чтобы кто-то прочистил мне мозги, я хочу помнить все, что со мной происходило до глубокой старости, пока не впаду в маразм. Если доживу до старости, конечно, - молодой человек шумно выдохнул, слегка прикрыв глаза и словно собираясь с силами.
Смахивает на какое-то оправдание или на своеобразную просьбу не делать то, что она задумала. Умолять я не собираюсь, но сражаться с ней я не хочу. Как же все сложно. Разберешься  с одной проблемой, как вслед за ней появляется другая, не менее сложная. А если рассматривать вопрос взаимоотношений, то становится еще хуже. Нет, я просто обязан убедить её в том, что ее решение неправильное.
- Никогда не поздно перейти на темную сторону, но также очень важно все-таки делать то, что велит тебе твое сердце. Даже тогда, когда ты мечешься, словно двух огней, - Фридрих слегка помассировал виски, голова немного кружилась, но в целом, его состояние было вполне удовлетворительным. - У вампиров ты не научишься ничему. Они не обладают той магией, которая тебе будет интересна, поскольку они - всего лишь паразиты, существующие за счет крови людей. Настоящие маги черпают силы от природы, а жизнь в вечном мраке не для тебя. Я это знаю.
Шумно выдохнув, инквизитор попытался встать и принять более или менее устойчивое вертикальное положение, чтобы не упасть. Он не любил демонстрировать свою слабость, которая таковой не являлась, а была всего лишь упадком сил. Он двигался медленно, но все-таки смог встать и тихонько подойти к Изабель, которая стояла возле окна.
- Мне не нужна другая жизнь, пойми ты это. Я тот, кто я есть, несмотря на то, что являюсь инквизитором. К тому же я принял твердое решение покинуть орден. Возможно я даже уеду из страны, но, - он слегка замялся, однако все-таки смог сказать то, что у него было на сердце, - я хочу уехать с тобой. Куда угодно, лишь бы быть рядом. Я тебя люблю, Изабель.

+1

54

- почему? - спрашивает ведьма, поднимая упрямый подбородок.  Она не понимала почему он так упрям в своем желании все помнить, разве она не предлагает простой выход. Прежде всего для себя, - напоминал внутренний голос - Разве нет, того, что хотелось забыть тебе, что причиняет боль ,- говорит ведьма, взгляд ее блуждал по комнате, словно она сомневалась в чем-то. Наверное прежде всего в своем решении, слова Фридриха были разумны, она и в правду пыталась за него решать, но она считала это единственным верным выходом.
- Слушать сердце, лишь накликать на себя еще большие несчастий. Разве я не права?- говорит ведьма смотря за решетчатое окно. По стеклу начали  стучать капли. Девушка легонько толкнула окно, створки его распахнулись, пуская в комнату, порывы свежего ветра. На секунду девушка закрыла глаза, наслаждаясь ветром на своем лице. Она прекрасно знала какие вампиры, особенно Влад. После смерти его  жены, он словно решил искоренить все чистое и непорочное в этом мире. Под его власть попала и Анджали, что была послушницей в монастыре. Не трудно понять, что Виктор добился своей цели. Анджали стала грозой Румынии, ведь известно, что если добрый человек переступить черту, он становиться подлинным исчадием ада.  - Ничего ты не знаешь обо мне. А если я злая ведьма, как в сказке или хуже? - говорит она резко обернувшись, смотря Фридриху прямо в глаза, словно ожидает его реакции.
- Будто, они так просто отпустят тебя, даже если ты решишь Уедет Последние слова заставили Фридриха заставила ведьму    замереть в шоке, все слова, что она хотела сказать, умерли у нее в горле. Ведьма  удивленно хлопала глазами смотрела на инквизитора. Словно не уверенная в то, что она  услышала Он не мог сказать это. Почему? Нет, он не может. Он врет, это лишь, чтобы я не стерла ему память - мысли в голове скакали, словно испуганные зайцы. Но жизнь научила ее лишь тому, что люди манипулирую и обманывают, чтобы получить, что  хотят от нее, замечая твои слабости они играют тобой. - если говоришь, только для того, что бы я оставила тебе воспоминания, не надо врать.  Ты свободен, я прикажу подать экипаж.- говорит ведьма поворачиваясь снова к окну. За окном разошелся дождик. Не понимая по ее щекам стекают слезы. Все они одинаковы  - думает ведьма, но почему-то в этот раз больней. Она так привыкла видеть в людях плохое и ждать подвоха, что разучилась просто верить людям.

+1

55

Фридрих начал закипать, его откровенно бесило упрямство этой девчонки. Наверное нужно было просто уйти и не трепать себе нервы лишний раз. Ведь наверняка его уже начали искать, поскольку молодой человек совсем потерял счет времени. Но он был не менее упрям, чем Изабель и не собирался отступать от цели, которую он перед собой поставил. Собственно, как и всегда. Но точно также инквизитор прекрасно понимал то, что ведьма все-таки боится. А вдруг он и вправду лжет только ради своей собственной выгоды, как делают это все люди, когда встречаются с силой, которая может их уничтожить или может быть им чем-то полезна. Только вот он не был похож на тех, других. Он ведь не просто человек, он ведьмак, который никогда не расстанется с тем даром, с которым был рожден изначально. И не для того он развивал себе все эти способности, чтобы какая-то девчонка, которая возомнила себя всемогущей, стерла ему память. Неужели она не понимает, что сделает этим только хуже? допустим, если даже она и уничтожит все воспоминания, дар не уничтожить. ну будет он блокирован какое-то время, потом ведь все равно даст о себе знать. Причем как это всегда бывает по закону подлости - внезапно. И тогда Фридриху будет только одна дорога - на костер.
- Не то причиняет мне боль, о чем ты думаешь, а твое упрямство и нежелание слышать, - в голосе парня слышались нотки раздражения, он смотрел ведьме в глаза прямо, словно сверлил взглядом. Этот взгляд был неприятен, его можно было даже считать опасным, но брюнет просто хотел, чтобы Изабель его услышала и поняла то, что он хочет донести до нее. - ты просто хочешь сбежать от самой себя. Я понимаю, что будущее, в котором одна сплошная борьба не представляется тебе тем, о чем ты мечтала, но когда ты будешь бороться вместе с кем-то, то будет гораздо легче. Неужели ты не понимаешь, что я тебе не лгу? Если хочешь, попробуй заглянуть мне в душу, может быть ты тогда поверишь инквизитору. Бывшему инквизитору, - чуть погодя добавил он и тяжело вздохнул. Эти двое друг друга стоили, но Фридрих не желал отдавать эту девчонку никому, в особенности какому-то там вампиру. даже если сейчас он уедет, после он специально приедет в Румынию, чтобы этого вампира уничтожить, даже ценой собственной жизни. Только потом будет поздно, Изабель станет одной из этих ночных паразитов.
Прошу, услышь меня. Брось свое упрямство, которое в данный момент только вредит тебе. Твоего отца нет рядом, никто не сможет поколебать твое решение, кроме тебя самой.
- Да и кто скажет Ордену о том, что я решил их покинуть? Я просто уеду. Я уеду с тобой, пусть даже в ту самую Румынию. Но я клянусь всеми святыми, что не отпущу тебя впредь никуда от себя, - колебания ведьмы отразились на ее лице, особенно в тот момент, когда молодой человек признался ей в любви. Колеблется, значит пытается поверить. Значит нельзя отступать, сейчас именно то момент, когда ситуацию можно обернуть в свою пользу. Если ты искренен, то даже магия не сможет солгать. - Если нужно, чтобы ты поверила, я буду твердить о своей любви постоянно. Я буду доказывать это всеми возможными способами. Только прошу тебя, не уходи. Если судьбе было суждено, чтобы мы встретились вновь, нельзя рушить это. Наша встреча лучше любого волшебства, что сможет сотворить ведьма, - Фридрих взял Изабель за руку, аккуратно притянув девушку к себе и нежно коснулся губами её губ, вложив в этот поцелуй все чувства, что он сейчас испытывал, всю ту искренность, что им владела, всю правду, что он пытался донести до упрямицы.
Не бойся меня, не бойся себя, отдайся тому чувству, что истинно тобой повелевает...

+1

56

Девушка прямо смотрела на инквизитора, взгляд которого был тяжел и казалось пронизывал на сквозь. Почему не опускала взгляд, хотя хотела, хотела много раз. Говорят, глаза зеркало души, возможно хотела увидеть говорит ей Фридрих правду  или пытается манипулировать ею в своих целях.
Слова инквизитора заставляли задуматься, казалось он знает и то, в чем боится признаться себе юная ведьма, что ей страшно. Страшно сделать первый шаг,  шаг в неизвестность, да и сама неизвестность страшна не менее. Фридрих был прав во многом если не сказать во всем. Заглянуть в душу - зачем? она и так по глазам видит, он говорит правду, или она видит, то, что хочет видеть?
- Ведьма не может поверить инквизитору, разве ты не знаешь к чему это приводит? - тихо говорит она, в ее душе идет борьба. С одной стороны ей очень хочется верить в искренность Фридриха, но с другой  чувство страха практически парализует, не дает сделать, этот шаг.
- Со мной в Румынию. Не отпустишь? - удивленно переспрашивает ведьма хлопая глазами, смотря на юношу с удивлением, словно проверяя показалось ли ей это. Никто ей раньше не говорил подобных слов, для большинства она была не более чем красивой игрушкой. Ведьма была в растерянности, не знала, что делать. Сердце говорит одно, а разум совсем другое.
- Фридрих я.. - начала было говорить ведьма, но почувствовала, губы юноши на своих. Этого она явно не ожидала, ведьма ответила на  поцелуй, робко, несмело. Словно идущий по тонкому льду путник, пробуя лед на прочность. Ведьма прикрыла глаза, полностью отдаваясь этому чувству. В голове не было не одной мысли и  все слова, что она заранее приготовила испарились, словно джин из бутылки.
Отстранившись и открыв глаза она посмотрела на инквизитора. Прикоснулась пальцами к  губам,  чуть склонив голову на бок, на щеках ее играл легкий румянец, а в животе словно порхали бабочки. - Ты очень упрямый  - говорит она не смелая улыбка, начинает озарять ее лицо. - И безрассуден.. но я тебе верю..   Богиня, надеюсь я не совершаю ошибку Пойти против семьи был большой шаг для нее, но Фридрих прав, бороться вдвоем с изменчивым миром проще. Да и отец, он же ее отец, а следовательно поймет, пусть не сразу, упрямец он еще тот. Но поймет обязательно. Но если ты меня предашь.. - сказала она, вдруг очень  серьезно.

+1

57

Кажется, усилия Фридриха не пропали даром. Более того, ведьма начала медленно, но доверять ему, а завоевать ее доверие было ох как непросто - это инквизитор уже осознал за тот сравнительно небольшой промежуток общения с Изабель. Но без доверия не будет ровным счетом ничего. Пусть их взаимоотношения не сложатся сразу, пусть впереди у них еще очень много трудностей, но Фридрих понимал одно - если они будут вместе, то обязательно справятся со всеми невзгодами. По крайней мере он отныне не будет один и вполне возможно, что сможет создать семью. Здесь им не дадут спокойно жить - с одной стороны практически уничтоженный ковен Изабель, во главе которого стоял ее отец, а с другой Святая инквизиция, которой достаточно только одних лишь подозрений для того, чтобы поймать подозреваемого и с помощью самых разнообразных пыток "выбить" из несчастного правду. А Фриду очень уж не хотелось ни самому испытывать эти пытки на себе, ни тем более подвергнуть опасности Изабель. Если уж он признался ей в любви, то отныне он просто обязан будет защищать её.
Хотелось уехать уже сейчас, но в замке, где обитал инквизитор, в тайнике находились древние книги, по которым он изучал магию. кроме того, он должен обязательно попрощаться со своим наставником и получить его благословение и...забрать с собой своего рыжего пушистого любимца, который был его своеобразным фамильяром. Только единственное, в чем теперь был не уверен Фридрих, что они направятся именно в Румынию. Надо ехать туда, где охота на ведьм не так распространена и где не сможет обнаружить их Виктор. Молодой человек все также держал за руку Изабель, глядя ей в глаза и с легкой улыбкой наблюдая за тем, как она смущается от поцелуя. Словно это был ее первый в жизни поцелуй. Хотя именно с ним первый. Брюнет слегка облизнул губы, все еще ощущая на них ее нежный ответ, а после чуть крепче сжал хрупкую ручку Изабель. Казалось бы, они готовы вот так разговаривать целую вечность, но в их случае промедление было слишком уж опрометчивым. Поэтому решение необходимо было принимать как можно скорее.
- Кажется, впервые в жизни я начинаю верить в то, что поступаю правильно. И я повторюсь еще раз, что не отступлюсь от своего решения. Да, возможно ты считаешь, что мое признание в любви слишком быстрое, но я говорю о том, что у меня на сердце. Возможно и ты когда-нибудь сможешь полюбить меня, - инквизитор смотрел на девушку сверху вниз, подойдя к ней почти вплотную и нежно дотронулся кончиками пальцев до ее щеки. - Единственное, о чем я хотел бы попросить, чтобы ты дала мне немного времени для того, чтобы собраться в путь. Клянусь, медлить я не буду. Мне нужно лишь забрать некоторые книги из замка, попрощаться с наставником, а также я очень не хочу оставлять инквизиторам своего пушистого друга. Уверен, он тебе понравится, - улыбнулся Фрид, а Изабель тем временем заговорила было о предательстве. Инквизитор покачал головой в отрицательном жесте и прикоснулся подушечкой пальца к ее губам, заставляя замолчать.
- Зачем мне предавать того, кто спас меня, и кого я искренне полюбил. Впервые искренне за свою недолгую жизнь. Ты же знаешь и помнишь, я не предавал друзей даже в детстве, когда наши проказы были такими наивными. А мы с тобой должны будем уехать подальше от инквизиции и твоего отца. Так нам будет спокойнее и мы сможем начать нашу жизнь с нового листа.

+1

58

Девушка зачаровано смотрела на инквизитора немного застенчиво улыбаясь, почти по детски, когда пальцы инквизитора прикоснулись к ее коже - Нет,но мне сложно судить о том. Я решила с детства, что любовь приносить одни несчастья. После истории с  моей матерью, -  улыбка ведьмы стала немного грустной - Теперь  мне кажется, что я ошибалась... Мне сложно выразить, что я чувствую, я и сама не понимаю всего. Но, я попробую - честно призналась ведьма. говорить ей было тяжело, она раньше не говорила о подобных вещах, даже думать себе о подобном запрещала
- Разумеется, - кивнула девушка, она понимала, что Фридрих здесь многое оставляет, как же иначе, здесь у  него прошла целая жизнь. - я очень хочу познакомиться с твоим пушистым другом, надеюсь я ему понравлюсь - улыбнулась Изабель, ей было очень интересно, что за пушистый друг у Фрида.
Начав говорить о предательстве, Фридрих заставил ее замолчать прикосновением пальца к губам.  Девушка слушала его очень внимательно, смотря в глаза. После чего несмело кивнула. ехать в Румынию смысла не было, Виктор на дух не  переваривал инквизиторов, они были виновны в смерти его жены. Вдруг глаза ведьмы вспыхнули ярким огоньками - Подожди, я знаю куда можно отправиться.- сказала она, обойдя кровать и присев на коленки, открыла шкаф, там стояло много книг - Нет, и это .. и это.. - говорила она перебирая книги. Наконец она нашла то, что искала - Нашла!- радостно воскликнула Изабель, поднимаясь. Подойдя к Фридриху она взяла его за руку, при этом покраснев.  Подвела его к кровати, села открыв книгу. книга была потрепана, страницы загнуты. На той странице, что открыла Изабель был нарисован храм с колоннадой. Храм был нарисован углем, но очень точно. - Это дневник моей матери.- пояснила Изабель. - Она мне много рассказывала про эту страну, здесь нет инквизиции, теплое море и дельфины. Давай поедем в Грецию, и мой отец нас там не найдет, у него слишком плохие воспоминая о этой стране - девушка посмотрела на Фридриха в ожидании реакции на ее предложения.
Идиллию нарушила служанка
- Мадам. Ваши вещи собраны. - говорит она поклонившись и скользя взглядом по Фридриху. Она хочет, что-то спросить но не смеет.
- Спасибо. Мари. Ты свободна - служанка поклонилась и удалилась.
- Тебе пора.- грустно говорит Изабель, отпускать Фридриха не хотелось, даже на секунду. - Пообещай мне, что будешь осторожен. Я так боюсь, что случиться, что-то не поправимое. - признается  ведьма, смотря в глаза инквизитора и сжимая его руку.ей так спокойно и легко с ним, и она очень боится, что это лишь сон, что по утру растает.

0

59

Казалось, Фридрих мог вот так вечно стоять рядом с ней и смотреть на нее молча, любуясь. Но Изабель была права, любое промедление может стоить не то, чтобы жизни, однако попросту они просто не смогут сделать то, что наметили. А Фридриху необходимо быть очень осторожным для того, чтобы не попасть под подозрения со стороны инквизиторов и более того, нельзя было допустить то, чтобы за ними устроили слежку. Иначе спокойно уехать из страны они не смогут, более того, если их обоих поймают, то без промедления казнят. Даже не разбираясь что к чему. В особенностью его Орден, который славился самой настоящей жестокостью, проявляемой по отношению к ведьмам и колдунам. Порой даже Фридриху казалось, что эта самая жестокость обусловлена именно страхом, самым настоящим страхом по отношению к тем, кто действительно обладает даром. А не у кого, к примеру, волосы не того цвета. А вот что действительно он хотел забыть по-настоящему, так это то, как именно инквизиторы пытали тех, кого нужно было расколоть и из кого выбить признание в заключенной, по их мнению, сделке с дьяволом.
- Знаешь, Изабель, я очень хотел бы сделать так, чтобы всего того ужаса, что ты пережила, никогда не случилось, - внезапно Фридрих как-то погрустнел и опустил взгляд в пол, разглядывая мыски своих сапог. - Наш Орден практически полностью уничтожил твой ковен и из-за этого нам приходится бежать и скрываться. Но, наверное, судьба распорядилась так, а не иначе, и если бы не было того массового убийства, то и мы бы, вероятно, никогда не встретились. Знаю, что слова мои могут прозвучать жестоко, но что ни делается, все к лучшему. По крайней мере в нашем с тобой случае, - улыбка, последовавшая за этими словами тоже была несколько грустной, но инквизитор и вправду был очень рад тому, что наконец-то он нашел свое счастье в лице Изабель и надеялся, что его начинающие проявляться нежные чувства когда-нибудь будут взаимны. И это время настанет очень-очень скоро.
Теперь мне нужно как можно более незаметно пробраться в замок. Наверное, воспользуюсь черным ходом. И мне нужно будет навести морок на каждого, кто может встретиться на моем пути. Потому как вариант, что я с трудом явлюсь в замок искалеченным и избитым, отпадает сразу. Банальный ответ, что на меня напали с целью ограбления не пойдет, мне не поверят. А если я скажу, что подвергся нападению ведьм, то тут возможно либо они объявят снова массовую облаву, либо также не поверят тому, что меня отпустили живым. Значит придется сказать о том, что замок я покинул с целью слежки за подозреваемыми в ведьмостве. Ох, хоть бы все прошло гладко...
А пока Фридрих размышлял над тем, как именно ему пробраться в замок и что сказать своим братьям в случае внезапного допроса, Изабель радостно продемонстрировала ему книгу с нарисованным на ее старых страницах храмом. Греция. Да, инквизитор читал об этой стране. Там поклоняются самым различным богам, там бесконечное лето и бескрайнее море. А если уж, как говорит ведьма, у ее отца плохие воспоминания об этой стране, то вполне вероятно, что искать там он не будет сбежавшую парочку. Парень довольно улыбнулся и снова чмокнул девушку в щеку.
- Хорошо, как скажешь. Тогда я отправляюсь в замок, но давай с тобой договоримся, что встретимся вечером в порту. Пока я соберусь, ты постарайся быть тоже очень осторожной и узнать о том, какой корабль отплывает в Грецию и что нам нужно для того, чтобы попасть на него. А я...я очень постараюсь вернуться к тебе как можно быстрее, - это словно волшебная сказка, которая вот-во станет явью. Но все это происходит с ними, а не с выдуманными персонажами, и Фридрих искренне верит в счастливый конец, как во всех сказках.

+1

60

Девушка очень внимательно слушала. Упоминания Фридриха о ее ковене, заставили ее тяжело вздохнуть. Подняв глаза на окно, ей показалась, будто за окном, стоят они, улыбаются. Одними губами прошептала, простите. Понимания того, что она счастлива, а они .. они не смогут, их жизнь закончена. Эвелин больше не улыбнется солнцу. Катарин не рассмеяться своим заразительным смехом.   Смахнула так не кстати появившийся слезу, сжала руку Фридриха, смотря на него сказала - Не важно, что было. Важно, что будет и только это важно.
- Отлично. Значит в порту.- ведьма улыбнулась, ей нравилась перспектива отправиться в Грецию с Фридрихом, хотя было немного страшно отправляться в столь дальнее путешествия. - А теперь иди, я договорюсь с судном и обещаю быть осторожной.  - отпускать Фридриха не хотелось, но чем скорее он уйдет, тем скорее вернется. - И.-  ведьма наклонилась и нежно поцеловала мужчину - На удачу.- сказал она улыбнувшись. - А теперь.. иди.
Фридрих ушел, а ведьма стала собираться.   - Мари, вели подать экипаж.- крикнула ведьма, роясь в столе в поисках драгоценностей. Они были необходимы в столь дальнем путешествие, как платежные средства. - Мари! - повторила Избель, девушка перекладывала драгоценности в одну большую шкатулку, чего здесь только не было, и калье с золотистыми камнями и изумрудные сережки, и кольца, подвески и браслеты, жемчужные заколки. - Мари! - нетерпеливо повторила Изабель, захлопнув шкатулку. Где, эта служанка, когда она нужна. - Мари! - крикнула Изабель спускаясь по ступеням и поддерживая подол платья.
- Я здесь, мадам - женщина шла с ведром воды.
- Ах вот ты где. Вели подать экипаж. Пусть впрягут Гекату, отнесут мои вещи. Я еду в путешествие. - говорит ведьма улыбаясь, она была счастлива в первые за долгое время.
- Господин тоже едет? Велити и собрать его вещи? - спросила служанка.
- Нет, только я. Господин.. хм на охоте, не думаю, что он скоро вернется. И Мари, помоги мне переодеться, я не смогу сама развязать корсет - Изабель снова стала подниматься по ступеням.
- Да, мадам - служанка отправилась по поручнем.
Пол часа спустя, Изабель спускалась по лестнице в последний раз смотря на дом, прощаясь с ним, как бы там ни было, но это место было ее домом, довольно продолжительное время. Поэтому было немного грустно.
- Когда, вас ждать, мадам?- спросила служанка
- нескоро .. - ответила Изабель, в следующую секунду, она обняла служанку. - Спасибо, за все.- сказав это она поцеловала служанку в щеку - У меня есть, кое что.- говорит Изабель улыбаясь и вынимая из под плаща, кошель с деньгами.
- Я не могу.. - испуганно говорит служанка с ужасом смотря на кошель.
- Можешь.- говорит девушка, вкладывая кошель в руку служанки.
- Да, благословит вас создатель, мадам    - говорит служанка, в глазах ее блестят слезы.
Девушка лишь улыбнулась и вышла на улицу, кучер помог ей забраться в экипаж. Девушка дала распоряжения куда ее везти. Мужчина захлопнул дверцу и экипаж тронулся. Девушка с грустью смотрела на удаляющиеся поместье.
За городом, девушка магией заставила лошадь остановиться, вышла из экипажа, взмах руки и коляска исчезла, осталась лишь одна Геката. Девушка запрыгнула на лошадь и помчалась в сторону причала. Несколько, раз оглянувшись назад, пришпорила лошадь. Ей хотелось, как можно скорее оказаться в порту. Она надеялась, что и Фридриха, все проходит, так же гладко.
И вот, она уже на пирсе, крики чаек, волны, что бьются о причал, крики моряков. Надеюсь, я найду судно быстро - думала ведьма, спешиваясь и набрасывая на голову капюшон. Гекату она привязала у пирса. - Все хорошо, милая. Я скоро вернусь - говорит она, потрепав лошадь по загривку.
Запах мокрого дерева, рыбы и дыма и пряностей, был по всюду, как и крики моряков. Дерево под ногами скрепило, девушка подошла к старому матросу, что стоял прислонившись к бочке с порохом.
- чего хотела, милая? - спрашивает он, покашливая.
- Корабль, до Афин и никаких дальнейших расспросов. - говорит Изабель, поправляя плащ
- Ха-ха.- смеется мужчина грудным смехом - От любовника, что ли бежишь?
- Никаких расспросов - повторяет Изабель, на этот раз вынимая кошелек с монетами.
- Ну если так.- усмехается мужчина - Мы как раз идем в Рим, Греция по пути.Поговори с капитаном, а вот и он.- указал мужчина в сторону пирса. К ним приближался высокий мужчина, с темной бородой и шрамом на левой щеке. - Эй, капитан, иди сюда.- крикнул моряк. Подровнявшись с ними, мужчина спросил, пытаясь рассмотреть лицо девушки, что скрывал капюшон - Кто с тобой Чарли?
- Капитан, мне надо уехать, плачу наличными и никаких вопросов.- предупредила Изабель
- Хм.. мужчина задумался, почесал подбородок - Не боишься путешествовать одна, малышка?
- Я не одна, капитан.- говорит девушка вытаскивая кашель с деньгами, подкидывая его. Она заметила, что взгляд капитана был полностью поглощен этим зрелищем. Изабель улыбнулась. Некоторым достаточно и вида денег, чтобы все забыть
- Хорошо, мы отплываем с закатом - говорит капитан, указывая на огромный корабль, на него закатывали по трапу бочки, и боцман прикрикивал на матросов.
- Отлично, это - она подкидывает мешок с деньгами, вы получите на месте.
На лице капитана было написано не довольство, но он кивнул - Будь здесь малышка, или уплывем без тебя
- Мы будем- говорит ведьма направляясь к своей лошади. Богиня, прошу пусть все будет хорошо. Пусть у него все получиться. Она очень боялась, что Фридрих вдруг передумает или его поймают инквизиторы. Но в данный момент, она ничего не могла сделать, лишь с надеждой смотреть на дорогу.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Вопреки "Malleus Maleficarum"