Вверх Вниз
Это, чёрт возьми, так неправильно. Почему она такая, продолжает жить, будто нет границ, придумали тут глупые люди какие-то правила...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru

Сейчас в игре 2016 год, декабрь.
Средняя температура: днём +13;
ночью +9. Месяц в игре равен
месяцу в реальном времени.

Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Alexa
[592-643-649]
Damian
[mishawinchester]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дикая охота


Дикая охота

Сообщений 21 страница 40 из 104

21

Казалось, Люциан делал все, что только может, чтобы разозлить демона. А правда глаза колет, оборотень заметил, что Алексус рассвирепел.Беловолосый парень только лишь ухмыльнулся в ответ на его ярость. Демон дразнил его, говоря о том, чтобы оборотень бил в полную силу, на что уже стал злиться сам Вайт. Если бы у него были эти самые силы, если бы он был постарше и более мудрым, как взрослые оборотни. А сейчас ему даже бы не помогли умения его погибшей родни. Потому что парень просто не знал, как именно управляться с этой силой. Люциан посмотрел в сторону и сжал кулаки. Еще и этот проклятый ошейник. Оборотень и так ослаб, а эта удавка сковывала его движения. Люц понимал, что никуда он от Алексуса не денется, но впадать в отчаяние пока что было рано. Но как, как он сможет расправиться с ненавистным ему врагом?
- Дай мне только силы накопить. И я ударю, поверь мне, и не единожды. Или же ты боишься меня, поэтому посадил на цепь? - ехидно фыркнул Люциан и скрестил руки на груди, смотря демону в глаза. Тот же всячески демонстрировал свою фигуру и, чего греха таить, весьма привлекательную внешность. Но оборотень прекрасно знал, что за этой красивой внешней оболочкой скрываются гнилые внутренности. А демоны могут принять абсолютно любой облик, дабы подобраться к своей жертве. У демонов и оборотней очень разный подход к охоте. Однако все-таки не стоило обращать внимание, он того не стоит. Но когда альбинос нечаянно коснулся печати, что оставил Алексус у него на груди, ему будто бы кто-то мысленно стал нашептывать:
Покорись. Или сделай вид, что покорился. По крайней мере ты сможешь выиграть время, а потом накопить силы и уничтожить эту адскую тварь. Ты сможешь научиться использовать ту магию, что сейчас дремлет в тебе. Она хранится, вся энергия твоего великого рода, но сейчас она дремлет. Время еще не пришло... Подумай, Люциан...
Люциан захлопал алыми глазами, оглядываясь как-то ошалело, словно пытаясь обнаружить источник этого голоса. И, видимо, ему показалось, но шепот, звучавший у него в голове, подозрительно напоминал его отца и наставника одновременно. Но нет, здесь их быть точно не могло. Он больше не смотрел на демона, лишь опустил голову, смотря на печать и будто бы изучая ее. Эта печать - связь между ним и Алексусом. Если будет больно ему, значит боль будет испытывать и демон. А дальше...больше? Смерть тоже едина для них или же это лишь иллюзия?
- А что дашь мне ты, если я покорюсь твоей воле? - как-то отрешенно и внезапно спросил волчонок, не смотря на демона и говоря куда-то в пол. Он ненавидел себя за эти слова, но хотел знать правду. Но правда ли это будет? Демон может пообещать все, что угодно. Но вдруг тот голос был прав и надо всего лишь сделать вид и усыпить бдительность своего врага?

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-15 22:29:08)

+1

22

- Боюсь? Тебя? - Алексус чуть не сполз по стенке ехидной лужей, начиная открыто смеяться. Его смех мог вызвать мурашки, ибо такой смех словно отголоски Преисподней вышедшие из под земли. Если задуматься, страха в демоне не было никогда. Даже перед Господом. Когда однажды он стал на распутье оказавшись между жизнью праведника и жизнью проклятого существа, до него дошел смысл элементарного решения. Уж лучше он будет без нимба над головой, чем будет пресмыкаться. И никогда он не смел давать себе слабину и чего-то или кого-то бояться. Если умирать - то достойно сдерживая при себе свою гордость и превосходство. Но вот те на! Смерть оказалась под запретом у Алексуса и еще миллиона таких же падших, как и он. Бог проклял его, очернив его крылья и тем самым навечно поставив клеймо падшего. Ну и пусть! Да, он демон. Да, он жуткое, бездушное существо. Он опорочен своими грехами и временно страдал от заключения в Аду, пока под предводительством старшего брата не встал с колен. А когда демон ощутил власть в своих руках, проклятие Господа стало своего рода даром. Теперь он не обязан был страдать вечность, он обернул проклятие в свою сторону. Бессмертие не стало аналогом вечных мук, оно обрело свою цену и своего рода карт-бланш кинутый Господом неосознанно. Сильнее и ненавистнее, веками Алексус становился таким. Контракты с существами из земного мира стали неплохой подоплекой к наращиванию собственной власти и силы. Чем эгоистичнее их желания, тем больше цена. Души - вот лучшая цена для демона, который тем самым самоутверждается и плюет в лицо Господу, который так рьяно выступал за создание этих мелочных выродков.
- Считаешь, что я боюсь тебя...Спрашиваешь, что могу дать тебе...Неправильно ты расставляешь роли, мальчик. Я не обязан тебе ничего давать! Я могу отобрать, если захочу, и это случится в мгновении ока! - демон молниеносно переместился к волчонку, оставив за собой шлейф призрачной дымки. Схватив грузную цепь, Лекс сильно рванул её на себя на секунду лишая Вайта земли под ногами. Волчонок рухнул спиной на каменную скользкую поверхность и демон сел верхом на него. И без проклятой силы у Алексуса достаточно мощи было, чтобы не дать остервенелому юнцу вырваться. Демон разорвал рубашку на Люциане, и впился когтями в щели между ребрами до самых их оснований. Хлынула кровь, а раны не смели затягиваться оставаясь открытыми. Боль которую испытывал волк, не была предназначена Алексусу. Лишь смерть была для них одной на двоих, чего добиться было бы слишком сложно. Перед волчонком был бессмертный демон, чья жизнь довольно затянулась и страшно было даже представить ту цифру, которой она равна.
- Хочешь увидеть свою родню? Я покажу тебе, что сейчас происходит с их душами в моем мире и во что они секунда за секундой превращаются...- Алексус резко оторвал одну когтистую руку от мальчишки, и также резко приложил её к голове волчонка. Приникнув лицом к лицу с мальчишкой, Лекс впился своими демоническими глазами в глаза Вайта. В них горело адское пламя, а где-то в центре, зрачки похожие на чернеющую бесконечность затягивали вглубь подсознания демона. Всего пара минут, и Алексус явил принцу клана Вайт реальную картину того, как родня, в том числе и отец Люциана перерождаются в адских псов. Но сперва, они должны были пройти череду испытаний на выносливость. На их страдания было жутко смотреть и демон прекратив свой кратковременный показ с погружением, отпрянул от волчонка все так же восседая на нем.
- Если хочешь, я прекращу их страдания. И тогда они переродятся безболезненно. Я не освобожу их, но и не дам им больше испытывать боль. При одном условии, которое ты прекрасно знаешь...

+1

23

Сказать, что Люциан сомневался в том, что он говорит, это не сказать ничего. Он был уверен в том, что будет сопротивляться демону ровно столько, сколько у него хватит сил. А сейчас еще это проклятое видение, которое либо было вызвано магией Алексуса, либо действительно с ним говорил его погибший отец. Волчонок совсем потерялся и не знал, кому верить. По сути он был еще очень молод и вспыльчив и по любому поводу имел свое собственное мнение, даже если оно шло вразрез с мнением окружающих. За это ценил его наставник, считая, что будущий правитель клана Вайт хоть и должен прислушиваться к своим братьям, но в результате должен сделать правильный выбор сам. Поэтому возможно он злил демона неосознанно, в силу своего характера. И, кажется, договорился...
Алексус внезапно исчез и что-то невидимое схватило цепь, к которой был прикован оборотень, и демон рванул ее на себя. Люциан рухнул плашмя на каменистый пол, и демон уселся сверху на него, придавив к полу еще сильнее. А поскольку Вайт и так ослаб, он не смог скинуть обнаглевшую нечисть с себя. Но буквально через секунду Алексус вонзил длинные и острые когти Люциану в бока по самое основание. И тот закричал, закричал так громко, что, казалось, этот полукрик-полурык сотряс все поместье. Демон показал, что случилось сейчас с его родными и как они мучаются в аду. Вайт смотрел широко раскрытыми глазами, в которых засеребрились слезы, но он сумел собрать волю в кулак, и ни одна слезинка не пролилась. Только еще больше он возненавидел демона. Хотелось рвануться и впиться ему в глотку...он не мог. Хотелось превратиться в матерого хищника, который порой наводит ужас на своих врагов...он не мог. Боль от пронзенных боков была ужасной, кровь хлестала, и раны почему-то не желали затягиваться.
- Я никогда не назову тебя хозяином. Я повторял это и повторю еще раз. Но мне..., - говорить было тяжело, оборотень зажмурился, тяжело дыша и кривясь от боли, - мне нужно время, чтобы подумать. Ты не запугаешь меня, как бы ты не силился это сделать. Если бы ты хотел меня убить, ты бы, не задумываясь, сделал это еще там, возле моего поселения.
Ненавижу всей душой этого проклятого ублюдка. Но от меня, прикованного здесь, не будет никакого толка. Как минимум мне нужно отсюда выбраться. А дальше...я найду способ избавить мир от этой мрази.
Люциан закрыл глаза и слегка закашлялся, прикрывая рот рукой. Но потом все-таки посмотрел на свою руку. На ней были капли крови. Он ухмыльнулся и вновь осмелился посмотреть на Алексуса с нескрываемым ехидством. Сейчас болело все тело, состояние было отвратительным. Но кто сказал, что если он покорится на словах, так действительно будет на деле? Стать относительно свободным и вырваться из этого подвала, начать копить силы и вновь встретиться со своим наставником, взрослеть и научиться управлять своей силой... вот что сейчас было главным для Люциана.

+1

24

Несносный мальчишка! О чем же он только думает, если собственная родня упивающаяся страданиями и горем в чертогах Ада стала ему безразлична. Гордыня затмила ему разум - вот каков был вывод демона. Отлично! Просто великолепно! Алексус так или иначе добивался того, что вводил волчонка в своего рода помутнение рассудка. Гордыня самый страшный грех, из семи грехов созданных Господом. Неужели Вайт не был осведомлен на счет таких элементарных вещей, раз смог ими пренебречь? Вот вам и праведный чистый клан священных животных. Так или иначе, все падки на искушения и совершения тяжких грехов. Однажды все падут перед тяжестью своих грехов и станут узниками Ада. И как бы не препирался Люциан, Алексус и без его своенравных отговорок сумел разглядеть в этом норовистом существе падшего. В нем кипела ненависть, его разъедала гордыня через которую он не смел переступить. Праведники всегда склоняют голову и падают ниц, и не страшно им тогда, когда по их телам проносится стадо лошадей, разбивая их кости в мелкую крошку. А этот не стал бы падать ниц. Оттого ли, что он еще юн и необуздан, или же всему виной ранимость треплющейся внутри него душонки? Сказать по правде, эта самая душонка манила Алексуса, ему так и хотелось захватить её и...сожрать! Но увы, такой можно было бы и подавиться.
- Superbia, Invidia, Ira, Acedia, Avaritia, Gula, Luxuria, - медленно, растягивая каждый слог произносил демон и попутно писал эти могущественные слова на груди и животе волчонка его же кровью, которая вытекала из ран. - Трое из тяжких грехов уже очернили твою невинную душу. Ступай той же дорогой, и ты достигнешь еще как минимум двух. Плюешь на свою родню? Гордый мальчишка - молодец! Будь таким и дальше. Только когда мое терпение лопнет и мне надоест с тобой нянчиться, когда я заберу твою душу и брошу её в Ад...
Алексус наклонился над волчонком и слизал с его живота надпись Luxuria, как раз над пахом. Влажный язык медленно и страстно прошелся по коже Люициана, обдавая её горячим дыханием. Глаза демона загорелись с большим коварством и он наконец слез со своей сладкой жертвы, довольно облизывая пальцы и когти.
- Я с огромным удовольствием отдам тебя на растерзание твоему семейству. Ведь ты в их глазах, будешь предателем!
Демон расправил подол своей шелковой рясы и убрал волосы прочь с лица, которое ослепила тщеславная улыбка. Он еще раз обернулся на волчонка и самодовольно прошипел:
- Думай принц Вайт. И если тебе так надобно знать, что же я могу дать тебе, я скажу. Место рядом со мной и мое покровительство. Так что, думай. И даже не смей придаваться вранью. Все эти скрытые глубоко в душах земных существ пороки, я чувствую, как некий сладостный шлейф. А теперь, я временно покидаю тебя. Будь послушным щенком.
И демон растворился в воздухе, даже не подумав воспользоваться дверью.

+1

25

А Алексус, оказывается, не такой умный, каким казался. Несмотря на то, что он просуществовал в Аду десятки и сотни лет, новые извилины в его пустой голове так и не появились. Пусть также наивно полагает, что Люциан сдался, что он такой же тщеславный и продажный, как и глава клана Дарк, чью душу уже давным давно заполучил алчный демон. Если Алексус верит в то, что стремится ему продемонстрировать принц, то значит все идет по плану. Только вот реализовываться этому плану еще добрый десяток лет, а то и не один. Люциан и сам не понимал, как он выдержит столько времени. Как отрешиться от своей бесконечной боли? Как выработать безразличие ко всему, его окружающему? Как воспитать в своей душе видимую покорность, когда внутри все клокочет от ненависти? Слишком много было вопросов, на которые нет ответов. Пока что нет. А демон что-то там вещает насчет смертных грехов. Вайт еле сдержал усмешку, но поскольку даже усмехаться ему было больно, к счастью, он не показал своих истинных чувств.
Кретин рогатый. Ненависть не является смертным грехом. Но продолжай верить в то, что ты непобедим. Придет время, и я оторву тебе голову точно также, как ты обезглавил моего отца.
Алексус произносил какие-то слова, наподобие заклинания вычерчивая их на животе волчонка, который тяжело дышал, и каждый вздох отдавал сильной болью. Он морщился, зажмурившись, и почти что не шевелился, изо всех сил стараясь не стонать. А уж когда демон слизал с живота парня последнюю надпись, принц не выдержал и задрожал. Ощущение было мерзким, но смешанным с чем-то, что сейчас Вайт объяснить не мог.
Ты ничего не знаешь и не узнаешь никогда. И хватит меня пугать расправой. Смерть - это самое слабое наказание для меня. Оставайся таким же дураком, каким ты сейчас показываешься. Только вот я тебя не боюсь.
Тем временем Алексус наконец-то слез с оборотня, дав ему на прощание немного времени для раздумий и исчез, сопровождаемый криком Вайта: "Катись!" И раны на боках оборотня через пару минут зажили, как будто их не было, регенерация сработала также отлично, как и всегда. Парень с трудом поднялся и сел, выпрямив спину. Что же теперь делать? Как переступить через себя и сказать демону, что он согласен на его условия? А если он обманет? Ведь этот вариант нельзя было не рассматривать. Но зачем тогда все эти кровавые письмена и проклятая печать, которой они теперь неразрывно связаны? Волчонок загрустил и свернулся калачиком в углу, обхватив себя руками. В подвале было холодно, хорошо не сыро.
Отец, как мне правильно поступить? Помоги мне, подскажи правильный путь.
Парень недолго думал, он сам не заметил, как уснул. И во сне он сумел найти ответ, который по пробуждению его совершенно не порадует, но, вероятно, откроет новые горизонты для свершения его будущей мести.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-18 21:30:27)

+1

26

Когда Алексус покинул волчонка, его сущность переместилась в отведенные ему лично покои. Всюду пахло волками, их дух был в каждом камешке и пылинке этого места. Запах псины был привычен демону, поэтому морщить нос от него он не стал. Сев в большое кресло, словно найдя здесь собственный трон, Повелитель адских псов ушел в долгие раздумья. Все изменилось с тех пор, как он был в этом мире последний раз. Демон прекрасно помнит своего последнего призывателя - молодого и норовистого белого волка. Он пожелал тогда у демона защиты и покровительства собственного клана. Этим волком был прадед принца Вайта. В те времена шла жестокая война между Вайтами и Дарками. История об этой войне давно канула в лета и держалась под семью замками, будто бы её никогда и не было. Почему так? Потому, что клан Вайт издревле считался чистейшим и святейшим кланом, который не способен на жестокость и алчное стремление к власти. Прадед Люциана хотел поставить свой клан выше всех и за победу в войте, которую обеспечил альбиносам Алексус, он пообещал демону, что как только в сердцах его соплеменников вновь загорится огонь алчности и ненависти, их души отойдут демону во служение. И вот, прошло несколько десятков лет, и демон был призван другим кланом. Так как Алексус однажды заключил контракт с Гелиасом - прадедом Люциана, что демон не даст пасть клану Вайт под натиском Дарков, Повелитель адских псов не пошел на поводу у Боркуса. Обманом он согласился оказать черному волку услугу, а сам убил его, за то, что тот угрожал клану Вайт. Но...Ступив на земли альбиносов, Алексус почувствовал насколько изменился духовно их клан. Душами некоторых волков завладели низшие демоны, у каждого из альбиносов имелся за плечами хоть один смертный грешок. Еще чуть-чуть и эта стая вышла бы из под контроля, но самое страшное, что душой вожака клана овладело скрытое безумие. Была ли это хворь или чье-то ужасное проклятие, но контракт с Гелиасом следовало привести в действие. Тем более когда на Алексуса всем скопом начали нападать белые волки, которые по сути своей должны были унять агрессию и начать с мирных переговоров. Применив силу, они завели старый механизм. Так как Алексус издревле повелевал псами, даже он глубоко в своей темной душе жалел о смерти такого великого клана. У высших демонов, какими бы они не были бессердечными и ненавистными существами, все еще были души. Еще одно проклятие Господа, которое в определенные моменты очень подводит и заставляет...жалеть! Ангелы существа сострадательные и благородные. Демоны, казалось бы лишены этих чистых черт. Но где-то на дне их подсознания, изредка вспыхивал огонек, жутко раздражающий их самих, но ничего с ним сделать они были не в силах. Возможно этот самый огонек загорелся тогда, когда Алексус пощадил Люциана и возжелал его. И желание это росло с каждой минутой, отравляя и без того отравленную душу. Но истинную правду Алексус не поведает волчонку никогда.
Презирай меня. Испытывай ненависть. Расти в себе злобу и безумие. А когда все выйдет из под контроля, я не колеблясь убью тебя, чтобы не испытывать это гадкое чувство жалости к твоей мелкой шкуре. Будь она проклята! Ты не узнаешь кто продал души твоей родни и почему все так обернулось. По сути, да, я убийца. Но еще чуть-чуть, и ты бы познал стыд за собственную семью и отца. А я отнял у тебя такую возможность...
Когда настало утро, демон вновь объявился в подвале, где свернувшись спал волчонок. Демон подошел к нему и присел на корточки. Длинная белая ряса уже более из плотной ткани расстелилась по полу. В ней демон не был похож на себя, даже жаркий огонь в его глазах погас. Вместо него радужка глаз стала серебристой, излучая какую-то странную холодность. Ногти на руках приобрели обычный вид, когти исчезли. Алексус преобразился в прекрасное существо, а именно - принял когда-то родной ему ангельский облик. Вот только крыльев не хватало за спиной, а в остальном - сущий ангел. Он склонился над Люцианом и убрал с лица мальчишки разметавшиеся пряди. Смотря на его нежно розовые губы, демон хотел попробовать их на вкус. Но сделай он так, Люц откусил бы Лексу язык. Поэтому демон только легонько провел кончиками пальцев по его щеке и подбородку.

+1

27

В этот раз Люциан спал очень плохо, можно даже сказать, отвратительно. Ему снились какие-то непонятные кошмары, а именно то, что какой-то белый волк призывает демона, очень сильно похожего на Алексуса. Люциан как будто бы смотрел на все происходящее со стороны, он что-то говорил этому оборотню, даже пытаясь кричать, но все было бесполезно - тот не слышал его. Да и никто, казалось, его не видел. Будто бы принц был некой тихой и прозрачной субстанцией. Также ему вновь снилась та война между представителями клана Вайт и адскими псами, которая словно бы и не заканчивалась. Он не досмотрел той сцены, когда белый волк о чем-то договаривался с демоном, его словно выдернули оттуда.
И Люциан проснулся в холодном поту и тяжело дыша. Он почти что подскочил на полу и...оказался почти что лицом к лицу с Алексусом. Который выглядел совсем иначе, нежели в каком он предстал виде сегодня ночью. И который был совсем не похож на ту злобную тварь, вонзившую ему когти в ребра и вычерчивая адские письмена собственной кровью альбиноса. Демон смотрел на Люциана с каким-то вожделением, Люциан смог это прочитать в его глазах, и волчонок, опомнившись, отполз от него подальше. Вдруг тот снова решил ему заморочить голову очередной сменой своего облика? Но почему-то принцу подумалось, что это не мираж, а именно так выглядел когда-то Алексус, когда еще не был сброшен с небес вместе с остальными падшими ангелами. Но это было тысячилетия назад и сейчас все ангельское ему чуждо...
- И долго ты тут сидишь и пялишься на меня? - слегка смущенно пробубнил парень, отводя взгляд и как-то машинально собирая свои длинные белые волосы, заплетая их в тугую косу. Ошейник больно натирал ему кожу шеи, но все снова и снова заживало. Аьбинос потер шею молча и не говоря ни слова. Алексус уже присутствовал здесь и явился за ответом, который обещал ему волк, но оборотень так и не успел как следует подумать над тем, стоит ли предать память о своей семье и пойти в услужение к демону. Точнее, сделать вид.
Но тут ему вновь вспомнился тот странный сон о договоре одного из белых оборотней и Алексуса. А может быть это был просто очередной кошмар, и на самом деле ничего такого не было? Но альбинос так и не решился задать вопрос демону об увиденном. Не время и не место, и не факт, что Алексус скажет правда и вообще что-то скажет. Спишет все на глупое сновидение. Однако уже времени на раздумья не было. Люциану было очень стыдно за то, что он мечется словно меж двух огней. В его душе кипела ненависть и отчаяние, но с другой стороны - оборотни не из тех, кто должен прислуживать демонам. Он тяжело вздохнул и оперся спиной о стену, согнувшись.
- Я принял решение, - парень наконец-то поднял голову и посмотрел на Алексуса. Его глаза из алых стали серебристыми и почему-то сейчас на него смотреть было менее противно, чем до этого. От осознания этого Люца слегка передернуло, демон не должен казаться ему привлекательным, ни в коем случае. - Я хочу сказать, что никогда не назову тебя хозяином, как бы ты не изголялся надо мной. Но я готов стать рядом с тобой. Знаю, что не в моем положении ставить какие-то условия, но по крайней мере ты получил мой ответ.
Я готов сам себя проклясть за эти слова. Сомнение мучает меня и не дает спокойно дышать. Однако я просто обязан выжить и отомстить ему за смерть родных.

+1

28

Спящий принц раскрыл свои прекрасные красные очи. Демон даже не поскупился на улыбку. Наверняка эта улыбка была одной из тех в его арсенале, которая не имела под собой гнилой почвы. Лекс был просто доволен пробуждением мальчишки, который отпрянул от него, как от горящего пламени. Но что-то изменилось во взгляде Люциана и его отчуждении. На щеках выступил розовый румянец такого оттенка, какой бывает у цветущей сакуры весной. Демону показалось это настолько странным и в тоже время органичным, что хотелось взять это белоснежное существо в свои цепкие лапы и сжать до удушья. Странные мысли проскакивали у Алексуса в голове, нужно было гнать их прочь, чтобы совсем не раздобреть.
- Долго...Недолго...Давно...Недавно...Какая разница, Люциан? - Алексус поднялся и выпрямил спину. Он сделал вид, что рассматривает свои руки, а на деле ждал от волчонка хоть каких-нибудь слов. Пусть он снова начнет дерзить и с вызовом смотреть демону в глаза, пусть рычит и дергается скованный цепью. Его страдания и боль - вот, что должно приносить моральное удовлетворение Лексу, а не сам образ и подобие этого чуткого существа.
- Я принял решение, - вдруг оборвал тишину своим нерешительным тоном волчонок. Изложив Алексусу свое, как он ранее выразился "решение", Люц вновь показал свое неприкрытое смущение.
Да в чем же дело? Что его так смущает? Мой облик? Ах вот оно что!
- Твоя упертость не имеет границ, - вздохнул демон и проницательно уставился на Люциана. Парнишка думал, что у него выйдет обмануть Алексуса, втереться к нему в доверие, а потом при удобном случае учинить над адской тварью расправу, кровную месть. Это было ясно, как день. Но даже такой вариант "связи" забавлял Повелителя адских псов. Хотя бы какое-то разнообразие для его приевшегося существования. Посему, демон решил отбросить все формальности в виде официального обращения слуги к хозяину, и принять служение Люциана таким, какое парнишка себе нарисовал.
- Так уж и быть, чтобы прийти к какому-то согласию, нужно найти точки соприкосновения. Я пойду тебе навстречу, раз ты такой гордый и упертый. Но формально ты мой слуга и будешь выполнять все, что прикажу. Тебе понятно? Если скажу убить - ты убьешь не колеблясь, так действуют все мои псы. А еще, - Алексус наклонился и потянул цепь к себе, заставляя Люциана встать и поравняться с ним лицом к лицу. - ответь, что в моем облике тебя так смутило? Я чувствую, как бешено бьется твое сердце. Ты не боишься - это не страх. Такой, я нравлюсь тебе, Лю-ци-ан?
Демон обвил шею волчонка руками и проговорил его имя по слогам прямо на ухо, прикасаясь к нему жаркими губами. Подтолкнув Вайта к стене, Алексус прижал его крепко к ней, и запустив ладонь под штаны мальчишки, схватил его горячую твердую плоть.
- Как ты это объяснишь?

+1

29

Принц не понимал собственных ощущений, которые он так явственно испытывает сейчас. Интерес к демону, который так кардинально сменил свой облик на более привлекательный для Люциана? Нет, этого просто не может быть, все это фальшивка, а под маской света скрывается тьма. Та самая темная тварь, что уничтожила целый клан белых оборотней в течение какого-то часа. Он должен ненавидеть всей душой, но что даст эта ненависть? Она будет вечно подогретая злобой и жаждой мести? От ненависти он никуда не денется, она всегда будет с ним, так стоит ли лелеять это чувство, которое тем не менее отравляет его существование. Именно существование, поскольку жизнью это никак нельзя было назвать. Слишком мало времени для раздумий, и это время было необдуманно потрачено на сон. Но если бы волчонок не выспался, то даже не смог бы сказать демону того, что сказано несколькими минутами раньше. Парень ненавидел себя, ненавидел Алексуса, недавидел свою жалкую жизнь...пока что жалкую.
- Твоя упертость не имеет границ...
- А до тебя медленно доходит, - огрызнулся-таки Люциан, как демон внезапно схватил его за цепь, заставляя волчонка вскочить на ноги, после чего достаточно крепко прижал его к стене, смотря ему в глаза и после шепча ему на ухо что-то о симпатии. Вдоль позвоночника оборотня пошли мурашки, он зажмурился, слишком подобное было интимно. Он, конечно, не стеснялся и девственником не был, чтобы краснеть аки маков цвет, но Алексус был слишком напорист. И от того, что демон вытворил следом, волк чуть ли не взвыл, только губу прокуси почти до крови, чтобы сдержать некстати рвущийся наружу стон.
- Что...ты делаешь? Отпусти меня, слышишь?
Прикосновения адского существа буквально заставляли закипать и без того горячую кровь молодого парня. Люциан заерзал, уперевшись ладонями в грудь демона, стараясь оттолкнуть его от себя. Он сам запутался во внезапно нахлынувших чувствах, а Алексус еще и усугубляет все, начиная откровенно его лапать и играться с ним, всячески дразня. С трудом, но Люциану удалось отодрать руку демона от себя, каким-то чудом вывернуться и сделать подсечку, заваливая тем самым Алексуса на спину. Демон приложился порядочно, но вот дальнейшие действия Люца были очередной его ошибкой. Оборотень прижал Алексуса к полу, наклоняясь над ним и усевшись сверху. Конечно знал, что для демона все это ерунда, но все-таки прошипел, злобно сверкая алыми глазами:
- Если ты еще раз дотронешься до меня, то я откушу тебе то, до чего смогу дотянуться, понял? Я тебе не игрушка, слышишь? И не дамся тебе, даже не мечтай.
Проклятье, почему мое тело так отреагировало на его пошлые лапания? Или же я его сексуально привлекаю? Еще чего не хватало. По его милости я остался один и спать с адским существом не собираюсь. Только вот я боюсь одного...что мое сопротивление подобному в дальнейшем будет все слабее. Надеюсь, это всего лишь его дурацкие игры...

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-20 21:14:01)

+1

30

Щеночек был большим, теплым и весьма податливым. Он был таким именно там, где сейчас орудовал своей цепкой рукой Алексус. И хотя внешне парень выказывал активное сопротивление, какого-то четкого отвращения в нем не ощущалось. Демон с интересом следил за тем, как с каждой секундой меняется в лице малыш Люциан. Если он не девственник, то определенно без богатого опыта парень. А это весьма прельщало. Заиметь не только слугу, но и сексуального раба такой неслыханной экзотичности, было своего рода срывом большого куша.
- Я делаю то самое, и кажется твоя реакция ниже твоего носа более честна, чем та, что выдают мне твои дерзкие уста, - быстро проговорил Алексус, приловчившись поддразнивать волчонка. Пальцы ловко скользили по горячему стволу, чья твердость говорила лишь об одном - Люциану нравится, как бы он не брыкался и рычал на демона. Обмануть инстинкты невозможно, природа зачастую берет верх над здравым рассудком. Хотя, если так уж невтерпеж, наверняка можно и поддаться искушению. Зачем причинять себе умышленный дискомфорт? Но вот волчонок не унимался. Получив от демона дозу приятных томных ласк, он все же оттолкнул Алексуса и даже повалил его на спину. Земля ушла из под ног падшего, а глаза на мгновение сузились от недовольства, когда демон ощутил лопатками холодный каменный пол. То, что парнишка оказался сверху лишь вводило Лекса в раж. Он так удобно расположился на темном создании, что оставалось лишь содрать с него ненужное тряпье и присвоить девственность волчьей задницы себе родному.
- А мне кажется, ты противоречишь своим ощущениям, маленький принц. Не дашься? Тогда объясни, прошу тебя, отчего у тебя столь бурная реакция? Будь я противен тебе, разве встал бы твой член колом посреди бела дня, м? Или ты, - демон расплылся в лукавой улыбке, и смерил своими серебристыми глазами встрепенувшегося мальчишку. - извращенец? Ты мазохист, да? А это забавно! Может быть мне поступить с тобой иначе...
Демон схватил волчонка за волосы у затылка и резко притянул к себе. Настроение Повелителя адских псов мгновенно превратилось в разрушительную ярость. Глаза его постепенно наливались кровью и адским пламенем. Из уст Алексуса вырвался какой-то потусторонний шепот разносящийся эхом по всему подвалу, словно сам Сатана вещал сейчас из Ада.
- Если ты еще хоть раз посмеешь тронуть своего Господина, я раздавлю твою гордость и втопчу её в грязь! Я унижу тебя настолько, что ты будешь готов покончить с собой любыми способами, лишь бы не сгорать со стыда! Ты станешь не просто игрушкой, ты станешь рабом мальчишка! Сперва я сам изувечу тебя, а после отдам самым гадким тварям из низших слоев, чтобы тебя драли, как продажную шлюху!
Демон не рассчитав силы заехал грубой пощечиной по лицу волчонка, да так, что у того сломались скуловая дуга и нос. Алексус поднялся с пола, брезгливо отряхивая свои белые одеяния. Мгновение и на волчонка снова смотрели серебристые глаза падшего, который как ни в чем не бывало скалился в улыбке.
- Ох, прости за царапину!

+1

31

Ты пролился из рук полуночной грозой, сбылся вмиг, как плохая примета;
Ты - как тень, я - как звук, мы сплетались с тобой, наплевав на условности света.
Ты обвился вокруг виноградной лозой; напоив меня собственной кровью,
Ты свалился без сил, но меня не спросил - я, быть может, такого не стою!

От удара Люциан отшатнулся назад, а сломанные кости как назло слишком быстро срастались. Это было очень неприятное ощущение, но лучше так, чем месяцами лечиться, как обычный человек. Парень вытер тыльной стороной ладони собственную кровь, глядя исподлобья на демона и ехидно ухмыляясь. Может быть Алексус прав, и он является своеобразным мазохистом? Но принц не любил ощущать боль, какой бы она не была, или же сейчас моральные мучения затмевали все остальное. Однако же оборотень поправил свой ошейник, который врезался в кожу шеи, чтобы он не натирал и спокойно посмотрел на демона. В его глазах также не затухал огонь ненависти, которым, казалось, можно спалить все вокруг.
- Знаешь, я думаю ты этого не сделаешь, о чем так грозишься, - парень сел на пол, глядя на поднявшегося демона снизу вверх и будто бы насмехаясь над ним. - А знаешь почему? Потому что в противном случае у тебя никогда не будет такого сильного оборотня в подчинении, какими, впоследствии, стану я. Только нужно время. Я не знаю, сколько дней, месяцев и лет понадобится. Но когда я напитаюсь силой своих предков, я смогу превзойти любого адского пса, которые действуют машинально и у которых нет мозгов. Можешь твердить, что во мне говорит гордыня, но ты не будешь прав.
Какие бы увечья Алексус не причинял Люциану, раны парня заживали, и он без устали дерзил демону. Можно даже сказать, ему это нравилось. Так он не унижался, а вроде бы даже постоянно сопротивлялся. Да и демону, казалось, нравилось ощущать свое превосходство, препираться с волчонком и так далее. Вот только бы руки больше не распускал в плане интимных лапаний, а так... Люц хотел как можно скорее избавиться от ошейника, он сходил с ума, ощущая, как его свободу ограничивают таким ненавистным каждому уважающему себя оборотню, предметом.
- Когда же ты поймешь, что твои угрозы не пугают меня?
Люциану и вправду было все равно. Почему-то сейчас вот внезапно так все стало. Или же он слишком устал? Или демон ему осточертел своими домоганиями? Парень не мог отрицать, что эти самые домогания неприятны. Неприятно лишь то, что это все вытворяет его непосредственный враг. Сидел на полу он недолго, после чего встал и подошел к демону, не боясь получить еще один удар. Более ничего не говорил, только лишь молча смотрел в его серебристые глаза, не видя в них своего отражения. Его лицо оставалось каким-то бесстрастным, но превратиться в бесправную игрушку он не собирался. Просто пытался понять, чем же так зацепил Алексуса, что тот оставил его в живых, и теперь так измывается.

+1

32

Алексус хотел вырвать мозги этого паразита и выбросить их прочь, настолько сильно раздражала демона нелогичность и посредственность мышления Люциана. Если сперва демон был под впечатлением от этого взгляда, от этой силы духа, что ощущалась в выдыхаемом волчонком воздухе, от его непокорности и от его внешности, что вызывала сплошной прилив похоти, затмевая здравый рассудок. То сейчас, Лексу все опротивело и он был бы не прочь привести свои слова в действие. Ему было плевать на то, кто такой Люциан и что он мог бы пригодиться в качестве пушечного мяса в продолжительном путешествии по миру людей, о котором кстати о птичках задумал демон. У него и без того полно собственных сил, а количество адских псов в псарнях Геенны превышало чертов легион. Он сказал, что у его щенков нет мозгов? Да зачем они им нужны, когда демон сам управляет их действиями! И действуют они не машинально, а по воле своего Хозяина, которому со страстью лижут руки. А от этого мелкого засранца, демон мог не ждать услужливости и верности. Так зачем с ним возиться, спрашивается? Тратить свою драгоценнейшую злобу на это убогое существо, которое что-то лопочет о сильном оборотне в подчинении, о превосходстве над адскими псами и тут же чуть ли не смеясь в лицо говорит о том, что не боится угроз Алексуса.
А не проверить ли мне твое бесстрашие на деле?
Волчонок встал и подошел к демону, становясь с ним чуть ли не нос к носу. Алексус уже ожидал всего чего угодно от этого паразита, в том числе и плевок в хладнокровно безразличное лицо. Но сделай он так, демон бы не повременил бы вырвать ему язык с корнем.
А может действительно, вырвать его язык?
- Люциан, ты глуп или правда ничего не боишься? Считаешь, что я не стану делать того, о чем тебе сказал только что? Так вот ты слишком заблуждаешься, мальчик. Ты не знаешь, каков я и каков бываю в истинном гневе. - демон схватил цепь которой был прикован волчонок и рванул её на себя. Та с корнем выдралась со стены и куски камня посыпались на пол. Алексусу насточертел этот вонючий подвал, хотелось выбраться наружу и сменить обстановку. А еще, демон раздумывал как бы наказать волчонка за всю ту дерзость и непокорность, с которой тот смел смотреть своему Хозяину в глаза. Он потащил альбиноса за собой, быстро поднимаясь по ступеням вверх, и тянул цепь настолько сильно, что ошейник на Люциане до крови врезался в его шею.
- Отдать тебя стае озабоченных оборотней гниющих от чумы, а такие здесь имеются. Пусть пустят тебя по кругу. Или нет! - демон весь воспрянул и зарядился порывом извращенных фантазий, рисуя себе возможные истязания Люциана. - Поставить тебя на колени посреди главной площади этого поселения, и пусть каждый желающий имеет тебя и в хвост и в гриву! Я еще хотел иметь с тобой дело! Нет! Я лучше наслажусь твоим унижением, и это будет лучшая услада моей проклятой душонке!
Алексус со всех ног несся ураганом по длинным темным коридорам и тащил за собой волчонка, словно вел его на эшафот.

+1

33

Казалось, Люциан договорился. Нет, ну а кто сказал, что будет легко? Оборотень не собирался подчиняться демону, по крайней мере сразу, он собирался только лишь делать вид. Он порядочно разозлил демона той правдой, что высказал ему прямо в глаза. Отчего тот буквально озверел и, вырвав цепь из стены, потащил парня наверх из подвала, начиная вновь ему угрожать тем, что пустит его по кругу среди представителей клана Дарк или других адских тварей. И сейчас Вайт обозлился по-настоящему. Его злость смешивалась со страхом от того, что ему предстоит пережить такое унижение, поэтому оборотень рычал, ругался и всячески упирался, несмотря на то, что ошейник до крови врезался ему в шею.
- Ты, мразь и ублюдок, отпусти меня! Я не откажусь от своих слов, и буду продолжать говорить тебе правду в лицо, какой бы мерзкой для тебя она не была, понял? Аааааррррррррр!
И тут на пути у Алексуса попалась парочка черных оборотней, которые смотрели на Вайта на поводке с ненавистью и со жгучим желанием унизить последнего из вражеского им клана. Альбинос тяжело дышал, его волосы растрепались, он был перемазан в собственной крови, он продолжал и продолжал упираться. Собственная бурная фантазия рисовала ему всяческие унижения, и парень даже не хотел представлять, что с ним сделают эти твари. Он собрал оставшиеся силы, постаравшись зацепиться в последний раз за одну из колонн, ломая ногти. Страх клокотал в его душе, сердце стучало как ненормальное и тут...
Алые глаза альбиноса засветились, он внезапно перестал сопротивляться. Демон же обернулся, чтобы понять, почему его жертва сейчас ни за что не цепляется и не тормозит его. Парень посмотрел на свои руки, кончики пальцев тоже светились этим странным светом, и принц вновь ощутил ту силу, что сейчас все возрастала и возрастала и буквально переполняла его. Страх снова подстегнул этот всплеск, и Люц, попытавшись хоть как-то сосредоточиться, направил этот сгусток энергии вперед, на поражение впереди идущего демона и черных оборотней. Удар был достаточно мощный, словно взрыв. Алексуса взрывной волной отбросило далеко вперед, и он пролетел вниз по лестнице один пролет. Выплеснутая энергия обратила вражеских оборотней в пепел.
- Ненавижу!
Только и смог высказать белый оборотень, которого теперь целиком и полностью окружало это странное сияние. Но опять он не смог совладать с энергией, которая была сильнее его и могла уничтожить неопытного принца изнутри. Люциан смог находиться в вертикальном положении только лишь несколько минут, потом у него подогнулись колени от слабости, и парень упал на пол, вновь потеряв сознание. Так он пролежал какое-то времени, свечение вокруг его тела стало постепенно угасать. А тем временем за всем, что происходило, из-за угла следил сын поверженного Боркуса - Артас. Который и боялся Алексуса и ненавидел его за то, что он сделал с его отцом. Да еще и оставил в живых последнего из рода Вайт. Артас не знал о планах демона на Люциана и поэтому сильнее бесился.
Я уничтожу тебя, раз демону это не под силу.
Оборотень в несколько прыжков подскочил к лежащему ничком Люциану. Он схватил его за волосы, приподнимая голову парня, обнажая горло. И уже замахнулся кинжалом, желая перерезать ему горло и потом повесить голову белого волка в гостиной.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-23 21:15:56)

+1

34

Он кричал, он вырывался, он обливал демона всевозможными проклятиями. И да, Алексус был таким, каков он был на языке волчонка. Он был мразью и ублюдком, проклятым существом, в котором не осталось ничего святого и доброго. Добиться от него снисхождения было просто нереально, так как злоба охватившая каждую клеточку его мозга, затмевала рассудок. Ему хотелось унизить, оскорбить, растоптать, сравнять с дерьмом непослушное существо, от которого он еще думал получить что-то вроде верной службы. Превратить Люциана в одну секунду в груду пепла было бы самым великодушным поступком, на который снизошло бы проклятое создание. Но нет, извращенное сознание требовало животрепещущего действа, крови и криков. Ему хотелось стереть с лица Люциана маску бесстрашного героя, чтобы эту прекрасную мордашку очернили боль и страх. Но на ровне со всеми коварными зверскими желаниями, у демона эгоистично отбивала дробь в мозгах идея фикс привязать к себе этого глупого щенка. Да! Да! Он хотел его, он желал его - во всех реальных смыслах. Потому, что не так часто случается, что кто-то может настолько сильно зацепить Повелителя адским псов. Издревле было так, что тьма притягивает свет.  Люц был таинственным светом, который коснувшись тьмы, что обволакивала Алексуса тысячи лет, смог проникнуть в глубину его проклятой души и вызвать в нем такие чувства, о существовании которых Лекс позабыл со дня своего падения в пучины Ада. И сейчас, нещадно волоча за собой несчастного парня, Алексус на секунду было замешкался - а правильно ли он поступает? И тут же что-то поменялось в окружающей атмосфере. Демон ощутил приток энерегии - сильной и раздражающе светлой. Она исходила от волчонка, чье тело неожиданно перестало сопротивляться. На пути демона оказались пара черных псов ехидно и поведено взирая на последнего из рода Вайт. Лекс обернулся и не сразу осознав случившееся, его откинуло потоком света в сторону лестницы. Он разжал пальцы и отпустил цепь, а сам мгновенно сориентировавшись переместил свое существо сквозь пространства, очутившись у двери ведущей в подвал - то бишь за спиной волчонка. Люциан был весь озарен светом, который постепенно гас словно предзакатное солнце. Он опалил этим светом черных волков, которые превратились в горы пепла.
Интересно! Так ты такой же, как и твой прадед! Так вот, что меня так притягивало к тебе!
Алексус пораженно уставился на потерявшего сознание Люциана и не мог прийти в себя от удивительной новости. В его руках - настоящее сокровище. Опорочить свет! Вот одна из целей сторонников Люцифера и просто тех, кого однажды лишили этого света. Нет, Алексус не убьет этого мальчишку так просто. И другим не даст к нему прикоснуться.
Только мой! Ты будешь только мой!
На горизонте объявилась еще одна шваль. Его мысли, его чувства врезались в сознание демона. Над Люцианом склонился сын убитого Алексусом Боркуса - вожака клана Дарк. Он хотел убить сокровище демона, что было фатальной ошибкой с его стороны. Схватив Люциана за загривок, он поднял над ним кинжал. Все случилось в одно мгновение - опущенный кинжал, рывок демона, который схватив Артаса скрутил ему шею и оторвал голову к чертям и открытые в пробуждении глаза белого волчонка. Белое одеяние Алексуса окрасилось кровью убитого Артаса. Демон ненавистно откинул его тело в сторону и взяв Люциана на руки понес слабого Вайта к себе в покои.

+1

35

Люциан вновь ощутил после всплеска этой энергии дикий упадок сил. Хотя этих самых сил как раз и не было, но зато слабость давала о себе знать снова и снова. После того, как с помощью неизвестно откуда-то выплеснувшейся энергии, ему удалось испепелить в прах волков, которые подбирались к нему с теми намерениями и угрозами, какие обещал ему демон, но то, что случилось дальше, Люц не помнил. Он отключился, вновь растянувшись на полу, но теперь его горло не сдавливал ошейник, который исчез, растворился в никуда после выброса светлой силы.
Принц знал, что в бессознательном состоянии с ним могут сделать все, что угодно. Алексус вполне способен привести свой план в исполнение, особенно после того, как Люциан взбесил его своими речами. Но ведь гораздо приятнее смотреть на унижение, страх и мучения, когда твоя жертва находится в сознании. И как по закону подлости Люциан очнулся. Но очнулся он и тут перед его глазами почти что мгновенно пронеслась немая сцена - его голову держит оборотень из клана Дарк и смотрит на него с диким желанием убить. Секунда, Люциан снова падает, поскольку демон, появившийся из ниоткуда, буквально отдирает оборотня от Люца и одним рывком лишает его головы. Снова реки крови, отчего Люциана начинает мутить. Он слишком слабо осознавал то, что сейчас происходит, но понимал, что сейчас Алексус зачем-то спас его от верной гибели. Почему?
Наверное, не хочет лишить себя хлеба и зрелищ... Этот всплеск силы был слишком мал для него. Но зачем меня спасать? Лучше бы мне отрезали голову, и я больше никогда бы не ощутил тех унижений, что меня ждут в ближайшем будущем...
Но вместо этого Люциана поднимают, берут на руки и куда-то несут. Волчонок закрыл глаза, чтобы только не видеть, куда именно. Сейчас он, возможно, избежал уготованной ему участи, но кто сказал, что совсем скоро все не повторится вновь? Он снова разозлит Алексуса своим неподчинением, тот вновь выдумает ему страшные пытки. Не убьет, но издеваться будет. Ведь это в крови у демонов. Нет, нельзя сейчас об этом думать и морально истязать себя.
А пришел в себя Люциан окончательно только тогда, когда понял, что лежит он не на жестком полу, а на кровати, и находится не в подвале, а в какой-то комнате. Все, что было до этого, принц видел словно сквозь какую-то пелену, а сейчас его взгляд становился все более осмысленным. Вот только сил не было совсем. Оборотень и от голода ослабел и от этой непонятной для него энергии, которая, казалось, истратила его собственную. Он с трудом приподнялся на локтях и...увидел, что рядом с ним на кровати сидит Алексус и внимательно за ним наблюдает.
Опять разглядывает так, словно сожрать хочет. Ну что же это за наказание такое?
Хотелось отползти, чтобы скрыться куда-нибудь от этого пронизывающего взгляда, но какое там...Максимум, на что бы хватило Люца, так это скатиться с кровати. Но это будет уже смешно. И Люц задал самый животрепещущий для него вопрос:
- Почему ты не дал убить меня тому оборотню? Решил, что никто не смеет дотрагиваться до твоей игрушки, кроме тебя самого?

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-24 19:50:30)

+1

36

Если бы он был ему безразличен, то демон бы не нес это ослабленное тело на руках. Он бы все так же тащил его за цепь или волосы по лестнице, давая его позвоночнику и каждой кости просчитать пролеты и шершавые доски протертые не одной сотней пар ног. С лица Алексуса капала вязкая темная кровь, вся белоснежная ряса окрасилась в алый. Ему подходил этот цвет - он характеризовал его кровожадность и безжалостность. Но Люциана впредь он не даст некому в обиду. Пока парень не окрепнет и не станет твердо на ноги, пока не научиться контролю сокрытой в нем силы - демон будет рядом, как заботливый хозяин. Он даст ему все, и возможно весь мир кинул бы ему в ноги, если бы того пожелал волчонок. Однажды Повелитель адских псов уже имел такую возможность быть связанным контрактом с невероятно сильным оборотнем. Им был прадед Люциана - первый из рода Вайтов. У Гелиаса была невероятная сила, с которой он мог бы подчинить себе весь Альдресвиль. Но так же, в нем поначалу жило светлое чувство справедливости и доброты, которое стерлось во времена ожесточенной войны. Когда в его душу начало закрадываться зло, Гелиас призвал Алексуса и заключил с ним контракт, чтобы ни один из членов его семьи больше не впадал в подобное ему отчаяние. А если проклятие Гелиаса настигнет клан Вайт, их всех следовало уничтожить, ибо в душе каждого волка скрывался разрушительный свет. Свет и Тьма. Их синонимы - Добро и Зло. Как оказалось, не всегда сие верно. Свет тоже может иметь безумную силу разрушения.
Люциан, когда ты возмужаешь и обретешь дремлющую в тебе силу, когда тебя поглотит проклятие твоего прадеда и ты обезумеешь...Ты станешь тем, кто уничтожит этот мир. Ты не просто мой щенок. Ты священный зверь, который предаст своего создателя и своими руками испепелит всю землю. А потом, если ты пожелаешь, я заберу тебя с собой в свой мир, где тебе будет место.
Демон принес волчонка в свои покои и уложил его на кровать. Содрав с него перепачканную одежду, несколько минут Алексус со страстью рассматривал тело, в котором не было изъянов. Он огладил кожу волчонка, его живот, его грудь, бедра и  шею, а после спрятал все за теплым одеялом, чтобы меньше раздражать собственную похоть. Сам же Алексус переоделся в другие одежды. Хотя переодеванием это назвать было сложно. Одно движение руки - и на демоне уже нет окровавленного тряпья, а вместо него шикарная белая ряса. Он присел на край кровати рядом с волчонком и напряженно уставился на него. Тот недолго провалялся без сознания, а когда очнулся, Алексуса следует сказать поразил его вопрос.
- Так ты уже не отрицаешь, что стал моей игрушкой? Ну надо же! Значит психологическое воздействие влияет на тебя лучше, чем физическая сила. Я учту. А если серьезно, - Лекс посмотрел куда-то в сторону и процедил сквозь зубы. - ты прав. Я никому не дам к тебе прикоснуться. Я уничтожу любого, кто посмеет тронуть тебя. Пойми, что теперь кроме меня, о тебе некому позаботиться. И я не брошу тебя.

+1

37

У Люциана сложилось стойкое ощущение, что он чего-то в этой жизни не понимает. Точнее, не понимает уже ничего. У белого волчонка слегка кружилась голова, и ему сложно было находиться в полувертикальном положении даже. Он постарался подняться на локтях повыше, чтобы присесть и только сейчас осознал, что на нем не осталось одежды. А этот демон его явно рассматривал, когда Люц находился в бессознательном состоянии. Парень вновь смутился, а вот когда услышал ответ на свой вопрос...то чуть не свалился с кровати.
Да что же с тобой происходит, непонятная ты, адская тварь? То ты уничтожаешь весь наш род, лишая меня всего, что я имел, лишая меня будущего. То теперь ты говоришь, что никому не дашь меня в обиду. Почему все так? Я ничего не понимаю...
Где-то глубоко внутри Люциан кричал надрывно, но вслух это высказать не мог. А что теперь толку? Его семью не вернешь, а непонятные действия Алексуса пугали Люциана. Оборотень знал, что демон владеет гораздо большей информацией и ни за что не поделится ею с Люцем. Или же поделится, но не сейчас. Принц посмотрел на отвернувшегося демона, слегка наклонив голову набок. Тот будто бы прятал взгляд, не желая смотреть на Вайта так, как он делал это всегда. Люц даже не стал заострять внимания на том, что он сказал про игрушку. Это был сарказм, и сарказм он получил в ответ точно также. Парень вцепился в край одеяла, сминая пальцами ткань и глядя куда-то перед собой. Пока что он молчал, пытаясь уловить смысл сказанного.
Сейчас он не угрожает, не пытается содрать с меня кожу живьем и отдать на растерзание адским псам. Неужели что-то человеческое может быть чуждо демону? Но как может по-человечески относиться ко мне тот, кому ничего не стоило отдать приказ своим псам, которые погубили весь мой род. Это осознание разрывает меня изнутри, и я все больше чувствую, что у меня внутри пустота. Это очень страшно - не понимать, не знать, чего ожидать в следующий момент.
- Не понимаю я тебя, демон, - наконец-то подал голос Люциан, который теперь уставился на свои руки, не желая встречаться взглядом с Алексусом. Он никак не мог признаться себе в этом, но было странным то, что подобный внешний вид волчонка смущал, а когда демон олицетворял собой истинную тьму, то был готов броситься на него, чтобы вцепиться в глотку. Парень ненавидел себя за эти метания. А также ненавидел себя за то, что Алексус читал его, как раскрытую книгу. И он явно понимал, что адское существо уже давно раскрыл намерения молодого оборотня. - Ты слишком быстро меняешь свои решения, и поэтому я сказал про игрушку. Ведь сейчас мы с удовольствием играем с ней, а через секунду отшвыриваем в угол только потому, что нам скучно и хочется разнообразия. Но у игрушек нет чувств, они мертвые. А я живой. Пока еще, - алый взгляд принца как-то потух. - И, - Люциан поднял голову, и снова их взгляды встретились. Вайт даже забыл, что хотел сказать, - не смотри на меня так!

Отредактировано Shax Lloyd (2014-08-24 22:22:35)

+1

38

Алексус твердо смотрел себе под ноги, а из головы будто бы исчезли все мысли. Не хотелось ему больше издеваться над мальчишкой, играть с ним в "кто кого переговорит". Достаточно с Люциана угроз и той информации, с которой парню еще предстоит справиться. Лишнего демон ему не скажет, ведь лишнее не к чему и только усугубит ненависть белого волчка. Надеяться на то, что Вайт проникнется чувствами к демону, было бы последней глупостью, о которой мог помышлять Алексус. Чувство верности, преданности - это все собачьи черты, а Люц был будто бы не тем за кого себя выдавал. Или же еще поздно делать какие-либо выводы, и в будущем, далеком и призрачном, он будет уверенно стоять за за Алексусом и прикрывать его со спины. Одно демон для себя четко определил - не убивать мальчишку. Нужно было как-то заставить его следовать за собой, но больше не прибегая к безумству и коварству, что олицетворяют адское существо.
- Знаешь, Люциан, порой я сам себя не понимаю, - словно в пустоту произнес демон. Это был даже не ответ на слова волчонка, это было нелегкое умозаключение, которое с трудом давалось демону. Когда живешь тысячи лет, собственные мысли начинают играть с тобой в злорадную игру. Уже не знаешь правильно ли поступаешь, и до каких пор еще будет длиться твое существование наперекор собственным желаниям что-либо изменить. Жизнь приедается, такая, какую её тебе дали. Бессмертие не есть прекрасный дар - это самое подлое проклятие. Жить тысячи лет в компании с ненавистью, всеми пороками и нескончаемой злобой, значит медленно и верно сходить с ума. Алексусу надоела такая жизнь. Душа требовала чего-то нового и в тоже время, чего-то такого, что он и его братья добивались тысячелетиями. Уничтожение человечества. И с помощью кого? С помощью священного зверя, которого нужно было приручить. Вот вам и жизненные перемены.
С ним я начну новую жизнь. - Алексус обернулся к Люциану и с вожделением посмотрел в его глаза. В этом взгляде было все - желание, коварство, обожание, решительность, ревность и самодовольство. Да, он был настолько разнообразен, что легко смутил волчонка.
- А как мне на тебя смотреть? Если я хочу смотреть на тебя, Люциан, то ничего не смогу с собой поделать. Так что терпи эти взгляды, ведь с каждым днем они будут все больше переполнены страстью к тебе. И привыкай к тому, что я быстро меняю свои решения. Но одно мое решение будет непоколебимым и я уже дал тебе обещание. Больше повторяться не буду. Маленький принц, - демон приблизился к волчонку и склонился над его лицом, как-то неожиданно тепло улыбаясь. - будь со мной, и я весь мир кину к твоим ногам. 
Только демон наклонился, чтобы поцеловать существо к которому его тянуло с неописуемой силой, как на всю комнату раздался жалобный стон. Он исходил от Люциана, вернее от живота волчонка.
- Кажется кто-то проголодался...

+1

39

О, всемогущие боги, спрячьте меня куда-нибудь от него. Все, что угодно, лишь бы этот зверь не смотрел на меня так. Краснею, словно девица на выданье...
Мысли о звере, конечно, были прекрасными и от зверя исходили. Люциан, конечно, заметил, что демона тянет к нему, но он пока что не знал, как на подобное реагировать, поэтому и старался всячески скрыться, оттолкнуть и делать все, что угодно, только не поддаваться. Возможно, в нем говорила внутренняя ярость, что нельзя отдаваться врагу, какой бы привлекательный облик он не принял.Ведь это может быть всего лишь очередной приманкой, чтобы поймать в ловушку неопытного принца.
Но еще об одной, весьма важной вещи забыл молодой оборотень. У охотника сильнее просыпается азарт обладать своей жертвой и сильнее разгорается желание как можно скорее поймать, когда жертва начинает сопротивляться и убегать. Люциан сейчас именно убегал, потому что не знал, как сопротивляться. А если быть честным по отношению к самому себе, то он...попросту боялся поддаться и совсем тогда перестать уважать самого себя. Но теперь ему будет все равно, как на него посмотрят окружающие, ведь никого из своих в живых не осталось, а вокруг только враги. Вот даже и эти оборотни из клана Дарк, которых видел принц и которых обратил в прах. Вырвавшаяся энергия пугала, не поддавалась контролю, и вокруг оставалась только выжженная земля и горы пепла....
Люц посильнее закутался в одеяло. Ему внезапно стало очень холодно и не потому, что сейчас он был без одежды. Им вновь овладело липкое и мерзкое чувство страха, но уже не по отношению к демону, а в связи с тем, что он сделал, только лишь поддавшись гневу, точнее, своим эмоциям. А Алексус отнесся к этому так, будто бы ничего особенного не случилось. Явно что-то скрывает, сволочь. Люциан нахмурился и из того, что сказал ему демон, выловил только то, что тот весь мир бросит к его ногам, если альбинос будет с ним. Парень сглотнул и буквально вжался спиной в кровать, когда над ним склонился Алексус с явным намерением его поцеловать. Как же захотелось тяпнуть клыками за нос!
- Укушу!!! - ворчливо пригрозил Люциан, не собираясь отвечать на поползновения Лекса, когда его желудок (к великой, надо сказать, радости парня!) жалобно заурчал от голода, испортив весь момент. Альбинос ухмыльнулся, когда демон озвучил данность о том, что оборотень проголодался. - Ты негодяй и хам, не кормишь меня, а еще хочешь, чтобы я был с тобой. Я не ящерица, чтобы ползать за тобой, еле лапы волоча от голода! И не называй меня маленьким, я не ребёнок в самом деле! - парень каким-то невероятным усилием вывернулся из-под Алексуса и переполз на другую сторону кровати. Разве что только язык не показал.

+1

40

Волки наверняка существа с безмерными аппетитами. И вот уж кому по праву можно отдать грешок чревоугодия. Так что у Люциана еще один плюс в список обязательных пунктов по очернению себя любимого. Еще один порок, с которым возможно оборотни рождаются. Им ведь нужно брать откуда-то силы, вот из питательной пищи, как раз и можно изъять ту заветную энергию, которой они подпитываются. Что касается Алексуса - он демон, ему по идее не нужна та пища, которую едят здесь на земле. Его аппетиты утоляются душами, а если припомнить события недавних дней, то демон наелся на сотню лет вперед. Его даже не лишний раз позабавила эта мысль.
- Да, что ты говоришь, не маленький? Ах, да! Прости, ты уже взрослый и отважный зверь. Даже ниже пояса ты достаточно зрелый, - Алексус рассмеялся и встал с кровати. Люциан отполз от демона куда по-дальше и остался смотреть на него обижено и возмущенно. Ребячество чистой воды, которое не отнять у молодого и неопытного юнца. Рядом с таким Алексус хотел бы забыть о своих тысячах лет за плечами, которые нисколько не красили его в глазах волчонка. Того и гляди, малец начнет его в отместку "дедушкой" обзывать или стариком. Хотя глядя на Алексуса, язык бы не повернулся на такое совершенное существо сказать нечто подобное.
Принесите ужин. Немедленно! - мысленно приказал Алексус одному из Дарков, что работал в поместье бывшего вожака. Прислуга из черных волков тут же засуетилась повсюду, включая кухню и каждый из этажей. Все боялись демона и никто не хотел пойти по стопам Боркуса и его сына. Голову следовало держать на плечах, а не лишаться её по собственной халатности.
"тук-тук"
- Простите, Господин. Разрешите войти, мы принесли Ваш ужин, - дверь в покои раскрылась и парочка нерешительных слуг внесла на подносах всевозможные блюда. На кухне явно хотели угодить демону, но не знали о его конкретных вкусовых пристрастиях. Так что еды было много и она поражала своим гастрономическим разнообразием. Слуги откланялись и были посланы прочь из комнаты. Алексус обошел уставленный пахнущими яствами стол, придирчиво рассматривая каждый кусок мяса, каждую ягоду и ярко блестящие столовые приборы. И лишь после своей строгой оценки, будто бы он хотел вычислить в тарелках подмешанный яд, Лекс сделал приглашающий жест Люциану.
- Прошу к столу, не отравлено. Даже выглядит аппетитно. Ну чего же ты не встаешь? Уже аппетит пропал? - Алексус уперся рукой о спинку стула и вопросительно уставился на волчонка, который будто бы и слюной весь изошел, и в тот же момент на его лице читалась нерешительность и пурпурное стеснение.
Боится задницу свою светить, не иначе. Малыш, я еще увижу её и не раз...
- Прикройся простыней, раз так смущаешься. А позже, тебе принесут одежду. Но право, ты меня удивляешь. Я же мужчина, откуда эта неловкость, Люциан? - и демон сладострастно ухмыльнулся.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дикая охота