В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дикая охота


Дикая охота

Сообщений 101 страница 104 из 104

101

Люцианом в данный момент владели абсолютно противоречивые чувства. Оборотень просто стоял на коленях, обнимая демона и прижимаясь к нему обнаженным телом, уже абсолютно не стесняясь и наплевав на то, что их мог видеть еще кто-то, однако после того, как они избавились от Азазеля, по идее уже никто не мог их помешать. Ну практически идиллия, если не считать абсолютно выжженной земли, вырванных с корнем деревьев и потрескавшейся земли. В общем, разруха полная и среди это разрухи стоял крылатый мужчина, обнимающий своими крыльями беловолосого парня. Однако что сделано, то сделано, но если спроси сейчас кто-нибудь Люциана о том, почему он все-таки решил помочь в этом сражении Алексусу, он не ответит однозначно. Это было очень сложно - разобраться в себе.
Когда Лекс заключил его лицо в свои ладони, волчонок тяжело вздохнул, но взгляда не отвел. Услышал от демона еще часть повествования о том, что у демонов есть свои законы, иерархия, а также заключил тем, что один не справился бы. Губы альбиноса тронула легкая улыбка, и вскоре Алексус озвучил ту идею, которую Люц так долго от него скрывал. Точнее, думал, что скрывал, поскольку судя по всему, именно благодаря той печати, наложенной на него демоном, Лекс знал о своем волке абсолютно все, даже его помыслы.  Оборотень опустил голову, смотря куда-то в грудь Алексусу, его ладонь сейчас лежала именно там, куда упирался его взгляд. Он не знал, что сказать. Убить того, кого хотел уничтожить все эти года, ни в коем случае не нарушить свою клятву, данную им тогда, когда он с ужасом смотрел на гибель своего Клана.
Если я отрекусь от своих слов, это означает, что я предам память о своих родных. Как мне жить потом с этим? А если я уничтожу Лекса, используя ту странную ангельскую силу, то что же останется мне? Я буду совсем один, у меня не останется никакой цели в жизни, я потеряю к ней всякий интерес. Я не знаю, что мне делать...
- Алексус, я, - принц замялся и схватился руками за голову, слегка отстранившись от демона с ангельскими крыльями, - не знаю. Меня словно что-то грызет изнутри. Когда ты снял с меня печать, я вновь почувствовал себя таким же свободным, каким был раньше. Да, я не буду отнекиваться, и ни к чему это - я хотел тебя уничтожить, чтобы отомстить за смерть своих родных. Но я, - парень сглотнул, и по его щеке потекла слеза, -не хочу остаться один. Как бы это ни звучало, уничтожь я тебя, дальше мне не будет никакого смысла жить. И сегодняшнее сражение тоже будет напрасным. Наверное, если бы я хотел убить тебя, то не стал помогать в битве с твоим братом. Я сам себя не понимаю и ненавижу за такое проявление слабости.
Парень шмыгнул носом, покосился на Лекса и стянул с плеч того окровавленную накидку, заворачиваясь в нее. Внезапно стало безумно холодно, и альбинос затрясся всем телом. Наверное потому, что он истратил слишком много сил, а может быть и вправду замерз, ведь в пылу сражения становится очень горячо. Ситуация была не из простых, сложно осознать свои настоящие чувства. И помочь ему никто не мог... Но Люциан четко уже осознал то, что убить демона он не сможет. И Алексус тоже это понимал.

+1

102

Алексус и без печатей и каких-либо телепатических способностей мог понять, что происходило в сердце молодого волка на протяжении всего того времени, что они провели вместе. Лекс успел узнать его слишком близко, чтобы просто догадываться, что же такое может хранить в себе Люциан, какие мысли посещают его день ото дня и какие цели он преследует. Демон будто бы знал волчонка с самого его рождения, будто бы ангел-хранитель следил за каждым его шагом, пока Люц рос и развивался, и поэтому мог без слов понять мальчишку. Но он не будет сейчас забивать этому прекрасному зверю и человеку в одном лице голову лишней информацией, которая отсрочит то, к чему Люциан стремился. А стремление у него было одно и ненависть, которую Алексус воспитал в мальчишке к себе, все это вместе подводило черту за которую демон и волчонок давно переступили. Теперь от Люциана нет секретов, вся правда было отдана ему чуть ли не предсмертным подношением, своеобразной жертвой. Алексус готов был стать его главной жертвой, волчонку оставалось только набраться смелости и вырвать горячее сердце Падшего. А к слову сказать, билось оно быстрее обычного и громче. Не боялся Лекс смерти, но и не хотел её сейчас. Хотя другого выхода просто не существует. Он больше не сможет делать больно Люциану, так как больше не осталось источников этой боли. Весь род волка стал прислужниками Повелителя адских псов. У Люциана никого не осталось на этой земле. Чувство одиночества росло. Он один, совсем один. Единственный из клана, который обязан отомстить. Ведь так поступают те, кто чтет свой род. Но с другой стороны...Месть - разве она не грешна?
В тот день я его проклял. Он утонул в собственной порочности. Ненависть, алчное желание мести, влечение к Падшему, злоба...Я запятнал его святость, так о каких грехах идет речь? Уже поздно думать об искуплении. Ему остается лишь одно - не предать себя и завершить начатое.
- Как бы это ни звучало, уничтожь я тебя, дальше мне не будет никакого смысла жить...
Алексус смотрит на поникшего волчонка широко раскрытыми глазами. Он не верит своим ушам. Мальчишка сейчас чуть ли не прямым текстом объявил, что Алексус и есть смысл его жизни. А что есть смысл жизни? Для каждого существа он имеет различную природу, но обычно, когда теряешь кого-то слишком близкого и самому жизнь становится ненужной. Такое чувство пережил и сам Алексус, когда потерял Лаксиеля. Он был его смыслом жизни, его светом. А теперь перед демоном стоит другое существо, которому он причинил слишком много боли и страданий и тем не менее, он придает себя и говорит такие странные вещи. Говорит их Падшему, чьи крылья сейчас постепенно превращаются в серебристый теплый свет и искрами возносится в небо. Перья опадают, их уносит с собой ветер и через какое-то время, от крыльев Падшего ангела не остается и следа. Он снова Алексус. Он демон, который похож на ангела и ангел, который потерял свою святость и стал демоном. Он делает шаг вперед, укрывает дрожащего мальчишку в своих объятиях, убирает его волосы прочь с лица, поднимает его подбородок вверх и чувственно целует в холодные губы. Своими. Горячими. Которые вернули потерянное тепло.
- Если то, о чем ты говоришь называется слабостью, то я кажется тоже стал слабаком. Ты моя слабость. И если ты позволишь мне, то я хотел бы остаться с тобой. И я хочу по-прежнему быть твоим Хозяином. Хочу быть Хозяином твоего сердца, Люциан.   

+1

103

Кто-то мудрый сказал когда-то такую фразу: от ненависти до любви всего лишь один шаг. Неважно, будет ли он коротким или длинным, способным преодолеть расстояние длиною в целую жизнь. Просто порой бывает так, что решиться на подобный шаг очень тяжело, а порою оказывается невозможно. У Люциана не было иного выбора, хотя, казалось, что выход есть из любой ситуации. Но он сказал демону чистую правду, которую вроде бы тот знал, однако же судя по его выражению лица, этой правдой Падший был немало ошарашен.
Может быть не ожидал, что Люциан вообще когда-нибудь решится подобное признать и высказать вслух, но тем не менее факт остается фактом. Плечи принца слегка подрагивали от нервозности, он не решался взглянуть демону в глаза до тех пор, пока тот не подошел к нему вплотную, не приподнял за подбородок и не поцеловал. Сей поцелуй не был властным, казалось, Алексус вложил в него всю свою нежность. Волчонок широко распахнул глаза, отвечая на проявление ласки, а уж потом настала его очередь не поверить своим ушам.
- И если ты позволишь мне, то я хотел бы остаться с тобой. И я хочу по-прежнему быть твоим Хозяином. Хочу быть Хозяином твоего сердца, Люциан.
Я не могу сказать точно, люблю ли я его. Да и как можно любить того, кто причинил мне столько боли? Но, черт побери, сейчас я совершенно точно знаю то, что без него я не смогу прожить. Я не хочу, чтобы он снова превратился в ту адскую тварь, продолжающую охотиться за чужими душами. Когда он рядом со мной, на земле, то вроде бы все в порядке, и он становится даже больше похож на человека. Не внешне, конечно, а именно своим отношением ко мне. Я привык к такому отношению, я не представляю свои ночи без него...
Альбинос протянул руки к Алексусу и вновь крепко обнял его. Крылья ангела исчезли, а от Люциана все еще исходило слабое свечение, которое пульсировало и постепенно угасало, вновь скрываясь где-то глубоко внутри него. Он мог стоять с ним вот так еще очень долго, но все же следовало определиться уже наконец и понять, что делать дальше.
- Знаешь, иногда у меня возникали мысли о том, чтобы ты каким-нибудь образом и меня превратил в демона. Я не знаю, как становятся ими. Люди вот, к примеру, поговаривают что стать оборотнем можно, если он тебя покусает в период полнолуния, - парень усмехнулся, не очень-то веря этим слухам и пока что не выпуская Алексуса из объятий. - Мне-то уже катиться некуда, я давно грешен, поэтому одним грехом больше, одним меньше... Или может быть я неправильно рассуждаю. А что до Хозяина моего сердца, то, - ладони беловолосого прошлись по спине демона там, где буквально совсем недавно находились ангельские крылья, и Люц снял с его спины одно небольшое перышко, - ты им уже давно стал. Я не уверен в своих чувствах, но мне кажется, что я хочу остаться с тобой здесь на земле. Потому что судя по Азазелю, там в Аду, не очень-то и весело. Я понимаю, что за тобой и мной не твой брат, так другие Падшие смогут начать вести охоту, и это меня, если честно, пугает. Вот и закрались в мою голову мысли о перевоплощении в демона.
Неужели я сказал об этом? Но все-таки только Лекс сможет прояснить для меня мое желание обратиться в адскую тварь, или же навсегда забыть об этом и существовать в том обличье, что мне было когда-то даровано кем-то свыше. А сила ангела со мной останется до конца дней моих.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-10-24 10:06:22)

+1

104

[audio]http:// prostopleer.com/tracks/2069ZVyC[/audio]

http://i29.beon.ru/39/58/315839/34/13008734/x_4f67d5fd1.jpeg

But did you know, that when it snows
My eyes become large and
The light that you shine can be seen

Baby, I might compare you to a kiss from a rose on the grave
The more I get of you stranger it feels
Now that your rose is in bloom
A light hits the gloom on the grave


Их история начиналась очень трагично. Трагично для молодого парня, который в один миг потерял свою семью. Реки крови, крики и предсмертный вой сородичей. Печальный прощальный взгляд матери и отца, которых жестоко отобрал бездушный адский сын. Одиночество подаренное в качестве вечного проклятия...
Фатально это история началась и для демона, который по крупицам растеряв свою святость, погрязший во тьме, в ненависти и злобе и скрывший ото всех свое истинное обличье, вновь обрел веру и желание быть подле кого-то дорогого, тем самым предав собственные самоубеждения и принципы. Пройдя недолгий путь длиною в несколько лет, бок о бок находясь с последним из священного рода, Алексус попросту стал никем открывшись Люциану. Ему теперь некуда идти. Его не примут ангелы, его отвергнут демоны. Он предал всех, но только не свои чувства. Он будто бы открестился ото всех, чтобы отдать себя одному единственному. В руках волчонка теперь жизнь казалось бессмертного существа. Если он захочет, Лекс в любую секунду распрощается со своим бессмертием, если того пожелает душа Вайта. Но расправив свои крылья, демон не вознесется вновь к светлым Небесам. Наверное изначально, он был рожден другим, чтобы однажды, спустя несколько тысячелетий переродится духовно и начать все заново. Однажды потеряв нечто драгоценное, он имеет возможность снова крепко держать свое бесценное сокровище в своих сильных руках. Пока он жив, пока в нем есть силы продолжать свой жизненный путь, он будет вечно на стороне волчонка, который странным образом привязал демона к себе. А Лекс, сколько бы боли и страданий не принес мальчишке, теперь станет единственным, ради кого Вайт готов и дальше дышать и вновь учится жить по-новому. И не важно - душа возлюбленного брата или же нечто иное влечет Алексуса к Люциану, их теперь разлучит только смерть. Две части одного целого притянутые неведомой силой вселенского притяжения. И странная вещь судьба. И не менее странная вещь - любовь. Вместе, они воплощение самого коварного божества вершащего свой хитрый самосуд где-то в таком месте, о котором неизвестно никому. Даже демон способен любить...Даже Падший способен вновь раскрыть свои крылья. Любовь заставляет прощать. Даже раненый зверь, способен прижаться к своему обидчику и лизать ему руки. Мы не хозяева своей судьбы, мы лишь пешки. И лучше жить не зная о своем конце, не думая о смерти и не впуская в себя еще больше зла. Лучше идти бок о бок с тем, кто своим светом прогонит тьму из сердца. Оно стало биться быстрее. Теперь слышен его стук. Оно горячее, оно трепещет, оно любит...
- Ты другой. И чтобы быть друг с другом и противостоять кому-либо, кто посмеет разлучить нас, тебе не нужно становится проклятым существом. Хватит в нашем тандеме одной Падшей твари. Я всегда сумею защитить тебя и уничтожу любого, кто станет у нас на пути. А ты...- Алексус вновь обнял лицо мальчишки ладонями и огладил его щеку большим пальцем. Смотря в алые глаза Люциана, Алексус будто бы проникал в самую глубину его души. Там было очень тепло и светло. И боль, что ранее съедала волчонка, её хотелось отобрать силой и уничтожить навсегда. Лекс будет стараться. Он исправится, он вернет сердцу волчонка надежду и веру. Потому как Люциан сам того не ведая, вернул демону желание верить в кого-то.
- Прошу тебя. Будь всегда моим светом. Ты лучшее, что было, есть и будет в моей жизни.
Демон чувственно коснулся дрожащих губ волчонка своими и заключил их в долгий поцелуй. Теперь он всегда будет так ласково касаться этой сладкой части тела волчонка. Каждый раз, своими поцелуями Алексус будет доказывать Вайту свою...любовь. И когда-нибудь, он обязательно признается волчонку, что даже такая жуткая тварь, как Повелитель адских псов, ангел падший с Небес, демон, может полюбить маленького, горделивого и самого светлого в мире потомка священного рода белых волков - Люциана Вайта.   

Тhe Еnd

Отредактировано Simon Kotyk (2014-10-26 01:54:00)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Дикая охота