Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - ах эти девушки как звезды;


- ах эти девушки как звезды;

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Max & Scarlett
22.06.2014
время, погда и прочее
значения не имеют

--------------------------------------------------------------------
Значит так. После выходных, которые Макс и Скар провели по отдельности, обдумывая сказанные в пятницу вечером известия, Скарлетт в понедельник приходит на работу в очень странном отвлекающем наряде. Что бы это могло значить?
Макс недоумевает.

--------------------------------------------------------------------

http://savepic.ru/5515945m.png

+1

2

вв

Поговорим о насущном? После того разговора с Максом, после его известий о том, что уже совсем скоро он покинет Сакраменто и пополнит ряды отважный спасителей всея человечества – я пересмотрела свои взгляды на многие вещи. Я больше не расстраивалась, упиваясь своими собственными горючими слезами, не жалела себя, не позволяла холодной и ужасающей тоске пробраться в мое сердце и сожрать изнутри. О нет, сейчас я была минимально похожа на грустную и опечаленную девушку. Хотите точнее? Я была зла и разгневанна как войско адских дьяволов – готовая убивать, крушить и ломать все на своем пути. В глазах – демонический блеск, в голове самые разные идеи и желания не то чтобы отомстить, скорее проучить и показать Максу, что именно он теряет. Если, конечно, сделакть вид, что он в принципе когда-то мной обладал. Я не по зубам никому, даже самой себе. А мистер Браун, этот сволочной котик обидел меня до самой глубины моей потаенной души, и я планировала, задевать его так же. Своими способами, чисто женскими.
Так вот, сегодня, не смотря на свое сомнительное положение, я нарядилась в весьма откровенный нарядец. Потратила на него отложенные деньги, кручась и вертясь в нем перед зеркалом, чтобы убедиться, что мой маленький, почти незаметный животик не бросается в глаза. Короткая юбка, открытая спина, заманчивое декольте – любой мужчина точно клюнет и поведется на меня. Приправим все это аккуратной прической, каблучками и соблазнительным макияжем – все, я готова к наступлению.
Что входило в мои планы? Появляться в зале ресторана как можно чаще, я даже возьмусь обслуживать пару столиков, чего не делала уже чуть больше месяца. Я буду мелькать перед глазами Макса своими стройными длинными ногами, флиртовать с каждым, кто недвусмесленно посмотрит в мою сторону, и никакого, абсолютно никакого внимания не обращать на своего бывшего мужа. Все, для меня он уже уехал. В свою армию. В свою гребаную армию.
- Доброе утро. – на губах сияет лучезарная улыбка, я выхаживала вдоль столиков, кланяясь каждому клиенту, ненадолго задерживаясь, позволяя как следует рассмотреть меня со всех сторон. Не только случайным зрителям моего представления – Максу в первую очередь.
Принимаю заказ у приятного мужчины – крепкий кофе, два круасана, получаю от него комплимент, одаривая в ответ благосклонным взглядом, и отправляюсь к бару, получить горячий напиток.
- Макс, один черный кофе. И побыстрее, если можно, Роберт сразу после нас отправляется на работу. – Пока жду, когда мужчина выполнит мою просьбу, разворачиваюсь лицом к клиенту, играя с ним в «гляделки». Волшебству флирта я не разучилась за долгое время монашеского образа жизни. Ну а что? Почему Максу можно флиртовать с каждой юбкой, а мне нет? Я тоже имею право на личную жизнь.

Отредактировано Scarlett Stone (2014-08-12 19:59:31)

+1

3

Вот уж не думал что мое извещение о службе вызовет у Скарлетт такой припадок ревности, при том ревности необоснованной. Я спокойно довез ее до дома в вечер пятницы, заверил, что моя служба не как не повлияет на наши отношения, и вообще, мне показалось, что мы расстались на хорошей ноте. Если честно, я никогда не умел говорить серьезно о таких вещах, от этого могло сложиться впечатление, что я всегда дурачусь и отношусь к вещам не так, как подобает мужчине двадцати шести лет. Но это не правда.
Так вот, я припарковал свой тонированный автомобиль на парковке близ ресторана и отправился внутрь. Посетителей в первые часы открытия как всегда не очень много, потому что люди уже добрались до работы и засели в офисах, но иногда на поздний бранч к нам заглядывают. Один раз даже заходил известный писатель и некоторые девочки, предпочитающие, вроде как, книги о вампирах, ломанулись к нему брать автографы. Это не хило подняло рейтинг заведения в тот день. Но не сегодня. Сегодня было занято около пяти столиков и многие официантки просто болтали друг с другом, страдая от безделья. Многие, но не Скарлетт. Она зачем-то натянула неприлично короткое платье и пошла сама обслуживать клиентов.
- Привет, - мой голос звучал нейтрально, не хотелось бы показывать свое недовольство, но, к сожалению, все мои эмоции написаны на лице. Провожаю взглядом ее короткий бежевый подол, мою руки и занимаю свое рабочее место. Ко мне уже подходит Линда, так же одна из официанток и интересуется тем, как я провел выходные.
- Спасибо, не плохо, а ты? - Болтаю с брюнеткой, но мои глаза безустанно и внимательно следят за перемещениями Стоун. И то, как она жеманно улыбается этому мужчине с залысинами. У того наверно шея вспотела от такой неожиданности и вместо работы он пойдет к жене, а она у него есть, судя по кольцу на безымянном пальце.
Скар подходит к барной стойке и каким-то странным, непривычным голосом требует с меня кофе.
- Побыстрее? Или что? Ты меня уволишь? - В моем голосе отчетливо стучит эхо злости. Вырядилась как шлюха, еще указывает, как мне работать на моем рабочем месте.
- И тебе, разумеется, очень важно, чтобы он подавился своим кофе как можно скорее? - Выпрямляю спину и продолжаю с вызовом.
- Тогда можешь подать его сама. - Скрещиваю руки на груди, совершенно забыв о том, что сунул кружку в кофе-машину и жидкость уже потекла через край на полированную поверхность стола.

+1

4

На данный момент жизни — я не ревновала, я злилась, чертовски зилась на несправедливую штуку жизнь, что год за годом отнимала у меня значимых и важных для меня людей. Ширли, Бони, Митчелл, теперь Макс покинет наш город, а вскоре вообще исчезнет и даже имя мое забудет — в чем я ни на секунду не сомневалась. Да, в тот день наш разговор закончился на весьма позитивной ноте, но точно так же он разговаривал со мной и перед разводом — и я перестала видеть нечто хорошее в его улыбках и глупых шутках. Макс всегда говорит одно, а потом снова принимается за старое. Вот сейчас он болтает с Линдой, и я не то чтобы ревную, я принимаю уже этого его общение с каждой короткой юбкой как факт. Он никогда не исправится. Никогда.
Отправляюсь за заказом, чувствуя, что мой план провалился. Ему все равно на то, как я выгляжу, что на мне надето, общаюсь ли я мило с клиентами, или же сижу тихо в своем кабинете. Пора уже привыкнуть к тому, что ему нет до этого дела. А его недовольный взгляд я свалила на нежелание работать с раннего утра.
- Нет... - озадаченно протягиваю я, отворачиваясь от Роберта и глядя прямо в глаза Брауну. Он огрызался, смотрел на меня словно ощетинившийся волк, того и гляди — откусит мне голову. Я боязливо сжала плечи, виновато мямля что-то вроде. - Я же нормально попросила. - Но потом прокашливаюсь, замечая на болтающих неподалеку официанток. Грубым взглядом заставляю приняться их за работу, вновь возвращаясь к мужчине. - Кто-то же должен обслуживать клиентов, если весь остальной персонал только и занят тем, как точить лясы по углам.
А он снова рычит на меня, еще так надменно складывая руки на груди и делая шаг в сторону. Честно? Я давно не видела его таким напряженным, но почему то мысль о том, что его действительно не устроил мой внешний вид и поведение как то выветрилась из головы — и я искренне и невинно хлопала ресницами, пытаясь разобраться, в чем дело.
- Да что с тобой не так? - возглас непонимания с моих уст, и я послушно обхожу барную стойку, доставая кружку из кофемашины. Беру бумажные полотенца за спиной Макса, чтобы обтереть бортики белого фарфора, и подготовить кофе к подаче самостоятельно. - Если тебе сложно, так бы и сказал, я умею сама управляться с этим аппаратом.
Напиток уже стоял на подносе, и мне осталось дождаться лишь десерта, который должен быть готов через две минуты. Отходить от барной стойки не спешу, снова ловлю на себе взгляд клиента, он улыбается мне — и я смущенно отправляю ему ответную улыбку.

+1

5

- А зачем ты тогда командуешь? Если бы ты нормально попросила, не было бы этого дурацкого уточнения «и побыстрее». Я и так, вроде бы, все делаю быстро. - Не скрою, во мне сейчас говорила обида и нутро буквально клокотало от негодования. Чем я заслужил эти непонятные тычки после пятницы и выходных, которые я провел дома, помогая отцу готовить запланированную на июль свадьбу. Точнее, помогал я Ноле, но с этой женщиной мы так и не сошлись, так что мне больше нравилось думать, что своим участием я радую Александра. С мамой они так и не помирились, она его не простила и не хотела бы, чтобы я шел на его свадьбу. Но снова облачиться в шкуру капризного ребенка я тоже не мог, так что вел себя сдержанно и делал все, что от меня требуется. Кстати, отец хотел, чтобы свадьба прошла в «1957», и я обещал спросить у Скарлетт о такой возможности. Папа считает, что не смотря на то, что мы развелись, наши семьи должны поддерживать хорошие отношения. Бизнес Милы, наконец-то, выправился и рестораны по крайней мере не приносят убытков, но сестра наотрез отказалась пускать отца в «Osteria Francescana». В тот день к ней приезжает брат покойного мужа, чтобы оставить своего управляющего, ибо, увы и ах, сам Мила только повар, но никак не администратор. Так вот, сестра вообще была не в восторге он этой затеи и твердо заявила мне по телефону, что папа может даже не пытаться, и что его прошмандовки не будет в ресторане. Сдается, в этом Скар будет с ней солидарна.
- Клиентов то пять человек, - ворчу себе под нос, - и все давно обслужены кроме этого индюка, которому те решила подавать сама. Заняться тебе что ли нечем, кроме как бегать по ресторану в платье, едва прикрывающем задницу! - Мои щеки горели, я даже не пытался спасти кофе и привести его в порядок. Да, бармен - явно не мое призвание, или просто Стоун меня отвлекает.
- Все со мной так, - поворачиваюсь к ней лицом в подтверждение своих слов, тоже снимаю несколько бумажных полотенец и вместе с девушкой протираю поверхность стойки, на которой стоит аппарат. - Мне не сложно, это моя работа, и если мне не отшибло память, я делаю все нормально и правильно, и пока еще никто не жаловался, вот, - кидаю ей перед носом книгу с отзывами, - в пятницу меня тут похвалили, - открываю на последней странице и тыкаю пальцем в стоки. Скарлетт в общем то не обязательно знать, что это писала Нола, которая приходила смотреть ресторан. Думаю, хвалила она искренне и мой коктейль ей действительно понравился.
Линда принесла с кухни безупречный десерт, ставя тарелочку на поднос и виновато глядя на Скарлет. Видимо, чувстовала свою вину за болтовню на пустом месте.
- Позвольте, я отнесу?

+1

6

- Командую? - я виновато опустила глаза, пытаясь спроецировать в памяти моменты недавно прошедших пяти минут. Действительно, я немного перестаралась, пытаясь задеть и обратить на себя внимание мужчины — но я даже не ожидала, что у него настолько маленькое, коротюсенькое терпение, и вывести его из себя мне удастся так просто. - Да, извини, я была не права, не знаю, что на меня нашло. - Укладываю руку ему на плечо, пытаюсь извиниться, мои слова звучат искренне, я действительно чувствую свою вину и раскаиваюсь. - Я не должна была так говорить, и больше этого не повторится.
Для убедительности киваю головой, мол честное слово, теперь я буду держать язык за зубами и не скажу ничего грубого и оскорбительного в его адрес. И даже сама подготовлю заказ, уберу разлитое кофе, протру стойку, и вообще, я всегда была дамой самостоятельной, и если мои просьбы звучат как приказы — я просто буду делать все без чьей либо помощи.
- И что? Это же не повод не обращать на них внимания и заниматься своими делами. Люди все видят, и явно никому не понравится, что персонал занят чем угодно, вместо собственной работы. Это не профессионально. - Ну да-да, а кадрить клиентов на рабочем месте — очень даже. Но у меня был план, план и желание задеть Макса, и заставить его испытывать то же самое, что чувствую я, когда он пялится на юбку Офелии, грудь Линды, ножки очередной молодой посетительницы, что зашла выпить кружечку ароматного чая с плиткой фирменного шоколада. Неужели он никогда не поймет, как это на меня действует? Или его в принципе не волнует, к чему и как я отношусь.
- Чем тебе не нравится мое платье? - Вот тут я оскорбилась, выкидывая скомканную салфетку в мусорное ведро. - Если тебе известно, я всегда работаю в зале, когда этим не успевают заниматься остальные, и мой внешний вид тебя раньше ни чуть не беспокоил. Нормальное платье, все прикрыто. - Ну а что? Никаких интимных мест не вылезает наружу, я не выгляжу как шлюха, и даже не веду себя так. Невинный флирт с тем мужчиной — да господи, нашщи девочки позволяют себе гораздо большее. Вон Офелии каждую неделю укорачивает подол своей формы на пару сантиметров. Скоро вместо юбки на ней будет маленький пояс, и Макс снова будет жужжать мне об этом на ухо. Чтож, пусть хотя бы разик позудит на счет меня.
- О, похвалили? Какой молодец, наверное удачно стрелял глазками и сыпал комплиментами. - Он заразил меня своим злым и гневным настроением, я слабо пихнула его в бок, чтобы он не стоял со мной рядом так близко — меня волнует его близость, и возбуждает одновременно. От эттого я распылялась еще больше, позволяя негодованию заполнить каждую клеточку моего организма.
И тут удачно подплывает Линда с десертом. Просит разрешения обслужить мой столик, а я пытаюсь отдышаться, хватаюсь ладонями о красные горячие щеки, киваю головой — мол да, иди, это же твоя работа.
Она снова оставляет нас одних, через минуту возвращаясь с маленькой запиской для меня от Роберта.
- Оставил свой номер для вас. - ее взгляд выглядел хитрым и довольным, словно она стала хранительницей какого-нибудь секрета. Забираю из ее рук бумажку, глядя на цифры и отправляя ее в зал. - Нечего тут стоять, займись сервировкой вип-столиков.
Девушка уходит, я же незаметно сминаю бумажку и выбрасываю ее в ведро, поднимая гневный взгляд на Макса:
- И ты не имеешь никакого права меня контролировать, ты отец моего ребенка, но не мой. Так что...

+1

7

Логика у Скарлетт, как и у всех девушек, была весьма странная. В один миг она могла осознать свою ошибку и извиниться и уже через пару минут снова припоминать тебе обиды и тыкать в них носом, как нашкодившего котенка.
Ее рука касается моего плеча, и я перевожу недоверчивый взгляд карих глаз на блондинку. Чего это она? Неужели и правда поняла, что перегнула палку, играя в строгого директора?
- Хорошо, все нормально, - произношу достаточно непринужденно, кивая в ответ. Безупречных людей не бывает, каждый может оступиться и совершить ошибку, главное вовремя ее признать и пообещать себе впредь не делать подобных глупостей. Но как то подозрительно быстро она осознала свой промах. Может быть, сказала просто так, чтобы сгладить углы?
- И ты извини, - и пусть в моей голове еще не улеглась стопочка косяков, и я не переварил ситуацию, не понял, где именно был неправ, но мое шестое чувство нашептывало о том, что и я перегнул палку, стараясь задеть Скарлетт. - На счет того, что это не повториться, ничего обещать не могу. - Даже подмигиваю ей. Все таки я то себя прекрасно знаю и знаю о том, что личность я достаточно вспыльчивая и агрессивная, а так же и то, что не привык давать пустых обещаний.
- Оно какое-то... - Еще раз обвожу взглядом бежевое платье, пытаясь понять, что в нем все таки не так. Был бы подол на тридцать сантиметров длиннее и смотрелось бы гораздо лучше, серьезно. - Слишком короткое, - нажимаю интонацией на слово «короткое». - Ты сама всех поучаешь и говоришь, как им себя вести, но сама же подаешь обратный пример. Если хозяйка ресторана приходит на работу в мини и заигрывает с посетителем, в праве ли ты требовать иного от своих сотрудников? В прочем, я в майке или без на работу не хожу. - Мой голос все так же угрюмый и недовольный, хотя первая вспышка ярости прошла и я старался быть адекватным.
- Нет, ей было тридцать лет и ей действительно понравился мой коктейль. Хоть тебе и сложно в это поверить, но я тоже кое что умею, к тому же быстро учусь, - вот уж кто-кто, а Нола никогда не пыталась со мной заигрывать, да и я относился к ней только как с пассии отца, никаких иных чувств кроме смирения с ее присутствием в нашем доме. Да и если бы она посмотрела на кого-то кроме папы, он бы быстро оторвал ей голову, а Вайлетт выгнал жить на вокзал, так что нет, Ноле действительно понравился напиток.
- А где я тебя контролировал? Я всего лишь сказал, что не надо мне приказывать, я и сам разберусь, ты согласилась, что была не права и вроде как все нормально, да без меня ты бы своего дурацкого тона даже не заметила, - может я и не прав на счет ее избалованности, но мы оба выросли в состоятельных семьях, однако, я был человеком куда более простым и открытым, вообще надменность в моем голосе -  это из области фантастики.
- А еще я хотел сказать, что мой отец хочет устроить здесь банкет в честь свадьбы в пятницу через две недели. За аренду и персонал он заплатит по высшему разряду, как всегда. Мила его нахрен послала, - чешу затылок, окидывая небольшое пространство ресторана. - Сказал, что если надо, сам поговорит с тобой, твои родители тоже приглашены, кстати. Твой отец. - Конечно, у Скарлетт так же есть мачеха и еще брат, им тоже отослали приглашения, но Майкл никогда особо не приходил на подобные мероприятия.

+1

8

-Слишком? - Приподнимаюсь на носочках, чтобы убедиться, что платье прикрывает все неприличное. Подумаешь, ноги обнажила — экая беда, ему то какое вообще до этого дела? Сказала я ему про кофе в неподобающем тоне, так я уже извинилась, может уже пора успокоиться и не срывать на мне свое плохое утреннее настроение? - Все прикрыто, на других ты такие юбки только приветствуешь. - Без доли ревности, скорее искренне не понимаю, в чем разница? Нет, серьезно, почему другим можно, а мне нельзя? Из-за постоянно неудачно складывающихся отношений я не буду ставить на себе крест, и если у меня не сложилось еще и с Максом, я пойду дальше. Я не буду ждать вечно, когда он исправится. - Да я вроде никому и не запрещаю устраивать свою личную жизнь, я прошу лишь не забывать про клиентов и выполнять свои основные обязанности. Не надо меня в этом упрекать, договорились?
Не было в моем голосе надменности, и избалованности тоже! Я исключительно злилась и негодовала, что должна выслушивать все это сейчас и у всех на глазах — в коллективе и так шушукаются, что Максу дается слишком много поблажек — мол, Скарлетт его балует и не шпыняет по углам, как остальных. Но вот смотрите, стоит мне себя вести как босс, мужчина тут же брыкует и начинает капризничать. Скоро сломаю голову, размышляя над тем, как найти к нему подход.
- Мне не сложно в это поверить, и если бы я не была уверенна в твоих способностях — ты бы тут не работал. Я никогда не была о тебе такого мнения, ты сам вынуждаешь каждый раз говорить тебе гадости. Хотя ты и на хорошие слова умудряешься реагировать с обидой.
Отчаянный выдох, как я устала каждодневно бодаться с ним и меряться темпераментами. Сколько можно уже? Допускаю мысль, что когда он уйдет в армию, мы оба наконец заживем спокойно. Только хотим ли мы этой жизни?
- А я не про этот контроль говорю, тебя не должен волновать мой внешний вид, ты мне не парень и не муж тем более, чтобы заявлять о том, что я выгляжу неподобающе. Я свободная женщина и вправе одеваться так, как хочу. И длина у платья допустимая, можешь убедиться, что ничего не видно, если тебя это так беспокоит.
- Они не пойдут на его свадьбу, это первое. - Буквально выплевываю ему эти слова в лицо, не сразу обращая внимания на то, что дистанция между нами  молниеносно сокращается. - И второе — никаких торжеств и бракосочетаний Александра в моем заведении. Я против, хотя бы из уважения к Вирджинии. Можешь передать отцу, что разговоры бесполезны. - встрепенулась, осознавая, что чувствую его горячее дыхание на своей переносице, отворачиваюсь,  собираясь направиться в свой кабинет. Хватит с меня прилюдных оскорблений и ссор, но раз Брауна так зацепил мой внешний вид — иду вперед, и задираю платье еще выше, чтобы видел только он, обнаженные бедра, светлое кружевное белье — на, любуйся, наслаждайся зрелищем и злись. Сгорай от ярости. Почувствуй, что чувствую я.

+2

9

Почему ярдом со Скарлетт я вечно чувствую себя виноватым? Словно в моих словах вообще нет никакого здравого смысла. У нее просто дар какой-то убеждать людей в своей правоте. - Ты же не другие, - как бы невзначай кидаю в ее адрес, не желая,  чтобы Стоун заметила мою ревность. Опять таки она права, кто я такой, чтобы указывать, какой длинны юбки ей носить? Никто, всего лишь отец ее ребенка, а это видимо за человека не считается, и уж нем более я, конечно, не имею права ничего говорить. Все верно, Макс. Вернись к своим стаканам и не лезь туда, куда не просят. Я уже успокоился, первая волна гнева спала, так что мое лицо выглядело несколько отстраненным и уставшим. Кстати, я принадлежу к той категории людей, кто всегда встает в хорошем настроении и смотрит в новый день с улыбках на губах. Только вот такие неприятности очень портят это самое бодрое утреннее настроение.
- Никто и не упрекает, и про клиента никто не забыл, посмотри, все пять столиков обслужены, и обслужены они были еще до того, как ты пришла за кофе. Если сэкономит время на флирте с клиентом, то дело пойдет быстрее, не находишь? - И нет, я не язвил, я даже старался говорить спокойно, только меня все равно никто не услышит и не послушает.
- А ты сегодня сказала что-то хорошее? - Я удивлен, но вообще, знаете, я человек неконфликтный и иногда мне проще согласиться, например, сейчас, чем отстаивать свою точку зрения до последнего. Тем более, что никакой точки у меня особо то и нет.
- И кто же я тебе? То есть просто от лица бармена я не могу назвать твой наряд слишком коротким? Даже у Линды юбка длиннее! - Не факт, конечно, но не пойдет же Скарлетт с линейкой делать замеры. Может у Линды сантиметра на два ниже край.
- Можно проверить? - Ехидно улыбаюсь и касаюсь пальчиками конца подола, немного его приподнимая, но девушка быстро уворачивается. - Проверил, что-то мне все равно кажется, что ты потеряла пару сантиметров.
Затем я сообщил о свадьбе отца и услышал то, что и ожидал - Скарлетт как и Мила, тоже не желала видеть его в своем заведении. Фигово жить такой скотиной, которую даже пускать к себе не хотят. Девушка подошла в плотную, выплевывая слова мне в лицо, словно это я бросил жену, с которой прожил двадцать пять лет и женюсь на какой-то провинциальной актрисе-прошмандовке. Я бы так никогда не сделал, но и не мне учить отца жизни.
- Понял, так ему и передам, вообще-то если ты думаешь, что огорчила меня этой информацией или обидела, то ты ошибаешься, мне фиолетово на его свадьбу и на то, где он будет искать ресторан, видимо, просто хотел отметить именно здесь, - сэкономить на связях и рассчитывать на скидку по старой дружбе. Черт его знает, что у него в голове.
- Кстати, мы сейчас занимаемся тем, с чем ты борешься - точим лясы на рабочем месте, посмотри, уже все пялятся, - искоса поглядываю на трех официанток, которые смотрят на нас и перешептываются. Скарлетт разворачивается, поворачиваясь ко мне спиной и удаляется, задирая словно невзначай свое и без того короткое платье. Вот же стерва, ты это явно специально! Издав какой-то нечленораздельный звук вроде стона, я вернулся к стойке. Еще не хватало, чтобы я бегал за Стоун по всему ресторану. И не смотря на то, что она меня выбесила и довела, настроение стало значительно лучше, чем полчаса назад.

+1

10

Действительно, последний мой жест был направлен исключительно на Макса – не знаю, чего именно я пыталась добиться, то ли разозлить его еще больше, то ли задеть его самолюбие и желание во всем и всегда добиваться своего. Нет, я не позволю ему командовать мной – еще и в собственном ресторане – да кто он такой? Ведет себя так, словно я его личная игрушка, и принадлежу исключительно его сальным ручкам – меня можно трогать, задирать мой подол, и указывать на то, что я веду себя неподобающе. Был бы на его месте любой другой парень – я бы уволила его не задумываясь. А тут не могу, в грудной клетке затаилось предательское чувство робости и обиды. И может немножко стыда. Браун всегда умудрялся заставить меня чувствовать грязным и подлым человеком, падшей женщиной, хотя сама я себя таковой не считала.
Смущение и комплексы атаковали меня, и дальше, на протяжении всего дня я старалась максимально не появляться в поле зрения моего бывшего мужа. Самое удивительное – меня даже не тянуло к нему – я спокойно занималась своими делами, перебирая документы и подготавливая очередную партию заказов. Наведалась на кухню с проверкой, съездила на встречу с будущими партнерами и была вполне довольна итогами рабочего понедельника. Но чем ближе большая стрелка часов подбиралась к цифре двенадцать, тем больше я волновалась, поглядывая в окно, за которым царила ночная темень. Думаю и гадаю, как умудриться проскользнуть мимо Брауна, ведь наша традиция казалась мне нерушимой – каждый вечер он подвозит меня до дома. Но не сегодня, сегодня я не хочу больше сталкиваться с ним и спорить – я просто устала, устала слышать о том, что я по сравнению с остальными ужасная личность, просто отвратительная – так и чего он мается со мной? Пусть откажется от своих слов и дело с концом. Я его около себя не держу, наоборот, получается, делаю все, чтобы разонравиться ему еще больше. Да и нравилась ли я ему когда-нибудь по-настоящему? Не уверена.
- Да, до завтра. – прощаюсь с поварами, запирая свой кабинет на ключ и неуверенно шагая в сторону главного выхода. По моим подсчетам, Макс сейчас уже был в раздевалке, менял форму на повседневную одежду – да и машину он ставит возле черного выхода, так что… Так что я иду верно.
В зале свет уже погас, только Изольда протирает полы вдоль открытого окна. Тишина, ни приятной мелодичной музыки, ни запахов изысканных блюд – ничего, что наполняет это помещение во время работы.
- Ну что за люди, лепят жвачки где попало. – недовольное кряхтение уборщицы заставляет меня отложить сумочку в сторону и наклониться рядом с ней. – Что там, давай помогу? – В ее обществе моя короткая юбка меня не смущала, вообще-то за день я успела о ней позабыть, усаживаясь на колене и помогая женщине справиться с резиновым розовым комочком, что был крепко приляпан к ножке одного из столиков.

+1

11

Утро добрым не бывает – это точно про меня. Вообще не понимаю, как можно вставать в восемь и ненавидеть весь мир? Когда я говорил о том, что всегда просыпаюсь в хорошем настроении, я имел ввиду, что просыпался я эдак часов в одиннадцать и мой рабочий день начинался в два. В два я, конечно, всех любил. А тут ты едва продираешь глаза, плетешься в ванную, чтобы плеснуть в лицо струю прохладной воды и убедить себя в том, что уже через пару часов настрой вернется в привычное русло.
Сегодня день был особенно неудачным, я как всегда не выспался и это короткое платье Скарлетт вывело меня из себя. Меня вообще легко разозлить на самом то деле. Успокаиваюсь и забываю обиды я так же легко и просто.
Еще я очень огорчен тем, что мы постоянно ссоримся. Ведь скоро наступят такие дни, когда мы уже не сможем видеться друг с другом каждый день и доставать друг друга бесконечными упреками; и сейчас, вместо того, чтобы наслаждаться последними месяцами близости, ловить прикосновения друг друга, дарить теплые слова и впитывать оставшееся тепло, мы упорно, словно два конченных эгоиста с твердыми лбами продолжали сталкиваться с друг другом, замирая над пропастью.
Так и прошел весь день – мы больше не пересекались, я иногда думал о ней, протирая бокалы и провожая ее тонкий силуэт взглядом карих глаз. Она не оборачивалась, не разговаривала и делала вид, что меня не существует.
- Какая кошка между вами опять пробежала? – Шипит Офелия, опираясь руками о барную стоку и выпячивая бюст минимум третьего размера, выкладывая его на барную стойку.
- Не твое дело, - огрызаюсь я и даже не смотрю в ее сторону, не хватало еще всяких официанток посвящать в свою личную жизнь.
День, словно резина, тянулся бесконечно, но, наконец, за окном начало темнеть и пришло время отправиться в раздевалку, снять с себя не розовую форму и переодеться в гражданское. В джинсы и футболку.
В комнате с парой вешалок и шкафчиков было тихо, Мейсон уже переоделся и отправился домой, произнося напоследок беглое "Пока" , и я не спеша стягивал с себя форму, чтобы вновь почувствовать прикосновение прохладной хлопковой ткани к коже.
Когда я вышел, плотно прикрыв за собой дверь и двинулся в сторону офиса Скарлетт, чтобы по привычке предложить подвести ее домой (или скорее даже по традиции), то застал ее на коленях на полу, к верху пятой точкой.
Сначала я хотел окликнуть девушку, но в итоге так и замер в проходе, наслаждаясь открывшимися мне видами. Все таки фигура у Стоун была замечательная, и кожа у нее была замечательная, и губы. Вся она была словно соткана только из идеального материала, прошитого нитью вредности.
- Не помешаю? - Прокашливаюсь в кулак и подаю голос. Обе реко оборачиваются, и Скар спешит прикрыть те места, которые я не должен был видеть... по крайней мере сегодня после нашей ссоры.
- Хотел подвезти тебя домой и поговорить, - стараюсь звучать миролюбиво, чтобы в ее кофейных глаза не зародился огонек подозрения.
- И я передумал на счет платья, не такой уж оно и плохое, сидит отлично.

+1

12

Гребаная жвачка. Скоблю ее то ногтем, то специальным острым ножичком, что мне любезно предложила Эсперанза, пытаюсь отодрать ее с таким невозмутимым видом, словно это занятие — смысл всего моего существования. Хотя, не думаю, что в моем поведении есть что-либо странно, скорее наоборот — весьма типично для меня в расстроенном настроение тут же приниматься за уборку. Даже в собственном ресторане. На коленях, рядом с бывшей прислугой.
Я никогда не была заносчивой и избалованной девушкой, хотя именно так меня часто и описывают своим знакомым мои друзья. Даже Макс считает меня девушкой с весьма скверным нравом, но я стараюсь игнорировать их мнение, считая их слишком узкомыслящими. Да, я выросла в весьма обеспеченной семье, где меня учили плевать на всех, кто стоит ниже меня на лестнице сословий. Но я никак не могла, и помощь в уборке помещения не считала чем-то зазорным и неправильным. С каких-таких пор желание помочь стало постыдным?
Так я и стояла, оттирая липкие комки от дорогой мебели, гоня от себя прочь все мерзкие мысли о сегодняшнем дне, о бывшем муже, о приближавшемся сроке его поступления на армейский служебный срок. Терла ножки стола так тщательно и яро, словно вместе с жвачкой отдираю от души скользкие пятна черной смолы отчаяния и одиночества. Не знаю, но факт — уборка всегда помогает мне успокоится. Хотя бы на какое то время.
Но его едкий и насмешливый тон за спиной снова заставил меня волноваться. Неловкий кашель, хотя нет, такой мужской, самоуверенный, ехидный, и я резко выпрямляюсь, вспоминая о том, что подол моей юбки сегодня совсем не предназначен для того, чтобы прикрывать мои достоинства. Думаю об этом и смотрю на лицо Макса — да, именно лицезрением моего нижнего белья он сейчас и занимался. И судя по улыбке — зрелище ему весьма понравилось. Я же от этого разозлилась еще больше, принимая благородный пурпурный оттенок и неуклюже поднимаясь на ноги, оттягивая подол максимально ниже. Или черт с ним? Пусть любуется напоследок, похотливый козел!
- Уже помешал. - Говорю грубо, резко отворачиваясь от него и помогая женщине подняться тоже. Забираю у нее тряпку с инструментарием, ведро... - Можете идти домой, мы закончим тут завтра, закроете ресторан? - вместо этого вручаю ей связку ключей, и подбадривая ладонью по плечу, провожаю Эсперанзу в сторону гардеробной.
- Я никуда с тобой не поеду. - Говорю уже более спокойным тоном, хотя в нем все же чувствуются нотки недовольства, обиды и женского бунтарства. Вот еще, буду я его слушать, ехать в его машине, еще и разговоры разговаривать. Пусть едет один. - Но за предложение спасибо.
Вся такая воспитанная леди Стоун, знаю, как его злит этот мой официальный тон, и стараюсь использовать его почаще. Зачем я это делаю? Мне нечего терять — все что я берегла и лелеяла в недрах моей души — пошло к черту. Я прекрасно знаю Макса, знаю о том, что через неделю, если не напоминать о своем существовании — сам он и не вспомнит. Помню дни нашей совместной жизни, когда ему было лень даже сходить со мной куда-нибудь, я молчу о месяцах молчания, когда он даже не сизволивал взять трубку и набрать мой номер. Мы видимся только на официальных приемах, а теперь на работе. И когда он уйдет служить — меня не будет в его жизни целый год — он благополучно забудет меня, а вернувшись, снова заживет весело и счастливо с какой нибудь очередной жертвой своих чар. И знаете, мне гораздо легче с этим смириться, не поддерживая с ним хороших отношений. Для него это все — игра, для меня — все слишком серьезно. И если его память краткосрочна, то я точно буду убиваться и горевать. А в плохих отношениях эта стадия проходит гораздо проще и мягче.
- Как на шлюхе, верно? - я не забыла его слов, и сейчас не могла удержаться и не напомнить ему об этом. - Мне пора идти, последняя электричка в метро через пятнадцать минут, а ты меня задерживаешь. - Подбираю сумку со стола, проходя мимо мужчины в сторону выхода. - До завтра, Макс.

+1

13

- Почему не поедешь? – Я стыдливо опускаю глаза в пол, чтобы не слишком откровенно разглядывать ее ноги и чешу затылок.
– Ты все еще обижаешься за утро?Не стоит забывать о том, что не все такие простые и отходчивые, как ты, Макс Браун. Впрочем то, что произошло между нами начале рабочего дня, я не считал чем-то из ряда вон выходящим: люди ссорятся, люди мирятся – такова уж наша природа, не любим мы штиль под ребрами и когда все так хорошо и сладко, что зубы сводит.
- Да пожалуйста, - протягиваю в ответ, ища экстренный способ ее задержать. Но ничего путевого, кроме как преградить дорогу, мне на ум не приходит. – Может, все же передумаешь? – Все еще стою у нее на пути, словно скала, не собираясь делать ни шаг вперед, ни назад, н в сторону. Пусть обходит меня, если сможет.
- Даже не знаю, нет, лучше, чем на шлюхе, - стараюсь, чтобы мой голос звучал как можно тверже и серьезнее. На самом деле платье красивое, просто ее открытые коленки до сих пор злили и возбуждали меня одновременно.
- Ты до конца жизни будешь мне это припоминать? – Скрещиваю руки на груди, чуть ниже уровня ее глаз и смотрю с вызовом. Макс, хватит уже вести себя как ребенок, лучше извинись и смени тон на нормальный!
И после этого наступает несколько секунд тишины, а затем твердый голос Скарлетт нарушает ее.
- За пятнадцать минут ты все равно не успеешь дойти до станции, спустится в подземку и сесть на вагон, по моему за пять минут станции закрывают, - не смотря на то, что я любил этот быстрый и удобный вид транспорта, с работы предпочитал ездить все таки на машине.
Так что, во мне просыпается мой хапательный рефлекс и я беру ее за локоть, аккуратно, чтобы не причинить боли но достаточно настойчиво для того, чтобы дать понять, что она едет со мной.
Мы выходим на крыльцо, и я отпускаю девушку, по нутру растекается самодовольная ухмылка, все таки около пяти минут мы потеряли на нашу молчаливую борьбу в коридоре, пока она упиралась и не хотела идти со мной, а я ее заставлял. Есть у меня такая привычка – все брать без спросу, все, что мне хочется. И я, вроде как, понимаю,что это не очень хорошо, но ничего не могу с собой поделать, руки так и тянуться к желанному и запретному плоду. Сегодня им выступала Стоун.
- Я всего лишь хотел извиниться, снова… - Начинаю разговор, делая несколько шагов вперед, по ступеням вниз, в сторону своего автомобиля.
- Учти, метро закроется  через пять минут, - бросаю взгляд на наручные часы, подаренные мне отцом на минувший день рождения. – Так что ты можешь пойти пешком, но я буду тащиться следом и надоедать тебе.
Открываю дверь салона и усаживаюсь на водительское сиденье. – Так что решай.

+1

14

- Потому. - Единственный более менее внятный ответ, что приходит мне на ум, и я непроизвольно морщусь от того, как глупо и смешно мы сейчас наверное выглядим в глазах Эсперанзы. Женщина деликатно тихо собирала инвентарь, укладывая щетки и совки в ведро и медленно, вальяжно, даже немного лениво, поднималась на ноги. Словно она не хочет спешить и торопиться, чтобы не пропустить нашу ругань, маленький скандал. - Не только.
Действительно, сейчас меня беспокоили события не только сегодняшнего дня — всей нашей совместной жизни в целом. Я смотрела на него затуманенным взглядом, отчужденным, словно не понимала, почему этот человек все еще находится рядом со мной. Стоит, обиженно и гордо складывает руки на груди, мешает пройти мне к выходу, словно мое поведение не было совершенно ни чем обусловлено, что я просто капризничаю, и не знаю, чем еще насолить Его Высочеству. И вроде хочется объяснить ему все, рассказать, вбить в голову свои логичные мысли, но знаете, в моей душе не было уверенности в том, что до Макса однажды дойдет смысл хотя бы одного моего предложения, смысл моих переживаний, моей осторожности.
- Макс, не передумаю, пропусти меня. - Не смотрю в его глаза, пытаясь обойти и пройти к выходу, но мужчина встал высокой могучей скалой на моем пути, вырастая еще больше, заставляя снова чувствовать себя маленькой и беспомощной девочкой. Как отец, в руках которого безжизненно висит ремень, и он сухо спрашивает с меня дневник с оценками.
- О, ну хоть так. - Мой раздраженный тон злил его, я это чувствовала, видела по выступившим венам на сильных мускулистых руках, и честно признаюсь, мне это нравилось. Не нравилось другое — что кроме злости, никаких других эмоций я у него не вызываю. - Нет, это ты об этом постоянно вспоминаешь, я просто хочу отправиться домой, но кое-кто мне мешает.
За нашими спинами хлопнула дверь, Эсперанза оставила нас один на один, и теперь я могла дать себе волю, грубо отпихивая мужчину с прохода и пытаясь пройти дальше. Но Браун хватает меня за руку, не больно, но с силой, на полпути прекращая все мои препинания, но не попытки выбрать из его железных уз.
- Пусти меня. - Еще какие-то грубые и резкие слова, я металась, как рыба в сетях, прекрасно понимая, что вырваться мне сегодня не удастся. И я уже почти смирилась с мыслью, что придется ехать с бывшем мужем, как мы оказались на улице, и его рука ласково отпускает мои запястья. Его голос становится таким же нежным и заботливым, извинения... Но мне становится стыдно, стыдно за то, что я больше не верю его словам.
- Макс, я давно уже все решила. Решила, что с нас обоих хватит. - Он сидел в салоне своего дорогого автомобиля, прекрасный, идеальный, словно он не настоящий мужчина, а модель, что только что сошла со страниц модных глянцевых журналов. Образец идеальной, богатой жизни без бед и проблем, когда текила льется реками, а деньги падают на тебя с небес. Ему все и всегда доставалось легко и просто, даже свое сердце я подарила ему сразу же, без лишних прелюдий. Я полюбила его с первых минут нашего фальшивого брака. Я любила его до сих пор. Но не эту лживую маску безупречности, я любила его настоящего. И не могла быть с ним одновременно.
К горлу подкатывал этот мерзкий солоноватый комок, который всегда не нес за собой ничего хорошего — лишь слезы, громкую истерику и бурный поток слов и эмоций, что покоятся у меня на душе. Сглатываю, но слишком поздно. Мой разочарованный взгляд упирается в его поясницу, по щеке уже скользнула первая слеза, и я чувствую, как грудную клетку разрывают на части переживания. Прорвало.
- Зачем тебе все это? Зачем тебе нужно вечно подвозить меня? Все вьешься вокруг меня, устроился в ресторан, строишь из себя образцового папашу, зачем? Для чего был весь этот цирк? Чтобы потом ударить меня побольнее и снова пропасть? Что ты хочешь от меня, что тебе нужно? - Миллионы вопросов вырывались из гортани лающим звуком, который я не могла контролировать. Словно раскаты грома обрушились на его машину — а я все никак не могла остановиться.
- Почему сейчас, почему ты раньше таким не был? Почему в феврале, когда я верила, что у нас все может получиться по-настоящему, когда мы жили вместе и я была готова отдать все для тебя — ты променял меня на свою сестру. Черт, это даже в голове не укладывается, ладно Дилан, но сестра. Ей даже восемнадцати лет не было. На нашей кровати. У меня на глазах, когда мне нужна была твоя поддержка. И что? Ты просто пропал, Макс, ты даже ни разу сам мне не позвонил и не приехал. Меня достало таскаться за тобой, я хочу жить дальше, понимаешь? Без страданий, без всей этой херни, что творится со мной уже второй год подряд. И только я научусь жить без воспоминаний о тебе, ты снова заявляешься — весь такой красивый, обходительный, ласковый — вселяя надежду и мысли о том, что может забыть это все, простить и попробовать снова. И тут ты снова уходишь — служба, отлично. Пропадешь на год, и потом снова появишься? Когда я все улажу, ты снова придешь и расковыряешь мое сердце? Это что, хобби такое или увлечение? Почему ты просто не можешь оставить меня в покое, и жить своей жизнью? С Вайлет, с Дилан, с Мирандой, да мне все равно с кем, с тем, кого будет это устраивать. Я не могу так, я уже начинаю сходить с ума. Все, хватит. Точка. С этого дня, с этой секунды — не трогай меня больше. Не делай замечаний на счет моей одежды, на счет моего поведения, на счет моей жизни. Ты только рушишь и ломаешь ее. И с меня хватит.
Последний отклик был смешан с пронзительным всхлипом. Я и сама не заметила, как начала откровенно рыдать, позволяя потокам слез спускаться по моим щекам. Я устала, устала делать вид, что все хорошо, что меня ни чуть не трогает происходящее. Устала быть железной Стоун, которой на все фиолетово. Я человек, нервный, больной, отчаянный. И я тоже хочу жить легко и просто, как Макс. Плевать на все, и думать только о своем собственном удовольствии.
Отворачиваюсь от него резко, прибавляя шагу в сторону станции метро. Быть может, я действительно на него не успею — тогда пойду домой пешком. Прогулка меня отрезвит, и возможно, мне удастся предстать перед Тайлером и Руни в своем привычном амплуа.
Никому нет дела до твоих проблем, Скарлетт. Но ты хотя бы выговорилась. Может теперь будет легче.

+1

15

Когда я увидел ее слезы, то неожиданно понял, что женские слезы – еще одно явление,  которое может выбить меня из колеи и повергнуть в состояние легкого шока. Я не так часто мог видеть Скарлетт такой расстроенной, взволнованной и подавленной одновременно, и уж тем более меня передергивало только от одной мысли о том, что это я виновник ее состояния. Мне захотелось вдруг стать мудрым и сделать все так, как сделал бы в такой ситуации любой другой парень, который не боится отношений, не стесняется их и не привык каждое свое действие проживать в маске шута. Но, увы, мне мысли нормальных парней были недоступны. Мои друзья,  такие как Тайлер или Клайд, тоже никогда не были примером для подражания, наоборот, если я и брал на заметку какие-то их «фишки», они никак не могли помочь мне на любовном фронте. Поэтому я старательно тер переносицу, изучая глазами обивку кожаных кресел в салоне автомобиля и молчал. Молчал, в надежде на то, что на мою непутевую голову внезапно сойдет озарение. Я даже старался припомнить героев книг или фильмов, которые находились в такой же ситуации (их беременная любимая девушка заходилась в отчаянной преисполненной горькими всхлипами истерике), но ничего подобного мне в голову не пришло.
Я вспомнил о том, как круто Пол Уолкер варьировал по трассе в «Форсаже», или как двое влюбленных спасались от извержения вулкана в «Помпеях», или как у Огастуса Уотерса, профессора кафедры Слегка Асимметричных Улыбок свисала не зажженная сигарета из уголка рта, и решительно ничего, что могло бы помочь мне в данной ситуации. Поэтому я сглотнул комок горле, напоминавший по своей субстанции большой кусок холодного яблока и решил просто отвечать на вопросы. Без стеба и без цинизма.
Но прежде чем я открыл рот, чтобы ответь, я решил сначала (в кой то веки!) подумать об этом. И правда, зачем? Наверное, это мой фирменный способ показывать свою симпатию – виться рядом и преследовать человека. Может быть, я могу и не делать этого, но Скарлетт, как мне казалось, была не против иметь такого сексуального преследователя, как я.
- А тебе это не нравится? – Отвечаю вопросом на вопрос. – Ничего, скоро ты будешь видеть меня реже. – И я бы хотел, чтобы слова звучали не на манер обиженного ребенка, но как всегда не получилось.
- В это сложно поверить, но хочу я того же, чего и все, Скарлетт Метью Стоун – нормальной жизни, нормальных отношений и капельку любви, - я снова улыбнулся ей фирменной улыбкой, надеясь, что за ней она все таки распознает серьезность моих намерений. И то, что я не соврал.
Где-то в глубоком подсознании я хотел выскочить из машины, взять ее в охапку, погладить по голове и успокоить, но словно неведомые железные руки приковали меня к сиденью, и я ничего не делал, боясь показаться глупым и слабым. Улыбка все так же сияла на моем лице, хотя за ней… за ней скрывался очень серьезный Макс. И даже слегка обескураженный и  потерянный.
- Я не менял тебя на нее, может быть хватит уже об этом? – Улыбка сменилась вспышкой злости на моем лице, а сжатый кулак с силой ударил по рулю. – Не менял! – Кричал я, - и хватит мне уже про нее напоминать. – Да, я сожалел, что повелся на ее красивое, молодое тело, на ее манящий взгляд и пухлые кукольно-очерченные губы, но сейчас, вспоминая Вайлет, главную истеричку в нашем доме, я не чувствовал ничего, что чувствует мужчина к женщине. – Я уже извинился и не на миг не перестал сожалеть, отрежь мне за это ногу, а лучше обе, если так тебе будет лучше. И вообще, все что ниже пояса, - и усмехаюсь, а мой голос стихает на несколько калибров. – И у нас разная кровь, если ты не забыла, разные родители и вообще все разное, так что хватит апеллировать словом «сестра». Если бы твой отец и моя мать поженились, ты была бы мне такой же «сестрой». – И тут я подумал, что такое в принципе могло бы гипотетически произойти, и не стал бы удивляться, если бы узнал, что моя мать когда-то крутила шашни с ее отцом, учтивая, как тесно дружили раньше наши семьи, пока у Милы не возникли финансовые трудности.  Угораздило же этого канадского ублюдка подохнуть именно в этом году!
- По моему, ты никогда за мной не таскалась, да и не нужно мне это, понимаешь? – В том плане, что я никогда не был любителем через чур инициативных девушек, предпочитая самому добиваться их внимания и симпатии. И Скар в это предпочтение подходила идеально. Может быть, я слишком себялюбив, циничен и беспечен для любви? Может быть, я просто чертов богатый сынок богатых родителей, который ничего не ценит? Может быть…
- Хорошо, как скажешь, - я еду на черепашей скорости около нее, и на несколько секунд поднимаю руки вверх над рулем, пока кисти ровняются с головой. – Как скажешь. – Знаете, я большой мальчик и прямой посыл понимаю с  первого раза. Да и не такой я человек, кто поставит на себе крест и будет волочиться сто лет за одной девчонкой, покрытой колючками. Которая мнит себя гордой, самостоятельной, которая сама себе за всех членов семьи и никто ей не нужен. А Скар никто не нужен, она слишком помешалась на своей независимости от кого бы то не было.
- Но это не значит, что я отказываюсь от ребенка. – Жму на газ, поднимаю пыль на асфальте и уезжаю. Тоже мне…  - Пошла к черту! Мне хотелось выкрикнуть эти слова, но они стояли только в моей голове. Как бы я не был взбешен, я еще понимал, что осыпать бранью девушку – это последнее дело. На самом деле я уехал не так далеко, затормозил за поворотом, объехал пару домов и вернулся туда, где мне было видно ее удалявшийся силуэт. Хотел убедиться, что никто не нападет на нее по дороге домой и что эта странная, завоевавшая мое сердце и мысли, девочка дойдет до дома нормально.

- конец

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » - ах эти девушки как звезды;