Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гостья: взгляд в будущее


Гостья: взгляд в будущее

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://savepic.su/4311308.gif

Участники:
Jake Harper as Neith Connors & Alexandra Bennett as Isabel Conley
Место:
Убежище повстанцев (по большей части) и прилегающие к нему территории + город
Время суток:
От утра и до глубокой ночи
Погодные условия:
Жарко и довольно сухо
О флештайме:
Прошло уже несколько месяцев с того момента, как люди научились извлекать Души и отправлять их в их же капсулах на другие планеты для жизни. Многим Душам, которые проявили дружелюбие и захотели остаться с людьми и жить на Земле в новом облике позволили остаться. И, казалось бы, все уже должно было бы стать хорошо. Люди, наконец, должны начать жить спокойно, но нет. Среди миролюбивых Душ нашлись и те, кто считает людей отбросами. Нашлись те, которые стали буквально одержимы идеей поработить человечество и вернуть своих братьев и сестер на эту планету.
Новая группа Душ стала называть себя "Жнецами смерти". Их поведение кардинально отличалось от того, которое привыкли видеть люди и примкнувшие ранее к людям Души. Жнецы сметали все и вся на своем пути. Жестокие. Безжалостные. И лишь с одной целью.
Сможет ли человечество окончательно одержать победу или же инопланетянам все же удастся воплотить свой ужасный план в реальность?

Отредактировано Alexandra Bennett (2014-08-17 00:02:24)

+2

2

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

http://sd.uploads.ru/FtcTE.jpg

Изабель Конлей; 25 лет;
Душа; состоит в отряде "Жнецы смерти";
специализация: шпионаж

Человеческая природа всегда была такова, что они готовы были убить друг-друга даже не за кусок хлеба или же место под солнцем, а просто потому, что им нравится убивать, просто потому, что это в их крови, в их природе. Прежде чем отправится на эту планету и попытаться основать там колонию, как мы делали уже на многих планетах, мы начали собирать данные о Земле. То, что мы увидели, поразило нас и дало нам полную уверенность в том, что мы должны все изменить. Человечество медленно, но верно подталкивало себя к тому, чтобы изничтожить себя, но появились мы, Души, и все изменили. Наши братья и сестры день за днем вселялись во все большее количество земных тел и начинали жить по новым устоям, которые отрицали насилие, жестокость, алчность. Вся наша природа отрицала природу людей и многие из нас истинно верили в то, что мы сможем изменить этот мир к лучшему, лишь подарив ему спокойствие и порядок. Увы. Души тоже могут быть наивными. Хотя лично я считаю, что многие из нас мыслят уж слишком миролюбиво и действуют слишком мягко. В прочем, это не важно. Важно лишь то, что каковыми бы не были усилия, мы не смогли поймать всех людей, что и составило самую большую и серьёзную проблему. И, как бы Души не старались, найти всех людей нам не удавалось. А тем временем они убивали нас из оружия. Они убивали нас, пытаясь извлечь нас из себе подобных, но так же убивали и их. И, казалось бы, что нас было больше, у нас было больше возможностей, технологий, но одна-единственная Душа, поступок которой я до сих пор не могу оправдать изменила ход тогда ещё импровизированной войны. Попав к людям, она прониклась их природой и предала нас, показав им как извлекать нас из человеческого тела, чтобы позже отправить нас на одну из далеких планет. Но если бы она была такой одна...
Все больше предателей покидало наши ряды, делая нас слабыми, позволяя людям брать контроль в свои руки, позволяя им нещадно отлавливать нас и извлекать. Уже через несколько месяцев нас осталась жалкая горстка, которая не шла ни в какое сравнение с тем, сколько уже было людей. Именно в этот отчаянный момент Души, наконец, решили действовать по другому. теперь и речи не было о том, чтобы действовать без вреда человеку, либо же сбежавшей Душе. Теперь каждый, кто был не с нами - был против нас. А это значило, что его ждет жестокая расправа. Да, возможно, пребывая в человеческом теле мы невольно перебрали на себя их природу, а вместе с тем и жестокость, которая была частью этой природы. Но лишь взяв все в жесткий контроль - мы могли воцарить мир на этой многострадальной планете.
Мое имя Изабель Конлей и мне двадцать пять лет. Хотя нет, не так. Моё настоящее имя на языке этой планеты звучит очень длинно и столь нелепо, что его легче сократить до Хищница, хотя в таком случае оно никак не раскроет полную картину того, кем я являюсь. В прочем, это уже не важно. Сейчас я Изабель Конлей, так зовут то тело, в которое меня поселили как только я прибыла на эту планету. Не могу сказать, что это лучшее из того, где я была, но мне здесь нравилось. И я не собираюсь сдаваться перед горсткой людей, которые считают, что эта планета по праву принадлежит им. После волны "истребления", как это называют среди Душ, я была одной из тех, кто рьяно защищал идеалы жесткой диктатуры и решительных действий. Людей следовало укротить и я готова была применить любые силы, я готова была сделать все, что угодно, чтобы выполнить эту цель. Та малая часть, что осталась из Душ, образовала новую группу, которую люди столь любезно именовали "Жнецы смерти". Честно, мне даже в чем-то импонирует это название и я даже гордо могу заявить, что в этой группе я довольно-таки влиятельна и к моим словам прислушиваются. Так вот, к чему это я? Ах, да. На одном из недавних собраний "жнецов" было решено, что в логово повстанцев нужно отправить шпиона, который бы не только разведал местоположение этого самого убежища, но и смог бы передать сведения о количестве людей и предателей Душ, сведения об их вооружении и припасах, но самое главное - это нужно было выявить их слабые места, чтобы потом можно было со всей силы ударить именно в том месте и застать всех врасплох. Самой подходящей кандидатурой для выполнения столь нелегкого и сложного задания оказалась я. В прочем, я и не отпиралась, а даже с некой радостью взялась за это задание.

Палящее солнце висело высоко у меня над головой, буквально испепеляя меня своими жаркими лучами. Все тело неприятно ломило, а запекшаяся на ранах кровь неприятно прилипла к коже, от чего её хотелось буквально содрать. Перевернувшаяся в якобы аварии машина осталась далеко позади меня и, мне кажется, даже если бы я попыталась сейчас вернуться назад и все отменить, то я даже бы не нашла её, столь далеко меня занесли ноги. Я тихо зашипела, снимая с плеч рюкзак, чтобы достать оттуда уже почти пустую бутылку воды и сделать небольшой глоток. Нужно было экономить, ведь я не знаю: сколько мне ещё придется здесь бродить, пока я не наткнусь на людей? Простреленное, конечно же для ещё большей убедительности, плечо ныло от боли и я лишь сильнее затянула его куском ткани, оторванной от собственной рубашки. Я должна была походить на сбежавшую Душу, чтобы люди меня пожалели и приняли к себе. А если я приду к ним целая и невредимая, то они точно заподозрят, что что-то не так. Уже прошли те времена, когда мы не отлавливали предателей. Теперь каждый, кто пытался сбежать - погибал.
Не знаю: сколько меня ещё несли мои ноги, но солнце уже клонилось к горизонту, когда я запнулась о какой-то камень и упала, содрав себе кожу на руках и щеке о сухую, каменистую землю. - Черт... - Я тихо выругалась, осторожно поднимаясь с земли. Силы быстро покидали меня, поэтому нужно было как можно скорее найти себе хоть какое-то место для ночлега. Но стоило мне обернуться, как мне в лицо уже ткнули дуло винтовки. - Нейт! - Послышался где-то недалеко женский голос и через несколько секунд помимо мужчины, что ткнул мне в лицо оружие передо мной стояла ещё и молодая девушка. Я осторожно подняла трясущиеся руки вверх, стараясь всем своим видом показать, что я не опасна. - П-прошу...Отпустите... - мои губы дрожали, а на глаза навернулись слезы. Да, я была чертовски хорошей актрисой и уже давно вошла в роль невинной, трясущейся овечки. - Нейт. - Настойчиво повторила девушка. Я не понимающе переводила взгляд с мужчины на неё и обратно. Убьют ли они меня? Провалю ли я миссию? Или же я смогу обмануть их и проникнуть в убежище? Моё дыхание сбилось, а тело пробирала крупная дрожь. На самом деле находясь перед лицом смерти мне не было столь страшно, насколько я делала вид. Я просто дала инстинктам этого тела взять верх и не ошиблась. - Она - одна из этих. - Мужчина буквально прорычал эти слова, заставив меня сделать неосторожный шаг назад. Послышался звук взведенного курка. - Не рыпайся, тварь. Иначе пристрелю и не гляну. - Я в панике взглянула на девушку, - п-пожалуйста... - Кажется, мой несчастный и изрядно потрепанный вид сделал свое дело и девушка, приказав мужчине ничего не делать до её возвращения, куда-то ушла.
Девушка вернулась через несколько напряженных для минут, в которые опасность для меня была как никогда близко, ведь по глазам этого мужчины, которого назвали Нейтом, я могла понять, что он хочет пристрелить меня прямо здесь и сейчас, без разбирательств. Девушка что-то прошептала на ухо мужчине и он нехотя убрал оружие. Я облегченно выдохнула, допустив ошибку, что расслабилась. В следующую секунду по моему виску пришелся жесткий удар приклада оружия, отключая моё сознание и отправляя меня в непроглядную темноту.

Отредактировано Alexandra Bennett (2014-08-13 18:01:06)

+1

3

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]

Нейт Коннорс, 27 лет;
Человек, не оккупированный Душой;
принадлежность: повстанцы;
задачи: охрана территории и доставка Душ к доктору.

http://savepic.ru/5520903.jpg

Наша планета и жители справились. Мы побеждали, пусть и ненадолго. После поступка Странницы, множество Душ, а также те части сопротивления, которые были раскиданы по миру, объединялись. Мы научились извлекать Души не нанося вред носителям, то есть нам, людям. Я был одним из них, спокойным, оккупированным человеком. Я был заперт внутри, хоть и сопротивлялся достаточно долго, но Душа поработила меня, полностью отключив сознание. Я не понимал, что я – это я, не помнил, что и как делаю. Я спал. Пока до меня не добрались повстанцы. В один из их ночных рейдов, когда они решили захватить очередную часть людей и освободить, я попал к ним в плен. Душа, что жила в моем теле – не сопротивлялась, хотя, кажется, я даже чувствовал, как она не хочет покидать мое тело.
А потом я проснулся, и всё то, что было до этого – казалось мне кошмаром. Постепенно я вспоминал, какого это – быть запертым в собственном теле, не способным управлять собой. Я словно жил в коме, но я видел, слышал, понимал. Я просто молчал, когда Душа руководила конечностями, извлекала из мозга мои воспоминания.
Постепенно я вспомнил, что у меня была девушка, что до вторжения, я хотел жениться на ней. Я вспомнил, что она сопротивлялась, и как её убили. Я отчетливо вспомнил это, почувствовал каждой клеткой своего тела ту боль, которую испытал тогда. Каждую ночь я видел, как кровь, вытекающая из раны Джесс, сочилась по моим рукам, обжигая и заполняя все. Я тонул, а потом просыпался с диким криком, в поты, с бешено колотящимся сердцем. Я вымещал злость на стенах, на земле. Мне пришлось пойти в качалку, которую построили для таких как я. В эту комнату мы привезли оборудование, сделав подобие спортивного зала.
А потом я решил остаться у повстанцев. С нашим главарем не было проблем, он с радостью принял меня в свои ряды, назначил на охрану периметра. В нашем убежище я нашел много друзей, даже одна из девушек мне начала нравится. Но было одно но. Я ненавидел Души, не верил в их искренность и чистые мысли. СО мной начали возникать проблемы, особенно, когда я избил одну Душу. Это был мужчина, который.. Сопротивлялся. Но из-за Странницы, которая запудрила всем мозги, подумали, что я попросту его разозлил. Как можно разозлить Душу, которая настроена миролюбиво? Я не понимал эту святую веру в будущее и то, что сами Души сдавались нам. Как можно было им верить, ведь они подавляли нас, распространяя свои щупальца в мозг, соединяя их с нервными окончаниями. Я не могу понять, да и не хотел, почему мы должны быть с ними вежливы, аккуратны и также миролюбивы?
В одну из наших вылазок в город, мы наткнулись на них, на стражей, на Душ, которые были не очень с нами миролюбивы. Мы потеряли двоих, и вот тогда я возмутился на совете. Да, по возвращению у нас был совет, на котором те Души, что примкнули к нам были подвергнуты расспросам. Но слишком мягким. Я и часть моих друзей ратовали за более жестокие меры. Будь моя воля и желание, я бы своими руками вырвал этих тварей из мозга людей, что стояли напротив. Но я не мог. Единственное, что останавливало меня это то, что люди, в которых были вживлены захватчики – умирали. И жили лишь за счет своего носителя. Да, в таком случае я мог поступиться своим гневом, но не в каком другом.
Мы связались с другими повстанцами, и те поделились своими знаниями об этом отряде Душ, которые настроены враждебно. Оказывается, были носители, у которых слишком темное прошлое, и они, заразив свои Души, вклинили тем злобу, алчность, жестокость. Этих инопланетян мы назвали «Жнецы смерти», и вполне оправдано. За последнюю неделю они убили около пятнадцати человек и столько же Душ. Они не брезговали никем, убивая всех на своем пути. Нам следовало менять тактику и мы это делали.

-Я кого-то видела, Нейт, - голос Эми раздался рядом. Я смотрел в её сторону стеклянными глазами, не понимая, о чем она говорит. – В пустыне я видела человека. Надо посмотреть, кто это.. – её голос звучал растерянно, глаза перебегали от меня к чему-то вдали. Взяв бинокль, я направил его в ту сторону, куда указывала девушка. –Ты права, там какая-то девушка. Одна, вокруг никого не вижу.
Отложив бинокль, я поднялся на ноги, закинув оружие за плечо и уже было направился к месту, где видел пострадавшую. Я не знал, человек ли она, или потерявшаяся Душа. В такую глушь, где находилось наше убежище никто не приходил пешком, либо на машине с нами, либо никак. Только один.. одна особь смогла придти к нам пешком, та, которая переломила ход холодной войны.
-Кажется, я ощущаю острый укол по де-жа-вю. – ухмыляюсь напарнице, спускаясь по камням вниз. Мы двигаемся быстро под палящим солнцем, но я не ощущаю жары. Я мало что вообще ощущаю в последнее время, кроме дикого страха и боли по ночам. Но это я тщательно скрываю за маской равнодушия.
Уже внизу я ускоряюсь, чуть ли не бегу к месту. где должна стоять незнакомка. Подбегаю к ней и останавливаюсь. Та, видимо,  услышала мои шаги, обернулась. Её лицо было обоженно солнцем, по состоянию она бродила по пустыне как минимум дня два или три.
-Нейт! – я не слышу, направляя дуло дробовика в лицо Души. Она же смотрит на меня как затравленная овечка, перебегая своими ярко голубыми глазами от меня к Эми. - П-прошу...Отпустите... – голос у тела приятный, но это не она говорит! – Нейт! – Эми снова окрикивает меня, а я лишь сильнее тычу дулом в лоб незнакомки. Она одна из этих! – я оборачиваюсь к напарнице, злобно сверкая глазами. голубоглазая же просит её не трогать, что злит меня ещё больше, - Не рыпайся, тварь, - рычу,  не убирая оружие от её лба, - Иначе пристрелю на месте!
-Ничего не делай, - Эми сжимает мое плечо, наклоняясь к уху, я спрошу главного. Ругаюсь, но всё ещё держу на прицеле Душу. Эми отходит, но быстро возвращается. – Главный сказал привести её к нему.Но она знает, где наше убежище.. – говорю шепотом, косо глядя на гостью. – Я не поведу её просто так. – опускаю дробовик и слышу облегченный вдох.
Я же говорил, она притворяется! – цежу слова сквозь зубы, но Эми привыкла к моей ненависти к Душам, и лишь неопределенно пожимает плечами. – нам велено доставить её живой, но никто не говорил про остальное. – Она отходит, давая мне свободу, я же разворачиваюсь к девушке и с силой бью прикладом дробовика по голове. Удар приходится чуть ниже виска, поэтому до смерти не довел. А вот вырубить – вырубил.
-Понесешь её сам, - Эми отворачивается и идет ко входу в пещеру. - Будь моя воля, я бы за волосы её потащил, - я хмыкаю, плюю в сторону лежавшей девушки, - Они нас оккупируют, подавляют, а я должен цветочки им дарить? – не церемонясь с незнакомкой, взваливаю её на плечо, вешая дробовик на другое и быстро догоняю спутницу. – Ты же меня обманула и не ходила к главному? – тело на моем плече не двигается, но внутренний голос говорит, что надо поторопиться. – Давай быстрее, пока она не очнулась.
Мы увеличиваем скорость и уже через пару минут входим внутрь пещеры. Эми прикрывает вход ветками, я же, на минуту скинув с себя пленницу, придвигаю ко входу камень. После снова взваливаю девушку на плечо и двигаюсь по тоннелю внутрь. В главном «зале» мы находим старшего, которому и показываем нашу незваную гостью.
-Несите её к Доку, пусть осмотрит, - он встает с места, - Я за вами, - где-то вдалеке я вижу силуэт потаскушки, которая научила нас извлекать Души, она тоже идет в нашу сторону. – Странница, мы тебя тоже ждем.
Я снова сплевываю. Она меня раздражает. Поправляю девушку на плече и несу в сторону больничного отделения.  Не церемонюсь  на аккуратное ношение, задевая телом все углы. Видимо, у неё будет много царапин, но мне плевать. Я не подписывался быть нянькой!

+1

4

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

Сколько я провалялась без сознания? Час? Два? День? Или и того больше? А, может, меня и вовсе убили и то, что я сейчас чувствую - это лишь остатки моей сущности, которые тоже скоро угаснут? Мрак, что окутал меня с того самого момента, как незнакомый мужчина ударил меня оружием в висок, медленно отступал, позволяя моему сознанию вновь взять верх над моим носителем, над моим телом. Я все ещё во мраке, но теперь я все более отчетливо могу чувствовать боль, которая буквально сковала мое тело. Нет. Я не умерла. Если я все ещё могу чувствовать боль - это значит, что я все еще жива. Пытаюсь приоткрыть глаза, но веки словно налиты свинцом из-за чего мне приходиться сделать буквально невероятное усилие и все же хоть немного приоткрыть глаза и осмотреться. Где я? Место, где я находилась походило на какой-то больничный пункт военных времен, если вспомнить историю этой планеты. Я лежала на одной из жестких коек, которых в данном помещении было несколько. Где-то в дальнем углу комнаты вроде как виднелся передвижной столик с какими-то инструментами и медикаментами. Освещение в помещении было довольно тусклым, а виднеющаяся на потолке незнакомая мне каменная порода явно свидетельствовала о том, что я нахожусь сейчас где-то под землей.
Я вновь прикрыла глаза, чтобы через несколько секунд вновь открыть их и снова попытаться осмотреться по сторонам. Голова дико гудела от боли. Этот Нейт или как его там, черт подери, явно со всей силы приложился прикладом к моей голове, возможно даже намереваясь меня таким образом убить там, на месте. С ним будут явные проблемы. Те, кто ненавидит нас, Душ, те для нас представляют самую большую опасность, ведь в доверие к ним так просто не втереться. Они зачастую агрессивны и скорее всего, если я сейчас действительно нахожусь в логове повстанцев и мне позволят остаться, то агрессия с его стороны будет вполне ожидаемым ходом. Возможно, он даже предпримет не одну попытку, чтобы убить меня. А ещё он наверняка будет постоянно стараться следить за мной, а это уж точно усложнит выполнение моей миссии.
Я осторожно попыталась сесть на кровати, про себя отмечая, что, пусть тело и ломило от боли, отдельные участки болели намного меньше, чем раньше. Я вытянула руки перед собой, осматривая свои чистые руки и обработанные царапины. Плечо, где было пулевое ранение, так же было аккуратно обработано и перевязано и теперь я почти что не чувствовала от него боли. В помещении никого не было и я позволила себе осторожно спустить ноги с кровати и попытаться встать. Ох, напрасно я это сделала. Моё тело ещё не оправилось после долгого и изнурительного путешествия, которое сопровождалось аварией, огнестрельным ранением, а так же тем, что меня ударили прикладом по голове. Мои ноги, стоило лишь мне решить, что я могу спокойно встать, предательски подкосились и я уже было едва ли не рухнула на пол, зажмурившись и ожидая новых увечий, но чьи-то руки меня ловко подхватили и положили обратно на кровать. - Не советую делать резких движений. Ты вряд ли к ним готова. - Передо мной стоял молодой человек, лет где-то двадцати пяти, а может быть чуть больше, довольно высокий с обычными русыми волосами. - Ванда! Она очнулась, - я посмотрела на вход в помещение, откуда тут же появилась миниатюрная девушка с, такими же как и у меня, голубыми глазами и золотистыми волосами, цвета спелой пшеницы. - Странница! - Я стиснула зубы, чтобы не ляпнуть что-то колкое и едкое в сторону предательницы. Будь моя воля, я бы убила её прямо здесь и сейчас, но не могла. Не могла и это меня злило, ведь тогда моя миссия была бы провалена. А я не могла позволить себе допустить такую оплошность из-за Странницы. Ванда, или как там этот незнакомец назвал Странницу, подошла к моей койке и довольно мило улыбнулась. Боже, если бы я могла, я бы блеванула от этой улыбки прямо здесь и сейчас. Но мне пришлось выдавить точно такую же улыбку и на своем лице, потому что мне нельзя было отходить от образа невинной овечки. Помимо Ванды и незнакомого парня в больничное крыло, а как я поняла, меня именно туда и принесли, зашли ещё трое мужчин: один был довольно пожилой, с едва заметной сединой в волосах, другой - был темнокожим, но это явно был доктор, судя по его белому халату, что столь небрежно был застегнут на нем, а третий...Третий - это был тот самый мужчина, который со всей присущей ему любезностью к Душам, приложился ко мне прикладом. Если все присутствующие старались хоть как-то выразить ко мне симпатию, хотя недоверие читалось в их глазах, то этот человек не скрывал открытую неприязнь ко мне. Что же. Я могу на этом сыграть.
Я испуганно вжалась в угол своей кровати, когда Нейт подошел к ней ближе и глазами загнанной добычи начала осматривать всех присутствующих. - П-пожалуйста... - Я не узнала свой голос. Он охрип и звучал столь слабо и беспомощно, что я даже сама себе верить начала. - Отпустите...П-пожалуйста... - На мои глаза навернулись слезы, которые тут же тоненькими ручейками начали скатываться по моим побледневшим щекам. - Я никому не скажу...Только отпустите...П-пожалуйста. - Первой не выдержала Ванда, опустившись на кровать рядом со мной и осторожно протянув ко мне руку, от которой я якобы вздрогнула, для пущей убедительности. - Эй, не бойся, тебя не обидят. - Она обернулась на мужчину, что буравил меня взглядом. - Мы только хотим узнать: как тебя зовут? Откуда ты? - Странница осторожно коснулась моей руки и приободряюще сжала мою ладонь в своей. - Из-забель... - Я всхлипнула, утирая нос рукой. - М-меня зовут Изабель Конлей. - Нейт фыркнул и закатил глаза. - Твоё имя, дрянь, а не носителя. - Я испуганно обернулась на него, ещё сильнее вжавшись в угол своей койки и выдернув руку из руки Ванды. - Лунорожденная, - соврала я, вновь всхлипнув для пущей убедительности. - Но здесь, на Земле, меня никто так не называет. Здесь меня зовут Изабель. - Я обиженно поджала губы, как будто меня задело то, что меня не хотят называть именем моего носителя. - Хорошо, Изабель, как ты сюда попала? - Спросил пожилой мужчина, положив руку на плечо Нейта, слегка сжав его, явно пытаясь умерить его пыл. Но тот лишь сбросил руку со своего плеча и, круто развернувшись, вышел из помещения, ничего не сказав, но напоследок одарив меня столь ненавистным взглядом, что мне действительно стало немного страшно. - Я покинула ряды своих соратников ещё давно. Ещё до того, как Души обезумели и стали убивать. Но я не знала: куда мне идти? Я пряталась. Пряталась много недель в заброшенных и полуобвалившхся домах. - Я запнулась, а по щекам вновь покатились соленые дорожки. - Но меня обнаружили... - Я всхлипнула. - Я пыталась бежать, но они не отступали. - Я прикрыла рот рукой, заглушая очередной всхлип. - Машина, на которой я ехала перевернулась и я едва успела покинуть её, когда они настигли меня. Они стреляли... - Я будто бы невольно коснулась своего плеча, где была огнестрельная рана. - Каким-то невообразимым чудом мне удалось сбежать от них. Я пряталась в пещерках и изнывала от испепеляющего солнца. И я уже совершенно не надеялась встретить кого-то, отчаявшись, но наткнулась на мужчину и девушку...Я подумала, что этой мой шанс, но кажется...кажется...я ошиблась... - Я закрыла лицо руками, рыдая в голос, но якобы пытаясь сдерживать всхлипы. Хотя, честно признать, я просто всем своим видом старалась давить на жалость. И...Кажется, мои старания принесли свои плоды. - Изабель, - на койку присел пожилой мужчина, - меня зовут Джед и я здесь главный. В нынешних условиях мы едва можем сохранить шаткий мир и доверие людей к Душам, но здесь ты можешь не бояться. Мы, - он обернулся на остальных присутствующих, - позволим тебе остаться. Но мы будем присматривать за тобой, тебе придется нелегко, чтобы заслужить доверие. - Я кинулась в его сторону, заключив мужчину в объятьях, - спасибо, - прошептала я, утыкаясь носом в его плечо. - Нейт! Отведи девушку в свободную комнату. И без глупостей. Ты же знаешь, правила для всех одни. - Я с паникой в глазах осмотрела окружающих. Нет. Только не он. вы смерти моей хотите?
Мужчина подошел к моей койке, бесцеремонно схватив меня за руку и потащив за собой. - Нейт! - Джед окликнул его у выхода. - Я тебя предупредил. - Мужчина что-то фыркнул в ответ и все так же грубо потащил меня куда-то. Мои ноги все ещё плохо слушались меня и я едва ли могла поспевать за ним, то и дело спотыкаясь о камни или счесывая нежную кожу о стены. Мы долго блуждали по запутанным туннелям, пока Нейт резко не остановился, тут же жестко припечатав меня к стене, да так, что у меня весь воздух из легких вышел. Так он ещё и в придачу начал меня душить! - Ты можешь быть невинной овечкой для всех, но стоит тебе оступиться и я пущу тебе пулю в лоб. - Прорычал мужчина, ещё несколько секунд сжимая мою шею в своих мощных руках. Сознание затуманилось и я уже начала чувствовать, как оно меня покидает, как вдруг все прекратилось и я рухнула на пол, тяжело дыша. Все мое тело пробивала крупная дрожь, а по щекам вновь потекли слезы. - За что вы так со мной? - Прошептала я, затравленным взглядом смотря на мужчину. Я знала, что его мне не убедить, но если вдруг сейчас кто-то здесь появится, то картина будет крайне интересная: мужчина со сверкающими от гнева глазами и столь невинная и напуганная девушка. На чьей стороне тогда будут люди?

+2

5

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]
Она же пришла одна, как Странница. Она вторая, кто решил просто уйти в пустыню. Нейт, ну почему ты такой подозрительный? – Джена зарывается руками в мои волосы, что начинает раздражать меня ещё больше. Да, во время моего нахождения у повстанцев я нашел себе «пассию», но никогда не предавал им значения. Для меня это были просто отношения на ночь, две,м аксимум на неделю. Потом я остывал и отшивал их. Ко мне никто не относился серьезно, как мне казалось. Новенькие тряслись от восторга, а уже знакомые попросту не обращали внимания. В конце концов, для удовлетворения я мог спокойно найти какую-нибудь девушку в городе, которая поддерживала сопротивление.
-Да я ни одной голубоглазой твари не верю. Они колонизаторы, паразиты, а разве паразиты считаются с носителями? – я нервно перебираю её волосы и резко отталкиваю. Начинаю ходить по комнате, пока внутрь не заходит Джед.
-Пойдем-ка, - он кладет руку мне на плечо и ведет в сторону больничного отсека. Непонимающе смотрю на старшего, но молча и послушно даю себя увести. Всё-таки, он разрешил мне остаться и к нему я испытываю просто огромное уважение, ко всему, чего он сумел добиться. Кроме веры этой… Ванде. Тьфу! При одной мысли о Душе меня передергивает. Видимо, это передается мужчине рядом, он косо смотрит ан меня, но ничего не говорит.
Прошел уже почти день с тех пор, как я принес новую Душу в наш штаб. Ей занимался док, а я иногда проходил мимо палаты, чтобы удостовериться, что новенькая не опасна. Но она спала, а может я хорошо ей прикладом двинул. Но вот сегодня она очнулась. Я это увидел уже на подходе к больничному отделению, у входа в который нас ждали Док и Йен. Последний так вообще стоял внутри палаты, заслоняя койку, за ним стояла перебежчица, притворяющаяся нашим другом.
-Ванда, она очнулась, - голос Йена звучал слишком радушно и счастливо, как будто его сестра очнулась. Чувствую раздражение, нервно теребя подол рубашки. Мне предусмотрительно оружие не дали, ибо знают, что от меня можно ожидать чего угодно.
Мы все заходим в палату, Джед и остальные окружают койку, где сидит новенькая, а я, сложив руки на груди, молча стою у входа. Я напряжен, готов в любую минуту схватить её за голову и убить, если понадобиться. Пусть она и играет невинную овечку, но я никогда ей не поверю. Злобно сверкаю глазами, когда Джед зовет меня подойти ближе. От того, что я вышел из тени, в глазах «овечки» мелькнула тень опасения, смешанного со страхом. Она забилась в угол кровати, боязливо оглядываясь на меня, а я подыгрывал, то и дело злобно на неё смотря. Джед ничего мне не говорил, пока Ванда занималась новой Душой.
Я никому не скажу...Только отпустите...П-пожалуйста. – я не могу скрыть улыбки и смешка, - Да ладно! - Эй, не бойся, тебя не обидят. Говори за себя! - я уже не только нервно перебираю ногами, я просто готов рассмеяться тут. Истеричным, громким, почти диким смехом. Они издеваются, нафига постоянно нянчится с этими колонизаторами? Быстро извлекли, отправили на дальнюю планету или просто раздавили. Смысл во в этих сюсюканиях… Странница спрашивает новую особь об имени, и та называет земное имя. Я гневно хмыкаю, пододвигаясь к кровати. Твоё имя, дрянь, а не носителя. – рявкаю, на что оборачивается не только пленница, но и остальные. Док кладет руку мне на плечо, я же скидываю её. – Я никогда не буду им доверять! – шиплю ему, стараясь сделать это как можно громче. Но все заняты новенькой, поэтому мою враждебность почти никто не замечает. А может не обращает внимания. Плевать!
Лунорожденная, - я вижу, как бегают её глаза. Что-то в её словах мне не нравится. Почему только я вижу, что она лживая тварь? - Но здесь, на Земле, меня никто так не называет. Здесь меня зовут Изабель. – как же я хочу выбить из неё всю дурь.. – то и дело сжимаю кулаки, снова разжимаю, тяжело дышу. Видимо моё состояние уже невозможно игнорировать, потому как Изабель забилась в угол ещё больше, как будто вжимаясь в легкий брезент палаты, а Джед то и дело кидал на меня подозрительные взгляды. Старик присел с другой стороны койки, аккуратно взяв руку девушки, заверив, что она может остаться.
-Да ну нафиг! – я уже не могу скрывать свое отвращение. Твою мать, да почему все такие остолопы?! – закатывая глаза к небу, всплескиваю руками и отхожу к дверям, но Джед меня возвращает, произнося мой имя.
Нейт! Отведи девушку в свободную комнату. И без глупостей. Ты же знаешь, правила для всех одни. – кривляюсь в довольной улыбке. – да, я  помню, что ты можешь... - осекаюсь, потом продолжаю, - Помяни мое слово, однажды ты пожалеешь, что связался с этими… мразями! – мне плевать, что рядом с Йеном стоит его инопланетная девушка. Как он вообще может к ней прикасаться? Это тело было бы трупом, если бы не гребаная Странница. Вот великодушно, продлили агонию.
-Ладно, - закатываю глаза, напускаю на себя наиболее миролюбивую гримасу, подхожу к койке, хочу показать, что я не враг, но не получается никак. Бесцеремонно хватаю Белль за руку, сжимая её в мертвой хватке чуть выше локтя и волоку за собой.
-Нейт! Я тебя предупредил, - у выхода Джед окрикивает меня снова, я полуоборачиваюсь, милейше улыбаюсь, - Ага, я понял! – и продолжаю тащить девушку за собой. Она еле идет, стараясь не отставать. Но, слабость берет вверх, она спотыкается, и мне приходится чуть ли не выворачивать её руку, чтобы не дать ей упасть. – Да иди же ты номрально… - рявкаю на неё, чуть замедляясь. Вот жеж попал так попал.
Мы пробираемся сквозь тоннели к свободному жилому отсеку. Когда-то тут держали Мелани и Странницу в ней, теперь с пополнением наших рядов, здесь заселяют тех повстанцев и те Души, которые хотят остаться с нами. Пещеры большие, поэтому Джед принмиает всех без разбору. Не первый раз я привожу сюда новеньких, и каждый раз случается одно и тоже с Душами. Но ни одна Душа не вызывала во мне столько отвращения, как эта. Может,п отмоу что она повторила подвиг первой?
Уже подходя к её комнате, в полумраке, я резко останавливаюсь, хватаю её за горло и, сдавливая егов руках, прижимаю её к стене. Даю легким освободиться от воздуха, заставляя её хватать его ртом, после наклоняюсь и грубо встряхиваю, легонько ударяя о стену пещеры.
Ты можешь быть невинной овечкой для всех, но стоит тебе оступиться и я пущу тебе пулю в лоб. – шиплю на ухо, после резко отпускаю и она падает, складываясь пополам у моих ног. Я отхожу на шаг назад, созерцая эту картину, За что вы так со мной? – невинный голосок, пропитанный ужасом и слезами,а  я хочу пнуть её ногой под ребра, – Потому что твоему отродью не место среди нас! – фыркаю, после разворачиваюсь и иду к входу в её комнату, - твои апартаменты, принцесса, - саркастично улыбаюсь, кланяюсь и, разворачиваясь на пятках собираюсь уйти. – Не советую гулять ночью, увижу вдали от твоей комнаты, долго церемониться не стану! – кидаю ей вдогонку, и быстро покидаю коридор, направляясь к своей комнате. Благо она недалеко и я смогу то и дело проверять эту мразь на наличие противозаконных действий.

Спустя день.

У нас продукты кончаются. – голос Джеда в зале раздается весьма гулко. – Да и зерно скоро поспеет, нам бы побольше инструментов. Надо в  город ехать! – он подытоживает наше собрание. Вот вылазки в город я люблю, но какого.. – Джед да ты издеваешься! – я вскакиваю, когда в дверях появляется новенькая, - Какого хрена оно делает на нашем собрании? – я ударяю по столу, после указываю в сторону вошедшей девушки, злобно сверкая глазами. –Нет, Ванду ещё можно как-то терпеть, - Йен играет мускулами, а Мелани делает шаг в мою сторону. – Споокйно! С ней я смрился, но эта что здесь забыла?
Джед встает и, кладя руку на мое плечо, спокойно произносит. – Она поедет с тобой Нейт. Это ваше задание. Бери грузовик, я дам тебе список. Сзади с вами поедет Йен и Ванда. Дальше Тайлер и Марк. Три группы, думаю, Жнецов в городе нет.
Передергиваю плечами, когда Джед заканчивает свою речь. Да что за нафиг, из меня делают няньку, причем личную няньку отродья, чей соплеменник держал меня  вплену порядка четырех месяцев. Я что, похож на мать Терезу?
-Пошли, тварь, - снова хватаю девушку за локоть, таща за собой. – Только сделай резкое движение, я тебе шею сверну! – волоку её в грузовой отдел, почти кидаю в сторону салона. После этого в пещеру заходят остальные. Йен хочет мне что-то сказать, Ванда тоже, но оба передумывают, лишь переглядываются и мило друг другу улыбаются. – Я не собираюсь церемониться с ней, и не мечтайте, - предупреждаю слова Мелани. Марку так вообще пофигу, он смеется, садясь с братом в кабину. Я следую их примеру, но в своей машине я достаю кусок ткани из бардачка и завязываю глаза своей спутнице. – Мне плевать, что тебе верит Джед, ты не увидишь дороги в город! – Проверяю узел и завожу мотор. Джаред открывает выход и мы двигаемся вперед по пещере на выход.

+1

6

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

Спустя день.

С самого утра меня переполняло чувство...собственного превосходства? Да, да, именно так. Чувство превосходства над этими людишками. Моя сопливая история о побеге и весь мой несчастный вид, видимо, так их убедил, что мне позволили остаться среди повстанцев. Сейчас я нахожусь в их логове и мне даже выделили отдельную комнату! Кстати о ней, нельзя сказать, что это было изысканное помещение, здесь даже двери-то толковой нет, так только, разноцветная клеенка какая-то вход застилает. Хотя другого ожидать в пещере и не стоило. Но, тем не менее, в моем распоряжении была койка, пусть и с жестким матрасом, небольшой столик и стул, а так же тумбочка для вещей. Ах, да, которых у меня не было. Но не суть. Жить здесь можно, хотя и сложно. Но когда альтернатив нет - даже койка с жестким матрасом кажется раем.
Я стояла напротив зеркала, которое было приклеено к горной породе и рассматривала себя. Ссадины все ещё портили мое личико своим видом, но, тем не менее, я уже выглядела намного лучше. Чистая, с обработанными ранами, даже в новой одежде! Боже, как же эти люди глупы, а многие Души, кажется, и то глупее, если ведут себя столь доверчиво и мило со мной. Эту одежду мне дала Странница. Боже, как же во мне бурлит ненависть к этой особе и я едва сдерживаю себя, когда вижу её, чтобы не скрутить этой предательнице шею голыми руками. Меня останавливает лишь то, что моя миссия будет провалена и меня тут же на месте убьют за свою любимицу.
Мои губы трогает усмешка, когда я вспоминаю о Нейте. Нет, не все люди относятся благосклонно к Душам. Некоторые до сих пор их ненавидят, а такие как этот - всегда готовы убить. Я отворачиваюсь от зеркала и закусываю губу, раздумывая: как же мне поступить? Как мне выполнить свою миссию и добыть информацию и одновременно не попасться на глаза мужчине? Почему-то в его решительности задушить меня в прошлый раз я ни разу не усомнилась. И пусть у него будет хотя бы капелька повода для того, чтобы заподозрить неладное - и я труп. Я шумно выдыхаю, опускаясь на постель. Я не покидала эту комнату  вчера весь день, потому что буквально могла ощущать взгляд его пронзительных глаз даже сквозь каменную породу! - Я должна что-то придумать. Как мне обвести его вокруг пальца, если он не верит в мою чистоту и невинность? - Я как будто взывала с вопросами к внутренней себе, то есть, к Изабель, но я никогда её не чувствовала и никогда не слышала. С чего бы ей появится теперь? Я вздрогнула, подавляя свои первые воспоминания связанные с этим телом и, чтобы хоть как-то привести голову в ясность, резко встала с кровати, меряя шагами комнатку.
Я не люблю думать о том, что во мне осталось от моего носителя. Я никогда и никому об этом не рассказывала, отмахиваясь, что в этом теле осталась лишь оболочка, хотя это было не так. Воспоминания тут были. Болезненные. Резкие. Заставляющие меня в первые разы меня плакать навзрыд, просыпаясь посреди ночи с криком и в холодном поту. Я тяжело вздохнула, тряхнув головой. Вот опять. Я опять думаю об этом. С чего бы? Особенно, когда мне нужно думать о выполнении миссии и о том, как бы не умереть, попавшись Нейту коннорсу в лапы.
От моих тяжелых и, разлетающихся то и дело в разные стороны, мыслей меня отвлек шорох у входа в мою комнату. Я настораживаюсь. Таких, как Нейт здесь может быть пруд-пруди. А узнав, что в их рядах появилась ещё одна Душонка, так и вовсе могут захотеть сократить популяцию хотя бы на одного. Все мое тело, что ещё далеко не отошло от всего произошедшего со мной за последние дни, напрягается и я чувствую, как развивается тянущая боль в плече. - Кто здесь? - Оружия у меня нет. Мне его, понятное дело, никто и не даст. Я безоружна, а полностью не восстановившись - ещё и слаба. В честном рукопашном бою мне не победить. Хотя...Когда я что-то делала честно? Я едва заметно уголками губ усмехаюсь собственной мысли. - Никогда. - Шуршание у входа затихает. Может быть я спугнула своим вопросом своего убийцу? Ох, какая жалость! Но для пущей картины своего невинного образа овечки я вновь повторяю свой вопрос, но уже более встревоженным тоном, как будто мне и вправду страшно. - Кто здесь?! - Кажется, никого. Может, мне показалось? Или и вправду спугнула? Но, нет, ошиблась. - Изабель? - Голос мужской, знакомый, но мягкий, не как у Нейта. Да и ещё более доброжелательный. Здесь у меня ещё не так много знакомых, поэтому определить моего гостя мне не составило труда. - Йен? - Я осторожно подошла к выходу из комнаты, куда как раз просунулась голова парня. - Я тебя не разбудил? - Почему в его голосе такая забота? Аж до блевоты приторно от его сладкого голоса. Но всем своим видом я показываю, что рада дружелюбно настроенному самаритянину. Мои губы расплываются в самой милой из доступных мне улыбок, а пальчики, словно в попытке скрыть волнение, теребят непослушную прядь волос. - Что-то случилось? - Мой голос дрожит. - Нет-нет, не беспокойся, - поспешил меня заверить Йен. - Просто Джед попросил тебя прийти на наше собрание. - Сказать, что я была ошарашена - это ничего не сказать! Неужели они такие глупцы?
Собрание. Что они там будут обсуждать и зачем я там? Может, там будут решать мою судьбу? Или попытаются допросить? Или они что-то заподозрили и это ловушка? Обман? Какие бы не были у меня мысли, но к назначенному времени я выдвинулась в указанном направление. Мне следовало попросить Йена провести меня, потому как уже вскоре я поняла, что заблудилась. К нужному месту я все же добрела, но с явным опозданием. - Я тоже рада видеть тебя, Нейт, - хотя мои губы расплываются в самой милой улыбке, которую я столь недавно дарила Йену, в моих словах можно прочитать нескрываемый сарказм. Что это? Проверка на вшивость? Или же западня, чтобы убить меня подальше от свидетелей? В любом случае, для моего совсем неокрепшего тела эта поездка будет тяжелой. По окончанию собрания мужчина хватает меня за локоть и тащит за собой. - Пошли, тварь. Только сделай резкое движение, я тебе шею сверну! - Не сомневаюсь, что его угрозы вполне реально можно воплотить в жизнь с его-то способностями, поэтому помалкиваю и лишь тащусь за ним. Меня бесцеремонно кидают в сторону салона грузовика, где я, гордо вздернув носик, как будто и вовсе не обращаю внимание на его обращение со мной устраиваюсь по удобнее и пристегиваю ремень. – Мне плевать, что тебе верит Джед, ты не увидишь дороги в город! – Мне завязывают глаза. Хорошая мера предосторожности. Черт тебя подери, Нейт Коннорс, какого хрена ты попался на моем пути?! Внутри меня кишит ярость, но внешне я показываю лишь волнение по поводу поездки. Я не разговариваю с Нейтом, даже не пытаюсь, знаю, что ничего хорошего не выйдет из этого. Я лишь нервно тереблю край своей рубашки, стараясь запомнить все неровности дороги, по которой мы едем. Долгое время машину довольно сильно трясет, а потом мы выезжаем на ровную дорогу. Где-то на середине пути от города до места, где находится логово, должна быть моя машина. Она послужит мне ориентиром, если она там и на неё отреагирует мужчина. Когда он презрительно хмыкает, мне кажется, что это знак. Скоро мы будем в городе.

Спустя несколько часов

Погода сегодня стояла жаркая и сухая, что довольно усложняло наше передвижение за запасами. Водой со мной делились Ванда и Йен, в то время как Коннорс с удовольствием бы оставил меня изнывать от жары. Повязку в городе  мне сняли, ещё одна пара рук им была нужна. Поэтому теперь я могла осмотреться вокруг. Надеюсь, жнецы сегодня не вышли на охоту. иначе мой план провалится к чертям. Если они кого-то подстрелят, то сразу же начнутся вопросы ко мне. Ох, как мне придется не сладко. Я прямо-таки представляю это садистское наслаждение, с которым меня будет допрашивать Нейи и меня передергивает. Ловлю его взгляд на себе, но делаю вид, что смахиваю с себя какую-то неприятную букашку. Украдкой поглядываю на список. Там много пунктов. Зря они меня взяли в поездку, ведь теперь я знаю, что многие вещи у них заканчиваются, а запасы, что остались, не вечны. Что тогда, людишки? Производство вам не восстановить, вас заметят. Так как быть дальше?
Смотрю в окно и мне в глаза бросается вывеска с надписью "больница". - Стой! - Внезапно даже для самой себя выкрикиваю я, вспомнив про пункт о лекарствах. Нейт скорее инстинктивно вжимает педаль тормоза и машину слегка тряхнуло от резкой остановки. Прежде, чем меня расчленят прямо в машине, испуганно тыкаю в сторону больницы. - Лекарства, - выдавливаю я дрожащим голосом под гневным взглядом мужчины. Кажется, его пыл остывает. Лекарства им и правда нужны. Мы выходим из машины и собираемся в кучку, чтобы потом разделиться на три группы и начать свои поиски. Я иду с Нейтом. не удивительно, что меня доверяют именно ему. У него все задатки охотника. Прекрасные зрение и слух, интуиция, сила, ловкость. Мне кажется, или я даже невольно им загляделась? Чушь! Я не могу заглядеться на человека.
Мы обшариваем все полочки и коробки, что встречаются нам на пути и берем все, что только там есть. Коннорс в лекарствах не особо разбирается, как, собственно и я, но Док уже знает как ими пользоваться по назначению. - Спасибо, Страннице. - Язвительно подсказывает мне мой внутренний голос.
Мы уже почти у выхода из больницы и я даже вижу, что остальные уже погрузились в свои машины и ждут только нас, как вдруг... - О, нет. - Перед нами из-за угла выходит Илай. Он никогда не отличался особым умом, а сейчас и вовсе подставил меня своим появлением. Видимо, шпионы все ещё работают в этой части города, хотя я просила этого не делать. Я чертыхнулась про себя. Илай направил на нас оружие. - Так-так-так. Человек и Душонка-предательница. - Ну, хорошо, что не выдал, и на том спасибо! - Кого мне пристрелить первым? - Стреляй в меня, кусок идиота, в ногу, в руку, стреляй! Не в человека. Не в человека. Дуло оружия смотрит поочередно то на меня, то на Коннорса. Черт, Илай, давай же! И он выбирает. Человека.
Я не знаю: что мною двигало в этот момент? Но как только жнец спускает курок, я отталкиваю Нейта в сторону, и вскрикиваю от жгучей боли в боку. Пуля задела бок и прошла насквозь, застряв в стене позади меня. Мы падаем на землю. Точнее не так.  Нейт, по инерции от моего толчка падает на землю, а я падаю сверху него. На долю секунды его руки прижимают меня к себе, пачкаясь в крови из раны, но тут же отпускают и я скатываюсь с него на землю. Быстро понял, что прижимает к себе тварь, а не человека. Перед глазами все плывет, но Илай уже движется ближе к нам. - Черт тебя подери! - Он решает довести задуманное до конца и просто не оставляет мне выбора. Я выхватываю с пояса мужчины пистолет, пока тот ещё не до конца оправился от удара головой о землю и резко встаю, пошатнувшись при этом и едва не потеряв равновесие. - Отступи. Отступи. Отступи. - Но Илай и не думает отступать. Я уже вижу, что он готов выстрелить в Коннорса, но опережаю его. Зажмуриваюсь и стреляю. Когда открываю глаза, то вижу перекошенное лицо жнеца и роняю пистолет, тут же прислоняя руку ко рту, чтобы заглушить свой собственный визг.
К нам уже подоспели Йен и Ванда, а за ними Тайлер и Марк. Йен подхватывает меня как раз в тот момент, когда мои ноги подкашиваются. Мои пальцы комкают окровавленную ткань в тщетных попытках остановить кровь. Но меня это почему-то не волнует. Я чувствую приступ паники, смешанный с истерикой. - Что я наделала?! - Меня несут в машину и усаживают на сидение, пристегивая ремнем и завязывая мне глаза. Всучивают какой-то лоскут и буквально приказывают держать его крепче, зажимая рану. Нейт уже в машине и мы круто разворачиваемся, возвращаясь обратно. - Что я наделала? - Этот вопрос никак не выходит из моей головы. А я знаю: что я наделала! Я убила! Я убийца! Но почему это меня тревожит сейчас даже больше, чем то, что я истекаю кровью? Я чувствую, что повязка на глазах стала влажной, но никак не могу понять: почему? Второй рукой, что не была в крови, провожу по щеке и понимаю - слезы. Я плачу. Не от боли. Не от того, что я могу умереть, а из-за своего поступка. Что со мной? Я ведь всегда убивала... - Ты убила впервые. - И правда. Я всегда была готова убивать. Точнее, я думала, что готова, но сейчас, когда это произошло, я поняла, что я абсолютно не готова была убить. Я всегда только выслеживала, максимум - стреляла по ногам. Но никогда. НИКОГДА! Не убивала. И сейчас мой поступок буквально уничтожал меня изнутри.
Я не сразу заметила, что мы остановились. Лишь крики Ванды о том, что нам нужна помощь меня отрезвили. Меня кто-то отстегивает и в этот момент я, собрав последние остатки сил в этом теле, срываюсь с места, убирая повязку с глаз и с не известно откуда появившимися силами, бегу в сторону своей комнаты. Я забиваюсь в угол, тихо бормоча себе под нос, словно в бреду. - Убийца... - Никогда не думала, что такая вещь, как убийство собственными руками может на меня так повлиять. Я всегда считала себя сильной и довольно кровожадной. А на деле вышло все совершенно не так.
Зажимаю пальцами рану, но кровь не перестает сочится. Плевать. Плевать на это! Илаю следовало бы быть по точнее и тогда бы я была уже мертва и меня не мучили угрызения...Чего? Совести? А есть ли у меня совесть-то вообще? У отродья, которому не место среди людей! Не знаю: почему именно слова Нейта всплыли в моей голове? Но от них мне ещё хуже. Я захлебываюсь собственными слезами и задыхаюсь, жадно хватая ртом воздух. Где-то далеко слышаться тяжелые шаги. Это за мной, я знаю. Поэтому стараюсь ещё сильнее забиться в угол. Вжаться так, чтобы в царившей тьме меня никто не нашел. В комнату буквально влетает Коннорс и не сразу привыкает к мраку. Он осматривает комнату и только через пару минут обнаруживает в углу мою, скорчившуюся от боли и собственного ничтожества, тушку. Он буквально подлетает ко мне и что-то кричит. Не разбираю его слова. Стараюсь оттолкнуть, но сил сдвинуть его у меня нет. - Уйди...Убирайся... - Шепчу я. Когда в голову приходит новая безумная мысль. - Добей... - И я вижу, что он буквально закаменел. Давай же. Другого шанса у тебя не будет. Воспользуйся моей слабостью и лиши этот мир очередной твари.

+1

7

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]
Первое время мы едем по достаточно ухабистой дороге. Я привык, и, открыв окно, даю ветру обдувать мое лицо. Я засиделся в пещерах, мне надоело постоянно быть запертым пусть и в больших, но все равно в четырех стенах. На все вылазки отправляли меня и кого-то ещё, как будто знали, что если долго держать взаперти, я разнесу к чертям собачьим эту пещеру, похлеще тех же жнецов.
Становится жарковато, я кошусь в сторону своей спутницы. На вид, она ничем не вызывает подозрение, но черт, я готов поклясться, дать голову на отсечение, что что-то в ней не так. Ладно, к Страннице я уже привык, и даже не цепляю её. Йена я не боюсь, если бы он встал на моем пути, убил бы любовника предательницы. Может, я проникся к той же Ванде уважением, потому как она помогла спасти меня? Скорее всего, ибо я не люблю быть обязанным.
Посмотри направо, - наушник, что мы всегда подключаем к рации, чтобы не быть сильно заметными и переговариваться, издает шипящий звук, узнаю голос Марка, с ним говорит Тайлер. Поворачиваю голову и вижу, что за нами едут серебристые машины. Мы уже не так скрываемся, но всё же темные очки я надену. – открываю бардачок, достаю солнцезащитные очки. Едва заметно задеваю рукой колено своей спутницы. Она ухмыляется, а может мне в глаза насветило солнцем. Не знаю, но не обращаю внимания, надеваю очки и слежу за незваными гостями. Те не обгоняют нас, у Душ положено ездить медленно и аккуратно. Долбанные перфекционисты, - презрительно фыркаю, снова косясь в зеркало заднего вида и смотрю на аккуратные, до блеска начищенные спортивные тачки Душ.
-Пронесло, уже подъезжаем, - смешок Тайлера, я улыбаюсь ему, словно он рядом. Вот мне эти братья импонируют, забавные. Снимаю очки и складываю обратно в бардачок. Насвистываю какую-то мелодию, за неимением радио. Постукиваю пальцами по рулю, слежу, чтобы скорость не превышала норму, установленную у Душ. Вдали виднеются крыши домов, а значит через час уже будем на месте.

- Думаю, мои угрозы не стоит повторять, - немного грубовато хватаю её за волосы, стягивая повязку с глаз, когда мы подъезжаем к въезду в город. Держи, - протягиваю ей скомканный лист с ложным списком, то, что нам надо, я итак прекрасно помню. Не стоит безоговорочно верить каждой пришедшей голубоглазой твари, и раскрывать ей всё то,в  чем мы нуждаемся.
Вот что я не люблю в наших вылазках, так это лазить по городу в поисках нужного гипермаркета. Почему нельзя поставить их все в ряд рядом? Души ведь все равно не требуют денег, а у нас затариваются Странница и Лунная. Мы стоим у машин, ожидая девушек, с натянутыми на глаза очками. Не все Души покинули эту планету, но они уже не так за нами охотились. Мы, якобы, научились жить в мире.
-Вы долго, - я подозрительно смотрю на Иззи, когда девушки выходят с тележками из очередного супермаркета. проверяю, почтив се купили. Мы укладываем вещи в машины, аккуратно размещая всё ценное, и я закрываю свой брезент. Дальше орудует Йен и Марк, Странница что-то им шепчет. От того как мило и слащаво улыбается парень инопланетянки, мне становится тошно. Как он вообще с ней спит? Она же.. Уродина.. И я не о теле носителя, Ванда вполне милая миниатюрная девушка. Не в моем вкусе, но все же. Но ведь ей управляет Душа, брр.
-Давай садись уже, - подталкиваю Бель к кабине, даже ставлю ей подножку. Наверное, в манерах моих можно усомниться, но со своими девушками я так не обращаюсь. Может, мне отстать от группы, придушить её и сказать, что на нас напали Жнецы?
-СТОЙ! – я округляю глаза, когда Лунная кричит и гневно смотрю на неё. Руки сжимают руль, как будто уже сейчас смыкаясь на её тонкой шее. О да, я бы с радостью придушил эту потаскушку… - Лекарства! – она испуганно тычет в сторону больницы. – Точно, - смягчаю свой взгляд ровно на одну десятую процента, даже растягиваю губы в едкой ухмылке и ударяю себя легонько по лбу, - как я мог забыть.- Потрепать  её по щеке и похвалить? – ага, придушить и выкинуть!
Я останавливаюсь у черного выхода, мы координируем действия, разделяясь снова на три группы. Обшариваем закоулки больницы, выуживая все возможные лекарства. Нам достался первый этаж, поэтому возвращаемся к машинам мы с Бель самые первые. Я укладываю ящик в машину, когда слышу сзади шаги. Резко оборачиваюсь, оглядываясь и ища источник шума. Из-за угла, с безумно-маниакальным взглядом выходит очередной паразит. По одежде и знаку, а также по вытянутой руке до меня доходит, кто передо мной.
Так-так-так. Человек и Душонка-предательница а я, оказывается, догадливый, - щелкаю пальцами, заношу одну руку за спину, готовясь выхватить пистолет, - А ты догадливый, паразит, - Кого мне пристрелить первым? – перебегаю глазами к девушке, стоящей рядом, на секунду встречаюсь с ней взглядом. Она боится, а мне нравится ситуация. Пусть поболтает, может кинуть её под огонь? Пристрелит  мне проблем меньше будет. – Себе в голову пальни, - огрызаюсь, хочу выхватить пистолет из-за спины, но Изабель меня опережает и, раздается два выстрела. Она выскакивает передо мной, доли секунды не проходит, как падает ан меня и я, от неожиданности теряю равновесие сильно ударяясь головой о прицеп машины. Чувствую, как что-то горячее течет по виску, доходит до уха и клинит его.
-Идиотка! – кричу, выхватывая из рук Бель пистолет, скидывая с себя и вскакивая на колени. К нам подбегают остальные, я оглядываюсь на жнеца, который пару секунд корчится, а после затихает.
-Нейт, у тебя кровь, - я отмахиваюсь, - Не моя. – показываю пальцем на теряющую сознание девушку, - Её! – у меня в голове не укладывается, что она спасла мне жизнь. Но я.. нет, надо убираться, пока оставшиеся Души не созвали студ-совет и не сбежались оставшиеся Жнецы. – По машинам, плевать на лекарства! – я подхватываю Бель на руки, усаживаю в салон, пристегивая её, и сажусь внутрь сам. Пусть она без сознания, но я  все равно опять завязываю ей глаза. Перестрахуюсь, - не пострадаю!

-Док! – мы доехали слишком быстро, может, потому что возвращаться домой было быстрее, чем ехать в город,а  может я гнал все сто двадцать по прямой. Шоссе вечером пустынное, вертушек практически нет, поэтому можно не скрываться. Плюс в салоне была Душа, истекающая кровью. Не без сознания, под приказом прижимающая полотенце к боку, но брызгающая своей кровью в моей тачке. Когда мы приехали, к кабине сразу прибежала Ванда, моляще смотря на меня своими голубыми глазами. – Нейт, ей надо помочь. – она кладет руку на мою, легонько её сжимая, - Ладно, сжалюсь, - киваю в ответ, хочу помочь той выбраться, даже достаточно нежно отстегиваю её ремень, который пристегнул, чтобы не разбила ещё и лоб в бессознательном состоянии. Но, когда ремень отправляется на место, Лунная, которая сидела и захлебывалась слезами, практически падая в обморок, отталкивает меня, скидывает повязку и мчится в сторону коридора к жилым помещениям.
-Нихера себе, - сказать, что я в шоке – ничего не сказать, я лишь тупо хлопаю глазами, разинув рот и смотрю на капельки крови, что остались от раны убежавшей девушки. – Да она совсем… свихнулась? – я слышал, что Души не убивают, они мирные, но вот.. неувязочка какая-то. - Мы не убиваем, - тихий голос Странницы снова раздается под сводами пещеры, - Жнецы же убивают. - снова смотрю в сторону туннеля, - А раз Лунная так мечется, может она.. не шпион?
-Нейт, - меня зовет Док. Я отрываю взгляд от входа в пещеру, оборачиваюсь. Рядом с доком и Вандой, ошарашенным Йеном и остальными стоит Джед. Также на подходе Мелани и Джаред. Ещё пусть Джереми придет, так вообще полная любящая семья для Душ соберется. Одна лишь тетушка на моей стороне, со времен Странницы не любящая тварей.
-Чего? – наигранно огрызаюсь, по привычке тру лоб, только сейчас чувствуя тянущую боль в висках. – Твою рану тоже следует обработать… Вы лекарства взяли? – док идет к грузовику, я помогаю ему поднять брезент . – Не то, чтобы весь запас вывезли, но на первое время хватит, - улыбаюсь, потом улыбка пропадает, когда ко мне подходит Джед. – Что случилось, сынок, - он хлопает меня по плечу, пока док обрабатывает мою рану. Боль по-тиху прекращается, я даже чувствую, как затягивается рана. – Шишки не будет, но вот помыть голову советую, кровь запеклась, волосы не расчешешь, - док проверяет ушиб, потом берет свой ящик с лекарствами и оставляет меня с остальными.
Да я ничего не делал. Мы вышли из клиники, - я сажусь в кузов, свесив ноги и смотрю на ботинки, - я ждал остальных, как из-за угла выскочил жнец. Он хотел убить меня, но Бель выскочила и защитила меня. Она оттолкнула, выхватив пистолет, пока я замешкался. А потом выстрелила сама. Всё произошло настолько быстро.. Что я как-то ошалел даже.. – выдыхаю, смотря на Джеда. – Души поистине кладезь нового для нас… -на секунду он умолкает, но тут же продолжает, похлопывая меня по плечу, -  Вчера ты хотел её убить, а  сегодня она спасает твою жизнь, - Джед снова хлопает меня по плечу, - Задумайся. И мой совет, помоги ей.. Думаю, кроме тебя она никого тут не знает. Вам стоит поговорить.. – Он протягивает мне лекарство, и подмигивает.

Я не пойду, - меряю шагами свою комнату, перебрасывая лекарство из одной руки в другую. Дохожу до стены, разворачиваюсь и снова меряю шагами комнату. – Или пойду… Черт! – ударяю кулаком по стене, разворачиваюсь и иду к выходу из своего отсека. Ступаю аккуратно, бесшумно, подхожу к комнате Изабель. Уже стемнело, и те слабые фонари, что развешены редко по коридору, не освещают её комнату. Внутри темно, пока меня никто не заметил, разворачиваюсь и ухожу в сторону своей. У своих дверей опять стучу себя по лбу, перекладывая лекарство в другую руку, разворачиваюсь и опять иду в сторону комнаты Лунной. И так несколько раз. Бесит меня такое состояние, когда я кому-то обязан и ненавижу этого.. Эту особь!
Сбежала, - мелькает в голове, пока глаза привыкают к темноте, когда я всё же решаюсь зайти внутрь, прекратив тараканьи бега от моего входа к её. Но как только они привыкают, я разглядываю в самом дальнем углу маленький комок.  Она стала настолько крошечной, что я чуть не спутал её с тюфяком.
Уйди...Убирайся...-подхожу к ней ближе, виновато чешу затылок, - она шепчет, я вижу, как сверкают её глаза. Только сейчас ловлю на мысли, что мне даже нравится этот эффект. У моей девушки были кристально голубые глаза… - Но её убили! – выдает внутренний голос. - Добей..- замираю словно истукан. Хренасе предъявы. Ага, сейчас! – минутного замешательства хватает, чтобы я явно представил ситуацию. Я её, значит добиваю. А потом Джед добивает меня. Неа, не для того меня от паразита избавляли. – Док велел тебе помочь. И хочешь ты, или нет, но я помогу. – Я притягиваю её к себе, чувствуя, как кровь сочиться по пальцам. – Я знаю, как тебе тяжело, - неожиданно для себя произношу, пока приподнимаю полы её майки. Рядом с койкой лежит полотенце и небольшой чан с водой. Поворачиваю её на бок, макаю полотенце в воду, после промакаю рану. Она стонет, но я не обращаю внимания на это. – Я помню, когда первый раз убил.. Душу. Ты прекрасно знаешь, что я вас не жалую и.. – не говорю, что мне Противно сейчас к ней прикасаться, ибо солгу нам обоим. Продолжаю промывать рану, крепко держа её запястья в своей. Свободной рукой достаю лекарство из кармана и распыляю на промытую рану. Та затягивается и только тогда я отпускаю девушку. –Я не знаю, чему вас учат в школе. Но у нас есть правило – если на тебя нацелили пушку, либо умри, либо убей. Думаю, тебе стоит смириться с тем, что ты сделала. Жнецы не люди, они даже не Души. Они испорчены, и они как глисты. Их следует истребить, если лечить уже бесполезно.
Встаю с кровати, отхожу в сторону, но потом возвращаюсь и забираю чан с водой. Надо бы ей поменять воду, - мелькает в голове, я скидываю туда окровавленное полотенце и забираю остатки лекарства. – Тебе стоит отдохнуть.. – шепчу очень тихо, коря себя за хриплый голос. После разворачиваюсь и выхожу из отсека, направляясь в больничное крыло. Там отдаю лекарство, сообщаю, что наша гостью в полном порядке. Рапортую, что даже не убил и помог. Джед улыбается, а Ванда с Йеном мило переглядываются. Ох уж мне эти смехуечки с их стороны. По их мнению, каждый кто воевал вначале должен влюбиться в конце. Ага, держи карман шире. Никогда я не полюблю паразитку!

Заменив воду и достав чистое полотенце, спустя полчаса я возвращаюсь в комнату, где находится моя соседка. У входа осматрвиаю, оценивая ситуацию. По тихому дыханию делаю вывод, что она уснула. Вероятно усталость, или лекарство. Не суть. Ставлю чан с водой, рядом вешаю полотенце и разворачиваюсь, чтобы уйти. Но в голове звучат слова Джеда, что я в ответе за неё. Вот не люблю, когда моя совесть включается и начинает меня пилить.
Сажусь в другой угол, поджимая ноги под себя, долгое время смотрю на свернувшийся комок в другом углу и сам не замечаю, как засыпаю. Блуждаю по каким-то коридорам, кого-то зову. Впереди вечно мелькают светлые волосы и голубые глаза. А потом…
Аааааа - громкий крик эхом раздается в крошечной комнате, я резко вскакиваю, практически подскакивая к  девушке. Обхватываю её плечи, прижимая к себе. Я не знаю, зачем я это делаю, что вообще происходит, но сейчас она нуждается во мне. Пусть она паразит, но паразит в голове моей землячки, такого же человека как я. Может, Бель также заперта там, внутри. А может.. – Успокойся! – качаюсь из стороны в сторону, убаюкивая девушку, поглаживаю по волосам, –Шшш, все прошло, тебе приснился кошмар. – а я иногда могу быть нежным, надо же…

Отредактировано Jake Harper (2014-08-15 02:35:03)

+1

8

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

Ещё сегодня утром я могла похвастаться чувством собственного превосходства перед этими людишками, а уже сейчас я сгораю изнутри от собственной никчемности и ничтожности. Как всего за несколько часов этого проклятого дня во мне все так резко могло измениться? - Убийца... - Я отрешенно смотрю на мужчину перед собой, но словно смотрю сквозь него. Мое предложение о том, чтобы добить меня было им проигнорировано. Странно. Странно, потому что возможно это был его единственный шанс раз и навсегда избавиться от меня, защитить своих знакомых от неминуемой смерти, уничтожить ещё одну тварь, которая занимает хрупкое человеческое тело. После минутного замешательства и явных раздумий он что-то говорит. Я вижу как шевелятся его губы, но не разбираю ни слова, потому что тысячи голосов в моей голове постоянно повторяют лишь одно. - Убийца... - Я зациклилась на своем поступке. Зациклилась на том: что же подтолкнуло меня нажать на курок? Холодный расчет на то, что из-за моих действий меня смогут принимать более дружелюбно и Нейт Коннорс, дико благодарный за свое спасение не будет меня доставать и перестанет следить, готовый убить в любой момент? Сомневаюсь. Мной двигало что-то другое. Или...Кто-то? - Изабель? - Я обращалась гуда-то в пустоту, пытаясь отыскать сознание этого земного тела, что служило мне носителем, но ответа не последовало. Здесь нет никого, кроме меня. И я не имею права сбрасывать вину на того, кого здесь уже давным-давно нет.
Я заскулила от боли, когда грубые мужские руки оттащили меня от стенки, в которую я практически вжалась и с которой пыталась полностью слиться. Резкая боль, которая до этого была столь сильно приглушена моим помешательством и угрызениями совести, буквально пронзила бок, заставляя меня сжимать зубы до скрипа и жмуриться, не давая слезам волю. Тем временем Нейт действовал быстро, хотя, на удивление, осторожно. Он приподымает пол моей рубашки вверх, чтобы осмотреть рану, но слишком много крови, которая успела немного запечься, мешала ему в этом. Меня медленно и, я бы даже назвала это, с бережностью укладывают на бок. Совершенно не понимаю: что он хочет сделать? Что-то холодное и мокрое касается моей разгоряченной от солнца и крови коже проходится по ране, вызывая во мне стон боли. Эта пытка продолжается, кажется, целую вечность! Но я почему-то принимаю её как наказание за свой поступок, за убийство. Коннорс говорит, что понимает меня. - Ты ничерта не понимаешь! - Людям убивать нас было намного проще. Они видят тварь - они убивают тварь. Убийство в их крови, в их природе, так они устроены. Я устроена иначе. Убийство никогда не было и не будет у меня в крови. - Не будет? - Моё сознание насмехается надо мной. - Ты хочешь фактически убить всех этих людей, завладеть ими, уничтожить предателей. И после этого думаешь, что убийство не будет у тебя в крови. Чем ты лучше остальных Жнецов? Ты же одна из них. - В голову врезаются слова Нейта о том, что Жнецы - это не люди и не Души даже, что они настолько ужасная зараза, что их нужно истреблять. - А нужно ли истребить меня? - Не знаю: почему этот вопрос вдруг возник в моей голове, но отчего-то ответ пришел на него решительно и очень быстро. - Определенно, да.
Тебе стоит отдохнуть.. – Хриплый шепот мужчины, прежде чем он покидает пределы моей комнаты. Бок больше не болит, раны там больше нет. Хотя я не заслужила помощи, пусть даже я спасла его. Я убила и за это следовало бы и меня, по хорошему, отправить в могилу. - Как это скажется на мне? - Последнее, что я думаю, прежде чем мои глаза закрываются и я проваливаюсь в темноту. Прямо на полу, в том же углу, даже не удосужившись залезть на кровать.

Картинка перед моими глазами расплывается и я вообще смутно понимаю: где я? Что происходит? Я пытаюсь осмотреться по сторонам, чтобы понять ситуацию и в следующую секунду картинка резко становится четкой, заставляя меня ужаснуться. Передо мной Илай, он наставляет оружие на Коннорса, который стоит немного позади меня. Я знаю сценарий и что будет дальше, но не уверена, что хочу повторить его именно так. Но моё собственное тело не слушает меня и уже в следующую секунду моё тело содрогается от боли. Ещё секунда и я выхватываю пистолет у Нейта и направляю его на Жнеца. Моя рука дрожит, я пытаюсь сопротивляться, не хочу нажимать на курок, но...нажимаю. Пуля влетает в грудную клетку Илая и я вижу его глаза. Отчаяние. Боль. Непонимание. Вот что в них. Я ясно могу прочитать в его глазах в эту секунду: "за что?" А потом он падает на землю, еще недолго хватаясь за жизнь, чтобы потом затихнуть навсегда. Я должна упасть, ведь я тоже ранена, но я стою. Почему? Я застыла на месте и наблюдаю за тем, как под Жнецом медленно расползается лужа алой крови. Я его убила. Я. Ни Нейт. Ни Ейн. Ни Ванда. Ни кто либо другой. Я. Я. И ТОЛЬКО Я!
К моему внезапному удивлению тело передо мной внезапно шевельнулось. Сначала мне подумалось, что это какие-то ещё предсмертные конвульсии, но нет. Постепенно тело Илая словно оживает и вот он уже стоит передо мной, залитый кровью, которая все ещё течет из его тела. - Понравилось? - Кривая усмешка трогает его губы. - Повторила бы это ещё раз? - Он делает шаг ко мне. - А, потаскушка? - Я вновь нацеливаю на него пистолет. - Не заставляй меня...Я не хочу. - Он вдруг приходит в ярость и резко бросается в мою сторону. Я хочу бежать, но сзади меня, словно захватив в тиски, сжимает Нейт. - Убийца. Убийца. Убийца. - В один голос, словно сговорившись, повторяют они. Откуда-то вокруг меня уже много людей. Среди незнакомых лиц в первых рядах я могу различить Ванду и Йена, Дока, Тайлера и Марка, Джеда. И все как  один люди сотнями тысяч голосов повторяют одно и то же, - убийца. Убийца. Убийца.

Я просыпаюсь от собственного крика, который эхом разносится по моей комнате и тут же чувствую, что меня кто-то, обхватив за плечи, прижимает к себе. – Успокойся! – Меня легко покачивают из стороны в сторону, пытаясь успокоить мою истерику. – Шшш, все прошло, тебе приснился кошмар. – Не сразу спросонья узнаю голос человека, который прижимает меня к себе. - Нейт? - Мой голос звучит хрипло и слабо. Не могу поверить, что это он! Он меня сейчас прижимает к себе, в попытку успокоить. Что на него нашло? Хотя...Что нашло на меня, когда я вдруг уткнулась в его грудную клетку, захлебываясь собственными слезами. Сколько мы так просидели? Минут пять? Десять? Полчаса? Час? Два? Мне сложно ответить на этот вопрос. Просто в один момент я перестала рыдать, вслушиваясь в его идеально ровное и четкое сердцебиение, смешанное с его размеренным дыханием. От него, к моему большому удивлению, приятно пахло каким-то простеньким мылом и вроде как чем-то похожим на мужской одеколон. Его руки все ещё легко поглаживали мою спину и он даже не пытался меня оттолкнуть, хотя я больше чем уверена, что очень хотел. Я так погрузилась в свои ощущения, что даже не заметила как уснула прямо так, сидя на полу и уткнувшись носом в грудную клетку мужчины.

Утро встретило меня жуткой головной болью. Складывалось ощущение, что меня не раз огрели чем-то очень и очень тяжелым.  Я медленно осмотрелась по сторонам и поняла, что в комнате я абсолютно одна, да ещё и лежу на кровати. Единственным свидетельством вчерашнего происшествия осталось кровавое пятно на моей рубашке. Я тяжело вздохнула и осторожно встала с кровати, тут же пошатнувшись и обратно осев на жесткий матрац. Мне понадобилось ещё несколько минут, чтобы совсем ослабший организм хоть немного пришел в себя. Попытка номер два. Я осторожно встаю и подхожу чану с водой, окуная туда ладони, чтобы загрести немного воды. Мои губы пересохли и мне ужасно хочется пить. Напившись, я ополаскиваю лицо, только сейчас заметив, что на моих руках до этого не было и следа крови, хотя я отчетливо помню, как горячая жидкость вчера струилась по пальцам. А, может, даже не вчера? Сколько я тут провалялась? Я тихо вздыхаю и осторожно бреду в сторону выхода из своей комнаты. Там меня уже поджидает Нейт, который сразу же грубо, хотя уже вполне в привычной для меня форме, хватает меня за руку чуть выше локтя и куда-то тащит. Правда, в этот раз чувствую в нем легкую снисходительность и он тащит меня не так сильно, как раньше. Но все же. От Нейта Коннорса, который был ночью в моей комнате - не осталось и следа.
В прочем, ни на следующий день, ни через два, и даже через неделю его поведение не изменилось. Передо мной был все тот же Нейт, который в первый же день нашего так называемого знакомства огрел меня прикладом по голове, а потом ещё и придушить пытался. Лишь одно между нами изменилось - мне теперь не нужно было изображать перед ним жертву. Пусть он и все себя как раньше, но с его стороны больше не было нападок. И, честно говоря, это сильно облегчило мне жизнь. Илай невольно дал мне мощнейший толчок, который поможет мне выполнить миссию. Да, где-то внутри меня все ещё гложет это мерзкое, щемящее чувство вины за его убийство, я даже не отрицаю, что что-то во мне пошатнулось. Но не настолько, чтобы я сдалась и стала такой же как Странница.

Спустя две недели

Прошло уже две недели с тех пор, как я убила тогда в городе Илая, защитив при этом Нейта. Что мною двигало в тот момент? Я до сих не разобралась в этом. В прочем, мой поступок дал мне неплохой толчок для последующих действий. Теперь на меня не смотрели так косо, я потихоньку общалась с людьми и Душами, работала рядом с ними, постепенно узнавала мир повстанцев во всех красках и деталях, осторожно, медленно, четко. Я собирала информацию по крупицам, впитывая в себя все, словно губка. Коннорс периодически маячил у меня на горизонте, несколько сковывая мои передвижения, поэтому полной картинки о жизни повстанцев я, увы, все ещё не получила. Те крупицы, что были у меня больше касались количества людей и Душ, которые населяли пещеры, а так же их образ жизни и "работы" в логове. Но я до сих пор не имела ни малейшего представления о том: где находится логово? Где входы? Где есть слабые места? Как только я пыталась что-то разнюхать в этом направлении - передо мной постоянно вырастал суровый мужчина, готовый размазать мои мозги по стенке в любой момент, даже не смотря на спасенною мною ему жизнь.
Сегодня было очередное собрание, где меня уже воспринимали спокойнее. Хотя, даже стоя в стороне, я чувствовала на себе прожигающий взгляд Нейта. Я тяжело вздохнула, когда Джед закончил собрание словами о том, что сегодня три группы вновь отправляются в город за припасами. Больше всего им не хватало медикаментов. Я неожиданно покорно последовала за Нейтом, когда тот, уже по привычке, схватил меня за руку и потащил в сторону машины. - Завяжешь? - Я держала в руках повязку, которой мне в прошлый раз завязывал глаза Коннорс. Я знала, что он мне не доверяет. До сих пор. После всего, что между нами было. Хотя...Что было-то? Ничего особенного по Земным меркам. Но почему тогда я иногда ловлю себя на мысли, что снова хочу почувствовать его горячие объятия? Повязка туго завязана на моих глазах, а ремень безопасности пристегнут. Мы едем все по той же ухабистой дороге, что и в прошлый раз. И, как и тогда, мы проводим всю дорогу в полной молчаливости. Каждый думает о своем.
Когда машина останавливается и Коннорс выходит из кабины, понимаю, что мы уже в городе и осмеливаюсь снимать маску и выйти. Снова делимся на три группы и разбредаемся в разных направлениях для того, чтобы охватить большую территорию. Я иду с Нейтом и для меня это уже даже не удивительно. Всю дорогу мы молчим, даже не пытаясь завести диалог, лишь перекидываемся парочкой слов по надобности или используем жесты. Это так странно, но в этот раз мы действуем более слаженно, словно в симбиозе. - Как ты со своей оболочкой, - язвительно подсказывает мне сознание. Вот только я не контролирую Коннорса. Все выходит как-то само по себе. Мы зашли довольно далеко, обшаривая по пути все доступные для нас здания, когда буквально натыкаемся на ещё одну больницу. Она заброшена совсем не давно, я это знаю. Поэтому я с полной решительностью направилась в её сторону, а мужчина за мной.
Но, кажется, нам не везет с ним на больницы, потому что я сначала останавливаю его, резко вытянув перед ним руку, когда слышу откуда-то шаги. Ловлю на себе озадаченный взгляд, но лишь на секунду, потому что потом из-за углов появляется причина моего беспокойства - Жнецы. Их всего около трех человек...В смысле Душ. Но они караулили, это точно. А мы пришли прямо к ним, вооруженных до зубов, в лапы. Нам негде спрятаться. Открытая местность и ближайшая машина, которая могла бы послужить нам укрытием - в нескольких метрах. В том, что они собираются стрелять - я ни не секунду не усомнилась. Но я никак не ожидала, что первый выстрел произойдет откуда-то сверху! Снайпер. Я поняла это сразу, но...Я не чувствую боли, тогда...Я в ужасе поворачиваюсь к Нейту, который в этот момент отнимает руку и рассматривает кровь на них. Я сразу же оказываюсь ближе к нему, в нужный момент становясь опорой. Три Жнеца уже открыли огонь и мы чудом успеваем спрятаться за машину. Но нужно бежать. Я заглядываю Коннорсу в глаза и он без слов чудесным образом меня понимает. Я кладу его руку себе на плечо, второй обнимая его за торс и мы, насколько это позволяет положение, быстро двигаемся. Нам нужно укрытие.
Одна из многоэтажек пустует и я тащу мужчину туда. Мне очень тяжело. Он начинает еле перебирать ногами, а у нас на спинах ещё и по рюкзаку с кое какими вещами, которые удалось раздобыть. - Дрянь. - Я вышибаю стеклянную дверь ногой и мы быстро вваливаемся внутрь. Оставляю Нейта у стены, а сама ищу не запертую дверь. К счастью, мне сегодня хоть в чем-то везет и я нахожу такую почти в самом конце коридора. Я возвращаюсь обратно к мужчине, находя его в не лучшем состоянии. Он потерял много крови. Тащу его в квартиру, где оставляю его на полу, покрытом мягким ковровым покрытием. Снимаю с нас рюкзаки и кое как баррикадирую дверь тяжелой тумбой. Буквально влетаю в комнату, где лежит Нейт и опускаюсь на колени перед ним. Не церемонясь задираю край футболки и понимаю, что все очень и очень плохо, черт подери! Пуля не прошла навылет, а осталась в его теле. Я подтаскиваю к себе рюкзаки. Мы где-то находили что-то похожее на длинный пинцет. А ещё бинты и какие-то лекарства. Я ещё не смотрела: какие? Достаю все это и бросаю на пол. Нужно чем-то простирилизовать пинцет. - Алкоголь. - Вспыхивает в моем сознании. Точно. Мужчина нашел какую-то бутылку и сунул себе в рюкзак. Быстро нахожу её и, намочив бинт, тщательно протираю пинцет. Затем даю сделать пару глотков Нейту. Кто-то из людей говорил, что алкоголь притупляет сознание. Ему сейчас это и нужно. Медлю секунду и сама делаю глоток, словно пытаюсь обеззаразить и своё тело, прежде чем совершу задуманное. - Только не дергайся, тебе не понравится то, что я сделаю. - Мои руки немного дрожат, потому что, черт подери, мне ранее не приходилось делать ничего подобного! Осторожно просовываю пинцет в рану до упора, пока не послышался легкий "цок!" металла о металл. - Отлично! - Захватываю пулю и слегка тяну на себя, удостоверившись, что крепко её держу. Это действие вызывает скомканный стон боли со стороны мужчины.
- Только потом не отруби мне голову за это, - шепчу я, склоняясь над Нейтом и заключая его губы в плен своих губ в поцелуе. Мягком, но настойчивом. Тяну пинцет и пуля сложно, но поддается. Отпускаю его губы только тогда, когда пуля извлечена. Стараюсь осторожно промыть рану алкоголем, чтобы обеззаразить. Осматриваю лекарства и...- О, Боже... - Срывается с моих губ. Есть то, что останавливает кровь на время. Но нет того, что заживляет! Не теряюсь и даю ему кровоостанавливающее. Осторожно делаю повязку, чтобы рана не оставалась открытой. Даю Нейту немного попить воды и укладываю его по удобнее. Сама прислоняюсь к стене, что неподалеку спиной и прикрываю глаза. Меня всю трясет от адреналина и страха, но единственное о чем я могу сейчас думать - это его мягкие губы. Боже, что же ты со мной сделал, Нейт Коннорс? Чувствую его, требующий объяснений моим действиям, взгляд на себе и едва приоткрываю глаза. Все, что сейчас произошло изрядно меня вымотало. - Мне кажется, что ты готов меня убить взглядом, за то, что я к тебе прикоснулась, - криво усмехаюсь я.

Отредактировано Alexandra Bennett (2014-08-15 23:09:54)

+1

9

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]Я ведь недавно хотел её убить, так что сейчас заставляет меня обнимать её, убаюкивая, прижимать к себе и успокаивать? Мысль о том, что когда-то и я убил? Возможно, мне самому знакомо это чувство, когда отдача от пистолета бьет в руку, и ты слышишь шум падающего плашмя тела. Ты забрал чью-то жизнь, но ты не Бог, ты не имел право. Но тогда бы он отобрал твою.. – шепчет так вовремя проснувшийся внутренний голос, заставляющий меня кардинально менять свое отношение к той, что защитила меня. Я провожу рукой по её спине, дышу ровно и размеренно, стараясь успокоить её. А она, словно доверчивый мотылек, уже всхлипывает не так часто, как будто прислушиваясь ко мне.
Как долго мы так просидели? Как долго я держал её на руках, успокаивая, словно маленького ребенка? Когда я очнулся от собственных мыслей, её дыхание выровнялось, она так и уснула, тычась носом в мое плечо. Аккуратно, чтобы не разбудить, с нежностью, которую я бы никогда не проявил, укладываю девушку на жесткую кушетку, накрывая одеялом. Невольно провожу ладошкой по лбу, убирая непослушные пряди и рассматриваю её лицо. Где-то в глубине души я начинаю понимать, почему я так поступил, но боюсь сознаться самому себе.
-Ты слишком похожа на неё… - шепчу спящей девушке, после чего разворачиваюсь и ухожу из комнаты. Ей ничего не грозит, а я должен скрыться, чтобы никто меня не видел. Не хватает ещё смешков со стороны Йена, Ванды и остальной братии, которая находится на стороне таких как она.
Уже у себя в комнате я смог позволить эмоциям выйти наружу. Нынешней пассии рядом не было, никто за беспорядок винить меня не будет. Поэтому в ход идет всё, летая от одной стены до другой. Я рычу, как загнанное животное, от бессилия срывая гнев на своих же вещах. Сбиваю кулаки о стену, разбивая костяшки в кровь, чуть ли не рву на себе волосы. Я злюсь на то, что сделал ночью, на то, что сидел с ней, сжимая в объятиях, дав волю своим самым лучшим качествам, дал слабину. Я должен был убить её, и никто бы ничего не сказал. Я бы мог соврать, что она умерла от потери крови и лекарство ей не помогло. Я мог… Но не стал! Хватит с меня убийств!

На утро я встал с сильнейшей головной болью, которая свинцом наливала мой мозг, делая голову неподъемной. Глаза болели от резкого солнечного солнца, который проникал в ущелья, служившие вентиляцией. Не в каждой «комнате» такие были, но вот мне повезло, отчего в моем отсеке всегда было много крылатой живности.  Насколько мне позволяло мое состояние, я поднялся, умылся и переоделся. Кое-как прибрал вчерашний взрыв своих эмоций, распихав все шмотки по углам, свалив грязное белье в другом углу. Надо бы отдать девушкам белье в стирку, а то накопилось... Или заставить свою его постирать. Хотя…
Выглядываю на коридор, оживление в нем подсказывает, что уже все проснулись и скоро надо будет идти завтракать. Вспоминаю, что надо забрать Белль, не позволив ей шляться без дела. Поэтому натянув майку, запихнув пистолет за пояс, я вышел в коридор и довольно улыбаясь, здороваясь со всеми, пошел в сторону комнаты гостьи. Долго ждать её там не пришлось, ведь и она тоже проснулась. На лицо вернулся небольшой румянец, что свидетельствовало об улучшении её состояния.
-Поторапливайся, - цежу сквозь зубы, снова грубо хватая её за локоть и волоку в сторону кухни. Надеюсь, у неё хватит мозгов не вспоминать о той слабине, что мы позволили себе ночью, - а то все места в столовой займут, около меня придется сесть, - бурчу, словно старая бабка, но что отмечаю про себя, уже не так грубо сжимаю её запястье, да и волоку не так, как в прошлый раз. Да, своим поступком она во мне что-то изменила, притупив бдительность, и начиная вселять в меня веру в свою искренность. лишь природная подозрительность тайно скрывалась в глубине души, не позволяя окончательно поверить этой голубоглазой незваной гостье.

Спустя две недели.

-Коннорс, тебе следует пройти к Джеду. Там снова собрание. Думаю, вы опять поедете в город, ведь припасов в прошлый раз привезли мало... – Джени пролетая мимо моей коморки, где я точил свой серп, чтобы уже выйти в поле для сбора зерна. Она отвлекла меня, заставив посмотреть на дверь, и, лезвие, чуть соскочив с точильного камня, скользнуло по пальцу. Резкая боль тут же разошлась по всей кисти, я же прислонил палец к губам, пытаясь остановить кровь. Не то, чтобы мне было очень больно, но именно такие легкие порезы я не люблю больше всего. От них исходит тянущаяся боль, доставляющая наибольшие неудобства. Можно, конечно, воспользоваться заживляющим лекарством, но.. В моем случае нужно экономить.
Кое-как остановив кровь, обмотав палец тканью от бывшей рубашки, я вышел из своей комнаты и направился в столовую, где проходило очередное собрание. Там уже собралось достаточно народу, даже моя подопечная была. Передернув плечами, презрительно фыркнув, я уселся рядом, незаметно косясь в её сторону. Собрание посвящено вылазке и, очевидно, я поеду вместе с паразиткой. Все эти недели я достаточно долго избегал с ней встречи, был все так же груб и вел себя по-хамски, цепляя её. Правда, придушить не пытался и угрожать перестал, но всё равно показывал всю свою враждебность.
Нейт и Белль, вы как всегда во главе группы, с вами Тайлер и Марк, за ними Мел и Джаред. Йен, ты нужен доку сегодня. Ванда, иди с ним. – вот что мне нравится, так то, как нас делят на парочки, словно все решено за нас. Ладно, раз уж у меня обуза на шее, придется терпеть... Возмущаться решениям Джеда нет смысла, себе хуже сделаю.
Захватив с собой кусок хлеба с завтрака, жуя его, держа ломоть в одной руке, второй подталкиваю Бель к машинному отделению. Там уже приготовлены грузовики, брезенты помыли, надо же. Помогаю девушке сесть в салон, пристегиваю ремень, а то мало ли, сама не справится. Сам огибаю машину сзади, запихиваяв рот остатки хлеба, дальше сажусь за руль, и, пристегнувшись, тянусь к бардачку.Но повязки там не было
Завяжешь? – слышу её голос, поднимая глаза вверх. Ухмыляюсь, - догадливая девочка, - послушно беру повязку из её рук и плотно завязываю глаза. Проверяю, нормально ли сидит и не сильно ли сдавливает ей виски, после завожу мотор и как бы невзначай произношу, - когда-нибудь, ты будешь ездить без неё. Но не сегодня… - переключаю передачу, вдавливая педаль газа и направляю машину на выход из пещеры.

-Ладно, - мы проехали достаточно много, дорога уже была не такая ухабистая, ибо мы выехали на шоссе, а я, протянув руку, снял повязку с глаз Белль. Здесь уже можно, а не то твои собратья будут задаваться вопросом, почему ты едешь с повязкой на глазах. – на шоссе было людно что-ли, машин как-то много в сторону города и обратно. – Сегодня праздник какой-то? – удивленно приподнимая бровь, пригибаюсь, смотря в зеркало заднего вида, вижу выстраивающуюся за нами очередь из всевозможных легковушек, но не придаю этому особого значения. Для Душ есть ограничение по скорости, быстро лихачить, как это делали мы около пещер – нельзя, мы выделимся и нас заметут те же жнецы.
-Так, делимся как ехали, - мы останавливаемся у первого заброшенного здания, где решаем, что делать дальше. Подозрительно смотрю, как Джаред протягивает нож Белль, и тоже косится на меня. Когда все все поняли, и прежде, чем мы расходимся, Джар отводит меня в сторону, кладя руку на плечо, произносит, - поверь, им стоит иногда доверять. Они поистине кладезь всего неожиданного, - подозрительно смотрю на парня, - почему всем так важно, чтобы я начал к ней относится нормально? я итак позволил ей сидеть рядом со мной.. Даже не душу её при каждом удобном случае, но все они как сговорились.. - тот пожимает плечами, вынужденно улыбается, словно хочет покрутить пальцем у моего виска, и хлопает меня по плечу, и, обнимая Мел, скрывается в своем направлении. Тай и Марк тоже уходят, я же, вешая на плечо рюкзак и почти виновато смотря на Изабель, пропускаю её вперед.
Мы долго брожим по этой части города, в поисках клиники. Две, что мы нашли, были почти пустыми, за исключением последней, где нам посчастливилось найти немного лекарства. Аккуратно сложив все в мою рюкзак, мы вышли и пошли дальше. Пройдя пару кварталов, наткнулись на ещё одну, полузаброшенную. Я помню, что души и их целители все собрались в центральной, оставив на разграбление остальные клиники. Наши лекарства они уничтожили, так что аспирин искать было бесполезно.
Белль первая замечает здание клиники и направляется к ней, даже, я бы сказал, слишком решительно. Не успеваю ей ничего сказать, направляясь в след и быстро догоняя. Прислушиваюсь, держа пистолет наготове. Мы проходим буквально пару метров, когда я слышу шаги и, резко останавливаюсь, натыкаясь на вытянутую руку Лунной. Она прислушивается тоже, но уже через секунду на нас выходит несколько человек. Душ. Жнецов. Они вооружены и воинственно настроены. Даже ни слова не роняют, когда я, уже готовый спустить курок слышу выстрел. Резкая боль в боку заставляет меня сжать зубы и отступить, опустив пушку. Я чуть не падаю, когда ощущаю раскаленное железо внутри себя. Во рту появляется острый металлический привкус крови, я же прижимаю руку к тому месту, где меня обожгло. Делаю ещё шаг назад, отнимая руку и молча смотря на кровь. Теперь в меня попали… - мелькает в голове, - конец твой… - Черт, - отступаю к стене, опираясь спиной, роняю пушку, на подкосившихся ногах пытаюсь устоять. Словно в тумане вижу, как ко мне подскакивает девушка, вталкивая в какой-то переулок и, закидывая руку на свое плечо, помогает мне передвигаться. Я стараюсь изо всех сил, отправляя команды ногам, но они перестают меня слушаться.
-Оставь.. – кашляю, сплевывая кровь, - Спасайся, - да я герой нафиг, который теперь хочет её спасти.. – Я.. кхе.. попытаюсь их задержать… - опять сплевываю кровь. Как в плохом кино наблюдаю за нами со стороны, оглядываюсь назад. Жнецы почти нас догоняют, но мы скрываемся в подъезде недавно обшаренного дома.
Дрянь. – она ругается, выбивая дверь ногой. Стекло рассыпается, издавая пронзительный звук, режущий мои нервы, но мы уже заходим внутрь, давя оставшееся стекло на полу. Не подымаясь выше, Изабель оставляет меня в коридоре, сама же отходит. Я стою, какое –то время ровно, опираясь о стену. Но тот адреналин, что был во мне и позволял как-то управлять своим телом, уже улетучился, и я начинаю медленно сползать на пол, заливая все вокруг своей же кровью. Голова болит ещё больше, меня трясет и становится жутко холодно.
Когда я почти сполз на землю, возвращается моя спутница. Я улыбаюсь, хоть и вымученно, как мне кажется. Я ведь и не ожидал, что она вернется… Девушка снова помогает мне встать, практически тащит на себе мою тушку в какую-то квартиру и укладывает на пол. Откидываюсь назад, продолжая держать руку на ране, чувствуя, как по пальцам сочится кровь. Перед глазами мелькают воспоминания оп рошлой жизни, до вторжения, когда я был счастлив со своей девушкой. Я вспоминаю, как выбира ей кольцо в одном из магазинов города и как.. Пытался оплатить егов крeдит. Сейчас это было так далеко.. хотя и явно отпечатывалось перед глазами.
- Что...- в горло вливается виски, который мы нашли в одном из зданий, приводит меня в чувство, вырывая из воспоминаний. Кашляю, но проглатываю несколько глотков этого напитка. Непонимающе смотрю на её взволнованное лицо, снова сжимая зубы и подавляю стон боли, когда она промывает рану, поливая её виски. Только не дергайся, тебе не понравится то, что я сделаю.- мои глаза округляются, когда в итак разодранное тело проникает ледяной предмет и что-то нащупывает. Сжимаю руки в кулак, зажмуривая глаза от адской боли, стискиваю зубы до скрежета. Ощущаю каждое движение, когда она ковыряется этим пинцетом внутри, нащупывая пулю. Хочу отключиться, но не могу. Я должен стерпеть, должен выкарабкаться.. Или умереть тут.
Уши закладывает, отключая мое восприятие звуков, но обостряет чувственное восприятие, когда я, словно вижу, что она поддевает пулю, сжимая её и тянет на себя.
Только потом не отруби мне голову за это, - прежде чем я понимаю, о чем она, наши губы встречаются и я, пусть и нехотя вначале, отвечаю на её поцелуй. Какого лешего я творю, но.. Её метод подействовал, я почти не ощутил,к ак она достала из меня пулю, залив ковер итак обагренный ещё большим количеством моей крови. Девушка снова поливает мою рану, вызывая новый приступ стона от меня, я же выхватываю из её рук бутылку и делаю несколько больших глотков. Надо мне мозги промыть… - жмурюсь, откидываясь назад, тогда как Бель оседает рядом. Непонимающе смотрю на неё, вертящую несколько баночек с лекарством. Хочу подняться, но она снвоа удерживает меня, обрабатывая рану. Кровь сворачивается, я даже явно это ощущаю. После накладывает повязку и тут до меня доходит. Лекарств-то у нас нет… Только то, что кровь останавливает. А вот заживать мне придется самому. Какова ирония-то?
Молча наблюдаю за ней, чувствуя, как леденеют пальцы на ногах и руках, голова пустая, но дышать уже гораздо легче. Бок болит, но не так,к ак пять минут назад. Смотрю на ту, что второй раз спасла мою жизнь, как она сжалась в комок около стены.
Мне кажется, что ты готов меня убить взглядом, за то, что я к тебе прикоснулась, - пытаюсь улыбнуться, перед смертью я особенно добр к ней, - я бы с радостью, но я не умею убивать взглядом, - возвращаю ей её же кривую улыбку и, отвернувшись, смотрю в потолок, размышляя о сегодняшних событиях. Насколько мы застряли в этом доме? Да и доживу ли я до завтрашнего дня? Ищут ли остальные нас, и нужны ли мы им вообще? – не замечаю, как проваливаюсь в беспокойный сон без снов.

Меня будит какой-то шум снаружи. Резко открываю глаза и хочу встать. Чувствую резкую боль в боку,в споминая всё, что произошло раньше. Осматрвиаю ту комнату, где нахожусь, задаваясь вопросом, сколько я тут пролежал? Где Лунная, и почему её нет рядом. Неужели.. Нет,с покойно, всё хорошо…
С горем пополам я поднимаюсь, держа повязку. Моя рубашка лежит рядом, я же опираясь на всё, что только попадается по пути, иду к выходу, чтобы понять, откуда идет шум. Мне все равно сейчас, что я легкая добыча для Жнецов, от которых мы скрывались, меня беспокоят именно звуки, которые при моем приближении становятся громче и отчетливей.
-Ты предательница, - яростный крик неизвестного женского голоса, дальше я разбираю голос Бель, но она говорит тихо, и я не слышу, что именно она говорит, дальше идет звук удара, будто чьё-то тело свалилось с высоты собственного роста. Взволнованно округляю глаза, делая шаг в сторону двери, но, теряя точку опоры, опять отхожу к стене тогда как прямо в проходе вырастает фигура Бель. В её глазах смешивается страх, безумие, истерика. С ножа капает кровь прямо на ковер. Да и черт с ковром, я вон недалеко тоже его запачкал. Не думаю, что хозяева подадут на нас в суд.
-Что.. – задыхаюсь, кажется, я переоценил свои силы. Ноги подкашиваются, я не успеваю задать вопрос, как оседаю на пол. – Что.. случилось? – чувствую, что рана опять открылась, зря я вставал.. – Черт, - пытаюсь сесть, но в глазах темнеет. Я снова на полу, снова в крови… Я хочу сказать что-то Бель, но губы не слушаются и я только тяжело выдыхаю, когда она трясущимися руками снова начинает обрабатывать мою рану.
-Я… - всё-таки я сумел совладать со своим телом и голосом, даже нашел в себе силы чуть привстать, не смотря на попытки девушки уложить меня обратно. Да, я  слаб, но не на столько, чтобы поддаваться мягком напору её крошечных рук. – Я понял.. что ты.. убила ту девушку, да? Жнец? – я ведь слышал голоса…- не говори... ничего… - кашляю, меня начинает лихорадить.. – иди ко мне… - протягиваю к ней руку, привлекая к себе и сжимая в объятиях, машинально начиная поглаживать по волосам. К черту всё, она столько раз рисковала своей жизнью, убивая за меня.. Не бросив в беде.. Я просто.. не могу больше обманывать себя.

Отредактировано Jake Harper (2014-08-16 16:49:48)

+1

10

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

I'm bleeding out,
So if the last thing that I do
Is to bring you down
I'll bleed out for you.
So I bare my skin
And I count my sins,
And I close my eyes,
And I take it in,
And I'm bleeding out,
I'm bleeding out for you, for you

Вот уже несколько минут я тупо пялюсь на свои дрожащие руки, перепачканные кровью Нейта и никак не могу собрать свои, разбегающиеся в разные стороны, мысли в кучку. Как все смогло обернуться так, что теперь мы стали дичью для охотников, которые хотят отрубить нам головы и спустить шкуры, чтобы оставить как трофеи? Как долго пройдет времени, прежде чем они смогут нас достать в нашем временном убежище? Но больше всего меня волновал вопрос: как долго сможет продержаться Нейт, прежде чем его сердце остановиться навсегда? Я непроизвольно вздрогнула от этой мысли и тряхнула головой. Нет. Он не умрет. - Не позволю. - Внезапно охватившая меня решимость не дать человеку, который бы сам с радостью уже давно убил бы меня, умереть, несколько ошарашивала. - Что со мной происходит? - Ответа на этот вопрос у меня не было. Я не знаю: почему не оставила Нейта умирать прямо там, на улице, хотя он даже...В голове мелькнули слова Коннорса о том, чтобы я оставила его и спасалась сама. Я закусила губу, - почему он так сказал? - Что двигало им в тот момент? И что двигало мной тогда и сейчас? От моих размышлений меня отвлек тихий стон боли со стороны мужчины и я тут же вскочила на ноги, после осторожно опускаясь рядом с ним на колени, осматривая его. Кровоостанавливающее лекарство все ещё действовало и будет действовать ещё довольно долго, слава Богу. Но на сколько его хватит? Я пока старалась не думать об этом. Я осторожно, чтобы не разбудить Нейта, который забылся беспокойным сном, коснулась ладошкой его лба. Температуры не было и это не могло не радовать. Пока мужчина спал, я осторожно и медленно стала расстегивать пуговки на его окровавленной рубашке, чтобы темно-алая жидкость на ткани не прилипла к его коже. Пуговка за пуговкой поддавались моим дрожащим пальцам, пока я не расстегнула последнюю и не распахнула рубашку, ошарашенно застыв на месте. - Столько шрамов... - Я была поражена тому количеству отметин на теле Коннорса, которые были оставлены не только от пуль, но и явно от каких-то ножевых ранений. Повинуясь какому-то, мне совершенно не понятному, импульсу, я тихонько провела кончиками пальцев по одному из шрамов. Нейт начал хмурится во сне и я тут же убрала руку, окончательно высвобождая его из рубашки, которую положила рядом с ним.
Я встала на ноги, понимая, что пока у меня есть передышка между тем, что нас пока не обнаружили и тем, что мужчина спит, мне стоит осмотреть квартиру на наличие каких-либо полезных припасов. Первым делом я отправилась на кухню, проверяя ящик за ящиком и полка за полкой. Здесь осталось не много, хотя несколько консервов с ещё нормальным сроком годности мне все же удалось найти. Нейту нужны будут силы и ему нужно будет поесть, даже если он не хочет. Приоткрыв кран, я с удивлением обнаружила для себя, что подача воды все ещё идет в этот дом. Я ополоснула руки с остатками жидкого мыла или моющего, не особо я засматривалась на этикетку, смывая с рук кровь мужчины. После набрала в наши, почти что пустые после вылазки, бутылки, воды. Далее тщательному осмотру подверглась ванна, откуда я прихватила всякого рода шампуни и гели. Да-да, я была решительно настроена на то, чтобы вернуться обратно в логово повстанцев. В спальне, которая последней подверглась моему тщательному исследованию, я смогла обнаружить лишь одежду, которую, в прочем, тоже запихала в походную сумку, которую нашла там же. Когда я вернулась обратно в комнату, Нейт все ещё спал и я, проверив его состояние, решила последовать его примеру и немного отдохнуть. Пока что у нас есть передышка, но что будет дальше? Я села все у той же стены, оперевшись на неё и закрыла глаза, проваливаясь в легкую дрему.

Тихий, едва уловимый шорох где-то далеко, но одновременно столь близко, выдернул меня из моей дремы и заставил осмотреться по сторонам. В комнату, сквозь зашторенные окна едва-едва пробивался ещё слабый свет, означающий, что сейчас только рассвет. Я мельком глянула на Коннорса, подумав, что это он очнулся, но нет. Он лежал все на том же месте, его грудная клетка размеренно вздымалась и опускалась и это меня несколько успокоило. Но шорох повторился вновь. Только...В этот раз совсем близко! Моё сердце пропустило несколько ударов, чтобы затем взорваться диким гулом в моей грудной клетке. - Кто-то сумел проникнуть внутрь. - Эта мысль пугала меня. После вчерашних подвигов я не особо способна была с кем-то сражаться. - А если их много? - Как я смогу защитить Нейта, если я сама себя едва могу защитить? - Нейт... - Мысль о том, что я должна всеми возможными силами, которые мне только доступны, защитить его, отрезвила. Это словно на тебя вылили целое ведро ледяной воды, прочищая тебе мозги одним махом.
Я прикрыла глаза, наблюдая за гостем, вошедшим в комнату, сквозь пушистый слой ресниц. Это был Жнец. Девушка. Кажется, её звали Регина. Или что-то похожее на это. Её губы тронула победоносная улыбка, как только она поняла, что попала именно туда, куда надо. Пока она осматривала обстановку, я изучала её и ждала: придет ли кто-то еще? Но, кажется, она была одна. Регина в рядах Жнецов была совсем недавно. Неопытность и глупость - вот что присуще таким новичкам, как она. А успех, что застал её столь внезапно и вовсе опьянил её мозг, из-за чего она допустила ошибку и подошла сначала к мужчине, полностью игнорируя моё присутствие. Это дало мне маленький шанс и преимущество. Пока девчонка была повернула ко мне спиной, я осторожно и бесшумно поднялась на ноги. Сердце бешено билось в груди, но я знала, что должна увести её как минимум из этой комнаты. Молниеносным рывком я оказалась возле неё, хватая девушку за руку и выталкивая в коридор, в сторону двери. Она даже пискнуть не успела. Это хорошо, тогда Нейт не проснется. - Какого черта ты тут делаешь? - Прошипела я, пока Регина туго переваривала все, что сейчас произошло и наконец достала пистолет, направляя на меня. - Ты убила Илая. - Холодно констатировала она, взводя курок. - Он мешал выполнению миссии. И сейчас ей мешаешь ты. - Прошептала я. Мне не нужно было, чтобы Коннорс это услышал. Пусть он и тяжело ранен, но я все же намерена вернуться к повстанцам, какие бы противоположные чувства меня не наполняли сейчас. Жнец презрительно хмыкнула. - Миссия? Для тебя больше нет никакой миссии. Ты защищаешь человека и знаешь, что тебя за это убьют. Так пусть это лучше сделаю я. - Девушка уже готова была выстрелить, но я быстро среагировала, выбив её оружие резким ударом ноги по её кисти. Пистолет улетел куда-то в сторону, но я даже не хотела следить за его траекторией. Да и некогда было. Регина кинулась на меня, завязывая драку и поднимая лишний шум, который мне был совершенно не к месту. Я уворачивалась почти от всех её атак, блокируя или просто парируя их, одновременно с этим нанося ответные удары. Пару руз ей все же удалось ударить меня. Один удар пришелся ногой по бедру, заставляя меня какое-то время подволакивать ногу, а второй - на скулу. Черт, а синяк-то останется! Хотя Регине от меня досталось намного больше. Что можно было хотя бы сказать по тонкой струйке крови, стекающей с её губы и полусогнутому состоянию. Мой точный удар в солнечное сплетение оставил ей, пожалуй, самые сильные впечатления. - Ты предательница, - её крик буквально разорвал внезапно наступившую между нами тишину. - Я лишь выполняю задание теми способами, что мне доступны. - Холодно ответила я. Но Жнец уже не слушала, доставая откуда-то из-за спины длинный нож. - Нож! - Как я про него могла забыть? Джаред ещё в самом начале вылазки дал мне охотничий нож, вызвав удивление не только у Нейта, но и у меня самой. Регина кинулась на меня с явным намерением убить, но в своем порыве она зацепилась за опрокинутую нами полочку для обуви ногой и рухнула на меня. Я зажмурилась, не ожидая такого поворота событий. Что-то горячее стремительно потекло по моей руке и я ошарашенно распахнула глаза, глядя прямо в испуганные глаза Регины. Мне понадобилось ещё несколько секунд, чтобы понять, что она упала прямо на мой нож, которым я собиралась обороняться. - О, Боже... - Я спихнула с себя тело девушки, поднимаясь на ноги и, словно в бреду, метнувшись обратно к Нейту в комнату, но...Я застыла в проходе, глядя на мужчину. Что он теперь обо мне подумает? Я убила снова! Я отняла ещё одну жизнь! - Что.. случилось? –  До меня не сразу доходят его слова, но когда Нейт оседает на пол, нож выпадает из моих рук и я тут же бросаюсь к нему.
Рана снова открылась, а это значило, что лекарство прекратило свое действие. Осторожно укладываю Коннорса на пол и разматываю повязку. Сейчас она только будет мне мешать. Мои руки трясутся. Даже нет, не так. Меня всю бьет крупная дрожь. К горлу подкатывает ком желчи и остатков пищи, которые желудок столь любезно решил вывернуть на показ. Глаза щиплет от слез, но я не могу сейчас позволить себе забиться в угол и плакать. Не сейчас. Не тогда, когда Нейт истекает кровью! - ...убила ту девушку, да? - Его слова словно током меня пробивают, заставляя вздрогнуть и отшатнуться. Я с тревогой пытаюсь уловить его реакцию. Я боюсь. Боюсь того, что он сейчас оттолкнет меня. Не позволит себе помочь. не смотря на все мои усилия, Коннорс все же приподымается в сидячее положение.  - не говори... ничего… - Он начинает кашлять и я вижу, как из уголка рта вновь начинает идти кровь. – иди ко мне… - Неожиданно говорит он, протягивая ко мне руку и тут же прижимая к себе, мягко поглаживая по волосам. Не знаю: что произошло со мной в этот момент? Но я неожиданно буквально взорвалась рыданиями, уткнувшись в плечо мужчины. Это уже второй раз, когда я убиваю. Второе убийство моими руками, но...Но от этого не легче. Кажется, что в этот раз мне даже хуже. Меня тошнит. Тошнит от того: кем я стала! Убийца. Я забываюсь в объятьях Коннорса, очнувшись лишь в тот момент, когда его объятья стали слабее.
Я отпрянула от Нейта, тут же понимая, что он в безсознательном состоянии. - Черт. - Меня снова отрезвляет это, до сих пор не понятное мне, чувство. Я рывком подымаюсь на ноги, не обращая внимание на то, что в глазах на несколько секунд потемнело и тут же мчусь к лекарству, а потом обратно к мужчине. Даю ему лекарство, к счастью, быстро наблюдая эффект. Невольно касаюсь его щеки пальцами и... - У него жар! - Только этого мне не хватало. Я мчусь в спальню, хватая оттуда покрывало, на которое вскоре осторожно перемещаю Коннорса и тащу его таким образом обратно в комнату. Вновь рыскаю по рюкзакам и нахожу жаропонижающее. - Слава богам! - Я тормошу мужчину, пытаясь привести его в чувство и мне это все же удается спустя несколько минут. Даю ему таблетку, которую он запивает несколькими внушительными глотками воды. Накладываю новую повязку на рану. Бинтов осталось совсем чуть-чуть. Ещё максимум одна повязка - и наши запасы закончатся. Смачиваю маленькое полотенце, что нашла на кухне водой. Затем сажусь так, чтобы положить голову Нейта себе на ноги и осторожно обтираю его влажным полотенцем. - Все будет хорошо, - шепчу я, одной рукой все тек же обтирая его полотенцем, а пальцами второй путаюсь в его волосах. Коннорс вновь отключается, на этот раз просто уснув. Но теперь его дыхание не ровное и размеренное. Оно прерывистое, непостоянное, рваное. Даже сидя таким образом, я могу чувствовать, как колотиться его сердце о стенки его же собственной грудной клетки. Запрокидываю голову назад, утыкаясь ей в стену и прикрывая глаза. Я устала. Даже не знаю, что вымотало меня больше: драка со Жнецом или же переживания и нервы? Но это не важно, потому что я тоже проваливаюсь в некое подобие сна.
Я просыпаюсь от стона Нейта. Вокруг нас темно и мои глаза не сразу привыкают к той тьме, что нас охватывает со всех сторон. Мужчина вновь стонет от боли и я прикладываю руку к его лбу. - Дело дрянь. - Он снова горячий. Даже ещё горячее, чем в прошлый раз. Дотягиваюсь до его рюкзака, потому что помню, что там есть маленький фонарик. Включаю фонарик, оставляя его стоять на полу. Даю Нейту сначала просто немного попить, а потом уже и заставляю выпить его таблетку жаропонижающего. Беру в руки фонарик и осторожно приподымаю край повязки, вызывая у Нейта стон. - Твою ж мать. - Зашипела я, осматривая рану. Она воспалилась. Об этом свидетельствовало покраснение и отек. - Жар...У него жар... - Я нервно кусаю губу, когда жуткая мысль внезапно осеняет меня. - У него заражение крови.
Я осторожно встаю, удобнее уложив Нейта и разминаю затекшие конечности, чтобы уже через минуту нервно мерить комнату шагами. Мне нужно что-то придумать, прежде чем чрезмерная потеря крови или же инфекция не убьют Нейта Коннорса. Ещё пару минут я бегаю из одного угла комнаты в другой, когда резко останавливаюсь, потому что понимаю, что у меня есть лишь один выход из ситуации. - Мне нужно попасть в ту больницу! - Я оседаю на пол. Там меня явно поджидают, но есть ли у меня иной выход? Дать мужчине умереть, чтобы на моей совести было ещё одно убийство? Нет уж, с меня хватит и тех двух. Меня передернуло. Пустой желудок при воспоминании о Илае и Регине тут  же отозвался рвотным позывом. - Я не хочу больше убивать. - Хотя на пути к лекарствам мне, скорее всего, придется пролить кровь. Пролить кровь за человека.
Я вскакиваю на ноги, потому что для приготовлений у меня слишком мало времени. Судя по тому, что в комнате и без фонарика стало немного светлее, рассвет уже близок.
- Нейт. Нейт. - Я осторожно тормошила Коннорса, пока тот едва-едва смог открыть глаза, затуманено глядя на меня. - Нейт, послушай меня. Ты потерял много крови, в добавок ко всему у тебя пошло заражение. Тебе необходимы лекарства. - По непонимающему взгляду мужчины, я поняла, что до него не дошел смысл моих слов. - Я отправлюсь за лекарствами в больницу. - Секундное замешательство и на его лице отражается толика гнева. - Нет. - Его голос звучит хрипло и тихо, - ты никуда... - Он закашлялся. - ...не пойдешь! - Я прикрыла глаза. - Ты меня не остановишь. Если я приняла решение - я ему следую. Ты умрешь, если я не добуду лекарства. - Холодно выдала я, буквально принуждая Коннорса смириться с тем, что мои действия необходимы. Нейт ещё что-то пытался возразить, но я приложила палец к его губам, вынуждая молчать. - Я знаю что я делаю. Я оставила тебе две бутылки воды, рядом с ними жаропонижающее и кровоостанавливающее. Хотя последнее все ещё действует, но все же пусть будет. Пистолет, который был у...У Жнеца. Он, тоже рядом. Если кто-то попытается войти - стреляй. - Так же холодно отчеканила я, давая ему четкие инструкции к действиям. Но мой взгляд и голос смягчились, - я обязательно вернусь и спасу тебя, - прошептала я, поддаваясь неожиданному порыву и, склонившись над мужчиной, заключила его губы в мягкий, но короткий поцелуй. Пусть это непонятное чувство вновь направляет меня. Ведь если я не вернусь, то мы оба трупы.
Рассвет вот-вот тронет утренние облака, когда я тихо выбираюсь из многоэтажки. Моё преимущество перед остальными Жнецами - это то, что я уже долгое время специализируюсь на слежке и умею находить не только способы спрятаться, но и лазейки выходов. Вот только в больнице у меня будет слишком мало времени и слишком много территории, которую следует осмотреть. Это для меня будет опасно. Но разве есть другой путь? А его и нет. Я практически бесшумно передвигаюсь по пустым улочкам, следуя иным маршрутом, чтобы не привести Жнецов прямо к Нейту. Постоянно озираюсь по сторонам и ищу точки, в которых улицы видно лучше всего, стараясь заметить там кого-то. Но никого нет. Рассвет - идеальное время для меня. Потому что утренний патруль Жнецов ещё не вышел на охоту, а ночной - уже вернулся на базу. Такое себе окно пересменки. Мне понадобилось около пятнадцати, может, двадцати минут, чтобы осторожно преодолеть дистанцию от нашего убежища до той самой больницы. Я внимательно осмотрелась - никого не было. Но я помню, что был снайпер. Вот он-то, как раз может караулить. Поэтому я решаю обойти больницу с другой стороны и использовать один из запасных выходов.
Когда я добралась к одному из таких - вокруг никого не было. Только вот я даже не уверена: к счастью это или же мне стоит начать волноваться? Я проникаю внутрь больницы, где стараюсь двигаться медленно и ничего не задеть. Мне нужны лекарства от заражения и заживляющее, но их придется ещё поискать среди десятков комнат! Двигаюсь медленно, обострив все свои чувства до предела и вслушиваюсь в давящую тишину. Но никаких шагов не слышно. Комната за комнатой я обследую их содержимое, но пока что я натыкалась совершенно не на то, что мне было необходимо. Ещё одна дверь и...Кажется это то, что мне нужно! Я прикрываю дверь и мчусь к шкафу, где обычно хранят лекарства, распахиваю его и на секунду застываю. - Тут столько лекарств! - Я быстро, но осторожно, чтобы ничего не разбить, начинаю перебирать их в поисках нужных. У меня нет сил и возможностей взять их все, поэтому я трачу много времени на то, чтобы найти именно необходимые. - Слава Богу... - Тяжелый груз спадает с моих плеч, когда я нахожу сначала одно лекарство, а затем и второе. Прячу оба в сумку, которую взяла в квартире и тут же замираю в ужасе - за дверью слышаться шаги и голоса! Но, кажется, они пока что далеко от меня. Я быстро преодолеваю расстояние от шкафа до двери и, приоткрыв её, осматриваюсь. Чисто. Выскальзываю из кабинета и перебежками стараюсь добраться до выхода, откуда я только что вошла в эту больницу. Мне удается добраться до выхода, но стоит мне открыть дверь, как... - Стоять! - Грубый мужской голос, заставляет меня резко развернуться и без оглядки бежать через больницу. Спрятаться я не могу - найдут. Бежать к другому выходу и надеяться на то, что меня не поймают - вот он мой крошечный шанс!
Мертвенную тишину больницы наполняют лишь звуки моего бега и учащенного дыхания. Выстрел. Подкосившись от резкой боли в бедре, я падаю на пол. - Только не это. - Мой мозг мечется в панике, пытаясь найти хоть какой-то выход, но... - Кажется, это конец... - Пытаюсь отползти в сторону, но меня хватают за волосы и с силой швыряют в торону ближайшей стены, в которую я врезаюсь. - Так, так, так. - Мне преграждают путь три Жнеца: двое мужчин и женщина. - Хищница. Или мне лучше тебя назвать...Изабель? - Один из мужчин, что стоит ко мне ближе всего выплевывает моё имя. - Предательница. - Рычит он. - Но мы это быстро поправим, - он усмехается, тут же поднимая пистолет, наводя дуло прямо мне в голову. - Прощай, Душонка. - Я зажмуриваюсь, ожидая выстрела, лишь прошептав, ожидая смерти, - прости меня, Нейт. - Раздается выстрел! Но...Но я не чувствую боли! Распахиваю глаза и вижу, что Жнец передо мной падает, как подкошенный, а двое других оборачиваются, готовые стрелять, но два выстрела раздаются быстрее и они тоже падают навзничь. Я ничего не могу понять. Но пытаюсь воспользоваться шансом и встать. Боль в ноге изрядно мешает, но я пытаюсь убежать. Меня кто-то хватает за локоть и тянет на себя. Пытаюсь вырваться, не сразу обращая внимание на слова. - Где Нейт?! - Я прекращаю вырываться, поднимая голову. - Джаред... - Я хрипло выдыхаю его имя с облегчением. - Где Нейт? - Повторяет он свой вопрос уже мягче. - Он...Он ранен! Мне нужно к нему! - Я вновь забилась в хватке парня, словно дикая птичка в клетке. - Мы отвезем. - Мы? Что значит...? Передо мной возникает Мелани. - С вами ещё кто-то есть? - Спрашиваю я и она кивает. - Нужно забрать медикаменты, их тут очень много, а Жнецы, скорее всего их уничтожат, чтобы нам не досталось. - Каким-то слишком командным тоном выдаю я, на что Мел лишь улыбается. - Уже занялись этим. - Я замечаю Йена и Ванду. Последняя мягко мне улыбается и они скрываются за поворотом. Нейт. - Мне нужно к Нейту! - Джаред и Мелани ведут меня к машине и я только когда подхожу к ней, понимаю, что это машина Коннорса. - Я за рулем. - Плевать, что я едва волочу правую ногу. Только я знаю: где он. Меня пускают за руль и, как только Мел и Джаред садятся в салон, я вжимаю педаль газа до упора, рванув с места.
На машине на полной скорости путь от больницы до высотки пролетает буквально за пару минут. Или это только мне так кажется? Когда нужно припарковаться, не торможу, лишь перед самым входом, резко выворачиваю руль, разворачивая машину боком к входу. Вылетаю из тачки и мчусь внутрь к Нейту. Мелани и Джаред спешат за мной. Влетаю в комнату и...И чуть не получаю пулю! Благо Нейт, в своём состоянии, промахнулся! По его светящимся глазам вижу, что он рад меня видеть. Но все радости потом. Сначала я опрыскиваю рану, чтобы она затянулась, а потом даю ему противовосполительное. Затем Мелани и Джаред помогают ему встать, потому что моя нога мне не позволяет данные движения. Зато я хватаю наши с ним рюкзаки и мы все быстро покидаем наше временное убежище.
Уже сидя в машине, которую теперь вел Джаред, я отмечаю, что Нейта уже не сжигает лихорадка, его сердцебиение спокойное, а дыхание ровное. Он уснул. Вернувшись к остальным, мы успеваем забрать из больницы все лекарства и, с чувством полной завершенности едем обратно в убежище повстанцев. Не смотря на все подвиги, которые я совершила за последние пару дней, на выезде из города обращаюсь к Мел, что сидит на переднем пассажирском сидении. - Дай мне повязку, пожалуйста. - Она вопросительно смотрит на меня, - тебе не обя... - Я прерываю её. - Пожалуйста. - Она дает мне повязку и я тут же завязываю её на затылке, полностью скрывая вид дороги от своих глаз.

- Мы приехали. - Как только машина остановилась, я снимаю повязку. Док притащил носилки, на которые тут же погрузили Коннорса и повезли в больничное крыло. Ковыляя и изредка шипя от боли, я направилась за ними. - Он потерял очень много крови, когда его подстрелили. У него был жар и пошло заражение, но медикаменты, что я достала в последний момент вроде как помогли. Но... - Внезапно с криками в больничное крыло влетела какая-то девушка. - Нейт! - Она бросилась к Конорсу. - Любимый! - От этого слова меня даже пошатнуло. Любимый? Что-то глубоко внутри меня треснуло. И, кажется,я даже слышала этот звук. Тем временем девушка повернулась ко мне и тут же кинулась на меня. - Это ты виновата! Мразь! Это все из-за тебя! - Накинуться на меня ей буквально в последнюю минуту не дали Джаред и Йен, первый из которых, схватил истеричку за руки, прикрикнув. - Успокойся, дура! Она ему жизнь спасла! - Я не хотела больше участвовать в том, что происходило в больничном крыле. Более того, меня резко охватило чувство того, что мне нужно побыть одной, с собственными мыслями и тараканами наедине. А уж обдумать мне явно было что. Пока припадочную успокаивали, я выскользнула из больничного крыла, скрываясь в лабиринтах коридоров, пока не оказалась у себя в комнате.
Я сняла с себя окровавленную рубашку, оставаясь в одной майке, что была под низом, и обмотала её вокруг ноги, останавливая кровотечение. Пуля прошла по внешней стороне правого бедра, не задев ничего важного, на вылет. Так что можно считать, что мне повезло и я легко отделалась. Я забилась все в тот же угол, где предавалась сумасшествию в прошлый раз, только теперь давая, внезапно навернувшимся на глаза, слезам волю. Почему я плакала? Из-за того, что мне было больно от раны? Из-за того, что я снова убила? Из-за того, что я предала свои идеи и предала то, чему служила? Из-за того, что у Нейта Коннорса, черт подери, есть возлюбленная?!!! Я не знаю: сколько я так просидела, предаваясь самобичеванию и собственным мыслям. Но переживания, все события, что произошли за последние дни, сморили меня и я вскоре отключилась.
Тепло. Мягко и тепло. Неожиданные чувства. Меня что-то держит. Но мягко. Странно. Ничего не могу понять. Приоткрываю глаза, встречая всеоблолакивающий мрак и не сразу привыкаю к тусклому свечению из коридора. - Ночь. - Я тяжело вздыхаю и только сейчас понимаю, что я лежу даже не на полу, а на кровати. Что моя нога больше не болит и её туго не стягивает моя же рубашка. Но самое главное - это то, что я лежу в собственной кровати не одна. - Что ты тут делаешь? - Холодно спрашиваю я, выбираясь из объятий Нейта и медленно принимая сидячее положение на кровати. На меня накатывает жуткая слабость, поэтому понимаю, что в отключке я была явно меньше суток. Желудок сворачивается в трубочку от голода, но я стараюсь не обращать на него и его звуки внимание. - Мне кажется, ты должен быть не в моей постели, а в постели мисс "Ты-мразь-хотела-убить-моего-возлюбленного". - Все так же холодно выдаю я. Не понимаю: зачем он здесь вообще? - И вообще, разве такие как ты водятся с отродьем, которому здесь не место, а? - Стараюсь давить на все самое больное. Пусть почувствует: какого было мне! Обхватываю себя руками, потому что ночь, кажется, сегодня необычайно холодная. И за пределами его объятий мне очень быстро становится холодно. - Я все ещё жду. - Напоминаю я Коннорсу, даже не оборачиваясь в его сторону. Пусть лучше уйдет. Пусть забудет все, что было и относится ко мне так же, как и ранее.

Отредактировано Alexandra Bennett (2014-08-16 23:25:34)

+1

11

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]
Для настроения
Прижимаю Белль к себе, не обращая внимание на боль, на то, как пересохло внутри рта, как болят губы, я чувствую, как они потресканы. В голове держится только одна мысль – она снова спасла мне жизнь. Опять! Она ведь могла убить меня, давайте смотреть правде в глаза, я ведь достаточно серьезно ранен и по тому, что моя рана до сих пор на мне, - следовательно лекарства у нас нет. Как я не умер от кровопотери – остается для меня неразгаданной тайной.
-Я ведь… - кашляю, провожу рукой по её волосам, - тоже… убил. – сглатываю неприятный ком, собираюсь с силами и обнимаю её обеими руками, вслушиваясь в рыдания. Перед глазами начинают мелькать черные точки, туман застилает глаза. Предательская слабость уже подкрадывается ко мне, окутывая и вовлекая в свой безумный танец, водоворот моих воспоминаний. Один раз я выныриваю, поглаживаю девушку по спине, и снова проваливаюсь, оседая на пол. Я не могу понять, от чего я так слаб – от погони, от жизни, от потери крови..

Ты не понимаешь, что творишь… - мужской голос звучит около моего уха. Адская боль разрезает сознание, тогда как холодное лезвие врезается в кожу. Я чувствую, как оно проходит дальше, как движутся слои кожи в разные стороны, раскрывая внутренности. – Ты расскажешь нам всё, - ещё один порез, уже у плеча. Нож достает до кости, я ощущаю, как он ударяется о кость. Я не помню, что было дальше, тогда я потерял сознание от адской боли и потери крови. Меня спасли, я помню, как меня тащил мой напарник, и как потом вручали награду за доблестные заслуги. Что тут доблестного, когда ты попадаешь в  плен к врагам, и они медленно пытают тебя, с каждым днем разрезая тебя практически пополам. Когда они дают твоим ранам зажить, восстанавливая твои силы, а потом снова режут, разрисовывая твое тело своеобразными, красными татуировками.

Стой на месте! – резкая смена декораций, отправляет меня в тот день, когда я, будучи новеньким на службе, убил преступника. Я до сих пор не могу себя простить, хоть и меня оправдали. Это была самозащита, на работе было либо я, либо меня. – Стой иначе стрелять буду.. – но он не послушался, он кинулся на меня, а я нажал на курок. Выстрел прогремел, я отчетливо ощутил отдачу от пистолета, почти на себе почувствовал, как в тело врезается пуля, дробя кость, вызывая ужасные ощущения, как из раны вытекает кровь, покидая тело вместе с жизнью. Кто я, чтобы вершить суд линчевателя? Я не буква закона, я обычный служитель правопорядка... Я помню, как страдал, ощущая тяжесть во всем теле, как в голове засела мысль, что я больше не человек… Будто со стороны наблюдаю, как топил горе в бутылке. И тут резко я возвращаюсь в недавний день, когда Белль застрелила Душу. Черт.. БЕЛЛЬ! Бедная девушка.. Каково ей сейчас…

Нейт… - будто в тумане я слышу её голос, она словно чувствует, что сейчас я думаю именно о ней. Хочу открыть глаза, но не могу, хочу поднять руку, но не могу. Мое тело отказывается подчиняться мне, отказывается реагировать… Проходит десять, может пятнадцать минут, пока я всё-таки открываю глаза, через пленку смотрю на девушку. Мне не очень нравится это её выражение лица, словно она идет на смерть.
Я отправлюсь за лекарствами в больницу. а вот этого не будет! – я делаю отчаянную попытку подняться, - Нет, я сам не узнаю свой голос, настолько он стал хриплым, - ты никуда.. – кашляю, сплевывая кровь, - не пойдешь!... – закрываю глаза, становится слишком тяжело дышать. Меня лихорадит… Но Белль своего мнения о вылазке, она доказывает, что надо идти. Я понимаю, что умру, но не понимаю, какого черта она возится со мной? Вина? Пф, не умаю, что она подвержена этому чувству. Но что-то ей движет… Может, инстинкты тела, которое оккупировали, взяли вверх, и она заботится о таком же, как и она, не имея желания и воли сопротивляться этому…
Он, тоже рядом. Если кто-то попытается войти - стреляй. – она раздает указания, я вяло улыбаюсь. Она не понимает, что там ей грозит смерть.. Что.. Черт, я ненавижу быть слабым и немощным, от кого-то зависеть. Надо пристрелить себя, облегчить её страдания…
Ты.. – я хочу ей возразить, хочу остановить, в конце концов я хочу, чтобы она осталась рядом! Я не хочу, чтобы она уходила. Но она врывается в мои мысли, заключая губы в плен своих. Я целую её, задыхаясь.  –Обещай… Что ты вернешься…- тихо произношу в след, чтобы опять отключиться, чтобы бродить по своим воспоминаниям. Я не могу справиться с ними…

Сколько я провалялся без сознания? - задаюсь вопросом, машинально прислушиваюсь ко всем звукам. На заднем плане слышатся беспокойные, быстрые шаги, будто кто-то бежит, но прихрамывает на одну ногу. хочу прислушаться, и просыпаюсь, тупо смотрю на дверь, уставившись на неё. Изи сказала стрелять, но вдруг там она? Мне плевать, что будет со мной, сколько раз я уже должен был умереть и выкарабкивался? Она не должна была пострадать в больнице… - сжимаю рукоять пистолета в руке, пытаясь поднять его, но сил не хватает. Делаю ещё одно усилие, кое как помогая второй рукой, поднимаю невысоко пистолет, целясь на вход. Выжидаю, глаза предательски закрываются. Кажется, мои дела совсем плохи, раз я не только боли не чувствую, но уже и предметы не различаю…
Раздается громкий удар, я слышу вскрик. Я выстрелил, когда глаза уже закрывались. Я не видел, куда стрелял. Вот нажива-то… Крик, что я слышу, очень похож на голос Белль. Снова открываю глаза, роняя пистолет рядом и.. Не передать ту радость, что я испытал, когда в подошедшей девушке узнал Лунную. Она меня не добивают, больше наоборот, я чувствую на теле заботливые руки, после на рану попадает прохладный спрей и сразу становится легче дышать. Ощущаю, как стягиваются края и понимаю, что моя Белль пришла меня спасти. В который раз…
Хочу открыть глаза, хочу прижать её к себе, сказать, что я рад её видеть.. Но то ли от действия лекарства, то ли от усталости  и пережитых волнений я закрываю глаза и снова проваливаюсь в забытие, блуждая по закоулкам памяти. В этом кошмаре я вспомнил, как во мне сидела душа. Я ведь был там, внутри, не способный даже сопротивляться. Я видел своими глазами, но словно парализованный, ничего не мог сделать. Иногда мое сознание прорывалось вперед Души, когда я спал. Тогда он видел сны, мои сны…

Он потерял очень много крови, когда его подстрелили. – снова слышу голос Изабель, открываю глаза. Свет уже не такой яркий, вокруг меня стоят друзья, Джаред, Мел, Йен.. Ванда сосредоточенно слушает, но мягко улыбается Лунной. Я хочу подняться, пусть и слаб пока, но уже не умираю. Хочу сказать опять.. Поблагодарить, встать.. Черт, не знаю даже, но… Всю идилию нарушает чей-то визг. На меня вихрем налетает Джина, которая.. Да ты что позволяешь, мать твою?! – округляю глаза, чуть ли не забиваясь в угол машины. Какого лешего она сюда ворвалась.. Я же не давал ей никаких обещаний.. Пару раз перепихнулись, на что она надеялась вообще?
Моляще смотрю на парней, что окружают меня, вижу,к ак губы Кайла тронула сакрастичная ухмылка. Вот кто-кто, а он предупреждал меня не заводить много отношений, или хотя бы одни, но постоянные. Да к черту, смотрю на дока, хоть тот должен помочь.
-Так, Джина, - он оттаскивает её от меня, но та сразу кидается на Лунную. Вот где уже вмешиваются парни, рявкая на ту и оттаскивая от Души.
-Идиотка! – кричу вдогонку Джине, ища глазами Белль. Но её нет. Меня же перекладывают наносилки, перенося в больничный отсек. Док снова обрабатывает мою рану, констатируя тот факт, что раны-то и нет. Дальше он дает мне другое лекарство, противное на вкус, и говорит, что я могу уйти в любой момент. Встаю с койки и делаю шаг в сторону выхода, где столпились Мел и Ванда. Ещё одна Душа говорит, что видела, как Белль подстрелили, но та не просила помощи, а лишь снова завязала повязкой глаза и молча сиделав  машине, держа меня за руку. Ванда умолкает, когда видит меня в проеме, мягко улыбается и кладет свою руку на мою.
-Всё хорошо? – я улыбаюсь ей. Совсем не так, как раньше, когда я… Когда мне было противно её положение у нас. Но сейчас, во мне что-то ломается, я проникаюсь доверием к ней, к Белль. Я хочу ей помочь. Во мне нет ненависти к ней.. И к Ванде.
-Док, я возьму лекарство для Белль, говорят, она тоже получила пулю.. Если что, я верну, - последнее добавляю и подмигиваю. Тот с укором смотрит на меня, но вряд ли пойдет останавливать, ведь я уже взял нужный мне пузырек.

Нейт, что с тобой случилось? Почему ты к этой потаскушке относишься лучше, чем ко мне? – по пути в комнату к Изабель я зашел в свою, чтобы хотя бы переодеться. Сняв у входа рубашку, на которой запеклись пятна крови, я кидаю её в ворох остальных, после достаю чистую майку и надеваю. Перекладываю лекарство в другой карман брюк, после смотрю на девушку невидящим взглядом.
-Я никогда не давал тебе обещаний, Джина, - пожимаю плечами, разворачиваюсь и выхожу в коридор. Та догоняет, даже обгоняет и злобно смотрит мне в глаза, - Если ты сейчас уйдешь, можешь никогда ко мне не подходить! – она словно змея перед ударом, - Мне все равно, отодвигаю её с дороги, иду целенаправленно в сторону комнаты Белль.
-Я УБЬЮ тебя и ТВОЮ суку! – она кричит вдогонку, потом я слышу удаляющиеся шаги. В коридоре больше никого нет, поэтому мало кто будет знать об этой стычке. Плевать! – провожу рукой по голове, взъерошивая итак короткие волосы, пробираюсь в потьмах внутрь пещерки.
-Изабель, - тихонько зову, но ответа не последовало. Делаю ещё шаг по направлению к кровати, где, кажется, лежит девушка. её дыхание прерывистое, неспокойное. Она стонет… Когда глаза привыкают к темноте, я вижу, что на её бедре туго завязана рубашка, а сама Бель лежит в майке. Аккуратно, чтобы не разбудить, я развязываю узел, беру опять полотенце и смываю запекшуюся кровь. Насколько мне позволяет свет – огонь от зажигалки, - я осматриваю рану, вижу, что пуля прошла насквозь, не задев ничего. Поэтому отложив полотенце, обрабатываю рану заживляющим лекарством. Прячу пузырек в карман и хочу уйти, но девушка переворачивается во сне, обхватывая мою руку своей и я, ведомый неизвестным мне инстинктом, целуя её пальчики, тихо ложусь рядом. Обнимаю её, прижимая к себе, зарываюсь носом в её волосы, вдыхая их запах . В нем столько оттенков, будоражащих мое сознание, напоминающие мне о дожде, клинике, о счастливых моментах прошлой жизни. Я о чем-то думаю, пока сам не засыпаю.

Что ты тут делаешь? – нда, у нас видимо карма такая, просыпаться и накидываться на друг друга с вопросами. – Я хотел.. – не успеваю закончить, машинально сажусь на её койке, смотрю на неё заспанными глазами. Она обхватывает колени, вжимаясь в стенку, - Мне кажется, ты должен быть не в моей постели, а в постели мисс "Ты-мразь-хотела-убить-моего-возлюбленного".а вот это ты зря, - верчу головой, - я не .. – и снова она прерывает мой поток слов. Да что за привычка дурацкая такая… - И вообще, разве такие как ты водятся с отродьем, которому здесь не место, а? – хочу заткнуть ей рот, грубо, чтобы помолчала и дала мне вставить хотя бы слово. Но не хочу быть грубым, я итак достаточно ей причинил вреда. Но вот её позиция окончательно меня выводит из себя. Я срываюсь, точнее, мою крышу срывает. Я не хочу ничего ей объяснять, мне плевать, что наговорила ей Джина.
-Заткнись, и слушай, - шепчу, когда молниеносно приближаюсь к ней и обхватываю руками за талию, притягивая к себе. Крепко держу в своих объятиях, нахожусь в опасной близости от её губ. – Я не имею, - четко выговариваю каждое слово, пристально смотря в её яркие глаза, - ни малейшего представления, - одна рука прижимает её к себе, вторая, игнорируя сопротивление, скользит ниже, - что  как наговорила тебе эта взбалмошная истеричка! Я за неё не в ответе. – Притягиваю её ещё ближе, снова вдыхая аромат волос. Нет, определенно это шампунь.. Но вот с чем смешанный?
-Я хотел поблагодарить тебя, что ты.. – кашляю, голос начинает сбиваться от волнения, - что ты спасла мне жизнь. Хватит сопротивляться! – нервно ругаюсь, и наплевав на всё, меня задолбало крутить ей руки, и впиваюсь в губы поцелуем, тем самым ввожу в состояние шока. – Я не видел другого способа остановить тебя, - как будто извиняюсь, - так вот, я знаю, что недостоин, что творил много безумств, но и ты должна меня понять. Мной обладали, меня принуждали, и после того как вашего соплеменника выудили из моей головы, я не доверяю никому, даже Ванде. Но сейчас это в прошлом… - виновато улыбаюсь, чешу маковку, - Прости! Я был дураком. – последнее произношу уверенно, делая ударение на последнем слове, нежно проведя большим пальцем  по её губам. Потом я резко выпускаю девушку из своих объятий и направляюсь к выходу. Хочу ещё что-то сказать, оборачиваюсь, и натыкаюсь на неё. Она бесшумно подошла ко мне, и, когда я обернулся, взяла за руку. Заглянув в её глаза, опять и опять, я все ещё поражаюсь тому, насколько они прекрасны.
-Я знаю, что мы вызовем бурю эмоций у Йена и Ванды.. Но я бы хотел опробовать… - прижимаюсь к её лбу своим, шепчу в её губы, уже нежно привлекая к себе, - А ты? – мне ужасно интересно, знают ли Души о сексе, о том, как мы тут развлекаемся? И я до коликов, до приятного головокружения хочу попробовать с  ней построить отношения. Впервые после своей девушки, хочу чего-то стабильного и с кем? С той, кого я минимум раз десять пытался убить.
Я снова её целую, оттесняя к стене, где прижимаю к ней и углубляю поцелуй. Моя рука опускается по плечу, проникая под майку, сжимает её талию, прижимая ко мне. Я чувствую её дыхание, чувствую дрожь, но не могу остановиться.
-Ой.. – в голове гудит, когда я, не услышав чьи-то шаги, резко опустился на землю, когда услышал голос Ванды. Она улыбается, мило и нежно, глядя на меня, потом на Лунную, и опять на меня, - Вижу, у нашей героини все в порядке? – она снова улыбается, проводя рукой по плечу девушки. – Нейт, присмотри за ней, - она намекает или прикалывается? – потом подмигивает и развернувшись, уходит в другую сторону. – Вот теперь нам не избежать стеба со стороны любимой четверки, - улыбаюсь в губы девушки, обнимая и прижимая к себе.
- Тебе не передать, как я боялся потерять тебя там, в городе… И как я был рад тебя увидеть снова.. Поистинне, пути наших встреч неисповедимы.. – увлекаю её к кровати, где помогаю ей лечь и сам ложусь рядом, - Надеюсь теперь ты не против? – шепчу на ушко, убирая её непослушные волосы на другой бок, отдыхай, тебе надо отдохнуть… - обнимаю крепче, - я рядом..

Отредактировано Jake Harper (2014-08-17 22:36:55)

+1

12

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

Я чувствую, что во мне все слишком перемешалось, взболталось и теперь мои мысли и ощущения больше похожи на какую-то какофонию, которая никак не укладывалась ни в моей голове, ни в моей...Душе? Мне захотелось прыснуть от смеха. А есть ли у Душ души? Или хотя бы что-то, что по земным меркам, хотя бы отдаленно напоминает её? Я тряхнула головой, отгоняя от себя эту мысль. Я поразмыслю над этим интересным вопросом намного позже, когда смогу хотя бы капельку разобраться с тем, что творится сейчас во мне. А это сложно. Целая буря противоречивых эмоций и мыслей, которые накладываются друг на друга и не дают мне ясно мыслить. Но что самое странное для меня, так это то, что почти все мои мысли занимает человек, который сейчас сидит буквально в полуметре от меня, глядя на меня сонным, но в тоже время рассерженным, кажется после моих слов, взглядом. Мне почему-то становится не по себе от его взгляда. По спине пробежала целая волна мурашек, заставляя меня невольно вздрогнуть. Даже в полумраке я успеваю заметить, что его немая ярость резко сменяется решимостью и он тут же резко сокращает между нами то скромное пространство, что нас разделяло, обхватив меня руками за талию и прижимая к себе так, что я оказываюсь в невероятно опасной близости от его губ. Я уперлась руками в его плечи, стараясь хоть как-то увеличить расстояние между нами, потому что то, которое было между нами сейчас, вызывало во мне новые, до этого момента непознанные чувства. - Заткнись, и слушай, - шепчет он и я на секунду замираю, вглядываясь в его глаза. - Что ты хочешь от меня, Нейт Коннорс? - Задаюсь я немым вопросом, пока мужчина четко и с нажимом выговаривает каждое свое слово, настойчиво всматриваясь в мои неестественно голубые глаза, как будто хочет там что-то для себя увидеть. Но что? Этот вопрос отходит на задний план, когда одна его рука все ещё прижимает меня к нему, а вторая, будто зажив своей собственной жизнью, скользит по моему телу от талии вниз. Я пытаюсь перехватить его руку, но все мои попытки сопротивления игнорируются и его рука неумолимо спускается ниже. Она минует бок и спускается к бедру, сжимая мою нежную кожу сквозь ткань джинсов. Я шумно выдыхаю. Но тут же, словно очнувшись ото сна, начинаю сопротивляться такому резкому напору со стороны мужчины, потому что я совершенно не понимаю и...Боюсь? Да, я боюсь его действий, потому что совершенно не понимаю: что и зачем он делает, черт подери?! Стараюсь вырваться из его объятий, каким-то чудным образом ещё умудряясь воспринимать ту информацию, что с каждым словом срывается с его, так неумолимо сейчас близких к моим, губам. Нейт пресекает мои попытки ему сопротивляться, заламывая руки, но надолго его хватки не хватает, потому что я вновь высвобождаю руки в попытке сопротивления. Кажется, в какой-то момент ему это изрядно надоело.- Хватит сопротивляться! - От меня ускользает тот момент: как ему удается это сделать? Но уже в следующую секунду, после нервного возгласа, эхом отдавшегося по комнате, его губы требовательно впиваются в мои, заставляя не только прекратить мне все попытки вырваться из его сильной хватки, но и моё сердце пропустить парочку ударов, чтобы затем бешено забиться в грудной клетке. Интересно, это такой способ меня ошеломить? Заставить не рыпаться и спокойно выслушать его слова? Если так, то у него получилось, потому что даже тогда, когда его мягкие губы уже отстранились от моих, я все ещё не могу совладать с тем шоком, который сковал меня. А, ведь, это первый раз, когда именно он поцеловал меня. Не я, чтобы приглушить его боль от доставаемого из его тела куска железа, не для того, чтобы закрепить свое обещание, что я вернусь и спасу его. Сейчас он меня целовал. Даже без тени презрения или какой-либо неприязни. – Я не видел другого способа остановить тебя, - поясняет он, как будто читает мои мысли. - Другого и не надо, - выдает моё подсознание ехидным тоном, пока я все ещё нахожусь в некой прострации от произошедшего. Но, кажется, мне придется дальше удивляться намного сильнее. - Прости! Я был дураком. - Если бы у человеческого организма было такое свойство, как отпадание челюсти, то, непременно, моя бы уже точно свалилась куда-то в район пола. Но, увы, пришлось отделаться легким шоком и широко распахнутыми от удивления глазами. Большой палец его руки нежно скользит по моим губам и я чувствую, что где-то внизу живота, в непонятном мне ощущении сладостной истомы, сжимаются мышцы. - Что ты со мной делаешь? - Но не успеваю я даже толком осмыслить все произошедшее и предпринять хоть какие-то действия, - так уж вышло, что мой мозг внезапно начал слишком медленно обрабатывать информацию, - как Нейт резко выпускает меня из своих объятий и встает с кровати, направляясь в сторону выхода, оставляя меня в полном...Недоумении? Да-да, в полном недоумении, а ещё явно в полной недовысказанности в данной ситуации. И, черт подери, я хочу расставить все точки над і, и не собираюсь дать ему уйти вот так просто, без объяснения его поцелуя! Я резко вскакиваю с кровати, намереваясь остановить его, когда Коннорс вдруг сам останавливается около выхода и поворачивается ко мне. Кажется, он хотел ещё что-то сне сказать, но я точно знаю, что не хочу его сейчас отпускать, поэтому осторожно беру его, уже горячую, что не могло не радовать меня, ладонь в свою крохотную ладошку и слегка сжимаю, надеясь, что тот не отпрянет от меня из-за моих действий. - Я знаю, что мы вызовем бурю эмоций у Йена и Ванды.. Но я бы хотел опробовать… - Мои щеки моментально заливает румянец, когда Нейт прижимается к моему лбу своим, нежно привлекая меня к себе и шепчет эти слова прямо в губы. О, Боже! Мой мозг настолько тормозит, что...Что я, черт подери, даже не понимаю: о чем он говорит?!  - А ты? – А что я? А я вообще ничего не понимаю в том, что сейчас происходит, потому что сейчас я, блин, не тормоз, а медленный газ!
Его губы снова находят мои в мягком, но настойчивом поцелуе и вот он уже оттесняет меня к стене. Странное ощущение. Меня зажали между холодной и шершавой поверхности горной породы и жарким, я бы даже сказала, неумолимо жарким телом мужчины, который вызывает во мне новые, странные и совершенно мне не доступные до этого момента чувства. Он углубляет поцелуй, проникая языком в кой ротик, изучая его, встречаясь с моим языком и сплетаясь в жарком танце-борьбе. Его рука уже забралась под майку, сжимая мою талию и прижимая меня ближе к нему. Хотя...Куда уже ближе? Мое дыхание сбивается под напором чувств и ощущений, в то время как по телу пробегает легкая дрожь. Приятная тяжесть внизу живота разливается с новой силой и я, повинуясь скорее инстинкту тела, чем своему собственному, слегка двинула бедрами вперед, чувствуя его напряжение внизу. О, Боги! Это сладостное, но абсолютно непонятное и неизведанное мною, ощущение вновь заставляет волну дрожи пройтись по моему телу.
- Ой, - черт. Кажется, меня резко сбросили с вершины горы к самому подножию. Легкая эйфория и неизведанные ранее чувства затухают так же резко, как и начали разжигаться в моем теле, как только я замечаю в комнате Ванду. - И сколько она видела? - Мое внутреннее Я резко негодует и тут же заливается густой краской, как, собственно говоря, и я сама. - Вижу, у нашей героини все в порядке? - Девушка мягко улыбается, легко проводя своей рукой по моему плечу. Я ожидаю почувствовать то же покалывающее чувство, как будто от тока, как когда ко мне прикасался Нейт, но...Но это просто прикосновение и меня сбивает с толку эта разница. В чем она? - В том, что ты хочешь этого мужика. - Коварно мурлычет мне моё подсознание и я, полностью сбитая с толку, думаю: не Изабель ли это часом? Но, нет. Кажется, нет. -  Нейт, присмотри за ней, - не могу вымолвить и слова во всей этой ситуации. Что значит это "присмотри за ней"? Это намек на то, что я могу быть опасна? Намек на то, что я слишком измученна последствиями последних дней? Или что-то ещё? Что-то, что пока что ещё не доступно моему пониманию, но доступно для них? Мысль о том, что Ванда и Нейт понимают друг-друга куда лучше, чем я понимаю Нейта отзывается зарождающимся приступом...Ревности? О, Господи. Имею ли я право вообще ревновать-то? – Вот теперь нам не избежать стеба со стороны любимой четверки, - шепчет мужчина прямо в мои губы, когда Странница удалилась в неизвестном, и да, я даже не хочу знать в каком, направлении. Во рту все пересохло, потому что он так близко. Я снова хочу прикоснуться к его губам своими, ощутить их сладостный вкус, их невероятную мягкость, но...Но мужчина лишь прижимает меня к себе, заставляя мысленно разочарованно застонать. Но внешне я никак не показала внезапно охватившее меня разочарование. - Хочешь продолжение? - Моё подсознание подначивает меня, толкая в океан неизведанных эмоций, которые я хочу испытать вновь. И даже больше. Я хочу испытать больше!
Но, кажется, момент упущен. - Тебе не передать, как я боялся потерять тебя там, в городе… И как я был рад тебя увидеть снова.. - Я вздрагиваю и поднимаю ранее опущенные в пол глаза на Нейта. Я хочу что-то ответить, но он уже увлекает меня в сторону кровати, на которую помогает лечь мне и укладывается сам. - Надеюсь теперь ты не против? - Его горячее дыхание обдает мое ухо, когда он шепчет, убирая мои непослушные пряди волос на другую сторону. - Не против... - Мой собственный голос звучит как-то...не так? Он слегка хриплый и тихий. И я даже не могу дать объяснение такому эффекту. Но вообще, я наконец-то понимаю, что пора и мне подать голос и ответить на все вопросы Нейта, а так же рассказать о своих чувствах. Я осторожно поворачиваюсь лицом к Коннорсу, все еще оставаясь в его объятиях и даже стараюсь придвинуться ещё ближе, если такое вообще возможно. - Прежде, чем отдыхать, мне кажется, что мне есть что тебе сказать, - выдыхаю я. - Для начала, про попробовать...Ты...Я могла не правильно истолковать твои слова, но ты правда..? - правда ли он хочет попробовать построить отношения со мной? С паразитом, живущем в голове, кажется, уже давно мертвой, девушки? Я нервно сглатываю под его изучающим взглядом. - Только не смейся и не сердись. Для меня все, что сейчас происходит - в новинку, но ты правда хочешь попробовать...отношения со мной? - Я слежу за реакцией Нейта и...И он кажется находит это забавным! Он находит забавным мою панику и волнение! Но...Кажется, его улыбка и сияющие глаза - это хороший знак. - Если это так, то я согласна... - Прошептала я. Мне показалось или в его глазах мелькнул какой-то особый блеск? - По поводу города...Если бы ты знал как Я боялась тебя потерять!- Я вздрагиваю, вспоминая лицо девушки Жнеца, которое было прямо над моим лицом в момент её смерти. Как её горячая кровь лилась водопадом по моим рукам, обжигая кожу. Как её кровь капала из уголка рта прямо мне на лицо. Меня передернуло и к горлу подступил ком желчи. Но, мне кажется, что следует сказать Нейту о другом. О том, что было в больнице. - Когда я нашла лекарства, меня зажали Жнецы. - Я вижу, как сразу же похолодел его взгляд и заиграли жевалки на скулах. Мне даже стало страшно. - Они подстрелили меня и я думала, что уже не выберусь. Тогда...В момент, который мог стать последним, я думала о тебе... - Шепчу я и его взгляд сразу же смягчается и он лишь крепче прижал меня к себе, целуя волосы на макушке. Я утопаю в невероятном тепле его жаркого тела и...засыпаю. Проваливаюсь в сон, даже не заметив этого. Я слишком устала. Мне нужен отдых. Но я не переживаю, почему-то уверена, что найду его в своей постели утром. И эта мысль заставляет меня улыбаться даже во сне.

Спустя неделю

Нейт открывает передо мной дверь машины и я сажусь на свое привычное пассажирское место возле водителя. Сам же Коннорс быстро огибает машину и садиться за руль. Я нервно ежусь на своем месте и моё волнение не ускользает от взгляда мужчины. Он протягивает ко мне руку, поворачивая за подбородок к себе и заключает мои губы в плен своих жарких и столь желанных мною губ. - Все будет хорошо, детка, - он улыбается мне лучезарной улыбкой и она каким-то магическим образом передается мне и я тоже улыбаюсь. - Голубки, - Йен, который проходит мимо нашей машины вместе с Вандой, не забывает бросить в нашу сторону очередную шуточку. Я закатываю глаза. - Мне кажется их стеб никогда не закончится, - бормочу я, вызывая у Нейта ещё одну улыбку. Тут меня осеняет и я быстро лезу в бардачок, через минуту протягивая Коннорсу повязку. Правда, в ответ я получаю уж очень хмурый и недовольный взгляд, под которым буквально съеживаюсь. - Ты правда думаешь, что она тебе все ещё нужна? - Я слышу раздражение в его голосе. Даже...Обиду? Только спустя несколько минут тяжелого молчания между нами, я поняла, что допустила глупейшую ошибку. - Прости... - Шепчу я виновато и пристыженно. - Я ценю твое доверие. - Я поднимаю взгляд своих голубых глаз на него и...И он снова улыбается. Слава Богу! Я осторожно кладу свою ладошку поверх его руки, что находится на коробке передач и с облегчением понимаю, что наша маленькая ссора улажена. Я тихо, с облегчением выдыхаю, нежно поглаживая кожу его кисти большим пальцем. Не это ли счастье? Хотя...Мне ли об этом судить?

Спустя несколько часов

Я думала, что с ссорами на сегодня покончено, но нет! И нужно же мне было полезть в тот заброшенный дом и спровоцировать Нейта уже второй раз за сегодняшний день! - Но ты же хотела как лучше. - Подсказывает мне моё подсознание. Да, я хотела как лучше, а получилось как всегда! Я сжалась в комок на своем сидении, лишь изредка поглядывая на разъяренного мужчину, что сидел на водительском сидении, яростно сжимая руль, как в тот раз, когда я внезапно крикнула остановить машину у больницы. - Черт! Черт! Черт! - Моё подсознание не нашло ничего лучше, чем просто паниковать, а мне нужно было что-то делать. - Нейт... - Набравшись смелости, тихо позвала я. Но, кажется, зря. Ой, зря! Его пронзительный пылающий взгляд буквально прожег меня насквозь и я ещё сильнее сжалась на своем сидении. Тишина, что повисла в нашей машине, удручающе давила на меня и от утреннего радостного настроения у меня ни осталось и следа. Я тихо вздохнула. Что сейчас будет, когда мы вернемся обратно в логово? Ссора? Разборки? Крики? Я невольно поморщилась, представляя, как гневные крики Коннорса эхом отдаются по всему убежищу. Моё подсознание уже ушло в аут, даже не подавая каких-либо признаков жизни и оставляя меня наедине с мужчиной, понять которого мне, наверное, не удастся никогда. - Нейт... - Я с мольбой в глазах, вновь пытаюсь обратиться к нему, но...Но в этот раз он даже не удостаивает меня взгляда, продолжая смотреть на дорогу. - Я, ведь, хотела как лучше. - Осторожно начала я, наблюдая, как он ещё сильнее сжимает руль и как мышцы на его руках деревенеют, а восхитительная сетка вен тут же обрамляет их. Кажется, мне лучше помолчать и не заводить сейчас разговор. В таком же напряженном молчании мы и доехали до убежища повстанцев.
Коннорс буквально вылетел из машины, тут же огибая её. Его неукротимая решительность и яркий огонь ярости в глазах - пугал меня. Он резко открывает дверь машины, отстегивая ремень безопасности и тащит меня куда-то прочь от машины. - Что случилось? - Я вижу удивление в глазах Джеда, но лишь виновато на него смотрю и ничего не могу объяснить. Нейт тащит меня дальше, так же ничего не поясняя. - Куда мы идем? - Точнее, куда ты меня столь грубо тащишь?! Моя кисть уже начала ныть от неприятной боли и на ней на завтра явно останутся следы. - Нейт! - Я уже не выдержала, прикрикнув от отчаяния. Мужчина на секунду останавливается, одаривая меня недобрым взглядом, от которого по телу бегут мурашки. - О, Боже... - И он снова тащит меня по витиеватым узорам туннелей у жилому отсеку и я даже выдыхаю с облегчением. Может, хотя бы там мы сможем поговорить. Я, по крайней мере, надеюсь на это. Вот мы уже подходим к моей комнате и Нейт буквально вталкивает меня туда. - О чем ты думала?! - Взрывается он и я стыдливо опускаю голову. - О чем ты думала, когда лезла туда, зная, что в любой момент все может обрушиться?! - Я понимаю, что он прав, но я всего лишь хотела помочь. Здание, по случайности сожженное огнем было складским помещением с обширным подвалом под низом. Добраться до подвала было не столь трудно, если не учитывать, что искалеченная огнем конструкция, готова была рухнуть в любой момент, отправляя на тот свет нежеланного гостя. И, да, я полезла туда. Не одна, конечно, но полезла. Потому что я знала: как повстанцы нуждаются в припасах, а подвальное помещение, по моим личным данным, хранило в себе много, очень много всего ценного. - Я... - Тихо начинаю я, но Нейт не успокаивается. Я понимаю, что если бы он сегодня вовремя не появился, если бы вовремя не схватил меня за шкирку и не сгреб в свои объятия, то... - Черт, да ты понимаешь, как Я себя чувствовал в тот момент?! - Мне кажется, что его слова слышит все убежище. Каждый человек и каждая Душа. И мне противно от того, что он отчитывает меня, словно я маленький ребенок, коим я никогда не была на Земле. Мне обидно. Мне больно. И я больше не могу сдерживать слез, тихо всхлипывая. - Я все понима...понимаю... - Я всхлипываю все чаще и мне быстро начинает не хватать воздуха. - Я просто...я просто...хотела... - Не могу даже сказать ничего, потому что утыкаюсь в руки, отпуская слезы на волю. Чувствую его горячие объятия и его взволнованный взгляд прожигает меня, стоит мне только поднять голову.
Внезапно обстановка между нами изменяется. Резко. Внезапно. Именно так Коннорс прижимает меня к ближайшей стене, впиваясь в мои губы жадным, требовательным поцелуем, сразу же вторгаясь в пространство моего рта и изучая его. Я ошеломлена его действиями, но под напором чувств, прикрываю глаза, полностью отдаваясь его власти. То самое приятное чувство вновь разливается внизу живота, когда одна его рука прижимает меня к нему за талию, а вторая спускается ниже, обхватывая мою попку и заставляя закинуть одну ногу на его бедро. Меня охватывает жар, смешанный с дрожью и, кажется, я начинаю терять всякий контакт с реальностью, отдаваясь Нейту и его действиям полностью и без остатка. Его губы отпускают мои, смещаясь ниже, на шею, оставляя за собой влажную дорожку. Из моей грудной клетки вырывается стон и мужчина резко останавливается. - Ты девственница? - Я резко вспыхиваю ярким румянцем. Что я могу ответить на такой вопрос? Душам не нужен секс и им не нужно знать: девственны они или нет? Их это просто не волнует. А я? А что я? - Я...Я не знаю... - Шепчу я рассеянно, замечая его усмешку на губах. Неужели спросил специально, чтобы вогнать меня в краску? Чувствую, как возмущение начинает волнами накатывать на меня. Но стоит мне попытаться открыть рот, чтобы что-то ляпнуть, как мне снова закрывают его страстным, разжигающим во всем теле пламя, поцелуем. Его руки нарочито медленно расстегивают пуговка за пуговкой на моей клетчатой рубашке, чтобы затем так же медленно стащить её с меня. Майки меня лишают намного быстрее. Пока его губы заняты изучением нежной кожи моей шеи, я стараюсь повторить недавний подвиг Нейта и расстегнуть пуговки на его рубашке. Но черт! Как сложно-то! Руки предательски трясутся и я едва справляюсь. Мужчина отрывается от поцелуя и с усмешкой смотрит на меня. - Помочь? - Нахал. Он заставляет меня чувствовать что-то необычайно новое, что-то, что откликается приятной истомой внизу живота. Мне кажется или там стало влажно? Так и должно быть? Я все же справляюсь с рубашкой Нейта и отбрасываю проклятую шмотку в сторону. Застываю на секунду, завороженно восхищаясь телом мужчины и это не ускользает от его, потемневшего от желания и похоти, взгляда. Мои пальчики касаются его горячей кожи, проходятся по каждому его шраму, спускаясь все ниже и ниже, пока я не дохожу до низа живота, где он перехватывает мои руки, вновь впиваясь в мои губы поцелуем. Новый водоворот ощущений захлестывает меня и я полностью отдаюсь его власти, потому что из нас двоих только он знает: что нужно делать. Поддаюсь его власти, отдаваясь без остатка. Даже не пытаюсь сопротивляться его напору, потому что едкий голос проснувшегося подсознания вновь напоминает мне о том, что я хочу этого мужчину. Хочу и уже довольно долго! Слишком долго, чтобы сейчас ещё и сопротивляться. - А это приятно? - Неожиданно задаю я вопрос, который заставляет Нейта засмеяться. - Ничего смешного, - я надула губы. Неужели не понятно, что я просто не знаю? Нейт сразу же спешит исправить ситуацию, подхватывая меня на руки, что сопровождается тихим писком, и осторожно кладет меня на кровать. - Даже больше, чем ты можешь себе представить, - его жаркий шепот опаляет моё ухо и я уже сама притягиваю его для очередного безумного поцелуя.

+2

13

[AVA]http://savepic.ru/5519879.jpg[/AVA]
Голубоглазая бестия, находясь в моих объятиях аккуратно поворачивается, чуть отстраняясь, но уже через секунду, она снова прижимается ко мне всем телом, заглядывая в мои глаза. Вижу блеск в её, свое отражение, хочу заключить её губы в плен моих, Хочу.. Черт, как же много я хочу и насколько насыщенный день сегодня получился. Оказывается, со мной не все так просто и ей было достаточно несколько раз пытаться пожертвовать собой ради меня. Я никогда подобного не видел. Обычно ведь, если плохо обращаешься с Душой, она тебя потом просто избегает и не хочет подружиться или закрасться в доверие. Но эта... Эта другая.
Машинально глажу её волосы, перебирая их и позволяя струиться сквозь мои пальцы, второй рукой добираюсь до края её рубашки и дразня, вожу пальцами по её талии, пока она говорит. Только сейчас обращаю внимание, что мне начинает очень сильно нравится её голос.
Только не смейся и не сердись. Для меня все, что сейчас происходит - в новинку, но ты правда хочешь попробовать...отношения со мной? – не могу сдержать улыбки. Она как ребенок, который ничего не понимает. Ребенок, заключенный в теле восхитительно красивой женщины, так легко возбуждающей мое тело и сознание. - Если это так, то я согласна... – прижимаюсь губами к её виску, на секунду прикрывая глаза. Поверить не могу, что спустя пять лет после смерти моей девушки я вот так.. Опрометчиво влюблюсь в Душу, сидящую в другом теле. Белль продолжает разговор, но я не вникаю в суть её слов, лишь слушаю тон её голоса, понимая, что меня клонит в сон. Но я же не могу вот так заснуть, приходится очень часто моргать, незаметно для неё, уставившейся в мою грудь, прижимать к себе и также плавно водить рукой по её волосам.
Когда я нашла лекарства, меня зажали Жнецы. – прихожу в себя, чувствую злобу, ту опасность, что могла отнять её у меня. Никто не имел права в неё стрелять кроме меня. На тот момент.. конечно.- А я постоянно думал о тебе.. – отвечаю ей, лишь крепче прижимая к себе и целую волосы на макушке. – И боялся… - чего? – ровное дыхание останавливает меня, я аккуратно приподнимаю её лицо, отметив, что она уснула. Да, нам надо отдохнуть, чтобы завтра быть ко всему готовыми, закрываю глаза и проваливаюсь в сон. Блуждаю по своим кошмарам, но они уже не такие яркие и отчетливые, их постоянно перебивает Белль, которая вначале смеется, затем манит меня куда-то.
Спустя неделю
Очередная вылазка, в которую назначены все те же неизменные Йен, Ванда, Тайлер, Стефан, я и Белль. Уже неделю как она спит со мной, а я остаюсь ночевать у неё. В тот самый день, когда я перетащил свои вещи в её комнату, оставив свою пустовать, и, после того вечера, когда нас застукала Странница, целующимися у стены, знаменитый квартет никак не упускал шанса подколоть нашу пару. Нет, я понимаю, конечно, что я очень бурно реагировал на Лунную,  ещё с момента её появления в убежище. По рассказам Йена, он тоже не полюбил Странницу с первого взгляда, и как и я хотел её убить. Мы как-то разговорились с ним, и поделились впечатлениями.. Не от секса, об этом я молчал, а вот от тех ощущений, когда прижимаешь её. Есть ли разница от объятий с обычным человеком. .Учитывая, что тело, которое мы обнимаем – наша соратница. Я узнал, что Ванда спасла девушку, в которую её поместили, и что она не убивала её сознание, желая покинуть нашу планету, чтобы больше никого не затмевать, как Мелани. Я много чего узнал о них, и лишь больше полюбил свою Душу.
-Садись, скоро будем на шоссе, - я галантно открываю перед девушкой двери, не упустив шанса легонько её ущипнуть. Это не ускользает от глаз Йена. Он присвистывает, а я, делая вид, что ничего не замечаю, обхожу свой грузовик и сажусь на водительское сидение. Чувствую напряжение, которое сковывает тело Белль, наклоняюсь к ней, придерживая за подбородок, разворачиваю к себе лицом и нежно целую.
Все будет хорошо, детка, - улыбаюсь, замечая, что за спиной Лунной стоит Йен. Он прищуривается, отправляя очередной подкол, я же отмахиваюсь, вставляя ключ в замок зажигания и заводя машину. – Да пусть, однажды они успокоятся. Причем Йен говорил, что и его достаточно долго подкалывали, после того как... – осекаюсь, в начале растерянно смотря на повязку, которую протягивает мне девушка. Потом злюсь. Какого черта…
- Ты правда думаешь, что она тебе ещё нужна? – сухо, и даже несколько грубо произношу, вперивая свой взгляд в её кристально-голубые глаза. Глаза, в которых я обожал тонуть и долго смотреть, когда вечером мы лежали в объятиях друг друга. – Прости, - она боится, вижу чувство вины в её глазах и тут же смягчаюсь. Она поднимает на меня глаза, и я смягчаюсь. Я не могу уже на неё слишком дого злиться, да и.. Я ведь сам виноват.
-Больше так не делай, - улыбаюсь, зажимая педаль газа и переключая передачу. Она кладет свою ладошку на мою, нежно поглаживая кожу. В какой-то момент я ухитряюсь заключить наше руки в объятия, переплетя пальцы, но быстро разрываю этот разговор рук, возвращаясь к управлению машиной.
Спустя несколько часов.
Мы долго бродили по заброшенным закоулкам города, найдя достаточно припасов, когда наткнулись на дом, что был не до конца сожжён Жнецами. Белль была уверена, что внутри, в подвале, полно нужных нам припасов. Я, как один из командиров, и Йен, решили, что пойдем мы, не подвергая риску наших дам. Нам должен был помочь Стефан, ведь он, в прошлом пожарник, хорошо ориентировался в таких строениях. Мы уже двинулись, но я замешкался, оборачиваясь на Белль, которой…
-Белль, твою мать! – чертыхаюсь, наверняка все услышали мой рев, который гулом отдался в переулке, заставив птиц слететь с соседнего дерева. Я ринулся внутрь, даже не разбирая дороги, когда, добравшись вниз и схватив девушку в охапку, скомандовал всем выходить наружу. Словно ответ на мои слова, по дому пробежал гул рушащегося потолка, и мы, спасаясь бегством, схватив все то, что успели собрать в сумки, выбежали из дома. За нами он и обрушился.
-Садись в машину, - рявкнул я Белль, - Все по машинам, возвращаемся. Нам этого хватит на время, потом ещё вернемся, - Думаю, что йен хотел заикнуться, что не стоит настолько горячиться, но я успел увидеть,к ак Ванда положила руку на его и многозначительно глянула на своего мужчину. И верно сделала, я могу хорошенько поколотить его, если бы решил мне противоречить.
Дорога обратно затянулась, Белль постоянно пыталась заговорить со мной. Я хотел ответить, но не мог, внутренне успокаивая себя. Я злился на неё, злился на себя. Черт, да я готов был разбить кому-нибудь голову, чтобы только мне легче стало. Но нет, я лишь сжимал зубы до опасного скрежета, и вдавливал педаль газа, подгоняя спидометр, остатками разума соображая, что надо выдерживать положенную скорость. Рация молчала, да и верно делала, а вот Лунная все никак не могла успокоится, то и дело отвлекая меня от дороги. Я гневно смотрел на неё, на некоторое время заставляя замолчать, но потом все повторялось заново.

-Что случилось? – удивленный взгляд Джеда, когда мы заехали в амбар, когда я уже вышел из салона и практически вытащил девушку из него, сильно схватив за локоть, не думая, что причиняю ей боль. Я был словно бык, увидевший красную тряпку, наверняка и красный как помидор. Но мне было плевать.
-С дороги, рявкнул я в коридоре какой-то девице, которая вжалась в стенку, пропуская меня и Белль. Мы быстро добрались до её комнаты, в которую я её в буквальном смысле этого слова просто втолкнул, разжимая железную хватку. Она затравленно смотрела на меня, пока я мерял шагами крошечную территорию, - О ЧЕМ ты только думала, - взрываюсь я наконец, после долго часового возвращения домой и молчания. Нет, я мог устроить ей разборку прямо там, но я не люблю потчевать зевак и устраивать то, что потом будут обсуждать. - О чем ты думала, когда лезла туда, зная, что в любой момент все может обрушиться?!- надвигаюсь на неё, словно титан, гневно буравя её взглядом. Она хлопает ресницами, я замечаю слезы, но они не растопят мой гнев и чувсто, что я испытал, когда понял, что могу потерять её. .Вот так просто потерять..
-Я, - её голос дрожит, на пару  с губами, она уже на миллиметр от того, чтобы разрыдаться, Черт, да ты понимаешь, как Я себя чувствовал в тот момент?! – не унимаюсь я, оттесняя её к стене. Сжимаю её плечи, вдавливая её в стену, и заглядывая в глаза. – Черт, Белль, - я ударяю кулаком в стену, и тут она начинает рыдать. Вот что-что, а вид плачущей женщины всегда имел на меня такое действие... Как ушат холодной воды. Я обнимаю её, сгребая всю в охапку, прижимая и покрывая поцелуями волосы, переходя на лицо.  – Я ужасно, нет.. тебе не описать словами, насколько я перепугался.. Что, если бы я не успел? – целую глаза, чувствую на губах соленый привкус слез, перехожу на щеки и наконец, дохожу до губ. – Что, если бы он обрушился? – выдыхаю в её губы, окончательно теряя голову. Меня трясет не просто мелкой дрожью, меня лихорадит, будто я день пробыл в морозильнике.
Делаю шаг вперед, оттесняя Белль к стене, прижимая её к ней. Одной рукой обнимаю за голову, чуть приподнимая лицо к себе, второй опускаюсь ниже, обхватывая попку и закидывая ногу на свое бедро. Заставляю сесть на свое колено, которое прижимаю к стене и начинаю нарочито медленно расстегивать её рубашку. Я чувствую, что девушка тоже дрожит, отдавая эхом моему желанию, но я борюсь со своим, которое уже требует кинуть её на кровать и прижать к матрасу своим весом. Я дразню, будто борюсь с её пуговками, доходя до низа и стаскивая с неё эту вещь. Прохожу большим пальцем по коже руки, следом за скольжением ткани от рубашки и откидываю ту в сторону. Нагибаюсь, целую кожу шеи, прикусываю её губами, чуть сжимаю горло рукой, и.. слышу стон. Вдруг меня осеняет.. – Ты девственница? – коварно, и одновременно удивленно сверкая глазами, прикусывая её губы в очередном поцелуе и заглядывая в её глаза, спрашиваю я. Подкрадываюсь к коже, стремясь залезть под майку, уже не медленно, но резко, разрываю её и тоже откидываю куда-то в сторону. Эхом по комнате раздается звук разрываемой ткани, а я не могу сдержать улыбки на попытки Белль расстегнуть мою рубашку.
- Помочь? – с небольшой иронией в голосе, спрашиваю, пристально следя за её движениями. Чуть помогаю, откидывая её в кучу, где валяется её рубашка. Смотрю, как она трепетно очерчивает мускулы на груди, касаясь пальчиками рубцов от ранений. Как загораются её глаза…
Привлекаю её к себе, приподнимаю за попу, заставляя обнять меня ногами, и двигаюсь к кровати, где аккуратно укладываю её на неё. Перехватываю руки, фиксируя их над её головой, заставляю выгибаться мне навстречу. Губами скольжу по шее вниз, доходя до лифа, языком дразню её, опускаясь нижу, очерчиваю пупок и слегка прикусываю кожу. Она тяжело дышит содрогаясь от чего-то, чего я догадываюсь.
А это приятно? – слышу её хриплый голос, поднимаю на неё свои затуманенные глаза. Улыбаюсь в ответ на её слова. Поднимаюсь и вовлекаю в долгий, страстный поцелуй, во время которого ловко освобождаю её от остатков одежды. Даже больше, чем ты можешь себе представить, - когда мои действия, направленные на разбрасывание одежды закончены, я, раздвигая её ножки и устраиваясь между них, одним резким толчком вхожу в неё, заставляя замереть, остановив её дыхание. После начинаю размеренно двигаться, постепенно набирая темп, лаская её губы, посасывая языком и то и дело опускаясь к груди.
Не знаю, что мной двигало, когда я так долго держался, доставляя ей удовольствие, но когда мы оба, уставшие, тяжело дышавшие, но удовлетворенные лежали в объятиях друг друга, я улыбался, считая её пульс. Держал её руку в своей..
-Никогда не вздумай больше так делать! – наклоняюсь к ней и наигранно гневно смотрю в глаза. – Обещай больше не рисковать своей жизнью. Ты слишком мне дорога… - нагибаюсь, чтобы снова поцеловать, на этот раз нежно. – Отдыхай, я вижу, что тебе это необходимо, - тянусь за кружкой с водой, которая стоит на прикроватной тумбочке, жадно отпивая несколько глотков. Вижу взгляд Белль и подношу кружку к её губам, – Будешь? – придерживаю её, наклоняя и наблюдаю, как она жадно пьет. Пару капелек течет по её шее, так и не попав в рот. Не могу удержать себя и слизываю их. – Теперь ты принадлежишь мне.. Как и я - тебе, - когда она напилась, а я поставил кружку на полку обратно, привлекая её к себе, шепчу, целуя её волосы.
Мы ещё какое-то время говорим, а потом и сами не замечаем, как засыпаем.
Спустя пару дней.
Прошло уже пару дней с момента нашего первого тесного контакта, так сказать. С тех пор Белль научилась многому, но одного у неё было не отнять – она была жадной, хотела всё больше и больше, и это не могло не льстить моему внутреннему мачо. Я отдавался ей полностью, без остатка, так, чтобы она чувствовала себя полностью удовлетворенной. Наши ночи превращались в безумные схватки, которые заканчивались спустя несколько часов, когда мы, уставшие и тяжело дышавшие, валились на спину, чтобы отдышаться.
Это было даже похоже на сон, ведь вылазки Жнецов как-то оставались без нашеговнимания, припасов хватало, и нам было предоставлено несколько дней затишья. Но любая сказка заканчивается, ровно как и наша.
Однажды утром, когда я хотел сделать сюрприз своей девушке, в коридоре я наткнулся на мальца, что искал меня. Он лихорадочно моргая, сообщил, что нас ждут в центральном зале. Я отправил парня вперед,а  сам пошел за Белль. Разбудив девушку и немного несерьезным тоном сказал ей одеваться. Сам же вышел из комнаты, ибо если бы я остался, одевалась она бы очень долго.
Через пару минут мы вместе, держась за руки, уже были в центральном зале, где, кажется, ждали только нас. Не важно. Джед начал сразу, как только увидел меня и Лунную. Его рассказ был короток, и главная суть в том, что Жнецы разбомбили ближайшее убежище повстанцев. Не то, чтобы они всех перебили, но большинство оттуда так и не ушло. Наша задача была собраться и как можно быстрее двинуться туда, чтобы спасти раненых и оставшиеся припасы. На сборы главарь дал нам пятнадцать минут.
-Белль, - выходя из зала, и отводя девушку в сторону, я прижимаю её к стене, держа за плечи, - Обещай, что не будешь рисковать, пожалуйста. Я не могу сражаться, дума я и волнуясь о тебе. Просить не ехать, я не могу, но пообещай мне! – я заглядываю в её глаза и легонько касаюсь её губ. - Хватит тискаться, пора на войну! - голос Йена врезается в ухо, я отмахиваюсь снова смотря на возлюбленную. Она кивает, но я догадываюсь, что она не сдержит свое обещание. Беру её за руку и мы вместе идем в амбар, где уже собираются наши люди.

-Тай, тут есть выжившие, - кричит Марк, когда мы проходим мимо него. Кошусь на Изабель, держа дробовик наготове. Прислушиваюсь, но всё чисто. Резко девушка срывается с места, и тут же я слышу плачь ребенка. Бегу за своей девушкой, мысленно проклиная и коря, что не привязал её к кровати и не оставил в пещерах. – Белль стой, - кричу, когда резко ,вполне неожиданно между нами выскакивает Жнец. Он смеется, наставляя пушку на Изабель, которая обнимает ребенка. Собственно я уже понял, поему она сорвалась с места. Торможу прямо позади Жнеца, вскидывая дробовик и целясь ему в грудь. – Опусти пистолет, - цежу сквозь зубы, тот оборачивается, не опуская из цели девушку. – Надо же, ты её защищаешь? – Он снова смеется, - ты ведь понятия не имеешь, кто она, да? – хитро прищуривается, но я дальше не слушаю, - Я не верю таким как ты, отродье, - стреляю, попадая чуть ниже легкого. Жнец падает, кашляя кровью, о я не оборачиваюсь, бегу к Белль и обнимаю её.
-Дурочка, ну я же просил… - прижимаю к себе, резко отодвигаю от себя, осматриваю, цела ли она. Ребенок рядом рыдал навзрыд, но звук выстрела ошарашил его, и сейчас он молит. – Идемте к машине, - я подымаюсь, беря на руки ошеломленного ребенка и, пропуская Белль вперед, иду к грузовику. Отпускаю малышку рядом с машиной, наказывая никуда не высовываться из кабины, после разворачиваюсь к Белль и долго, пристально смотрю на неё. – Я же просил… - озадаченно чешу маковку, но после притягиваю девушку к себе, целуя волосы на макушке. – Ладно, не отходи далеко от меня, идем поищем припасы, - обнимаю её, и мы вместе идем в сторону ближайшего не осмотренного здания.
На удивление, больше Жнецов в этом месте мы не нашли, подобрав оставшихся раненных и все припасы, что нашли, наша процессия выдвинулась назад в пещеры. Внутри, когда мы вышли из своих машин, Джед всех собрал в центральном зале, не дав даже принять душ и смыть гарь от пепелища. Он внимательно выслушивал всех, недовольно приподнимая бровь, когда дело касалось выживших жнецов. Кроме нас с Белль на них наткнулась Мелани, и Марк.
-Стоп, а где Джина? – Ванда, которая всё это время стояла позади и молчала, вышла вперед. Она осмотрела всех своим проницательным взглядом, заострив его на мне. – Ты не видел? – она же знает, что мы давно с ней поругались и я не разговаривал с ней…
-Тут я, удивлены? – из толпы вышла девушка, вся в крови. Я округлил глаза, когда она подошла ко мне, но смотрела она не на меня. Интуитивно я встал перед ней, закрывая собой Лунную. – Нейт, не стоит её прикрывать, да Лунная? – она хищно улыбнулась, заглядывая за мое плечо, - или… - делая паузу, она причмокивает языком, - Или мне лучше звать тебя Хищницей? – зал ахнул, я недоуменно оборачиваюсь, отходя в сторону. – Я не понимаю… - перевожу взгляд то на Джину, то на Белль, но устраивать разборки со своими девушками не собираюсь. Поэтому быстро беру инициативу в свои руки, снова занимая ту же позицию. – Джина, мне плевать, что ты надумала, передумала, и придумала в своем уме, но тебе не стоит вообще подходить ни ко мне, ни к Изабель! – говорю с нажимом, возвышаясь над бывшей, после разворачиваюсь, показывая, что разговор окончен и хочу выйти из зала. – Я могу доказать! – крик, который останавливает меня на полпути. – В машине… - Джина подходит к Белль и замахиваясь, дает той пощечину, которую я не успеваю предотвратить. - в моей машине все доказательства, мразь! – она плюет в сторону девушки, я же подбегаю на её защиту, отталкивая Джину. – Не смей к ней никогда прикасаться, - она смеется, - да ты послушай себя! – потом кашляет, захлебываясь собственной слюной, - Нахрена ты мне сдался такой? – она тычет пальцем в Белль, - Она предательница! – разворачивается и кидает через плечо, - Джед, идем, я докажу! – практически все идут за ней, я же остаюсь рядом с Белль. Сажусь на освободившийся стул, обхватывая голову руками, не обращая внимание, что рядом села Лунная.. – Я не понимаю.. Белль, скажи, что я не прав. Я не хочу знать, не хочу.. – мотаю головой, после стучу ладошкой по лбу. – Скажи, что она не права! – резко вскакиваю, прижимая девушку к стене. Я не целую, нет, я заглядываю в её глаза. – То что сказала Джина – правда?!

Отредактировано Jake Harper (2014-08-22 19:54:36)

+1

14

[AVA]http://savepic.ru/5507793.png[/AVA]

Когда воздух в маленькой пещерной комнатке вокруг нас успел раскалиться, теперь резко обжигая легкие своим жаром при каждом вдохе? Когда количество одежды на наших телах успело снизиться не то, чтобы до минимума, а до полного отсутствия вообще? Когда я потеряла счет времени и нить происходящих событий? Все, что сейчас происходит больше походит на какое-то безумие...
Я чувствую легкие прикосновения пальцев мужчины к нежной коже на ногах. Я не сопротивляюсь ему, наоборот, сейчас он волен делать со мной все, что ему вздумается. Может быть я пожалею о том, что позволила ему полностью взять надо мной контроль, но почему-то сейчас, в эту самую минуту, в эту секунду мне было абсолютно плевать. Он раздвигает мои ножки, устраиваясь между них и...Одним резким толчком он врывается в меня, заставляя замереть, перестать дышать. Я боялась что мне будет больно, но...Но это чувство. Чувство, что он внутри заполняет меня полностью и без остатка. Это почему-то было так приятно, что я не смогла сдержать стон, который с выдохом сорвался с моих приоткрытых губ. Это словно послужило сигналом для Нейта и он начал медленно и размеренно двигаться внутри меня. Я думала, что приятнее уже быть не может, но я ошибалась. Он медленно выходил из меня практически полностью и столь же мучительно медленно снова наполнял меня, срывая с моих губ все более отчетливые и громкие стоны. Его губы то и дело сплетались в жарком танце с моими губами, отбирая у меня последние капли воздуха. Его руки блуждали по моему телу, заставляя меня дрожать от прикосновений и тут же желать ощутить их снова. Тянущее чувство где-то внизу живота все возрастало по мере того, как и его движения во мне становились более резкими и быстрыми. В этот момент я не могла думать, я могла лишь чувствовать и эти ощущения возносили меня куда-то вверх, в то же самое время подталкивая меня к краю пропасти. В какой-то момент мир вокруг меня будто взорвался, забирая меня взрывной волной вместе с собой, заставляя разлететься на миллиард маленьких кусочков. Невероятное чувство, которое мне раньше было недоступно.
Я улыбнулась, уткнувшись носом в шею мужчины, когда его руки сомкнулись на моей талии, жадно притягивая меня к себе. Одна его рука скользнула вниз по моей, заканчивая свой путь на моей ладошке, где наши пальцы переплелись. - Никогда не вздумай больше так делать! – Я отстраняюсь от него. Неужели после всего он все ещё злиться на меня? Но нет. Он лишь притворяется, что злится. - Я постараюсь... - Шепчу я, прежде чем его губы вновь накрывают мои в этот раз в мягком, нежном поцелуе. - Я уже рискую своей жизнью. - Я меж двух огней и каждый со своей стороны жаждет моей смерти. Я сама же и подписала себе смертный приговор, поддавшись своим эмоциям и искушению, который любой их Жнецов Смерти с превеликой радостью воплотит в жизнь. И, черт подери, мне очень повезет, если он решит сделать все быстро, а не будет истязать моё тело днями и часами, пока я сама не начну молить о смерти. А с другой стороны - люди. Люди, которым я втерлась в доверие, которые открылись мне. Что они сделают со мной, когда узнают о том: кто же я на самом деле? Боюсь, Нейт, что если ты узнаешь меня настоящую...Нет, не так. Если ты, вдруг узнаешь о том: кем я была. Ты сам захочешь отправить меня на тот свет.
От всех этих мыслей у меня пересохло во рту.  – Будешь? – Он придерживает меня, пока я делаю несколько жадных глотков воды из кружки. Его губы ловят те несколько капель, что скатились с моих губ вниз по шее. Его сильные руки вновь прижимают меня к себе и я на время отбрасываю в сторону все тревожные мысли. Сейчас единственное, что я хочу - это запомнить момент, запомнить эти чувства, эмоции, ощущения. Я вновь утыкаюсь носом в его шею, вдыхая аромат его кожи, смешанный с запахом какого-то мыла и только недавнего жаркого секса. Это успокаивает. Дает на короткий миг чувство покоя и беззаботности, и я могу забыться в этих ощущениях. Ещё долго мы вот так просто лежим и болтаем ни о чем, пока цепкие оковы Морфея не сковали нас, утаскивая в своё царство забвения и беспамятства.

Спустя пару дней

Одна-единственная ночь смогла разломать те, и без того слабые, подпорки, что держали плотину наших чувств и теперь мы в полной мере наслаждались друг-другом, отдаваясь друг-другу полностью и без остатка. Каждая ночь теперь напоминала схватку, победителя в которой не было, был лишь неумолимый жар двух тех, заглушаемые поцелуями стоны, едва не срывающиеся на крик, смятые и влажные от пота простыни и удовольствие, много удовольствия. Однажды отхлебнув из чаши сладкое вино под названием наслаждение, я уже не могла остановится, стараясь впитать в себя как можно больше, словно эти два дня были моим последним шансом. Последним шансом запомнить что-то хорошее и столько же отдать, чтобы оставить после себя хоть какой-то след, не испачканный кровью и грязью. Возможно, моё внутреннее Я или как его тут величают на Земле, тихонько нашептывало мне о надвигающейся буре. Если бы я только сильнее прислушивалась к нему, то, может, все случилось бы совсем не так, как вышло...

Мягкое прикосновение его губ к моим и я тут же расплываюсь в мягкой, но все ещё сонной улыбке, сладко потягиваясь на кровати. Но, кажется, сегодня утром понежиться в постели мне не удастся, потому что Нейт попросил меня одеться, а сам быстро покинул комнату, оставив меня в полнейшей растерянности и непонимании. - Что происходит? - Где-то внутри меня внутренний голос снова очнулся ото сна, нашептывая мне тревожные мысли, заставляя все сжиматься в комочек от волнения. Остатки сонного состояния, конечно же, смахнуло как рукой. Я быстро вскочила с кровати, натягивая на себя первые же шмотки, что попались мне под руку. Нервно поправляя непослушные после бурной ночи волосы, я осторожно вышла из комнаты, как будто опасаясь того, что там, за тонкой клеенкой в виде двери, меня будет ждать расплата. Но, нет. Меня там ждал только Нейт, который тут же взял меня за руку и повел по извилистым туннелям. Тяжелый груз упал с моего сердца, когда его пальцы переплелись с моими. Но тень тревоги все ещё висела надо мной, предостерегая о том, что это ещё далеко не конец.
Как только мы показались в проеме большого зала, где всегда проходили собрания Повстанцев, Джед заговорил. Его слова звучали громко, их слышал каждый, но, как только они касались меня, они словно проходили мимо. Сбылись мои самые худшие опасения - Жнецам надоело ждать. И теперь они будут действовать. Они будут уничтожать людей постепенно, маленькими группками, разделяя и властвуя, пока не изничтожат всех и каждого, пока не прольют кровь последнего.  Я даже не смогла понять: когда Джед прекратил говорить? Когда Нейт вывел меня, едва волокущую ноги, в коридор, где тут же оттеснил к стене? - ...но пообещай мне! – Его слова вырваны из контекста, но я уверена, что он просит меня не лезть в гущу событий. Не рисковать. Его губы касаются моих и становятся для меня глотком отрезвляющей ледяной воды. - Я постараюсь... - Шепчу я, когда нас окликает Йен. Таким серьезным я его ещё никогда не видела. Таким ему, кажется, раньше никогда и не приходилось быть. По крайней мере, с того самого момента, как Странница чудесным образом перевернула всю его жизнь с ног на голову.

Горстки пепла и обгоревшие, скорчившиеся, словно от все ещё продолжающейся боли, конструкции, что когда-то служили зданием - это все, что после себя оставили Жнецы Смерти. Обугленный участок земли, местами все ещё ярко полыхающий от красновато-оранжевых языков некогда жаркого пламени. Я медленно и осторожно ступаю. Все мое тело напряжено. Каждая мышца. Каждое чувство. Все на пределе и лишь для того, чтобы попытаться первой ощутить опасность, если таковая для нас здесь будет. А она будет, я знаю. Жнецы слишком утонули в ощущении собственного превосходства и так опьянели от контроля и власти, что теперь считают себя неуязвимыми богами. Но они смертны. Смертны и я докажу им это. Гробовую тишину, что плотным и душным воздухом легла в округе, разрезал громкий крик Тайлера, который нашел первого выжившего после атаки. Я облегченно выдохнула. До этого мы находили лишь трупы. Трупы всех, без разбора. Это были и мужчины, которые ещё могли бы сражаться за свою свободу, и старики, что хранили в себе непостижимую мудрость, и женщины, что могли продолжать человеческий род, и дети...Дети, которые уже никогда не засмеются из-за чего-то обычного, что нам, более взрослым, уже не понятно. Дети, которые никогда уже не смогут вырасти. Дети...
Мое тело среагировало даже раньше, чем я успела осознать: что же я делаю? Детский плачь, где-то в развалинах я слышу его. Сзади мне что-то кричит Нейт, но я не слушаю его. Я слышу лишь плач маленькой девочки. Бегу к источнику звука, словно от него зависит вся моя жизнь. Словно, если не добегу, то я погибну прямо здесь, стоя на месте и бездействуя, разрываемая на части жалостливыми всхлипами ребенка. Позади слышаться тяжелые и быстрые шаги и я знаю, что Коннорс следует за мной, но не оборачиваюсь, когда его шаги вдруг затихают. Я бросаюсь к рыжеволосой малышке с пронзительными голубыми глазами и оборванном, местами испорченном огнем, платьице некогда нежно-персикового оттенка. Заключаю ребенка в свои объятья, тут же закрывая собственным телом от Жнеца. Я знала, что он здесь. Чувствовала это. Бросаю короткий взгляд на Жнеца и все мое тело буквально застывает - передо мной стоял тот, кому я ещё до недавнего времени слепо верила и подчинялась любым приказам. Тот, кто знает обо мне слишком много и тот, кто теперь с радостью поделится всей информацией с людьми, за одну лишь возможность посмотреть на то, как со мной расправятся. - Себастиан. - Я смотрю на молодого парня, в неестественно голубых глазах которого плескались яркие искорки безумия. Все звуки вдруг померкли для меня, когда лавина моих собственных мыслей и страхов бурным потоком захлестнула меня с головой. Я лишь крепче прижимала к себе ребенка, который продолжал рыдать, обняв меня своими крохотными ручками и уткнувшись мне в живот. - Дурочка, ну я же просил… - Коннорс резко прижимает меня к себе, возвращая в реальность. В реальность, где Себастиан лежит в нескольких метрах от меня, кашляя ярко-красной кровью, захлебываясь ею, но продолжая сверлить меня безумным взглядом, что навсегда отпечатается в моей памяти.
Мужчина берет ребенка на руки и ведет нас обеих в сторону машины, где садит девочку в кабину, а сам подходит ко мне.  – Я же просил… - Он притягивает меня к себе, целуя волосы на макушке и я не могу больше сдерживаться, тихо всхлипывая от всех тех чувств и переживаний, которые переполняли меня. - Я знаю...Но я просто не могла...не могла, понимаешь..? Я...Этот ребенок... - Мне понадобилось несколько минут, чтобы хоть как-то прийти в себя после всего, что только что произошло. Мне нужно взять себя в руки, потому что вылазка ещё не окончена. Возможно ещё остались и другие выжившие, а так же нужно собрать все доступные нам припасы. Я делаю глубокий вдох и очень медленный выдох, приводя свое сознание и чувства в порядок. - Идем, - тихо отзываюсь я, когда Нейт ведет меня в сторону здания, что пострадало меньше и которое мы ещё не осматривали. Его поддержка, его теплые объятия, само его присутствие - это то, что помогает мне держаться, помогает не впасть в панику. Но надолго ли?

Спустя несколько утомительных часов мы все вернулись обратно, в логово Повстанцев с несколькими выжившими, которых, к сожалению, оказалось слишком мало и скудными остатками припасов. Погибших мы собрали в одном месте, соорудив погребальный костер - их было слишком много для того, чтобы хоронить в могилах, а оставлять их трупы гнить на радость Жнецам никто не хотел. Я уже буквально валилась с ног и хотела как можно скорее стянуть с себя, местами пропитанную человеческой кровью, одежду, смыть с себя грязь и забыться в жарких объятиях любимого мужчины, но, кажется, моему "долго и счастливо" настал конец. - ...где Джина? - Вопрос Ванды прозвучал для меня словно ведро холодной воды на голову. Тревога, что до этого была подавлена чувством усталости, вновь расцвела внутри меня с новой силой, заставив буквально затаить дыхание. - Тут я, удивлены? - Девушка вышла из толпы, что расступилась перед ней. Её одежда была много где покрыта кровью, чужой, не её собственной, но и не от тех людей, которых мы сожгли. И в этот момент меня буквально пронзила мысль. - Она знает. - Джина направилась в мою сторону, но ей дорогу преградил Нейт, заслоняя меня от неё. - Нейт, не стоит её прикрывать, да Лунная? Или мне лучше звать тебя Хищницей? - Зал взорвался внезапных аханьем в то время как Джина выглядела очень довольной собой. Я же не знала: что мне делать? Начать оправдываться - значит признать свою вину. А есть ли у этой истерички вообще хоть какие-то доказательства? Может, это всего лишь провокация и она просто меня разводит? Может, она специально хочет меня спровоцировать, чтобы я сама же себя и погубила? – Я могу доказать! – У меня земля в этот миг ушла из-под ног. Черт подери! Как?! Как ты узнала? Откуда? И меня вновь осенило. - Себастиан. - На своем смертном одре он с превеликой радостью предоставил Джине все необходимые доказательства для того, чтобы погубить меня.
Мою щеку неожиданно обжигает звонкий удар. - В моей машине все доказательства, мразь! - Джина готова уничтожить меня прямо здесь, на месте, но решает сначала показать всем: кем же я являюсь...Нет. Все время забываюсь. Кем я являлась. О, боги! У меня так мало времени! Пока все двинулись за девушкой к машине, перешептываясь и оглядываясь на меня, Нейт остался в помещении, буквально рухнув на сидение. Я осторожно опустилась рядом с ним. Сейчас мне было так жаль его. Он совершенно не понимал: что происходит вокруг? И...не хотел верить? – То что сказала Джина – правда?! - Он резко вскочил, больно прижав меня к стене, выбивая из легких воздух. Я осторожно протянула руку к его щеке, нежно касаясь пальцами его кожи. В последний раз. Хочу запомнить это ощущение его легкой, колючей на ощупь щетины. Забывшись, подаюсь вперед и мягко касаюсь его губ. Тоже в последний раз. Едва сдерживаю слезы, что наворачиваются и больно щипят глаза. - Прости меня, Нейт. Я так много совершила ошибок, но сейчас у меня, возможно, последний шанс все исправить. Я люблю тебя, Нейт Коннорс, - шепчу я. - Прости меня...Прости... - Осторожно, незаметно для Нейта, вкладываю в его карман свернутую в несколько раз бумажку, а затем собираю остатки своих сил, чтобы резко оттолкнуть мужчину от себя и быстро промчаться через весь зал, скрываясь в витиеватых туннелях. Я бегу в сторону единственной комнаты, у которой здесь была прочная железная дверь - за ней скрывались несколько компьютеров, с которых мне нужно было сейчас отправить важное сообщение.

День назад

Я проснулась посреди ночи, даже толком не поняв: что именно меня разбудило? Я осторожно подняла голову - Нейт мирно спал, сжимая меня в своих крепких объятиях. Но мой сон неожиданно куда-то пропал. Только спустя несколько минут я поняла, что моё сердце сжимает тисками щемящая тревога. Вот только что было поводом для этой тревоги? Этого я совершенно не понимала. Я осторожно выбралась из объятий мужчины и, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить его, собрала одежду и покинула комнату. Может быть, если я немного пройдусь, голова посвежеет и тогда я смогу упорядочить свои мысли? - Ты боишься все потерять. - Сонно подсказало мне подсознание, выглядывая из-под теплого одеяла одним глазком. А, ведь, это правда. Сейчас, когда все так круто поменялось, когда я сама изменилась - я боюсь потерять это. Я боюсь потерять Нейта. Но ещё больше я боюсь, что все раскроется и тогда он будет считать, что я использовала и предала его. Но это не так! Я люблю его. Всем своим крохотным тельцем паразита, черт подери, люблю! - А Жнецы Смерти не остановятся. - Вновь подало свой сонный голос подсознание. И снова это была правда. Жнецы не остановятся. Что ж. Если им нужна от меня информация - они её получат. Вот только не совсем ту информацию, которую они хотят.
На последней вылазке кто-то притащил видеокамеру, немножко побитую, но вполне в рабочем состоянии. Я брала её себе, из интереса, хотела заснять на неё закат и ночное небо, усыпанное миллиардами звезд. Но сейчас эта самая камера может послужить более благой цели. Я взяла её, тихонько прокрадываясь по тускло освещенным туннелям, пытаясь найти укромное место, где меня никто не услышит. Настроив аппаратуру и установив её, я стала напротив. - Я обращаюсь ко всем Душам, которые остались на Земле. Особенно это касается Жнецов Смерти. Моё имя Хищница, думаю, всем знакомо. Ваша борьба против людей - бессмысленна и итог её уже давно предрешен. Вы проиграете. Вы можете истреблять людей, убивать, калечить, оккупировать их тела, но всегда останутся те, кто будет бороться. У людей есть то, что нам никогда не было дано - надежда, любовь, вера. Именно эти чувства, которые все мы считаем пустыми и ненужными - и есть их сила. Их дух невозможно сломить, чтобы вы не делали. Отступите. Иначе все что вас ждет - это принудительное выселение из тел, в лучшем случае. В плохом же...Думаю, подробности не нужны. Меня отправили к людям, чтобы я узнала их слабые места, но дело в том, что их нет. Люди сильны. И поэтому победа в этой борьбе за право жить - будет на их стороне. - Я остановила запись, достав небольшой диск из камеры. Его стоило спрятать, что я, собственно, и сделала. Спрятала. Надежно, так, чтобы только я могла найти. Теперь мне предстояло сделать самую важную вещь. Я удобнее уселась на камне, доставая оборванный листок бумаги из какого-то блокнота и ручку.

Дорогой Нейт!
Если это письмо попало в твои руки, значит, оправдались мои самые худшие надежды и ты узнал, что я совершенно не та, за кого себя выдавала. Точнее, я была не той, пока в моей жизни не появился ты. Меня зовут не Лунорожденная, увы, на Земле моё имя Хищница и его выговаривают далеко не все и с опаской. Я совершила слишком много ошибок. Я совершила слишком много неправильных поступков. Я предательница. Но комизм ситуации в том, что я предала не людей, я предала Жнецов Смерти ради тебя. Ты показал мне удивительный мир, Нейт Коннорс и я всегда буду благодарна тебе за то, что у меня был шанс стать другой. Хотя бы ненадолго. Хотя бы на какой-то миг.
Сначала я думала, что все мои поступки и самопожертвование ради тебя были лишь ради того, чтобы втереться тебе в доверие, но я сама себя обманывала с самого начала. Ещё тогда, когда я не дала Илаю тебя убить, отняв в итоге его жизнь - это было не для того, чтобы ты меньше меня контролировал. Это было ради тебя. ТОЛЬКО ради тебя. А когда ты умирал на моих руках - я поняла, что ты мне не безразличен. Я поняла, что мои чувства к тебе - это что-то намного большее, чем просто выполнение задания.
Прости меня за все, Нейт. Я так хочу, чтобы тебе никогда не пришлось держать это письмо в руках! Если меня просто извлекут из тела, то я буду искать тебя в десятках миров и сотнях тысяч жизней и, если мне повезет, то я однажды снова встречу тебя, а если же нет...То моё наказание будет провести отведенный мне остаток жизни, оплакивая мою потерю. Но если меня убьют, то это будет слишком мягкое наказание за все мои действия.
Прощай, Нейт. Знай, что я действительно любила тебя, насколько мне это было доступно.

Твоя
Та, что охотится во тьме под светом яркой луны

Вновь спустя все те же два дня

Тяжелый удар приклада винтовки обрушился на мой висок, заставляя моё сознание предательски ускользнуть от меня, отправляя в неизбежный полет во тьме. Но я успела. Я успела отправить сообщение Душам. Я успела защитить тех, кто за это короткое время стал для меня родным. Пусть, сейчас моя жизнь может оборваться. Пусть. Теперь я хотя бы знаю, что сделала что-то действительно правильное и достойное. Я оставила после себя, не испачканный кровью невинных, след. Я оставила после себя что-то действительно хорошее.
Внезапная острая боль пронзила все моё яство, обжигая меня буквально изнутри. Если бы я могла кричать - я бы неистово кричала от этой боли. Но я не могу. Не могу. Я больше не в теле своего носителя, я знаю. Я чувствую это. Но, что самое ужасное - я знаю, что сейчас это мои последние мгновения. Столь прискорбно осознавать, что после меня в теле носителя не останется ничего и никого. В последний миг, в последние считанные секунды моего бытия я понимаю, что Изабель там уже давно нет. Нет с тех самых пор, как она поняла, что в автокатастрофе, в которой она столь сильно пострадала, погиб её возлюбленный. Тогда она и сдалась, покинув тело, оставшись лишь призраком в неясных обрывках воспоминаний. А сейчас что будет с телом? Погибнет ли оно или так и останется девушкой в коме? Мне никогда не суждено будет это узнать. Боюсь, что это...Конец?

Отредактировано Alexandra Bennett (2014-08-31 03:11:16)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Гостья: взгляд в будущее