Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Только тайна позволяет нам жить


Только тайна позволяет нам жить

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://4.firepic.org/4/images/2014-08/14/cohl1ulbw364.png


Участники: Julian Milton & Emilia Siho
Место: кабинет психолога - отель - улицы Сакраменто
Время: середина февраля 2014 года
О флештайме: все люди лгут, у каждого человека есть тайна - это две неоспоримые аксиомы, только невозможно точно сказать, когда они работают, что именно человек скрывает: придя на прием девушка сумбурно рассказывает о себе и работе, а позже вечером психолог видит ее в компании мужчины в отеле и делает единственно верный вывод, как он думает. А дальше, а дальше что-то, да произойдет
.

0

2

Внешний вид

http://4.firepic.org/4/images/2014-08/14/3krc1ofxg7nd.jpg


     - Мисс Сихо, проходите, доктор Милтон ждет Вас, - голос девушек мелодичен и спокоен, но так неожиданно она произносит все это, что вздрагиваешь, не сразу понимая, что к тебе обращаются – не узнаешь свое имя, будто впервые слышишь его. Смотришь пару секунду удивленно, что заставляет девушку улыбнуться: ты не понимаешь, что делать, как и не понимаешь того, зачем пришла, может, стоит уйти. Встаешь и думаешь уже это сделать, как девушка уже оказывается у двери в кабинет и открывает ее, приглашая войти.
     Десять. Сосчитать и станет легче, приступ паники пройдет, такое уже бывало не раз, когда думала об отце. Девять-восемь. Тебе нужно войти внутрь, нужно – это поможет тебе, ты же думала об этом уже не раз. Семь-шесть. Хуже уже не будет: ты не знаешь человека, что сидит в кабинете, он не знает тебя. Пять-четыре. Вы никогда больше не встретитесь в таком большом городе, это просто невозможно. Три-два. Давай же, делай шаг, еще один, входи в кабинет. Один…
Нет, это сложно для тебя, ты не можешь сделать больше и шага, оказавшись в кабинете и улыбаясь мужчине, что сидит за столом – растерянно, смущенно, будто ты – школьница, что попалась на списывании, и теперь стоишь перед директором. Неприятное ощущение, заставляющее вновь почувствовать страх и неуверенность.
     Страх. Самое древнее и самое сильное чувство, его испытывает каждый человек и не стоит верить тому, кто утверждает, что он – бесстрашен. Не боится только труп или идиот – и ты успела убедиться в этом на собственном опыте, поработав несколько месяцев на улице. Так что ты полностью уверена, что всегда есть что-то, чего боишься, кто-то, за кого боишься. Страх существовать, а не жить. Страх умереть, не прожив, не прочувствовать. Страх узнать правду, страх разочароваться в ней…. Страх, страх, страх… Он окутывает, дурманит, накрывает, словно волна, из него не выбраться, он сжимает твое горло мощной сильной гигантской ладонью, не позволяя воздуху проникнуть в легкие, и ты задыхаешься в приступе паники, не зная к кому обратиться, кому доверить свои переживания, кто не посмеется над ними…
     Кто сможет выслушать? Кто? Ты не знаешь такого человека, не знаешь, кто может тебе помочь сейчас, поэтому и бежишь уже который день от своего страха – страха не оправдать ожидания отца. Вроде ты уже привыкла, что при каждом звонке, при каждой встрече папа вновь и вновь пытается тебя образумить, пытается убедить тебя, что пора взрослеть, что нужно вернуться домой и начать нормально работать, а не выставлять семью на посмешище. Как объяснить любимому папочке, что он не прав, ты не знаешь. Как и не знаешь того, сколько времени еще выдержишь подобные нападки – ведь не можешь грубо ответить, ведь любишь папу. Сколько? Месяц, два, полгода? Все началось с Академии и с каждым днем только лишь хуже: на службе ты улыбаешься всегда, да шутишь, а дома боишься к трубке телефонной подойти, да ответить на звонок – вдруг вновь начнется все.
     Ты понимала, что нужно вырваться из родительского гнезда, и сделала это, но ты никогда и подумать не могла, что будут такие последствия. Ужасно, но ты не могла разобраться во всем сама, не могла, как обычно сосчитать до десяти и найти решение, найти выход – не могла.
     - Добрый день, - еле выдавливаешь из себя, не узнавая свой голос, не узнавая себя: куда подевалась постоянно болтающая, задающая вопросы девушка, что не дает покоя наставнику и лезет туда, куда не нужно? Куда она подевалась, когда так нужна тебе – на этот вопрос не сможешь ответить. Одна растерянность осталось в тебе, приправленная испугом, что появился, когда за твоей спиной закрылась дверь, словно отрезая всю жизнь, что было до этого момента.
     Теребя ремешок сумки, стоишь еще несколько секунд и затем лишь идешь к столу, садясь на стул: да, тебя не пригласили, да, все это выглядит странно, но если бы ты этого не сделала, то точно развернулась бы и ушла прочь.
     - Не часто клиенты так нервничают при первом визите? – пытаешься усмехнуться, но получается криво, будто парализовало тебя. Да, ты не считаешь себя пациентом, ты именно клиент, ты не собираешься приходить вновь сюда, хоть и обещала себе поступать рационально. – И хотят сбежать? – вот тебя уже начинает прорывать и теперь невозможно будет остановить: будешь говорить и говорить, неважно о чем, лишь бы говорить, лишь бы тебя не останавливали. Понимаешь, что это все глупо, по-детски, что нужно меняться, но не можешь остановиться, боясь сказать истинную причину появления.

Отредактировано Emilia Siho (2014-08-15 00:53:57)

+1

3

Внешний вид

http://niptuck.djeo.ru/photo/images_large/julian/Image00007.jpg

Сегодняшний день был непривычным для меня.Буквально вчера мне позвонил мой старый коллега по прежней работе и просил, чтобы я встретился с одной особой, которую звали Эмилия Сихо. Я пытался отказатться, но Эйден настоял на том, чтобы я приехал и принял ее. По его словам этамолодая женщина хотела видеть только меня и никого больше.ю А все из-за моей общирной практики! Пришлось согласиться и встретиться с этой девушкой. Как же меня бесили эти жалки людишьки, которые сами не могут справиться со своими глупыми проблемами и такие как я непременно должен им помочь. Они даже и не подозревали, как жалко смотряться со стороны. Ничтожные, жалкие люди. Ну что ж, ничего не поделаешь. Придеться снова притворяться: выдавая себя за сердобольного психолога, готового помочь всем и вся.
К тому же пришлось позвонить своему заместителю в клубе, чтобыв предупредить, что меня се5годня не будет. Уже с утра я был на своем старом месте работы, я и забыл, как уютно в этой клинике. Я не был тут довольно давно и отвык от этой обстановки. Это мевсто было не похоже ни на одну другую больницу. Своих клиентов и пациентов мы лечили с особой профессиональностью. Это была чуть ли едитнственная клиника для клинически-больных, где заботились о своих пациетках, при этом не причиняяя им ощутимый вред или вред в обще. Медсестры здесь заботливо ухаживали за больными. По сути это была психиатрическая лечебница, но и здесь можно было получить психологическую помощь, чем я собственно и занимался ранее, еще когда был двадцати пятилетним мальчишкой. В стенах "Святого Георгия" я не был вот уже почти десять лет, и какого же было мое удивление, когда я увидел Клэр, которая прошла мимо меня, но обернулась и неуверенно произнесла:
- Джулиан? - Я усмехнулся уголками и сделал несколько шагов по направавлению к молодой женщине. Ее лицо прояснилось и на губах появилась искренняя, счастливая улыбка. - Это правда ты? - Она со всех ног бросилась ко мне и я заключил старую приятельницу в крепкие объятья.
- Привет, Клэр... Рад тебя видеть, - произнес я и добавил. - К сожалению, мне пора. У меня прием. Поговорим позже, ладно?
Женщина кивнула и направился к себе в кабинет. Буквально через несколько минут, ко мне в кабинет заглянула она же и сказала:
- Джулиан, к тебе пришли. Некая мисс Сихо.
- Да, она должна была подойти. Скажи ей, что я жду ее, - вздохнул я.
Еще счерез пару мгновений, после непродолжительного шуршани за дверью моего кабинетеа, зашла девушка лет двадцати пяти и я приметил, что она явнео нервничает, не зная куда ей деться.
- Добрый день, - Похоже ей было совсем плохо. Она была смущена, как юнное дитя и итеперь нервно теребила ремешок своей сумки. Не дождавшись моего пиглашения, она села напротив меня, в кожанное кресло и пролепетала. - Не часто клиенты так нервничают при первом визите? - Я заметил, что девушка пыталась усмехнуться, но получилось фальшиво и как-то неестественно.
Я хмыкнул, стараясь подавить свое презрение к этому жалкому существу, сидящему передо мной. Но внезапно, ее смущение показалось таким милым, что я добродушно улыбнулся и прознес:
- Признаться честно, Вы мой первый пациент за те десять леть, что я не был здесь, мисс Сихо. И да, Вы первая на моей практике, кто так теряется и не знает, что сказать - находясь здесь. - Я горько усмехнулмся и продолжил. - Для меня было полной неожиданностью, когда Эйден сообщил мне, что Вы желаете говорить лишь со мной, так как я уже давно здесь не работаю. Итак, может быть Вы расскажте мне, что случилось? Иначе я не смогу Вам помочь.
Я испытующе взглянул на эту девушку, ожидая ее ответа. Не зря же я согласился принять ее.

Отредактировано Julian Milton (2014-08-21 00:20:22)

+1

4


     Под пристальным испытывающим взглядом врача чувствуешь себя еще более неловко, чем когда вошла в кабинет: ощущение, будто тебя сейчас начнут препарировать, как лягушку. Хотелось быстрее с этим покончить, но уйти сразу же, показывая еще большую слабость, чем есть в тебе сейчас? Нет, не выйдет. Ты заставляешь себя посмотреть на этот разговор, как на очередной тест или экзамен, а ты всегда отлично сдавала экзамены.
     - Теперь моя очередь Вам признаваться, - все продолжая теребить ручку сумки, улыбаешься. – Я придумывала миллион отговорок, только чтобы не идти к психологу, - улыбаешься и чувствуешь, что еще немного и румянец смущения появится на твоих щеках. – Вы – были одной из них. Да, не удивляйтесь! – ремешок сумки благополучно забыт и теперь начинаешь немного жестикулировать, рассказывая, как дошла до жизни такой, что очутилась в кабинете у психолога, точнее, как добралась до самого кабинета. – Когда подруга говорила, что в «Святом Георгии» лучшие специалисты и, если и идти к психологу, точнее, если она меня допилит и я пойду, то лучше идти сюда. Так вот, когда она это говорила, она упомянула, что Вы здесь раньше работали, что Вы – один из лучших и чуть ли не гуру в своем деле! – восторженно произносишь, пытаясь передать интонацию Джинни, да вспомнить все эпитеты, что она произнесла в тот день, да и после напоминая, когда прием. – Вот я Вас и захотела… - чувствуешь, что прозвучало немного двусмысленно и смеешься тихо. – К Вам на прием, - ощущаешь, что румянец начинает появляться на щеках, и, чтобы успокоиться, глубоко вдыхаешь и складываешь руки на коленях, как прилежная ученица. – Думала, что невозможно будет это организовать, а оказалось… - оказалось, что твоя подруга если поставит перед собой цель, добьется ее, вспомнив всех знакомых друзей и найдя выходы. Ты так до сих пор и не знаешь кого конкретно «благодарить» за прекрасный «подарок». Единственное, что утешает, так это то, то доктор Милтон – приятной внешности, но под его взглядом так и тянет передернуть плечами, будто сбрасывая что-то, да и холодом непонятным обдает, хотя это все может быть и банальным страхом, что испытываешь, да и неприятием его профессии.
     -  Вот почему Вы согласились? – уже мужчину обвиняешь, включая профессиональную нотку и чуть ли не переходя на допрос. – Так бы у Вас не появился пациент и более длительное время, чем десять лет, - так бы и тебе не пришлось быть здесь сегодня, наоборот, была бы сейчас в участке, да готовилась к операции, выслушивала бы последние наставления, да показывала, какая из тебя вышла бы девушка из эскорт-услуг: уж точно лучше, чем пациентка психолога – там не так страшно, там рассказываешь от части выдуманную историю, когда тебя спрашивают и лишь немного добавляешь о себе, а тут…
     - Я ведь пыталась не прийти на прием: думала заболеть, сказать, что на работе дел много, - и чуть не позвонила и не отменила прием, но Дженни же до последнего не говорила, где сейчас будет принимать доктор Милтон. – Сейчас до последнего тянула перед тем, как войти, но вошла. Не знаю почему, - понимаешь, что нужно было, что нужно выговориться и может это поможет найти решение проблемы. – Я у Вас первая за десять лет… - нет, тебя не пугает то, что не было практики у мужчины, что не видел подобных тебе экземпляров. – А Вы у меня вообще первый… - и, как думаешь, последний – больше ты вряд ли сможешь прийти к кому-то и пытаться что-то рассказать. Если только тебя не заставят это сделать, пригрозив увольнением или отстранением от службы – не зря же есть штатные психологи в полиции. – Ну, психолог, - смеешься и откидываешься на спинку кресла, прикрывая глаза. – Не думайте, что не доверяю людям вашей профессии или что-то в этом роде, нет, - ты просто не понимаешь механизма происходящего. Знать бы алгоритм, понимать, что за чем делать и тебе было бы проще. Это как в вождении: запоминаешь на какую педаль когда давить, а потом доводишь все до автоматичности действий. А тут… Неужели нужно просто верить в то, что скажет психолог, использовать его совет и все? В Бога то верила с трудом, постоянно сомневаясь и пытаясь найти физическое подтверждение существования, либо опровержение, читая о Торсионном поле.
     - Да, почему я все-таки сижу здесь, а не убежала еще пятнадцать минут назад, освободив Вас от необходимости со мной возиться, - открываешь глаза и выпрямляешься в кресле, переводя взгляд на мужчину, внимательно смотря на него, будто пытаясь понять о чем он думает. – У меня случилось то, что мой отец не принимает мою работу, на дух не переносит. Да, работа непростая, специфичная очень, иногда опасная, но очень интересная, возникшая чуть ли не с самим человечеством, - не хочешь называть свою профессию, помня, как большинство людей критически относятся к копам, считая их виноватыми во всех бедах, будто это они толкают на преступления. Так зачем портить отношение с врачом с первых же минут встречи. – Он же хочет, чтобы я все бросила и вернулась домой, работала у него и на него, - возможно, ты когда-нибудь и вернешься к этому: прекрасно понимаешь, что в жизни произойти может все – ранение и тебя комиссуют, а сидеть спокойно не сможешь, либо же по другой причине уволить могут. Вот только сейчас ты не хочешь возвращаться в Беверли-Хиллз, не там твой дом. – Я неоднократно объясняла ему причины своего поступка, переезда, а он все считает детскими выходками, что зря время теряю, - пожимаешь плечами, не зная, что еще сказать. – Я люблю его, но после каждого разговора не могу успокоиться долго, - наверное, у всех проблемы с родителями, мало кто полностью оправдывает надежды старших, мало кто из родителей дает спокойно жить детям, не влезая в их жизнь. – На Новый Год приезжал, так поругались, что и мама не смогла нас помирить… - вроде все рассказала, что хотела, ожидая ответной реакции, вопросов, которых боялась.

+1

5

Игра стоит. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Только тайна позволяет нам жить