Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Ray
[603336296]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Ей нравилось чужое внимание. Восхищенные взгляды мужчин, отмечающих красивую, женственную фигуру или смотрящих ей прямо в глаза; завистливые - женщин, оценивающие - фотографов и агентов, которые...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Простые житейские истории


Простые житейские истории

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Участники: Tom Flatcher Jane M. Flatcher
Место:  дом семьи Флетчер
Погодные условия: солнечно, немного ветрено
О флештайме: как живется молодой семье сразу с двумя детишками, которым все нравится делать вместе.

Отредактировано Tom Flatcher (2014-08-15 01:58:20)

+1

2

Какой-то идиот когда-то сказал, что счастье отцовства наступает в тот самый миг, когда берешь ребенка на руки. Что ж, Том мало того, что почти сразу взял оба своих чада себе на руки, еще и присутствовал при вылуплении их на свет божий, да, с ума сходил от волнения, осознания своего нового состояния, вроде как изменившегося миропонимания и все такое прочее... но по-настоящему отцом он себя почувствовал, когда Джейн и креветочек уже выписали из больницы и два сопящих свертка торжественно внесли в новый дом, свежеотремонтированный. Оба маленьких Флетчера спокойно себе спали, а потом ни с того ни с сего вдруг синхронно просто залились богатырским криком. Что вы думаете, они умудрились одновременно описаться. А следом еще и обкакаться. Благодать.
Конечно, счастье, когда у ребеночка все нормально функционирует, когда он здоров. Джереми и Джордана родились за редкость крепкими и здоровыми малышами, сразу же покорив своим обаянием всю семью, включая своих будущих крестных родителей. А Том и Джейн вообще в своих детках души не чаяли. Том сам словно с ума сошел – не было ни дня, чтобы он вернулся с работы без какой-то новой игрушки или полезной вещи, кроме того, что ему говорила купить Джейн. С рождением детей он будто заново влюбился в свою жену: она стала такой уютной, домашней, любящей, словно настоящая волшебница из сказки, окружающая всех своим теплом и заботой. Ее прежняя деловитость никуда не делась, но домашние хлопоты захватили ее, и Том не мог на нее налюбоваться. Он и раньше считал ее идеальной, а сейчас и подавно – его жена самая лучшая женщина на свете.
И дети не давали им скучать. Пока они еще совсем крошки, но за ними глаз да глаз нужен. Заплачет один – сразу же заходится и вторая и наоборот. И все в таком же ключе: кормежки, смена памперсов, массаж, игры. Они уже даже успели полюбить одну погремушку, поэтому пришлось покупать такую же, ведь мы без именно этого звука засыпать не хотим, а засыпать надо на руках у обоих родителей. Вот с такими бытовыми проблемами Флетчеры сталкивались ежедневно, но рутина, казалось, совершенно не тяготит их, а только сплачивает.
Но Том все чаще стал замечать, что энергичность жены пошла на убыль. Она стала больше спать, вообще больше нуждаться в отдыхе, хотя так же все делала по дому, но что она немного осунулась, ему стало очень заметно. Уже пару недель боксер урезал свой рабочий график, чтобы больше времени проводить дома, помогать ей с детьми. Они переехали в сектор частных домов с очень уютным парком, в котором Том начал бегать, вместе с коляской. Даже отметил про себя, что обоим головастикам нравится большая скорость, однако говорить об этом жене не собирался.
Вообще, детишки были на редкость активные, совершенно нелюбящие спать. Для них поднять родителей в два, три часа ночи считается нормой, причем, не потому, что они хотят есть или сделали делишки в памперс, а потому что им просто надо. Вот надо и хоть ты тресни. И они оба встают и, сонные, начинают улюлюкать над каждой кроваткой, чтобы дети хоть на чуть-чуть сомкнули свои глазки.
И вот сейчас, когда сквозь чуткий сон молодого отца Том услышал сначала кряхтение, а потом и хныканье, машинально положил руку на Джейн, жестом оставляя ее в постели, сам встал и вышел в соседнюю комнату.
Что и требовалось доказать, начала все Джордана. Джереми пока что молчал, но Том знал, что долго это его несогласие не продлится.
-Ну, ну, что такое, зайка моя, - взял ее на руки из кроватки, покачивая, понес на пеленальный столик, проверить, все ли у нее в порядке. Подгузник был чист, а его дочь смотрела на него снизу вверх, молотя ручками с воздухе, с интересом во взгляде.
то тебе не спится, а? – оперся на локти, не запеленывая ребенка обратно, пощекотал ей животик. – Вот тебе прямо доставляет удовольствие поднять меня среди ночи, чтобы тебе скучно не было, так? – дочка улыбнулась и показала, что она проснулась и спать не собирается. А из кроватки ее брата донесся требовательный плач.

+1

3

Еще год назад, Джейн и помыслить не могла, что свершится в ее жизни чудо,  она станет мамой. Да и не просто мамой, а еще будет и папа рядом, любящий и заботливый, понимающий и не ревнующий ее к детям. А их подарила им Судьба двоих сразу. Джейн была на седьмом небе от счастья. Малыши настолько сильно были привязаны друг к другу, что не только плакала в унисон, но и все делали вместе. А когда спали, то почему то капризничали, если кто-то из них был отвернут от брата или сестры. Близнецы что тут говорить.
У Джейн вовсе не оставалось времени на себя. Поглощенная детьми мужем, братом и его интересной жизнью, она не заметила, как форма вернулась сама по себе. Детей она кормила сама, потому что на двоих пока хватало молока, и нет гарантии, что это счастье продлится долго. Джейн вновь сильно похудела. Сон она словно воровала, пытаясь спать в любую свободную минуту. Но когда не удерживалась, то засыпала, когда дети ее бодрствовали. А эти хулиганы молчали, но совсем чуть, а потом требовали ее себе.
Квартира сменилась на просторный дом, в котором помещались все. И Джею была выделена комната. Джейн понимала, что в ее жизни все получилось как нельзя лучше.
Но с этим переездом прибавилось больше забот. Большой дом, двое детей, муж, которого Джейн не забывала и как могла, баловала, дарила частичку себя – все это отнимало силы и время. Девушка старалась не показывать мужу свою смертельную усталость, но Том был бы не Том, если бы пропустил это в ней. Они оба окунулись в детей, которые отвечали им своими первыми улыбками, начинали гулить по своему, и причем начинал обычно Джереми, а Джоржана подхватывала.
- Джер будет болтуном. Вот увидишь.
Ночные кормления были для уставшей Джейн едва ли не пыткой. Она готова была подкармливать уже детей, чтобы сытые они поспали хотя бы часов шесть, не просыпаясь. Но внутренний голос отругал ее, и она отбросила эту мысль.
Упав на кровать, уплывая в блаженные объятия сна, Джейн услышала, казалось почти сразу хныканье  дочери. Пошевелившись, готовая подняться, почувствовала руку мужа. Тут же отключилась дальше спать, накрывшись одеялом. Но сын не мог, чтобы его не взяли на руки и тут же заголосил. Протирая глаза, Джейн зашла в детскую.
- Джереми, мама так хочет спать, ты себе не представляешь. Пожалел бы чуть.
Взяв мальчика на руки, мама подошла к папе, кладя на его спину голову.
- Том, подвинься. Давай найдем в этом роботенке причину, почему не спит.
Положив рядом с сестрой Джереми, Джейн улыбнулась.
- И что вы смотрите. Весело да?
А детям это и надо. Джордана пустила пузырики, а Джереми что-то прочмокал губочками. Как и сестра он был сух. Взяв детей на руки, женщина присела на удобный диванчик, положив на подушки по сторонам от себя малышей, стала их кормить. Аппетит у детей был хоть куда.
- Ощущение, что меня съедят и тебе ничего не достанется, - шепотом проговорила она, улыбаясь сонно смотрела на мужа.

+1

4

Уронил голову на подставленные руки, под счастливое агуканье дочери, которая, видимо, поняла, что раз с ней вместе проснулся брат, то веселье начинается и можно оторваться на родителях, смотрела на него веселыми глазами, начиная молотить в воздухе ручками и немного ножками и что-то ему на своем младенческом языке рассказывать. Видимо, что-то очень интересное, потому что ее уже стало не остановить, и, к тому же, ей начал вторить Джереми.
-Значит, мисс Флетчер, при этом увлекательно событии, о котором мы мне сейчас ведаете, вы присутствовали вместе со своим отражением в мужском лице, - пожал ее кулачки, улыбаясь маленькой разбойнице, выпрямился, чтобы пойти и взять сына.- Вы считаете, что нужно услышать эту историю еще и из его уст? - дочь что-то ему агукнула, что могло означать только согласие, и Том развернулся к колыбелькам, как увидел, что в спальню вошла сонная жена. Она практически на автомате подошла к колыбели, взяла сына на руки и подошла к ним.
-Джейн, дорогая, а ты думала, они будут спокойной спать? Это же наши дети! Идеальное поведение тут не прокатит. К тому же, если мы вспомним дядю Джейсона... – у него самого вроде как сон пропал, он помог жене придержать детей, пока она шла к диванчику и удобно усаживалась там, готовясь к трапезе. Первое время Том не мог смотреть на кормление, оно вызывало слишком противоречивые чувства, однако потом он привык и даже стал получать удовольствие от созерцания своей семьи за таким обыденным и идеальным делом. В эти моменты Джейн казалась ему самой совершенной женщиной на свете. Самой желанной, но, пока урвать крупицы времени друг для друга им удавалось нечасто, что огорчало обоих.
-Нет, тебя не съедят, тебя заездят, - присел на подлокотник диванчика, поглаживая по голове сына, улыбаясь от ощущения его мягких волосиком пальцами, наклонился и поцеловал любимую в губы, легко коснувшись их, но задержав поцелуй немного дольше. – У меня вообще такое ощущение, что мне тебя вообще не достанется, пока они не поступят в колледж. Тебе не кажется? – говорил не с укором, а с юмором. Том уже миллион раз уговаривал жену нанять няню, чтобы она сама больше отдыхала, не была так нагружена домашней работой и заботой о детях.
-И мое предложение все еще в силе, ты знаешь, - принял из ее рук Джереми, аккуратно постукивая его по спинке, чтобы сын срыгнул. Его движения тоже уже были в ранге автоматических, поэтому он уже удобно уложил на рука сына, начиная укачивать, напевая мотив колыбельной, обращаясь к жене:
-Наши умнички скоро доведут тебя до того, что у меня жена будет от усталости похожа на призрака, - пропел, укачивая сына, дал ему свой палец, который малыш крепко сжал. Наконец-то, сытый, он стал закрывать глазки, засыпать на руках у отца. Том пританцевал к жене, тоже укачивающей ребенка, чтобы услышать ответ.

+1

5

Джейн зевая, потерлась щекой о свое плечо, поддерживая ладонями головки детей, помогая тем спокойно кушать. В такие моменты сама Джи становилась столь сентиментальной, что иногда роняла слезы. Вот уже деткам три месяца, а она все никак не может поверить в свое счастье. За год девушка приобрела больше, чем вообще многие могут себе позволить попросить у судьбы и на десятилетия.
- Джейсон вообще был хулиганом, любящим делать пакость и валить на меня. Я столько раз получала от родителей нагоняи. Про волосы, сережки и цепочку вообще молчу. Он лично мне порвал крестильную цепочку, когда был маленький. Поэтому я все поснимала с себя. Иначе и твои подарки превратятся в негодный, дорогой мусор. – Прикусив губу, опустила взгляд, прошептала: Джереми, я понимаю, ты голодный, но не так сильно, милый.
Джейн прижалась к подсевшему мужу, вдыхая его личный аромат, такой возбуждающий и родной, что заставило ее немного напрячься. Она очень скучала по мужу, но сил становилось все меньше. То помогал. Он идеальный отец, замечательный муж. После рождения близнецов, Флетчера будто подменили. Он успевал все. Но как только вечернее кормление окончено, дети уложены в кроватки, они превращались в подобие выжатых лимонов и засыпали. Иногда Джейн было обидно, что даже во сне, они перестали обнимать друг друга. Но все, понимая, молчала, не говоря ни слова мужу. Тихо простонав, она потянулась к его губам, отвечая на поцелуй, теплый и нежный, который вероятно для них сейчас был едва ли не самым что ни есть актом соединения. Проведя языком по его губам, они отстранились.
- Не говори ерунды. Еще чуть, они начнут кушать более плотную пищу, и будут спать дольше. Ты сам возишься с ними даже когда они спят днем. Странно как ты еще грушу не повесил у них в комнате, чтобы разминаться не отходить от них. – Она, улыбаясь, передала ему наевшегося сына, понимая аккуратно Джордану, которая все еще не могла наесться. – Обжорка ты доченька. Брат вот уже налопался.
Почувствовав что дочь отвернулась от ее груди, прикрыла глазки, распахнув ручки в стороны, переложила ее на колени, поправляя одежду. Погладила чуть по животику малышку, подняла ее вверх. Тихое бррр, и вот уже нежное покачивание, и девочка спала на руках матери.
- Я помню твое предложение, но не могу допустить в дом чужого человека. Кажется, что может что-то произойти. Но я очень сильно хочу спать. Уже три месяца я нахожусь в состоянии снахождения и снадомашних дел.
Джордана развалилась как принцесса на руках матери, пальчиками цепляясь за ворот ее рубашки, будто говорила Не отпущу! Джейн медленно поднялась и положила ребенка в кроватку, укрывая тонким одеялком.
- Мне надо покушать и попить теплого молока. Ты со мной?
Они как мышки вышли из комнаты, Джейн резко остановилась.
- Том, - повернувшись, прошептала его имя, и бросилась в его объятия, зная, что в доме они одни.
Она неистово его целовала, как будто в тот первый раз, в его тренерской, злясь на его наглость, сексуальность.

0

6

Спокойно покачивая заснувшего сына, Том с интересом посмотрел на жену.
-Ну и что, что чужой человек? Найдем качественное, проверенное агентство, нам там подберут какую-нибудь квалифицированную даму типа средних лет с опытом работы с детьми. И ты лично будешь ее контролировать. Даже камеры повесим, - ухмыльнулся муж, убедившись, что сын уснул, уложил его в кроватку, накрыв одеялком, которое Джер скинул, начиная голосить вместе с сестрой. – И это реально поможет тебе вернуться в твое нормальное русло жизни.
Нежно погладил его по головке, увидел, что ребенок лежит правильно, включил вертящуюся игрушку, из которой заиграла тихая музыка.
-Ты вот сейчас можешь мне не поверить, но ради твоего комфорта и блеска в глазах я даже согласен, чтобы ты вернулась на работу пораньше, - отвернулся, глазами провожая, как жена повторяет его действия.
-Да, и именно это меня и волнует. Где делась моя бойкая итальянка? Что твои мне скандальчики, прочая-прочая, споры? Родная, я тебя теряю... – причмокнул в воздухе, чуть сощурив глаза, следил за ней, очарованный каждым ее жестом, взглядом. Он любил ее настолько, насколько можно обнять весь мир, облететь галактику, нырнуть на дно океана. Всеобъемлюще, безраздельно. Неотрывно. Она его, только его. Настоящий мир, реальность, самая сладкая и нежная, родная... просто его. И это самое главное.
-Ты еще спрашиваешь меня, пойду ли я на кухню? Дорогая, что с тобой? Это же аксиома! – говорил тихо, чтобы не разбудить детей, улыбнулся ей, выходя следом из комнаты. Он хотел обнять ее за пояс, притянуть к себе, ощутить нежность ее прикосновений, и дать ей то же самое. Он жутко по ней соскучился за все это время, пока центром их жизни стали новорожденные дети, что даже спать им приходилось урывками из-за их активных живчиков, что уж о близости говорить. Том сам уставал, понимал, что устает она. Все понимал, но сейчас его руки сами тянулись к ней.
Но она умудрилась перехватить инициативу, чуть хриплым голосом произнесла его имя, сама приблизившись  к нему. А Тому и не нужно было другого приглашения. Принимая ее в свои объятия, он словно ощутил себя целым, настоящим, заново наполняясь тем самым чувством счастья, когда все находится на своих местах.
Он отвечал на е поцелуй, уступив ей место лидера, раз к разу мягко накрывая ее губы своими, беззвучно, одной ласкал ее ниже спины, другой крепко держал за основание шеи, задев своим носом ее. Улыбнулся ей, разрывая поцелуй на мгновение.
-Хочу тебя.
Четко. Ясно. Ее ответная улыбка послужила стартовым сигналом, и он понял, что от усталости его ни следа не осталось. Мягко, но требовательно сжал ее попку, сделал шаг вперед, прижимая ее к стене, рывком сорвав с нее верх пижамы, начал покрывать поцелуями ее шею, спускаясь к груди, подсалив ее на себя, крепко прижимая к себе, наслаждаясь ею, своей единственной, настоящей, будто он путник в пустыне в оазисе, получивший самое важное сейчас, самое нужное... свое самое настоящее сокровище. Его. Только его.

Отредактировано Tom Flatcher (2014-09-08 01:02:38)

+1

7

Джейн тихим стоном, боясь разбудить детей, прильнула к губам мужа, вторгаясь на его территорию, забирая себе всего мужчину без остатка. Она жадными объятиями обвивала его тело, наслаждаясь полнотой ощущений, что она как и прежде желанна Томом, что он жаден до нее. Девушка была благодарна мужу за терпение, понимание того, что беременность была тяжелой, теперь детки занимали Джейн полностью, не давая им и минуты друг на друга, лишь позволяя украдкой сорвать поцелуй, как росинку с листочка в жаркое утро.
Оставшись без одежды, Джейн просто обезумела от «жажды». Как же она соскучилась по той страсти, которая всегда была между ней и мужем, которая не давала их отношениям угаснуть. И вот вновь, словно костер она разгоралась, даря двум сплетенным телам жар, пламя, в котором оба сгорали.
- Том… хочу тебя, - прошептала женщина, вновь бросаясь к его губам, которые таким привычным покалыванием дразнили ее, нежно царапая лицо.
Джейн увидела в его взгляде ту жадность, с которой Том всегда смотрел на нее, те искорки бесят, которые в первый раз поймали ее в свои сети, и она сдалась добровольно в его плен, оставаясь там навеки. О таком мужчине как Том мечтает любая женщина. Но он достался только ей - Рыцарь ее сердца, защитник ее крепости, джин ее желаний, Казанова ее мыслей и фокусник ее жизни.
Тихо охнув на его требовательное сжатие пальцев, она обожала его требовательность, улыбнулась в поцелуй, вновь ощущая те острые чувства, что и раньше. Они просто спали в ней, давай женщине спокойно родить детей. В ней на призыв Тома просыпалась та итальянка, которая могла дать отпор Флетчеру, перед которой, единственной, он капитулировал, но лишь давая Джейн выплеснуть на него свою злость, перерожденную в страсть, и потом он забирал свое, властно давая Джи понять Милая, но ты, же понимаешь, что все будет иначе. Ее тоненькая фигурка была сжата сильным кольцом его рук, что Джейн задыхалась от страсти, пытаясь взять главенство себе. Но Том лишь позволял ей это чувствовать. Джейн едва ли не рычала от удовольствия, которое в ней вызывали его губы, грубо скользящие по ее коже, оставляя красноватые отметинки, и после ее тело будет кричать Его! Сама же Джи никогда не была против такого. Ее сильный темперамент нуждался в укрощении, и лишь Флетчеру это оказалось под силу.
Не заметив как оказалась на полу, Джейн нетерпеливо, трясущимися пальцами стала стягивать с мужчины то, что так мешало ей добраться до желанного.

+1

8

Не нужно слов – здесь любая патетика только разрушает волшебство момента, всю его сладость... страсть, огонь... желание... все то, что никогда просто так на пустом месте не возникает...
Тому казалось, что это сейчас происходит не с ним, что это какой-то идеальный параллельный мир окружил его. Ведь с момента появления дома двух требующих к себе все внимание комочков исполнялись только их желания и потребности, что все члены семьи Флетчер, даже девушка Джейсона Ирэн, оказались полностью порабощены новым поколением, совершенно неугомонным, но слишком обаятельным, чтобы как-то отлынивать от дел, посвященных им. И Том уже забыл, когда последний раз прикасался к жене, не чтобы поправить одеяло, нежно поцеловать в щеку или мимолетно погладить по руке, когда забирал из рук ребенка. Он любил ее, даже больше чем их детей, и все таки хотел показать, что чувства никуда не делись, они здесь, но... но они все слишком устали, порой просто падая на кровать в одежде, без душа, просто чтобы уснуть и получить хоть какой-то отдых.
А сейчас... вулканы нервно курят в сторонке со своими самыми страшными извержениями по сравнению с тем, что сейчас творилось в душе Флетчера. Его просто переполняло счастье, вполне объяснимое, горела страсть, утолить которую могла только его жена, дикая похоть, за которую ему не было ни капельки стыдно... Он любил жену и хотел ее, прямо здесь и прямо сейчас. А голова-то все не верила, что у них получилось стать миром друг для друга, снова. Так и ожидал плачь из комнаты, требовательный вскрик из-за стены... Но он бы ничего не услышал: кровь пульсировала в висках, а слух будто сконцентрировался только на ней сейчас, на ее возбуждающих стонах, на ощущении поощряющих движений... Сорвало крышу – это еще комплимент.
-Не хулигань, - от ее резкого толчка они потеряли равновесие и упали, но падал первый Том и сумел смягчить жене падение. Обеими руками взял ее лицо, лежа на спине, притянул к себе, сладко целуя по-французски, играя с ее языком, не смог сдержать стона, как почувствовал, что ее напрягшиеся соски коснулись его груди. Тело свело нервной судорогой желания, его словно током от пола отбросило.
-Слушать меня. Без самодеятельности, - яростно прошипел, сгребая ее в охапку, снова прижал к стене, стоя лоб ко лбу, то и дело обменивался с ней короткими поцелуями в губы. В нем будто проснулся зверь, голодный, беспринципный, даже немного страшный. Предохранителей не было с ее первого поцелуя сегодня: он прижал ее к стене, немного жестко гладил попку, двумя руками стянул пижамные штаны и нижнее белье, сразу же поднимая ее на себя, переходя на смакование ее шеи, ноги ее завел себе за спину. Тело налилось приятным напряжением от тяжести ее веса, от чего он лишь сладостно вздохнул. Его сокровище теперь в полной его власти. И по-другому быть уже не может.
Одной рукой накрыл ее напрягшуюся грудь, массажным движением начал водить ладонью по кругу, нежно поглаживая набухший сосок, не переставал целовать ее, будто это было необходимо, словно воздух, важно, чтобы выжить. Заметил, что она почти справилась, дернулся один раз, чтобы его штаны упали на пол, навалился на нее всем телом, прижимая к стене, крепко сжал сзади ягодицы, прорываясь в нее, глуша стоны от долгожданного в долгом поцелуе, но все равно вышло слишком громко. Но ему было наплевать. Он, будто адреналинщик, наркоман, дорвавшийся до дозы, не собирался останавливаться, а только брать и брать еще, пока не получит передозировку. Руки напряглись, удерживая ее на себе, движения участились, губы к губам, поцелуи сквозь стоны, стоны сквозь поцелуи... По венам будто текла раскаленная лава, тело было готово вот-вот разорваться на куски от переполняющего его счастья, от кончиков волос до кончиков ногтей. Дурманящий запах любимой женщины напрочь снес ему голову.

+2

9

Рассмеявшись тихо, Джейн слегка прикусила его губу, прорычала:
- Твоя итальянка, которую ты потерял, кажется, всегда была хулиганкой.
И вновь водоворот сладострастия, жадности и неутолимости голода по нему, отзываясь на каждое движение каждой частичкой своего тела. Грубее становились его пальцы, жестче становилась она в ответ на его бесцеремонное управление ею. Теперь она готова была едва ли не драться с ним, чтобы получить то, что хочется Джейн самой и главное, как хочется.
Спина к стене. Девушка была столь плотно зажата Томом, что не могла властью своей показать ему всего, что творится внутри нее. Мгновение – и вот они уже наслаждаются друг другом, их губы соприкасались, а языки вновь сплетаясь, начали свой страстный, чувственный танец. Его руки блуждали по ее телу, было как розжиг для ее костра, жарко, томительно, хорошо и приятно. Джейн не бездействовала, одной рукой она обнимала Тома за шею, а другой ласкала его торс и спину, зная, что это тоже его возбуждает.
Она застонала когда Флетчер оторвался от губ. Взглянув на мужа, Джейн притянула его к себе, и уже не кроткая девушка перед мужчиной, а та, которую он когда-то пробудил. Истосковавшаяся по его ласке, девушка дрожала в нетерпении, готовая отбросить все прелюдии, а просто любить его. Его пальцы словно волшебники, творили в ее грудью невероятное., периодические сжимая их в своих ладонях.
Стон пронесся по дому, и ему ответили два голоска из детской, но сейчас вряд ли кто-то смог бы вынырнуть из пучины страсти, чтобы узнать, что стряслось с детьми. Ощущение его внутри себя это было сродни взрыву, который напалмом сжигал ее в огне мужчины. Джейн не сдерживала ни стонов, ни свое тело, которое выгибалась от безумных ощущений, она могла представить, что будет с ее телом, на следующий день. Девушка отвечала на его ласки и прикосновения, двигалась ему в такт, когда он снова и снова проникал в нее, их стоны были уже гораздо громче, возможно даже были стыдливо слышны в открытое окно, возле которого они оказались, но девушке было все равно.
- Господи! Том!
Она чувствовала, как по их телам потекло теплое молоко, как стало все сладко и липко, но они окунались друг в друга, забыв обо всем. Джейн вскрикивала на его резкие и сильные движения, пряча стоны в его поцелуях, крепко обхватывая его тело собой, как панда такой вкусный бамбук. Вскинув руки вверх, опираясь ими о стену, Джейн выгнулась, хрипло простонав, содрогаясь от нахлынувшего на нее наслаждения, не переставала двигаться, давая Тому подобраться к ней, испытать тоже, что и она сейчас.

+1

10

Говорят, что самое разрушительное в мире это неуправляемая ядерная реакция. Нет, друзья, ничего подобного. Самое неуправляемое в мире это страсть, страсть двух любящих людей, истосковавшихся по ласке друг друга, даже немного одичавших и из-за этого готовых на все. Когда в голове нет ни одного стоп-сигнала, и никакого регулятора, чтобы как-то сдержать, оградить, перенаправить... нет, да и не нужно! Никому! Незачем!
Взрывы фейерверков по телу, волны наслаждения, накатывающие вновь и вновь, накрывающие с головой... Том словно сошла с ума, умер и воскрес, получил удар током и тяжелейший удар в голову, причем все это произошло одновременно. Умирать и воскресать рядом с любимым человеком – не самое ли лучшее, что только существует на свете? В переносном смысле, конечно, но и буквальность здесь вполне уместна, потому, что ради такой, как Джейн, ради ее любви, жертвенности, нежности и доброты не жалко отдать и одну жизнь, и все, сколько бы их не могло быть.  Но с одним обязательным условием: всегда быть рядом с ней, также сильно любить ее, возвращать ей все сполна, обожать и боготворить, ведь она всем это заслужила, и от брата и от мужа.
Затуманенное удовольствием создание все же умудрилось понять, что долгое отсутствие близости сыграло им наруку, как нельзя удачно: они, как голодные, накинулись друг на друга, как сумасшедшие, будто вот-вот наступит конец света и это последние мгновения...
Том не стеснялся в своих действиях, немного даже удивляясь своей грубости, даже бесцеремонности, но получал такое поощрение от Джейн, самой любимой и желанной, что никак не позволил бы себе сбавить темпа. Ее губы, такие манящие и страстные, мягкие, податливые, как бутоны роз... он никогда не устанет целовать их, пусть даже между делом, но это возбуждало его наравне как ее попытки взять лидерство в их любви.
Толчки его учащались, он стал немного отрываться от своего места, выставил свою руку за е спину, чтобы она не билась о стену, оторвался от губ, перенося все свое внимание ее грудям, на которых застыли капельки молока. Он ласкал каждый языком, ласково, нежно, заигрывающее, возбуждающе, то пуская в ход зубы, то прихватывая губами, дышал и чувствовал мурашки по ее коже от его дыхания, хриплых стонов, слышал ее и понимал, пусть со стороны это и выглядело пошло, но на самом деле ничего прекраснее и идеальнее в мире и быть не могло. Они – две половинки одного целого, в эти моменты на самом деле были едины, полноценны и неимоверно счастливы.
Ее громкий возглас послужил сигналом, да и сам он понимал, что близка вершина, сильнее обхватил ее руками, полностью прижимая к своему телу, обдал жарким дыханием ее шею, с последними движениями изливаясь в нее, немного устало выдохнул. Упал носом в ложбинку ниже горла, поцеловал ее туда, медленно проложил дорожку поцелуев к губам, накрыл их, такие желанные, долгим, чувственным поцелуем, наслаждаясь им, так и не отпустив ее.
-Ты великолепна, родная... самая потрясающая... – шептал в перерывах, переводя дыхание. Да, он определенно сошел с ума. Из-за нее. – Я люблю тебя.
Из детской до них долетел требоватлеьный крик двух возмущенных голосков, будто они знали, что произошло что-то интересное, но без них.
-Не хочу отпускать тебя... – сделал шаг, ища равновесие, а получилось, что сделал толчок. Полурычащий стон мужчины утонул в мягкости губ жены, руки плотно обвились вокруг ее тела, снова прижимая к себе, ища единения и совершенства.

+1

11

Альпенизм... Никогда Джейн не ощущала себя экстрималом, но Том показал ей вершины, которые они покоряли вместе, раз за разом, открывая новое друг в друге, ввергая в омуты тайн, раскрывая те, будто стояли на пике самой высокой горы, и кричали. Только крик был стоном, вершина стена, наслаждение его руки, ее губы и безудержная, нерастраченная страсть.
Оба как выдержанное вино, взрывали "бутылки", разливая себя по всей комнате, жаром заполняя не только себя, но и воздух вокруг них. А в комнате на верху уже требовательно кричала Джордана, которая ревностно звала к себе родителей.
- Меня такой делаешь ты! Только с тобой я становлюсь такой! Ты  мое пламя, я готова в тебе сгорать, ежеминутно, тонуть в тебе раз за разом, зная, что ты меня спасешь! Люблю тебя! Больше жизни, любимый!
Джейн будто срывала с него невидимую ткань, губами покрывая лицо поцелуями, как почувствовала его движения, простонав в ответ. Она не насытилась им. Ей всегда будет его мало. Это ее мужчина. Она нашла его среди миллиона. Он ее сердце, душа. Ее Том Флетчер! И не приведи господь кому-то покуситься на ее счастье, Джи не будет отступать, потому что ей за что бороться! Медленно спустившись с рук мужа, женщина буквально привалилась к нему, улыбаясь:
- Сходишь к детям, я как-то не могу идти.
Подняв голову, Джейн прося, потянулась к его губам, с наслаждением целуя родного мужчину. Том рыча, пошел наверх, а Джи надев трусики, услышала подозраителные звуки со стороны улицы, так и замерла возле кресла. Стук развиваемого окна, заставил ее вскрикнуть. Она отскочила к стене, держа в руке футболку и шорты. легкий ветерок из окна прошелся по ее обнаженному телу, но Дежйн не замечала этого. В комнату проникли двое, третий остался на улице, что-то шепча. Девушка шаря провела пальцами по стене и подняла рычаг выключателя. Гостиную тотчас же залил яркий свет от висевшей под потолком лампы.  Она стояла ни жива ни мертва, а в мыслях лишь Дети, Том! Стихший крик ребенка вновь пронзительно разнесся по второму этажу. джейн дернулась туда, но услышала хриплый голос:
- Стой где стоишь. Иначе твое красивое личико придется латать.
Испугавшись блеснувшего в руках мужчины ножа, она прижалась спиной к стене. крик застрял где-то в мыслях.
- Эй, да это же Ангел из бара. Куда же ты пропала красавица. Шоу потеряло интерес. твоя неприступность всегда так возбуждала. А ты вон что, нашла мужика себе и ротозеев родила. А может ты мама-одиночка? И тебе нужен мужчина для удовольствия.
Второй грабитель, обойдя напарника двинулся в ее сторону, поигрывая ножом.
- Не надо! Берите все хотите. Пожалуйста.
- На сцене ты была более смелая. Станцуешь для нас? Форму ты не потеряла, все также соблазнительна.
Мерзость. Джейн дрожала от того чувства, которое было в тот день, когда ее нашел Том в баре, он видел ее танец, он видел ее открытость перед другими мужчинами. Тогда она думала, что потеряла его, навсегда. прикрывшись рукой, в которой были вещи, Джи не сводила взгляда с мужчины, пытаясь понять, что ей делать, услышал ли Том.
Да, ее муж услышал все. До последнего слова.

+1

12

Близость ее как ожог, по коже и душе, всплеск, брызг, фейерверк... да и вообще, как можно описать состояние, когда ты паришь в небе, совершенно невесомо, в полной уверенности, что точно не упадешь, а если даже и упадешь, будет совершенно не жалко. Потому что испытал такое чувство совершенства, единения, дополнения себя, что если это был последний миг жизни, он был одним из самых счастливых. Быть настолько дополненным, настолько совершенным рядом с человеком, полностью тебе подходящим... очень дорогого стоит. Когда рядом человек, с кем даже сердцебиение совпадает, а дыхание внезапно пропадает из груди, потому что это твоя настоящая половина. Часть самого тебя.
Прикасаться к ней было каким-то таинством, доставляющим истинное наслаждение, таким, что пропусти сейчас по его телу ток в миллионы вольт, чтобы на его месте осталась только горстка пепла, и то, этого было бы мало, чтобы хоть каплю ощутить от того, что чувствует он, когда рядом со своей любимой. Это бесценно.
-М-м-м-м... схожу-у... – проныл, низко, почти рычаще. Тело ныло от собранного там в тугой комок желания. То, что произошло сейчас, было прекрасно, но было неимоверно мало. Тут будто дорвался до чего-то, что тебе сознательно запрещали или просто не получалось этого достичь, получить. И только мужчина собирался как можно дольше насладиться своим запретным плодом, как две семечки со второго этажа потребовали к себе внимания.
-А когда мы успели оказаться на первом этаже? - удивленно воскликнул, целуя жену в губы, нежно, протяжно, показывая, как не хочет уходить от нее сейчас. Но деваться некуда, тяжелыми шагами, стараясь не обращать внимания на нытье в паховой зоне, поднялся по лестнице, сразу же быстро зашел в комнату к детям.
-Так, разбойники, ну это уже совсем не честно, - затянул шнурок на брюках, подошел к кроваткам, встал между, включив музыкальную погремушку сначала дочери, обладающей настоящим громкоговорителем в горле, и только потянулся, чтобы включить игрушку Джереми, за слух холодным ужасом резанул звук разбивающегося окна.
Том никогда не был робкого десятка, на бои выходил, с мафией города дела водил, но сейчас у него есть жена и дети, а это совсем другое. По спине побежал холодок – звук шел с первого этажа, а так Джейн.
-Ребята, ну-ка тихо... – креветочки вроде как и не поняли, что что-то происходит, но по состоянию отца почему-то замолкли. Том включил вторую погремушку, мягкими короткими шагами начал двигаться на первый этаж, плотно сжимая кулаки. Но тут дети поняли, что их оставляют одних и кто-то заголосил. Отец рефлекторно дернулся в сторону кроваток, увидел, что плачет Джереми, растерялся. Внизу жена, здесь дети.
Быстро поднял ребенка на руки, прижал к себе, заглушая крик, покачивая его и кроватку Джорданы, подождал десяток секунд, положил сына назад и быстро рванул вниз, стараясь производить как можно меньше шума.
Их оказалось двое. Джейн включила свет, и Том все мог прекрасно разглядеть. С ножами, плохо...
Стоял в коридоре у лестницы, а там стоял комод с интерьерными мелочами, накрытый красивой льняной скатертью. Джейн обожала этот кусок тряпки, уверяла, что «настоящего сейчас днем с огнем не сыщешь». Придется искать...
По одному поднял вазу, рамку с фото, еще что-то, вслушиваясь в разговор, наматывая полотно на руку. Посмотрим...
-Вон из моего дома, вы, крысы помойные! – прогромыхал, как можно незаметнее возникая у крайнего мужчины из-за спины, но тот его заметил и попытался увернуться. Что ж, ему же хуже – словил с левой руки в ухо хуком, сразу оседая на пол. Флетчер стоял, как на ринге, губы плотно сжаты, смотрит на мразь из подлобья,  принял стойку, постепенно наступая на него. Том даже не слушал, что тот попытался возникать, все его внимание было сейчас сосредоточенно на предстоящем ударе и на блестящем лезвии ножа.
-Джейн. Отправляйся на верх, вызови полицию, - спокойно, но отрывисто, на выдохе. Эти твари не могли не слышать детского плача. Как только жена попыталась сделать шаг, как тот мужчина кинулся на нее, потому что был ближе. Том, уже не помня себя, в пару прыжков оказался рядом, завернутой в тряпку рукой ударил по его руке с ножом, отбивая оружие от жены прочь, локтем ударил грабителя в лицо. Того откинуло назад, а Том просто вытолкнул жену прочь из комнаты. Сразу вышел напротив человека, размазывающего по лицу кровь, повел плечами, встал в стойку.
-Иди сюда, будь мужиком, тварь...
-Том...
Слабый родной голос, и слова бросило в холод: повернулся так, чтобы увидеть и Джейн и того парня, и замер, ведь к ее горлу нож приставил другой.
-И сколько же вас здесь, сволочей? – в голове уже начал складываться план действий, и боксер тихо начал двигаться в сторону жены.
-Милая, поговори со мной... не бойся... ты давно не готовила нам яблочного пирога, правда? Нужно это исправить, не считаешь?

+1

13

За пять лет работы в клубе Джейн не испытывала столько страха, сколько сейчас. Ее карьера давалась трудно. Заработать репутацию неприкосновенности было крайне тяжело. Все почему то считали, что раз танцуешь, значит можешь и переспать. Ее дружба с охранниками, которым она как врач частенько оказывала услуги, а потом и семьям, спасала даже от нападок начальника. И лишь один клиент, Винцензо, не выказал желания привата, а лишь стал ее совестью. Все остальные грозились едва ли не лишить ее красоты. А потом, спустя время, все наладилось, и никто не посягал на нее, а лишь смотрели ее выступление.
Смотря, как Том яростно сбивает с ног одного из грабителей, оттесняя ее саму к лестнице, Джейн всхлипывая, натянула на себя майку, спотыкаясь, шла спиной вперед, едва цепляясь пальцами за стену. Господи! Что же это такое! Мир сошел с ума! Увидев сверкнувший в руке нападающего нож, девушка в немом крике произнесла Тоооооом, но ничего кроме рыка мужа и охов падающего не было слышно. Джейн буквально вылетела как ядро из пушки в коридор от мощного толчка мужа, хватаясь за перила. Но тут почувствовала холодную сталь у горла, замерев, забыла, как дышать.
- Думаешь так все просто, Ангел, - шепот обжигал ее шею, кончик языка прошелся по трепещущейся жилке. – Поднимаешься, и идем обратно.
Едва заметно кивнув, женщина, перебирая руками стене, поднялась. В гостиной тихо прошептала:
- Том….
Как? Что делать? ее мысли лихорадочно скакали, и она едва слышала мужа, отступая за грабителем, который тянул ее назад, надавливая на горло. Она будто вспомнила, что ее руки свободны.
- Ты че придурок за чушь несешь?
В ее ухо будто прорычали так громко, что понять испугалась она или нет, нельзя было. Но ее рука резко прошла меж ног мужчины, сомкнув пальцы на его паху, едва не выкручивая достоинство, чувствуя как сталь ножа чуть отошла, в ее плечо грабитель вцепился крича от дикой боли. Они стали заваливаться, как Джейн ощутила, что ее как куклу выдернули и бросили опять в сторону коридора. Долго не думая, девушка карабкаясь по ступенькам, слетела в детскую, закрывая дверь резко, что тут же по комнате разнесся плач детей, сама же нервно перерывая вещи, искала телефон.
Должен быть хоть какой то!! Что творилось внизу она не слышала за плачем детей и своими рыданиями вперемешку с мыслями и причитаниями. Да!
Набрав номер полиции, кое как смогла произнести свой адрес и фамилию, как почувствовала такую слабость, что свалилась у стены, глядя в пустоту комнаты. А дети будто поняли, что в этот раз их требования никто не выполнит, замолчали.

Отредактировано Jane M. Flatcher (2014-11-05 13:54:14)

+1

14

Сталь около горла любимой вдруг стала для него настоящим шоком, словно такая явная опасность, по краю которой он балансировал с того момента, как спустился лицом к лицу к трем мужчинам, именно сейчас показала ему свое истинное лицо. Том только сейчас не на шутку испугался, потому что сейчас эфемерная угроза жизни любимого и дорогого человека стала реальной. И эта реальность боксера совершенно не устраивала.
По спине побежали мурашки, что мужчина только передернул плечами. Так, спокойно, не дергайся сам... Это просто напросто такой же поединок, как и все остальные в твоей жизни... чего страшного? Ничего. Все просто. Подошел, ударил. Ее себе за спину. Все. Ничего сверхъестественного. Ты сейчас больше собираешься с мыслями, если что.
Сверлил взглядом эту тварь, схватившего его жену, что дало другому возможность подумать, что вниманием он обделен. Слава Богу, третий разбойник так и лежал без чувств и не представлял угрозы, но это пока. Один против троих Флетчер не выстоит, это факт, поэтому нужно действовать быстро, спокойно, хладнокровно.
Постепенно придвигаясь к паре у лестницы, Том соображал, где жена прячет продуктовую пленку в кухне, потому что скотч пытаться найти- настоящее безумие, они все успеют очухаться и или убить их всех здесь, или убежать. Тома ни один из вариантов не устраивал.
Не успел мужчина и замахнуться, как жена все сделала сама. Том даже на секунду оторопел от такого запрещенного приема с ее стороны, что чисто по-мужски он где-то в глубине души очень посочувствовал этому мужчине. Но не сейчас, не вслух. Но пришлось быстро приходить в себя, ведь они оба начали оседать на пол, а это могло обернуться чем угодно, поэтому Том все же замахнулся, ломая грабителю нос, в прямом смысле вырывая жену из его цепкой хватки. Надеюсь, ты сделаешь так, как я тебе сказал.
Плечо слева как обожгло – как обезумевший, второй просто напросто начал верещать, как студентка с мужском душе, и полоснул его ножом по руке. Грязные примы шли в ход с обеих сторон.
Рука болела не слишком сильно, и рана не помешала боксеру отправить сволочь апперкотом в нокдаун.
-Какого хрена вы здесь забыли уже не важно, - вернулся к другому, лежащему на полу и схватившему себя за мотню в области паха. – Но вы крупно ошиблись, - взял его за ворот футболки и хорошенько дважды приложил его затылком об качественный паркет из дуба. Хотелось бы три, но тот уже отключился, да еще и Тома немного заляпал кровью из носа.
-Так, - костяшки пальцев болели, но парень поднялся и наступал на Флетчера, тоже размазывая по лицу кровь – рассечена бровь. В руках вес тот же нож, но и Том тряпку с руки не скидывал. Один замах, два: а Том поднырнул его под руку, ударил в солнечное сплетение, а потом и по затылку.
В зоне кухни валялись три бесчувственных тела, и тренер, стараясь как можно меньше двигать левым плечом, довольно быстро нашел в одном из верхних ящиков пищевую пленку и хорошенько смотал всем троим ноги и руки. Не навек, но все же помучиться заставит и освободятся не сразу.
Внезапно накатила какая-то слабость, апатия, пока поднимался по лестнице. В мозгу мантрой билось «Джейн. Дети», но шок и большой адреналин оставили его пока без сил. Когда он толкнул дверь детской, Джейн была в примерно таком же состоянии.
Закрыл за собой дверь, забаррикадировал ее стулом, подперев им ручку, опустился рядом с женой, обнимая ее, прижимая к себе. Волосы как всегда, пахли божественно, и этот запах помог ему придти в себя.
-Ты вызвала копов? С детьми все хорошо? – поглаживал ее по волосам, зарывшись туда носом, что голос звучал немного глухо.

+1

15

Никогда еще Джейн не было так страшно. Она, сильная женщина, сейчас была так напугана, что ослабевшая от внутренних кошмаров, сидела на полу, слушая что творилось внизу. Помочь Тому женщина не могла ничем, лишь лишний раз подставила под угрозу себя и его, появившись. Поэтому оставалось молиться и ждать, когда откроется дверь и войдет муж, целый и невредимый. Посмотрев на кроватки, в которых притихли, а может все уснули дети, Джейн расплакалась. Джереми и Джордана это ее долгожданное счастье, которое она думала никогда не получит в жизни, Том, ее Флетчер, который за год сделал ее самой счастливой женщиной на свете, сейчас оберегал свою семью, защищая от угрозы. Джейн повернулась лицом к двери, словно в пустоту, смотрела на молчаливую преграду, отделяющую ее от любимого мужчины.
Очнулась она лишь, когда сильные руки мужа прижимали ее к себе, а родной голос тихо спрашивая, успокаивал. Джи лишь кивала, плача, хваталась за его сильные руки, пытаясь скрыться от всех в его объятиях.
- Да, - всхлипывая, она как ребенок пряталась на его груди, - с детками все хорошо. С нами со всеми все хорошо, ведь у нас есть ты. Том!
Она перебралась к нему на руки, сильно обнимая мужа за шею, тихо продолжала плакать. Только слезы были от счастья, что все кончилось, что сейчас прибудет полиция.
Далекие сирены полицейских машин приближались. Завизжали тормоза. Джейн встрепенулась, поднялась и, оказавшись возле кроваток, прижала ладонь ко рту. На нее внимательно смотрели притихшие сын и дочь. Они все понимали! Посмотрев на часы, Джи поняла, что кормить их через час, а она сама еще не ела, да и кусок сейчас в горло не полезет. В доме раздался звонок, и мегафон оглушил улицу:
- Дом тридцать шесть окружен. Попытка к бегству будет предотвращена любым способом.
Джейн посмотрела на мужа, который поднявшись, лишь кивнул, вышел из комнаты. Поцеловав детей, женщина пошла следом, боясь оказаться в гостиной, ведь она не знала, что там произошло после ее бегства наверх. Осколки окон оросили полкомнаты, перевернутая мебель, на полу пятна крови. Появились полицейские и дежурная бригада скорой помощи, ее знакомые. Все были в шоке от увиденного, а Тома уже допрашивали на кухне, и оттуда же выводили кое-как очухавшихся грабителей.
- Джейн! – ее напарница обняла женщину, которая вновь расплакалась, дрожа. – Ну, все уже позади. Садись, осмотрим тебя. А потом и Тома.
Купер очистил кресло, и Флетчер присела в него. Чувствуя как мокрая майка прилипает к ее телу, Джи посмотрела вниз. Молоко едва не струилось по ее телу. Сама майка была кое-где порвана.
- Мне надо покушать. Мне кормить малышей скоро.
- Сиди, я принесу.
Получив через несколько минут кружку горячего чая с молоком и бутерброды, женщина оглянулась на кухню, где стоял Том и полицейский. Она увидела на плече мужа порез, который буквально выворачивало, столь глубоким он был.
- Том! Рука. Его рука.
Готова была все бросить и мчаться помогать любимому, была остановлена.
- Сейчас все ему сделают. Ты не один хирург тут. успокойся. Иначе молоко пропадет. Ешь.
Джейн не сводила взгляда с мужа, ловила каждый его жест, взгляд, который он дарил ей, подбадривая. Ее Флетчер всегда улыбнется, лишь бы она не знала страха и печали.

+1

16

Такого не пожелаешь пережить никому, ни врагу, ни особенно другу. Такого страха Том не испытывал еще никогда в жизни, даже пред противником, которые выступал не в его весе и мог легко его раздавить просто своим весом. Но тогда не бояться заставляло осознание того, что тебе всего ничего лет, ты молод и силен и тренер уже сообщил тебе, куда следует бить, чтобы этот буйвол свалился к чертям собачьим. А сейчас совсем другое дело – сейчас ты глава семьи, ты не просто несешь за них все ответственности, которые только можно придумать, но и безмерно любишь их, что угроза потери становиться равносильна только смерти, твой или их. И не иначе. Многие говорят, что мужчины не должны плакать. Нет, должны. А еще и бояться. Ведь именно чувства и эмоции делают тебя настоящим человеком, а не бездушной машиной.
Прижимая самое дорогое, что есть в жизни, целовал е мокрое от слез лицо, сам готов расплакаться от того, что накатило непонятное облегчение, что все прошло, все закончилось. Дети неестественно для них притихли и слышно было только дыхание троих и тихий плач.
-Все хорошо, моя родная, любимая, хорошая моя... все прошло, все позади, прошло все... – гладил е по волосам, по плечу, спине, крепче прижимая к себе, словно вбирая в себя ее боль. Она мать, ей каково было, Том даже представлять не пытался.
Улицу оглушил гул сирен и мегафона, Джейн вскочила и Том было дернулся за ней, но напомнила о себе рана на руке. Оглянувшись, боксер заметил, что запачкал стену. Не забыть бы оттереть позже...
-Я пойду вниз, - коротко поцеловал жену, проведя рукой по ее плечу, мол, успокойся, все закончилось, вышел из комнаты. Присутствие полицейских вернуло силы и уверенность, слабость как рукой сняло, и в разгромленной гостиной хозяин дома появился вполне бодро, в нормальном виде.
-Здравствуйте, офицер, - ответил на приветствие мужчины в черной форме, который по-хозяйски повел его в их кухню, а мимо них вели прочь очухавшихся грабителей. Флетчер не чувствовал к ним ничего, только лишь опять зачесались руки. Но это уже не его проблемы.
-Мы с женой были в детской комнате, успокаивали малышей, потому что они проснулись. Потом жена спустилась вниз, чтобы поесть самой, она грудью кормит. Наши дети еще малы. И я услышал звон разбитого стекла. Спустился, увидел все. Замотал руку скатертью. Вырубил одного, пошел на второго. Дотянулся до него, но не совсем, потому что третий схватил мою жену. Потом обезвредил всех. Вкратце все, - сидя на стуле четко рассказал все, что произошло даже не зная за сколько времени, подождал, пока все запишут, увидел, что спустилась Джейн. Вот она выглядела неважно, и от этого защемило сердце.
-Офицер, можно пока не допрашивать мою жену? Она пережила стресс, мы утром приедем в участок и все подробно расскажем? – заискивающе глянул на полицейского, которому самому явно на ночь глядя не хотелось заниматься бумагомарательством, что несказанно успокоило Тома.
Когда его отпустила полиция, он сразу попал в руки медиков. Джейн их явно знала, потому что ей уже занимались, к тому же, она сидела и кушала. Том искренне улыбнулся ей, беря за руку, пока его под обезболивающим зашивали.
-Все закончилось, моя фея. Все прошло.
Но окончательное облегчение он испытал в своей постели, прижимая к себе жену, когда они оба, совершенно вымотанные этим, договорились появиться в участке ближе к вечеру, выпроводили всех, Джейн занималась детьми, а он сам кое-как заклеил плотным целлофаном выбитое стекло и вызвал матера на завтрашнее утро.
Одеяло давало тепло телу, а ровное от успокоительного дыхание жены спокойствие души. Усталость обухом ударила мужчину в затылок, глаза закрылись сами собой и он уснул, пообещав себе установить сигнализацию на каждое окно и дверь. Даже на чердак и подвал.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Простые житейские истории