Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Он, она, автомобиль и Париж. Их спектакль продолжается. Акт 2


Он, она, автомобиль и Париж. Их спектакль продолжается. Акт 2

Сообщений 1 страница 20 из 40

1

Участники:Alexandr Wolf, Lena Schneider
Место:Париж. Франция
Погодные условия: тепло и ясно.
О флештайме:увидев свет, мы цепляемся за это как за спасательный круг. Находя кого-то, мы прячем его от всех, чтобы сохранить. Обретая друг друга мы делаем все, чтобы быть рядом.

Отредактировано Alexandr Wolf (2014-08-15 15:09:42)

+1

2

Прошло несколько дней с момента, когда я узнал, что у Лены скоро день рождения. Никакие уговоры не помогли, меня уже было не сбить с намеченного курса.
-Хочешь не хочешь, а день рождения отметишь со мной,-заявил я тогда смеясь.
Пока у меня нет идей для подарка, но я активно над этим работаю. Иногда, пробегая мимо Лены, я делаю загадочное лицо и чешу дальше, довольный произведенным эффектом. Так же, мне стало известно, что ее друзья соберутся в Париже.
-Мой статус - "лучший друг Лены Шнайдер",-с важным видом объявил я, попивая чаек,-а это значит, что после моих поздравлений, я сопровожу тебя на вечеринку. И буду следить за тем, чтобы тебя там не запоздравляли до смерти.
В намеченных числах я полностью свободен, а это значит, что вылет во Францию неизбежен. Вот только в том городе витают давние воспоминания, но я думаю, что справлюсь с ними как с комарами. Все давнее - должно быть сдано в архив как бумаги. И только изредка можно возвращаться к ним, а к особенно теплым надо возвращаться уютным вечером, наслаждаясь как старым фотоальбомом. Кстати, об архиве. Три пухлые папки были успешно разобраны в рекордно быстрый для меня срок. Моя голова была занята другим. Мне хотелось подарить ей что-то эдакое, но не пафосное. А в остальном, мы продолжали ту же жизнь: гуляли в парке, носились по дому и дрались подушками, попивали чай (как холодный, так и горячий), работали, сидя неподалеку друг от друга, и спорили, какое лучше посмотреть кино (так же, это решалось на "камень-ножницы", ума не приложу, кто мне об этой игре рассказал).
На листах ватмана красочными и большими буквами я написал : до вылета в Париж осталось..., а еще несколько листов ушло на количество дней до вылета. Я совсем не ленился менять их каждый день. Я считаю, что это добавит веселья и затмит собой немного нервные сборы в дорогу. Ведь надо все собрать и неизвестно еще, когда мы сюда вернемся.

+1

3

Я устала спорить с ним. Как танк, завязший в болоте, Саша упорно предпочитал быть в этом болоте со своим желанием и ни в какую не соглашался на мои доводы.
- Хорошо! – я подняла руки вверх, будто сдаюсь, - согласна. Но ты должен все уладить на работе, чтобы не получилось такого «Саша! Срочно возвращайся!» и радость от Парижа пропадет так и не успев вообще появиться.
В нашу жизнь добавились приключения по сборам. Я пыталась рационально подойти к вопросам вещей. Но как оказалось у меня их за полтора месяца проживания в Сакраменто скопилось больше, чем могло поместиться в чемодан, с которым я прилете сюда. Саша был отправлен в магазин за саквояжами мне и ему (у него нет вообще ни сумки), и он привез три!
- Куда столько и такие большие!
Но как оказалось, один заполнился очень быстро. Будто мы уезжали отсюда навсегда. Вернее я да, а вот Саша вернется. Он бредил Европой, особенно родиной. И я предложила стать его проводником в прошлое, настоящее в Германии, которую знаю, как свои пять пальцев.
Я звонила в аэропорт, смотря на плакат, на котором было число вылета 19 августа, и ждала ответа диспетчера.
- Вот ты ж. Смотри. Техники стало больше. Я привезла только планшет… Да девушка, здравствуйте. Забронировать билеты до Парижа на 19 августа реально еще? – я ходила по квартире и подкидывала Саша вещи, чтобы сложил. – Да? это прекрасная новость. Два, первый класс. Отлично. Вылет в девять утра. Шнайдер Лена и Вольф Александр. Забирать билеты с брони… - Я посмотрела на Сашу, который показывал на себя. – Вольф Александр, на него заказ идет. Да. Спасибо. Доброго дня вам.
Я положила трубку, задумалась.
- Саша, а ведь нужна машина в Европе. Тут решать тебе какую возьмем на прокат. Я и на автобусе прекрасно езжу.
Я присела на диван, задумчиво смотря на Сашу.
- Ты перевернул все верх ногами в моей жизни. Все кубики перемешались. Лучший друг, - я рассмеялась, запустив в Сашу кажется его брюками, которые выудила из чемодана.

+1

4

-Автобус?-я задумчиво почесал подбородок,-ну не знаю. Не знаю, поверишь или нет, но я в своей жизни лишь пару раз катался на автобусе.
Я со смехом поймал свои брюки и закинул их в чемодан, а потом оглядел количество вещей для нашей поездки.
-Такое чувство, что мы навсегда отсюда переезжаем.
Я еще раз прикинул, что еще нужно положить. Но кажется это.
-В общем то я не против отсюда убраться. Дайте мне уютный домик в Шварцвальде! И я проведу там старость!-я засмеялся и хлопнул в ладоши, объявляя сбор чемоданов завершенным.
-Нет, я серьезно! Годам к шестидесяти я покину большой Берлин и поселюсь среди гор и зелени,-я мечтательно щурился, шлепая на кухню за холодным чаем.
-А представляешь, что мы годам к семидесяти - восьмидесяти такими же останемся?-я развеселился,-и вместо того, чтобы делать заготовки на зиму, будет скакать и гоняться друг за другом, потрясая палкой и вставными челюстями!
Я покатывался со смеху.
-Будем бегать и орать на весь Шварцвальд! А внуки будут нас домой как детей загонять и без мороженки оставлять!
Мы снова прыснули со смеху.

-Знаешь, я просто чертовски рад, что рядом есть Лена Шнайдер,-мы дышали свежим воздухом на лавочке в парке,-моя жизнь меняется в лучшую сторону!-я улыбался и подставлял лицо свежему ветру.

+1

5

- Я приехала с маленьким. А уезжаю с каким, - показала на огромный чемодан. – И когда только успела накупить столько. Хотя там вещей не так много, как сувениров.
Родители предупреждены о ее возвращении, хоть и не скорое домой оно будет, нов се же Европа не Америка, все ближе к дому. Друзья во всю готовили конференцию по презентации французского представительства сайта, в ожидании одного из основателей, то есть меня.
- О какой старости разговоры ведешь! Ты молод, бери от жизни все, что она дает и прячет. Находи, забирай. Тоже мне мечты назвал.
А дальше фантазия Саши понеслась не то что вскачь, галопом. Мы смеялись долго, представляя все это себе. Но где-то далеко жило разочарование, что такого не случится. Ну с Сашей нет. А со мной, если только найду себе мужчину в чем почему то я сомневаюсь. Еще никому не удавалось меня выдернуть из моей страсти по женщинам так, что я готова была порвать с этим и отдать себя в руки мужа, а потом и ребенка. Слишком долго я была независимой. Да и какой муж поймет ее вечные тусовки, концерты, командировки, общение ночами с людьми нетрадиционными во многих смыслах среднего обывателя.
В парке было так хорошо, политый газон давал свежесть, а легкий ветерок будто ласкал кожу.
- Что так официально, - я рассмеялась, - лучше, наверное, Элли. Ведь именно так ты меня узнал под таким именем. Я до сих пор думаю, что было бы, если бы на фестиваль отправилась другая девушка. Мы бы с тобой так и продолжали бы общаться в интернете, и вряд ли бы встретились. Ты слишком замкнут, Саш. А за последний месяц я вообще не узнаю тебя. Разительные перемены, но такие приятные.
Я скинула мокасины, и, положив ноги на лавочку, по привычке, облокотилась спиной о его плечо.
- Европа уже не та, которую ты покидал. Сможешь ты там зацепиться, найти работу, а главное найти друзей, то проблем не будет. В Сакраменто все спокойно, Европа как вулкан. Но я попробую тебе помочь с работой. С друзьями не обещаю, хотя в Париже будут мужчины.
Я зевнула. Поднявшись, потянула Сашу домой. Нам завтра рано вставать, чтобы без проблем улететь, а еще есть дела незаконченные.

+1

6

Я с трудом разлепил глаза. Было раннее утро. У нас есть пара часов в запасе, чтобы все собрать и ехать в аэропорт. А там уж не знаю, сколько провозимся. Но в любом случае, по моим подсчетам, мы должны успеть.  Первые полчаса я ползал медленней мухи и натыкался на все подряд, потому что мои глаза упорно не хотели открываться, а организм активно отказывался просыпаться. Кофе немного исправил ситуацию. Хотя я его не люблю, но сегодня он был необходимостью. Вот как лекарство, не любишь, а надо. Я вышел на балкон и немного подышал легкой утренней прохладой.
-Ну что, Сакраменто?-я глядел на город слегка посмеиваясь,-не знаю, когда увидимся. Скучать не обещаю!
Я улыбаясь повернулся к Лене:
-На этот раз я говорил с городом. Я странный.
Без приключений мы добрались до аэропорта, повозились с документами и багажом, а потом у нас оставалось меньше двадцати минут до посадки. Это время пролетело быстро.
-Я второй раз в жизни летаю самолетом,-я повернулся к Лене, когда мы заняли свои места.
Я даже рассмеялся:
-И автобусом я пару раз катался и самолетом один раз. Насчет водного транспорта вообще молчу!
Поначалу я бросился к окошку и стал рассматривать причудливые облака за бортом. Меня действительно это удивляло как пятилетнего мальчишку! А потом я вырубился почти на весь полет. Разбудила меня Лена примерно за полчаса до посадки.

+1

7

Поднялась я легко. Наверное в предвкушении поездки, ведь я возвращалась домой из душного Сакраменто. Приготовив завтрак, состоящий из тех продуктов которые остались у нас, а это сыр и багет, что получились ароматные горячие бутерброды, сварила кофе, но для Саши приготовила чай, если захочет. Искупавшись, как султан с полотенцем на голове, продила по квартире, напевая себе под нос что-то из детского репертура, собирала остаки вещей.
Смотреть на Сашу без смеха я не могла. Сонный, со спутавшимися кое-где волосами (мне очень нравилось то, как ему шли длинные волосы, иногда я даже заплетала его, сидя на грядушке дивана, и мы смотрели какой-нибудь фильм), он бродил по квартире, а я как в игре «Горячо-холодно» направляла его то в ванну, то на кухню.
Мои сборы быстро подошли к концу. Одевшись, по привычке распустив волосы, я стояла и осматривала квартиру, где я была счастлива, где я обрела по истине друга, и вот теперь я его краду. Мне было приятно ощущать себя воровкой. Весело.
- Странный. Ничего, это лечится, - я рассмеялась, уворачиваясь от подушки.
Толпа. Все куда –то бегут, глаза как будто увидели Годзиллу. Мы нагруженные тремя чемоданами, сумками на плечах, пробились к нашему окну. И тут волокита завертела нас. досмотр это еще та каторга. Я выдохнула, когда нам поставили печати, позволяющие идти на посадку. Взяв Сашу под руку, придерживая волосы, которые нещадно трепал ветер, мы пошли к самолету. И какое было облегчение, когда опустилась в кресло, представляя блаженство одиннадцати часового перелета.
- Ну если подумать, то это явно не последний раз ты делаешь. Ведь еще вернуться придеться тебе. Я поняла. Ракету не обещаю, а вот катер или корабль можно, автобус, - я рассмеялась, - я покажу тебе прелесть этого транспорта сразу по приезду. В гостиницу поедем на нем. Поездка называется «Выполни квест как не растерять все чемоданы и добраться до кровати».
Ничего за окном меня не интересовало как Сашу, и вытащив электронную книгу, я принялась читать. Не заметила как он уснул. Лишь попросила у стюардессы одеяло и подушку для Саши. Я не могу спать в самолетах. Поэтому я читала, пока спал Саша, сочиняла музыку, расписывая нотный стан. Потом я поела, Саша промурчал что-то типа Нет, я сплю.
Через полчаса объявили готовность к посадке. Я убрала все вещи, пристегнулась. Потрепала Сашу по щеке:
- Подъем. Ты проспал обед, ужин. В Париже останется тебе только полночник.
Проблем с таможней не возникло. Выходя в зал, преодолевая барьеры, я услышала крики. Помахав друзьям, я остановилась, ведь Саша нагружен двумя чемоданами и в чужой стране, не бросать же его.
- Ну вот и первая волна цунами «Друзья Лены». Готов?
Я рассмеялась, раскрывая свои объятия Георгу и Афелии. Познакомив их со своим «похитителем» (прочно это слово прилипло к Саше), я попросила подождать нас в гостинице. На меня смотрели как на лишившуюясю разума. Я отказалась от комфортного автомобиля.
- Я объясню по приезду. Пожалуйста.
Автобус мы прождали около получаса. Потом всю свою поклажу кое как загрузили внутрь. Ночные дороги были пусты и мы быстро добрались до гостиницы.

+1

8

-Gute Nacht !!!-проорал я, надеясь, что в этой шумихе меня услышат.
После многочасового перелета и смены часовых поясов, я чувствовал себя довольно бодро. То ли потому, что проспал весь полет, то ли потому, что сменил обстановку и прилетел не один, а с Леной. Еще и друзья ее позитивом заразили.
-Автобусы всегда с таким интервалом катаются?-кажется, я задал немного глупый вопрос, но мне, не знающего сего транспорта, можно простить. Погрузив чемоданы, мы забрались в автобус. Я снова прилип к окну, но почти ничего не увидел там. Я коснулся лбом стекла, а потом отвел голову в сторону. Надеюсь, оно не грязное?

Итак, мы оказались в номере. Я возвестил о том, что голоден как волк. Лену я пропустил первый в душ. Номер наш двухместный, но кроватей две штуки. Хм, кажется любвеобильные французы на ресепшн нас не поняли.
-Встретишь ням ням, ладно?-я улыбнулся Лене и скрылся в душе.
Итак, мы расположились на одной кровати и стали полуночничать. Лена ела мало, а я налетел как с голодного края.
-А не такой уж страшный этот зверь автобус,-проговорил я, жуя.
-Можно так и по городу передвигаться,-предложил я,-или я не знаю, на что подписываюсь?-я рассмеялся.
Я прилег на кровать и уставился в потолок.
-Какие планы на завтра? Во сколько встаем?
Мы еще немного поболтали, уже когда улеглись каждый на свою кровать. А потом крепко уснули и, кажется, я первый.

+1

9

Номер оказался уютным. Но две кровати, а вернее один на двоих нас насмешил. Но мы привыкли жить вместе. Так что это даже комфортно обоим. Я вытащила белье и пижаму (ну как пижаму, шорты и майку) скрылась в спасительном душе, который расслабил меня. После полетов я всегда чувствую огромное напряжение, не знаю почему. Вероятно упасть боюсь. Но все благополучно.
Выйдя довольная, я взялась за телефон, чтобы позвонить родителям. Хоть мне и тридцать будет, но беспокойство предков растет с геометрической прогрессией. Саша уже заказал ужин в номер.
- Мам, привет, - я улыбалась, вытирая волосы, - да,  в Париже. Все хорошо. Прости, но друзья настаивают на праздновании тут. Мы потом с вами посидим, как я приеду. Да. завтра презентация нашего французского отделения сайта. – в дверь постучали. - Ouvert, entrez (1), да мам. Не смеши меня. Выучила французский. Одна две фразы. – Я рассмеялась, доставая из кошелька чаевые, - merci bien (2). Конечно, я сделаю для вас презентацию. И еще, я привезла вам подарки от индейца. – я слышала как отец вырывал трубку, - спокойной ночи мам, дай папу, иначе он ругаться будет. – я вновь рассмеялась, - привет. Все у меня отлично. Я в гостинице. Зачем квартира? Да, пап, я не одна. Прекрати! Я потом вас познакомлю. Обещаю. Завтра после конференции ждите с мамой почту. Я вас люблю! Доброй ночи!
Мы с Сашей сидели на кровати, поедая французский ужин. У меня особо аппетита не было. Волнение перед завтрашним. Да, вовсе не то, что Саша рядом. А может и это. Не думала я.
- Не страшный? Завтра я не разрешу тебе такси. Ты стойко выдержишь все прелести городского автобуса. Ты просто не знаешь.
Позвонив, чтобы забрали посуду, я сидела на кровати и расчесывала волосы, иначе утром я просто их обрежу.
- Завтра открытие и презентация нашего сайта здесь. Потом фуршет. Я разбужу тебя.
Заплетя косу, я легла. Болтали о всякой ерунде, и даже не заметила как уснула. Хоть и сплю я мало, но крепко.
Утро пришло быстро, или я не посмотрела на часы, когда засыпала. Но я была на таком нервном подъеме, что из рук все валилось. Никогда я так не волновалась. Достав платье столь необычное в моем гардеробе – мой атрибут на все мероприятия светские, я тихо бегала по номеру. Не знаю, но такой образ был закреплен за Элли Шнайдер, по-другому меня, кроме своих не знают. Я не знала, в чем будет Саша, поэтому подумала, что ему хватит получаса для сборов. Открыв ноут, я связалась со своими. Кто где остановился. Видео конференция сменялась одна на другую. Я отвернула от спящего парня экран, чтобы мне не задавали море вопросов. Суть да дело, а время неумолимо мчалось вперед. Заказав завтрак, я разбудила Сашу, сама же на ходу мастерила себе подобие прически (люблю лохматой в прическе быть или распустить волосы), но сегодня вновь я буду в более официальном стиле.
- Саша, подъем. Тебе еще собираться. Через два часа надо быть на месте. Мне нужно. Хочешь побудь тут, я потом за тобой приеду на фуршет и прочее.
Налив чай, я села за ноут, обсуждать детали, предоставив Саше окончательно самому проснуться.

(1) Открыто, входите
(2) Спасибо большое

+1

10

Я сел на кровати и потер ладонями лицо. Я замотал головой.
-Я еду с тобой! Чего мне тут делать?
-Ты шикарно выглядишь!-заулыбался я.
Еще вчера меня посетило непонятное чувство, что-то похожее на волнение, только противней и оно будто цепкими пальцами сжимает все внутри. Я подошел к окну и распахнул шторы. И тут я просто задохнулся, у меня чуть не подкосились ноги. Нет, на меня не подул ветер, солнце не ослепило меня. Сторона наша западная, поэтому все эти сюрпризы от природы достались не нам. Город просматривался далеко вперед, блестели на солнце окна и крыши, а чуть правее был виден шпиль Эйфелевой башни. Но сразила меня не красота Парижа. Я отвернулся от окна и прошел в ванну. Прохладная вода меня освежила, но мысли продолжали хаотично скакать в моей голове.
-Вот блииин! Ты права была! Нельзя ложиться спать с мокрыми волосами, не расчесав их!-я посмотрел на свое отражение,-знаешь, я верил, что у меня слишком короткие волосы для такого катаклизма!
Я подошел к Лене и протянул ей расческу:
-Надеюсь, это не займет много времени?-я слабо улыбнулся. Я сел спиной к ней. Можно было вдоволь морщиться, сваливая это на распутывание волос.
-Как же ты справляешься с волосами как у Рапунцель?
Ну вот, ты даже смог пошутить!-подбадривал я себя,-авось, к обеду и полегчает!
-Спасибо!-подскочил я и метнулся к шкафу.
Я оделся за пару минут и мы с Леной уже выходили из номера.  Я пытался улыбаться, а это значит, что не все так плохо. Просто мне нужно постоянно что-то делать, чтобы отвлечься от того, что пришло в голову без моего ведома и не хочет оттуда выметаться.
Мы вышли в теплое утро Парижа. Я незаметно тряхнул головой.
Просто любуйся видами города,-велел я себе,с того раза много чего изменилось!

+1

11

Я улыбнулась. Саша такой по утрам, что во мне просыпается совесть, что я его бужу.
- Хорошо. Со мной так со мной. Будет мне компания. Но, я обещала что автобус? Так вот. Готовься, - я крутилась возле зеркала, пытаясь шпильками заколоть пряди, которые едва прихватила щипцами, превращая те в аккуратные локоны. – Спасибо, я рада, что тебе нравится.
Я не обратила внимания на Сашу, который стал задумчив, потому что меня уже оторвали от самой себя очередным звонком, но уже по телефону. Я была почти готова, осталось сложить сумку, когда Саша с печальным взглядом протянул мне расческу.
- Ты просто, наверное, забыл бальзам. Сейчас все сделаем.
Я аккуратно пальцами распутывала ежик на его затылке, едва касаясь расческой его.
- Я всегда заплетаю. Но с такой длиной никогда не мучилась хвостами. Да и сейчас лишь сплю со стянутыми волосами. Ты же видел. Обожаю быть банши, лохматой.
Локон за локоном, я освободила волосы Саши из плена, оставляя их ровными прядями на спине. Я залюбовалась игрой цвета его черных волос. Они переливались.
- Все, ты приведен в порядок.
Мы шли на автобусную остановку, и я обратила внимание, что Саша какой то дерганный. Остановившись, я повернула его к себе.
- Так. Или ты говоришь, что с тобой, или я никуда не иду как и ты. Что случилось, если вчера все было просто замечательно.
Я видела автобус на светофоре, и если мы на него не сядем, то опоздаем на пресс-конференцию. Получив немой ответ лишь кивком головы Все нормально, мы пошли на остановку. Вернее шел Саша, я за ним за руку. Это вошло в привычку. Мой телефон разрывался, что отвлекало от Саши, который просто сидел в автобусе и смотрел на улицу. Я не могла оставить это просто так. Я видела перемены в нем. Положив ладонь на его, я разговаривая, кивала ему, вопрошая Что случилось?

+1

12

-Кажется, это перелет так сказывается на мне. Скоро бодрячком буду,-улыбнулся я. А на самом деле мне было очень противно от того, что я врал Лене. Вот не могу я так, она мой лучший друг, а я себе такое позволяю!
А лучших друзей так целуют?-зазвучал в моей голове издевательский голосок. Я пожелал ему счастливо заткнуться. Это же казалось и всех тех мыслей, что просто переполняли мою бедную голову. На время поездки в автобусе, я нашел себе занятие: уставился в окно и смотрел на улицы, что мы проезжали. Я потянулся к руке Лены. Пока можно это делать, я буду держать ее за руку. На презентации это будет уже неуместно. За окном проплывали дома, улицы, прямо у бока автобуса проскакивали велосипедисты. Я будто впал в прострацию. Лена не убирала руку и через прикосновение заряжала меня, как севший телефон вдобавок еще с плохим аккумулятором. Да, именно так я себя и чувствовал. Чуть больше десятка лет назад я был здесь, здесь, конечно же, все  изменилось. Хотя, я и тогда город не видел толком. Мои прогулки совершались недалеко от отеля.
-Как называется наш отель?-я так резко подскочил, что, кажется, напугал Лену. Я извинился и снова повернулся к окну. Надо было мне вчера повнимательней быть и тогда я бы узнал. Хотя, вчера меня это совсем не интересовало. Видимо, ночью я еще не сообразил, что уже в Париже.
-Paris Marriott Hotel Champs-Elysees как сейчас помню,-пробормотал я, и снова чуть не подскочил. Это я вслух сказал? Ну вот что ты делаешь, Вольф? Постарайся молчать, а то еще чего поведаешь! А с другой стороны мне прямо и тянуло все рассказать Лене и покончить со всем этим. Так почему бы мне не сделать этого? Тем, что я предпочитаю мужчин, ее не удивишь. Мой отец мафиозо всея Германии? А точнее, ФРГ. Пфф, тогда время было смутное, чего только не было в те годы. Так что же меня останавливает? Наверное, нужен идеально подходящий момент. Не очертя же голову бросаться в подробности своей биографии?
Ну а на перед презентацией я вызвался помогать и отлично с этим справился. Так мне было проще избавиться от ерунды в голове. Кажется, я справился с задачей не облажаться и не запороть Лене важное событие. А когда она выступала, я из зала показывал большие пальцы и улыбался.

+1

13

Я сделала вид, что поверила Саше. Нет привычки лезть в душу, но он стал для меня частью меня, и казалось, что во мне происходит что-то неладное, чего я никак не могу понять и от этого все вокруг такое серое. Даже не радует предстоящее торжество. Я подскочила на его вопрос, так как была вся в мысленных приготовлениях и своей речи, хотя как всегда пытаюсь от нее отвертеться.
- Не скажу так. Поздно было разглядывать вывеску. А что?
Саша вновь окунулся в свои мысли. Я не стала теребить его. Лишь почувствовала, как его рука ползет к моей по ноге. Сплела наши пальцы. Тут же стало уютно. Мне не хватало его прикосновения. Вот такого просто, детского, но такого важного.
Мы вышли возле красивого старинного здания, куда прибывали молодые люди всех мастей. Теперь была моя очередь вести Сашу сквозь толпу, так как он здесь гость, а я хозяйка. В холле нас встретили мои друзья. Андреа была выше всех похвал, с удивлением смотрела на скрепленные руки мои и Саши.
- Привет всем. Разрешите представить, Александр Вольф. Он из Германии, но в последние десять с небольшим лет жил в Сакроменто. Саша, это Андреа, Тибольд, обожаю твое имя милый, Михаэль, Катарина и Генрих. Остальных ты узнаешь в процессе. Это мозг нашей организации.
- Ну а тебя как представить? – Михаэль улыбнулся.
- Элли Шнайдер, или ты забыл? Как ты мог, - я драматично закатила глаза, отчего все засмеялись. – Есть что делать?
Нас закружило. Саше нашлась работа, я же сидела на стуле и беседовала с французскими друзьями, которые будут главными на сайте этой страны.
Презентация заняла минут пятнадцать, во время которой не затихал свист, аплодисменты и крики. Я стояла и понимала что то, что я делаю – это правильно! Я нашла Сашу глазами, слегка подняв ладонь, помахала ему. Потом я все таки выступила перед всеми, рассказав о сотрудничестве с организациями правозащитников, лечебными заведениями, о том, что мы бы хотели увидеть от сайта, а вернее что на нем найдут те, кому это нужно. Я едва отрывала взгляд от Саши, чтобы пройтись им по зрительному залу. Как никогда я чувствовала поддержку.
Спустившись со сцены, я подошла к Андреа, которой не терпелось со мной поговорить.
- Элли, ты мне объяснишь, что вообще происходит?
- Нет. потому что сама ничего не понимаю. Прости. Но мы обязательно поговорим с тобой. Понимаю, что я не права…
- Нет! не смей себя обвинять. Я тебя очень люблю, - она коснулась моих губ в нежном поцелуе, - и хочу, чтобы ты была счастлива.
- Я знаю, - подняв голову (Андреа была высокой) я улыбнулась, - пойдем, просто я не хочу оставлять его одного в незнакомой обстановке. Он только начал привыкать к обществу и тут такое вновь.
Мы переместились в ближайший бар, где был организован фуршет, хотя напоминало это заседание толстяков. Столько было еды и выпивки, что не удивительно будет к закрытию, как из дверей начнут выползать странные парочки.
Мы сели за главный стол.
- Саша, я прошу не стесняться. Здесь все всё поймут.
Сжав его руку под столом, потянулась к графину с водкой, потому что кроме нее я ничего не пью. А пиво это не торжественно.

+1

14

Дернув по стопке, мы расслабились, а после второй уже вели оживленную беседу с собравшимися за нашим столом. Потом Лену утащили в толпу по какому то деловому вопросу, а я остался один на один с алкоголем. В голове вдруг что-то щелкнуло и тот же предательский голосок посоветовал мне выпить еще, чтобы наверняка вытряхнуть из головы мешающие мне. Приняв еще пару стопок я поднялся из-за стола и пошел путешествовать вокруг гостей. Я еще ровно держался на ногах, да и не выпил я столько, чтобы превращаться в свинью. Эта водка была мягкой, шла хорошо, как и подобает дорогому напитку.
-Александр Вольф!-я повернулся и глаза мои тут же полезли из орбит, я попытался скрыться в толпе, но мужчина упорно шел в мою сторону и продолжал улыбаться.
-Ты вообще не изменился!-продолжал мужчина.
Я же стоял и таращился, как олень в свете фар. То есть, ты осознаешь, то на тебя надвигается что-то глобальное и светит только не фарами, а улыбкой. Я судорожно, опустошил стопку и мне немного полегчало.
-Себастьян! Сколько лет!-изобразил я улыбку.
Блондин арийской наружности схватил меня в охапку и захлопал по спине.
-Придушишь!-просипел я.
Поясняю, с этим парнем я познакомился в клинике, в которой провел энное количество времени. Он жил в соседней палате и мы иногда пересекались в общей комнате для досуга, либо по дороге до врачей, либо на прогулке. Вот последний вариант был предпочтительней. Он читал те же книги, что и я. Благодаря его семье, библиотека клиники пополнилась. Эта была дорогая клиника в Швейцарии, больше похожая на дворец снаружи. Где Майер нашел столько денег, чтобы запихнуть меня туда аж на пять лет - загадка. Выписались мы с ним одновременно, вот только он вернулся в Германию, а я улетел в Штаты. Он показывал фото своей семьи, они были такие настоящие немцы, вот прямо как с картинки в энциклопедии. Вот только мама Себастьяна не пожелала назвать сына типичным именем вроде Клауса или еще кого. Так на свет появился Себастьян Мюллер. Довольно забавное сочетание.
Теперь немного понятней, почему я так яро пытался скрыться. Мало того, что воспоминания, живущие в этом городе замучили мой бедный мозг, так еще и привет из прошлого нарисовался. Но он меня хотя бы помнит, а вот мои друзья юности наверняка забыли о наркоше Саше. Именно меня так и называли, по понятным причинам, я не называл свою фамилию.
Так вот, мы с Себастьяном хлопнули по стопке за встречу, он захмелел и все выспрашивал, сколько я из Святого Грааля выпил. 
-Посмотри на мои будущие морщины, слепец!-я оттянул нижние веки пальцами, а потом нахмурил и приподнял брови.
-Как ты здесь очутился, Мюллер?-и все же я хотел поскорее свернуть разговор.
-Я частый гость вечеринок и презентаций, устраиваемых этим сайтом. Мне больше интересно, как ты оказался здесь?
-Я приехал с Л.. Элли Шнайдер, помог тут кое с чем,-думаю, не стоит называть тут Лену настоящим именем. Ее знают, как Элли Шнайдер, вот и пусть будут рады этому.
-Да ладно?-вытаращил глаза блондин,-заливаешь, Вольф!
-Пфф! Иди за мной!
Я привел его к Лене, которая стояла в небольшом кружке из пяти человек. Я кашлянул.
-Поклонник Элли Шнайдер,-я выпихнул засмущавшегося Мюллера вперед, а сам хохотнул. Я забыл, что бываю наглецом, когда выпью.   
Оставив их разговаривать, я отправился подышать на воздух. Нет, плохо мне не стало. Просто я решил поторчать на балконе, уставившись в одну точку.
-Чего ушел?-минут через пять мое уединение нарушил Мюллер.
Я пожал плечами:
-Курить есть?-мне была протянута сигарета.
-Давно куришь?-Мюллер прикурил и поднес ко мне зажигалку, пахнуло бензином.
-Бросил. Под алкоголем одну можно, это не считается.
-Как скажешь,-Себастьян усмехнулся.
Я снова погрузился в свои мысли и забыл о существовании собеседника.
-Ты чего хмурной такой?
Я только поморщился.
-Этот город делает мне больно, причем с каждым часом все сильнее,-я выбросил сигарету, не осилив и половины.
-Так зачем ты приехал?
-Я же не могу подвести лучшего друга.

+1

15

Беседа текла как оживленная горная река, то там то тут восклицались тосты, рождались новые знакомства, что меня, несомненно, радовало. Саша улыбался, это было для меня главным. Значит, я могла ненадолго его оставлять, и ему будет не одиноко. Он приятный собеседник.
Михаэль поманил меня, и, сказав Саше, что я буду возле бара, отошла к незнакомым мне людям. Это были представители испанской братии, которые готовились пополнить наши ряды. Казалось бы, зачем создавать столько однотипных сайтов, когда Европа свободно говорила на английском языке, и было бы достаточно одного, широкого сайта, где объединялись люди. Но мы поняли, что людям разных языковых групп проще говорить на родном наречии, что нидерландцы очень долго были как тени, молчаливыми созерцателями немецко-говорящей части населения нашего сообщества. И Михаэль предложил попробовать сделать основу англоязычную, а в каждой стране, некий подфорум на государственном языке. И уже через месяц мы провели реорганизацию, присоединились голландцы. Мы нашли выход! Теперь французы. И вот Пиренеи. Как же было приятно.
- И кто же ты?
Все засмеялись. Не поверите, но именно этим вопросом меня всегда пытались раскусить на предмет отношения к этому миру.
- Скажу намеками, - я задумалась, а мои друзья стояли, улыбаясь, - гостиная рок классики… - я видела, как округлялись глаза испанцев, - советы всему свету…
- Элли!
Мы засмеялись. В жизни я абсолютно не публичный человек, и на сайте, где скрыта занавесом ника, я чувствовала себя как нельзя лучше, комфортно. Мне хватало слушаний. Разговор после снятия масок, пошлее на более серьезные темы. И тут в наш круг ворвался Саша, а вернее его друг, который был на таком острие эйфории, что воочию увидел всех основателей, целовал женщинам руки и распалялся в комплиментах, что я даже немного почувствовала себя не уютно.
- Себастьян, очень приятно с вами познакомиться.
- А мне то как! Странник, можно просто Странник.
- Да, я вас помню. Вдвойне приятно. Ребят, помните, я жаловалась, что есть один чудак, который заваливает меня вопросами, потом мы с ним зависаем над переводом какой-либо песни, и в итоге, рождается своя интерпретация текста, а вопросы копятся. И к концу недели я просто завалена. И вот вам, причина.
Все смелись, а парень, извиняясь, хлопал всех по плечу.
Начались танцы. Я пыталась увидеть Сашу, но его будто испарило. Беспокойство охватило меня. Мало того, что алкоголь периодически употреблялся, не давая толком трезветь, так я сама по себе беспокойная. Я будто чувствовала ответственность за него. Ведь здесь все мое, а ему тяжко. Извинившись, скинув туфли, от которых у меня просто ломило ноги, я бродила между людьми, как в лабиринте, расталкивая аккуратно. Сашу я нашла на балконе.
- Что-то случилось? Ты сегодня сам не свой. Не хочешь поделиться?
Я подтянулась на руках, села на парапет, подставляя лицо ночному ветерку.

+1

16

-Как тебе Мюллер?-спросил я у Лены. Я скорее почувствовал, чем увидел как она пришла. Я стоял облокотившись на парапет и смотрел куда-то вперед, особо ни на чем не заостряя внимания. Обернувшись, я увидел, что Лена сидит рядом. Туфли она оставила на полу.
-Зачем ему понадобилось отдавать мне это?-я вопросительно глянул на Лену, будто она и правда знала ответ на этот вопрос. Еще когда мы пили водку в зале, Себастьян вдруг протянул мне аккуратно сложенную бумажку. Это был рисунок (Мюллер отлично рисовал и пытался научить меня), причем изображен на нем был я. И теперь я протягивал этот листок Лене.
-Ощущение, будто он спецом его с собой таскал, пока меня не нашел!-я поежился,-я параноик, да?-я издал пьяный смешок.
-Тридцатилетний мужик, и такую фигню несет!-я снова облокотился о парапет. Но на этот раз в этом была необходимость, меня здорово так покачнуло. В последний раз я пил, кажется, на фестивале в начале лета и это было пиво.
-Надо его сжечь!-я чуть ли не подскочил, идея показалась мне шикарной. Я не знаю, зачем мне это понадобилось, но алкоголь во мне говорил, что я гениален.
-Мне нужно что-то вроде зажигалки,-начал бормотать я.
Я остановился и уставился на Лену.
-Не здесь, хорошо? Я все расскажу, но не здесь-и все же, я решился открыться Лене. Возможно, это не лучшая идея вываливать все на человека, но пока я решился. Или это опять тот же алкоголь, говорящий мне, что я гений?
-Пойдем,-изрек я абсолютно трезвым голосом, отчего сам же обалдел. Мен вдруг захотелось куда-то пойти, нет, скорее мне было необходимо просто куда-то идти. Даже сжигание рисунка отошла на второй план. Блин, что за мозг такой! Идея за идеей, одна непонятней другой!
-Все страньше и страньше,-ну вот, теперь я цитирую "Алису" Кэролла, причем вслух. Все, Лена точно решит, что у бедного герра Вольфа съехала окончательно крыша.


__________________________________________________________________________

*рисунок

http://sd.uploads.ru/pa6kU.png

+1

17

Я пожала плечами:
- Почему он мне должен быть как то? Типичный представитель гей-сообщества, горящий от любой идеи, которая поддержит его видение в жизни,  оправдает перед обществом, даст ему шанс на счастливую жизнь с любимым человеком. В полнее опосредован.
Я смотрела на свои туфли, которые мне казались такими маленькими. Это сколько же я в себя опрокинула? Аж страшно, что будет завтра. Я взяла листок из рук Саши, и, открыв его, присвистнула, чего делаю крайне редко и то под восторгом, который во мне не помещается.
- Вот это талант! Саш, ты такой молодой тут. Вы знакомы, и, причем давно, раз рисунок столь молодого Саши Вольфа есть у Себастьяна. – Я разглядывала рисунок, крутя его, чтобы неоновый свет пролился на красоту. Это действительно красота. – зачем дал? Пойдем, спросим.
Я готова была соскочить с парапета.
- Саш, это не мое дело, но если у вас есть прошлое, и кто-то из вас выпрыгнул тогда, то другой оставшийся понимал одиночество. И рисунок его спасал. Все просто. Да прекрати! Чего ты циклишься. Все в порядке.
Я как то смогла увидеть, что Сашу повело в сторону, и попыталась его удержать, протянув руку. Ну, вот куда? Я сама была как на мотающемся мостике под шквальным ветром.
- Вот еще! Не нужен, оставлю себе, - я аккуратно, как могла, сложила рисунок, и спрятала в кармане юбки платья. – ничего тебе не нужно. Потому что нечего сжигать.
Я болтала ногами, опираясь руками о бетонное сидение свое, наклонив голову, смотрела на профиль Саши. Я понимала, что его что-то гложет. Но не могла достучаться, и поняв, пока он сам не захочет, никому туда хода нет.
- Не здесь, так не здесь.
Я слезла на пол, наклонилась, подбирая туфли. Саша быстро шел на выход, а мне то надо было попрощаться, забрать сумку, договориться о праздновании моего дня рождения. Андреа смотрела на меня, а я лишь пожимала плечами, схватила сумку со стула, лишь чуть притормозив возле друзей.
- Мы пошли. Завтра позвоните, только не раньше трех дня. Иначе я отменю все, если не высплюсь.
- Не переживай. Все сделаем в лучшем виде. Не тебе волноваться. Да и нам лучше, не будешь болтаться под ногами. До завтра.
Я кивнула, и понеслась за Сашей вперед, на улицу, навстречу свободе его закрытой душе, которая готова освободиться, только от чего. Чего я еще не знаю о Вольфе?
Выйдя на улицу, мы пошли медленнее, будто стены бара давили на Сашу. Я молчала, понимая, что ему надо собраться с духом. Прохладный асфальт приятно остужал мои стопы, разрывая чулки. Мы шли в лучших традициях свидания влюбленных, рядом, тесно, молча. А впереди…. Узнаем.

0

18

Парижская ночь радовала приятным теплом, иногда даже прохладой. Последнее особенно ощущалось сразу после того, как мы с Леной хмельной походочкой покинули вечеринку. Я спросил, не холодно ли ей без туфель. На что Лена мне ответила улыбкой и негромким смехом. Отойдя от места шумного сбора мы пошли медленнее. Сена поблескивала отражением фонарей слева от нас. Мы шли по бульвару, людей не было в этот час. Фонари светили мягким желтоватым светом. Париж, Сена и бульвар. Все это могло стать очень романтичной прогулкой, если бы мы не были столь пьяны, а я не в таких смешанных чувствах.Возможно, мне не стоило так эгоистично выдергивать Лену с ее же вечеринки, но я видел, что она устала и туфли ей осточертели. Поэтому, я даже рад за себя, что обеспечил ей спасение. Но уже завтра вечеринка, а проснемся мы точно под вечер, потому что вряд ли сейчас мы пойдем домой и ляжем спать.
-Честно? Я даже не представляю с чего начать,-я задумчиво смотрел вперед. Мой язык слегка заплетался, но в наиболее длинных словах. Я никогда не любил пьяные исповеди, но предстоящий разговор я не причислял к таковому разряду. Скорее, это будет разговор по душам, совпавший с алкогольным настроением.
-Родом я из западной Германии, а там, как принято считать, жилось всем лучше. Мой отец, скажем так, помогал раскрасить менее интересную жизнь на востоке страны. А так как через Стену перебросить что либо законным путем было нереально, то люди отца искали лазейки. Наркотики, алкоголь и прочая нелегальная продукция- вот он бизнес отца. Немецкая мафия беспрекословно слушалась его. Едва я достиг подросткового возраста, я был введен в курс дела. На тот момент Германия снова стала единой, но так называемый бизнес отца все еще держался на плаву. Он ничего от меня не скрывал, за исключением того, что он не считал нужным рассказывать мне. Так же, мне предстояло взять этих мафиози под свою опеку в случае, когда отец отойдет от дел. Или же его убьют. Он свято верил, что у меня получится и я буду как он. У нас имена даже одинаковые. Он Александр Вольф-старший, я Александр Вольф-младший. Вот только я изначально уже решил, что ни за что не буду этим заниматься.
Я повернулся к Лене, изобразил суровое лицо и зализал назад волосы.
-Вот представь меня сейчас главным мафиози всея Германии! Где деньги, щенок?-прорычал я грубым голосом.
Я веселился, но это было скорее защитной реакцией организма. Я уже понимал, что раз  начал- надо идти до конца. И я знал также, какие события мне предстоит описать далее.
-Я понимал, что дело отца шатко. Его могли убить или арестовать в любой момент. Но я так наивно смотрел на мир! Мне казалось, да как и любому другому ребенку, что с его родителем ничего не случится никогда,-я вздохнул и покачал головой.
-Мне так стыдно за себя!-воскликнул я,-мне ничего не разрешалось в плане дружбы. Я не мог водить приятелей к себе домой, учился на дому. Конечно, я понимаю, что любой мой приятель мог оказаться сыном конкурентов или полицаев.Но какой же я дурак был! Мне не нравилась эта золотая клетка, я хотел свободы! Я сбегал из дома, шлялся по ночам по каким то клубам, где была куча фриков и музыки в духе молодой Нирваны. Наркотики, алкоголь, сигареты. Я попробовал все, мне это нравилось. Мне казалось, что это и есть настоящая свобода.
Я помолчал и перевел дух, мне было тяжело рассказывать все это, но вместе с тем мне так хотелось говорить и говорить.
-А потом я получил эту самую свободу. Ни дома, ни обязательств, даже работы и учебы нет! Так чего же не так!-я снова злился на себя.
-В один совсем не прекрасный день в мою комнату вошел высокий мужчина, похожий на пловца из восточной Германии. Он был мрачным.А потом вот прямо в лоб и сообщил: твой отец мертв, некоторых его людей уже повязали. Тебя тоже ищут и не только полицаи. Ищут и меня. Быстро собирай вещи, нам надо срочно убираться отсюда.
У меня перехватило дыхание и я замолчал.
-Пара минут и я продолжу,-проговорил я.

+1

19

Мы шли по предутренним улицам, кое-где уже просыпались частный лавочки, начиная то выпекать свежий хлеб, то торопились выставить свежее молоко и сливки, кафе принимались за подготовку к приему утренних гостей. Но мы ничего не замечали, поглощенные мыслями.
- Начни с того, что так просится быть сказанным. А именно Кто ты и откуда. С этого начинаются все знакомства. Ведь я сейчас увижу прошлое твое.
Я шла по тротуару, балансируя на нем, мотая туфлями, а чулки давно уже порвались, и я чувствовала как стрелки, расползались по моим ногам, а ноги нежно соприкасались с прохладным асфальтом.
Слушая рассказ Саши, я не отпускала его руку ни на минуту, кроме, когда он в лицах, повернувшись ко мне, пытался показать строгость, которая ему не свойственна вовсе. Я провела рукой по его щеке, будто пыталась стереть несуществующую маску, камень. Это не Саша. Мне так хотелось для себя произнести Не мой Саша. Я понимала, что смех это навалившаяся проблема, которую Вольф сбрасывал с себя. Если бы я еще тогда, там в Сакраменто, знала, что Париж для Саши не город любви, а город, наполненный такими воспоминаниями, разрывающими его душу, наотрез бы отказалась на его поездку сюда. Просто, через месяца два, сама появилась бы на его пороге. Просто он не переживал всего. Мне не жалко его, мне просто больно вместе с ним.
Как в театре, подошло время для основного текста главного героя, для монолога, который ни в коем случае прерывать нельзя, зал должен замереть в ожидании кульминации! Я ждала. Мне хотелось вернуть его руку в свою, но я боялась. Боялась, что он просто замкнется от прикосновения, вновь закроется в коробочку, и я опять буду беседовать с Александром Вольфом, тем парнем, который однажды забрел на сайт, чтобы судьбе было угодно, там оказалась я. Нет! Я не позволю ему стать затворником опять!
Молча кивнув на его запинку, а вернее, что надо, надо перевести дух, собраться и освободиться от всего, чтобы закончить главу в жизни, и приступить к чему-то новому, интересному.
Я забралась на лавочку  с ногами, у меня замерзли ноги, но одеть туфли - это опять мучить себя. Хватит на этой улице и одного мученика, который вот вот растворится с утренней дымкой.

+1

20

Лена села на лавочку, я было примостился рядом, но потом понял, что не усижу на месте. Мне проще рассказывать, двигаясь и размахивая руками. Так я и сделал. А потом начал говорить с того момента, на котором закончил.
-Кажется, с того момента и началась моя новая зависимость под названием "Тилль Майер". Я понял тогда, что обязан этому человеку до конца жизни, ведь он  спас меня от смерти или чего похуже, как бы пафосно это не звучало. Естественно, это играл во мне юношеский максимализм. Но и брыкаться было не в моих интересах. Так я покинул родную страну, с того момента я не возвращался туда. Этот мрачный человек внушал мне доверие, да и не поперся бы я за незнакомым мужчиной. Я много раз видел Тилля рядом с отцом, поэтому в правдивости слов Майера я не сомневался. Мне дано было понять, что обратно домой я не вернусь, вообще лучше не высовываться, особенно мне. Не знаю, какую угрозу представлял двадцатилетний сын мафиозного босса, но особо и не спрашивал. Мы редко говорили об отце, да и вообще говорили. Так мне было дано понять еще кое что: разговоры по душам не его стезя. Жили мы для беглецов роскошно. Тилль вечно пропадал где-то, говорил, что работает. Да я и не лез, мне бы все равно ничего не сказал бы. Выходить на улицу мне нельзя было. Да вообще ничего нельзя,он так разозлился, когда узнал, что я курю! А я еще втихаря его запасы алкогольные тырил, а однажды я познакомился с соседом. Он долго потешался над тем, что я в капюшоне разгуливаю. Мне было все равно, он давал мне наркотики и я был счастлив. От строго Майера я скрывал все это, а когда сосед съехал, я понял, что попал. Так как я успел подсесть на эту гадость, заменить мне было ее нечем, мне дико хреново. Прошу прощения. Но это было уже после. После того как,-черт, а об этом посложнее рассказать будет, чем я думал.
-У нас с ним был секс и не один раз. Даже тогда я понимал, что он не гей совсем, а я просто временное помешательство. Но просто не думал об этом. Когда он узнал, что я наркоман, он не моргнув глазом отправил меня в одну клинику в Швейцарии на пять лет. А по прошествии этого времени, он же принял решение, чтобы я жил в Штатах. Он забрал меня и принял к себе на работу. Там я работаю до сих пор. За эти пять лет Тилль изменился кардинально. Потом он скажет мне, что это из-за того случая, мой то есть косяк. Я же продолжал говорить себе, раз он так впрягся за меня, значит я обязан ему по гроб жизни. В последние пару лет он очень отдалился, а я остался те-а-тет с чужой страной. Почему я не уехал? Я не знаю. Те пять лет вообще выпали из моей жизни, мне сейчас будто двадцать пять, но никак не тридцать. У меня такой конфликт был с самим собой по этому поводу. В общем, я не придумал ничего лучше алкоголя и сигарет. Наверное, так бы я и жил, не появись в моей жизни ты.
Я шлепнулся на лавку.
-Знаешь, мне кажется, что Майер тысячу раз пожалел, когда впрягся за детеныша своего лучшего друга. Я думал, у нас недопонимание из-за возраста. Но неужели пара десятков лет такая помеха? Я давно уже не виделся с ним, по работе это не считается. Мне тоже стало все равно. Вот только почему я не забуду о том, что должен ему? А знаешь еще что? Он ни разу не вспоминал о моем отце, ни разу. Может, он этого не показывает просто. А мне вот интересно стало, что же произошло тогда? Неужели есть что-то такое, что мне знать не следовало? Или я превращаюсь в параноика? Мне даже кажется, что этот Мюллер следил за мной и он из тех, от кого меня спрятали аж во Франции.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Он, она, автомобиль и Париж. Их спектакль продолжается. Акт 2