Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Отказать невозможно


Отказать невозможно

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Tobias Batler, Bernadette Rickards
Место: пентхаус Бернадетт
Время: начало июля 2014 год
Время суток: около 12:30
Погодные условия: тепло, ветрено, переменная облачность
О флештайме: ураган лишил Тоби дома, и однажды он заваливается в пентхаус своей подруги Берн, с вещами, которые удалось вызволить из-под обвала. А Рикардс не против, хоть какое-то время в доме будет не так одиноко.

0

2

Только бы отец отнесся к нему нормально, по-человечески... как и обещал. Ребенок же не виноват, что у него никого не осталось, совсем никого. Человек стоявший на краю платформы взмахнул рукой, вслед уходящему поезду, прощаясь с детьми, со своим сыном Гарри и приемным Дерриком. Его охватил доли секундный ступор, рука медленно опустилась, он пытался успокоиться и разобраться в своей голове. Что делать дальше? Не мудрено, да и выбор не особо велик. Широкими шагами дойдя до автомобиля, он проскользнул рукой в карман и не вынимая ключи, надавил на круглую черную кнопку. Замок машины был открыт, эта подруга отслужила ему около двух лет и он на нее не жаловался, наверное потому, что регулярно отвозил ее на диагностику. Дверь открылась плавно и слегка нагнувшись, он рухнул попой на сидение, автоматически захлопнув дверь за собой. Полуоборот ключем зажигания и плавный звук работающего мотора слился с шумящим и без того городом. Ураганы бывают разные. Бывают те что сносят не дома, а головы, не в прямом смысле этого слова, некоторые ураганы лишают людей рассудка, они не дают им разобраться самим в себе, поглащая их все снова и снова. Миллионы! Нет, миллиарды людей попадают в ураган жизни, который по началу только набирает обороты и время еле плывет, нам день кажется неделей, но потом, потом начинается настоящий ураган, эмоций, разочарований, побед, поражений и в итоге он разгоняется до такой степени, что мы - люди, забываем с чего все начиналось и уходим к предкам, оставляя о себе лишь память в  виде поступков и деяний. Но более банальный ураган промчался по территории всеми нами любимого Сакраменто, он унес сотни жизней, оставив женщин вдовами, детей сиротами, а мужчин вдовцами. Ураган Сакраменто - настоящее горе, рухнувшее на "золотой" штат Америки. По ком-то он ударил критически, унес жизни или покалечил, кого-то лишил крыши над головой, а кому-то даже волосинки на голове не тронул. Черт, где справедливость? Некоторые наркоманы и убийцы ходят по Калифорнии как ни в чем ни бывало, а старики и роботяги, вынуждены страдать. Может Бога вовсе и нет? Иначе почему он не забрал грешников? Неет, он есть, просто в этом таится некий урок, который научит людей не верить в чудеса, научит стремится к вершинам собственноручно. Молодого человека, сидящего за рулем прекрасного "Мерса", ураган лишил огромного пентхауса и бьюсь об заклад, что многие нищие обрадовались этому, ведь зависть присуща большинству людей, но все знают, что: "Как работаешь - так и кушаешь". Он надавил на педаль газа чуть сильнее и обошел серый седан, идущий впереди. По правому борту открывался вид на пляжи Сакраменто, бузусловно красивейшие пляжи во всей Америке, а может и во всем мире. На пляже около ста чернокожих стояли с плакатами в знак протеста, против некого работника полиции по имени Майкл Саммерс, лишившего жизни чернокожего грабителя ювелирной лавки, который в свою очередь оказывал сопротивление. Нигерам, якобы не понравилось, что Майкл все еще га свободе. Вообще охренели. Фанатики блять, а если у него пушка была? По головке его погладить и похвалить? Везде сраные обвинения в расизме, куда не глянь: расизм, расизм. Неужели им не все ровно, кого пристрелили, а кого нет или стойте, может это все его семейка из Зимбабве. Мужчина за рулем слегка ухмыльнулся, оценив собственную шутку, после чего крутонул руль влево и припарковался. Покинув пределы машины, он мигом прошел около полу ста метров и, проскоьзнув в закрывающиеся двери цветочной лавке, оказался в прохладном помещении.Ммм, пахнет приятно, почему мне никогда не дарят цветы? Дарить цветы, наверное, самая прекрасная традиция на земле. Известно также, что культ цветов существовал в Европе еще в древние времена. Во времена царствования Нерона разведением роз занимались сотни садовников. Император обожал пиры, где его гостей осыпали лепестками роз. Хах, еще бы, думаю никто бы не отказался, что бы его осыпали лепестками роз, аллергики не в счет. Почему же девушки так любят цветы, за их приятный запах? Или за внешний вид? А может и за то, и за другое? Не знаю. Знаю лишь одно, что все в нашем мире имеет начало и конец, словно тот ураган, что зародился где-то в водах Тихого Океана и транзитом прошелся по Сакраменто, так и цветы, сначала они распускаются, потом цветут, а потом увядают, как бы нам не хотелось, но настоящий цветок рано или поздно завянет, как и все мы. Наконец очередь дошла и до меня, не дожидаясь вопроса, я проговорил, проскальзывая руков в карман за кошельком:
- Не будем мелочиться, дайте мне пожалуйста - он сделал заведомо запланированную паузу, делая вид что задумался - Самый лучший букет роз разного цвета, 101 штуку и упакуйте по симпатичнее чем молодому человеку который стоял передо мной.- он привык говорить все глаза и без утайки, как подумал так и сказал, только прежде еще раз подумал о том, стоит ли это говорить и не навредит ли это ему самому, если нет - он скажет все что угодно. А эту продавщицу и того молодого человека он не знал и знать не хотел. По его мнению и мнению его отца, мужчина должен был быть олицетворением смелости и не бояться трусливо отмалчиваться. Девушка окинула его удивленным взглядом и поморщившись, начала компоновать букет. Все вокруг думали, что он хочет сделать предложение своей девушке или помириться с женой, об этом перешептывались две другие работницы, но никто даже и подумать не мог что этот букет для подруги-собутыльницы. Облакотившись о колонну Тоби взглянул на часы, маленькая стрелка показывала на 17, а большая на 52. Опаздывать - не хорошо, они с Берн условились на 18:00, а до ее пентхауса как раз около десяти менут скоростной езды. Щелкнув пальцами, он обратил на себя внимание продавщицы и показал двумя пальцами на часы. Девушка спешно оформила композицию и хотела озвучить счет, но покупатель положил на стол сто баксов, что было на тридцать больше условленного, взял букет и покинул помещение. Быстренько уложив букет на заднем сидении любимого "Мерса", он впрыгнул в машину и помчал по указанному направлению. В 19:01, он подъехал к входу в пентхаус и дважды посигналил, надавив на руль, после чего открыл деврцу, вылез из тачки и прокрчиал:
- Берни, дорогуша, я приехал - от достал приготовленный букет, уложил его на правую руку, а в левой он уже держал бутылку хорошего коньяка - Ты же знаешь, я не люблю ждать! Это и правда так, Тобиас Батлер один из тех людей у который начинается истерика, если они ждуть кого-либо дольше пяти минут.

Отредактировано Tobias Batler (2014-08-17 15:15:47)

+1

3

Бернадетт была так близка к смерти. Дыхание медленное, жизнь мучительно, болезненно уходила из этой белокурой женщины, которая на последних минутах перестала бороться, потеряв все силы. Она даже не могла пошевелить пальцами, просто лежала, придавленная каким-то куском дерева, на пыльном бетоне, и ждала, когда боль утихнет, уйдет и заберет с собой ее душу.
Когда спасатели пробрались к телу Рикардс, она перестала соображать, видела лишь свет, слышала голоса, чувствовала, как через какое-то мгновение холодный ветер обдувает разгоряченную кожу, и легкие стали жадно втягивать в себя кислород. Тяжело дыша, Бернадетт все еще не могла пошевелиться, было больно в каждой клеточке тела, и глаза открылись лишь на несколько секунд,  а потом Берн снова провались в сон.
А очнулась в больнице. Ненавистное место, где вечно пахнет лекарствами, где сидят злобные дамы за регистратурой, а медсестры донимают уколами и бесполезными процедурами. Бернадетт, совсем далекая от медицины, редко когда попала в больницы, госпитали, и единожды оставалась там, как пациент, требующий отдельного внимания и ухода, и то это было в школьном возрасте, когда девочка перегнула палку с поисками приключений на свою пятую точку. А проснувшись в госпитале, утыканная трубками, которые мешали нормально дышать, говорить и шевелиться, с забинтованными конечностями, Рикардс пришла в ужас, и тот день она не забудет никогда. Да и не забудет ее лечащий врач, который до последнего терпел капризы и несносный характер своей пациентки, не выносящей всего, что ее окружало. Не помогали ни друзья и семья, которые за три дня пребывания в госпитале приходили группами, на несколько часов, ни цветы и вкусные подарки.
Но еще хуже стало тогда, когда Бернадетт узнала, наконец, какой ущерб нанес ураган ее бутику. Глобальный ущерб, чертов ветер снес все здание, и даже унес жизни нескольких моделей, которых завалило бетонными плитами. В тот момент в белокурой женщине не было ни грамма сочувствия к молодым худосочным девушкам, которые ушли в мир иной, все ее мысли занял бизнес, которого не стало за каких-то несколько часов. То, что она строила два года, на чем корпела днями и ночами, посвящала себя, отдавала свое сердце и душу, разрушилось, как карточный домик. Столько ненависти и отчаяния Бернадетт не испытывала никогда, будто судьба дала ей звонкую пощечину и свалила с ног, втоптала в грязь.
Благо, Рикардс не лишилась своего дома. В отличие от друга, который, имея на руках двух сыновей, лишился своего жилища, унесшего все вещи, ценные и не очень, оставив без крова своего прежнего жильца.
Тобиас Батлер. Единственный мужчина, который понимает Бернадетт больше, чем должно быть. Мужчина, которого одновременно любишь и ненавидишь. Которого и не хватает, и от которого хочется избавиться. Он появился в жизни Рикардс неожиданно, как гром среди ясного неба, и, как бы женщина не старалась избавиться от этого человека, он все равно оказывался рядом. Он стал другом постепенно, но каким. Друг, отличный собутыльник, человек, который поймет и выслушает, вытянет из передряг. Бернадетт не может представить этого мужчину в своей постели, они слишком многое прошли вместе, и он знает слишком много о своей белокурой подруге.
Рикардс открыла дверь, и перед ней стоял Тобиас. Хорошо одетый, с огромным букетом роз в одной руке, и с бутылкой дорогого коньяка в другой. Поначалу Берн опешила от того, насколько букет был огромным, редко когда ей дарят такое количество цветов в одной охапке, а уж Батлер делал это лишь однажды, где-то с год назад, когда пришел извиняться за очередной скандал. К слову, его инициатором стала сама Берн, и понимала всю ситуацию, но так и сделала первый шаг, предоставляя возможность своему другу.
-Батлер, эти цветы не влезут в дверной проем! – с усмешкой воскликнула Бернадетт, помогая мужчине занести в помещение охапку роз. Рикардс любит цветы, но не видит более бесполезной траты денег на то, что красиво, но быстро теряет свою красоту. – Какой коньяк на этот раз? – женщина взяла бутылку в руки и разглядела ее. – Собираешься сегодня напиться?
Бернадетт знала про ситуацию Тобиаса, но ничего не говорила насчет нее. Потерять дом – серьезная проблема, о которой не стоит говорить с порога.
-Как живешь, рассказывай, – Проводив его в гостиную, Рикардс достала два стакана под коньяк и поставила их на журнальный столик рядом с выпивкой.

+1

4

Стихийные бедствия, войны, все это объеденяет лишь один факт - смерть невинных людей. Когда ураган обрушился на Сакраменто, он лишил жизни какого-то наркомана, что наклонялся для вдоха очередной кокаиновой дорожки, он лишил жизни старика, что всю жизнь прожил честным трудом, не воровал, не убивал, но Бог распорядился так, что его привалило обломком бетонной стены. Тысячи плачущих людей вероятно и сейчас сидят по домам, они не могут поверить в то, что люди с которыми они делили пищу, постель и свою жизнь, уши в мир иной и теперь смотрят на них сверху. Однако, войны - самое страшное, что когда либо приходило в голову человека, этого страшного создания, войны по-пустякам, из-за клочка земли гибнут тысячи ни в чем не повинных людей. Одинокая женщина сидела за столиком, а ее сервиз содрогался от залпов артиллерии, ей страшно, она плачет, плачет от того что ей некуда бежать, ее никто нигде не ждет. И тут, когда он выглядывает в окно, очередной снаряд падает на землю, именно туда, где пару строк по тексту назад, еще была обыкновенная детская площадка, а еще более ужасно то, что там все еще играли дети, матери и отцы. Вопли, крики, страх и ненависть наполняют ее сердце. Видеть настолько страшную картину, кровь, боль и все те же вопли. Может быть она задумалась о том, что ей стоит пойти под пули, что бы не наблюдать этот ужас каждый день, она уже не хочет жить, потому что ее жизнь потеряла смысл, когда на улице, осколок убил ее сына. Я пишу этот пост не фантазируя, я пишу о реальности, которая окружает меня, Берн прости, что расплываюсь, но правда наболело. Иногда люди не виддят смысла жить дальше, она взяла нож, сжала ручку по крепче, закрыла глаза и перед ее глазами пронеслось все, роды, первое слово ее маленького сына, муж, который ушел воевать, то как она в детстве делала венки из ромашек... Рука дрогнула и нож оставил лишь маленький след, не кровавый - нет. Она бросила нож на пол и вновь разрыдалась. Молила Бога о спасении ее мужа и старшего сына, молилась о том, что бы увидеть их хотя бы еще раз. Тоби слегка приподнял краешки губ, расплывшись в милой улыбке, бабушка говорила, что у него очень милые ямочки на щеках, когда он был маленьким. Когда стал постарше, они привлекали внимание девушек. Не то что бы Тоби пользовался популярностью в школе, нет, но он и не был зазнобой или маменькиным сынком, отношения с метерью для него вообще больная тема, она не любила его, а он не любил ее. Отношения метери и сына очень ценны и возможно сейчас он хотел бы встретить ее, поговорить, узнать почему же она все-таки его так ненавидела? Почему она начала его душить, когда ему было восемь? Почему ушла, не сказав ни слова.  Детям больно осознавать, что они не любимы, а Тоби вообще не знал этого чувства, но не умеет любить и не знает как быть любимым. В девушках, он видел только сексуального партнера, но не спутницу жизни. С Берн было иначе, он не видел в ней партнера, но ему с ней было хорошо, настолько хорошо, что он решил пожить у нее, а не вернуться в Сан-Франциско, почему? Берни должна меня понять, у меня кроме нее здесь никого нет, к кому я мог бы забрести на пару недель, я люблю ее. С кем еще я могу настолько откровенно поговорить кроме нее? Правильно, только с самим собой. Главное не преступить грань дозволенного и не распустить руки... Рассуждал он когда решил, куда направится.  Теперь он внутри ее дома, осталось только поставить Берни в известность о том, что они теперь живут вместе.
- Да уж, конечно не мои хоромы, но сойдет - прамолинейность вероятнее всего бесила Рикардс, но Батлеру было, откровенно говоря, по-барабану. Их отношения были настолько легкие и настолько напряженные, что иногда, она могла вцепиться в его голо, а иногда наброситься на шею и начать реветь ему в плече. - Остобенно если учесть, что от моих "хором" остались только бетонные стены, вот эта бутылка коньяка - он бросил взгляд на бутылку, а потом на Берни, которая несла стаканы - Какой коньяк? Последний! - Тобиас показал своей подруге зубы, вновь расплывшись в милой улыбке. У нее дома было и правда хорошо, по-женски. На столе лежали чеки, видимо по оплате ремонта бутика. На каждой бумажке было не меньше четырех нулей, что слегка смутило Батлера и он отвел от них свой пристальный взгляд, насупив брови уставился на Бернадетт. Не хилые затраты требуются на ремонт этого бутика, но как же я могу ей не помочь?
- Берни, что это за бумажки? Если есть какие-то проблемы с реставрацией бутика, то... - он задумался, после чего расслабив взгляд, ухмыльнулся - Я могу взять все расходы на себя, при одном условии! Точнее нет, при нескольких условиях, которые я буду называть по ходу нашего разговора. Начнем с первого - снова пауза, Тобиас прищурился, он великолепный актер, так как не редко практиковался в школьном театре, а после в Академии - Ты перестанешь выедать мой мозг! Она рассмеялся и уселся на кожаный диванчик, откручивая горлышко бутылки хорошего коньяка с достойной выдержкой.

+1

5

Бернадетт сама не помнит точную причину, почему решилась открыть свое дело, причем магазин женской и мужской одежды. Это было несколько спонтанное, сказанное в шутку предложение заняться чем-то в городе, где она собирается сделать долгую остановку, и возможно остаться навсегда. Когда квартира была куплена, деньги переведены на счет в банк Сакраменто, вещи распакованы, разложены, машина взята в крeдит, город изъезжен вдоль и поперек, встал вопрос о том, чем теперь нужно заниматься. Бернадетт дистанционно закончила юридический факультет, после того, как сбежала на втором курсе, и пустила свою судьбу на самотек, присоединившись к тогда неизвестной телепередаче на небольшом кабельном канале. Работать по специальности девушка и не думала, если вы сможете однажды посадить ее в офис и сделать штатным сотрудником, значит, сможете научить тюленя танцевать стриптиз и петь песни Уитни Хьюстон. На телевидение Рикардс вряд ли нашла себе место, несмотря на то, что пять лет добросовестно и качественно работала на Travel Channel, где и была бы, по сей день, если не та ужасная ошибка и слепое желание выйти за мужчину, в которого она поначалу была беспамятно влюблена. Но не случись всего этого, Бернадетт не бросила бы жениха, который изменил за несколько дней до венчания, она бы не отмыла у него немалую сумму денег, не вернулась бы с ней в Сакраменто. Не будь этих денег, не было бы магазина, который стал для Рикардс ее ребенком, которому она отдавала сердце, душу, время. И вряд ли Берн осталась бы в городе, из которого она когда-то сбежала, как из клетки, не дающая ей нормально жить.
Вся наша жизнь – это череда событий. Цепь, у которой каждое звено следует одно за другим. Безупречная система, где из одного действия вытекает другое, и где без одной маленькой детали не может быть всего остального.
Рикардс иногда представляет, какой была бы сейчас ее жизнь, вне Сакраменто. Жила бы она до сих пор на чемоданах, спала, с кем попало, не имела постоянного места жительства. Или же она бы остепенилась, нашла мужчину, с которым можно жить и создавать семью, нашла работу, которая приносила бы удовольствие и хороший доход, возможно, имела бы на данный момент ребенка или даже детей.
Бернадетт не может представить себя матерью, будто это что-то нереальное, невозможное, сумасшедшее. Она может представить себя женой, любящей женой, которая ждет своего мужа и не желает делить его с кем-то еще. Со временем свободные отношения могут приносить больше боли и страданий, чем кажется, поэтому они так долго не живут. Люди, рано или поздно, либо влюбляются, либо начинают друг друга ненавидеть, и тогда сразу же встает вопрос: кто для меня этот человек? Любовник, сожитель, или же все это время он был просто другом или подругой, с которым приятно провести время?
Рикардс боится серьезных отношений, и еще больше она боится любви, которая всегда причиняла ей больше боли, чем наслаждения и счастья. Последний человек, в которого она влюбилась, оказался подлой сволочью, и как бы она ни была рада избавиться от бренной жизни со статусом жены, измена этого мужчины все-таки оставила неприятный и больной отпечаток на сердце.
Тобиас чем-то похож на того мужчину. Успешный, красивый, любит женщин, и несмотря на все свои недостатки, привлекает внимание Бернадетт. Слава богу, он просто друг, которого женщина, безусловно любит, но порой не понимает его поступков.
-Бетонные стены моего бутика чуть не убили меня, понимаешь, насколько все было плачевно? – уже легко говорит это Рикардс, хотя совсем недавно она не могла даже думать о том, что ее бутика больше нет.
Когда Берн вернулась со стаканами, она поняла, что совсем забыла про документы, факсы от поставщиков, юристов, чеки, что лежали на столе. Тоби уже заинтересованно их рассматривал, а Рикардс быстро выдернула бумаги из рук мужчины.
-Я сама со всем справлюсь. И я не буду брать от тебя деньги, Тоби, потому что итоговая сумма поразит даже тебя, - серьезно ответила Бернадетт, когда Батлер разливал выпивку по стаканам.
-Я никогда не перестану выедать тебе мозг, точно так же, как и ты мне. Поэтому со всеми расходами я справлюсь сама, а еще при помощи юристов, адвокатов и некогда партнеров, которые могут отказаться от сотрудничества после всего, что произошло.
Тобиас и Бернадетт выпили по первому стакану, залпом, безо всяких церемоний, тостов. Пьют, как всегда привыкли пить.
Спустя три стакана добротного коньяка стало немного легче, и все проблемы резко ушли на второй план, остался только Тобиас с его привычной манерой подтрунивать на каждом слове и ослепительно улыбаться своей белоснежной улыбкой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Отказать невозможно