Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Ты помнишь, что чувствовал в этот самый момент. В ту самую секунду, когда...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ветер, кровь и серебро. ‡фэнтези для чайников хд


Ветер, кровь и серебро. ‡фэнтези для чайников хд

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Зов крови! На броне драконьей полыхнуло солнце!
Зов крови! Давно ли ты понял, что никто не вернется?

http://sd.uploads.ru/QzNlP.gif

http://sd.uploads.ru/Zkyvo.gif

http://sd.uploads.ru/8S9pd.gif

Elena Smirnova & Elsa Riley
«Надмир — серебристая колыбель магии, столетиями собирающая под свои знамена вассалов множества волшебных рас. Эта некогда процветающая столица королевства Эльвин, воспетая в легендах великих бардов, внезапно сгинула с лица земли, обратившись в захолустное прибежище для беглых преступников и рискованных путешественников.
Ходили слухи, что всему виной стал неудачный ритуал в чертогах храма алых дев, который выпустил из амулета семи королей невиданную по силе ауру зла, тёмным пологом нависшую над городом и поработившую умы слабых жителей. Те, кто смог спастись в ту роковую ночь, лишились частички своей силы, но сохранили рассудок.
Дабы успокоить крестьян из ближайших поселений, уцелевшие маги лунной башни, наложили на Надмир мощное заклятье, сформировавшее вокруг силовой барьер: существо с чистым сердцем и незапятнанной душой, попусту не могло обнаружить злосчастный город, а значит избегало искушающего влияния дьявольских соблазнов, обитающих в нём. Но, после смерти последнего из волшебников, ткань границы начала ослабевать и чума проклятия хлынула наружу, разжигая кровавые конфликты среди соседствующих королевств.»
 

Отредактировано Elena Smirnova (2014-08-17 15:48:28)

+2

2

http://funkyimg.com/i/HrDw.png
Мы вне закона, что ж такого? Мы везде и нигде!
Мы словно тени на дорогах, мы круги на воде...
И наш девиз предельно ясен скоро станет тебе:
«Предай их всех, останься верен себе!»

http://sd.uploads.ru/JYOBh.gif

http://sd.uploads.ru/6VHbx.gif

Порывистый густой ветер, долетающий до этих мест с непроходимых болот, задорно шелестел в сочной листве вековых деревьев, наполняя окружающий воздух глинистыми испарениями и влагой. Оседая на почву белесым налетом, конденсат разжижал землю, которая грязными комьями слякоти забивалась в подошву башмаков. Полуденное солнце едва могло просушить травы, мечтающие о спасении от плодовитой тли, ведь его желтоватые лучи с трудом пробивались сквозь пышные кроны мощных дубов, отбрасывая причудливые кружева длинных теней. Тем не менее, дикие животные продолжали лочить своё безмятежное существование в данных краях, упиваясь изобилием мхов и ягод. Неувядаемую красоту летнего леса, нисколько не портили душные ароматы, обволакивающие тела путников, словно тонкий слой из свиного жира. Стоило только пройти вглубь и приблизится к хрустальным водам озера, как свежесть прохладного бриза очищала легкие, позволяя глубже дышать.
Восседая на огромном сером камне, расположившимся посреди водоёма, светловолосая молодая девушка сосредоточенно размышляла о чем-то далёком, погрузившись в метаморфический транс. Её стройные ноги, обтянутые плотной кожей расстёгнутого до пупка комбинезона, переплелись в идеальной позе лотоса, позволяя гибкому стану сохранять горделивую несгибаемость. Прислушиваясь к несмолкающей песни природы, она расцветала блаженной улыбкой, наслаждаясь балансом гармонии. Инкрустированные гравировкой серебренных стебле розовой лозы эфесы двух сабель, покоившиеся в заплечных ножнах на её спине, угрожающе переливались металлическими бликами, играя тёплыми лучами небесного света.
Веки девушки были плотно сомкнуты, будто она идиллически дремала, но стоило из зарослей цветущего ракитника донестись шороху хрустнувшей ветки, как пышные ресницы вспорхнули вверх, открывая пронзительных холод надменно серых глаз. Рука блондинки молниеносно освободила кинжал от плена набедренных ремней, метко посылая оружие в быстротечный полёт.
— Я, кажется, настойчиво просила меня не тревожить, — в бесцветных интонациях её голоса, слышались прижимистые ноты раздражения. Воздушно вскакивая на ноги, она обернулась в сторону побережья, подбоченившись левой рукой на элегантно отставленное бедро.   
— По горному тракту движется торговый караван, — спокойно ответствовал рыжеволосый юнец, присаживаясь на корточки, чтобы выдернуть из земли клинок, вонзившийся подле кончиков его плетённой обуви. — Первый за последние два месяца. — Зачарованно наблюдая за тем, как легко и грациозна девушка ступает по поверхности воды, расходящейся круговой рябью под её босыми ступнями, парень едва сдерживал стон восхищения. Торопливо прогоняя из мыслей наваждение, он встряхнул головой, возбужденно продолжая свою речь:
— Маркус снимается с лагеря, потому приказал отыскать тебя, Морриган.   
Оуш безразлично промолчала. Присаживаясь на берег, она неторопливо натягивала высокие сапоги, застегивая литые пряжки искусных ремней.
Внезапно поднявшийся сильный ветер, разметал в разные стороны жидкое золото шелковых прядей волос, обнажая вытянутые эльфийские уши. Спешно натянув на голову глубокий капюшон, девушка злобно сверкнула глазами, напористо выхватывая из рук начинающего воришки свой кинжал.
— Он мог сам прийти за мной, проявив должное уважение. — Пряча оружие за голенище, девушка прытко скользнула в тень, растворяясь в зелёных чертогах, подобно призрачному миражу. 
Ступая мягко и совершенно бесшумно, она следовала за небольшой группой людей, одетых в  старые и грязные тряпки: у них не было никакой должной амуниции и достойного оружия — всего лишь жалкий хлам, что удалось выторговать в ближайшем поселении. Дела банды шли плохо, после загадочной смерти прошлого вожака. Коллективный дух и физические показатели разбойников ослабли из-за вынужденных лишений. Вот уже четыре дня им не доводилось нормально выспаться — Маркус, то и дело, снимал группу со стоянки без объяснений, заставляя их уходить всё дальше за горный хребет. Морриган предчувствовала, что, рано или поздно, головорезы взбунтуется и прольется чья-то кровь.
Она присоединилась к отряду не больше месяца назад, но уже смогла убедится в безрассудной жестокости некоторых его членов. Именно потому-то, девушка всегда соблюдала осторожность, предпочитая независимое одиночество шумным посиделкам у костра. Большинство из этих ребят скоро погибнет: кого-то настигнет бесславная гибель из-за портовой шлюхи, а кто-то испустит дух болтаясь в гвардейской виселице. Глядя на этих мужчин, она видела судьбу каждого, предпочитая держать суверенную дистанции, никого не пуская в своё сердце.
— Морри, любимая моя девочка,  — громкий хриплый голос, раскатом грома прозвучавший поблизости, настиг Оуш врасплох. Встрепенувшись всем телом, будто голубка в момент долгожданного пробуждения, она нарочито отпрыгнула в сторону, но тотчас оказалась в стальных объятиях весёлого гиганта. — Что ты еле тащишься? Нас ждет славная битва! Боги войны благоволят смелым.
Грозный на вид Таррус, одетый в простую ситцевую косоворотку, кое-где несколько раз заштопанную, нес на раскидистом плече тяжелый кузнечный молот, служащий ему напоминание о временах честной молодости. Пожалуй, он был единственным, кого эльфийка боялась потерять. Именно этот здоровяк, чьи волосы уже тронули серебристые нити седины,  некогда спас её от жестокой расправы крестьян, желавших принести жертву, дабы изыскать благословение высших сил, способных оградить их селение о приближающейся тьмы. Оуш по праву считала его своим отцом, но из-за характера, частенько вела себя дерзко, бунтуя всякий раз, когда Таррус заводил шарманку, что женское место в доме у печи, а не на поле смертельной брани.
— Ты слишком шумный. Заслышав твой медвежий рев, торговцы поднимут тревогу раньше, чем нам удастся выбраться из засады. — Шутливо усмехаясь, Морриган оттолкнулась от ребер надежного друга ладонью, заправляя длинные волосы за шиворот.
Они подобрались достаточно близко, чтобы девушка смогла почувствовать крупицы магии, эфемерно искрящиеся в воздухе. Что-то было не так. Тревога сковала её сердце в предостережении, но Маркус уже издал протяжный боевой клич, опрометчиво пустившись в лобовую атаку. Вслед за легкомысленным предводителем, тотчас ринулись остальные: блеснула сталь обнаженных мечей, жаждущих насытиться багряной эссенцией жизни врага,  а спустя миг небо распороли в клочья десятки подожженных стрел.
— Чёртовы выродки болотных троллей. — Выругавшись сквозь стиснутые в обескураженном оскале зубы, эльфийка высвободила тонкие сабли, поудобнее устроив их в крепких ладонях. Не желая уступать товарищам, она вклинилась в ряды сражающихся, мощным ударом ноги в живот, опрокинув одного из королевских гвардейцев, поставленных охранять торговый путь каравана. Ни оставляя мужчине и шанса подняться с пыльной дороги, Оуш вонзила лезвие клинка в его сонную артерию, отправляя его в мир теней к праотцом.
Напитавшись первой кровью, правая сабля запульсировала магическим голубоватым свечением, плавно перетекающим по узорам рукоятки, прямиком в хитросплетение вен хозяйки. Адреналин, вскормленный чуждой энергетикой, участил сердцебиение девушки, проявляя на её устах хищническую ухмылку. Почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд, Морриган ловко обернулась в сторону, запечатлев неодобрительную гримасу Тарруса.
Гигант стоя поблизости, умело орудуя своим массивным молотам, раскраивая головы тем, кто осмеливался приблизится на расстояние вытянутой руки. Даже захваченный пылом сражения, он продолжал присматривать за ней. Раздраженно фыркнув себе под нос, девушка ринулась прочь, окунаясь с головой в самый эпицентр противостояния.
Крики боли, неистовые мольбы о пощаде, хриплые команды гвардейцев, призывающие своих друзей сомкнуть ряды — все смешалось в единую симфонию хаоса, под которую Оуш плясала свой жестокий танец смерти, виртуозно описывая широкие дуги саблями-близнецами. Её комбинезон и лицо, давно покрылись веерными брызгами склизкой крови, медленно стекающими по гладкой коже. Захваченная безудержным духом битвы, она выкрикивала грозные ругательства, парируя атаки противников, дабы после возвратить из вдвойне.
Вокруг неё замертво падали люди, но эльфийка не обращала внимание на них: её совершенно не волновало, оказался поверженным друг или враг. Морриган, как и комьям грязи под ногами, не было никакого дела до того, чья кровь оставит запекшееся пятно на злополучном тракте. Прерывая чужие судьбы, она думала только о том, попадется ли ей на пути достаточно натренированный боец, способный внести долю риска в быстро наскучившее побоище.
Отойдя непродуманно далеко от разбойничьего отряда, девушка вырубила одного из торговцев ударом эфеса в переносицу, но тут же осеклась заслышав знакомый выкрик.
Запрыгнув на перевернутый обоз, Оуш сощурила глаза, стараясь разглядеть в поднявшемся  занавесе пыли, источник душераздирающих воплей. Спустя несколько кратких мгновений, её взор уловил знакомый огонь рыжей копны волос — Ярли, тот самый начинающий воришка, медленно сползал вниз по стволу ясеня, ладонями зажимая перерезанную гортань. Его длинные пальцы окрашивались соком ускользающей жизнь, а лицо примерило предсмертную маску мучительной агонии, отразившуюся в тускнеющем взоре животными всполохами естественного ужаса. Он был ещё так молод … когда-то, наивно признавался Морриган в вечной любви, а теперь хрипло сплевывал желчь и кровь …
Внутри эльфийки вспыхнула слепая ярость. Выхватив кинжал из голенища, она с диким рычание метнула его в виновника столь грустной смерти, даже не рассчитывая попасть в цель. Но, видимо Боги действительно благоволят смелым, так-как кинжал вошел в левую глазницу убийцы по самую рукоять. Упав на колени, он сиюсекундно распластался вниз лицом, но облегчения от свершенной мести Оуш не ощутила. Только горечь потери единолично завладела пылкой душой. 
В порыве отчаянной скорби, Морриган допустила ошибку: потеряв бдительность, она позволила одному из королевских гвардейцев подойти со спины, но поняла это лишь тогда, когда тяжелый сапог ударил промеж сведенных вместе лопаток, опрокидывая её ничком. Перекатившись через локоть, светловолосая быстро пришла в себя, скачком поднимаясь обратно на ноги. Из-за крошева мелкого песка, начинали слезиться глаза. Стоило, как можно стремительнее, закончить изрядно затянувшуюся битву. Прочертив носком прямую линию, уверенно отмеряя расстояние, она спрятала оружие в ножны, вознамериваясь прибегнуть к заклинанию, но чья-то ментальная контратака заблокировала импульс. Пошатнувшись, эльфийка едва успела увернуться от рубящего удара обоюдоострого меча, вскользь оцарапавшего её щеку и срубившего кончик длинного уха. Возобладав над позывом разума к позорному бегству, Оуш поздно уразумела, что оказалась в хитроумной ловушке загнанным зверем. Не успело лезвие молодого гвардейца закончить свой маневр, как позади него мелькнула зловещая тень ящероголового колдуна: волшебная молния ударившая средь ясного небосвода, подорвала девушку в воздух, кубарем сбросив с пригорка.
Она потеряла сознание ещё до того, как упала в ручей и быстрое течение проволокло её израненное тело по острым камням, бурным потоком уносящим Морриган прочь от шума проигранной битвы.

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Ветер, кровь и серебро. ‡фэнтези для чайников хд