Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » your only crime is being f*cking perfect


your only crime is being f*cking perfect

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://33.media.tumblr.com/e0c91ebb261edd3a73af9ca623b8577a/tumblr_mnufqwSYzT1s93vsfo3_500.gif

Участники: Nadia Kovács & Crowley Green
Место: Департамент полиции Сакраменто, далее - квартира Нади.
Погодные условия: От этого солнца, кажется, нигде нет спасения. Даже в тени - невыносимая жара. На открытом солнце вообще адское пекло.
О флештайме: "Ах уж эти женщины... То помаду потеряют, то мобильник, то ключи от машины. И угораздит же выронить что-то из сумочки в самом "удачном" месте. И потом еще попасть к столь же "удачному" детективу на допрос. Он явно настроен решительно - посадить первого встречного, чтобы закрыть дело, да и не работать больше. Итак уже сколько времени потратили пытаясь найти владельца этой злосчастной помады. Но кто слушает криминалиста, который срывая голос орал на внутреннем совещании, что это случайная находка, и к произошедшему убийству отношения вообще не имеет. Но нет же, все отлично знают свою работу и без меня. А мне теперь придется вызволять несчастную, а то доведут ее там до сумасшедшего дома еще..."

+1

2

внешний вид;

Где же эта треклятая помада?!
Надя носилась по своей однокомнатной квартире, залезая в каждый темный и не очень уголок. Она буквально места со вчерашнего дня себе не находила. Буквально колени стерла, пока заглянула под каждый предмет мебели. Даже умудрилась прокусить губу до крови, когда задумалась над местом расположения. А все из-за того, что где-то потеряла свою любимую помаду. Сейчас Ковач сидит без работы, поэтому нет возможности покупать косметику, к которой она привыкла. А менять фирму – это значит пройти несколько кругов ада перед тем, как кожа привыкнет к новому изделию. В общем, блондинка готова была уйти в коротко-срочную депрессию, но не позволила себе такой роскоши, ибо на утро было назначено очередное собеседование.
Если честно, Наде надоело оббивать пороги. В голове роятся не очень-то добрые, но достаточно смелые мысли: найти богатого мужчину и выйти за него замуж. А что? Многие ее знакомые подруги так сделали. Конечно, их жизнь не стала идеальной, но хотя бы не нужно теперь работать. Ковач очень любит свою профессию, ей нравится сам процесс перевода текстов. А еще нравится то чувство, когда в ней нуждаются. Наверное, это плохо, но Надя старается об этом не думать. Просто скрывает свои грязные побуждения под лозунгом «помогу, чем смогу!».

Хорошенько понервничав перед таким знаменательным днем, на утро блондинка еле-еле поднялась с кровати. Никакого не было желания улыбаться очередному будущему боссу. Он ведь все равно захочет «познакомиться поближе», как же это отвратительно. Но ничего не поделаешь, Надя, такая у тебя судьба. Поэтому, собрав последние силы, девушка принялась приводить себя в порядок. И когда она уже была практически готова выходить, кто-то достаточно требовательно постучал в дверь. Блондинка даже вздрогнула, застыла на месте. Не ждет ведь гостей, кто это может быть? В дверь еще раз постучали, девушка пару раз моргнула и пошла открывать.
- Надя Ковач? – спросил мужчина, как только блондинка открыла дверь. Он был достаточно высокий, в белой рубашке, строгих брюках. От него пахло сигаретами и кофе, поэтому Надя даже поморщилась, а в ответ кивнула. – Пройдемте со мной, - и сделал шаг назад, чтобы дать даме дорогу. Ковач застыла на месте, рот сам собой чуть приоткрылся, а глаза уставились на незнакомца. – Поторопитесь.
И все, никаких лишних церемоний. Девушка быстренько сообразила, что лучше никаких лишних вопросов не задавать. Когда она отошла обратно в дом, то мужчина нахмурился и сделал шаг в сторону блондинки. Но Надя выставила руку вперед, как бы защищаясь и запрещая заходить. Мужчина послушался, затем презрительно хмыкнул, отошел в сторону, скрещивая руки на груди. У Ковач в ушах зазвенело, она побежала в свою комнату.
Ей нельзя было задерживаться, ибо тогда этот грубиян пойдет искать. Как-то это даже глупо. А еще попахивает полным отсутствием культуры. Пока девушка костерила про себя незнакомца, то нацепила туфли на высоком каблуке. Это было безрассудно, но тогда еще Ковач не знала, во что ввязывается. Припудрив перед зеркалом носик, Надя схватила портфель, который уже стоял около двери. Блондинка понадеялась на то, что они быстро со всем разберутся, потому что ей нужно еще успеть на собеседование. Но гляди на этого громилу, переводчица не решилась ничего сказать.
Она чуть не подвернула ногу, когда поняла, что незнакомец – это самый настоящий полицейский, и ведет ее прямиком к полицейской машине. Застопорившись на месте, девушка уже была готова вот-вот отказаться, но мужчина схватил ее за локоть и буквально засунул на заднее сидение. Надя была в шоке, но только и делала, что открывала рот, как немая рыба. Ей было очень страшно, на языке крутились разные вопросы, но почему-то не получалось их задать. И даже она никак себя оправдать не могла, ибо боялась еще большую беду на себя нагнать.
Даже не расслабишься.
Ковач еще никогда в своей жизни не каталась на заднем сидении полицейской машины. Она ведь законопослушная гражданка! И даже в подростковом возрасте ничего такого не совершала. Злость клокотала в груди, но страх давил сверху, поэтому Надя сидела молча. Безумно хотелось плакать, поэтому пришлось глубоко дышать. А в машине просто страшно воняло. Вновь, она попадает в безысходную ситуацию, вновь ничего не может сделать сама. Становится жутко обидно, и всю оставшуюся дорогу Ковач продолжает грызть себя изнутри.
- Вылезайте, дамочка, - машина останавливается перед департаментом полиции, Надя выглядывает в окно и шумно сглатывает.
Ком застрял в горле, но вылезти из машины ей помогли. Затем опять никто ничего не говорит, блондинку ведут вовнутрь, как будто она совершила какое-то серьезное преступление. Ковач не сопротивляется, но ноги уже подкашиваются, а ладони липкие и холодные. Сколько у нее времени? Телефон в сумочке, а часы она забыла дома. Кажется, этот день начался не совсем правильно. И приподнять девушке настроение сможет только вакантное место переводчика, в какой-нибудь солидной фирме.
- Что происходит? – вскрикивает блондинка, когда ее засовывают в какое-то помещение.
Это небольшая комната, полностью пустая. На стене висит огромное стекло, и, применяя свой опыт, девушка понимает, что это не просто зеркало. Становится страшно, Ковач тут же оседает на кресло. Наверное, нужно потребовать адвоката. Хотя, зачем? Она же ничего не сделала. Просто ответит на пару вопросов, если все окружающие опять не примутся хором молчать. А потом ее отпустят, и Надя никогда больше не вспомнит об этом инциденте. Колени трясутся, ей страшно. Слезы на глазах наворачиваются. Как маленькая девочка, честное слово. Но Ковач ничего с собой поделать не может. Глаза упираются в стол в тот момент, когда открывается дверь и кто-то входит в глухое пространство.

Отредактировано Nadia Kovács (2014-08-18 21:20:16)

+1

3

вв

Весьма напряженные последние дни, связанные со сложным расследованием, никак не хотели перетекать в выходные, когда можно будет на диване перед телевизором поваляться. Кроу работал и работал, потом еще работал, потом чуть-чуть спал и снова работал. Позавчера вообще уснул прямо в кабинете на столе, подложив под голову толстенный справочник. Стоит ли говорить, что синяки под глазами появились жуть какие, литры кофе уже не спасали, а грамотно излагать свои мысли он мог сейчас исключительно на бумаге в очередном отчете.
Усталость, всепоглощающая, в которую хотелось закутаться как в одеяло, приятно растянувшись в теплой ванной или на кровати. Но пока ему просто не давали никаких выходных.
Несмотря на все попытки Грина доказать коллегам-детективам, что нужно обратить внимание на другие находки, дурной и больной на всю голову (по мнению Кроу уж точно) детектив Блоуфер зацепился именно за какую-то помаду, уводя, опять же по мнению Кроу, всю команду от правильного хода расследования и пытаясь обвинить кого попало, чтобы просто закрыть дело и пойти незаслуженно пропить где-нибудь премию. Ерунда какая-то. Грин такой подход к работе ненавидел ужасно. Сам он никогда не работал только для того, чтобы от него отстали. Его отчеты всегда исключительно правдивые, без лишних домыслов. Написано, что были исследования - значит были. Всегда добросовестно и качественно проверял все до мелочей.
Вот и сейчас, задумчиво покручивая в пальцах этот тюбик с помадой, из-за которого Блоуфер поднял на уши половину экспертов, только чтобы найти его владелицу, Кроу понимал, что это случайность. Бедная девушка (вряд ли обладателем такого красного оттенка был мужчина, хотя в наши дни ни в чем уверенным быть нельзя, но хотелось надеяться) скорее всего всю сумочку на стол вывалила в поисках сего предмета декоративной косметики, явно не подозревая, что обронила его где-то на улице. И уж точно не догадывалась, что спустя пару часов на том месте кого-то убили.  Но Блоуфер был непреклонен. Конечно, куда проще загрузить экспертов и найти кого-то, имея в руках помаду, чем пораскинуть собственными мозгами и делать собственную работу.
- Кроу, там эту девушку привезли…
- И куда ее?
- В допросной, с детективом, – вяло отозвался кто-то из коллег, заглядывающий в кабинет Грина.
- Надо посмотреть, что ли сходить, заодно отнесу эту «улику» на «опознание».
Кроу поднялся на ноги, убрал тюбик в пластиковый пакет с клапаном,  снял перчатки и пошел в другой конец здания, дабы понаблюдать за допросом. Он был почти на все сто уверен, что никакого признания не будет, что эта девушка, которую привезли, даже не свидетельница самого преступления. Но мало ли… Вдруг ошибся, впервые так крупно ошибся, утверждая, что она не виновна? До сих пор голос чуть хрипел, потому что тогда на совещании Кроу орал, отстаивая свою правоту,  до того, что голос сорвал. Почему вообще он так защищал эту незнакомую девушку? Он ее не видел-то никогда.
Передал через дежурного помаду, чтобы отнесли ее в допросную, а сам за односторонним стеклом устроился, на стену облокотившись. Помимо парочки стажеров, которых привели понаблюдать за допросом, больше никого по эту сторону стекла не было. А по ту вообще остался только детектив, охранник возле двери, да «подозреваемая».
Кроу молча смотрел, как перед девушкой (из информации выяснилось, что ее зовут Надя) ставят на стол ее помаду, как Блоуфер небрежно (весьма в его стиле) кидает рядом несколько снимков с места преступления, на которых запечатлен во всех деталях труп (Кроу сам знал, что снимки явно не для впечатлительных женских глаз, ибо сам их делал). Как Надя все больше и больше вжимается в стул.
Далее формальности – представьтесь, назовите возраст, адрес прописки, место рождения и так далее. Их он пропускает мимо ушей, печально наблюдая за испуганной девушкой. Слова пролетают мимо ушей, теряясь где-то в воздухе. Выводит его из этого ступора только фраза детектива, произнесенная с такой озлобленностью, которую Грин просто понять не может.
- Ты мне скажешь, что это ты убила. Ты. Убила, – он все дальше и дальше нависает  над ней, буравя ее взглядом. – Зачем ты это сделала, скажи?
Девушка явно не понимает вообще, о чем речь. Она вряд ли знает этого покойного. Она вряд ли вообще знала до этого момента, что выронила свою помаду именно на том углу, а не на каком-то другом. Кроу видит это по ее глазам, по тому, как она сдерживается, чтобы не расплакаться прямо тут и не признаться только для того, чтобы это ужасное давление со стороны детектива прекратилось.
Он сам больше не может на это смотреть. Возможно, его присутствие, как-то смягчит методы допроса детектива Блоуфера.
Грин выскальзывает в коридор, кивает дежурному у двери, чтобы пропустил его внутрь, заходит.
- Эксперт Грин, – скалит зубы детектив в натянутой улыбке, понимая, что Кроу не просто так сюда пришел. Криминалист проходит в угол комнаты, останавливаясь там у стены и скрещивая руки на груди, кивает, мол, продолжайте, я посмотрю.
Пока Блоуфер не видит, Кроу ловит взглядом испуганные глаза Нади и мягко ей улыбается.
Не бойся, я здесь, я все знаю, я не дам тебя в обиду.

+1

4

Вся эта ситуация была для Нади не в новинку, да-да. Как бы сильно ее ни любила мама, отец всегда был строг. С какой-то стороны, даже немного смахивал на тирана. Ведь ему так сильно хотелось сына-первенца, а родилась девочка. Не выкинешь же на улицу. И чтобы свободные руки и пустые головы даром не пропадали, отец пытался воспитать в своих дочерях законопослушных жительниц Америки и завидных невест. Наверное, именно из-за такого воспитания Ковач так сильно подвержена влиянию со стороны. И постоять за себя толком не может. Даже сначала молча выслушивает все, что на блондинку выливает детектив. Складывается такое ощущение, что ему лишь бы на кого вылить все это дерьмо. Лишь бы повесить обвинение, и на душе станет легче. Но Надя даже рта не может открыть, чтобы сказать что-нибудь в свое оправдание.
Когда на столе появилась помада, то девушка уставила на нее, как на какое-то волшебное существо. На секунду обрадовалась, что наконец-то нашлась ее «прелесть», но короткая улыбка тут же сгорела на губах. Детектив заметил радость, тут же снова начала давить. На глазах навернулись слезы, Надя опустила голову и шмыгнула носом. Ей было страшно. Помада точно ей принадлежит, но она не знает, где ее потеряла. Рядом с флаконом ложится еще что-то, блондинка поднимает глаза и видит фотографии. Место преступления. Труп. Тошнота тут же подкатывает ко рту, Ковач сглатывает, отводя взгляд. Ее трясет, дышать невозможно. А мужчина продолжает давить, как будто не замечает, как Наде сейчас плохо.
Кое-как девушке удается выдавить из себя формальные данные. Ей уже все равно, главное, чтобы отстали уже наконец. Она даже забыла о том, что должна успеть на собеседование. Плевать сейчас на все. Сердце в груди колотиться, глаза жжет, вот-вот польются слезы. Блондинка жмется на стуле в тот момент, когда детектив пытается выдавить из Ковач признание в убийстве. Она готова многое вытерпеть, ведь через столькое с отцом прошла, но это уже предел. Девушка уже готова закричать, но резко поднимает голову, когда в помещение заходит кто-то еще. Молодой человек, детектив называет его экспертом Грином. Надя хмурится, поджимая губы, когда незнакомец ей подмигивает. Сердце ёкает от неожиданности, девушка смущается, забывая о том, где вообще находится. Но детектив возвращает принцессу с небес на землю.
- Никого я не убивала! – наконец-то вскрикивает блондинка, после того, как детектив неожиданно бьет кулаком по столу. Понятно, что его работа – расколоть преступника, но Ковач ничего не делала, он сейчас совершит ошибку и сломает девушку.
- Как же так? А чья это тогда помада, а? – шипит сквозь зубы мужчина, кидая взгляд сначала на Надю, а затем на парня, присутствие которого девушка чувствовала спиной.
- Моя, - голос дрожит из-за слез, которые вот-вот хлынут. Блондинка сжала руки под столом, впиваясь короткими ноготками в нежную кожу ладоней. Ей страшно, потому что все улики и факты указывают на ее виновность.
- Значит, это ты убила, - подытоживает детектив, слышно, как выдыхает, мол, ожидая признания.
Но Надя молчит, громко сопит, смотрит в стол, но молчит. Она просто сдерживает рвущуюся на поверхность истерику. Ведь если сейчас Ковач разнесет, то сложно ее потом будет собрать. Уже через такое проходили, она точно не хочет повторения. Возможно, блондинка бы сдержалась, если бы только детектив тихо, самодовольно не хмыкнул. И тут Ковач буквально разорвало на истерику. Она начала громко плакать, закрывая лицо руками. Задыхалась, шмыгая носом и тряся головой из стороны в сторону.
- Ничего я не делала! Я никого не убивала! Я не преступница! – вскрикивала, хрипела девушка, ибо не знала, как нужно вести себя в такой ситуации. Если она признается, то ее точно отправят в тюрьму. Но Надя не виновна! Она не совершала этого преступления.
Девушку колотит, плечи ходят ходуном из-за того, что она дико плачет. Кажется, детектив не доволен таким расположением дел. Ведь ему нужны были не слезы, а признание. К горлу Ковач снова подкатывает тошнота, когда она приподнимает голову и видит фотографии. Колени трясутся, хотя хочется встать и убежать. Она чувствует себя беззащитной жертвой в безвыходной ситуации. Такое уже с ней было. Дома. С отцом. Очень сильно не хватает мамы, которые бы обняла за плечи, прижала к себе и успокоила.
- Хватит уже реветь, - брезгливо фыркает детектив. Ковач тут же перестает рыдать, хотя жутко заикается и не поднимает головы. – Эксперт Грин, ваше заключение? – в голосе столько язвительности, что Надя готова провалиться сквозь землю. Ей хочется посмотреть на этого эксперта, но тело не слушается, продолжая содрогаться в конвульсиях.

+1

5

Кроу сдерживался до последнего, хотя пальцы на руках несколько раз непроизвольно сжимались в кулак, отзываясь тянучей несильной болью на месте где была зашита рана от недавней аварии. Наверное, именно эта боль, как напоминание, спасала Грина от того, чтобы наперекор служебным инструкциям, не врезать детективу хорошенько.
Снова и снова он совершает свои поганые нападки на девушку, пытаясь из нее вытрясти хоть что-нибудь. А Надя отлично сдерживается, справляется пока, не говорит того, что от нее хотят услышать. И верно, она ведь ни в чем не виновата. Главное, чтобы от страха не призналась в том, чего не делала.
Хрупкая, маленькая девочка... Именно такой она выглядит на фоне приземистого, но крупного детектива.
В какой-то момент она все-таки не выдержала, сорвалась. Женские истерики Кроу терпеть не мог. Его они иногда пугали куда больше, чем трупы. Хотя насчет последних можно сказать только одно: бояться надо живых, а не мертвых. Вот эту живую, которая в комочек сжалась на стуле, пристегнутая наручниками, прячущая лицо в ладонях, вся в слезах, с покрасневшими глазами и осипшим голосом, явно бояться не стоило. По-крайней мере, убить она вообще вряд ли способна, для этого тоже определенный склад ума и психики нужен. И ведь сколько распинался в отчете, сколько писал, что убийство преднамеренное, спланированное явно мужчиной и им же совершенное... Нет. Вот надо довести бедную девушку до истерики.
Грин вытянул из кармана упаковку бумажных платочков, оттолкнулся от стены в своем облюбованном углу и подошел к столу.
- Детектив, вам не кажется, что вы перегибаете палку? - хмыкнул Кроу, рукой показывая дежурному у двери, чтобы подал ключи от наручников. - По-моему, мисс Ковач сказала вам, что ничего не делала. И я склонен ей верить.
Кроу присел рядом с Надей, открывая металлический браслет, положил ей на колени салфетки, чтобы привела себя в порядок и едва погладил по руке, чтобы успокоилась, и поняла, кому в этой жуткой комнате верить можно.
- И раз уж вы спросили моего заключения... - криминалист распрямился, отмеряя шагами небольшое помещение допросной.
- Поскольку вы не удосужились, как я посмотрю, прочитать мой отчет о проделанной работе, придется его озвучивать.
Он прошелся туда и обратно, собираясь с мыслями (даже та самая невозможная усталость отошла на второй план, когда проснулось чувство справедливости и желание уберечь невинную от слепого тычка пальцем в небо).
- Итак, что мы имеем? Сначала вспомним судебно-медицинских экспертов. Труп с колото-резаными ранениями, причина смерти, предположительно, потеря крови. Ничего удивительного, бедолаге прилично досталось. Мужчина, средних лет, личность установлена, но в данный момент не имеет значения. Рост - метр восемьдесят три. Что на пять сантиметров ниже моего и сантиметров на десять выше, чем мисс Ковач. И, к слову, повыше вашего будет, - Кроу наигранно улыбнулся детективу, который аж побагровел от злости. - Ранения есть у убитого на шее и лице, судя по силе удара и направлению ран нанесены с высоты согнутой в локте руки. Никак не вытянутой. Могла бы мисс Ковач так сделать? Очень сомневаюсь. Чтобы быть с убитым одного роста ей пришлось бы одеть высокие каблуки, которые вряд ли бы дали необходимую устойчивость. А если бы даже это была она, разве не способен мужчина средних лет и весьма крепкого телосложения отбить удары довольно-таки худощаво сложенной девушки?
Кроу остановился лицом к лицу с Блоуфером. Не особо высокий детектив был вынужден смотреть на криминалиста снизу вверх. Он как-то весь сразу осунулся, от его свирепствований, которые несколько минут назад были направлены в сторону Нади, не осталось и следа.
- Далее, если бы вы, детектив, внимательно читали мой отчет, - Кроу заводился, повышая голос. Недавно сорвал уже один раз, поэтому был охрипший, но, похоже, собирался сделать это и еще раз. - Вы бы обратили внимание на еще одну деталь - ваша "улика", за которую вы почему-то зацепились, как за единственную, пролежала на месте преступления достаточно долго, чтобы на нее успело попасть больше дорожной пыли, чем, например, на часы убитого, хотя он лежал даже ближе к дороге. Значит появилась эта помада там раньше, чем было совершено убийство.
Кроу отошел к зеркалу на стене, вытягивая из кармана резиновые перчатки, надевая одну из них, следом вытаскивая прозрачный плотный лист с отпечатком пальцев на нем. Наглядно продемонстрировал прямо в зеркало, зная, что за ним есть и камера, на которую записывается все, что сейчас происходит здесь.
- Ну и последнее, если все мои доводы вас никоим образом не убедили. Вот этот единственный непроверенный отпечаток, найденный на крышке бака для мусора, в котором нашли и перчатки, в которых было совершено убийство, и упаковку от ножа, который, предположительно, был орудием убийства. Как мы выяснили, убитому он не принадлежит, и я очень сомневаюсь, что принадлежит мисс Ковач.
Дактилоскопические приспособления в кармане у Кроу тоже обнаружились.
- Мисс, вы же не будете возражать? - он взял отпечаток ее указательного пальца.
- И теперь ничего сложного, совмещаем вот этот отпечаток и отпечаток мисс Ковач... Бинго! - пропел Кроу с сарказмом. - Они разные.
Криминалист торжественно вручил детективу оба листа с отпечатками, собрал со стола фотографии, также вручил опешившему Блоуферу и кивнул в сторону двери.
- Работайте, детектив. Начальник департамента не далее как завтра получит мой рапорт о вашем недобросовестном отношении к работе, а так же о полном пренебрежении работой криминалистов, судебно-медицинских экспертов и других ваших коллег. Я еще напишу там, что вы задерживаете своими не имеющими под собой оснований догадками ход всего расследования. Непрофессионально, детектив. Весьма непрофессионально... Мисс Ковач я сам провожу, а вы идите, идите. Сегодня мы никого не посадим.
Блоуфер не произнес ни слова. То ли его так напугал предстоящий рапорт, то ли он тихо вынашивал план мести самоуверенному Грину. Убрался восвояси, вместе с дежурными у дверей. Судя по голосам в коридоре, стажеры из-за зеркала тоже ушли.
- Надя? Пойдем, я тебе чай сделаю, потом подпишешь пару бумажек, и сможешь ехать домой. Хорошо? - Кроу протянул руку, чтобы помочь девушке подняться. - И сразу договоримся, никакого "эксперт Грин", если что. У меня очень странное полное имя, поэтому зови меня просто Кроу.

Отредактировано Crowley Green (2014-08-20 21:44:01)

+1

6

Надя уже потеряла надежду на чудо. Ведь его в реальной жизни не бывает. Чудеса случаются только в сказках, в которых жить намного интереснее, чем в реальности. Девушка уже даже успела вообразить себе пару сцен в тюрьме. Подумала о том, что туда можно будет с собой взять. Потому что смирилась, опустила руки. Ковач никогда не могла за себя постоять. Это все началось с тирана-отца и закончится здесь и сейчас, когда как-то треклятый детектив запечет блондинку за решетку. Просто так, чтобы легче жилось. А ведь того убитого человека это не спасет, его уже ни что не спасет. И в своей голове Ковач может крутить разные монологи, даже диалоги с детективом, но вслух ничего не скажет. Она все еще трясется, глотает сопли, вместе со слезами, жмурится, как будто пытается сжаться в точку и исчезнуть. Это глупо, очень по-детски, но Надя не знает, что ей делать дальше.
Неожиданно, за ее спиной разносится мужской голос. Этот тот самый парень, Ковач про него забыла. Почему-то становится спокойнее, но девушка не торопиться радоваться. Она-то знает, что это всего лишь уловка, что ей ничего не поможет. Но пусть мужчины между собой разбираются, она тихо посидит, подумает о том, чем ей в тюрьме заняться. Хотя, от одной мысли о том, что она вообще туда может попасть, девушку бросает в дрожь. Еще чуть-чуть и ее просто вывернет на стол от страха, вот потеха-то будет. Просто так загремела в тюрьму, да еще и опозорилась. Почему? За что ей все это счастье? Когда она успела свернуть не туда?
Надя вздрогнула от того, что на ее запястьях щелкнули наручники. Только сейчас она поняла, что была прикована к столу. Как будто она зверь какой-то! Злость зажглась внутри, но тут же остыла, когда взгляд блондинки встретился со взглядом молодого эксперта Грина. Вместо сжигающего пламени появилось тепло, такое успокаивающее. Девушка почувствовала себя в безопасности, как будто она под защитой. Будто все, что она прошла – это так было и задумано, так было нужно. И хорошо, что все так сложилось, просто замечательно! Потерев запястья, Надя скромно улыбнулась, отводя взгляд. Нашла салфетки, вытянули из пачки одну и стала аккуратно протирать вокруг глаз. Макияж был испорчен, наверное, она теперь ужасно выглядит. Да и плевать, главное, что теперь все хорошо.
Ковач ведь не знала исхода всей этой истории, но уже была уверена в том, что выйдет победительницей. Когда же эксперт Грин стал говорить, но Надя даже замерла, прислушиваясь и пристально глядя на своего спасителя. Умный, уверенный в себе, да еще и смелый! Попрешь против таких идиотов, блондинка бы точно не смогла. Она даже с мамой обычно не спорит, что уж там говорить про мужчин. И… тут бы вставить тираду про любовь с первого взгляда, но Надя в нее не верила. Хотя очень даже доверчиво отдала Грину отпечаток своего пальца. Кажется, она готова была всю себя ему доверить. Но не сейчас. И не здесь. Ведь она ужасно выглядит, а должна выглядеть идеально.
Конечно, Ковач практически ничего не поняла из всей речи молодого человека. Как и детектив. Девушке безумно хотелось позлорадствовать, но она боялась, что навлечет на себя этим беду. Поэтому сидела на стуле, сведя колени вместе, мяла в руках грязный платочек. Все стали расходиться, когда дебаты закончились. Но это было потрясающе, если бы Надя была смелее, то обязательно бы осыпала Грина аплодисментами. Но это лишнее, наверное. Он и так защитил ее, не позволил раздавить. Нужно его будет как-то отблагодарить. Собрать все силы и сделать шаг вперед, а то так и останется сидеть на одном месте.
На какое-то время, в помещении повисла тишина. Ковач наконец-то смогла выдохнуть, но тут же напряглась, когда молодой человек обратил на нее внимание. Черт-черт, какой неподходящий момент. Но возможности бежать не было, поэтому девушка подняла голову, уставилась непонимающее на его руку. Потупила буквально несколько секунд, а затем заулыбалась. С ней больше не обходились, как с куском мяса, поэтому можно оттаять. Блондинка протянула свою руку, крепко ухватилась за Грина и поднялась на ноги. Но ее тонкие ножки подвели, поэтому, охнув, Надя упала прямо в объятия молодому эксперту. Сначала девушка безумно растерялась, хотела уже отпрыгнуть от Кроу, но затем плюнула на все приличия и крепко обняла парня. Никаких скрытых подтекстов, простая благодарность.
- Спасибо, спасибо Вам, мистер Грин! – вспыхнула самыми радостными эмоциями Ковач, и буквально повисла на Грине, как будто ноги ее совсем не держали. Хорошо, что она не была тяжелой. – Я Вам просто безмерно благодарна! Если бы Вы не вступились за меня, то я бы точно отправилась в тюрьму. Но это полный абсурд! Я даже паука в ванной убить не могу!
Девушку так сильно понесло, потому что напряжение резко спало. И сначала Ковач не понимала, что ведет себя глупо и смешно. Все еще сжимая шею Грина, до Нади медленно дошло, что нужно увеличить дистанцию. Замерла на месте, почувствовала опору под ногами, чтобы не грохнуться. Потом отпустила парня, тихо откашливаясь и убирая волосы за уши. Ей было стыдно, поэтому щеки покрылись легким румянцем. И плевать, что на лице теперь просто черное месива, главное, что она свободна! И все действительно будет хорошо.
- Простите… то есть, прости. Кроу, - произнесла его имя, как будто пробуя на вкус, глядя из-под длинных ресниц, облизывая губы, на которых уже практически не осталось помады. – Мы хотели… точнее, ты предлагал выпить чаю. Да, пойдем. Хорошо.
Надя занервничала, забирая со стола помаду и, по привычке, кидая к себе в сумочку. Они вышли из помещения, Грин пропустил Ковач вперед себя, что девушка отметила. Рано говорить про любовь, но этот парень определенно ее задел. Глупо будет на него бросаться сейчас, но отблагодарить точно нужно. Надя не шлюха, поэтому в постель не потащит. Денег у нее сейчас тоже нет. Но можно будет пригласить его в кафе, угостить кофе с любимым чизкейком. Молча, они добрались до кабинета Грина, пока блондинка витала где-то в фантазиях.
Зайдя вовнутрь, девушка глубоко вдохнула, оглядываясь по сторонам. Держи себя в руках, юная леди. Не наделай ошибок. Ковач кивнула сама себе, усаживаясь на стул, который стоял напротив рабочего стола. Раньше она никогда не была в полиции, не было поводов. Зато посетила разные кабинеты, разных компаний. И так же сидела напротив своего работодателя, только вот Кроу не был похож ни на одного из них. Он был совершенно другим. Если позволить себе выразиться, то молодой эксперт был парнем ее мечты.
- Ты давно здесь работаешь? – неожиданно, даже для самой себя, спросила девушка. Сначала замялась, но потом подумала, что ничего особенно не спросила, и попыталась расслабиться. – Просто… не каждый вот так сможет осадить этих мастодонтов. А ты их буквально отчитал, как детей малых.
Надменно усмехнулась блондинка, но тут же осеклась. Вот это был точно лишним. Слегка поникла головой, хотя старалась спину держать прямо, сведя колени вместе. Радует, что на ней красивое платье. Про макияж даже старается не вспоминать. И держится, чтобы больше молчать. Поговорка про Ковач: «язык без костей», вроде, ничего плохого не хочет, но всегда во что-нибудь вляпается. Тем более, они сюда не разговоры пришли говорить, а по делу. Поджав губы, девушка снова убрала локон волос за ухо, глядя куда-то вниз. Сегодня в ее жизни что-то точно изменилось, но что именно? Загадка.

+1

7

Как-то оно все неловко получилось с этими падениями. Кроу, конечно, сориентировался моментально, упасть Наде не дал, но смутился от чего-то ужасно. Как школьник, ей-богу. Вроде же ничего такого не произошло, а он прямо не знал, куда себя деть, пока Надя висела у него на шее. Рамок приличия хватило только на то, чтобы мягко погладить ее по плечу, без слов принимая все эти неуместные благодарности.
- Это всего лишь моя работа, - безотносительно ответил Грин, придерживая дверь. Следом за Надей, он поспешил и сам покинуть дурацкую допросную, в которой у него, казалось, еще чуть-чуть, и начнется приступ клаустрофобии (хотя, в общем-то, он подобным не страдал).
В другом конце здания, где располагались лаборатории и кабинеты криминалистов даже дышалось легче. Тут стены родные, тут Кроу в своей стихии был. Тут вам не морг, трупов здесь не бывает. И подозреваемых всяких здесь тоже не бывает. Вообще, строго говоря, вход "простым смертным" сюда закрыт. Не каждому патрульному и дежурному позволят сюда зайти. Детективы более частые гости, но и те как-то не очень любят появляться в этой части здания. То ли давно поняли, что криминалисты - отдельная шайка, которую по пустякам лучше не трогать, то ли просто чувствовали эту ауру, которая так нравилась Кроу, но, видимо, отталкивала остальных.
Кабинет Грина располагался за соседней с лабораторией дверью, была там и сквозная дверь, чтобы минуя коридор сразу оказаться со своими обожаемыми баночками, микроскопами, лупами, пинцетами и прочей ерундой. Кроу предусмотрительно эту дверь прикрыл, когда они вошли внутрь, потому что вдоль стены на веревке прищепками были подвешены фотографии с места преступления с разных ракурсов. Необходимо для работы, но вовсе не нужно для женских глаз. Особенно учитывая, что Наде и так прилично досталось уже.
Для девушки и стул отыскался, и даже чистая кружка в этом весьма холостяцком кабинете. Обещанный чай заваривался в прозрачном стеклянном чайнике на углу стола (если уж приходилось Грину пить чай, то был он исключительно из заварочного чайника, никак не из пакетов).
- Интересно, но я никогда не считал, - он улыбнулся. - Давай подумаем. Мне было 23 когда я переехал сюда. Значит вот с тех пор и работаю. 5 лет значит. Ну стажерский год ерунда, можно не считать. Значит, полноценно если думать, то около четырех, - выдать незнакомому человеку все подробности, когда они касаются лично его, было вполне в духе Кроу. "Государственную тайну" ни за что не расскажет, а про себя сразу все карты на стол.
Да и почему-то не казалось ему, что от Нади нужно что-то скрывать. Она все равно никому не расскажет, а спрашивает чисто из собственного любопытства.
- А отчитал... Ну просто не первый раз эту тему подняли, а с прошлого раза так никто ничего и не понял. Поняли бы сразу, если бы слушали - ты бы вообще тут не оказалась, - он нахмурился, наливая чай. - Раздражает исключительно то, что все считают, что лучше остальных знают, что делать. Я не исключение из этого правила, но я хотя бы редко ошибаюсь. Везет мне, в этом плане.
Он поднялся на ноги, подошел к двери в лабораторию и скрылся за ней, возвращаясь спустя пару мгновений с сахарницей.
Эти эксперты сами себе на уме, одному богу известно, что делал сахар в лаборатории, даже сам Кроу вряд ли ответит на этот вопрос, если ему его задать.
- Так, вот чай, сахар, ложка... Молоко, шоколад? Лимона, к сожалению, нет, - криминалист вопросительно вскинул брови. - А вообще, посиди пока, я пойду схожу улажу один вопрос, чтобы не задерживать сильно, ладно?
Грин ушел за бумагами, которые нужно отдать Наде на подпись, вернулся минут через десять, разложив перед девушкой на столе ворох.
- Ничего особенного, просто что-то вроде того, что ты ознакомлена с содержанием дела, с предъявленными обвинениями. Тут пишешь, что не согласна. Так... Тут я сам заполню, - Кроу стоял сбоку от Нади, облокотившись на стол. - Не бойся, напишу, что присутствовал и что все доказательства на видео пусть смотрят. А, вот тут еще, что никаких претензий не имеешь. Просто претензии - это тебя еще раз вызовут. А рапорт на Блоуфера я и так, и так накатаю, лучше уже я помотаюсь тут, чем тебе еще в участок переться, правильно говорю?
Вообще Кроу считал, что молодым привлекательным девушкам нужно появляться в полиции как можно реже. Во-первых, это не очень хорошо для их психики и настроения. А во-вторых, они совсем отвлекают его от работы своей привлекательностью. Хотя, второе еще ерунда, Надя может отвлекать, когда только захочет. Если захочет, конечно. Правда, говорить он ей об этом не станет, не позволяет воспитание.

+1

8

Надя чувствовала себя крайне неловко, потому что повела себя крайне непредусмотрительно. Как будто к подружке на чай заскочила. Абсолютно позабыла о том, что всего пару минут назад сидела в той треклятой комнате, тряслась от бьющей изнутри истерики. На нее хотели навести преступление, которое бы девушка никогда в своей жизни не совершила. И она бы согласилась взять на себя тяжкую ношу, если бы вовремя рядом не появился Кроу. Он вообще, каким-то чудесным образом, перевернул весь ее скудный мир. И это было волшебное ощущение. Еще никогда в жизни Ковач с парнями так легко не общалась. Конечно, блондинка дергалась из-за того, что на лице у нее каша, но вовремя остановила себя, чтобы не убежать в туалет. Она старалась выглядеть естественной и непринужденной, бессознательно флиртуя. Румянец все еще горел на ее щеках, придавая девушке образ невинной наивности. Только бы Грин не посчитал ее дурочкой, а то это будет крайне унизительно.
И даже после того, что Надя ляпнула, Кроу не отвернулся от беседы с ней. Блондинка была приятно удивлена, поэтому ловила каждое движение молодого человека. Насчет чая он не соврал. Ведь у Ковач был не очень приятный повод, когда один из ее бывших коллег пригласил девушку домой, «выпить чаю». Но сейчас стереотип распался, давая возможность переводчице вздохнуть с облегчением. Грин оказался одного возраста с Надей, что очень даже радовало. А еще он был таким хозяйственным, что легкая улыбка не сползала с лица блондинки. Она старалась не пялиться напрямую, чтобы никого не смущать. Все-таки, она сюда не просто так пришла. Нужно держать себя в руках.
Вскоре, перед девушкой стала чашка горячего чая. Она нагнулась к столу, глубоко вдыхая приятный аромат. Почему-то все, что делал Кроу – было идеальным. Возможно, блондинка бы себе такой чай никогда не купила домой, но сейчас он пах очень вкус. Протянув руки к чашке, Надя заметила, что у нее трясутся руки. Перенервничала. Это плохо, точнее, завтра ей будет не очень хорошо. Но отмахнув все посторонние мысли, Ковач сделала пару коротких глотков. Затем насыпала себе пару ложек сахара, ей определенно сейчас нужно что-то сладкое. А Грин продолжал носиться вокруг, и на его слова, блондинка просто кивнула.
Но стоило Кроу выйти из кабинета, как Надя бросила чай и встала со стула. Она стала ходить по кабинету, все рассматривать. Даже что-то потрогала, но затем снова ставила на месте. Ей хотелось побольше узнать об этом молодом человеке. Но чтобы это сделать законно, у девушки есть только один путь. Холодок пробежал по спине, когда она услышала шаги. Ковач достаточно шумно плюхнулась обратно на стул, схватилась за кружку, как будто все время так и просидела. Растянулась в улыбке, глядя на Грина. Парень подошел ближе и представил блондинке какие-то документы, Ковач взглянула на письмена и поморщилась, прикусив нижнюю губу.
- Если честно, мне проще все это перевести на китайский, чем разобраться, где ставить свою подпись, - с легкой усмешкой сказала молодая девушка, но твердо взяла в руки ручку.
Кроу все очень даже понятно рассказывал, а когда указывал пальцем на место в документе, то Надя чувствовала себя маленькой девочкой. Парень оказался как-то слишком близко, блондинка даже не заметила этого момента. Она сначала замерла, стараясь сосредоточиться на документах. Но потом поняла, что такого счастья ей просто не выпадет никогда. На секунду прикрыв глаза, переводчица глубоко вдохнула воздух. И да, черт возьми, это был запах настоящего мужчины. Но у Ковач не было времени на расслабление, эксперт ее окликнул. И когда блондинка открыла глаза, то тут же увидела шрам на запястье у молодого человека.
- Что это? – испугалась Надя, даже выронила из ладони ручку, которая прокатилась по столу и упала на пол. Она всегда боялась таких вот ран, не переносила вида крови. Помотав головой, Ковач выдохнула и попыталась взять себя в руки. – Прости, что-то я сегодня вообще какая-то несобранная.
И так получилось, что Грин потянулся за ручкой и Ковач тоже. Они остановились только тогда, когда их руки соприкоснулись. Буквально на пару секунд. Еле-еле. Но этого хватило, чтобы Надя отдернулась, как будто схватилась за что-то горячее. Чуть кружку на вывернула на все важные документы. Сердце в груди гулко билось, дышать было невозможно. Она сильно покраснела, тут же обеими руками убирая волосы за уши. Взгляд бегал по полу, чтобы только не останавливаться на молодом человеке. Ей было так стыдно за себя. Просто ужасно стыдно.
- Я… я… прости, кажется, я засидела тут. Прости. Отвлекаю тебя. Время твое рабочее трачу. Просто ужас какой-то, - затараторила блондинка, подскакивая со стула. – Мне нужно еще где-то расписаться? Я не хочу тебя отвлекать. Да. Прости. И спасибо за чай! Очень вкусно. Прости, что завела вас в тупик с расследованием. В следующий раз буду осторожнее.
Надя никак не могла посмотреть в глаза Кроу, хотя и очень сильно хотела. Как будто ничего ужасного утром не случилось, теперь у нее другие заботы. Щеки просто пылают, губы припухли от постоянных укусов. Ковач еще никогда себя так странно не вела. Наверное, все-таки действительно что-то в жизни случается впервые.

Отредактировано Nadia Kovács (2014-08-21 21:42:42)

+1

9

Надя, видимо, переволновалась прилично, потому что вникала в происходящее и в необходимость подписывать бумаги как-то нехотя. Кроу не против был объяснить ей все несколько раз, только бы это милейшее создание снова не вызвали в участок из-за каких-то неточностей в оформлении. Сам Грин все эти бумажки-подписи-отчеты ненавидел, хотя регулярно ими занимался. "Чертова бюрократия", как о ней отзывалась добрая часть его коллег, достала всех и вся, но без нее тоже не получалось никак. Все-таки, это только в кино полицейские постоянно только и заняты тем, что участвуют в погонях и перестрелках. Если бы снимали фильм о реальной жизни полиции, он был бы чертовски скучным, потому что половину всего фильма копы исключительно бы подписывали бумажки, носили бы их друг другу на согласование, заставляли бы всех вокруг писать другие бумажки и так далее. Ненавижу бумажки...
- Китайский? Весьма интересно, но заполнять заявление на китайском, все-таки, не советую, - Кроу улыбнулся. - И кстати, - добавил он абсолютно спокойно, не поднимая головы и не отвлекаясь от бумажек, - вот та карандашница на полке возле книг стояла на пару сантиметров левее.
Он не ругался и вовсе не собирался, просто хитро улыбнулся. Мол, профессиональная привычка - отмечать незначительные мелочи, не более того. На самом деле, Кроу понимал это любопытство и поэтому даже не думал развивать тему того, что она по его кабинету кружок-другой сделала из интереса. В лабораторию не полезла и на том спасибо, а то там уже прямая угроза хрупкой психике.
Нет, вы только подумайте, прелесть какая... Разве такое чудо вообще способно кому-то навредить? Нет, ну если только случайно...
Из состояния полного умиления Кроу вывел неожиданный вскрик Надя и упавшая на пол ручка.
- Что, где? - Грин проследил за взглядом девушки, поднимая руку и несколько мгновений удивленно ее осматривая. - А, ты об этом зверском покушении разбитого стекла на Чеширского? Пустяки. Попал в аварию не так давно... - лучше обойтись без подробностей, у девушки вон и так руки дрожат, отдернулась от него, как будто он сам весь и есть битое стекло. Хотя, Кроу это случайное соприкосновение тоже как-то смутило, да больше того - как током ударило.
В кабинете повисло неловкое молчание, криминалист собирал подписанные бумажки, методично сортируя их на те, что уже полностью заполнены и те, где ему надо будет что-то еще подписать.
Отложил одну часть на край, вторую кинул перед собственным креслом, в которое с потерянным видом уселся. Сейчас, наверное, стало видно, как же он устал. Он не был супергероем, да и просто героем не был. Простой работяга, трудоголик, если хотите, просто потому, что больше ни на что, кроме работы, ему не на что было распыляться своим усердием. Немного нескладный, точно не самый привлекательный, особенно сейчас - с этим уставшим нездоровым цветом лица, синяками вокруг глаз...
- Ну что ты, не отвлекаешь. И это совсем не твоя вина, так что извиняться тебе не за что, - Кроу поставил последний длинный росчерк своей подписи на одной из бумаг, и сложил теперь все в одну кучу. - Признаться, я официально сегодня выходной должен был быть, все из-за этого расследования поменялось. Так что, я думаю, сегодня и до конца дня я могу быть свободен. Сейчас мы отнесем бумажки, я отчитаюсь начальству, а потом отвезу тебя домой. И это не предложение, а факт, потому что я настаиваю.
Грин покидал вещи, которые нужно забрать домой, в сумку, закрыл лабораторию на ключ и кивнул в сторону выхода Наде, подхватывая со стола ворох заполненных документов.
Дальнейшие перемещения по зданию заняли не больше десяти минут. Кроу не прогадал - его действительно отпустили домой. Видимо, усталый вид заставил сжалиться. Какими-то закоулками, Грин вывел Надю на служебную парковку, вытаскивая брелок с ключами от машины. Обожаемый Мустанг встретил подмигиванием фар и присвистом снятой сигнализации. Стекло, разбитое пару недель назад, уже успели поменять, поэтому он опять был как новенький, ни царапинки, ни скола. Вспоминая 2010ый, когда он сложив наследство в кучку, а так же накопленные за время стажировки деньги, пошел и купил эту машину, Кроу мог только невесело улыбаться. Сейчас Форд выглядел куда лучше, чем тогда. Подержаный, облезлый, 2005 года, он никому не нравился и стоял в самом дальнем углу салона машин с пробегом. Как можно было за пять лет так угрохать машину, Кроу слабо представлял, но чем-то этот Форд ему приглянулся. Потом были долгие месяцы прекрасного, отменного и самого запоминающегося... "секса" в гараже. Любой удивится, когда узнает, что все до последнего винтика в порядок приводил Грин лично. Всю зарплату, оставляя только минимум на еду и другие мелкие расходы, Кроу всаживал в запчасти, детали и другие приблуды. И вот сейчас машинка, которая определенно привлекает внимание. Гордость Кроу. Его "детка". Он любовно провел пальцами по капоту, открывая пассажирскую дверь для Нади, все так же не желая принимать никаких отговорок.
- Если ты думаешь, что я тебя туда не усажу, если ты сама этого не сделаешь, то ты зря надеешься, - он улыбнулся. Нахально, наверное. Но раз уж он сказал, что настаивает, значит от своего не отступится.

+1

10

Звучит это немного глупо, но Грин для Нади предстал каким-то уникальным парнем. Никто другой с блондинкой не стал бы так вежливо обходиться. Выставили бы за дверь, да и все, или чего хуже – отправили в тюрьму. А Кроу терпит ее выходки и дальше. Будет очень в стиле Ковач, если она заплетется в собственных ногах, упадет и проломит дыру в полу. Зато, как смешно! И не придется столько времени краснеть, она тут же сгорит, а пепел по углам расползется. Вообще, нужно взять себя в руки. Все здесь взрослые люди, а между взрослыми людьми иногда возникает напряжение, которое можно выплеснуть в сексе. Но от Грина не тянуло этим. Надя не чувствовала такого запала, который она обычно чувствует от своих работодателей. Те, кажется, вообще не скрывают своего желания. Готовы Ковач завалить прямо в кабинете, на рабочий стол. А это отвратительно. Бьет по самооценке. Девушка ведь никак себя, как шлюха, не вела. Но все пускают на нее слюни. Иногда блондинке хочется изуродовать себя, чтобы никогда не привлекать внимания мужчин. Но вот только после появления рядом Кроу, все изменилось. Хорошо это или плохо? Надя не спешит вешать ярлык, первая встреча, возможно, даже последняя.
Пока Грин решал с проблемы с бумагами, Надя стояла рядом и не отсвечивала. Ей просто нравилось наблюдать за тем, как мужчина все решает. Даже напрягаться не нужно. Просто стоишь и любуешься. Хотя, все-таки девушке было все еще немного стыдно. Молодой человек выглядел очень уставшим, его выдернули с выходного из-за этого треклятого дела. Поэтому она даже не стала ничего вякать, когда Кроу предложил ее подвезти до дома. Как далеко она сможет уйти на этих каблуках? Не ковылять же до автобуса, вряд ли у нее есть лишние деньги на такси. Тем более, если им по пути, то почему бы и нет? Тем более, блондинка готова ходить за парнем невидимым хвостиком. Он такой мужественный, с ним рядом так спокойно. Вот бы это никогда не заканчивалось.
Но Кроули не хотел задерживаться на работе, что очень даже понятно. Он повел девушку на парковку, где они подошли к машине. Скорее всего, она принадлежит Грину. И Наде стало безумно стыдно, ведь она ничего не смыслит в машинах. Вообще ничего. Она даже симпатией к ним не располагает. Машина, как машина. В ней нет ничего такого, чтобы восхищало молодую переводчицу. Но было видно, с каким трепетом к этой железке относится Грин. И Ковач не хотела испортить такой момент, поэтому улыбнулась, разглядывая автомобиль.
- Какая у тебя шикарная машина, - постаралась убедительно сказать девушка, но комплимент звучал как-то смешно. Блондинка хмыкнула, обходя молодого человека со спины, заглядывая в салон, как будто побоялась наткнуться там на какую-нибудь буку. – Ты прямо меня туда затолкаешь? Тогда я лучше сама сяду. Мне сполна хватило прокатиться на заднем сидении полицейской машины.
Как только Ковач вспомнила, то перед глазами пробежала яркая машинка. И это было просто ужасно. По спине побежали мурашки, она передернула плечами. И забралась в машину, удобно устраиваясь. Даже пристегнулась, так, на всякий случай. Внутри чувствовалась рука хозяина, такая сильная, мужественная рука. Ковач допустила мысль о том, что ее это заводит. Кроу тот парень, который всего в жизни сам добивается. И видно, что у него так же нет лишних денег. Он не богатенький мальчик. Он – настоящий мужчина. И это, черт, безумно заводит! Надя так замечталась, что даже вздрогнула, когда Грин сел на водительское место. Повернувшись к нему лицом, блондинка поняла, что, наверное, слишком близко. Поэтому опустила взгляд, облизывая губы. Слишком быстро. Она сама торопиться, хотя такого никогда раньше не было.
- Я тут недалеко живу, - Надя назвала адрес, надеясь на то, что парень знает этот город, как свои пять пальцев. Да и за такое короткое время девушка уже привыкла к тому, что Кроу сам все решает и делает. Буквально отдалась в его сильные руки. Одна только мысль об этом заставляет девушку дышать чаще. Так, совсем не дело. Нужно будет дома расслабиться и отвлечься, а то ни к чему хорошему такие фантазии не приведут.
Машина плавно тронулась с места, блондинка выдохнула, откидываясь на спинку. Сама она водит, причем, неплохо. У нее даже есть машина, которую срочно нужно продавать. Но все-таки так приятно, когда за рулем сидит кто-то, а не ты. Хотя теперь за Ковач осталась привычка: контролировать ситуацию на дороге. Как будто Грин без нее не справиться. Глупышка. Зато так она отвлекала себя от мысли, что молчание в машине приобретает тягостный оттенок. Становится как-то не по себе. Хочется о чем-то поговорить, но Надя не знает, правильно ли вообще это. Они ведь вообще друг другу никто. Возможно, даже не встретятся после. И тут девушка занервничала. И не смогла себя сдержать.
- А ты где живешь? Город не такой уж огромный, но я тебя впервые вижу, - в самом конце, Ковач прикусила нижнюю губу, осаживаясь. Какую же ерунду она несла, нужно помолчать. Тут осталось-то недолго ехать, поэтому лучше придержать язык.
И больше девушка ничего из себя не смогла выдавить. Она только внимательно смотрела на Кроу, кивала ему и улыбалась. Ей нравилось слушать парня. У него красивый голос. А еще он потрясающе улыбается. Вот было бы круто, если бы его можно было сфотографировать. Тогда бы она бесконечно могла любоваться его улыбкой. Но вовремя Ковач себя одернула, потому что все это попахивает каким-то маньячеством, и они уже приехали. Машина остановилась около высотного дома, блондинка выглянула в окно, незаметно вздыхая.
- Приехали, - констатировала она факт, но почему-то продолжала сидеть на месте. Как будто чего-то ждала, глядя на панель автомобиля. Надя сама не понимала, чего вообще хотела. Наверное, каких-то слов или действий. Но сама бы ничего не смогла сделать, поэтому просто отстегнулась, открыла дверь и вышла из машины. Одергивая юбку, девушка печально смотрела в сторону входной двери. Сейчас она окажется дома. В своей уютно квартирке. Совсем одна. – Послушай, - блондинка нагнулась, чтобы заглянуть в машину, но стекло мешало. Надя уже хотела отказаться от своей идеи, но парень вовремя его опустил. Девушка кокетливо усмехнулась, облизывая губы и заправляя волосы за уши. Не осмеливалась посмотреть Грину в глаза. – Не хочешь зайти ко мне? На чай или кофе. А еще у меня есть кексики с шоколадом и малиной. Сама делала, - Ковач жутко стеснялась, но ей действительно не хотелось отпускать Кроу. И не хотелось оставаться одной. Точнее, ей не хотелось оставаться без Кроули.

+1

11

Адрес, названный Надей, отправился прямиком в навигатор. Кроу прекрасно ориентировался в городе и без этих современных приблуд, но любил быть уверен на все сто процентов, что едет правильно, не нарушает скоростные режимы и предупрежден о возможных камерах, которые зафиксируют любого злостного нарушителя. Таковым Грин сам был крайне редко. Пока никто не видел, на загородных трассах, которые никто не проверяет и не отслеживает соблюдение ограничения скорости (уж он-то имел представление о том, какие именно это дороги)... Там да, там он менялся как по взмаху руки. В глазах дьяволята, в сердце - жажда скорости и музыки не надо, лучшая музыка - рев мотора. Но это все там, где никто и никогда не узнает, что полицейский нарушает правила ради того, чтобы просто получить необходимую дозу адреналина.
Криминалист скинул с макушки на нос очки от солнца: солнечный свет ударил по глазам, стоило им только выехать на прилегающую улицу. Кондиционер спасет салон от жары снаружи, а плеер - от необходимости постоянно что-то говорить. Даже не потому, что Грину не нравилось с Надей разговаривать, просто во всем виновата чертова усталость. Он, наверное, теперь покажется ей скучным, и она даже не захочет с ним дальше общаться. Просто потому, что он так устал, что на вопросы отвечает довольно-таки вяло и преимущественно вообще молчит. Как бы ни старался Кроу, выдавить из себя что-нибудь более-менее связное становилось все труднее.
-У меня дом на окраине в частном секторе... Только не надо представлять себе шикарную виллу с бассейном, там все не так роскошно.
Дом Кроули, и правда, оставлял желать лучшего. Даже с появлением в нем сестры, его "холостяцкая хатка" до сих пор не сильно напоминала уютный семейный домик. Бабушкина атмосфера, которая создавалась там годами, все еще витала где-то в воздухе, но появился внутри и абсолютный хаос, который создавал там представитель младшего поколения Гринов. Вообще, он сам был не рад, что так запустил свое жилище, но на дом у него в основном просто не оставалось времени. График работа - еще больше работы - совсем завал - немного сна - работа - выходной (опять сон) просто не оставлял места для таких пунктов как "генеральная уборка", "косметический ремонт", "покупка новой мебели" и так далее. Кучи мусора там вы не увидите, это конечно, но и сказать, чтобы все было весьма радужно, тоже нельзя было. Особенно никому не советуется заходить в гараж. Хотя там-то как раз идеальный порядок. Но не дай бог вам его нарушить, можно и разводным ключом огрести.
- Вы достигли точки назначения, - сообщил навигатор. Кроули улыбнулся гаджету в духе "да и без тебя знаю", набирая на экране домашний адрес, в надежде, что уже через каких-то минут 30 выпьет немного бурбона для очистки мозгов, а после - завалится поверх покрывала на кровать прямо в одежде и вырубится. Но не тут-то было. Благо не стартанул сразу же, потому что Надя решила перечеркнуть все его планы всего лишь одним приглашением зайти.
- Нет, ну уж если кексики, то как я могу отказаться? - он вскинул брови, вздыхая и мысленно прощаясь с бурбоном и кроватью. За углом дома на карте значилась парковка.
- Только припаркуюсь, и уже бегу... - Грин заехал за угол, оставил машину и вернулся ко входу в многоэтажку.
Стоит сказать, что соглашался он абсолютно без задней мысли. Все эти приглашения на чай-кофе, да и просто зайти к кому-то домой, обычно имели под собой двоякий смысл. А тут Кроу даже в голову не пришло, что девушка могла иметь в виду что-то подобное. Ее скромность, внешняя и внутренняя нежность просто не позволяли так думать. Да и вообще, она была настолько милой и испуганной еще тогда, когда сидела перед детективом, что Грин в принципе даже мысли не допускал, что этого ангела можно как-то обидеть. И этот образ у него в голове не вязался с такими неправильными мыслями. Ну уж нет. Хотя она определенно ему нравилась. Больше того, он определенно пригласит ее куда-нибудь, если она сжалится и даст ему свой телефон. Но всему свое время. Такую девушку нужно добиваться. Возможно, многие считают ее легкой добычей, но поэтому, скорее всего, эти многие сливаются для нее в сполшную серую массу. А он не должен затеряться среди пары десятков лиц, которые посчитали, что от этой красавицы можно требовать чего угодно. Хотя бы потому, что с недавних пор его не интересуют дамы на одну ночь. Какой-то переломный момент случился и Кроу понял, что следующие отношения у него будут исключительно серьезными со всеми вытекающими. И портить все неправильной трактовкой приглашения на чай он не собирался.

+1

12

Черт, черт, черт! Надя не рассчитывала на то, что Грин согласиться. Нет, в смысле, она очень хотела, чтобы молодой человек провел с ней еще немного времени, но Ковач привыкла себе все фантазировать. А вот когда фантазии становятся реальностью, это уже начинает пугать юную переводчицу. Ей бы сейчас засесть на диване, обнять большое бедро с мороженым, включить какую-нибудь комедию и плакать. Ведь она пережила такой стресс! Но нет, нужно было думать перед тем, как открывать свой рот. Наверное, блондинка будет себя потом долго за это ненавидеть, но слова обратно не вернешь. Когда Кроу паркует машину, Надя улыбается ему вслед. Сердце снова начинает слишком быстро биться, щеки покрываются румянцем. Кажется, кто-то крупно вляпался. Дыши, Ковач, не забывай дышать.
Парень заботится о своей малышке, о своей машине. И где-то у девушки проскальзывает мысль о том, что ей бы тоже хотелось стать малышкой Грина. Звучит это очень грязно и слишком пошло, поэтому Надя хихикает и вовремя отворачивается, когда Кроу подходит ближе. Он не должен заметить этого смущения, ведь ничего не произошло. Нужно вести себя по-взрослому, или хотя бы чуть ближе к этому. Они же не в детском саду, не сядут сейчас за игрушечный столик и будут пить несуществующий чай. Что же с ней такое происходит? Это какое-то сумасшествие! Срочно нужно показаться врачу, возможно, он пропишет какие-нибудь лекарства. Ага, сейчас.
- Пойдем, - шепчет блондинка, направляясь в сторону двери, которая ведет в подъезд.
У доме двадцать этажей, а Надя живет на одиннадцатом. У нее небольшая квартирка, однокомнатная. В нее вложился отец, чтобы помочь своей самой старшей дочурке вырваться во взрослую жизнь. Если бы он вовремя не подхватил инициативу девушки, то она бы до сих пор жила с мамой и отчимом. Если сказать мягко, то это невыносимо. Они любят друг друга, все прекрасно, но и Ковач уже не десять лет. Тем более, отчим добр с сестрами только тогда, когда за их взаимодействием наблюдает мать. Да, кстати, у девушки есть еще две младшие сестры. Они практически не общаются, потому что все теперь заняты построением своей личной жизни.
Парочка заходит в подъезд, Надя тут же направляется к лифту. Нажимает на кнопку «вызова» и замирает, потому что они остались наедине. Между молодыми людьми нависает напряжение, и нельзя сказать, что оно какое-то неприятное. Нет, Ковач все нравится, для нее это что-то новенькое. Грин не обливает ее с ног до головы пошлыми намеками и шуточками. Ведет себя, как настоящий джентльмен. И для себя Ковач ставит галочку, мол, а у них мог бы что-то получиться. Из-за своих мыслей, девушка пару секунд стоит перед открытыми дверьми лифта, даже не заметила, как они открылись.
- Ой, что-то я совсем отвлеклась, проходи, - блондинка пропускает своего спутника вперед, а сама старается не поворачиваться к Кроу лицом. Она вся красная от стеснения и смущения, на ощупь находит кнопку с цифрой «11».
Как же переводчица себя глупо повела! Это полный провал. Но не выгонять же Грина на улицу из-за того, что она совершила оплошность. Тем более, это такой напряженный момент, ведь блондинка никого к себе раньше не водила. К ней без спросу может зайти только сосед, парень-гей, но они так давно знакомы, что могут разделить на двоих одно нижнее белье. Это, конечно, преувеличенная шутка, но есть в ней доля правды. В лифте места еще меньше, Ковач чувствует, как начинает задыхаться. Даже голова кружится, но она стойко держит себя в руках. Ничего катастрофического не произошло, а блондинка уже готова упасть в обморок. Ужас.
Послышался звоночек, лифт останавливается и его двери раскрываются. Девушка вылетает первая, не теряется на лестничной площадке, сразу находит свою дверь. Кинула взгляд в сторону квартиры Курта, он же может стоять под дверью и подслушивать. Его поставили подглядывать, а он подслушивает. Но Надя ему все простит, даже, если бы парень сейчас выскочил к ним навстречу. И это был бы самый лучший выход из положения, потому что девушке становится страшно. А правильно она поступает? Зачем пригласила незнакомца к себе домой? Но если бы ни Кроули, то Ковач сейчас бы сидела на скамье подсудимых. Или того хуже.
Руки безумно трясутся, но ключ, наконец-то, находит замок. Дверь открывается, сразу чувствуется знакомый запах. Безумно хочется расслабиться, швырнуть туфли в угол, кинуть сумку на пол и пойти в туалет, но нужно и дальше держаться. Девушка заходит в квартиру и включает свет, аккуратно снимает туфельки и ставит их к стенке носом. Кладет сумку на тумбу, которая стоит под огромным зеркалом. Она тут одна, здесь везде женская рука. Это сразу видно. Холостяцкая берлога, вот только не мужская, а женская.
- Заходи, не стесняйся. Тебе нужны тапочки? Кстати, ванная тут прямо за углом, не ошибешься. Бери любое полотенце, которое тебе понравится. А я пока пойду на кухню, поставлю чайник, - щебечет Ковач, пытаясь выглядеть крайне непринужденно, хотя и не знает, как себя правильно вести.
Поворачивается к Грину, замирает, когда их взгляды встречаются, и сразу краснеет. Коротко улыбается, а затем убегает на кухню. Тяжело дышит, прислонившись спиной к стенке, прикрывает глаза и наслаждается прохладой. Черт, как же она себя глупо повела. Возьми себя в руки, девчонка! Это всего лишь жест благодарности, ничего больше. Никто тебя в постель не потащит. Хотя, сама Надя была бы не против. Лицо загорается еще более яркой краской, блондинка отрывается от стенки, прикусывая нижнюю губу. Ставит чайник, достает с верхней полки две свои кружки, как же это странно. Кексы достает из холодильника. Они совсем свежие, только вот теперь холодные. И Ковач мечется: это нормально? Ему понравится? Руки начинают трястись, поэтому переводчица ставит тарелку на стол и отходит от него, пытаясь отдышаться. Все будет хорошо, ведь ничего страшного не произошло.

+1

13

Напряжение. Оно то и дело висит в воздухе. То ли Кроу слишком устал, что никак не может его разрядить, то ли причина в чем-то еще. Неловкое молчание, постоянно. В ожидании лифта, в самом лифте, возле двери, пока Надя открывает дверь. Грин молча следует за девушкой, уже жалея, что принял это приглашение. Похоже, он напрягает ее своим присутствием, но воспитание не позволяет ей его выгнать.
- Спасибо, - кивает он на предложенные тапочки и идет в ванную. Прежде всего, помыть руки.
Вода была настолько прохладной, что Кроу не сдержался и плеснул немного на лицо. Этого оказалось мало, поэтому он набрал побольше в ладони, опуская голову. Освещающая прохлада, которая хоть как-то сняла усталось и привела в порядок мысли, была очень кстати. Однако столкновения с собственным отражением в зеркале он все еще по возможности избегал. Самому это изможденное лицо не нравилось, так что ничего удивительного, что и Надя постоянно отводила взгляд. Причина исключительно в том, что он ужасно выглядит сегодня, только и всего. В очках, наверное, хотя бы синяки под глазами скрыть можно, но в помещении обычно темные очки не носят, поэтому как-то странно будет их надевать.
Грин еще какое-то время простоял, держа руки под водой, задумчиво разглядывая, как она струится в водосток, пока не понял, что попросту "залип", и уже неприлично столько времени проводить в чужой ванной.
Мужчина вернулся на кухню, как раз вовремя, чтобы увидеть чайник в руках девушки. Та опять то ли боится, то ли переживает настолько, что ее трясет. Ничего лучше, кроме как подойти и забрать у нее этот чайник, чтобы еще и кипятком в придачу ко всем сегодняшним впечатлениям не обварилась, Кроу не придумал. Сам наполнил кружки и отнес на стол, после чего повернулся к Наде. Потом он будет себя ругать за такие выходки, но ему очень захотелось ее успокоить.
Грин поймал руки девушки в свои ладони, потому что эти дрожащие пальцы его отвлекали вообще, а почувствовав его спокойствие, может быть, она тоже перестанет так нервничать.
- Надя, послушай. Я же не маньяк какой-то. Маньяки в полиции, обычно, не работают. Я не собираюсь тебя обижать, делать что-то плохое. Я не знаю, что у тебя за мысли такие появились, что я тебя так напрягаю. Если нужно, я прямо сейчас могу уехать.
Сложно подобрать нужные слова, но Кроу никогда и не был мастером разговоров. Очень хотелось, чтобы смысл до девушки дошел правильно, а остальное и не важно было, в общем-то.
- Я понимаю, что такие испытания, как на твою долю сегодня, не сразу забываются. Долго не "отпустит" еще, уж поверь, всякого насмотрелся за время работы... Но не надо теперь воспринимать как врагов всех вокруг без исключения.
Он задумался, думая, как еще успокоить эту нежную леди, которая, без сомнений, была столь впечатлительна, что теперь еще не один день будет отходить от произошедшего. Вот только почему Кроу так хотелось смягчить этот процесс и помочь ей преодолеть все эти сложности? Не первый случай в его практике, чтобы кого-то привозили на допрос без каких-либо на то оснований. Не последний тоже, всем свойственно ошибаться, даже самым светлым головам департамента. Однако до этого никакой потребности в том, чтобы сгладить происшествие, у Кроу не появлялось. А здесь как наваждение какое-то, ему просто хотелось, чтобы Надя про все это забыла, как про дурной сон, и чем скорее, тем лучше.
Повинуясь мгновенному порыву, Грин притянул ее за руки, которые все еще держал в своих ладонях, к себе и, не встретив никакого сопротивления, обнял. Без особых усилий, чтобы девушка могла отойти, как только захочет. Без каких-либо интимных намеков, тепло, дружески, как обнимает всегда сестру, когда той требуется его поддержка, которая заключается в том, чтобы молча обнимать ее, пока она уткнется носом ему в грудь и что-то несвязно бормочет. Нет, Надю он с сестрой не ассоциировал, но сейчас ей нужны были именно такие объятия, никак не больше. А меньшее не поможет успокоиться и понять все, что он пытается до нее донести.
- Мне можно доверять. Я тебя не обижу. Тебе просто нужен отдых, хорошая комедия и компания друзей. А я оставлю в прихожей у зеркала свою визитку, если вдруг тебя решать побеспокоить из департамента - звони мне, и поеду домой, ага?

+1

14

Так, Надя, соберись, возьми себя в руки. Ничего страшного не происходит, просто у тебя в квартире сейчас находится мужчина мечты. И это нормально! Ведь мать обещала, что и на твоей улице наступит праздник. Главное, не упустить это счастье. Нужно набраться сил и предложить Грину свой номер телефона, чтобы он позвонил. Конечно, если захочет. Желательно, чтобы отзвонился, когда приедет домой. Мало ли, что может случиться по пути, девушка сильно переживает. И пусть они знакомы всего пару часов, но все-таки Кроули спас Ковач жизнь. И она не останется в долгу, хотя бы чуть-чуть о нем позаботиться. И не важно, чего там хочет молодой человек. Надя сама все сделает, она же лучше знает, что нужно другому человеку. Тем более, парню. Она просто сумасшедшая.
Но впервые в однокомнатной квартире не было так тихо. Из ванной доносился звук льющейся воды, и блондинка отчетливо понимала, что это не Курт. Нет. Это даже не ее родня. Это посторонний человек. Но Ковач приписала ему статус «своего». Как же глупо, навешивать на людей идеальные ярлыки. Ведь Кроу – самый обычный человек, в нем нет ничего сверхъестественного. Он просто делал свое дело, так сказать, работал. А Надя уже столько себе всего напридумывала.
Чайник закипел, от привычного звука блондинка дернулась, вылетая из своих заоблачных фантазий. Никак не могла собраться с мыслями, ее постоянно тянуло в какие-то неизведанные дали. Она ведь знает, как больно падать с небес на землю. Как сложно принять то, что все ее фантазии – иллюзорны. Возможно, Кроули сейчас вообще откажется от чая, просто сходит в туалет, а потом уйдет. С чего Надя взяла, что молодой человек захочет с ней дальше общаться? Прикусив нижнюю губу, девушка схватилась за чайник, и только тогда поняла, как же сильно нервничает.
Но рядом оказался незаменимый спаситель, который сделал за Ковач все грязные делишки. Она же замерла на месте, опустив взгляд в пол. Ей было стыдно. Ладно, она бы растерялась в участке, потому что была сбита с толку, напугана, и не знала, что ей нужно дальше делать. Но выставить себя полной дурой в собственной квартире? Это уже чересчур. Но мягкие прикосновения к рукам перевернули весь мир. Девушка тут же подняла голову, встретилась с теплым взглядом Грина. И это было волшебно. Она сначала сильно напряглась, хотела что-то срочно сделать, но затем передумала. Расслабилась, позволила себе улыбнуться. И если бы это была сказка, а не жизнь, то Ковач даже позволила бы себя поцеловать. Но нужно все-таки держаться за реальность.
- Да я нет… я… все нормально, правда! Я просто… - начала бормотать девушка себе что-то там под нос, но ее вовремя заткнули.
Нет, не поцелуем, хотя почему-то именно этого Ковач очень сильно боялась. Молодой человек ее просто обнял. Можно сказать, что как-то даже по-дружески. Ничего лишнего. Просто поддержка, он ее понимает. И тут у Нади буквально задрожали колени, она обняла Грина за пояс. Наверное, чуть крепче, чем нужно. Прижалась щекой к его шее, наверное, чуть теснее, чем нужно. Вообще, она все делала как-то неправильно, но разрешила себе это. Кроули ей точно ничего плохого не хотел, и блондинка ему полностью доверяла. Сердцебиение замедлилось, дыхание восстановилось. В висках зазудела боль, но и это пройдет. Как будто девушка нашла свое место, и никак не хотела его потерять.
- Подожди, - прошептала блондинка Грину в шею, еле ощутимо касаясь губами теплой кожи. Она не соблазняла, не подталкивала на какие-то излишние действия. Ей просто хотелось запечатлеть этот момент надолго. – А как же чай? Как же кексики? Пожалуйста, побудь со мной еще немного.
Наконец-то, Ковач отыскала где-то у себя совесть, отстраняясь от молодого человека. Заглянув ему в глаза, переводчица мягко улыбнулась, усаживая своего гостя за стол. Она почувствовала уверенность в себе, ведь не хочет Грину зла. Вскоре, на столе стояли кексики, которые Ковач обещала. За чашкой горячего чая не разговаривается, парочка просто наслаждается напитком. Как-то уютно, очень хорошо. Блондинка надеялась на то, что Кроу это никак не повредит. Капелька заботы, которая затем будет греть молодого человека дома или на работе. А чего уж там врать, сейчас Ковач получает сказочное удовольствие. Ей так хорошо. Она даже немного горда собой. Но чай скоро заканчивается, гостя нужно проводить, но Надя забыла кое-что еще.
- Кроу! – вскрикивает блондинка, когда молодой человек уже направляется к двери. Такого вежливого джентльмена она еще никогда в жизни не встречала. Он поблагодарил ее за чай, даже помог с посудой, которой было не так уж много. Ковач завернула ему с собой пару кексиков, потому что, как показалось девушке, Грину они понравились. – Возьми это, - переводчица вышла в коридор, закинув на плечо влажное полотенце, потому что уже успела сполоснуть кружки. В руках у нее был небольшой листочек, а на щеках играл румянец. – Это мой номер телефона. Вдруг… - она саму себя прервала, прокашлялась, набирая в грудь воздуха и глядя Кроули в глаза. – Позвони мне, хорошо?
И это был очень даже серьезный шаг со стороны Ковач. Она раньше никогда и никому не давала свой номер телефона. Даже пыталась его подделывать, когда подавала документы на работу. Ибо ее никуда не брали, но работодатели потом названивали по ночам. А тут такая радость… ей реально хотелось, чтобы Грин позвонил. Но если Надя бы от себя никакого шага не сделала, то счастье пошло бы мимо. А когда Кроу забрал бумажку, то на блондинку нахлынуло такое вдохновение, что она приобняла парня за плечи и легко поцеловала в щеку. Точнее, коснулась губами его щеки. Ничего больше. А затем сразу отстранилась, открывая дверь. Казалось, что сейчас щеки девушки просто расплавятся, но Ковач держалась, как могла. Черт, наверное, поцелуй был лишним. Не нужно было так. Она все испортила! Накатила жуткая паника, но переводчица ее проглотила, аккуратно глядя на Грина. Тот не рассыпался и не испарился, поэтому девушка более или менее успокоилась.
Прощаться всегда очень тяжело, но сейчас Ковач чувствовала, что ей требуется уединение. Не одиночество, а именно уединение. Немного побыть с самой собой. Все обдумать, переварить информацию. Парень ушел, но что-то за ним все-таки осталось. А дверь закрылась, и оставалось только гадать: позвонит или нет.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » your only crime is being f*cking perfect