Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Holidays in Italy.


Holidays in Italy.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/K7Dd.png
Участники: Narcissa Auditore as León Auditore & Summer Moore.
Место: Италия | Флоренция => Форли => Венеция => Верона => Милан => Неаполь => Рим.
Время: Лето 2004 года.
Время суток: путешествие в продолжительности два месяца.
Погодные условия: -
О флештайме: Что может быть лучше, как не каникулы в другой стране, подумаешь, что эта страна практически уже второй дом. Саммер Мур, шестнадцатилетняя девочка, которая уже не первый раз приезжает летом в Италию, в гости к семье Аудиторе, никак не догадывалась, что в этом году ее ждет целое путешествие по красотам жаркой страны. К сожалению, с Нарциссой шатенка проведет лишь месяц, ибо Леон, восемнадцатилетний непоседливый юноша, решает забрать Летнюю на два месяца с собой. Их ждут не только приключения, но и культурные прогулки, немного романтики под луной на гондолах в Городе на Воде, а также, возможно, неприятности (если просто вспомнить везение и одной, и второго героя нашей маленькой пьесы). Наверно, живя в наши дни Шекспир, написал бы что-то подобное, ибо чем вам не комичные Ромео и Джульетта?

+2

2

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Лето пора отпусков и каникул. Пора веселья и беззаботных деньков, которые ты можешь провести в компании друзей или даже родных. Мы все любим лето, но куда больше мы обожаем строить на него свои грандиозные планы и плевать, осуществятся они или канут в небытие. Кто-то предпочитает проводить свои дни беззаботности за границей, кто-то предпочитает оставаться дома и заниматься домашними делами, а кто-то, как Леон, обожает устраивать небольшой автостоп по странам, и в этом году выбор пал на Италию. Впервые он хотел провести время подальше от семьи, подальше от своих друзей, эдакое уединение с природой и историей своей страны. Конечно, вряд ли молодой человек будет проводить дни и ночи на пролет в компании туристов с несчастным экскурсоводом, который словно пастух постоянно собирающий овец в общую кучу. Но, просто, ради разнообразия следовало бы походить по старым улицам выбранных городов, которые были отмечены на карте неделей ранее. Помнится, он долго донимал свою младшую сестру, чтобы она соизволила потратить свои двадцать минут и объяснить куда лучше повезти Саммер Мур. Ах, да, вы не знали? Он же собирался не совсем один ехать по выбранным городам Италии, а в компании лучшей подруги сестры, которая, между прочим, была интересна нашему герою.
И вот, настал тот самый день, когда Леон взвалил на свои плечи рюкзак, проверил в кармане ключи от машины, попрощался с матерью и выслушал наставления от младшей сестры. Господи, Нарцисса прочитала ему целую лекцию как следует вести себя с Мур, да еще не дай бог с ней что-то случится, или она позвонит с жалобами. Создалось ощущение, что он едет в аэропорт встречать не просто подругу и практически еще одного члена семьи, а президента или Папу Римского, хм, а ей наверно подойдет папское облачение. - Эй, Леон! Леон! Ты слышишь меня pecora? - Раздался какой-то пищащий и немного даже уже раздражающий голос, который буквально вырывал молодого человека из каких-то своих мечтаний. Затем маленький кулачок ударил в живот и Аудиторе невольно проморгался, опуская взгляд на недовольною моську сестры. - Да, слышу, sorella - Улыбаясь своей привычной улыбкой, он натянул на глаза темно-защитные очки, поправил кепку и направился по аккуратно выложенной дорожке к машине. Открыть дверцу, снять с плеч рюкзак и швырнуть его на задние сиденье, а затем просто сесть в салон авто и вставить ключ в зажигание - ничего сложного, если бы Нарцисса опять не появилась словно Смерть. Она два раза постучала по боковому стеклу, вынуждая Леона опустить его, а затем со сверлящим взглядом протянула листок бумаги. - Что это? - Поинтересовался молодой человек разворачивая аккуратно сложенный пополам листок - Это я нашла вчера, свози туда ее. Я уверена, Саммер понравится - Миниатюрная блондинка, просто ангел с первого взгляда, лучезарно улыбнулась и отошла в сторону чтобы дать возможность машине выехать. На листе был адрес и время работы музея-города, в который Аудиторе не планировал даже заезжать ибо лишнее время и лишний бензин, да и в распоряжении на все это путешествие было два месяца, а потом он ровно первого августа обязан всучить целую и невредимую Мур в руки Циссы в Риме. Хм, стоит ли ехать в этот город или нет, останется на размышление, а пока дорога пролегала к главному аэропорту во Флоренции. Как обычно, его встретила пробка, не большая, но заставляющая едва не засыпать под палящим солнце в нагретом салоне машины, да и время до приземления самолета оставалось около часа, потому молодой человек решился немного срезать. Доехав до следующего перекрестка, Леон свернул на небольшую улицу в объезд главной магистрали, а затем еще несколько крюков. Вот вам и небольшая прогулочка, кстати.

Машина остановилась на парковочном месте, которое так же было проблематично найти из-за столпотворения. Такое ощущение, что все решили этим летом посетить несчастную Италию, которая и так была невелика, а объемный поток туристов выбешивал здесь каждого итальянца, Леон был не исключением. Сверив свои часы с временем на табло при входе в здание аэропорта, затем достав с заднего сиденья свою рюкзак и вытащив оттуда бумажник, брюнет вышел из машины на автомате ставя ту на сигнализацию, а затем спокойной походкой, немного даже гуляющей, вошел внутрь здания. Тут народу тоже было немереное количество, кто-то даже проехался чемоданом прям по ноге итальянца вырывая из его уст неразборчивое ругательство. Кто-то задел его плечом, а затем и вовсе одна невысокая девушка врезалась в него со словами "Excuse" и глупой надписью на майке "Я люблю Италию". Закатив глаза, Аудиторе обошел девицу стороной мысленно отчитывая всех этих долбанных туристов, а затем подошел к главному табло, где были написаны все рейсы прилеты/отлеты. - Так-так-так - Бубня под нос Леон немного прищурил взгляд разглядывая каждую строку, пока наконец не наткнулся на нужный ему рейс. - Задерживается значит, ну, хорошо - Поведя плечом и разминая немного шею, издыхая от духоты внутри здания, он неторопливо направился к небольшому буфету, что бы уж как-то скоротать время и выпить чашку кофе, а может лучше минералки со льдом? Наверное второе действительно сейчас будет лучше, да и нужно перекусить, ибо из дома он вышел на голодный желудок опять же из-за малой. Все утро она сверлила брата недоверчивым взглядом, будто бы он собирался насиловать Саммер, а не показывать красоты своей страны. Нет, конечно, парой он и думал о чем-то подобном, например представляя девушку в нижнем белье, а лучше вообще без него. - Простую минералку со льдом и сэндвич - Сказал он облокачиваясь локтями о край прилавка. - Что-нибудь еще? - Поинтересовалась продавщица, на вид которой было лет восемнадцать. Каштановые волосы аккуратно обрамляли ее тоненькое и миловидное личико; едва заметные веснушки, говорящие о то, что натуральный цвет волос красавицы все-таки рыжий; бесформенная служебная одежда, сквозь которую все же можно было разглядеть точеную фигуру - красавица, никак иначе. Вообще итальянки все были симпатичные, но эта продавщица увы, не сравнится с той красотой, которая должна вот-вот прибыть в этот чертов аэропорт. - Дайте еще вон ту коробочку конфет - Подмигнув Джульетте, так звали девицу за прилавком, Леон повернулся боком, продолжая опираться о стол локтем, и начал высматривать нужный ему зал. Минута. Две. Заказ наконец-то был выполнен и расплатившись, итальянец направился к нужному входу, где пройдя через небольшую арку, оказался в зале ожидания. Как всегда, мест свободных нет, поэтому пришлось прислониться спиной к стене возле большого окна и тупо ждать. Ждать девицу-красавицу со светлой и бархатной кожей. Хотелось все-таки устроить для Саммер это лето незабываемым, чтобы оно навсегда осталось в памяти миловидной шатеночки, и кажется Леон готов был приложить все усилия для небольшого путешествия. Конечно он далеко не тот принц о котором мечтают все девицы, да и о котором мечтает даже собственная сестра, но, мало ли.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-08 23:28:43)

+1

3

ВВ
          Когда Саммер была маленькой, она полетела как-то с отцом и братом во Францию. Отец поехал по работе, а детей взял с собой для того, чтобы сводить их в настоящий Диснейленд. Фотографии сделанные на полароид, до сих пор хранятся в одном из семейных альбомов, а какие-то безделушки, все так же покоятся в одном из ящиков, как приятное воспоминание. Но не только игрушки и фотографии привезла с собой Саммер из этой поездки. Наверное, самое главное, что она привезла с собой – страх перед полетами. А дело в том, что по пути туда, проплывая над морем, самолет попал в зону турбулентности. Да не такую, что железную птичку пару раз тряхануло, а ту, которую часто нынче показывают в кинофильмах. Когда напряжение прыгает так же, как и вы, когда свет начинает мелькать, хотя не должен этого делать и тогда, когда сверху вам на лицо падают кислородные маски и обеспокоенный голос пилота говорит о том, что все скоро закончиться. Он говорил тогда правду, что вы, вот только для малышки Муров это мало что значило и она не прекращала лить слезы до тех пор, пока она не сошли на землю, а на следующую ночь просыпалась с криками от кошмаров. Лей сумел сгладить ситуацию и отвлечь ребенка целым днем в Диснейленде, но на обратной дороге столкнулся с паническим страхом даже сесть в самолет. Долго же ему пришлось уговаривать дочь – и ласковые слова, и угрожающий тон, не имели совершенно никакого эффекта. Зато, устав закатывать истерику, Саммер быстро уснула, чем воспользовался отец и отнес спящую малышку в самолет, передав сыну все ее игрушки, которые та держала в руках.
          Саммер Мур не забыла о своем страхе и, хоть истерик уже не закатывала, но все равно ощущала чувство паники, как только оказывалась внутри и ничего с собой не могла поделать. Даже сейчас, зная что проведет все лето в подругой, по которой успела соскучиться, она все равно с сомнением елозила по сидению, то и дело перепроверяя ремень безопасности. Ха, как будто он ей поможет в случае чего, не будем глупцами. Наушники в уши, музыку погромче, но она все равно слышит, как крутятся турбины самолета, заставляя ее зажмуриваться все сильнее и сильнее. Раньше она летела вместе с Аудиторе, которая могла постараться ее отвлечь. Сейчас же она впервые за несколько лет летела совершенно одна. И не было даже брата под боком, с которым становилось в разы спокойнее. Да еще и рейс задержали, заставив ее сидеть в скверном состоянии на жесткой лавке и нервно курить у вытяжек, хотя не так давно она бросила. В очередной раз.
          Не удивительно, что перелет ей дался горазда тяжелее, чем обычно. Едва глотая слезы, она проклинала все на свете и даже не могла заснуть из-за того, что за ней сидел маленький ребенок, пинающий спинку ее сидения. Пару раз девушка была на грани и готова была закричать на маленького, ни в чем не виновного, чертеныша, а так же на тех, кто с ним едет и не контролирует. Кто придумал возить гиперактивных детей вместе со всеми? Их нужно засовывать в самый хвост и закрыть сверхстойкими дверями, чтобы даже самого громкого крика не доносилось до ушей остальных.
          Но, стоило ей сойти с птицы и оказаться в здании аэропорта Флоренции, как она поменялась в лице: на губах заиграла легкая улыбка, с щек пропала недавняя бледность, а с глаз сошла на нет краснота. Как будто она только что не ездила в самом ужасном транспорте, а любила этот транспорт, просто души в нем не чаяла и летала в нем как можно чаще.
          Пройдя паспортный контроль и остальные необходимые, девушка прошла в зал ожидания багажа и присела. Из глубокой сумки появился телефон, следом за ним конверт с итальянской сим-картой. Отец сказал, что так будет гораздо дешевле, хотя на деле в деньгах не поскупился – Саммер не удивится, если приедет домой с половиной.
          — Але, папа… — она смотрит на ленту, внимательно выискивая свой небольшой чемодан на ленте, но его пока не было видно, — папа, я долетела. Вроде бы даже хорошо и трусы не испачкала, — Мур ехидно улыбается, представляя лицо Лея и фыркает в трубку, — да, я буду держать тебя или маму в курсе дела. Если что, буду звонить Максу. Кстати, передай им привет. Не терроризируй Макса, он себя хорошо ведет, — улыбнувшись еще раз, она кивнула, отключила телефон и положила его в карман.
          На самом деле она не знала, кто ее будет встречать, в каком количестве и вообще, не забыли ли они? Хотя, шатенка только вчера звонила подруге, напоминая время и номер рейса, она не удивилась, если бы… так, нужно откинуть все эти мысли. Взмахнув головой, юная англичанка подскочила с места, так как наконец увидела свой чемодан. Большинство людей к тому моменту уже забрало свой багаж, поэтому пробираться через них и прыгать на ленту, ей не пришлось. Повесив сумку на плечо, девушка все же направилась в зал ожидания, везя за собой чемодан. Что ее будет ждать дальше и как пройдет ее лето, она понятия не имела, но и времени для того, чтобы подумать, у нее не было – стоило ей войти в зал, как почти мгновенно, она увидела высокую фигуру Леона, не смотря даже на то, что зал был чуть ли не переполнен людьми.
          Улыбнувшись еще шире, Саммер поправила лямку платья, которая норовила сползти с плеча из-за сумки и начала двигаться к старому приятелю, лавируя между людьми.
          — Dove stai cercando? — Мур подошла к парню, смотревшего в другом направлении и с задумчивым видом встала рядом, поглядывая в ту же сторону, что и он, спуская с носа солнцезащитные очки, — Ci sono spie si trovano? — Привлекла его внимание еще одной фразой и рассмеялась, откладывая чемодан и поднимаясь на цыпочки для того, чтобы обнять его. Они слишком давно не виделись с ним, чтобы не сжать его крепко и не оставить на его щеке легкий поцелуй. — Но лучше говори со мной по-английски, а то я за год все забыла, — еще один смешок и Саммер еще раз обнимает парня. — А Нарцисса поленилась вылезать из дома, я угадала? — кажется, англичанка еще ни о чем не догадывается.

+1

4

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Ожидание. Вы любите это ужасное чувство, когда начинает казаться будто бы время специально остановилось, или идет очень и очень медленно? Когда в ушах стоит утомительный гул, глаза уставлены в одну точку и тело словно парализовано. Нет, серьезно, ожидание - это самое ужасное наказание, которое может придумать вселенная. Но что, если это чувство еще переполняет легкая неуверенность, а точнее нервы словно натянутые струны и готовы вот-вот лопнуть, ибо ты ждешь не кого-то там, знакомого или друга, а девушку, явно интересующую тебя с ног до кончиков шелковых волос. И, что бы как то попытаться отвлечь себя. Хоть немного заставить нервам успокоиться и постараться не замечать тягучего, словно улитка, времени, Леон разглядывал то одну группу людей, то каких-то туристов бурно говорящих на португальском, то на рабочий персонал крутящийся туда-сюда. Со временем молодому человеку и вправду удалось скоротать ожидание, даже настроиться на предстоящую встречу, когда в голову полезли снова образы не детского характера, представляя молодую сеньориту Мур в пеньюаре. Эти представления даже смогли вызвать улыбку, расслабить полностью тело и предаться некоторого рода мечтаниям. Конечно, Леон не был настолько озабоченным, как может показаться вам сейчас, но он был типичным мужчиной. Романтиком, но мужчиной, которому от природы дано думать о сексе чуть ли не каждый день. А теперь добавьте к этим мыслям девушку, которая действительно запала в душу, и, кажется даже родная сестра стала замечать подобное за Аудиторе, - то получите окончательный результат. Может именно по этой простой причине, он, итальянец, вызвался в одиночку поехать в этот чертов аэропорт, в котором было душно словно в микроволновое, чтобы просто побыть с Саммер один на один. Что бы элементарно под ногами не крутилась младшая сестра или старший брат, вечно говорящий о том, что пора бы Леону задуматься об настоящих отношениях, а не бегать за каждой юбкой. Но, увы, что поделать. Его уже было невозможно перевоспитать, казалось бы, пока Саммер не стала подрастать и хорошеть с каждым прибавленным возрастом в копилку. Сначала на глаза попадались конечно аппетитные округлости, уж простите, а затем объектом концентрации и интереса стали все-таки притягивающие глаза и добрая и задорная ее улыбка. Все-таки, тяжело было держать ему дистанцию друга, поэтому еще за две недели до прибытия Летней в Италию, молодой человек твердо заявил Нарциссе, что та увидит свою подругу лишь в конце лета, и чтобы она даже не смела звонить и отвлекать "парочку" от небольшого курорта, запланированного итальянцем всего за неделю.
Наконец-то из динамиков донесся женский голос, который объявил о посадке задержавшегося рейса. Подняв бровь и томно вздыхая, он немного прикрыл свои глаза и размял затекшую шею. Все-таки не любить был брюнет по долгу стоять на одном месте, словно статуя античных времен, которыми был напичкан весь мир, и в большей степени родная страна. Затем, двадцать или тридцать минут еще одного ожидания, пока зал не стал постепенно заполняться прибывшими. Помещение буквально пестрило разновидностью классов и культур, Аудиторе даже мог поклясться, что мимо него только что прошла африканская семейка. Кстати, ему всегда хотелось побывать в Африке, может стоит взять на заметку? Пригласить опять-таки с собой Саммер, полюбоваться тамошними пейзажами и помучиться от местных погодных условий и... И, тут опять тело сжалось пружиной. Снова какое-то напряжение прошлось внутри Леона, а затем послышался этот знакомый голос, вызывающий широкую и довольную улыбку на устах молодого человека. Сначала ему даже показалось, что это очередной глюк, бывает же такое, когда ты кого-то очень долго ждешь, пока в итоге ты не оборачиваешься и не опускаешь взгляд чуть ниже, замечая перед собой точеную и родную фигуру. Заданные вопросы Мур заставили Леона едва сдержать смех, а потом покачать головой и - Spies? Vedo solo una spia, la mia bellezza - Он поддался немного вперед, чуть наклоняясь чтобы девушке было удобно его обнять. Руки интуитивно, и даже как-то по-хозяйски, легки сразу же на талию Саммер и прижали к себе, а носом зарывшись в копне шелковых волос, вдыхая родной запах англичанки, Леон улыбнулся и погодя минуту, выпустив ту из объятий перехватывая небольшой чемодан в освободившуюся руку. - Ты не плохо говоришь на моем родном, не смотря на то, что за год забыла его - Уже на английском отозвался молодой человек и немного наклоняя голову набок, пристальным карим взглядом осмотрел прибывшую гостью. За все то время, сколько они не виделись, Мур действительно стала еще привлекательнее, а тело ее уже самого говорило за себя - я завидная девушка, и не каждому достанусь. Он даже от легкой рассеянности отвел взгляд в сторону чтобы: во-первых, не смутить шатенку; во-вторых, скрыть то, что карий взгляд плавно опускался ниже шеи, к аппетитной груди. - А? Нарцисса? - Засмеявшись и снова обхватывая свободной рукой Летнюю за талию, не настойчиво зазывая ее двигаться вперед, к выходу из этой душегубки, Аудиторе попытался составить в своей голове, как вообще сказать англичанке, что она ее вовсе не увидит. - Понимаешь, mia cara, Нарцисса. Она... - Неторопливо двигаясь вперед, по-прежнему не выпуская хрупкое тельце из своих объятий, да озираясь по сторонам в поисках вывески "выход", итальянец представил почему-то то, что Мур сейчас просто развернется и сядет в самолет от услышанного. Ведь прилетела она не к нему, а вроде бы как к своей подруге, у которой так нагло, чуть ли не из-под самого носа, увели англичанку. - В общем она не придет. Ну, ты ее в общем не увидишь - Наконец дойдя до выхода и выпустив шатенку из объятий чтобы достать из кармана ключи от машины, он пожал плечом и улыбнулся широкой улыбкой. - Не увидишь ее до середины августа где-то, потому, что у меня для тебя небольшой сюрприз. Надеюсь ты же не против? - Взглядом отыскав свою машину, он повернулся полностью лицом к Летней и пристально заглянул в ее красивые глаза. - Она сейчас с матерью в Риме, и мы там будем как раз... Хм... - Наигранно нахмурившись и почесав подбородок, словно отправляясь в мир каких-то своих размышлений, тем самым томя и растягивая время, Леон не стал договаривать начатое. Он лишь развернулся к машине, открыл багажник и затолкнув туда чемодан. - Sali in macchina - Между тем спокойным голосом сказал итальянец, резко поправляя себя и переводя фразу на английский. После и сам уселся на водительское сиденье и вставив ключ в зажигание, соизволил все-таки повернуться к Мур - Тебя ждет путешествие, english angelo. Путешествие по Италии. Только ты и я. И первый пункт отправки Флоренция - Форли. - Поправив упавшую прядку волос девушки за ушко, он немного наклонился к ней, вроде бы готов вот-вот ее поцеловать над ушком. Увы, это был лишь хитрый маневр чтобы вызвать в Саммер легкое, но приятное, напряжение. Ведь в прошлом году они были еще кажется друзьями, а сейчас? Сейчас в глазах шатенки он явно вел себя весьма и весьма странно, но что вы хотели от человека, который кажется правда влюбился. - Вообще, Нарцисса сама удивилась, она даже закатила мне истерику, что я якобы забираю тебя, но ты же не видела всей Италии, и я хочу показать ее тебе - Наконец-то машина тронулась с места и плавно выруливая с парковочного места на дорогу, двинулась вперед. - Я даже составил план и отметил города, которые тебе понравятся. Надеюсь ты не сожмешься сейчас как мышка, а? - Он ухмыльнулся смотря на дорогу, то иногда возвращая взгляд к молодой девушке рядом с собой - Ты кстати очень похорошела за лето, mia cara - Подметил итальянец останавливаясь на красный свет и расслабившись подмигнул Летней - Как долетела? Как твои дела вообще? Что нового в твоей жизни? Ах, да, прошу тебя только об одном: не смотри на меня таким ошарашенным взглядом - Загорелся зеленый и машина снова двинулась вперед. Особо Леон не гнал, но и назвать его езду тихой тоже назвать нельзя было. Молодой человек порой забывался и подрезал рядом едящие машины, иногда что-то бубнил себе под нос на итальянском, но все-таки позволял Мур хотя бы мельком рассматривать уже знакомый город за окном. - Ты наверное голодна, да? Может заедем в ресторан какой-нибудь, а потом уже двинемся дальше? Я бы выбрал самолет, но до Форли и так можно доехать. Вот в Венецию точно придется лететь, а потом плыть, но ты бы видела ее ночью, Саммер. - Они съехали с главной дороги, повернули направо и двигаясь по небольшой улочке, где две машины - уже много, он приглушил мотор и повернулся к Летней полубоком. - Мне кажется, или ты немного удивлена? - Леон серьезно взглянул в светлые глаза девушки, руки сами хотели взять Летнюю за руку, но Аудиторе старался всячески одернуть себя от подобных поступков. Все-таки, правда, он явно ее шокировал за короткий промежуток времени. Друг, блин.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-08 23:29:10)

+1

5

Англичанка уже не первый год приезжала летом к семье Аудиторе. Пожалуй это вошло в традицию. Будь то всего лишь на пару недель, или на все лето, как в этот раз, но она всегда покупала билет на самолет и покидала свою страну, заметно облегчая жизнь своим родственникам. Отец мог не беспокоиться по поводу проблем дочери, так как прекрасно знал, что с Саммер ничего не произойдет и она не вляпается в очередную авантюру, которую устраивает ее друзья в Лондоне или в Англии. А матери была предоставлена большая свобода и ей не нужно было делать вид, будто бы она следит и воспитывает своих чад. На деле-то она этого не делала. Лишь высказывала пару замечаний в день, которые порой и к делу не относились. На сим считала свою работу мамочки оконченной и полностью погружалась в творческий процесс, чем и жила, собственно, порой забывая об элементарных потребностях, таких как пища или сон, например.
А сама Саммер радовалась возможности выбраться из стен дома и отдохнуть в окружении подруги и ее старших братьев, с которыми она заметно сдружилась за все это время. Просто она настолько сильно к этому привыкла, что едва бы захотела что-нибудь поменять. Да она даже школу оканчивать не хотела, зная, что их пути с подругой разминуться в разные стороны. Как-то они говорили на эту тему и Аудиторе сказала, что хочет обучаться на родине, а что до самой Мур… Она пока не знала, чем займется потом. Может, останется дома, а, может, уедет куда-нибудь далеко подальше ото всех. Саммер пока даже не думала о профессии, которая ее заинтересовала бы. Можно было бы сказать, что она беспечная, но в нужный момент девушка всегда быстро собиралась и выбирала нужный путь. О котором впоследствии не жалела. Или не совсем правильный, но все равно не жалела.
И все же странно, что рядом с Леоном не было Нарциссы. Обычно она ее встречала или оставляла сообщение на мобильном телефоне, объясняя причины невозможности встречи в аэропрту. Но сейчас… Сейчас все по другому. Даже объятия чувствуются по другому, особенно со стороны Леона. Но я молчу, лишь улыбнувшись.
О нет, слушай, я эту фразу с самолета репетировала. Прям чувствовала, что где-то тут будут шпионы, как в воду глядела, — несет полный бред, но ее итальянский действительно плох. Гораздо лучше дела обстоят с немецким, но на немецком с членами семьи Аудиторе не поговоришь – они попросту его не знают.
Да, Нарцисса… — Саммер уже начала подозревать, что, что-то тут не так, хотя и позволила другу приобнять себя и повести в сторону выхода из здания аэропорта. Но что тут происходит? Во взгляде англичанки появилось беспокойство, но Леон этого не замечал, слишком уж занят был… подбиранием слов, что ли?.. Правда слова он так и не подобрал, а вывалил все как и есть. Девушка присвистнула и посмотрела на свой чемодан, который везла из другой страны.
«А меня спрашивали буду я против или нет?» — Саммер не была зла, скорее хотела спросить именно для галочки.
Стой, подожди… — но Мур не могла поймать свою мысль для того, чтобы ее нормально озвучить, лишь хлопала ртом, словно рыба, кинутая на берег, да брови подняла в искреннем удивлении. Она сама не заметила, как вместо того, чтобы в панике закричать и убежать обратно в аэропорт, вышла из здания вслед за Леоном и направилась к его машине.
Чертовщина какая-то, в голове не укладывается. Англичанка не знала, как ей реагировать на такое заявление. Либо беситься, либо радоваться. С одной стороны она была обижена на подругу за то, что та даже не предупредила, а с другой стороны, что может случиться с ней, пока она с Аудиторе? Да и не скучно с ним, они найдут чем заняться. И соскучилась она по нему сильно … И это был хороший шанс пообщаться наедине, а не когда повсюду куча родственников. Не сказать, что Саммер всегда мечтала побыть наедине с Леоном на протяжении нескольких месяцев, но ведь это неплохая идея. Это может быть интересным. С ним всегда интересно.
И вот она уже сидит в его машине, полуразвернувшись к нему и дрожащими пальцами застегивает ремень безопасности. Как это произошло? Почему все так быстро? Такое ощущение, будто она не отвечает за свои действия. Вот только понять не может почему.
Форли… — лишь повторяет за ним, пытаясь сообразить, где это вообще находиться. Сейчас пришло время чувствовать себя совсем уж плохо – Саммер поняла, что не знает про Италию совершенно ничего. Предупредили бы ее заранее – она бы подготовилась, чтобы не выглядеть совсем уж таким идиотом, не способным ни на что. А еще Леон усугубляет положение, поправляя волосы и склоняясь над ней. Пожалуй, он добился желаемого эффекта и Мур теперь вовсе хочет превратиться в невидимку.
Я уже сжалась, Леон, посмотри на меня! — Нервно окрысилась шатенка, приподняв руку и демонстрируя другу, али черт его знает, как дрожит ее ладонь.
Он еще и комплименты делает! Каков подлец. Нет, до сих пор не злилась и даже чувствовала себя неуютно за то, что рявкнула на него минуту назад.
Я не люблю летать, ты же знаешь. Но было, хм, не так плохо, как можно было бы подумать, — врет и не краснеет. Не будет же она говорить о том, что рыдала, уткнувшись в куртку почти весь перелет, — а дела отлично, даже рассказывать особо нечего, хотя, казалось бы, сколько мы не виделись? Просто рутина обычная. У меня сейчас плохо выходит вспомнить какие-нибудь моменты из этого всего…
Саммер решила сосредоточиться на окружающем пейзаже, но и это выходило у нее плохо. Как продолжала волноваться, так и успокоиться не может. Нужно сделать пару глубоких вздохов… Пару…
Я была бы не против, — ну вот, хоть улыбнулась, но, заметив, что они съезжают с главной дороги в какую-то подворотню, опять вжалась в сидение. Нет, она точно недавно думала, что это прекрасная идея? И, что все будет хорошо?
Леон, если ты собрался меня насиловать, то моя девственность будет сниться тебе в страшных кошмарах. — Когда Саммер нервничает – она ляпает первое, что приходит ей в голову. Это даже за шутку скрыть нельзя, потому что губы лишь нервно дергаются, а если она сейчас сумеет рассмеяться, то будет лишь еще большим идиотом.
Стой, стой. Погоди, не воспринимай близко к сердцу, — она изобразила ладонями в воздухе знак тайм-аута, — просто слишком много информации в моей голове и все происходит слишком неожиданно. Давай мы сейчас сядем где-нибудь, а ты мне все подробнее объяснишь и расскажешь, а?

+1

6

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Мы всегда хотим чем-то порадовать своих близких, то ли для утешения своего эго, то ли просто действительно этот человек для нас незаменим - непонятно. И, была ли Саммер тем самым человеком, ради которого Леон решил устроить небольшое путешествие? Ну да, она была подругой, она была лучшей подругой сестры, да и вообще практически Мур стала членом семьи Аудиторе, но, кем она была все-таки действительно для Леона? Если просто вспомнить всех девушек, с которыми молодой человек крутил романы, то можно с легкостью сказать - это были лишь романы и не более того. Сегодня повстречались, а через недельку другую разбежались, а с Саммер же все обстояло по другому. Он сам порой не мог понять своих мыслей, почему в один прекрасный день, момент, граница друга стерлись и взыграло какое-то иное чувство по отношению к этой девушке. Хотел ли он просто добиться своего, затащить англичанку в постель и разбежаться - нет. Во-первых, это просто не прокатит, это просто невозможно, потому что Летнюю наоборот хотелось защитить от подобных ухажеров. Чего уж далеко ходить, вспомнить тот день, два года назад, когда один из его знакомых по пьяне подкатил к шатенке и начал откровенно доставать ее. Какая-то ревность, чувство собственника взыграло внутри, что Аудиторе даже не посмотрел, как бьет друга по морде. Может тут еще и взыграло воспитание, когда его отец учил защищать честь дамы, тем более настолько родной, что он считал нормальным, спать в одной постели без задних мыслей. Просто друзья... Просто, друзья... Но, а во-вторых, он сам бы себе не простил бы, если склонил бы Мур заняться с ним сексом. Девушку надо добиваться, твердил дорогой отец. Девушку надо покорять. И, пожалуй эти размышления сейчас совершенно затмили разум итальянца, ибо, как ему покорить ту, которая оказывается ему симпатичной. Ту, с которой он бы хотел иметь отношения больше чем просто дружба. Не зря Нарцисса говорила, что заводить отношения, тем более для него, трудное дело. Ведь девицы сами обычно липнут к нему и он этим пользуется, а тут же... Да вашу ж мать, что Леону делать?
Решив на время отогнать эти размышления от себя, глядя в светлые глаза напуганной англичанки, которая всем своим видом выдавала панику, Леон усмехнулся и перевел взгляд на дорогу. Он никогда не видел чтобы Саммер так нервничала, неужели Аудиторе похож был на маньяка какого-то, раз она заикнулась про изнасилование? - Если бы я хотел тебя изнасиловать, то затащил бы в туалет в аэропорту и все - Все с той же улыбкой проговорил молодой человек и покосился в сторону сжавшейся в пружину девушки. Она была смешная, видимо этим и цепляла итальянца. Саммер была не как все, кого бы знал Аудиторе, даже родная сестра рядом с ней казалась приспешником самого Сатаны. Нет, серьезно, пусть вас не обманывают эти голубые глаза, белоснежные волосы и невинное личико, ибо за этой маской скрывалась такая стерва, которую не жалко было бы убить, вот только она была родной сестрой. - Я не подумал об этом, прости, что свалил на тебя кучу всего за этот короткий промежуток времени - Леон на мгновение отвлекся от дороги чтобы полностью посмотреть на Мур и подмигнул ей. Ну, да, он был не мастак придумывать длинные рассказы о том, почему же все-таки Нарцисса не соизволила посетить аэропорт, а точнее кто в этом виноват и почему. Не будет же он сейчас с ходу обрушивать на Летнюю такую новость, что она ему нравится и он хочет побыть с ней наедине. Да у нее тогда точно инфаркт случится и кто в этом виноват будет? Конечно же он, за что родные по голове не погладят, а наоборот, сошлют в Форли к родственникам и все. Нет, город безусловно был красив, но для Леона он казался скучным в отличии от того же Рима. Даже Флоренция иногда нагнетала тоску, неизвестно по каким причинам. Может опять-таки, все дело в воспитании и громкости родословной, когда это нельзя, то тоже нельзя, а вот это вообще ни в коем случаи, ты же Аудиторе. Сложно это все для человека, который привык отрываться на полную катушку и с последствиями, ибо без них скучно. - Я знаю одно уютное кафе, через минут двадцать приедем - Потянув руку к радио, итальянец то ли нарочно, то ли случайно, коснулся колена Саммер, при этом держа на лице кривую ухмылку победителя. Ему словно было в кайф загонять несчастную англичанку в тесный угол, как мышку, чтобы потом... Чтобы потом что? Не отодвигать же ее сиденье назад и кидаться сверху. Он все-таки джентльмен, но руки почему-то сами тянулись к шатенке. Мысли почему-то сами говорили обо всем, но только не о приличии. - До сих пор отказываюсь верить, что у тебя ничего запоминающегося не случилось. У тебя семейка довольно... Ммм.. Как это будет по-английски, ненормальная, да? - Аудиторе не раз слышал рассказы сестры про семейство Муров. О том как воспитывалась Саммер и ее брат; о том какой у них отец; про мать вообще следовало молчать, она была чем-то странным рядом с Монет, матерью Леона. И, если дети Джиэнмарко воспитывались в лучших традициях аристократии, со всеми рамками и строгостью правил, то Летней посчастливилось это обойти. Он даже завидовал, глядя на свободу действий Макса, с которым протекало несколько совместных каникул, когда Летняя прилетала в гости. Свободы, вот чего не хватало Леону, Нарциссе и Пьеро, ибо свобода заключалась в хаосе, а этого Джиэнмарко не мог позволить. Видимо по этой простой причине молодой человек вымолил у матери каникулы не в кругу семьи, а покататься туром по Италии. Видимо по этой простой причине он уломал свою сестру сжалиться и дать добро забрать с собой Саммер. Ведь что с ними может случиться? Ему же не пятнадцать уже лет. - Что мне подробнее объяснять? Нарцисса в Риме с матерью, там нужно поработать немного, а кто как не ты знаешь, что у моей сестренки лучше всего получается работать с животными, чем с людьми. - Машина начала замедлять ход выруливая из очередной улочки на небольшую дорогу. - Поэтому чтобы не тяготить тебя и не портить каникулы, тебя отдали мне - Он снова засмеялся нажимая тормоз и поворачиваясь к Мур лицом. Снова поправляя непослушную прядку каштановых волос за ушко и чуть склоняя голову набок - Сколько Цисса уже обещается показать тебе Италию? Года три-четыре, да? Со мной у тебя больше шансов увидеть нашу страну, mia cara - Взгляд скользнул к губам девушки и на какие-то считанные секунды итальянец замер. Он пытался побороть это наваждение, которое просыпалось в присутствии Летней, только бы не сорваться и не прикоснуться к губам, тянувшим к себе и словно бы говоря: "попробуй". - Так, ладно, мы приехали - Убрав руку и вытащив ключ из зажигания, Аудиторе кивнул в сторону вывески кафе и вышел из машины. Обойдя ее и встав со стороны пассажирского места, открыл дверь и протянул руку англичанки, помогая той вылезти из авто, у которого была настолько низкая посадка, что не один месяц надо привыкать. - Что ты хочешь, напуганная моя? - Долго не церемонясь, Леон приобнял подругу за плечи и повел за собой медленной и не торопливой походкой. - Любой каприз за мой счет - Снова не удерживая в себе смех, итальянец открыл стеклянную дверь в помещение и пропустил вперед Саммер. Официант тут же среагировал на новых посетителей, улыбаясь своей приветливой и располагающей улыбкой, предлагая парочке пройти за ним. - Так вот, думаю больше тебе объяснений не нужно, почему рядом с тобой я, а не моя сестра? Поверь, это лето ты не забудешь - Они вышли на небольшую веранду следом за официантом. Леон даже помог Летней сесть за столик, отодвигая ее стул, а потом и сам сел напротив. Есть-то он не хотел, вообще голод куда-то испарился с момента появления англичанки, но вот... Вот пить хотелось адски. Тут либо виновата сама атмосфера, которая вынуждала нервничать и задыхаться от духоты, либо на улице и впрямь было настолько жарко, что хотелось окунуться в ледяную воду. - Итак, насчет Форли - Начал Аудиторе рассматривая небольшое меню заведения. - Считается исторически первым городом-республикой, создавшим коммуну и получившим самоуправление в 889 году. Красивый, но наверно немного скучный, город. Я хочу показать тебе там один известный замок и аббатство Сан-Меркуриале. Можно потом будет прогуляться по самому городу, по моим источникам, там даже можно взять прогулку верхом на лошадях. Но, это так, к слову - Он говорил спокойным будничным тоном, лишь иногда отрываясь от созерцания блюд в меню чтобы взглянуть на несчастную девушку - Прости, забыл, что ты не так хорошо знаешь итальянский - Он отложил буклет в сторону и потянувшись через столик, вытащил из рук Мур ее меню и нахмурившись начал зачитывать предлагаемые блюда на английском языке. Обычно во всех ресторанах и больших кафе под итальянским пишут название на английском, но чем и было хорошо это небольшое заведение, да и одним из любимым, так это тем что хозяин этого кафе наотрез отказался переводить блюда на ходовой язык. Это же все-таки итальянское кафе, так пусть туристы и учат итальянский, верно? Хотя бы элементарные слова, а там сложить два плюс два не трудно, что бы сделать вывод. - В Форли мы задержимся не надолго, неделю максимум, больше времени у нас уйдет на Венецию, потому что у меня такие на нее планы... - Между чтением продолжал гнуть свое итальянец чуть улыбаясь - И, Саммер, расслабься ты уже. Никто тебя насиловать, убивать или похищать не собирается. Ты же знаешь меня не первый год - Отложив меню в сторону он снова посмотрел в светлые глаза шатенки и протянул свою руку, аккуратно беря англичанку за кончики пальцев и преподнося ее руку к своим губам - Все будет хорошо, обещаю. Мы же, это, практически родня. - Снова. Снова эта широкая улыбка выступила на устах молодого человека, который плавно выпустил руку Летней из своей. Хотя, давайте врать не будет, в его карем взгляде можно было заметить подозрительные огоньки. Хотя, может это игра света, кто знает... Кто, знает.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-08 23:30:07)

+1

7

Все лето. Все чертово лето, которое она даже не может представить. Это выглядит, словно бросок в ледяную воду – не знаешь, что с тобой будет дальше и предшествующий азарт отступает в самую заднюю часть сознания, когда ты уже летишь, но еще не почувствовал кончиками пальцев раскраивающий лед. И Саммер, которая поначалу подумала «да ладно, черт с ним», сейчас обеспокоено смотрит по сторонам. Она ведь не знает, что будет дальше и чем это все закончится. Неизвестность – та еще бессовестная шлюха. Ей не страшно за себя, ей становиться не по себе от мыслей о них с Леоном. А вдруг она наскучит ему настолько, что на середине дороги он выкинет ее из машины вместе с чемоданом? Или она обидит его, если ляпнет что-нибудь не то. Все-таки лето – большой срок, чтобы не задуматься об этом. Возможно, это все подростковые заморочки, но для Саммер это важно. Ей не хочется крупно облажаться перед таким человеком, как Леон. Итальянец вызывает у нее смешанные положительные чувства, не смотря на то, что он сейчас то ли издевается над ней, смеясь, то ли еще черт знамо что делает. Кто поймет этих парней? Что у них в голове? Что он от нее хочет? Чего он добьется? И добьется ли?
Саммер прикрыла глаза, а потом широко распахнула их, когда он сказал про туалет в аэропорту. От предыдущей паники временно не осталось ни следа. Ляпать всякую фигню – конец Мур.
Фу, Леон, там же не гигиенично, — с блеском в глазах, она придвигается поближе к нему, усмехнувшись, но тут же возвращается обратно на свое сидение, как будто это было мгновенное помутнение. Оставалось только сжаться обратно в панический комочек, что Саммер и сделала, нервно закусив губу и уткнувшись глазами в собственные угловатые коленки.
Все в порядке, — он нервничает, она нервничает – все в полном порядке. Нервничать это нормально. Ведь он готовил это сюрпризом, а она с ним вот так. Наверное, это не совсем нормальное поведение с ее стороны. Мур чуть улыбается, приподнимая уголки губ, а потом поворачивает лицо к Леону.
«Все в порядке», — твердит она себе.
«Все в полном порядке», — повторяет, стараясь расслабиться.
И, когда, казалось бы, у нее это практически выходит, Леон опять делает то, что заставляет ее нервно вздрогнуть и пожалеть о том, что она решила одеть платье, а не обмотаться в мусорный целлофановый пакет, чтобы даже волос не торчало, пряди которых он так тщательно поправляет, отрываясь от руля. Но его пальцы на ее колене… Мур смотрит на нее. И ей хочется крикнуть, чтобы он перестал издеваться над ней, чтобы перестал играть в эти игры. Он не пугает ее, но все это ее дико смущает.
Хорошо, Леон, ты – хищник. А она – жертва, которая готова забиться в самую глубокую нору. Ты доволен?
Она притворяется, будто не замечает этого, но глубокий нервный выдох выдает Саммер с потрохами. Она даже не понимает о чем думает, просто элементарно не может сосредоточиться на чем-то материализованном.
А, семейка… — как он ловко выкручивается из ситуации, вспомнив про ее слова, — Да, именно так. Не-нор-маль-на-я, — она медленно повторяет по слогам, отвлекаясь от недавнего тлена ситуации. — Отцу надоели наши выходки в школе и Макса отправили в другую школу, — Мур поморщилась так, как будто даже воспоминания об этом причиняют большую боль. Так оно и было в какой-то степени, — мало этого, он отправил его в полузакрытую школу для мальчиков, за город. Макс говорит, что там одни геи и возвращался обратно каждые выходные. Знаешь, — она поднимает взгляд от ног обратно на Леона, — мне его не хватало весь учебный год. Мы же привыкли все делать вместе, — Мур грустно улыбнулась. Да что говорить, они даже спали иногда под одним одеялом. Когда было особенно хреново на душе или холодно в комнатах. Просто согревались присутствием друг друга и могли уснуть. А теперь что? А теперь все не так. И, просыпаясь ночами от кошмаров, Саммер некуда пойти.
А в целом, мы не так давно ездили с Максом не фестиваль. Черт подери, ты не представляешь как там было замечательно! — она не стала говорить о том, что дурь, которую так полюбил брат, можно было найти крайне дешево. И они лежали ночами на теплом пледу, передавая друг другу косяк и разглядывая ночное полотно. Мечтали о чем-то, придумывали планы на будущее и были так расслаблены, как не были давно. Искренне смеясь так, как могут делать только дети.
Мать почти всю зиму сидела над одним полотном – что-то опять клиническое сюрреалистическое – ликовала, когда закончила, но забыла закрыть комнату в свой кабинет. Так Сэнд, погнавшись за кошками, уронил картину с мольберта. Мать была в ужасе, когда вернулась. Так мало того, что пес сбил, так и сама, шокированная, уронила на него сигарету, — идиотская семейка, ничего не скажешь. Как будто семейка Аддамс какая-то. Хотя, как-то их и так прозвали. Не хватало только уродливой родни для полного счастья, но к ним уже никто не совался.
Саммер кивает. Да, Нарциссе лучше работать с животными. По крайней мере на них она точно срываться не будет. А вот напакостить какому-нибудь жалкому человечишке – за милую душу, да так, что не отвертится. Все же блондинка только с виду такая безобидная. На деле ей не следует и пальца в рот пихать, иначе она проглотит, если не полностью, то по локоть точно.
Могли бы написать о том, что времени нет, — Мур пожимает плечами, затаив дыхание. Все бы поняла, сдав билеты обратно в аэропорт. Провести лето дома – не самая большая проблема, особенно учитывая то, что там будет Макс. И весь город в их распоряжении. Там бы она точно платье не одела. Почему она об этом вообще думает? Проморгнувшись разок, Саммер смотрит на нагловатого итальянца, чувствуя тепло его ладони на лице, — но тогда ты просто обязан показать мне как можно больше, ragazzo carino, — она улыбается под стать ему и провожает его глазами, пока он огибает машину, а потом вылезает с его помощью из спортивного автомобиля. Кажется, для поездки подошел бы лучше внедорожник. В нем места больше.
Я не напуганная, — бурчит, ощущая на себе его руку, — и вообще, ты в этом сам виноват.
Что сказать, Леон вел себя как джентльмен, к чему Саммер, приехавшая из Лондона не привыкла, поэтому вела себя немного скованно, поначалу смотря на дверь, которую парень перед ней открыл. И не потому что так раньше никто не делал, а потому что атмосфера Италии придавала всему происходящему какие-то свои нотки. — Я уже уверена в том, что я его не забуду, — пролепетала чуть слышно, так, чтобы ее никто не услышал. И Леон, и этот официант.
Саммер пытается погрузиться в изучение меню, но понимает, что… ни черта не понимает. Из ее головы вылетели все итальянские слова и наименования, связанные с блюдами. Она лишь хлопает ресницами и слушает Аудиторе, красноречиво рассказывающего ей про Форли.
О, я люблю лошадей, — все еще ошарашенная англичанка перелистывает страницу, но умного вида сделать не получается – Леон вспоминает, что она так совсем не определится и спасает ее из положения, забрав меню в свои руки. Начинает зачитывать наименования на английском, а девушка лишь кивает, задумчиво вытянув губы.
Возьми мне что-нибудь легкого, но мясного. Я полностью доверяюсь тебе, дорогой, — надеется, что это прокатит, — а еще жутко хочется пить.
Тут и правда жарко, не смотря на то, что веранда находится в тени. В Лондоне такой жары быть не может просто по определению. Или это не жара вовсе, а дикое смущение из-за поведения Аудиторе в машине? Наглый мальчишка. Еще и успокоить ее пытается. У него это особенно хорошо выходит, когда он взял ее руку в свою. Это был сарказм.
Все пройдет, мне просто нужно немного времени. — Немного времени для чего? Саммер чувствует, что ей становится еще жарче. Не выдерживая, она хватает со стало меню и начинает обмахиваться им, словно веером, расслабленно наблюдая за тем, что происходит вокруг. К ним подходит официант и Леон начинает с ним говорить на родном языке. Девушка не вслушивается, лишь продолжая заниматься увлекательным занятием.
Значит, сейчас мы едем в Форли, а потом в Венецию? — уточняет она как только официант отходит, придвигаясь ближе к столу и к Леону. — А спать мы будем…? — она хочет спросить будут ли они спать в миниатюрном чертовом спорткаре или будут останавливаться в каких-нибудь местах, однако не знает как озвучить свою мысль. Недосформулированное предложение звучит занятно.

+1

8

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Подарки. Подарки бывают разными: одни предпочитают обойтись банальными цветами и конфетами, а другие в свою очередь готовы преподнести целый мир к ногам любимой. Кто-то скажет, что это слишком пафосно, а кто-то усмехнется и скажет, что дурак влюбился очень сильно. В принципе, и те и другие будут правы, потому что Леон действительно, кажется, был влюблен в девушку, которая сидела перед ним. Как тут не влюбиться, когда ты каждое лето проводишь с ней бок о бок только потому, что она лучшая подруга твоей сестры. Как тут не влюбиться, когда она вся такая загадочная, настоящий алмаз Великобритании, таинственен, как и остров окутанный туманом. Как тут не влюбиться, когда ты в прямом смысле слова не можешь отвести своего карего взгляда, подавить свое желание прикоснуться к ней. Как не влюбиться? Вот и Аудиторе, который никогда особой привязанности не испытывал к девушкам и женщинам, внезапно ощутил себя пойманным в клетку, которую многие так любят именовать Любовью. Вопрос возникал в его голове лишь один, почему он раньше этого не чувствовал и не понимал? Что конкретно изменилось или перевернулось, какое событие произошло, которое сумело пробудить в нем это чувство и жгучие желание показать Саммер всю Италию? Он ведь изначально спонтанно придумал сей план, подумаешь, встретить подругу в аэропорту Флоренции и свозить ее покататься по красивым и привлекающим туристов городам. Он ведь изначально и не думал, что его симпатия ничто как нечто большее, заставляющая мужчин совершать такие подвиги, о которых часто пишут романы. Нет, смешно, Леон не читал подобной мути, разве что классику, и то, по настоянию матери, которая занималась обогащением духовного мира в своих детях. Он на дух не переносил всю это романтику и розовые сопли, о которых обычно грезила Нарцисса. Но, неужели, Мур смогла пробудить в итальянце эту черту, эту романтичность? Ему даже мысленно как-то стало не по себе, ведь он никогда еще так сильно не раскрывался перед кем-либо. Подумаешь, Летняя была практически членом их семьи, ей же не обязательно знать о том, какой Леон Аудиторе был на самом деле? Пусть лучше знает его последним бабником не способным пропустить мимо ни одной юбки. Пусть считает его Казановой, который ценит в женщинах красоту и любовь к сексу, а не возраст или что-то вроде социального положения. - Значит Макс теперь учится в закрытой школе мальчиков - Будничным тоном отозвался итальянец переводя взгляд поверх макушки девушки, а затем снова опуская на ее миниатюрное и аккуратное личико. Это было весьма любопытно, хороший ход, сеньор Мур, - разлучить брата и сестру. В прочем, родной отец тоже пытался разделить его с Нарциссой, потому что они вдвоем были невыносимы. Нет-нет, травку эти двое не курили, никакие таблетки не принимали, да и младшая-то не пила даже, кроме семейного вина. Просто характер у двоих довольно буйный, своенравный и неуправляемый. С ними мать-то родная справиться не может, что говорить об учителях в школе? Хотя, частично папане удалось добиться своего и малая училась с Летней. Хм, за это тоже спасибо, ибо теперь эта английская красавица сидела перед ним, Леоном. - Не завидую я ему. Слышал я про такие школы, слишком строгие, особенно у вас, в Англии - Наигранно хмуря брови и строя со страдальческое выражение лица, Аудиторе также саркастично вздохнул, а потом пожал плечами. - Но в принципе вам учиться осталось всем не долго. Всего лишь пара годиков и взрослая жизнь - Официант наконец-то соизволил подойти к ним чтобы принять заказ, но итальянец словно бы не видел его. Настолько увлеченный созерцанием сидящей перед ними фигурой, что бедолаге пришлось вежливо откашляться, дабы привлечь внимание к себе. - А? Да. Совсем забыл - Откинувшись на спинку удобного стула, Аудиторе посмотрел на официанта и улыбаясь заказал большой стакан воды со льдом для дамы, себе чашку кофе (ибо ночь в дороге, и надо зарядиться было энергией побольше), салат Цезарь с курицей, опять же даме, а себе обычный сандвич на чиабате. - Пока да, но на Венеции не заканчивается путешествие - Снова эта хитрая ухмылка, а после он немного придвинулся к столу и склонился вперед. - Бывала ли, mia cara, в ночной Вероне, посещала ли ты когда-нибудь замок Сфорца в Милане? Видела ли ты постановки в великом театре Сан-Карло, который находится в Неаполе? Я думаю ты даже не видела красоты вечернего Помпеи - Он говорил это все так тихо, практически шепча, едва держа улыбку, а рукой под столом касаясь снова колена девушки, провел чуть выше задирая подол юбки платья. - Ты увидишь всю Италию - Официант вернулся быстро, поэтому и Аудиторе пришлось быстро откинуться назад и вытащить из-под стола руку. Широко улыбнувшись, наблюдая еще и за тем, как несчастная англичанка искала спасение в меню, дабы нагнать прохладного воздуха, молодой человек преподнес чашку с кофе к губам и отхлебнул немного. - Спать? Конечно - Рассмеявшись, он вопросительно вскинул бровью и протер рукой глаза - В Форли мы остановимся у наших родственников. Моя тетка давненько не видела меня, предложила переночевать у них как узнала, а в Венеции на нас зарезервирован номер. - Неторопливо поедая свой сандвич, которыми итальянец кажется уже питается недели две, он внимательно посмотрел на девушку и усмехнулся. - Ну, скажи, что тебя так заставило ощутить жар? Неужели смена климата? - В принципе, это было бы логично, учитывая из какой страны прибыла шатенка и в какой сейчас находила. Радикальное изменение, но, в его вопросе все-таки больше звучал подвох, некая издевка. - У тети ты сможешь окунуться в прохладный бассейн - Поспешил добавить Аудиторе и тут же довольно расплылся в улыбке, снова представляя Саммер в бикини. - Кстати, насчет того, что мы могли бы оповестить тебя об отсутствии Нарциссы и все такое. Вообще, сестра собиралась написать тебе, но, признаюсь, я виновен. Я сказал, что ты можешь приезжать к нам, я могу позаботиться о тебе, а потом привезу к ней. Зачем тебе чахнуть в мрачном и сыром городе, Il mio fiore? Когда ты можешь насладиться теплотой и солнцем, ведь лето же. - Он сделал паузу чтобы откусить кусок от сандвича, прожевать и запить кофе - Тем более, я хотел тебя видеть, неужели ты не хотела? - Прищурившись, Леон отодвинул от себя тарелку в сторону и облокотился локтями о стол. - Сеньорита Мур, Вы настолько загадочны, что я не могу понять, о чем же Вы думаете? - Потянув руку вперед, итальянец опять поправил выбившуюся прядку волос за ушко девушки и наклонил голову набок - Наелась, или хочешь еще чего-нибудь?

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-03-08 23:30:32)

+1

9

Саммер наивно полагала, что хоть после заказа официанту Леон успокоится, но не тут-то было. Кажется, из этого парня энергия бьет ключом. Причем в ненужном направлении, если хорошо подумать. Хотя тут и думать не нужно. Пока девушка обмахивалась меню, чувствуя, как у нее горят щеки и уши, Аудиторе наглейшим образом придвинулся ближе. Шепот заставил саму податься вперед, от чего оказаться еще ближе к паразиту, что с наглой ухмылкой положил руку на коленку. Кажется, становится еще жарче. Движения Саммер, становятся более быстрыми и более обрывистыми. Самое интересное в том, что она сама не может объяснить, чем это вызвано. Ведь давно не маленькая девочка и, хм, знаки внимания, уже неоднократно себе ловила. Правда не вызывали они ничего подобного, что и являлось самым странным. Она уже давно знала Леона. Настолько, чтобы совершенно спокойно могла назвать его своим братом. А теперь названный брат горячо шепчет об Италии, их путешествии, да лапает ее за коленку. Братья так поступают? Мур думает, что нет. Это вообще не нормально. О чем она вообще думала? Он старше нее на два или три года, в его голове уже давно роятся другие идеи и мысли. Точно маньяк! Точно изнасилует! Еб твою мать, да почему же тут так жарко? Подняв глаза на итальянца, Саммер скорчила рожицу и дрыгнула ногой, продолжая все так же активно обмахиваться бедной бумажкой, что в скором будет готова улететь в ближайший фонтан, если таковой тут имеется? А имеется ли вообще? Ну ладно, в угол.
Спать, — кивает, подтверждая. Звучит так, будто сказала очередную глупость. Взяв в руки нож и вилку, начинает поедать салат, что так быстро принес официант. Сам процесс приема пищи немного расслабляет и отвлекает. Вот уже Мур копошится ножом с небольшим кусочком курицы, который скоро разъединится на сплошные волокна. Она все же подхватывает его вилкой и отправляет в рот, запивая небольшим количеством ледяной воды. Она пытается тщательно запомнить информацию, что говорит ей Леон, но едва ли не давится водой, когда он в очередной раз с усмешкой возобновляет с ней игру.
Да, смена климата, — буркает она, вновь прячась в тарелке, чуть ли не желая окунуться в ту лицом. Сочтет за ебанутую и прекратит весь этот театр, во имя своих непонятных целей. Да что он к ней придирается-то? Сверкнув глазами, она с силой сжимает стакан. Чувствует себя неуютно. Румянец с щек не сходит. В глазах виднеется тот же непонятный блеск. Саммер хочет забраться под стол, лишь бы он на смотрел на нее своими темными глазами, что, кстати, едва ли не делает, ухватившись руками за сидение стула. И лишь в последний момент одумывается.
Время идет слишком медленно, все движения кажутся слишком медленными. Что у него за привычка такая? Фраза через фразу? Молодец, молодой человек. Набрать бы номер Нарциссы и шепотом пожаловаться в трубку, чтобы потом слушать, как она кричит на своего непутевого братца. Да, эта поездка будет действительно незабываемой, особенно если будет продолжаться в подобном темпе. Ладно, она уже не думает о том, сколько выдержит он ее. Она думает о том, сколько выдержит она, прежде чем выпрыгнуть из машины, на полном ходу. Аккуратно укладывая вилку и нож на тарелку, отодвигая все от себя, Саммер покачивает ногой и складывает руки на столе.
Слушай, Леон. Я рада, конечно, подобной возможности, ведь это… — она подбирает слова, поглядывая на лед в воде, — удивительно. Увидеть всю Италию, да и в такой компании. — опять, кажется несет полную чушь, — но я чертова англичанка, а не итальянка и… — что она хотела этим сказать? А поймет ли он ее вообще? — прекрати надо мной вот так издеваться? — чуть ли не шепотом, краснея пуще прежнего. Чтобы схватить меню обратно и начать им обмахиваться. Да и ледяную воду допить. — И не говори, будто не понимаешь, о чем я, — пригрозив ему пальцем, шуточно-серьезным голосом. — Выдавай свое итальянское безумие умеренными порциями.
Девушка отрицательно покачала головой на его вопрос по поводу еды, а потом поднялась на ноги, бросив на Аудиторе прожигающий взгляд, — я буду ждать около машины.
Вот так! Поставить точку! Чтобы у этого паразита не было шанса вновь вогнать ее в краску и опешить от внутренней волны возмущения. Совершенно ни на что не обращая внимания, англичанка кивает официанту и идет в сторону выхода. Такое ощущение, будто в заведении не было кондиционера и от парилки спасала только крыша, создающая тень. На улице еще жарче, и Саммер уже готова была пожалеть о своем решении, но вместо этого нагло облокачивается пятой точкой о дверцу заниженного спорткара, складывая руки на груди. Закрывает глаза, подставляя лицо солнечным лучам. Она надеется, что Леон хоть что-то усвоил из ее слов, иначе все закончится катастрофой с заглавной буквы. Ну, как минимум, ее истерикой. Почему бы и нет, действительно?
А пока у нее есть время подумать над поведением ее дражайшего друга. Что за муха его укусила? Неужели, действительно, так весело поиздеваться над девчонкой, что не может на это ни коим образом ответить, а только лишь теряется? Раньше такого не было. Но раньше почти постоянно рядом с ними была Нарцисса. Неужели, все так меняется, когда белобрысой сестрицы нет рядом, Леон? Или все дело немного в другом? В чем же, уж подскажешь? Руки немного трясутся. То ли от нервов, то ли до сих пор от его прикосновений. Чертовы мальчишки!
В свет появляется пачка сигарет, блок которых перед поездкой всучила ей матушка. Она говорила что-то про экономию. А так же про то, что лучше курить английские сигареты, ежели итальянские. Не в том должен быть патриотизм, ох не в том. В любом случае, Мур достает сигарету и прикуривает, чтобы хоть немного успокоиться и перестать нервничать. Но докуривает лишь до половины, выкинув бычок в мусорку, стоящую поблизости – курить при такой жаре тоже невозможно. Да и при Леоне почему-то не хотелось этого делать, шут его поймет, почему. Теперь она даже не может представить, что будет дальше. Все сокрыто каким-то занавесом, отодвинуть который она была не в силах. А что, если своими словами она его задела? Вот ведь дуреха! Или нет? Нет, все же он сам виноват.
Все же Аудиторе – крайне странная семейка.

+1

10

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Душный климат солнечной Италии кажется еще жарче и невыносимее, когда в мысли проникают картинки откровенного характера. Ты не испорчен, но ничего не можешь поделать со своим сознанием, особенно находясь в компании привлекающего тебя человека. Итальянец от рождения, причем коренной, и казалось бы, привычный к подобному климату, -сам еле выносишь духоту и внутренний жар. Любовь, или даже влюбленность, как яд отравляющий кровь и здравый рассудок, а ты просто послушный раб, который охотно поддается на томящую пытку. И именно подобные ощущения испытывал сам Леон, который издевался над несчастной англичанкой чересчур пристальным вниманием. Он понимал, что своим поведением может либо спугнуть несчастную, которая кажется уже не знала где спрятать себя, - либо наоборот спугнет себя, потому что совершенно не знал, что такое настоящие и крепкие отношения. Ему всегда было проще волочиться за каждой юбкой, никаких тебе обязанностей и ответственности, а тут, кажется, все серьезно. По крайней мере, Аудиторе нутром ощущал, что испытывал к Саммер Мур, что ни есть, искренние и светлые чувства. Пресвятая Дева Мари, ты просто-напросто должен быть идиотом, раз клюнул на крючок проказницы Любви, и что только нашел ты в этой девчонке? Неужели она так сильно выделялась среди остальных? Неужели ты готов бросить свои принципы и привычки ради одной единственной? Хм, а почему бы и нет, подумает итальянец и только улыбнется. Потому что, на самом деле, Мур очень выделялась на фоне всех этих итальянских красавиц. Она была чем-то потаенным и трудно досягаемым. Такая внешне холодная, как и климат ее страны, но такая открытая и лучезарная, подобно палящему солнцу сейчас над их головой. Эта девушка была удивительной, и наверно этим подцепила несчастного Аудиторе в свои сети. Конечно, она вряд ли догадывалась о подобном. Возможно, даже и не желала чтобы все это происходило взаправду, ведь эти двое старые друзья. Они знают друг друга настолько хорошо, что могли смело завершать друг за друга начатые фразы. Росли практически вместе, а тут, с возрастом, дружба заменяется чем-то более взрослым и серьезным. Готова ли эта англичанка уступить нарастающей страсти, или предпочтет сделать шаг в сторону, давая возможность брюнету разбиться вдребезги от своей глупости? И только пожалуй эти размышления навеяли Леона на небольшое временное отступление. Он предпочел не торопить события, ибо и так вдоволь наигрался с бедный Мур, которая сейчас, казалось бы, накинется на него с угрозами и обвинениями. Откинувшись на спинку стула и чуть приподнимая бровь, молодой человек расплывается в дружелюбной улыбке и кивает - Хорошо, dolce, не хотел над тобой так сильно издеваться - Убирая руки за голову и выгибаясь немного, дабы просто размять свои затекшие косточки, Аудиторе продолжает внимательно наблюдать за англичанкой и смеяться себе в уме. Все-таки, какая эта Саммер забавная. - Ты права. Ты англичанка, и вы более утонченны, чем наши итальянки. Хм, а еще довольно робкие, ничего - Резко поддаваясь вперед и хватая Летнюю за ее тонкий и аккуратный пальчик, слегка сдавливая его и зажимая в итоге руку девушки в кулачок, продолжая по-прежнему держать свою фирменную улыбку, Аудиторе добавил - Как попросишь. Я просто безумно рад видеть тебя и побыть с тобой вне компании моей мелкой сестрички - Выпуская руку шатенки из своей, итальянец снова откидывается на спинку стула и чуть прикрыл глаза, чтобы хоть как-то отвлечь себя от терзающих в разные стороны мыслей.
Почему-то вспомнилось лето два года назад, когда Саммер снова прилетала в гости. Они словно с Нарциссой по сменам друг к дружке мотались: сначала одна в Великобританию, потом другая в Италию. Две путешественницы - не разлучницы прям. И вспомнилось то лето потому, что эти трое, в компании старшего брата и брата Мур, и еще двух друзей Леона, ездили отдыхать в Монтериджони. Идиот Марко напрочь забыл снять нормальный номер в небольшом отельчике, поэтому великой троице пришлось делить одну кровать на троих. И, если с сестрой молодому человеку было не привыкать спать в одной постели, они еще в детстве частенько оттуда не вылезали, потому что мелкая боялась темноты и грозы, - то вот спать с Саммер в одной постели тогда было ново. Забавно, но кажется с того момента все и пошло - поехало, как показалось сейчас итальянцу, который открыл глаза на том моменте, когда англичанка встала с места. - Ты решила сбежать от меня? Уже? - Наигранно строя обиженное лицо, что, впрочем, плохо выходило, Аудиторе выловил взглядом официанта и жестом руки подозвал его. Шатенка так ничего ему и не ответила, а просто сбежала. - Какие же эти англичанки, странные - Думается ему, пока расплачивается кредиткой за обед. - Можно еще с собой сделать ваш десерт? - Подняв карий взгляд на официанта, спокойно проговорил Леон - Да, конечно, сейчас. Подойдите пока к стойке - Молодой паренек скрылся за дверьми, ведущими в небольшую кафешку, пока сам Аудиторе неторопливо встал со своего места и не направился следом.
Стоя возле стойки и постукивая пальцами по деревянной поверхности, отчеканивая какой-то свой мотив, Леон обернулся через плечо чтобы убедиться, Саммер до сих пор стоит на месте. Единственное, что не особо радовало его, так это вредная привычка девушки, но кто он такой, чтобы тыкать ее в это носом. Она уже взрослая, голова на плечах давно имелась, поэтому если нравилось гробить свое здоровье - ради Бога. Он-то и сам его гробил, правда только выпивкой. Поэтому, пока англичанка не заметила его, итальянец отвернулся и снова принялся барабанить по стойке, как наконец из-за дверей ведущих в кухню, вышел тот самый официант - Ваш десерт, синьор Аудиторе - Поставив перед носом небольшую картонную коробочку, паренек вежливо кивнул и направился восвояси. Вообще, Италия была похожа не на огромное яблоко, как Лондон, или Нью-Йорк, или даже Москва, - а словно какая-то провинция, и не мудрено. Пусть страна и была объединенной в одну большую, все-таки она по-прежнему изнутри делила себя. Так например, во Флоренции весьма тяжело найти какое-нибудь укромное местечко, где бы тебя знать не знали, ибо, как говорит Пьеро: мы все большая, и практически дружная, семья. Так уж, просто вздохнув, итальянец забирает коробку и наконец-то выходит на улицу. Несколько шагов и он уже возле своей крошки и Саммер. - Ну, готова ехать дальше? - Всучив девушке в руки коробку с десертом, итальянец открывает ей дверь пассажирского сиденья, а затем обойдя машину и сам садиться в салон авто. - Это если захочешь чего сладкого. У них тут отличный апельсиновый пирог с оливковым маслом - Вставляя ключ в зажигание, молодой человек косится в сторону шатенки и ухмыляется - Если ты устала от перелета, то можешь поспать пока. До Форли нам еще ехать и ехать - Спортивная машина выехала с небольшой стоянки возле кафе, проехала немного вперед и вывернула на проезжую часть. Снова позабыв о пассажире, Леон переключает поочередно скорость и разгоняет свою малышку, наслаждаясь рычанием мотора. Прям бальзам на душу.

+1

11

Не смотря на то, что сигарета не была скурена полностью, спокойствие всё же тонкой струйкой прошло по её нервным клеткам. Конечно, курение тут было не при чём – Саммер прекрасно знала, что всё это попросту самообман, а вот нахождение на свежем воздухе вдали от так называемого «раздражителя» подействовало весьма благоприятно и она в очередной раз перестала боятся и паниковать. Надолго ли её хватит в этот раз? Когда итальянец снова пойдёт в атаку? Ведь, хоть и показалось, что он прекрасно её понял, но воспользуется ли он этим понимаем или начнёт заново вгонять её в краску через некоторое время просто смеясь в душе над бедной англичанкой, как мальчишка? Кто поймёт этих итальянцев, действительно. Необходимо собрать всю свою волю, чтобы перестать на его нападки, ведь он только этого и ждёт. Ждёт, когда щёки шатенки покроются румянцем, а сама она начнёт запинаться в словах и заламывать себе пальцы. Саммер уверена – со стороны за этим весьма интересно наблюдать. Но только не в том случае, когда вы принимаете одну из сторон. Вернее определённую сторону.
Пока Леона не было рядом, Мур, для того, чтобы отвлечься, с интересом поглядывала вокруг. На изящные малоэтажные здания, уходящие вдаль по зигзагообразной улочке, горшки с цветами, выставленными из окон на свежий воздух и питаемые солнечными лучами, а также на людей, загорелых и красивых, с расправленными гордо плечами, но походкой тех, кто никуда не спешит – Саммер всегда поражалась этой разницей между людьми её страны и этой. Англичане часто держались гордо. И всё равно кто это был – высокопоставленный чиновник, или какая-то шпана из аварийного жилого дома. Англичане не были такими жаркими, как итальянцы, одевались с причудой, будь то дорогой костюм, или платье шлюхи одной из одноклассниц Саммер – даже в рубашке и обычных джинсах, люди из тумана двигались с особым изяществом и надменностью. Тут же была яркость цветов. Это не значит, что все выглядели аляписто и в глазах пестрило от разнообразия цветов. А то, что даже к строгим костюмом итальянки одевали красивый яркий шелковый платок, к примеру. На лицах их играли улыбки, а в глазах виднелся огонёк. Итальянки были жаркими. И Саммер на их фоне чувствовала себя сиротой из Сибири.
Ждать Леона долго не пришлось. Выйдя из кафе с коробкой в руках, он с присущей ему улыбкой, на её утвердительный кивок открывает дверь пассажирского сидения, пропуская англичанку в прохладу салона. Сам же быстро обходит автомобиль и садиться на своё место. Умелыми движениями заводит мотор, в то время, как обращается к ней. Приподняв крышку коробки, Мур втягивает запах сладостей и расслабленно прикрывает глаза.
Знаешь, Леон, если так будет продолжаться, то в самолёт тебе придётся вкатывать меня, так как я превращусь в шарик, — доброжелательно улыбается она, опуская крышку обратно и располагая коробку на своих коленях. На его слова про сон она ничего не отвечает, но вместе с этим чувствует, как глаза её автоматически закрываются. Как будто она была попугаем, а его реплика была своеобразным одеялом. Саммер опускает руку в сторону сидения и ищет переключатель. Чуть тянет его, надавливая на спинку сидения и тем самым меняя угол наклона. К сожалению, в спортивных машинах нельзя привести сидение чуть ли не в горизонтальное положение, поэтому приходится довольствоваться тем, что есть.
В салоне тихо, не считая шума мотора. Она уверена в том, что за окном проносятся городские улицы и разноцветные дома. Платки итальянок превращаются в одно сплошное разноцветное пятно. Очередной поворот даётся мягко, даже не беспокоя её дрёму, хоть – Саммер уверена – Леон двигается далеко не как улитка. Под равномерное движение, она сама не чувствует, как постепенно засыпает. Кажется, она действительно устала после перелёта.
Невообразимыми темными кляксами, перетекая из одного безграничного сосуда в другой, жидкость направляется не вниз, как это установлено всеми законами физики, а вверх, где под границей купола скопились маленькие домики с бордовыми крышами и небольшими садиками вокруг, наполненные зеленью кустарников и деревьев, наподобие берёз и молодых дубков. Затапливая без основания, покрывая кляксами и нарушая покой, жидкость воздействует словно резинка, стирая воссозданное неизвестным художником и замещая полупрозрачной акварелью брызг. На часах ещё день, но всё вокруг давно превратилось в ночь, такую непроглядную, когда свет от фонаря выбирает только около метра в радиусе действия. В местах, где раньше были домики, с зажатым меж пальцев фонарём, она бродит из стороны в сторону, надеясь найти хоть какие-то признаки исчезнувшего поселения, хотя самым верным решением доказательства, вполне объективно, будет полное отсутствие всех элементов, на которых всё и держится. Даже почва под ногами кажется более эфемерной, которая исчезает сразу же, как только она поднимается, делая шаг. С отсутствием реальности теряется и уверенность, а с ними дорогу переходит всепоглощающий страх, который вцепляется в босые стопы, норовясь утащить за собой куда-нибудь в пропасть с зыбкими кровавыми песками. Она уже не знает, что ей нужно найти, она знает только, что ей нужно отсюда поскорее уйти, потому что ещё немного, и наступит тот самый конец. И фонарь погаснет. И она больше не увидит своего брата.
Саммер резко открывает свои глаза и пытается понять, где она вообще находиться. Щурится, чувствует как сердце бешено отбивает ритм. Звук мотора проясняет её разум. В машине, рядом с Леоном. Всё в порядке и это всего лишь очередной страшный сон. Под ногами Мур лежит сумка, в которой небольшая бутылка воды. Открыв её, она делает несколько жадных глотков, смахивая с себя остатки сна. За окном уже стемнело и яркие огни вдали очерчивают один из небольших городков или селений.
Я теперь всю ночь не засну, — немного хрипло говорит англичанка, стараясь внести побольше непринуждённости в свой голос. Он не дрожит. Это же всего лишь сон, ничего плохого не произойдёт, — сколько мы уже едем, Леон? — ей кажется, что прошло уже слишком много времени и чувствует себя из-за этого неуютно, — у меня что-то всё затекло, — спать сидя ни хрена не удобно – перестаёшь чувствовать собственное тело так, как изначально, да и всё болит к тому же. Мур не ноет и не жалуется, но надеется на то, что вскоре она сделают хоть небольшую остановку.

+1

12

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Трудно обуздать и успокоить непонятное чувство внутри, когда человек сталкивается с этим в первый раз. Невозможно уследить за своими движениями, своим мышлением, которые крутятся исключительно возле одного страшного феномена для любого мужчины - влюбленность, она же чертова любовь. Существует множество пьес и рассказов, которые посвящены этому чувству, где в конце концов мужчина становиться пленником женщины. Он становится ее верным рабом, и потому в настоящее время многие стараются избегать этой магической ловушки, чтобы только не терять свою свободу и здравый рассудок. Леон не исключение, между прочим. Он никогда не привязывался к одной определенной девице. Он никогда не произносил этого пресловутого предложения - я люблю тебя. Все его романы заканчивались одинаково, абсолютно: девушка влюбляется, он весело играется, наслаждаясь и удовлетворяя мужское эго, а потом исчезает подобно ветру. Зачем обременять себя ответственностью, когда проще позаботиться о своей шкуре и не подвергать другого человеку разочарованию. А эти разочарования непременно будут, потому что Аудиторе не способен вечность играть бравого рыцаря и примера для подражания. Он все равно будет заглядываться на других женщин, изменять и разбивать сердца, как это любят говорить дамы. Он такой, как ей, и его вполне устраивала подобная жизнь пока... Пока однажды до сознания не начало доходить, что игры с постоянной гостьей в их доме заходят слишком далеко. Еще тем летом, итальянец заподозрил за собой, что отношения между ним и Саммер немного изменились. Он перестал воспринимать девушку как второй сестрой, и даже не однократно проявлял знаки внимания, что кажется заметила Нарцисса, позволившая этим летом забрать Мур с собой. И то, что Леон чувствовал по отношению Летней, немного загоняло парня в тупик. Сначала он думал, что все само по себе уляжется и они смогут снова нормально общаться без каких-то там заигрываний, но потом все только становилось хуже. Отъезд же Саммер в том году только подтвердил подобное изменение курса, когда Аудиторе словил себя на мысли, что сильно скучает по улыбающемся личику и бреду, который произносили уста Летней. И, когда понимание снизошло на его голову, он и начал прорабатывать этот план поездки, вот только никак не думал, что в конце концов их ждет ночь посреди полей между Флоренцией и Форли. Но, это не сейчас, потому что внимание к себе снова приковала сидящая на пассажирском сидении девушка. Она тихо и мирно задремала, что вызывало на лице итальянца легкую улыбку. И дабы самому не заснуть за рулем, он потянулся к приемнику и нажал на кнопку. По салону послышалась тихая музыка, взгляд сосредоточен на дороге, и стоило им покинуть город выезжая в пригород, Аудиторе удалось отвлечься мыслями в тишине. Постукивая по рулю пальцами в ритм играющей песне, он размышлял как можно было бы срезать путь и к ночи приехать в пункт назначения, но все в итоге сводилось к тому, что подобная мысль была невозможно. Во-первых, они уже поехали своим ходом; во-вторых, они ехали по трассе, которая далеко не сократила бы расстояние - это можно было заметить после того, когда небо давным-давно стемнело и вдали зажглись первые фонари небольших поселений, которые встречались на пути этой парочки.
Практически уже начав клевать носом, потому что все-таки дорога отнимала свое, Леон притормозил у обочины и убедившись, что Мур еще спала, открыл дверь и вышел из машины. Облокачиваясь локтями о дверцу авто, он снял с глаз солнцезащитные очки и кинул их на приборную панель. Минута. Две. Наслаждаясь тишиной во круге и свежим немного прохладным воздухом, итальянец уже хотел захлопнуть дверь машины и пройтись вперед, как внезапно в кармане завибрировал телефон. Достав его и завидев на дисплее номер тетки, Аудиторе лениво преподнес аппарат к уху и в типичной своей манере заговорил. Все бы ничего, но дорогая тетушка начала то ли возмущаться, то ли беспокоиться, что он еще не прибыл в Форли. Ха, ну а что она хотела, когда ты упрямо игнорируешь советы взять билеты на поезд или тот же самолет. - Все в порядке, не нужно поднимать панику, zia - Брюнет с улыбкой проговорил каждое слово глядя то на небо, то куда-то вдаль дороги, то снова переводя взгляд на спящую рядом девушку. - Мы скорее всего будет утром, если конечно на подъезде к городу не столкнемся с пробкой - Хотя какая может быть пробка? Учитывая то, что ближе к Форли Леон хотел срезать путь и поехать не по главной дороге, объездными путями. Ну не любит он стоять в пробках. Не любит. И после того, как договорив по телефону, снова убирая аппарат в карман джинс, итальянец садиться за руль, закрывает дверцу машины и плавно трогается с места. Снова углубляясь в какие-то свои мысли, забывая напрочь обо всем, в том числе о времени, Аудиторе облокачивается локтем о дверь авто, подпирая свою голову, и лениво смотрит на дорогу до тех пор, пока пассажирка рядом резко не подпрыгивает на месте. От этого движения даже брюнет невольно дернулся, переводя взгляд на Саммер и резко ударяя по тормозам. - Что-то случилось? - Хмурясь, поинтересовался молодой человек и осмотрел едва побледневшее лицо девушки в слабом освещении от приборной панели. - Кошмар что ли приснился... - Вопрос же звучал больше риторическим, потому не требовал ответа вовсе. И переводя взгляд опять на дорогу, машина съезжает с трассы на проселочную, отдаляясь все дальше и дальше от огней небольших деревень. - Я не считал, но судя по почерневшему небу около пяти - шести часов. К утру мы уже будем на месте, не волнуйся. Сейчас проедем только этот участок и снова вывернем на нормальную дорогу - Последнюю фразу Леон произнес скорее даже не самой Летней, а своей крошке - машине, которая ощущала сейчас каждую кочку и камушек, грубо говоря. - Неудивительно, ты же спала в машине - С улыбкой отозвался тот, косясь сначала на Мур, а после невольно посмотрел опять на приборную панель. - Cazzo! - Слетело с его уст, когда молодой человек обратил внимание, что бензина практически в баке не осталось. - Твое желание исполнено, cara mia - Съезжая снова на обочину, заглушая мотор и вытаскивая ключ из зажигания, он поворачивается лицом к англичанке и невесело улыбается - Приехали. Теперь можешь приготовиться к походу - Леон потянулся на задние сиденье, чтобы взять из рюкзака несколько мелких вещей и легкую кофту, которую положил на колени Мур. - Ночью холодает, одень - Он вылез из машины и обошел, останавливаясь напротив багажного отделения. Отодвигая в сторону чемоданы шатенки и находя небольшую канистру на крайний случай. Сейчас, как раз тот случай. - Ну что, готова искать жизнь в этих землях? - С легкой усмешкой отозвался итальянец захлопнув багажник и, дождавшись когда Саммер вылезет из машины, включил сигнализацию. - Кто бы мог подумать, что я забуду заправиться по дороге к Форли - Аудиторе подходит к Летней, приобнимает ее за плечо и ненавязчиво тянет за собой по дороге. - Для полного счастья нахватает дождя, да? - Прижимая девушку к себе, иногда поглядывая на нее косо и не теряя с лица довольную улыбку от хотя бы такой близости, Леон прикидывает в уме местоположение ближайших небольших деревушек. В принципе, одну подобную винодельческую ферму они проехали пару часов назад, потому надо просто двигаться в ее направлении и попросить добрых хозяев помочь этой горе-парочке.

Отредактировано Narcissa Auditore (2015-06-13 20:45:54)

+1

13

Кошмар приснился. Действительно ли? Если Мур снятся кошмары, то она сразу же звонит Максу, если его нет в шаговой доступности. Эта привычка появилась ещё с детства, когда они оба уберегали друг друга от темноты, опутывающей со всех сторон и пугающей, не дающей более уснуть ни на единый час. Только Максимилиан мог привести её в чувства, прижимая её трясущееся тельце к себе и поглаживая по волосам. С Максом всегда было легко и просто – настолько удивительной была связь между ними. Но сейчас они на расстоянии в тысячи километров. И он точно не сможет успокоить её своим горячим дыханием в макушку и чувством приятной близости, когда осознаёшь, что ты не одинок.

Саммер до сих пор страшно. И, хоть она начала отходить, но дёрганные движения выдавали её с потрохами. Сон из головы уже начал выветриваться, и она не сможет точно сказать, в каком именно моменте он начался, где начало, а где конец.  Со снами всегда так бывает. Так нереалистично и ложно, что в голове полный кавардак и реальность некоторое время не ощущается так, как прежде.
И вот руки чешутся, Саммер бросает взгляд то на сумку, то на итальянца, словно не решаясь. Что она, маленькая что ли? Не сможет самостоятельно справиться со своими страхами? Это же всего лишь сон. Глупый, немного идиотский, но всё же сон. На самом деле ничего не случилось. И уж точно никому не угрожает опасность. Ей не нужен телефон.
Ей не нужно звонить Максу и узнавать всё ли с ним в порядке.
С ним всё хорошо.

А, когда она вернётся домой, то даже забудет об этом сне. Она уверена.

Саммер смотрит на Леона, не находя что ответить, только перебирает пальцами подол платья, сминая ткань. Хотя о чём она беспокоится – ему, наверное, давно уже пришёл пиздец. До сих пор на эмоциях, только считает в голове, сколько же ещё часов проведёт в машине до того, как сможет подвигать ногами. Нахождение рядом с Леоном не вызывает совершенно никакого негатива, скорее непривычно оказаться с ним в настолько замкнутом пространстве на столько времени.
Мне часто снятся кошмары, — смиренно и тихо бросает Мур, хотя её слова были немного не нужны. Лишняя информация, которая может вывести их на неприятную тему для разговоров.
Итальянец громко ругается, Саммер словно просыпается из ещё одного сна во сне, вопросительно приподнимая брови. Леон съезжает с дороги и на пар мгновений Саммер скажется, что пришёл ей конец, нагулялась девочка.
Вокруг темно, ни одной машины не встретилось за то время, что она бодрствует. А ещё дома. Ни одного дома не видно. Ни единого огонька вдали. Вообще, это даже немного комично и смешно должно выглядеть со стороны.
Фу, Саммер, фу! Выкинь все эти мысли из головы, ты же не наглухо ёбнутый параноик.

Что такое? — она всё ещё не понимает причину резкой остановки, а уж тем более пешей прогулки. Благо, что больше не думает, что Леон изнасилует и бросит в ближайший стог сена.
Мур крутит головой, пытаясь разглядеть то, что творится на улице, есть ли там вообще те самые стога, но за стеклом темень, хоть глаз выколи.
Зато подышим свежим воздухом, — на самом деле, голос у Саммер тоже не наполнен безудержным весельем, но спорить и нагнетать атмосферу она не хочет.  Поэтому даже кофту натягивает послушно, застёгивая её на пар пуговиц, чтобы грудь не была нараспашку и не продуло к ебеням на итальянских полях.
Открывая машину, приходит понимание, что и в салоне было неплохо. Ноги словно ватные, отказываются нормально двигаться. Саммер приходится вцепляться в машину, чтобы вылезти. А затем держаться за неё, разминая ноги, но неприятные ощущение быстро проходят и, захватив с переднего сидения свою сумку, Мур искренне улыбается и поворачивается к Леону, который уже ждёт её с канистрой в руках.

А если мы найдём проход в другой мир, мы сразу заметим это или нет? — неожиданно задаётся она вопросом, утягиваемая Леоном по дороге в обратном направлении. Он был прав, когда сказал одеть кофту – сейчас действительно прохладно. Рука молодого человека проходится по её спине, останавливаясь на талии и прижимая к себе.
Саммер Мур чувствует, как краснеют её щеки и, парой огромных всплесков, её будто обдувает горячим ветром, вызывая дрожь в коленях. Что это с ней происходит?
Не надо дождя, это будет совсем уж сурово, — Саммер поднимает на него возмущённый взгляд, будто дождь будет зависеть именно от него. А потом улыбается, поворачивая лицо к дороге.
Сейчас, когда Леон не выглядит навязчивым, то и не пугает. С ним и так всегда было приятно находиться, но сейчас, в ночной тишине и на свежем воздухе – особенно. Когда можно просто идти вперёд, пускай и по злой несправедливости с нехваткой бензина, прислониться головой к его телу и ни о чём не думать.

Они идут уже минут тридцать. Саммер задаёт какие-то глупые вопросы, а Леон смеётся над ней, но пытается ответить. Они перекидываются какими-то новостями, случаями, о которых не рассказывали и забывали рассказать ранее. Вынужденная пешая прогулка не воспринимается как что-то плохое до сих пор.
Сумка начинает вибрировать. Вернее, не сама сумка, конечно же, а старенький телефон, который ещё не успел умудриться. Мур останавливается, открывает бездонное пространство в тканевой обёртке и засовывает туда руку в поисках чёрно-белого мерзавца. Она шипит себе под нос, бросает извиняющиеся взгляды на Леона и начинает думать о том, кто вообще мог позвонить ей в это время.
Макс.

Я сейчас, — тихо говорит Аудиторе, прежде чем сделать пару быстрых шагов в траву за обочину и нажать зелёную кнопку.
Макс недоволен. Макс удивлён. Макс звонил Нарциссе и что же он узнал? Что его сестра не ночует сейчас на мягкой кровати, а едет куда-то через всю страну. Но не это беспокоит Макса. Его больше беспокоит то, что она об этом ему не сказала.
Саммер идёт вдоль дороги, почти вровень с Леоном, но потом обгоняет его, пускай и идёт медленно. Она тихо говорит ем, что всё в порядке. Говорит, что у неё не было возможности его предупредить.
Бросив взгляд на Леона, она развернулась и резко перешла на немецкий язык, уже не шепча, не боясь, что её может кто-то услышать. Всё равно не поймут.
Она быстро рассказывает Максу про весь свой день и приводит извинения. Говорит, что хорошо проводит время, но сейчас в машине кончился бензин и им нужно вернуться пешком к ближайшему населённому пункту.
На этом моменте, Макс окончательно растаял и рассмеялся. Он попросил Саммер передать ем привет и назвать идиотом, что Саммер и собирается сделать, развернувшись и продолжив путь спиной по влажной траве.

Тебе привет от Макса, — громко говорит Мур. Макс говорит, что она забыла сказать ещё кое-что, — Он передаёт тебе, что ты – идио-о-о-о….

Саммер не договаривает. Саммер не договаривает из-за того, что её нога совсем не вовремя запутывается в траве, или в какой-то ветке, или попадает в ямку. Саммер недоговаривает, потому что со своеобразным писком (наполненным скорее смехом, чем паническими нотками) она летит вниз и наполовину исчезает в траве. Маленькая дурочка не кричит, не ругает и даже не пытается подняться – она смеётся и быстро бросает Максу, что не может дальше говорить и позвонит ему через пару дней.
Всё в порядке, я сама, — бросает она уже Леону и медленно поднимается, представляя, во что превратилась в глазах друга. Ей ничего не остаётся, кроме как вывести всё в шутку и выполнить подобие пируэта.
Та-да-а-ам, — восклицает она, убирая травинку, упавшую с волос на лицо.

Отредактировано Summer Moore (2016-02-11 11:46:35)

+1

14

[AVA]http://funkyimg.com/i/UNW3.png[/AVA][NIC]León Auditore[/NIC][STA]requiescat in pace.[/STA][SGN]http://se.uploads.ru/8NsaA.gifhttp://se.uploads.ru/Y7vTE.gif
— Кто вы?
— Я самый интересный мужчина в вашей жизни.
[/SGN]

Любая внезапно возникшая перемена способна вселить в нас неуверенность и своего рода испуг, особенно если мы привыкаем за свои годы к определенному течению обстоятельств. Нередко люди не воспринимают сюрпризы чем-то хорошим, или наотрез стараются отказаться от внезапно проснувшихся чувств к определенному человеку, ссылаясь на абсурд, уверяя собственное сознание в неверности выбора. И нет, не потому что привлекающий нас объект не подходит и еще какие-то многочисленные отговорки, а потому что нас пугает сама мысль о том, что ты испытываешь желание к человеку, ранее являющимся твоим лучшим другом. И, казалось бы, как все это относилось к сложившейся ситуации на ночной дороге ведущей из Флоренции в Форли, но становится сразу понятно, когда фигура молодого человека крепче прижимает к себе фигуру невысокой девушки. Становится понятно, когда взгляды становятся уже далеко не дружескими, а наполненные страстью и нежностью одновременно, способной одурманить ранее здравый рассудок. Ты воспринимаешь человека объектом своего воздыхания и эта ситуация постепенно забивает тревогу в голове двоих, когда озарение поэтапно начинает посещать каждого. Шутки уже никак не действую, а любая попытка выстроить линию дружбы стирается под натиском одного из вас. В нашем случае, жертвой являлась несчастная Саммер, которой довелось провести свои каникулы в Италии не как раньше в компании своей близкой подруги, а в компании ее старшего брата, проявляющего непривычный для англичанки интерес. Да и что юлить, Леон сам немного был от себя в удивлении, потому что никто еще ранее не вызывал такую смесь непонятных чувств внутри. Черт, да чтобы этот итальянец влюбился? Скорее всего Конец Света быстрее наступит, прежде чем его губы произнесут что-то наподобие слащавой фразы "я люблю тебя". Это даже не было в его духе, и Мур прекрасно понимала, судя по ее неуверенности и едва заметному румянцу, который возникал в неловких ситуациях созданных Аудиторе. - Ну, если мы не найдем этого прохода, то мне придется изнасиловать тебя и придать в жертву, чтобы спастись самому. Кто знает, какие опасности ждут нас в пути - Он едва сдерживает свой смех, стараясь выглядеть серьезно и невозмутимо. Глупо, да? Хотя вся эта картина казалась до боли глупой и смешной, потому что только Леон мог напрочь забыть проверить бензобак. Конечно, зачем, ведь рядом такая красавица находилось, что можно было бы пожирать и пожирать ту взглядом, а не думать о количестве бензина. - Почему не надо? Боишься растаять под ним? - Приподнимая бровь и чуть склоняет голову, чтобы заглянуть в лицо англичанки. - В любом случае, даже если он и начнется, о чем нам вещают сгустившиеся облака над головой, ты будешь мокрой выглядеть сексуальней. Представь скольких проезжающих тут машин мы соберем, чтобы только поглазеть на английскую грудь сквозь эту кофту. Хотя думаю глазеть придется только мне, потому что машин я что-то не наблюдаю - Леон переводит обратно взгляд на дорогу, покачивая в одной руке пустую канистру, а другой обнадеживающе поглаживая по талии Летнюю. - О, совсем забыл, ты только не забудь расстегнуть пуговицы, а то весь обзор закрыт. - Кривая ухмылка, прям в стиле Леона Аудиторе, красовалась сейчас на лице итальянца, после чего он выпустил Саммер из своих объятий и потянулся в задний карман джинс, куда засунул ранее мобильный телефон. Можно было бы набрать номер сестры и попросить ее выручить, чтобы та объяснилась перед родными в Форли, а можно было вызвать транспортную службу, которая наверное послала бы их в мягкой форме развлекаться на поля, но вместо всего этого молодой человек просто посмотрел на время и убрал телефон обратно. - Ладно, Мур, рассказывай, какие у тебя планы на следующий год? - Внезапно меняя тему шуток и подколов, брюнет снова притягивает девушку к себе и становится немного серьезнее в лице. Ему правда было любопытно узнать о планах на следующий год, потому что сестра горела желанием провести лето вчетвером в Венеции. Ссылаясь на то, что это лучший способ укрепить отношения между ним и ее подругой, хотя наверняка действовала Цисси из-за собственной выгоды - рядом же будет Макс. О Макс, любовь всей жизни. Леон часто любил передразнивать малую на эту тему, читая их переписку вслух перед Пьеро и Итало, общим другом семьи. - Не знаю, говорила ли тебе наша купидонша, но она хочет чтобы ты и твой брат прилетели на следующий год. Не спрашивай меня только почему и зачем, - я знаю ровно столько же сколько и ты - Сразу же отвертевшись от дальнейших расспросов, Аудиторе перевел взгляд с дороги на Саммер и обратно. Машина находилась далеко позади, а домов до сих пор не было видно на горизонте. Надо было все-таки кому-то остаться там, мало ли что случиться с крошкой.
Резкая остановка вынудила итальянца расслабить объятие и практически выпустить Летнюю, поворачиваясь к ней лицом и с любопытством разглядывая, как та начала копаться в своем "сейфе". - Интересно, там наверное бы поместился дом и маленькая собачка. - Мысленно отсчитывая про себя минуты поиска нарушившего покой телефона, Леон отошел чуть в сторону и поставив канистру на асфальт, принявшись рассматривать местность. Поле. И тут поле. Опять это чертово поле. О, а где-то там огонек. А-нет, показалось. - Да-да, ты не торопись. Закажи заодно нам еды - Он наклоняется за гребанной канистрой и двигается вперед, параллельно англичанке, не торопливой и прогулочной походкой. Верно, зачем торопиться, когда можно насладиться ночным воздухом и тишиной вокруг, только Летняя время от времени что-то там ворчала в трубку, а потом вообще перешла на немецкий. - Женщины - Проносится в голове  Аудиторе, который искоса смотрел на идущую параллельно ему девушку. Вечно они все пытаются утаить, даже если приходиться переходить на другой язык или еще что-то. Чокнутые - одним словом. - О, этому придурку тоже привет, mia cara. Передай, чтобы не пытался залезть к моей сестре в трусы этой осенью - И признаться честно, Леон был на полном серьезе в своем предупреждении, хоть и знал, что это скорее всего младшая полезет в штаны Макса первой. Но, как старший брат, надо же проявить твердость и заботливость по отношении к блондинке. Причем к блондинке во всех смыслах этого слова, уж дюже Цисси сейчас глупила из-за своей этой влюбленности.
К удивлению итальянца, разговор брата и сестры быстро завершился, когда он чисто случайно успел заметить полет Летней. Разрываясь от смеха, он поспешно подходит к месту падения Мур и заглядывает через высокую траву. - Нашла кроличью норку, Алиса? - Отступая на несколько шагов назад, позволяя англичанке справиться с трудной задачей самой, как она и изволила, Аудиторе сунул одну руку в карман джинс и чуть ссутулившись, прищурился. - Жаль, что я не заснял это фееричное падение - Продолжая смеяться, отзывается он на чудо появление Саммер из итальянской травы. - Не больно, sciocco? - Наконец-то смех сходит на нет и лицо молодого человека вновь приобретает серьезность, после чего он подходит к Летней и хватая ее за руку, тянет на себя. - Дай посмотрю, а то получишь еще сотрясение мозга и станешь еще чуднее - Теплая и какая-то даже заботливая улыбка появилась на его устах, когда одной рукой он чуть поддел англичанку за подбородок. Смотря своим темным, в ночи практически черным, взглядом в светлые глаза неуклюжей подруги  и чуть склоняясь к ней. Леон целует Мур, но поцелуй продлевается не так долго, как хотелось бы итальянцу потому, что в сознании загорается сигнальная лампочка "стоп". Остановись придурок, ты что творишь? Она же сейчас либо убьет тебя этой канистрой и похоронит труп в "кроличьей норке", либо снова будет ходить вся красная, как сеньора Помидора. Быстро выпрямившись, Аудиторе кивнул в сторону дороги - Так вот, о чем мы там? Ах, да, мы в поисках бензина, а то не хочется ночевать посреди поля. Пошли.

+1

15

Она не боится выглядеть глупо или вовсе дурой, ведь такие вещи знатно бы усложнили жизнь, заставляя беспокоится по пустякам, а этого бы Саммер не хотелось точно. Вывернуть всю неловкость на юмор, даже возможную боль от собственной нелепости и неуклюжести – вот тот выбор, который она сделала уже давно. Поэтому она продолжает смеяться. Несмотря на то, что подойди Леон чуть пораньше, то смог бы разглядеть её нижнее бельё, несмотря на то, что задница болит, а тонкие травинки укололи её кожу. Не смотря, блять, на то, что очень обидно за платье. Пожалуй, единственное, которое она одела впервые за этот год, решив хоть один раз побывать просто девчонкой, а не подростком, который крутится среди наркоманов и юных воров, отвергая всю свою женственность и выбрасывая её в мусорный бак за ненадобностью.
Нет, не больно, — говорит Саммер широко улыбаясь и оттряхивая платье, в который раз убеждаясь в том, что одела его совершенно не к месту. Хотя, она же не знала о том, что поездка к подруге обернётся поездкой к её брату. 
Леон отвлекает её от совершаемых действитй, притягивая к себе за руку. В растерянности, она поднимает на него взгляд и чувствует прикосновение руки к подбородку. По телу пробегает тёплая волна, но Саммер не обращает на это никакого внимания.
Я же на задницу упала, а не на голову, а в заднице нет мозгов, — объясняет вполне логичные вещи, но голос с каждым звуком всё стихает, а глаза Леона, наоборот, становятся всё ближе.
И, вроде бы, это всё похоже на сцену из романтического фильма: двое в поле, вокруг мягкий шум травы от лёгкого ветра, а в небе светит яркая луна и россыпь из звёзд, тепло и приветственно мигающих. Однако они находятся не в фильме, а в реальной жизни. Быстрый поцелуй, который начался так же быстро, как и закончился, оставил лишь тысячу вопросов в голове, да ощущение незавершённости. Он был ненастойчив, скорее сумбурный, совершённый на эмоциях, но очередная волна тепла, пробежавшая по телу англичанки явно говорила сама за себя.

Дурак! — Саммер скорее пищит, чем говорит.
Резко отодвигается от парня ладонью упираясь ему в грудь, ошарашенно смотрит в лицо.
А Леон опять выглядит так, будто ничего такого не произошло. Будто целовать девчонок посреди поля ночью – самое обычное дело. Вернее не так – целовать старых друзей посреди поля ночью. Будь она менее удивлена, то осадила его, попросив одуматься и выключить плохого мальчика. Они ведь друзья. Друзья ведь, верно?
Но Саммер ничего не говорит больше, просто неодобрительно покачивает головой, а потом направляется вдоль дороги, отдаляясь от дорогой, но совершенно бесполезной машины, всё дальше и дальше.

В воздухе тишина. Никто из них не говорит ни слова. Саммер готова чуть ли не побежать вперёд, лишь бы поскорее добраться населённого пункта. Как нельзя кстати, в голове звучат недавние слова Леона об изнасиловании. Саммер понимает, что это всё шутка в стиле итальянца, старается не обращать на это никакого внимания, отвлекаясь пейзажами, которые ни хрена не видно в тёмное время суток. Лишь деревья поодаль создают иллюзию острых зубов в бесконечно раскрывшейся пасти.
Но Саммер не может долго молчать, особенно в столь неловких ситуациях.
Так вот, о планах на следующий год, — она останавливается, чтобы Леон, шедший чуть позади, сумел догнать её привычным шагом, — пока никаких планов нет. А Нарцисса, как посмотрю, уже сделала расписание на несколько лет вперёд, — девушка мягко улыбается, — и не придуряйся, что не знаешь почему она вдруг захотела лицезреть Макса целое лето, ты не похож на тугодума. Странно только, что она тормозит.
Мур прекрасно знает о том, что Нарциссе нравится её брат. Знает об этом и Макс, да и назвать эту симпатию не взаимной нельзя. Свидетелем не одной переписки стала Саммер, но на реальной жизни этот никак не отобразилось. Два идиота,  откровенных придурка, которые ходят вокруг да около. Саммер лишь остаётся закатывать глаза. И молчать в тряпочку – пусть они сами разбираются – она никогда не лезла в чужие отношения.
Если Нарцисса была дурочкой, которая любила изворачиваться своим излюбленным «ну я же девочка», то ступор Макса она, честно говоря, не понимала. Он никогда не терял своей возможности, хотя тут и могло сыграть роль, что они дружат, а дружба играет слишком большую роль для него. Макс всегда ценил своих друзей. И не хочет терять ни одного из них. Может, в новом учебном году он сделает шаг? Кто знает.

Поддавшись размышлениям на столь бесполезную тему, Саммер сама не заметила, как пару раз умудрилась споткнуться, но удержалась на ногах. Отличное зрелище она сейчас представляет для Леона. Неуклюжая, в платье со следами травы, в откровенно неудобной обуви для данной местности. Но до сих пор не теряющая себя, задорно приподнявшая нос и шагающая с таким видом, будто это – самая обычная прогулка.
Неожиданно девушка останавливается и тянет Леона, чтобы он сделал тоже самое. Она стоит некоторое время, а на лице проявляется сосредоточенность и серьёзность. Мур кусает нижнюю губу, не находится в словах, а потом берёт себя в руки и сжимает рукав парня чуть сильнее.
Леон, — говорит она тихо, — не делай больше так, если это беспочвенно, мне такие шутки не нравятся.
До последнего момента она и сама не знала, что ему скажет. В голове кавардак, Саммер до последнего не хотела поднимать эту тему. И она не хочет, просто не хочет слышать ответ Леона приправленного шуточками и насмешливыми интонациями.
Теперь же, когда она поставила импровизированную точку над «i», она широко улыбается и кивает на цистерну.
Не потеряй свою корзинку, Красная Шапочка, нам ещё идти и идти, — как ни в чём не бывало, она развернулась на каблуках и продолжила свою дорогу дальше, то и дело поворачиваясь к Леону и бросая ему вопросы по предстоящей поездке. А часто ли он оказывался в таких ситуациях? А что их ждёт дальше? Есть ли у него точный маршрут и почему он, мать его, не проверил бензин? И долго ли им ещё идти?
И все эти глупые вопросы ровно до тех самых пор, пока впереди, на линии горизонта, не появились маленькие тусклые огоньки.

0

16

Нет игры больше месяца. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Holidays in Italy.