Вверх Вниз
+14°C дождь
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
Лисса. Мелисса Райдер. Имя мягко фонтанирующее звуками...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Решить раз и навсегда


Решить раз и навсегда

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Natasha Hunter и Keith Holland
Место: госпиталь
Время: начало сентября
Время суток: утро
Погодные условия: неважно
О флештайме: похоже, осталось решить только один вопрос. А он не дает покоя и заставляет вновь и вновь наполнять стакан. Или это только у одного человека?

Отредактировано Keith Holland (2014-08-23 22:16:19)

0

2

ВВ

Кит распахнул дверь палаты и вошёл внутрь. Его подстегивало какое-то давно забытое ощущение, которое обычно называли интуицией. Или предчувствием. Что-то подталкивало его вперёд, шептало музыканту на ухо: «Хорош страдать хернёй, разберись с этим делом. Может быть поздно!». И Холланд послушно следовал этому голосу, который предпочитал называть сознанием и не задумываться о его происхождении. Поэтому он и приехал в госпиталь пораньше, с трудом прорвавшись через заслон из врачей и медсестер, которые не хотели пропускать его внутрь.
Это было сложно, но парень не любил останавливаться в нескольких шагах от цели. Всё препятствия остались позади, а он очутился у нужной палаты. И теперь прошёл внутрь. Он не изменился с прошлого посещения, только немного осунулся и посерел лицом. Но это было сложно заметить. Тем более подруге.

Наташа выглядела лучше. По сравнению с тем зрелищем, которое недавно застал Холланд, она казалась здоровой и живой. Живой в духовном смысле. Кит не знал и знать не хотел, кто помог ей. Саммер или Морт. Или Чарли. С последним он так и не созванивался, понадеявшись, что мужчина приедет сам. Как с этим обстояли дела, парень не знал. И не задумывался уже.
Кит тихо помахал Таше рукой и сел на стул рядом с кроватью, повернув его спинкой вперёд. Музыкант надеялся, что в этот раз никто им не помешает. Нужно было закончить начатое дело. Дело, которое спасло Холланда от угрызений совести. Это было сложно, объяснить, что чувствовал парень, когда возвращался домой после бессонной и страшной ночи. Слишком тяжело и слишком недавно. Он посмотрел на девушку и вздохнул.

- Как себя чувствуешь? - парень задавал этот вопрос каждый раз, когда приходил к Таше. - Что принес день прошедший?

Кит задумался. Картинка показалась ему очень глупой и наивной. Пришёл он к Таше, решил поговорить. А о чем говорить? Музыкант прекрасно мог сформулировать свои мысли в голове, но передать их словами было очень сложно. Прошло не так много времени, чтобы можно было всё забыть и начать сначала. Времени прошло немного... а вот событий случилось достаточно, чтобы окупить несколько лет невезения вперёд. Не только у Холланда. Да музыкант о себе и не думал сейчас. Как он и говорил Саммер, когда они ушли из госпиталя той ночью: эгоистичный поступок оказался правильным.
Парень очень хотел верить в то, что больше таких "приятных" сюрпризов Наташа не выкинет. Как бы плохо и тяжело не было, Кит не считал такие вещи способом для решения проблем. Но осуждать подругу не собирался. Свой выбор, свой путь.
Он так и не придумал, как подойти к вопросу, по которому он заявился. Парень решил положиться на волю случая. Если бы представилась возможность - он бы всё выложил как есть. А сейчас нужно было продолжать разговор, чтобы не возникало ненужных пауз и неловких молчаний. Они могли убить всё хорошее, что могло витать в комнате. Начиная с настроения и заканчивая улыбками.

- А я отсюда сбегал... - улыбнулся Кит, обводя палату тоскливым взглядом. - Сразу после аварии, на костылях и под обезболивающим. Золотое было время... тебе ничего не нужно? Принести, привезти, купить?

+1

3

Минимум ближайшие десять дней моей распрекрасной и насыщенной событиями жизни будут начинаться и заканчиваться здесь. В этой палате, на этой койке. Я сама это себе подстроила, так кому, как не мне, это все расхлебывать?
В принципе, если не считать безумной тоски по Реми, меня все устраивало. Чем дольше я не вижу Чарли - тем лучше. Это даже хорошо, что он так и не приехал ко мне, своим визитом он мог все испортить. А тосковать по Реми нужно привыкать, нас с ним, как пить дать, разлучат. Попробуют.
Если не развод и отсуживание прав, то уж точно - болезнь.
Но сейчас я не хочу об этом думать. Мысли - это нервы. Нервы - это стресс для меня и ребенка. А я здесь лежу для того, чтобы сохранить эту неожиданную маленькую жизнь.
Поэтому я спокойно переношу все процедуры, бесконечные капельницы, уколы и горсти поддерживающих таблеток. Постепенно ко мне приходит осознание материнства. Теперь уже двойного. И это не то же самое, как почувствовать себя мамой взрослого ребенка. Совсем другое. От этого я не стану любить моего Маленького Принца меньше! Нет, пожалуй, даже напротив, но теперь я смогу его любить, зная, что такое любовь к чаду, которое ты выносил сам. Только бы хватило сил и здоровья хотя бы родить...
...Этот страх продолжает меня преследовать. Теперь это уже не та беспросветная мгла, за которой не видно было выхода из ситуации, но я все так же боюсь. Боюсь не только и не столько предстоящей борьбы с обстоятельствами извне, сколько борьбы с самой собой, с собственным взбунтовавшимся организмом. С болезнью, которую еще никому не вышло победить от начала и до конца насовсем. Я просто боюсь не успеть сделать все то, что от меня требуется. Боюсь, что все мои барахтания - напрасны. Ведь я представления не имею, как совместить лечение и беременность. А если операция? Как быть?
Я гоню эти мысли от себя. Я хочу быть, как Скарлетт О'Хара. Я хочу подумать об этом завтра. В мое гипотетическое абстрактное "завтра". Сейчас у меня есть задача поважнее.
Да, лежать под капельницей, поглощая тонны фруктов, которые прут в больницу все, кому не лень, и в несусветных количествах. Быть спокойной, как волнорез, медлительной, как улитка, и счастливой, как... как не знаю кто. Просто счастливой.
Дверь в мою палату распахивается без стука, и я с легким удивлением обнаруживаю на пороге Кита. Странно, мне казалось, что теперь он не появится здесь, у меня, неделю, не меньше. Но нет, вот он. Еще более странно - я больше не испытываю к нему негатива. А с другой стороны, если уж Саммер на него не злится - то мне-то с чего? Значит и я не должна. Их личная жизнь - это их дело. Не люблю в такое вмешиваться - сама не без грешка. На правах подруги и бывшей девушки я, конечно, имею полное право влепить ему в морду, но, если вдуматься, я ему жизнью обязана. И не только своей.
- Привет. - Улыбаюсь искренне и дружелюбно, свыкаясь с мыслью, что больше нет повода на него дуться, - Да ничего особенного. Руки, как у наркомана, синяк на заднице от неудачного укола и, наверное, килограммов пять бананов. Любишь бананы? Если я съем еще парочку - превращусь в макаку! Так что нет, мне ничего не нужно. Только если завезешь мне как-нибудь плеер - без музыки тяжело...
О том, что я сама провела в этом госпитале непозволительно большое количество времени - я молчу. Не хочу вспоминать, ведь, возможно, десятью днями все не ограничится.
- Сам-то как? Выглядишь паршивенько, честно говоря...

0

4

- Если я буду выглядеть свежим и отдохнувшим — меня не поймут. - устало улыбнулся музыкант, повыше усаживаясь на стуле. - После очередного синяка на заднице отсюда и бегут пациенты. Нужно что-то менять на уровне сотрудников. Или это своеобразный отличительный штамп, как печать, что лечишься именно здесь.

Кит замолчал. Он не ожидал, что Таша будет смотреть на него без прежней злости. Он не был согласен с тем, что на него можно было смотреть так, и вообще злиться за прошлые «приключения и события». Во-первых отношения с Саммер были его личным делом, и даже близким подругам Мур не стоило в это лезть, во-вторых, музыкант не считал себя виноватым и не принимал такого отношения к себе. Там было очень много всего намешано, поэтому разобраться, кто прав, а кто виноват, не было возможности. Ни малейшей.
Холланд не хотел возвращаться к этой теме. Поэтому постарался сделать вид, что ничего необычного в поведении подруги не было. Парень знал, что она попросит его что-нибудь для развлечений. Чтобы не сойти с ума. Но вся проблема заключалась в том, что Кит не знал, когда сможет снова навестить Наташу. И он надеялся, что никто не узнает причину. Холланд превратился в скрытного человека, который старался не распространяться о своих проблемах или планах. Легче было жить в одиночку. И ни с кем ничем не делиться. Чтобы потом не было неприятностей и прочих «радостей».

- Хорошо, завтра передам. А то сегодня меня уже больше не пустят. И так главврач побить обещал. - ответил Кит, убирая руку в карман джинсов. - Но пока придется довольствоваться тебе, тем что есть.

Он вытащил из кармана плеер с наушниками и положил на одеяло. Старый, пошерканый, отполированный ключами и медиаторами, но всегда в рабочем состоянии. Холланд таскал этот аппарат ещё со времён старшей школы. И плейлист в нем не менялся уже несколько лет.
А ещё музыкант помнил, как Таша отбирала его у него, ещё когда они встречались. Это была лирика, и к дело относилась мало.
Кит запустил пальцы в шевелюру и ещё сильнее её растрепал. Он паршиво выглядел, что подметила Наташа, но это были мелочи. Музыкант больше переживал за подругу. С момента как привез её сюда. Почти забылся повод, по которому он поехал Наташу искать, а сейчас снова выплыл из глубин памяти. Но опять Холланду не повезло: не выдалось нужного момента, чтобы перевести разговор в это русло. У него было время, и парень решил всё же отложить главную тему напоследок. Всё равно после неё можно было бы уходить.

- Сколько ещё обещают тебя тут продержать? - спросил Холланд, с затаенной тоской поглядывая на капельницы, стоявшую в углу, около кровати. - Или в ближайшее время на свободу?

Музыкант почесывал щетинистый подбородок. Приятного было мало, в том что девушка попала в это ужасное заведение, но нужно было признать: если это надо, значит надо. Кит скрыл ухмылку. В выдержке Наташе нельзя было отказать. Он сам не смог бы проторчать здесь столько, сколько сказали бы врачи, какое бы (тьфу-тьфу-тьфу) сложное заболевание у него не диагностировали. Наверное поэтому они и расстались. Выдержать импульсивность и непоседливость Холланда могла не каждая девушка. А та кто выдерживал — долго не продержались. Парень закрыл глаза и вздохнул.

+1

5

Чуть криво улыбаюсь и невольно тянусь рукой к пострадавшему месту.
- Мне кажется, что половина медбратьев и медсестер учились своему непростому ремеслу по сериалу "Клиника". В лучшем случае, при чем...
Синяк болит, и я боюсь, что к моменту отмены уколов живого места там не останется, а это значит, что я буду жить в двух положениях - лежа и стоя. Про "сидя" можно будет смело забыть на неопределенный срок. Наверное, я сама себе смогла бы сделать уколы лучше и аккуратнее, ей Богу.
На мои сетования про музыку Кит обещает завезти мне что-нибудь, а потом лезет в карман, и я уже догадываюсь, что он оттуда достанет.
- Это все тот же? - Округляю глаза, рассматривая музыкального ветерана. Плеер, из-за которого мы с Холландом чуть ли не дрались. Я отбирала это шайтан-машинку у парня еще тогда, когда мы встречались. Там была прекрасная подборка, которую он категорически отказывался менять. Небольшая, так как объем у этого плеера был еще мизерный. Неудобные для моего уха наушники. Стершийся корпус, на котором панельку управления можно было обнаружить сугубо интуитивно... Но сколько же с ним связано воспоминаний! - А как же ты? Ты же с ним не расстаешься! А трек-лист так и не менял?
Не удерживаюсь и вставляю неудобную затычку в ухо, тут же нажимая на "плей". Уже первые гитарные рифы убеждают меня в том, что в этом мире меняется все, кроме плеера Кита Холланда.
- Спасибо... - Улыбаюсь какой-то странной дебильной улыбкой, вдруг захваченная ностальгией по тем временам, когда я неотрывно тусовалась в гримерке и репетиционной "Нового Метода". По долгим разговорам с ребятами, по бурным попойкам... Это было очень славное время, когда мы все еще были вместе... И Кит, и я, и Джей...
Мысль о Джее заставляет меня выключить плеер и отложить на тумбочку. Недавно мне опять кто-то доложил, что его видели в Сакраменто. Не помню уже, кто был этим сердобольным информатором. Помню только, что резануло снова. Так сильно, как по живому.
Странно. Я на него уже совсем не сержусь. Хотя когда-то именно злость помогла мне выкарабкаться.
И на Кита я уже не сержусь. В конце концов, они не маленькие с Мур. Да и у Лета уже есть мужчина, готовый стать отцом. А Кит просто не создан для семьи. Из него не получилось бы второго Кобейна, который бвыл без ума от своей дочери...
- Сколько ещё обещают тебя тут продержать? Или в ближайшее время на свободу?
- Минимум две недели. - Сокрушенно вздыхаю, думая о том, что было бы для меня легче - уехать домой, к так называемому мужу, или оставаться здесь, под бдительным присмотром врачей, от которого хотелось выть и кидаться на людей? Хорошенький такой выбор... - Врачам нужны гарантии, что риска выкидыша больше нет. А заодно нужно сдать уйму анализов перед тем, как идти в онкологу... А вот там уже они будут решать - смогут ли оставить ребенка, или...
Об этом я думать не хочу, но обнадеживать меня не стали. Как только я пришла в более-менее вменяемое состояние и смогла рассказать лечащему врачу о том, что именно было в конверте, заставившем меня делать плясочное ожерелье из поясного ремня, мне сразу сказали, что многие виды лечения опухоли с беременностью несовместимы. А это значит одно - аборт по медицинским показаниям.
На это я была не готова.

0

6

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Решить раз и навсегда