Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I’ve got my eye on you


I’ve got my eye on you

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Elizabeth Fort & Sebastian Underwood
Место: Сакраменто, Калифорния
Время: конец июля 2014 года
Время суток: вечернее, между 19:00 и 22:00
Погодные условия: ясно, +28, ветер юго-западный 3 м/с
О флештайме:

I’ve got my eye on you.
I’ve got my eye on you
And a motive too.
Your fooling around’s
Getting blood on my shoes.
Gemma Ray

Устроившись более-менее комфортно на новом месте, Эль может наконец-то перейти к делу (это не то, что вы подумали), начать следует с малого — на днях был опубликован сборник ее рассказов «Looks CAN Kil», повествующий о разных, но одинаково сильных, сексуальных и опасных женщинах. В основной массе новелл женщины, попадая в экстремальные ситуации, решают свои проблемы при помощи обмана, манипуляции, убийств. Стиль рассказов един и имеет в себе значительное влияние нуара и графических новелл, получающих сейчас новую жизнь.
Это еще не роман, но уже далеко не лавирующее на грани с прикладной литературой бульварное чтиво. Такая себе «первая ласточка», призванная показать Эль, как примут ее в этом мире с ее стилем, темами, языком и прочим и интересна ли вообще читателю проблематика ее хотя бы малых форм, того, о чем она пишет. Будет ли она оценена по достоинству или окажется на гребне волны из-за банальной моды?
Вроде бы и выход в люди, но она затаилась коброй, ожидая впечатлений, заключений — всего, что приведет к ясности. Всего, что поможет ей преодолеть сомнения и продолжить творить, всего, что продемонстрирует читателю настоящую ее, ее откровенную. Ее, Эл Фоуэр.
Если она привлечет внимание кого-то из индустрии здесь, то, может, из этого что и выйдет.

Отредактировано Elizabeth Fort (2014-08-26 20:24:16)

+1

2

Встреча с читателями, говоришь?
Нет, это не первый раз, когда Эль встречается с читателями, но первый, когда она презентует что-то более-менее серьезное и достойное. По крайней мере, на ее взгляд это представлялось именно так, а та встреча в Денвере, кажется, была совсем в другой жизни и совсем с другой Эль. Хроники из старых кинопленок, архив неудачных черно-белых комедий. Ну а как ты хотела, милая? Прикладная литература есть априори совсем другой уровень, пускай и с принадлежностью твоего «творения» к этой категории еще можно поспорить. К Пауло Коэльо тоже изначально относились с брезгливостью, а многие и относятся до сих пор, называя его произведения «нехудожественно переполненными практическими советами и инструкциями», но завоевали же его книги мир, черт побери! Завоевали. Но пример неудачный: Форт не была в восторге от Коэльо — слащавый феминный писатель с претензией на вдумчивое препарирование и глубокое понимание загадочной и изменчивой, но такой хрупкой и нежной женской души, ее сумбурного, как кипа белья, вращающаяся в барабане стиральной машины, внутреннего мира. Девочки, домохозяйки, матери-героини из глубинки — все в ряд, Коэльо не ждет и сам себя не прочитает. Очень поэтично и мило, как вы и хотели, все для вас и только вас, милые женщины. Да что он о себе возомнил, знаток женщин, чтоб его? Или, быть может, Коэльо и правда слишком влюблен в свою аудиторию? Нет, он решительно не нравился Элизабет, чего не скажешь о Стивене Кинге. А вот это совсем другой компот. Тот самый уровень, что кому-то является в его мрачных, под стать маэстро, грезах.
Грезы? Им сейчас предавалась и Элизабет, если так можно было назвать то, чем она занималась. С прохладным интересом она скользила взглядом по стеклу автомобильного окна, едва поспевая за непрестанно изменяющимися пейзажами улиц. Похоже, что место, выделенное ей для презентации, не было в шаговой доступности — как говорится, «не ближний свет». Еще не хватало для полного комплекта и несказанного счастья быть остановленной фараонами по одним только им известным причинам, называемым в их среде «проверка документов». Это еще что такое? На самом деле, за такой ерундовой отговоркой могло скрываться все, что угодно, тем более если фараон особенно дотошен. Они сами-то знают, что вкладывают в это понятие, открывая рот? О нет, стало быть, что-то подсказывает, что им-то как раз и лучше всего знать. Несмотря на все внутренние подозрения, участок, среди населения пользующийся популярностью «пастбища копов», был пройден без проблем. Залили в себя мало кофе поутру? Скорее вечерние пончики не позволили милостивым государям отвлечься на работу. Теперь можно было вновь вернуться к размышлениям о вечном и более не отвлекаться на мирские пустяки и прочие мелочи жизни вплоть до места назначения.
Да, это далеко не Денвер. И нет, не потому, что это другой город, хотя не стоит забывать об этом. Эль тогда была моложе, ее наглая беспечность с отголосками юношеского максимализма так и сшибали с ног дерзким бризом, залихватски щедро наполняя каждое слово, стоило только распахнуть книгу. Не то, чтобы в ней поубавилось наглости или свежести, но Форт претерпевала непрерывную причудливую метаморфозу, сплавляя эти качества с множащимися с годами хитростью и мудростью, от недостатка коих она все-таки не страдала. Сейчас она гораздо лучше подготовлена к этому, чем была тогда, и не важно, что на прошлой презентации ей очень повезло, потому что книги подобного толка представлять особенно нет надобности: все, что хоть немного, пусть даже и во внешнем облике, имея в виду язык и структуру повествования, напоминало советчик, буквально сметалось с полок — и сметалось очень хорошо. Издатели были довольны — вот в чем вся штука. Этот же ключик открыл ей возможности писать статьи для журналов в Неваде и немного для других городов Калифорнии. Издатели довольны, но сама Эль — нет. Она не хотела себя предавать, для этого она складывала кучка к кучке всех этих американских президентов, таких зеленых и сулящих надежду. Когда не подпирает материальная нужда, нуждой моральной заняться куда как легче, согласитесь? Но во всей этой круговерти дней и ночей не стоит забывать об истине, о том, что тебе действительно важно, о том, что питает тебя лучше всякой изысканной кухни. Калифорния стоит многим больших усилий, чем все, что было до того, вместе взятое. И Элизабет чувствует, что эти две барышни с непростыми характерами подходят друг другу. О, Сакраменто, не подведи!
Дверь машины открывается: «Мисс Фоуэр, рады видеть Вас. Все уже готово». Эль кивнула, учтиво улыбаясь, поздоровалась и перекинулась со встречающей стороной парой фраз в стиле «how are you?». Эмоциональный посыл был примерно таким же. Выйдя из машины, поставив каблучок на бордюр, она невольно расписалась в том, кто она теперь и до конца этой встречи уж точно, остальное посторонним знать не следует. Она — Эл Фоуэр, прошу любить, холить, лелеять и — главное! — не жаловаться. Поправить платье, прическу, повторить парочку упражнений сценической речи и скороговорку, пробежаться глазами по тексту — и все отлично. Рыбка снова в воде, вплывая в это просторное помещение в отлично сохранившемся здании старой постройки. Приятное чувство. Место из тех, которые сейчас принято называть «книжными», «читальнями» или еще как-нибудь модно-интересно-креативно-православно. В данном случае, интеллигентно. Тут тебе и кофе можно попить в теплой компании, уютно устроившись в креслах-мешках, и в игры поиграть, но основное назначение этого места, конечно, чтение. Здесь бесплатно обменивают книги, берут почитать на дом за определенную плату и прочее. В общем, новое из разряда хорошо, очень хорошо забытого старого. Понеслась.
Беглый уверенный рассказ о книге, немного о том, как ты начинала ее писать, дорогая, присыпав небольшой порцией мыслей сверху, как фисташковым конфетти: читатели любят каплю искренности, такую пьянящую, в любой коктейль — не важно, какой степенью дурноты от него относило до этого. Но все эти лица говорят об одном — они ждут. Ждут, когда позволят перейти к вопросам. И кто-то, возможно, ждет этого больше, чем другой. Мужчина, настроенный изначально на презентацию типично женского романчика и приятно удивленный нуаром потом? Женщина, не решающаяся сделать со своим мужем (и любовником?) сделать то же, что сделали героини книги? Желчная матрона из журнала для мамочек, жаждущая крови одиозной фигуры? Или… да черт знает, кто еще, на самом деле!

Отредактировано Elizabeth Fort (2014-08-30 08:54:01)

+1

3

Каждый месяц мы публикуем в нашем журнале «Миллениум» краткий отчет о десятке книг-лидеров продаж. Для этого надо собрать информацию об авторах; если получится – взять интервью. Бен и Лотта спорят, кому раньше уйти с работы, чтобы расспросить автора нового бестселлера, Элизабет Форт.
- Я пойду! – резко решаю я проблему.
И, оставив сотрудников присматривать самих за собой, ухожу под их неодобрительными взглядами. Где же это видано – главный редактор часов в шесть убегает со своего рабочего поста брать интервью? В Европе, дорогие:  вы думаете, зачем взяли главного редактора-европейца? У нас в Ирландии и не такое бывает... Вот ведь, американцы, все никак не могут привыкнуть!
Я вхожу в недавно открытый книжный магазин. Он напоминает  лабиринт с приютившимся в смежном помещении кафе. Мне удается найти уголок, где собираются читатели для встречи с приглашенным автором.
Я со своим пристрастием к букинистическим лавкам серьезно отстал от жизни. Я пялюсь на полки с табличкой «Прикладная литература». Мне требутся перелистать несколько книжек в ярких переплетах, чтобы уяснить себе значение этого термина. Оказывается, прикладная литература – это советы и инструкции. «Энциклопедия домоводства»? «Ремонт своими руками»? Нет, в наше время человеческий разум шагнул в этом направлении куда дальше. Автор популярной новинки осваивает совершенно новую территорию. В броско оформленном сборнике рассказов автор делится с читательницами способами решения женских проблем не совсем законными путями. Хорошо, что я ничего не обещаю женщинам, кроме отличного секса без обязательств! Люблю ясность. Да, если верить современной женской литературе, своей откровенностью я снижаю для себя риск оказаться распределенным по пяти черным пакетам для мусора. Ну что ж, философски думаю я. Возможно, такие книги - примета времени. Если у полиции Сакраменто прибавится работы, это не моя проблема – у меня не столько новостное издание, сколько рекламное.  Интересно, что скажет по этому поводу девушка-полицейский Александра? Она и сейчас-то на безделье не жалуется... Надо будет подсунуть ей книжку! Я беру одну с полки.
Элизабет в своем черном платье – как ни невероятно, одновременно закрытом и открытом, благодаря интересным полупрозрачным деталям - может хоть сейчас пройти по дорожке Каннского кинофестиваля. Черты лица правильные и приятные. Однако же, трудно что-то сказать с определенностью – больше всего в глаза бросается яркий макияж. Нарощенные ногти, вспоминаю я один из эпизодов книги– оружие современной женщины. Сколько им, оказывается, можно найти применений – прямо мороз по коже. 
Я включил запись на диктофоне, но все равно, слушая рассказ Элизабет, иногда делаю пометки.
С высоты чего даются советы широкой читательской аудитории - почтенного возраста, или наоборот юной бесшабашности? Самомнения? Избытка жизненных сил и милостей фортуны?  Вот такие вопросы клубятся у меня в голове, но для первого знакомства они слишком расплывчаты.
И я спрашиваю нечто менее психологическое и более литературное.
- Как по-вашему, как надо писать, чтобы читать текст было легко? И еще один вопрос – не могли бы вы назвать любимых авторов, на которых вы ориентируетесь, как на образец стиля?

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-09-01 05:16:36)

0

4

«Ну, давайте же, ну». Элизабет искренне надеялась, что у нее получится заинтересовать публику истинным концептом ее сборника, а не тем, как хотели его представить (и представляли) ее издатели. Иной раз ей даже думалось, а не деть ли им денег, чтобы все прошло, как надо? Но это уже походит на подкуп, а не на признание, что не совсем честно и правильно по отношению, прежде всего, к себе самой. Да, пускай Элизабет не из тех людей, кто мог бы похвастать собственной безупречностью перед кем угодно, но в единственно важном для нее ныне деле она обманывать не хотела, прежде всего, себя. Ей надо знать, есть ли у нее способности и какие, позволят ли они продвинуться дальше или ей быть вечным завсегдатаем полок, ангажированных априори для домохозяек, любопытных подростков или дам в постоянном активном поиске. Нет, нет и нет.
Возможно, Элизабет слишком верила в тех, кто сейчас сидел перед ней, но предчувствие подсказывало, что крупный тираж не останется совсем без внимания, даже когда обнаружится, к какой именно нише отнесли его те, кто повинен за эту безусловную ошибку. Или лучше назвать эту ошибку намерением? Что ж, наименования наименованиями, но упорствующие факты от этого не хотели двигаться с мертвой точки: Продажи будут хорошими и никак иначе, но то ли это, чего хочет Эл Фоуэр? Тик-так, тик-так — Эл оглядывает публику. Они расслабленны и не вникают в ее слова если не абсолютно, то в большую их часть. Она бегло облизывает красные губы перед новым ответом, очаровательно улыбается, продолжая повествованием и немного устало, но с присущей пластичностью медленно переминается с ноги на ногу, так, чтобы ни в коем случае не выглядеть неуклюжей, но показать, что она тоже человек, а не инкогнито, упивающееся своей для людей недосягаемостью. Человек, имеющий свойство поддаваться усталости, но не такой простой и распахнутый, как целевая аудитория корифеев прикладной литературы. Она не сноб, дающий советы для приличной жизни или броская руководительница и госпожа, нет, но она так же зыбка, как образ, складывающийся у читателя при изучении страниц. Ты думаешь, что видел его сто раз, что знаешь его безупречно, тобой изучена каждая деталь и, казалось бы, уже можно снимать об этом фильм, как ты перелистываешь страничку — и все там по-другому, настолько по-другому, что возвращаешься назад и напоминаешь себе крайнюю фразу с самого низа предыдущей странички. Не очень-то приземлено, совсем не по-прикладному, м? Но боссы Эл, похоже, не хотят этого замечать. И слышать об этом не хотят! Денвер позади, бесспорно, но он продолжает преследовать ее, бросая тень на каждый пропечатанный знак.
И ей от этого душно. Элизабет слегка оттягивает согнутым пальцем воротничок-стойку платья. Пускай кто-то думает, что его манера есть глазами привела к успеху и эта брюнетка напротив стушевалась — леди нравилось вводить в заблуждение джентльменов и особенно других леди. Соль не в том, чтобы врать, а в том, чтобы обратить их ложь против них самих. Ложь их ощущений. Ложь их подсознания. Элизабет с вызовом обводит публику взглядом, но это не тот вызов, что привыкли видеть в ответ на свой похотливые мачо, и не тот, что любовницы бросают женам. О чем она думала в тот самый момент? Кто прочтет ее взгляд так, как это следует сделать, руководствуясь собственными чувствами, а не так, как диктует буква негласных словарей межличностного общения, тщательно утрамбованных в каждом здешнем мозгу? Ее взгляд буквально кричал, пока сама она улыбалась с легким снисхождением и продолжала говорить. «Ну, давайте же, хоть один вопрос! Хоть один нормальный вопросик, пожалуйста! Кто-нибудь? Вы меня слышите?» Для открытого наступления было слишком рано — многие попросту еще не удосужились понять, куда они пришли. Или не хотели понимать — такие тут тоже были. А что же профи — они тоже взглядывают на нее из толпы со снисхождением? «Ха, советчица!» Но нет, вот звучит мужской голос.
И ее взгляд непременно останавливается на его обладателе, шустро метнувшись к спасителю от скучающего обозрения.
— Добрый вечер и спасибо за вопрос. — бархатно отзывается Форт, — По моему наблюдению, многие вещи сейчас представляют из себя битву форм, но не содержаний — я не только о литературе говорю. Многие вещи вступают в дискуссию о том, как же лучше. Простота или сложность, их соотношение в связке форма-содержание — вопрос хороший, дискуссионный. О нем можно и нужно говорить не только в формате блица. Но пока формат нас ограничивает, то скажу только, что людей вокруг необходимо не только слышать, но и слушать. Слушать и запоминать, стараясь это воспроизвести. Слушать не всякого — чутье подскажет, когда это то, что нужно. Многое из классики незаслуженно позабыто из соображений якобы громоздкости для современного читателя и это очень печально. Если современный читатель сознательно отказывается от сложных форм и содержаний, то и простые он вскоре будет уже не в силах переварить. Читательскому опыту необходимо быть разнообразным — только так каждый поймет, что ему нужно. Тексту необходимы якоря — броские крючки, цепляющие внимание читателя. Привлечь внимание, заманить в свой мир способен каждый текст, если вы сами горите им, но не позволяйте энтузиазму себя захлестнуть. Красивый и выверенный текст может быть, по сути, таким же скучным, как и простенький. Ну и, знаете, не все то чернуха, что Паланик. — Лиз улыбнулась краем рта. Улыбнулась, несмотря на малозаметность движения губ, пикантно и остро в подтверждение своих слов, а после посерьезнела внешне, но в глазах по-прежнему горели искорки той улыбки:
— Ну что, я прошла тест? — она усмехнулась и кое-кто из публики заулыбался, видимо, подхватив настроение и ощущение шутки, но, не совсем понимая, в чем, собственно, прикол, — Не претендую на то, чтоб перечислять до утра, но, скажем… Брэдбери, Кафка, Камю, Пруст, Экзюпери, Фицджеральд, Маркес, Уэллс, Цвейг, Фолкнер, Стейнбек, ох… — девушка начала было загибать пальцы, но вскоре, казалось, потеряла счет, — Керуак, Джойс, Булгаков, Хаксли, Оруэлл, да хоть тот же Джерри Сэлинджер!
Эл тщательно приглушила пробившуюся было нотку восторга, следуя принципу эмоциональной сдержанности среди тех, кого видит в первый и последний раз, одновременно с тем следя за собой, дабы не выглядеть снобом-книгочеем для публики, что явно не за тем здесь собралась: — И это только двадцатый век. Чем глубже окунуться, тем больше нужно прочесть, изучить. Не знаешь, за что первое схватиться.

Отредактировано Elizabeth Fort (2014-09-28 16:52:57)

+1

5

У Элизабет, конечно же, есть все, чтобы стать модной медийной личностью, заинтересовать общественное мнение.  Готов поспорить, что ей уже доводилось выступать на телевидении! Ее речь льется уверенно, слова слетают с накрашенных губ с напором настоящей убедительности. Она расставляет современные, модные культурные ориентиры, исподволь помещая себя в контекст читательского восприятия.
Ее интервью, уж конечно, украсит страницы любого рекламного издания. Сделать интервью из ее выступления перед читателями в принципе можно... Но это было бы не совсем этично, а к тому же, мне хочется завести с ней настоящую беседу. Лично меня одаренные медийные личности всегда завораживают. Они яркие и блестящие, как ярмарочные яблоки в карамели. Они так же создают ощущение праздника (многолюдного и с фейерверками). Они – что греха таить!  - вызывают желание их раскусить.
Вот за такими артистичные натурами, безупречно владеющими своей мимикой, почему-то всегда хочется понаблюдать в домашней обстановке.  Есть ли у такой женщины, как Эл, смешные привычки? Как она ведет себя, когда оказывается наедине с собой? А ведь человек должен был просидеть за компьютером немало времени, чтобы написать такой объемистый том... Хотя, может быть, она и писала в кафе... Что если она не может без обращенных на нее взглядов, и всегда совершенна?
- Ну что, я прошла тест?
Я впечатленно киваю, не в силах сдержать широкой улыбки.
Ну конечно! Эл Форт проходит все тесты. Бывают люди, у которых получается убеждать.  Она так и пышет энергией!  Она обладает увлеченностью и харизмой, от которых слушатели, словно загипнотизированные, начинают кивать в такт. Хотя вряд ли многие из них знают перечисленных ей писателей иначе как по фамилиям. А с Сэлинджером-то мисс Форт на дружеской ноге, как я погляжу!
Этот блеск – то что привлекает людей. Мне всегда хотелось разобраться в природе этого явления. Как отделить в нем подлиное от заемного, горячую плоть от прекрасной одежды? О да, эта загадочная молодая женщина своей лаковой яркостью и золотым блеском зовет к смелым метафорам.
У меня сразу появляется много других вопросов: «Не пробовали ли вы себя на сцене или съемочной площадке? Не выпить ли нам по чашечке кофе?».
Но теперь в воздух взлетело сразу несколько рук – у слушателей тоже появились вопросы. Приятно, что они книгу действительно прочитали, а значит, из ответов я узнаю  немного больше о сюжетах рассказов. Да, кажется, первое мое мнение о книге было несколько опрометчиво – как говорится, не судите по обложке. Некоторое время я слежу за беседой мисс Форт с читателями. Одна читательница даже задала вопрос о личном стиле Элизабет в одежде. Отлично!  Я бы не смог так хорошо сформулировать, а тема-то благодатная...
Но вот отведенное для встречи время заканчивается.  Наступило время автографов. Читатели, запасшись свежими экземплярами бестселлера, выстраиваются в очередь перед столиком, за которым сидит автор. Когда дело доходит до меня, я представляюсь.
- Себастьян Андервуд, журнал «Миллениум». Впечатляющее выступление, мисс Форт, я восхищен! Разрешите взять у вас короткое интервью, если вы не слишком устали? – Я бросаю взгляд на расположенное поблизости кафе. – И как насчет чашечки кофе?

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-10-15 17:40:22)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I’ve got my eye on you