Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Синдром Кассандры, или Мое сердце оригами.


Синдром Кассандры, или Мое сердце оригами.

Сообщений 21 страница 23 из 23

21

Боль меня окончательно вымотала. Я наорался вдоволь пока Герман разбирался с моей коленкой. На данный момент я сказать не мог, нормально или нет стало. По мне так лучше бы вообще ее не трогал. Хотя, я понимаю, что идея эта самая бредовая, какую только можно выдумать. Когда Герман закончил, я мешком рухнул на кровать и попытался словить штаны, брошенные в меня и которые вскоре просто свалились на пол. Я закивал, показывая, что слышал про три часа. Брат спешно собрался и вышел. Он либо не хочет находиться со мной в одной комнате, либо действительно торопится. Конечно же, я как всегда воспринимаю все в негативном ключе. Да и в свете последних событий первый вариант идеально подходит.
-Спасибо, Герман,-я старался сказать это как можно громче, чтобы брат услышал. Вражда враждой, но он мне серьезно помог.
...скорее всего Герман ни фига не рад, что так вышло. Да и чему тут радоваться? Свалился сводный брат на голову, еще и впрягайся за него.
Голова немного затуманена была после сна и тетрадь я видел слегка расплывчато. Проснувшись, я размотал повязку. Это было ужасное зрелище. Я засунул ноги под одеяло. Как говорится, с глаз долой. Кое как я дотянулся до тетради и написал пару строчек. Потом еще полежал и подумал.
Теперь все друзья Германа узнают, что у него есть сводный брат, который к тому же еще и эмо. Быть эмо же плохо, ага. Вот убийцей каким нибудь быть норм, а эмо нельзя. Это просто смешно!
Вот я мысленно стараюсь представить. Вот выходит Герман, его друзья, предположим, у подъезда торчат. Только он подходит и они такие сразу:-фуу, чувак. Не дружи с нами!

Я рассмеялся и покачал головой.
Герман! Если твои друзья настоящие, то они тебя с любыми братьями примут! И вот не совершил бы я сегодня такой поступок, то сколько бы ты собрался продолжать этот спектакль?
Я обращался как бы к Герману и думал, что же он мог бы ответить на это. Наверняка бы нахмурился, ворчать бы стал. Да что угодно бы стал делать, лишь бы не показывать того, что я прав. Признаться честно, я иногда тоже упираюсь и не признаю своей неправоты, хотя иногда она просто очевидна. Мы дети. И Герман тоже ребенок, хотя ведет себя совсем иначе. Драки эти его. Какой он побитый недавно ходил!
Я потянулся к телефону. Надо же добавить Аннабет в аське. В которой, кстати, друзей то и нет. А те что были не настоящими оказались. Я переехал и все. Будто и нет Гриши. А я есть, я живой. Пока мне больно, я живу. А мне больно. Потому что те, с кем мы шатались по школе, по старому району с заводом, оказались лживыми тварями. Вот они кто.
Аннабет была в сети. Я написал "Привет" и смайлик. "Как уроки прошли?-"спросила она меня. "Выпрыгнул в окно,-"был мой ответ. Я незамедлительно получил шокированный смайл. "Im OK-"отправил я. "Расскажу в школе,-"отправил я вдогонку. А потом еще одно: "только не знаю, когда буду." "Я тоже не знаю, когда приду." Меня очень удивил ответ девочки. Насколько я понял, она не может быть прогульщицей. Значит, что-то серьезное. Но я не стал допытываться.
Так я просидел до вечера. За болтовней в аське я забыл про пострадавшую коленку. Аннабет обещала придумать что-то интересное на мой день рождения, который будет практически скоро. Из коридора послышалось звяканье ключей в замке.
-Мам, ты?-крикнул я. А через пару минут дядя Толя вошел в комнату вместе с Германом, а следом шла моя мама. Она выглядела обеспокоенной, а дядя Толя был рассержен.
-Оу,-я поднял глаза. Ну все понятно - Герман снова подрался.
-Ну а ты чего последние два урока пропустил?-повернулся ко мне дядя Толя.
-Амм, ну я,-я потер затылок. Оправданий то у меня и не было. Блин, про коленку рассказать придется.
-Тут такое дело,-пробормотал я,-я в общем упал. Сильно так упал. А Герман мне помог. В общем вот.
-Не очень мне ясно, Гриша, чего ты там протараторил,-дядя Толя все еще хмурился.
-Короче, я вот так упал,-я откинул одеяло и опустил голову.
-О Господи,-тихо проговорила мама и облокотилась на дядю Толю.
Герман в это время протиснулся мимо отца.
-Воды попить,-бросил он как всегда грубо. Отец пошел за ним.
-Там сейчас война начнется!-воскликнула мама.
-Ма, Трубачевы сами разберутся.
-Нет, я пойду,-мама поцеловала меня в лоб,-мы с тобой тоже Трубачевы.
-Чего? Ну мам! Я не понял, что ты сказать этим хотела?-я сел на кровати. Какие мы Трубачевы. Мама еще может быть, но я Демин. Деминым и останусь!
Изначально я не хотел выходить из комнаты, даже поспать решил. Но организм нагло распорядился мной и четко дал понять, куда мне надо тащиться.
-Гриш, ты чего встал?-крикнул мне из кухни дядя Толя,-сейчас я приведу обратно Германа и поговорим!
-Че мне, на горшок проситься чтоб отвели?-хмуро ответил я.
-Так! Не грубите, молодой человек! Дядя Толя сегодня в плохом настроении!
-Я уж понял,-пробормотал я и похромал в ванную. Блин, есть в этом доме обезболивающее? Я сейчас ногу себе отгрызу! О, что-то есть. Я выдавил пару таблеток в руку и поперся за водой на кухню. Не, я мог бы из-под крана попить, чтобы не идти в самую гущу конфликта, но что-то как-то фу. Я доплелся до кухни, выпил таблетки. Потом взял яблоко и принялся его меланхолично жевать, вслушиваясь в разговор (ну или назревающий скандал) между Германом и дядей Толей. Мама просто беспомощно на все взирала и не знала что и делать.
-Стоп стоп стоп!-я помахал яблоком,-вы хотите сказать, что Герман тут замешан? Он же мне помог, вы че? Герман отвел домой меня, с коленкой моей возился, а потом ушел. Я без понятия, куда. Я вообще вырубился.
Я замер.
Блин, Герман что ли этих гопников нашел и побил с друзьями своими. Кажется, по моему лицу было видно, что я жестко что-то недоговариваю.
-Герман ни при чем! Я шлепнулся как дебил с лестницы! В его личные дела я не лезу, поэтому не знаю, с кем там Герман конфликтует.
Я швырнул недоеденное яблоко в мусорку.
-Все, я наговорился, наелся и спать хочу!-я быстро захромал вон из кухни.
-Не трогайте меня! Не говорите со мной! Я спать хочу!-я как можно быстрее захромал прочь.

Дня за три до моего дня рождения я вышел в школу. Я еле уговорил дядю Толю не идти в школу. В невиновность Германа он поверил. А вот в то, что меня кто-то обижает в школе он искренне верит и никак его не переубедить. Не хочу, чтобы он вмешивался. Только хуже будет.
Аннабет поинтересовалась как моя нога. Она спрашивала о ней миллион раз. Но сегодня с конкретной целью.
-Ты же не хочешь торчать тут всю большую перемену и слушать глупые приколы?-Аннабет хитро посмотрела на меня. Мы вышли из класса и пошли к туалетам.
-Из туалета есть выход на крышу. Вылезаешь через окно, а потом налево по пожарной лестнице. Встречаемся на крыше,-Аннабет рассмеялась и скрылась в туалете. Я зашел в соседний и последовал указанием девочки. Никого не оказалось в помещении, поэтому мне легко удалось выйти на крышу.
-Прямо Тайная комната! Через туалет и туда!-мы снова рассмеялись.
-Не знаю, почему учителя так и не нашли это убежище,-Аннабет медленно шла вперед,-классе в пятом я узнала об этом месте. Но боялась лезть одна,-она мило улыбнулась.
-А потом я поняла, что здесь круто!-девочка покружилась, шурша пышной юбкой.
-И как ни странно тут мало народа,-добавил я. Я уже прикинул местечко, где можно посидеть послушать музыку. Мне нравится эта школа. На следующий день мы договорились до начала уроков прийти сюда посидеть. Пока не холодало. Зимой навряд ли стоит сюда соваться. В моей личной тетради сегодня появилась только одна строчка:
Сегодня я нашел вход в Тайную комнату.

Но утром Аннабет не появилась. В восемь ноль ноль я уже был на крыше, когда пришло сообщение в аську. Девочка писала, что плохо себя чувствует. Я покопался в сумке в поисках личной тетради, но тут ко мне подошли две эмочки. Я их видел уже, но они держались как-то обособленно. И вот теперь они решили сами подойти.
Мы познакомились, выяснили кто из какого класса.
-А ты Стигмату любишь?-спросила девочка, представившаяся Улей.
-Не очень,-ответил я.
-А какие песни ты слышал?-не унималась эмочка.
Тут я затруднился ответить.
-Понятно,-девчонки хитро переглянулись.
До этого вопроса я сообщил, что у меня двадцать пятого числа день рождения.
-Только не говорите, что меня ждет полная дискография Стигматы на день рождения!
Девчонки прыснули от смеха.
-Понятно,-хохотнул я.
-Короче, раз ты такой бездрузейный,-Леля (девчонка с адским начесом) была явно довольна нововыдуманным словом,-давай с нами отметишь? Ребята у нас крутые, общительные.
-Только немного поредела наша компания,-добавила Уля.
На мое "почему" она ответила так:
-Мы все фанаты Оригами. Ну, я еще Стигмату люблю. Так вот, Макс ушел из группы, мы и переругались. Все категоричные такие, не хотят слушать Касаева.
Мои слова о том, что я тоже тащусь от Оригами, девчонки встретили довольным визгом.
-Короче. В пятницу вписка, в субботу концерт. Ты за?
Я поднял большие пальцы вверх.

-В общем, такое дело,-сегодня за ужином даже Герман присутствовал, я обвел взглядом всех,-можно мне на день рождения дома не ночевать?
Спрашивал я в первую очередь у мамы. Пару часов назад эмочки познакомили меня с так называемыми завсегдатаями их тусовки. Их насчиталось человек пять (с эмочками семь). Ребята показались мне хорошими, поэтому я решил заглянуть к ним на вписку, а перед ней еще погулять с ними по возможности.
-Ребята крутые, не конфлитные. Они как я эмо. В общем, у нас куча общих интересов и вообще все в ажуре.
Я улыбался. Мама точно дает "добро." Ну а с дядей Толей она поговорит и все круто будет.Ну а Герман как всегда хмурился.

+1

22

В тот день я понял одно, отцу просто надоели мои выходки. Но ведь всей сути он не знал, что я заступился за Гришку. Вернее дал понять этим любителям униженных и оскорбленных, что и на таких найдется кулак пролетариата. Нас забрали из участка под визиги мамаши той, грозившей меня обрить, а Веню кастрировать. Я откровенно насмехался, не в силах сдержаться, за что получил затрещину от матери Вениамина, которая осталась с нами, пока мой отец улаживал все юридические проформы.
- А все таки мы оттянулись, - прошептал я другу, и рассмеялся над очередным словесным шедевром «Воспитают уродов, от которых честные дети страдают». – Прикинь, он у нее честный.
- Ага, я прям в шоке. А я тогда кто? Блаженный или ангел? Мам, я ж ангел?
- Я бы сказала кто ты, но воздержусь. Негоже выставлять себя в дурном свете.
- А мне пофиг, - я рухнул на стул, и тут же дядя милиционер пробасил «Не для твоей задницы поставлен стул». – Ладно, но конкретно вымотался я.
Вернулся отец, и мы разъехались кто куда. В машине Илона старалась успокоить моего отца, и получалось ведь, его тирады становились короче и тише. Я реально начал понимать, что ее появление в доме мне просто на руку. Даже Гришку готов не замечать, или наоборот, воспитывать. Не решил еще.
А дома началось.
- И так. Вторая драка за две недели. Рекорд. Не хочешь в этот раз объяснить, за что ты избил мальчика.
Я сидел на табуретке как в камере на допросе, а рядом кружилась Илона, как не к месту приставленный заботливый надзиратель, осматривая мое лицо и руки. Кулак второй руки я свез тоже прилично. Но так пальцы гнулись, и легкое прикосновение пальцев мачехи вызывало лишь едва ощутимое покалывание.
- Зачем? Ты же все равно не поверишь. Чего ради я буду воздух сотрясать своим ораторским искусством, если ты уже принял решение о моем наказании. Уж лучше сразу бы просил последнее слово подсудимого.
- Я не понимаю. Где упустил тебя, что ты стал таким неуправляемым? Было все спокойно.
- Толя…
- Да дорогая?
- Передай мне в аптечке набор Германа.

- Я бы ему плетей передал. Ты понимаешь, что сегодня нам повезло, мать этого парня не стала подавать заявление. Твои одноклассники дружно дали показания в твою пользу. Ты что там всех выдрессировал? Почему ты такой жестокий?
- Философствовать не надо. Ты для работы прибереги слова. Ты же знаешь, что я никогда тебя не вмешиваю в свои проблемы. Почему ты решил, что сейчас я вот прям так выложу все? Спасибо, что вытащил мою задницу из очередного болота. Но на большее не рассчитывай.
- Опустим пока этот вопрос. Гриша.
- Что розовый удав? Ааааа, ты намекаешь, что я поспособствовал его кувырканию? Да мне не привыкать. Думай как тебе удобно, только мозг свой береги.
- Как же я хочу тебя ударить, вбить в твою голову хоть каплю мозгов, которые тебе в боксе повышибли.
- Давай, - я поднялся, скидывая ладонь Илоны с руки своей, вставая напротив отца. -  лучше уж сразу на три метра под землю. Обещаю, призраком вас мучить не буду.
В кухню вошел малой.  Опять сел на табурет и Илона продолжила увлекательное занятие по сборке робота Германа, я прошептал ей, пока отец говорил с Гришкой:
- Если ты тут надолго решила задержаться, то советую привыкнуть.
О! Малой концерт закатил на тему «Не хочу, не буду». Класс, не только я сегодня выступаю соло.

Большая перемена. И люблю, и терпеть не могу. Люблю, потому что покурить можно не в три затяга, а нормально, наслаждаясь, а ненавижу, потому что время окончания «ломания зубов о гранит науки» отодвигается на целых два раза по пятнадцать минут. Я сидел на подоконнике второго этажа, возле класса физики, меж моих ног устроилась и откровенно спала Наташка, Веня же сидел ко мне спиной, мы друг друга подпирали. Из-за угла вышла Лизонька. Ах, мои феромоны зашевелились, что я про себя заржал, как бы Наташку не ранить своим копьем. Я повернулся к Вениамину и подмигнул. Тот был в курсе, что я уже миллион раз трахнул Лизу, посмотрел из-за плеча.
- Ты ее еще в сортире отымей.
- Погоди, надо хоть раз в ней побывать, а потом дело не встанет за местом.
Подмигнул замершей Елизавете, чмокнул воздух, посылая той поцелуй, и откровенно засмеялся. Недовольная Наташка пробубнила:
- Трубачев, дай поспать.
- Тебя так костлявые подушки привлекают или только я в ее роли?
- Не бери на себя много, - Наташка потянулась, - пойдемте, покурим. Ты все равно ржешь, дергаешься.
- Ай да, - спрыгнул Вениамин, и по пути за угол, мы зацепили еще человек восемь на покурить. Нас гоняли учителя, но мы дружной толпой выиграли битву, и сами купили себе урну. Ну не свиньи мы, кому охота потом с веником бегать. Поднимаясь по лестнице, я кинул взгляд на окно и прифигел, и не малость. Лиза и розовое чудо премило болтали возле окна. Черт! Я благодарен моим друзьям. Мы знаем друг друга как сами себя, потому что на мое плечо легла рука Вени:
- Успокойся, он мальчишка.
- Понимаю.
- Гера, пошли. Сейчас два русских. Наслаждайся Лизой. Предлагают этот подоконник и время каникул.
- Ты издеваешься, - ему удалось отвлечь меня чуть, - сочинение сейчас. И я в мыслях таких.
- Сочувствую брат. Ты давно с бабой то был? Что-то напряжен сильно?
- К черту баб, я ее хочу. А прикинь она девочка?
- Сорви банк, брат. Но аккуратно.
Два урока пытки. Чего ей не сидится за столом. Нет, ходит туда сюда. Я уже и так и сяк. Хоть штаны расстегивай, чтобы «дышалось» свободно. Быстро дописав очередной «шедевр», карандашом приписал «Не юли попкой возле меня. Учится не реально». Сдал тетрадь и ушел. Физкультура… Я заболел.
Вечером за ужином малой делся планами на свои именины. Супер. Ночью комната моя. Но сюрприз и настрой на день, мне испортили с утра. Войдя на кухню, я получил кружку горячего какао и пирог от Илоны, кстати, я к ней стал спокоен, увидел, как Гришка разворачивает подарок, протянутый моим отцом. Там был плеер, я видел в инете такой, он суперский, памяти полно, еще и наращивается. Дисплей, что можно читать книжку, смотреть клипы. Да блин, он стоит около десятки. Ну папа!
Я поставил стакан на стол, едва не разбив его, и ушел на перекладину. Так мне проще не сорваться на них всех.

+1

23

Я проснулся сам. Судя по голосам на кухне, все уже проснулись. Хотя, я очень надеялся, что Герман будет спать. Я наткнулся на него позже в коридоре. Мама испекла классный пирог, его запах я почувствовал как только проснулся. Зажмурившись, я жадно впитывал запах детства. Открыв глаза я чуть не разревелся, поняв, где я нахожусь.
-Улыбнись.,-ко мне подошла мама и обняла, поздравив меня с днем рождения. Дядя Толя тоже поздравил меня, а потом мне вручили подарок. Обалдеть, можно! Я такой плеер не то что никогда в руках не держал, даже не знал, что такой есть!
-Это самый офигенный плеер в мире!-воскликнул я, и принялся благодарить родителей. Я вертел плеер в руках, не веря своим глазам. Эта штука может все! Я улыбался во все тридцать два, разглядывая подарок, потом потянулся за пирогом. Вошел Герман, я же продолжал восхищаться, не обращая на него внимания.
-Я могу закинуть туда всю всю свою любимую музыку! Забью его музыкой до отказа!
Я отпил чай и глянул на Германа.
-С днем рожденья меня.
Вместо ответа парень шарахнул стакан на стол со всей силы, как только тот не разбился! Все. Мое хорошее настроение улетело не пожелав удачи. Я поднялся, отодвинув со скрипом стул.
-Ему завидно, Гриш. Не обращай внимания,-подал голос дядя Толя.
Да я это знаю. Но почему не обращаю внимания на него? Почему он каждый раз добивается своего, портя мне настроение? Портя мне чертову жизнь! Я прошел мимо комнаты, где снова вымещал свою злость на железках Герман. Я притормозил. В другой ситуации я предложил бы ему обменяться плеерами. Моя музыка отлично влезет в его, тоже кстати новый, плеер. Не в этой жизни. Пусть завидует! В общем-то, я мог бы и не идти сегодня на уроки. в том году мама разрешила мне остаться дома. Дома. А здесь не мой дом. Собирая сумку, я посмотрел на учебники. Нет, не пойду в школу. Поброжу с плеером, найду какую нибудь открытую крышу и посижу там. Но сначала я принялся закидывать в плеер музыку. В комнату заглянул дядя Толя, спросив меня, не опоздаю ли я. Я ответил, что мне ко второму уроку. Герман снова злился на меня, потому что его выперли из дома к первому уроку. Но, вполне вероятно, он был только рад свалить. Хотя, больше бы обрадовался, если бы это сделал я. Ему бы волю, перебрался на другую планету, лишь бы меня не видеть.
Сегодня мне нестерпимо хотелось послушать Sunny Day Real Estate. Медленно побрел я в сторону школы, забирая влево, тем самым, чтобы обойти ненавистное здание за квартал. Времени у меня полным полно. Было тепло и светило солнце, еще были яркими кленовые листья, что валялись ярким ковром повсюду. Подняв взгляд, я увидел впереди меня знакомую фигурку.
-Привет,-я догнал Аннабет.
А ты чего не в школе?-мы сказали одновременно и рассмеялись.
Я ответил, что обновляю вовсю подарок.
-Вот тебе еще один,-заулыбалась девочка и, покопавшись в портфеле, достала диск My Chemical Romance, обернутый черной и красной лентами.
-Там внутри крутой плакат. У меня есть такой,-гордо заявила Аннабет.
Я поблагодарил ее и вручил букет из самых красивых и чистых кленовых листьев. Мы оба сделали какое-то движение, будто хотели поцеловать друг друга в щеку, но опять же оба покраснели и посмотрели в разные стороны.
-Ты в школу? Или погуляем?-мы медленно зашагали вперед.
-Мне надо домой, прости.
-А я хотел пригласить тебя отметить мой день рождения,-сказал я грустно.
-Давай погуляем в воскресенье?-предложила Аннабет.
-Дожить бы до него,-грустно улыбнулся я.
-Мне ли не знать,-так же улыбнулась девушка. А потом спешно попрощалась и побежала к одному из домов.
-Аннабет! Я тебя не понял! Ну куда ты!-я остался стоять с подарком в руках, глядя вслед убегающей Аннабет. Неужели ей надо было быть дома так срочно?
-Что слушаешь?-на мои плечи легли чьи-то руки. Я сидел на скамейке в парке и совершенно выпал из реальности.
-Sunny Day Real Estate – The Ocean,-машинально ответил я, даже не разобрав, кто меня спрашивает.
А были это Патрик и Барби, друзья эмочек. Сначала, я думал, что это их парни. Но нет, в этой компании было всего две парочки.
-С днюхой!-хохоча набросились они на меня, чуть не придушив. Патрик был выше Барби, носил почтальонку с губкой Бобом, который был облачен в свои же квадратные штаны, но черного цвета. Так же он носил розовый балахон, капюшон которого был просто огромным. Вообще, я думал, что розовый балахон подошел бы Барби, его имя говорит само за себя. Просто этот эмобой обожает кукол и не стыдится этого. Он превращает игрушки в эмочек и трэш. Судя по фоткам, которые он показал, очень круто у него выходит.
-Пошли за девчонками,-хлопнул мне по плечу Патрик.

-Итак, именинник. Раз ты первый раз на вписке, то я тебя и с этим поздравляю. Потому что круче меня,-Патрик довольно хлопнул себя по груди,-никто вписки не устраивает.
Мы ввалились толпой на дачу Патрика. Изначально, я не догнал, почему сын довольно богатых родителей делает с эмо. Он бы мог стать трэш или кибером даже, ему бы надарили атрибутики сколько угодно. В общем, у него ситуация как у меня. Развод родителей, все такое. Мы об этом поболтали и поняли, что в этом мы точно родственные души. Патрик стесняется денег своего отчима, но дачу активно эксплуатирует. И с жиру не бесится, что очень круто. Я тоже немножко стесняюсь, что мне достался такой крутой плеер. Но в глубине души очень горд тем, что он появился  у меня.
-Еда там,-махнул  рукой Патрик,-алкоголь там. Музыка везде!
Уля сдержала обещание и подарила мне диск Стигматы, строго сказав, что проверит, слушал ли я. Я хохоча от нее отбивался, но уже понимал, что ходу назад нет. Диск отправился к подарку Аннабет. Я аккуратно положил их рядом. Уля не стала стесняться и пошла напролом, поцеловав меня в щеку и сказав, какой же я кульный и трушный.

К ночи трезвых людей не осталось. Хохотали, пели песни, снова пили. Кто-то даже носился вокруг большого дома. Барби пытался отвоевать куклу вроде мамы Патрика и сделать из нее эмочку. А я добрался до балкона на третьем этаже. Это был не единственный балкон. Но на другом кому-то было активно плохо. Но Патрик и не думал переживать по поводу уборки наутро.
-Как тебе днюха?-ко мне подошла Уля.
-Патрик молодец вообще! Отдал на растерзание пьяным неформалам свою дачу!
Я повернулся к Уле.
-И тебе спасибо огромное за подарок! Я обязательно послушаю.
-Поклянись,-рассмеялась Уля и ткнула меня локтем в бок, показывая, что это шутка была.
Я залез на перила.
-Так странно. Нам платят подарки за то, что мы на год стали ближе к смерти. Почему здесь никто умереть не додумался? Отличное место! Вот так бы раскинул руки и шагнул вниз!-я покачнулся и рассмеялся, а потом спустился к Уле.
-Дурак,-фыркнула она.
-Все мы хотим умереть, не фырчи,-меня конкретно качало. Я никогда в жизни не пил столько. Уверен, родители меня бы отчитали за это как Германа.

Покачиваясь, я брел по коридору. Я искал пустую комнату, чтобы упасть и уснуть. Вдруг прямо передо мной возник Патрик и впихнул меня в соседнюю дверь.
-Совсем что ли? Я испугался блин!-начал возмущаться я.
-Чего шипишь?-засмеялся Патрик.
-Спасибо за вписку, чувак.
-Ой, да забей!-за мной что-то щелкнуло.
-Нахрен ты дверь закрыл?-я все еще топтался у порога.
-Трахаться будем,-Патрик продолжал хохотать.
-Ебанутый,-начал ржать я. А потом с разгону плюхнулся на кровать.
-Все, спокойной ночи!-я скинул кеды и залез под плед.
-Э, какой?-ко мне подобрался Патрик, мне пришлось повернуться.
-Мы типа бухие, можем поболтать вообще о чем угодно. А потом не вспомним ни хера наутро!
-Неплохо,-потянулся я и сел на кровати.
-Давай типа поцелуемся?
-Типа потом все равно забудем?
Еще минут пять мы ржали, вспоминая постоянно что-то смешное. А потом Патрик, взял меня пальцами за подбородок и повернул к себе. "Протрезвеем и забудем" нас конкретно раскрепостило. Да, я думал, что все забуду наутро, поэтому даже не думал сказать что-то Патрику. Не, мы не трахались. Просто целовались и наши руки где только не побывали.

Я умывался и одновременно пил воду, плюс пытался уложить челку. Почти все проснулись. Мы с Патриком бродили  и поглядывали друг на друга. Так вот, когда я был в ванне, туда вошел Патрик.
-Я все помню,-повернулся я к нему.
-Я тоже.
Мы целовались, когда дверь распахнула сонная Уля.
-Круто!-довольно воскликнула она и захлопнула дверь.

Сегодня концерт, поэтому мы пытались отойти от похмелья и настроиться на волну музыки. У нас это вышло.
-Девчонки, выручайте косметикой!-объявил я. На меня тут же набросились эмочки довольно пища, точнее это был крутой скрим. Как оказалось, их давняя мечта-накрасить мальчишку. Из компании они накрасили всех по сто раз, а я вроде как свежая кровь.

Я просто разрывался от эмоций. Столько всего произошло. Уля кажется в меня влюблена, Аннабет почему-то убегает и вообще странные вещи говорит. Я впервые напился и побывал на вписке. Мы с Патриком обжимались и целовались. Сегодня концерт, у меня будет новенький диск Оригами. Я увижу и послушаю нового вокалиста в живую. А потом будем спорить, кто же круче-Макс или он. Я должен уже вернуться домой, но концерт в самом разгаре. Мне плевать, я скачу почти у сцены и мне круто! Новенький диск отправился к подаркам. Мы вышли из клуба, продолжая голосить песни, а еще очень громко разговаривать, потому что после концерта заложило всем уши.
Я успел только проорать всем:
-Там мой брат! Мне пиздец!
А потом я побежал как можно быстрее. Но больное колено дало не вовремя о себе знать. Я чуть не упал, но продолжил бежать, уже задыхаясь и начиная хромать. Мне даже оборачиваться не надо было, я просто знал, что Герман сзади меня и вот вот меня схватит и, может быть, побьет. Я чувствовал себя как на охоте или на корриде. Хрен убежишь, но продолжаешь бежать. Он не посмеет изгадить мне настроение!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Синдром Кассандры, или Мое сердце оригами.