Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за кадром


за кадром

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://sd.uploads.ru/bFOLN.gif http://sd.uploads.ru/cODzQ.gif

Участники: Генри Хантер и Арианна Родс
Место: съемочный павильон
Погодные условия: тепло, солнечно
О флештайме: первая встреча Генри и Арианны

+1

2

Лежу, откинувшись на спинку кресла.
Меланхолия накатывает волнами — здравствуй, грусть. Спутница перерывов на съемочной площадке.
Укрываюсь от внимания. Прячусь в трейлере.
Листаю страница за страницей сайт знакомств.
«Пара МЖ ищет мужчину провести совместно вечер».
«Две подруги БИ. Пригласим в гости щедрого».
«Кто со мной в отель? Сейчас! Недорого!»

Цена любви — триста долларов.
Непривлекательно. Испробовано. Пройдено. Лишенное яркости. Как и моя кожа.
Чувствую себя как никогда старым. Потрепанным. Спина ноет. Лицо белое. Трупная бедность для меня теперь что-то вроде фирменного знака. Генри Хантер, погребенный заживо. Стильный. Меня одевают лучшие из лучших дизайнеров. Имидж для артиста  — визитная карточка в мир популярности. «Я отличаюсь от остальных. Я не такой как все. Сейчас я печальный. Чуткий. И чувствующий. Я очень талантливый. И сейчас хочу закричать на все таблоиды, что у меня очередной творческий бзик и диагноз — депрессивный психоз».
Самая модная игра современности — доминирование и подчинение.
Я описал ее в последней книге. Роман окончен. Но я  еще не показал его редактору. Останавливает что-то. Внутреннее чувство...
Выхожу из своего убежища, чтобы курнуть.
Вижу девчонку. С виду — стажерка.
Разворачиваюсь к ней в половину оборота.
Неспешно преподношу зажигалку к сигарете.
— Любишь играть? — спрашиваю девчонку, затягиваясь сигаретой.
— Видишь монетку? — извлекаю из кармана пиджака серебреную коллекционную монетку. — Давай подбросим ее? Упадет орел  — я разденусь, решка — ты сбросишь с себя всю одежду. Ребро — поедем сейчас же в загс и распишемся.

Отредактировано Henry Hunter (2014-08-31 20:40:57)

+2

3

- И пожалуйста, Арианна, веди себя достойно, - слышу я голос Майка, моего менеджера, в телефоне. - У нас сейчас не так много предложений. Не время строить из себя диву...
Я закатываю глаза, благо Майк этого не видит - его это выводит из себя. Лекции о том, какой паинькой мне нужно быть на каждой съемке, уже порядком утомили меня за последние пару недель. Все скандалы и нелепые сплетни обо мне в прессе давно утихли. В сети появляются снимки меня, идущей из спортзала, меня, жующей лист салата, и короткие интервью под лозунгом "Жизнь без алкоголя кажется мне гораздо насыщенней". Это все так мило, что меня скоро начнет тошнить от этой приторности.
- Голливуду достаточно иметь одну Линдси, и тебе с ней не по пути, - продолжает нудеть Майк. Да что он знает? Мы с Линдси отлично проводили время на частных вечеринках в Беверли-Хиллз, она умеет веселиться! А что до ее репутации... Мне до этого уровня еще пить и пить, скандалить и скандалить, но Майк носится за мной как обеспокоенная мамочка, то и дело выкупая у журналистов и папарацци компрометирующую меня информацию.
- Майки, ты устроил меня в сериал по книгам какого-то пьяницы, а теперь вдруг переживаешь за мою репутацию? - хмыкнула я в трубку. Хотя что там - моя героиня мне понравилась. Она немного взбалмошная и легкомысленная, хоть и строит из себя взрослую и серьезную в свои юные годы. Что-то общее в нас есть.
Я вышла из павильона на улицу и опустила темные очки с макушки на нос. Прошлая ночь была довольно бурной, меня до сих пор мучает легкое похмелье. Но это тайна. Для всех я просто плохо спала, поскольку волновалась из-за новой роли. Только что у меня была встреча с режиссером, во время которой у меня начали болеть скулы - так много приходилось мило улыбаться. Моя голова болит, а он добрых полтора часа говорил мне о сериале, моей героине и его планах на нее. Я была счастлива оказаться на улице.
Жужжание Майка в трубке и моей голове было прервано вопросом о том, люблю ли я играть. Остановившись, я опустила очки на кончик носа и окинула автора вопроса быстрым оценивающим взглядом.
- Майки, запомни свою мысль. Я перезвоню тебе через полчаса и ты продолжишь ровно с того места, где я тебя прервала, окей? - не дожидаясь ответа, я отключила вызов и сунула телефон в задний карман шорт.
- Терпеть не могу подобные глупости, - говорю мужчине. - Но... - смотрю по сторонам, - кажется, это единственное развлечение здесь. Так что да, давай сыграем. Твой трейлер? - спросила я, открыв дверь, рядом с которой он стоял. - Я предпочитаю закрытые показы мужского стриптиза, без лишних зрителей, - с этими словами я поднялась в трейлер. - Ну что замер? Кидай свою монетку!

Отредактировано Arianna Rhodes (2014-08-31 23:08:17)

+1

4

— Терпеть не могу подобные глупости, — отвечает она. Я отворачиваюсь.
Еще одна очаровательная обывательница Земли, состоящей из черно-белых красок. Я мигом повесил на нее ярлычок. «Женщина, не представляющая для меня интереса. Мясо. Серая мышь. Тонкая кишка».
Я знаю только одного человека, который смотрел на все эти вещи с правильной стороны… Для меня жизнь  — игра. Мир, в котором важно НЕ ДЕЛАТЬ ОДНОГО. Не взрослеть.
Так хочется играть… Вдохнуть азарт. Испытать горечь и боль. Испытать радость и ликовать. Ожить.
Где же та женщина, которая сможет стать для меня достойным соперником? Готовая поставить на карту все. Как и я. Где она?
— Так что да, давай сыграем. Твой трейлер? — звучит голос стажерки.
Я сумбурно пожимаю плечами. Какая к черту разница мой трейлер или чужой?
— Я предпочитаю закрытые показы мужского стриптиза, без лишних зрителей, — она поднимается на ступеньки трейлера.
Я успеваю лишь рывком ухватить ее за запястье и остановить.
СТОП!
— На улице. Ты трусишь? — смотрю ей в глаза.
— Общественное мнение для тебя что-то значит?
Мой вопрос прозвучал так, словно я хотел спросить ее иначе: «Ты такая же как и все остальные? Посредственность?»
— Хорошо. Я дам тебе фору. Решка — ты сбросишь с себя всю одежду в трейлере. А я тут, — подбрасываю монетку.
Она кружится. Кружится. Кружится. И «припарковывается» к бардюру.
Мое лицо, прежде ничего не выражавшее, теперь преисполняется волнением.
Девчонка, которую я желал проучить… Над кем я хотел посмеяться за трусость… Серая мышь, желавшая «сблефовать», трусившая раздеться у трейлера… Выиграла сектор «ПРИЗ».
— Что ж, надеюсь, у тебя паспорт с собой,— холодно произношу я, отбрасывая тлеющую сигарету в сторону…
— Я знаю расписание всех местных автобусов. Пойдем!

Отредактировано Henry Hunter (2014-08-31 23:41:29)

+3

5

Я не успеваю надолго обрести крышу над головой, убежище от очередного необдуманного поступка - сильная рука тянет меня назад, на улицу.
- На улице. Ты трусишь? - он гипнотизирует меня взглядом. Я отвечаю ему взглядом. Думает, я не выдержу, засмущаюсь и опущу голову? Ха, ха и еще раз ха. Не на ту напал.
- Общественное мнение для тебя что-то значит? - я закатываю глаза и нервно усмехаюсь. Мне как всегда везет.
- Ты что, журналист? Таким примитивным способом пытаешься добыть сенсацию? - только журналюги то и дело задают мне этот вопрос. Никакого разнообразия, все под копирку. Один вопрос похож на другой, ответы давно заучены.
- Если это "общественное мнение" непосредственно влияет на мою карьеру, то да, значит. И немало. Одно неверное движение, и прощай многомилионные контракты, репутация и, скорее всего, голова, которую мне с радостью оторвет мой менеджер, как только я разрушу всего его труды, - с плохо скрываемым раздражением в голосе ответила я.
Моя карьера мне дорога. Ради нее я разрушила отношения со своей семьей. И нет, я не жалею. Моя карьера чуть не улетела в пропасть, когда я загремела в рехаб. Восстановление репутации дается мне нелегко, в этом Майк прав. Рушить все нелепой игрой я не собираюсь.
Или все же рискну?
- Хорошо. Я дам тебе фору. Решка — ты сбросишь с себя всю одежду в трейлере. А я тут, - говорит он.
- Какое благородство, - фыркаю я.
Наблюдаю за полетом монетки. Все видится в замедленном темпе, как в кино, когда нужно поиграть на нервах зрителей, дать им возможность выбрать, какой вариант развития событий им больше придется по душе. Монетка падает на землю и крутится. Я, кажется, забыла как надо дышать. Говорят, что пока монетка летит в воздухе, человек успевает принять решение, которое изначально он "взвалил" на кусок меди. Я же понятия не имею, чего хочу сейчас. Впрочем, явно не "промежуточного" варианта.
Судьба определяется бордюром. Я смотрю на монетку с долей ужаса и надежды - вдруг она все-таки упадет? Если что, я готова раздеться, не сходя с места. Но нет, чуда не происходит. С другой стороны, должна сказать: я просто победитель по жизни! Признаюсь, именно так и представляла себе первый брак - с бодуна и с человеком, имени которого я не знаю. Но гламурному журналу пришлось сочинять про пышное белое платье, банкет на триста человек и первый танец под "Отель Калифорния". Мой образ диаметрально противоположен моему внутреннему миру.
- Вау. Мы женимся, - хмыкнула я.
- Что ж, надеюсь, у тебя паспорт с собой, - в голосе новоиспеченного жениха столько же энтузиазма, сколько и в моем.
- Я, по-твоему, ношу паспорт в трусах? - спрашиваю его, разведя руки в стороны. На мне майка, шорты и балетки. Единственное, что всегда со мной - телефон. - Придется ехать ко мне домой. Заодно "проверим чувства" за этот час.
Майк меня убьет.

+1

6

Она не отводит взгляд. Смотрит на меня как кобра-охотница. Смело. Как будто соблазняет на поединок. Манит.
Несколько минут мы стоим вот так неподвижно. Глядя друг другу в глаза.
— Ты что, журналист? Таким примитивным способом пытаешься добыть сенсацию? — наконец, спрашивает она. Я смеюсь, откидывая голову назад. С упоением.
— Да, какие тут могут быть еще варианты? Вынужден сознаться. Ты меня раскусила. Я журналист-примат,— улыбаюсь ей уже с удовольствием. Сложно скрыть наслаждение такой прытью. Как у нее. У проклятой стажерки.
— Я занимаюсь очисткой трейлеров. Пытался найти отмазку, чтобы ты не дай Бог не проскользнула в грязных ботинках внутрь, — указываю ладонью в сторону дверей.
— Если это "общественное мнение" непосредственно влияет на мою карьеру, то да, значит. И немало. Одно неверное движение, и прощай многомилионные контракты, репутация и, скорее всего, голова, которую мне с радостью оторвет мой менеджер, как только я разрушу всего его труды.
Кем себя мнит эта стажерка? Хочет перещеголять своей легендой мою? Пускает пыль в глаза? Кому как не мне знать всех знаменитостей, вертящихся на съемочной площадке?
Решаюсь подыграть ей.
— Бинго! Теперь я вспомнил, откуда вас знаю. Смотрел порно с вашим участием. Мне очень понравилось!  Большой поклонник! Вы восхитительны! Только у вас плохой ракурс… Справа… Не лучшая из лучших, — верчу в ладони заветную монету.
— Я стану твоим рыцарем! Я спасу тебя от публичного унижения! И оскверню себя! Я то лицо непубличное. Могу позволить себе как душе вздумается кайфовать!
Раз… Два… Пальцы раскрываются… Бросок… Монетка скользит вверх по воздуху… Потом летит на асфальт…

Исход испытания монеткой оказывается не тем, который я мог предсказать.
— Вау. Мы женимся, — говорит ОНА.
— Что ж, это судьба. Мы ей покорны,— с решительностью отвечаю я. Для меня брак — тоже игра. Женат я бывал не раз.
— Я, по-твоему, ношу паспорт в трусах? Придется ехать ко мне домой. Заодно "проверим чувства" за этот час, — продолжает ОНА.
— Чудесная идея! Одобряю! Да, пожалуй, зажарю тебя еще там, — с непривычной для последних месяцев веселостью подхватываю я. Включаю подонка.
— Хотя… У тебя грудь не очень.. Так себе размерчик… Возможно, у меня не встанет. Проверим… Ладно… Пойдем такси поймаем на остановке. Мне не хватает средств, чтобы позволить себе автомобиль,  — беру ее за руку и тащу к остановке.
Скоро начнется съемка. Я слишком поглощен игрой, чтобы сдать по тормозам.
Присылаю смс агенту: «Я очень подавлен. Не думаю, что смогу сниматься сегодня».
Отключаю мобильный.
Я ведь прекрасно знаю, как поступают телевизионщики в тех случаях, когда исполнитель главной роли нарушает график — ставят всех на уши, названивают и названивают.
Голосую...
Останавливается тачка.
— Садись давай. Диктуй адрес.

Отредактировано Henry Hunter (2014-09-01 03:35:43)

+1

7

- Да, какие тут могут быть еще варианты? Вынужден сознаться. Ты меня раскусила. Я журналист-примат, - скалится он.
Ошибочка вышла. Он явно не охотник за сенсациями, слишком уж легко ему далось мнимое признание. Я склоняю голову на бок и теперь более пристально осматриваю своего собеседника. Что-то в нем кажется мне знакомым. Возможно, мы даже виделись. Но у меня слишком плохая память на лица, чтобы сказать наверняка.
- Я занимаюсь очисткой трейлеров. Пытался найти отмазку, чтобы ты не дай Бог не проскользнула в грязных ботинках внутрь, - выдвигает он очередное признание.
- О, так уборщикам теперь круто платят? Твоя рубашка "Хуго Босс" выглядит чертовски... настоящей, - я изображаю удивление на лице. - Если бы знала, что за пару взмахов мокрой тряпкой я смогу обеспечить наряды от именитых дизайнеров, давно бы сменила сферу деятельности.
Мы точно не были знакомы ранее. Такой поток псевдо-остроумия и игры фантазии я бы точно запомнила. Мне даже становится интересно, что он выдаст в следующий раз, когда откроет рот. Долго ждать не приходится.
- Бинго! Теперь я вспомнил, откуда вас знаю. Смотрел порно с вашим участием, - выдает он. Я тут же подскакиваю к нему и закрываю ему рот своей ладонью.
- Шшшш! - шиплю я на него и с обеспокоенным видом озираюсь по сторонам, дабы убедиться, что рядом нет лишних свидетелей. - Что ты так орешь? Еще не хватало, чтобы все узнали...
- Мне очень понравилось!  Большой поклонник! Вы восхитительны! Только у вас плохой ракурс… Справа… Не лучшая из лучших, - продолжает он. Я вновь закатываю глаза.
- Оу, вот как? - я вкладываю как можно больше разочарования в голос. - Может тогда снимем видео, где я буду отлично смотреться? А то как-то не комильфо, если меня запомнят с "плохого ракурса".
- Я стану твоим рыцарем! Я спасу тебя от публичного унижения! И оскверню себя! Я то лицо непубличное. Могу позволить себе как душе вздумается кайфовать! - я усмехаюсь. На этот раз искренне.
- Продолжай в том же духе и, считай, я в тебя влюбилась, - говорю я, отходя на пару шагов назад, дабы позволить ему подбросить монетку.
Вот, почему я не сторонница всяких лотерей и споров - они всегда несут за собой последствия, переворачивающие мир с ног на уши. Какого черта я вообще согласилась на эту дурацкую игру? И главное - как теперь соскочить и не потерять при этом лицо?
- Хотя… У тебя грудь не очень.. Так себе размерчик… Возможно, у меня не встанет. Проверим… Ладно… Пойдем такси поймаем на остановке. Мне не хватает средств, чтобы позволить себе автомобиль, - он хватает меня за руку и тащит к выходу. Я освобождаю руку и потираю запястье - хватка у него мертвая.
- Посмотрим, есть ли там вообще чему вставать, - фыркаю я, отставая от него на полшага.
Мы в машине. Я хочу захлопнуть дверь перед его носом и скорее уехать. Но не успеваю. Он просит... нет, скорее приказывает назвать свой адрес. С ужасом понимаю, что такая уверенность в его голосе мне даже нравится. Я называю улицу и номер дома. Едем мы в тишине. В моих ушах звенит только одна фраза: "Мне нужно выпить!" Под действием алкоголя мне будет проще решиться на какое-то безумие. К тому же, так будет легче все оправдать.
Такси останавливается рядом с моим домом. Я выхожу сразу, позволяя своему спутнику решить финансовые вопросы поездки. В конце концов, должен же он вложиться в предстоящее нам обоим событие! Я нажимаю кнопку вызова лифта. Когда двери открываются, подходит и Генри. Черт, а я-то надеялась, что успею добраться до квартиры раньше!
- Мог бы и подождать в машине. Тут поймать такси трудно, - фыркаю я, нажав кнопку одиннадцатого этажа.
Две секунды мы едем и останавливаемся. Двери лифта не раздвигаются.
- Проклятье, - шепчу я, нажимая на все кнопки разом. И, разумеется, кнопка вызова диспетчера тоже не работает. Достаю свой телефон и набираю номер. Тишина. - Дай мне свой телефон, - я протягиваю руку в сторону Генри. - У меня сеть не ловит. Нужно позвонить домовладельцу, чтобы тот вызвал лифтера.

+1

8

Ты блажной и свою блажь называешь страданием (с) Генри Миллер.


Она надменная. Как жарко горят ее глаза…
На память приходят слова из книги Генри Миллера, и я уже бешено хочу ее.
«Вы растерялись, потому что влюблены в одну женщину и уже чувствуете, что можете поддаться другой».
— Думаю, ты очень опасная, — с неожиданной искренностью бросаю я, все так же пристально заглядывая ей в глаза.
— О, так уборщикам теперь круто платят? Твоя рубашка «Хуго Босс» выглядит чертовски... настоящей, — заявляет она, примеривая на себя образ детектива.
— Купил на распродаже,— отрывисто отвечаю.
Решаюсь отомстить. Прищуриваюсь, словно пытаюсь отгадать, почему ее лицо кажется мне знакомым…
Снималась в порно? В последнее время я увлекаюсь лишь порнографией…
— Что ты так орешь? Еще не хватало, чтобы все узнали... — прикрывает мой рот ладонью. Прикусываю ее пальцы в отместку.   
— Может тогда снимем видео, где я буду отлично смотреться? А то как-то не комильфо, если меня запомнят с «плохого ракурса», — настаивает она.
У меня одна слабость — не могу отказать поблядушкам и вообще всякого рода бабенкам, свихнутым на сексе… ОНА как будто нарочно играет на этих моих сентиментальных чувствах... Дурманит, шаманка...
— Какой распутный замысел! Звучит как вызов! Принимаю! Пойдем, я буду тебя трахать. Надеюсь, у тебя сегодня надет нормальный лифчик? Не тот ужасный в горошек, который был на видео? Цвета с трусами совпадают? Не хочу опозориться на весь интернет из-за твоего дурновкусия — методично покручиваю в руках монетку. У меня привстает.
— Продолжай в том же духе и, считай, я в тебя влюбилась…
— Нет! Ни в коем случае не влюбляйся в меня. Твоя жизнь превратится в ад кромешный. Я обещаю. Смотри не влюбляйся! — мои слова звучали как мантра: «Не влюбляйся в меня! Контролируй свои инстинкты. Все время думай обо мне. Каждую секунду. Думай о том, чтобы в меня не влюбиться. Я хочу прочно поселиться в твоей черепной коробке и сесть там поглубже».

Крошечная монетка вершит судьбы мира. В том числе и мою. Сегодня.
— Посмотрим, есть ли там вообще чему вставать,  — как в тумане слышу голос девчонки. Перепонки вибрируют. Слушаю. Слушаю. Слушаю. Но не могу услышать лишь отголоски приглушенного эха.
— Два с половиной сантиметра. Моя гордость! — искоса отвечаю я… С довольством Горлума. Хвастаюсь сокровищем, припрятанным в штанах.
— Хочешь пощупать?
А мы проходим мимо павильончиков, трейлеров, декораций… И выходим в город живой, не театральный. Выходим как приведения.
Я напрочь теряю связь с действительностью. Не понимаю даже, почему мы оказываемся в такси так быстро. Вот эти ноги — совсем не мои. Они унесли мое тело. Похитили... Чтобы скрестить с одной странной женщиной по воле монетки.
Господи, как это чудесно! Господи Иисусе, какая пизденка!
Я спятил?
Хочу было сказать: «Заплати за такси, я пойду открою тебе дверцу»… А ОНА как нарочно опережает меня и уже выходит из машины. 1:0. Гол в мои ворота. Кидаю несколько смятых купюр таксисту. Иду за НЕЙ.
— Мог бы и подождать в машине. Тут поймать такси трудно…
Подумываю о том как отдрючу эту болтливую сучку — становится легче.
— У тебя что нет нужного приложения в телефоне? Совсем от рук отбилась. Наверное, все из-за кокса. Долбишь? — с упреком отвечаю я, прошмыгивая вперед в кабинку лифта. Вижу свое отражение — я раззадорен. Глаза как у кобеля перед случкой. Все это приводит меня в состояние экстаза.
— Зажарю тебя в лифте и в загс идти не придется, — посмеиваюсь я. Как блаженный. Довольно…
Поднимаемся вверх.
Вот оказия.
Двери не открываются. Мы заложники железной пасти лифта! Два зверя в одной клетке! 
ОНА просит мой мобильный. Ощупываю карманы… Пусто!
— Забыл в трейлере. Ладно, не будем терять время, — хватаю ее за ягодицы и разворачиваю к себе задом.
— Все соседи узнают, что мы заперты в лифте по твоим стонам! И придут на помощь! Кричи погромче! Во всю глотку! — стягиваю шорты, похлопываю ее по попе.
— Сейчас будет … — и тут дверь открывается с ревом… На площадке — соседи.
— Повезло сучке. Оприходовал ее в лифте — не расписались бы, — схватил за руку девчонку и вытянул на площадку.
— Где твой гребанный паспорт?

Отредактировано Henry Hunter (2014-09-03 23:09:00)

+2

9

Мои самые долгие отношения длились три с половиной года и закончились восемь месяцев назад после череды скандалов на тему "У тебя совсем нет времени на меня" со стороны моего бойфренда. Я не чувствовала поддержки с его стороны, когда у меня возникли проблемы с законом, здоровьем и прессой. Я ни разу не видела радости и гордости за меня, когда широкой публике представлялись мои кино и фото-работы. Эти отношения держались на моей слепой влюбленности и признательности за то, что он всегда был рядом. Мне не нужно было ничего, кроме его физического присутствия в радиусе двух метров от меня. В эти моменты я была совершенно другой версией самой себя: эдакой скромной домашней девочкой, у которой нет привычки дважды в неделю выходить в зону вспышек фотокамер.
Я верю в любовь. То взаимное чувство, когда ты не паришься о том, что говоришь и делаешь; в совместное дуракаваляние; в принятие партнера таким, какой он есть. Короче, в такую "киношную" любовь. Проблема в том, что верю я в это именно при просмотре фильмов, но крайне сомневаюсь, что такое можно найти в реальной жизни.
К браку у меня претензий нет. Идеальная свадьба заканчивается грандиозным разводом, если вообще доходит до стадии клятв и слов "I do" под рыдание матушки с передней скамейки. Кэрри Брэдшоу всем девушкам показала, что можно спланировать идеальную свадьбу в идеальном платье и с идеальным мужчиной, но так и не получить на левый безымянный вожделенное кольцо. По крайней мере в тот "идеальный день". Зато Кэмерон Диаз на пару с Эштоном Катчером показали, как случайный брак, огромная опрометчивая ошибка, переворачивают твою жизнь так, что она становится только лучше и интереснее. А Кэмерон Диаз я люблю и боготворю ее роли.
И, между нами, я лучше выберу сеансы семейной психотерапии с Куин Латифой для спасения этого фиктивного брака, чем неделю самобичевания с подругами в Мексике.
Именно поэтому я позволяю Генри войти в лифт, который отвезет нам к дверям моей квартиры, в которой где-то лежит мой паспорт, который сегодня, вполне возможно, получит определенный штамп. Я почти смирилась с неизбежным и готова пойти на это безумие.
Лифт застывает на месте, двери не открываются. Так мы не договаривались! Я вовсе не собиралась оказаться в замкнутом пространстве с незнакомым мне мужиком на неопределенное время. Впрочем, "незнакомого мужика" этот факт ничуть не смутил - он мигом полез снимать с меня шорты. Только через несколько секунд придя в себя от такой наглости, я оттолкнула от себя Генри.
- Э-э-э! Сначала свадьба, потом раздевание, милый! - погрозила я пальцем и стала натягивать шорты обратно. Пожалуй, мне стоило это делать чуть быстрее, потому что двери лифта открылись аккурат в тот момент, когда я собиралась застегнуть шорты.
- Привет, Ари... - "зрительницей" и "спасительницей" в одном лице оказалась моя пятнадцатилетняя соседка Мэри. Хорошо, что нее мать, со своими пуританскими взглядами на жизнь... Девушка запнулась на полуслове, таращась то на меня, то на моего спутника. Кажется, она его узнала, судя по ее резко вытянувшемуся лицу и удивленному возгласу: - Это Генри Хантер?! OMG, вы встречаетесь?? Аааа Клаудия умрет от зависти, когда узнает, что вы... прямо у меня за стенкой... Аааа!
Обалдев от визга Мэри и, что еще важнее, от новости, что моим спутником оказался Генри Хантер - главный герой и  сценарист сериала, в котором я буду сниматься, я даже не сразу смога открыть дверь квартиры.
- Ага, да. Мэри, никому пока ничего не говори, окей? - я приложила указательный палец к губам и подмигнула соседке. - Это будет наш с тобой секрет.
Оставив Мэри и дальше офигевать от уведенного и услышанного, я втянула Генри в квартиру, закрыла дверь и один резким толчком руки в грудь прижала его спиной к двери.
- Какого хрена ты не сказал, что ты Генри Хантер?! - прошипела я. - Мне по контракту нельзя заводить отношений на протяжении съемок в твоем сериале без ведома продюсера!
Я ушла в гостиную, прошептав "Вот дерьмо!". Теперь мне действительно нужно выпить. Я чуть не натворила глупостей. Это было бы большой ошибкой.
- Проходи же! Но если почувствуешь себя как дома, я выкину тебя с балкона. Если что, мы на одиннадцатом этаже, - предупредила я, поставив на барную стойку два стакана со льдом.
Разливая по стаканам водку и разбавляя ее лимонным соком, я размышляла. Выйти замуж - идея плохая. Выйти замуж за Генри Хантера - идея абсурдная. С другой стороны, это вернет мое имя в таблоиды. Плевать, с какой стороны. Пока о тебе говорят, ты жива, как медийная персона. Можно сняться в сотне фильмов, но это будет ничто, если о тебе не болтают и не пишут в прессе.
- Пей, - я даю один стакан Генри, другой держу в своей руке и удаляюсь в спальню. Осушив половину стакана, я беру в руки свой паспорт и с полминуты смотрю на него. Мне это надо? Я точно хочу в это ввязаться?
- Что расселся?! - спрашиваю, возвращаясь в гостиную со стаканом в одной руке и паспортом в другой. - Я же сказала - не смей чувствовать себя как дома! Поднимай свой зад и поехал в загс, а то мне не терпится уже пощупать твои два сантиметра!

+1

10

Присунуть ей прямо сейчас. В лифте. Со всей жестокостью.
Прижать эту отважную сучку к треклятым дверцам. Впечатать ее лопатками в холодную стенку, состоящую из двух слипшихся на смерть створок...
Заставить сочное тело девчонки-стажерки трепещать от боли и наслаждения.
Ах. А. Давай, Генри. Еще. Еби меня как последнюю проститутку. Я твоя шлюшка. Да. Еще. Так. А. Я вижу Бога!
Отпустить всех внутренних демонов и дать им вольную.
Драть девчонку так, чтобы железная коробка лифта трепещала от ее стонов и оргазмов.
Вот, что крутилось у меня на уме.

Я с силой сдавил ее ягодицы ладонями…
— Э-э-э! Сначала свадьба, потом раздевание, милый!
Ты рехнулась, дура.
Я хочу тебя.
Я буду жарить тебя сейчас. Не важно, станешь ты сопротивляться или не станешь…
Ты загнана в клетку.
Нет никакого спасения от моей страсти.
Я — лев. Ты — жертва. Ты пропала. Я буду тебя жарить. Нравится тебе это или не нравится. Мне не важно. 

— Это Генри Хантер?! OMG, вы встречаетесь?? Аааа Клаудия умрет от зависти, когда узнает, что вы... прямо у меня за стенкой... Аааа! — двери лифта раскрылись. Не в подходящую для того минуту.
Я был близок к тому, чтобы надругаться над ЖЕРТВОЙ.
Я убил бы ее. Мне помешали.
— Блять, — я с гневом сплюнул на пол и стремительно выскочил в холл.
Стажерка за мной.
И вот — квартира. Ее убежище.
— Какого хрена ты не сказал, что ты Генри Хантер?! Мне по контракту нельзя заводить отношений на протяжении съемок в твоем сериале без ведома продюсера!! — прокричала моя злополучная невеста и скрылась за дверью гостиной.
— Плевать мне на то, что тебе запрещают и разрешают, сучка, — с негодованием ответил я.
Меня тот час же обещали вышвырнуть из окна. Так выглядело ее гостеприимство.
— Пей,— девчонка вернулась со стопкой водки.
— Вот еще, — я махом перевернул стакан. Все его содержимое вылилось на ковер.
— Долго ты будешь еще канитель разводить? У меня от тебя хуй упал. Как этот стакан…
— Что расселся?! Я же сказала - не смей чувствовать себя как дома! Поднимай свой зад и поехал в загс, а то мне не терпится уже пощупать твои два сантиметра!
Вот, что она мне сказала, когда мы покидали квартиру. Таким было мое брачное напутствие. Так я его запомнил.

Через пятнадцать минут мы уже стояли у дверей загса.
Меня там отлично знали.
Несколько недель назад оттуда прогнали. За дебоширство.
Когда я забирал документы о расторжении брака с Даной. И скандалил. Кричал, что работники загса могут засунуть правосудие в анус…
— А, мистер Хантер, смотрю, вы снова решили попытать счастье, — с уколом подметил сотрудник охраны.
Здравствуй, пятая свадьба.
Хотел я жениться как можно чаще.
Затем, чтобы перещеголять Чарли.
Из-за того, что я люблю свадьбы.
Хочу, чтобы они со мной приключались как можно чаще.

— Пойдем, сучка. Я буду жениться на тебе сейчас. Давай паспорт.
Знакомые комнаты.
Я совсем не рехнулся.
Я ощущал преимущество над остальным миром. Посмел рассмеяться над тем, что важно всем обывателем.
Брак — бумажка и штампик.
— Фамилию возьмешь мою. Люблю, когда вокруг много Хантеров,— с такими словами я вошел в Тайную комнату. Туда, где заключалось на Земле то, что утверждалось на Небесах.
— Ладно, давайте, жените нас. Я не большой любитель длинных церемоний. Не нужно никаких красивых слов и клятв. Вот мое свидетельство о разводе. Проштампуйте нас.

Отредактировано Henry Hunter (2014-09-14 00:15:28)

+1

11

Мой голос разума, задобренный порцией водки с соком, уже не орет чумным голосом, что я слетела с катушек, раз добровольно сажусь снова в такси и позволяю быть отвезенной к дверям местного загса. Словно я давно собиралась это сделать, но все руки не доходили, а сегодня вдруг решилась. Обычное дело. Подумаешь - замуж выхожу. Это всего лишь штамп в паспорте. Если что, всегда можно пойти и развестись. Можно даже с большим скандалом.
В пути я абсолютно спокойна. Смотрю в окно, но ничего толком не вижу. Страх накатывает на меня, когда мы входим в сам загс, даже не удосужившись пропустить на выходе новоиспеченную семейную пару. Нет, мне не кажется, что выходить замуж под действием алкоголя за первого встречного и не в роскошном белом платье - самая большая ошибка, которую я могу совершить в жизни. У меня было полно косяков и столько же еще впереди, и свадьба с Генри Хантером - далеко не возглавляет этот список. Но это непонятное, неопознанное ощущение где-то между ребер мешает мне спокойно дышать.
'It's not a big deal', - твержу я себе, ватными ногами ступая за Генри. Он спокоен как удав. Для него походы в загс - обычное дело, как в магазин сходить. "Здравствуйте, я хотел бы приобрести жену." И через год снова здесь: "Я ее возвращаю. Гарантия на нее еще действует? Она почти без дефектов. Так, нервная система сломалась только..." Я просто очередная без-пяти-минут миссис Хантер. На год, максимум.
- Фамилию возьмешь мою. Люблю, когда вокруг много Хантеров, - он словно читает мои мысли и говорит о фамилии.
- С чего ты решил, что я возьму твою фамилию? - с искренним удивлением в голосе спрашиваю я. - Почему ты думаешь, что я потешу твое самолюбие и станут Хантер? Вот еще! - я фыркаю. - Максимум, на что я согласна - добавить твою фамилию к своей, через дефис. Арианна Родс-Хантер. Но только если ты будешь Генри Хантер-Родс. Так что, - я повернулась к женщине-регистраторше, - пометьте себе там где-нибудь, что невеста остается при своей фамилии.
- Ладно, давайте, жените нас. Я не большой любитель длинных церемоний. Не нужно никаких красивых слов и клятв. Вот мое свидетельство о разводе. Проштампуйте нас.
- Хааа, не слушайте его, это он так шутит, - я смеюсь. - Пупсик, это ты женишься в восьмой раз, а для меня ты - первый муж, так что я хочу послушать всю речь от и до. И не стесняйтесь красивых и длинных речевых оборотов.
Раз уж у меня нет ни платья, ни кольца, ни даже цветов, пусть хоть нудное вещание этой тетеньки будет единственным доказательством того, что свадьба у нас настоящая. Может за это время кто-то из нас все же пойдет на попятную.
Через две минуты речи я пожалела о своих словах. Это был действительно долгий и нудный монолог, который сА-А-Авсем не вызывает желание заплакать. Все, чего хотелось мне - чтобы регистраторша заткнулась и позволила нам уйти. Порция джин-тоника была сейчас очень даже кстати.
- Бла-бла-бла, мы все поняли, мы согласны, - перебиваю я женщину на полуслове и подхожу к столу. - Сил уже нет, хочу скорее сменить свой статус на фейсбуке. Где мне расписаться?
И пока регистраторша удивленно хлопала ресницами, я размашисто расписалась под своим именем и протянула ручку Генри. В какое дерьмо я только что вляпалась, я пока еще не поняла.
- Иди сюда, мой сладкий, - притянула Генри к себе за воротник рубашки. Между нашими губами оставалась пара сантиметров, когда я оттолкнула его, вернув в исходное положение. - Нет, обойдемся без поцелуев на публике. Поехали лучше праздновать! В казино - увеличим свой семейный бюджет. Или в стриптиз-клуб, может подцепим там кого-нибудь на нашу первую брачную ночь!

+1

12

Ой-ёй-ёй. Ой-ёй-ёй.
Блаженство, истинное небесное блаженство.
Невеста выпускает коготки… «Цап-цап-цап».
«Арианна Родс-Хантер. Но только если ты будешь Генри Хантер-Родс. Так что…»
Внутренне я вскипаю еще больше. И еще спокойней становлюсь внешне. «Цап-цап-цап». Как больно она кусает мое самолюбие. Генри Хантер-Родс. Неслыханное хамство! «Цап-цап-цап». И я мечтаю лишь обо одном. О мести. Нельзя так ронять себя, чтобы по воле какой-то пизденки становиться Генри Хантер-Родсом. Всем нутром ощущаю, с какой злостью сейчас вращается из стороны в сторону беспокойный труп моего отца в могиле, когда его сын, всего лишь в шаге от того, чтобы стать подкаблучником.
Я внимательно изучаю женщину, которая стоит подле меня у алтаря.
Дойдя до последний инстанции, протягивая свой паспорт на проштамповку, я, прямо скажем, удивился. Удивился — даже не то слово. Застыл с открытым ртом. 
Девчонка уже диктует свои правила. Распоряжается, как мне нужно на ней жениться, а как нет. Какую ей вбредет на ум брать фамилию, а какую нет.
Что ж. Она достойна лишь одного. Сейчас мне это понятно. Того брака, который испортит ее жизнь. Невыносимого и ужасного. Деспотичного и несчастливого.
Я нежно обнимаю ее ладони в своих. А в голове крутится лишь одна мысль: «Ты станешь несчастна. Я сделаю все для того, чтобы ты стала самой несчастной». И вот. Я смотрю на нее уже с обожанием. Она больше для меня не человек. Она — моя вещь. В погоне, за которой мне пришлось постараться.
Мы ставим подписи в журнале регистрации. Я снова женат. Моя восьмая свадьба прошла как никогда удачно и без лишних затрат.
— Сил уже нет, хочу скорее сменить свой статус на фейсбуке. Где мне расписаться? — говорит она, и я покорно выуживаю из кармана айфон. Захожу в «Фейсбук». Меняю статус. «Женат».
—  Нет, обойдемся без поцелуев на публике. Поехали лучше праздновать! В казино - увеличим свой семейный бюджет. Или в стриптиз-клуб, может подцепим там кого-нибудь на нашу первую брачную ночь! —  она притягивает меня к себе за ворот рубашки.
Как сильно блестят мои глаза!
— Поедем в стриптиз! Восхитительная мысль! — хватаю ее за локоток и влеку за собой вон из загса. На улице ловлю такси.
Не проходит и получаса как мы уже переступаем порог «Лофта». Чудесного стриптиз-бара. Известного на весь город. Приватными комнатами…
— Самая дорогая тут — ОНА, — указываю взглядом на девушку при входе.
— Бармен чуть-чуть дешевле, — небрежно вскидываю руку к барной стойке.
— Предпочитаешь блондинок или брюнеток. Сегодня у нас будет приватное шоу. Выбирай.

Отредактировано Henry Hunter-Rhodes (2014-09-28 16:07:56)

+1

13

В моих ушах гремит марш Мендельсона. Кажется, мою просьбу о соблюдении всех формальностей работники загса приняли слишком серьезно. Мне смешно. Я едва сдерживаю рвущийся наружу смех. Арианна Родс вышла замуж, вот это поворот событий! Да еще за кого! За первого женатика города! И вот Генри уже достает свой телефон и демонстративно добавляет сообщение в хронику своего Фэйсбука - Генри Хантер и Арианна Родс сочетались браком. Представляю, сколько людей поставили "лайк" под этим сообщением за первые две минуты его существования, и сколько гневных комментариев от его поклонниц там появилось. От этого становится еще смешнее.
В такси, которое везет нас в стрип-бар на празднование этого маленького безумия, я на минуту подсаживаюсь ближе к Генри, прижимаюсь щекой к его щеке и прошу улыбнуться за две секунды до того как делаю сэлфи. На фото нас двое с кривыми "типа счастливыми" улыбками и мой паспорт в руке. Я загружаю фото в инстаграм с подписью "в этот день изменилось все" и хэштегом #обожаюмаршмендельсона. Сажусь обратно к противоположному окну, когда мой телефон оживает - входящий вызов от Майка. Уже третий за последние четверть часа. Еще один пропущенный.
"Какого черта происходит в сети?!"
"Что за дурацкие комментарии к фото в твоей инстраграме?!"
"СЕЙЧАС ЖЕ ВОЗЬМИ ТРУБКУ!!!"
"Ок, просто скажи, что это шутка"

Конечно шутка, Майки, о чем ты? Я лучше съем после загса свой паспорт, чем позволю тебе увидеть там штамп. Не сегодня. Слишком долго мне приходилось играть роль хорошей и послушной девочки. Мне нужен отдых и немного безумия. Хотя бы на денек.
А еще я не откажусь от шампанского, громкой музыки и танцев. Все это я смогу получить здесь - в "Лофте". Отличное место. Одно из тех, куда мне строго-настрого запрещено ходить без парика, цветных линз и дикого макияжа, который скроет мое настоящее лицо. Но не сегодня.
- Самая дорогая тут — ОНА, - говорит мне Генри, показывая на девушку. Я окидываю ее оценивающим взглядом, на мгновение морщу носик и прохожу мимо нее.
- Бармен чуть-чуть дешевле, - мой новоиспеченный муж продолжает знакомит меня с "расценками" на работников бара. Я смотрю на бармена, чуть склонив голову на бок.
- Ммм нет. Сегодня он будет только наливать, - я качаю головой и подхожу к бару. - Думаю, мы начнем с бутылки "Пайпер Хайдсик". Ну и... - я оглянулась на Генри, - виски, наверное? "Чивас" или "Джонни Уолкер"... или что он там пьет...
- Предпочитаешь блондинок или брюнеток. Сегодня у нас будет приватное шоу. Выбирай, - Генри все еще озабочен выбором девушки для нашей маленькой вечеринки, когда я возвращаюсь к нему.
- Мулатка. Я предпочитаю мулаток. Вон та мне нравится, - взмахом руки я показываю на девушку, которая только что скрылась за дверью служебного помещения. - Что стоишь? Сделай так, чтобы она танцевала для нас. Я буду в приватной комнате. И не задерживайтесь, терпеть не могу долго ждать.

Холодное шампанское, мягкий диван и приятная музыка в полумраке комнаты. Девушка танцует неплохо. Хотя не настолько, чтобы я смогла подавить в себе желание встать и показать ей, как это делается. Не то, чтобы я была отменной танцовщицей, хотя когда и занималась танцами... но выпитое шампанское убедило меня в том, что я умею отлично двигаться. Отставляю бокал и поднимаюсь на некое подобие сцены в этой небольшой комнате. Откидываю волосы назад, начинаю двигаться, немного не попадая в такт. Танцовщица оказывается не против моей компании, кладет руку мне на талию и помогает поймать нужный ритм. Какое-то время мы танцуем вместе. Я снимаю с себя майку и кидаю в сторону Генри. Поворачиваюсь к нему спиной и снимаю с себя шорты, не забывая потрясти попой. Смеюсь. Уверена, со стороны это выглядит скорее комично, чем эротично. Но мне как-то все равно. Я спрыгиваю со сцены и усаживаюсь Генри на колени.
- Никак не пойму, почему ты еще одет, - говорю я и расстегиваю пуговицы на его рубашке. - Здесь так жарко... Сними эту рубашку уже! Надо же мне посмотреть, удачно я вышла замуж или нет... Где мне повезет - с прессом или тем, что скрывают твои трусы?

+1

14

Хватаю ее за волосы и силой притягиваю к себе.
На экране айфона запечатляются лица новобрачных — меня, Генри Хантера, и Арианны Родс.
Фотография тот час же отправляется на страницу «Фейсбук».
Признаться, мне хочется позлить Дану. Нолу. Меган. Показать им, что женщины легко заменимы. Они как перчатки. Одна пропадает, становится негодной — находится другая. Моложе и красивей. Совсем свежая. А они стареют, становятся ненужными и отправляются на свалку. Из-за своей глупости.
И вот она — волна лайков и откликов…
«Генри и Арианна? Быть такого не может!»
«Генри, найди себе метелку получше! Не такую потасканную! »
«Развод не за горами!»
«Сид и Нэнси? Оба плачут по больнице для наркоманов! Однажды он ее пристрелит тем пистолетом, который подарит Арианна».
«Генри на фотке секси. Арианна — так себе….»
«Арианна, дура! Просираешь молодость на бабника! Беги пока не поздно! Беги в больницу! Снова!»
«Сука, гори синим пламенем!  Я буду тыкать иголки в твою куклу-вуду! Гадина!»
«Генри, какой-то ты стремный… Вкус портится… Стареешь, видимо…»
«А я думаю, что вы не правы! Они будут счастливы! Смотрите, какие они влюбленные!»
«Да, это очередной рекламный трюк! Они небось даже ни разу не трахнулись! Так… Фотку скинули, чтобы они них разговаривали… Дешевщина!»

В машине Арианна тесно прижимается ко мне… Для селфи… Хочется создать ей шумиху в инстаграм. Я не противлюсь… Напротив… Высовываю язык, чтобы облизать ей щеку.
— Фу, сколько тональника, — морщусь и кривлю гримасу. — Знаешь, что придумал… Не буду тебя вообще трахать. Ты меня совсем не заводишь. Фальшивая и глупая. Еще бы! Скаканула в загс с первым встречным… Едва ли не отдалась мне в лифте… Ты слишком доступная!
Мы переступаем порог «Лофта». Генри Хантер. И его никчемная жена-манекенщица.
Угораздило же меня жениться на алкоголичке и дебоширке… Я немного полистал статьи о ней в гугле. Конченная наркоманка!
Арианна распоряжается о том, чтобы мне налили «Чивас». Выбирает мулатку-стриптизершу для приватного шоу. Она ведет себя совсем не так, как мне привычно. Не боится. Ее плечи расправлены. Она выбирает шлюху для своего мужа. Она играет со мной.
— Что стоишь? Сделай так, чтобы она танцевала для нас. Я буду в приватной комнате. И не задерживайтесь, терпеть не могу долго ждать.
Иду за мулаткой.
— Я хочу тебя. И готов заплатить втридорога …— раскрываю бумажник, демонстрируя стриптизерше, как сильно он набит купюрами.

Арендую комнату. На троих. Нам приносят напитки и фрукты. Стриптизерша кружится и кружится вокруг шеста, оттопыривая назад ягодицы. Я машинально потягиваю «Чивас» и время от времени засовываю ей в подвязку купюры.
Вскоре Арианна тоже оказывается у шеста. Вместе со стриптизершей-шоколадкой они танцуют для меня. Белые ягодицы трутся о черные. Я скуплюсь на улыбку — с кислым лицом гляжу на них.
Арианна смеется. Как дьявол. Срывает остатки одежды. У нее красивое тело. Оно манит и зазывает... Особенно теперь, когда она усаживается мне на колени.
— Никак не пойму, почему ты еще одет,— говорит Арианна, расстегивая пуговицы на рубашке.
— Не понимаю, отчего ты решила, что я буду оголяться? — холодно спрашиваю я.
— Здесь так жарко... Сними эту рубашку уже! Надо же мне посмотреть, удачно я вышла замуж или нет... Где мне повезет - с прессом или тем, что скрывают твои трусы? — не унимается она.
Рывком сталкиваю ее с колен на пол.
— Раньше нужно было проверять,  — сквозь зубы отвечаю я. — Не хочу трахать тебя.  Думаю, тебе нужно это как-то заслужить. Момент упущен… Разве присутствует какой-то азарт в том, чтобы драть жену? Зажарю мулатку.
Кидаю несколько стодолларовых купюр на стол.
— Это тебе на такси. Увидимся завтра на съемочной площадке. Жена.
И слово «жена» я произношу уже с каким-то отвращением.
Сильно щемит в яйцах. Нужно заняться сексом для разрядки. С мулаткой.
Я меняюсь в лице. Вновь становлюсь мрачным. Белым. Безжизненным. И взгляд мой сквозит болью.
Игра начата.
Я доволен.

Отредактировано Henry Hunter (2014-10-19 17:36:42)

+2

15

- Знаешь, что придумал… Не буду тебя вообще трахать. Ты меня совсем не заводишь. Фальшивая и глупая. Еще бы! Скаканула в загс с первым встречным… Едва ли не отдалась мне в лифте… Ты слишком доступная! - сообщает мне Генри Хантер. То же мне - открыл Америку! Не скажу, что я девственница-монашка, которая закрывает глаза и выбегает из комнаты, когда в фильме кто-то целуется, но и первой в городе, легкодоступной шлюшкой тоже не являюсь.
- Но, Генри... - я чуть отодвигаюсь и кладу руку на внутреннюю сторону его бедра. - Я ведь вышла за тебя замуж, не потому что повелась на глупый спор и, конечно, не велением монетки. Я уже давно в тебя влюблена! И сегодня, когда мы встретились впервые, поняла, что это не иллюзия, - с жаром в голосе говорю я, пока моя рука двигается чуть выше по его бедру. - Но ты прав! Мы еще слишком мало знакомы. Понимаю, что ты не можешь вот так сразу... - я снова придвигаюсь к нему и шепчу ему на ухо: - Я готова ждать, сколько потребуется.
После чего занимаю свое место у окна и утыкаюсь в телефон, с кривой ухмылкой читая комментарии, которые появляются под нашими статусами и фото, как грибы после дождя.

Я достаточно пьяна, чтобы крутить попой у шеста в приватной комнате стрип-бара, попивая шампанское и не задумываясь о том, в каком состоянии я буду завтра утром. В первый день съемок. В сериале, в котором у режиссера на меня большие планы. Планы, которые разрушатся завтра, когда моя героиня внезапно сбросится с крыши от неразделенной любви с главным героем. Или умрет от передоза... Или что там для меня придумают. Но плевать, сейчас мне не до этого.
- Не понимаю, отчего ты решила, что я буду оголяться? - сейчас мне важно раздеть Генри.
- Хей, мы же празднуем! А ты сидишь как на похоронах троюродной бабушки, которая забыла упомянуть тебя в своем завещании.
Генри поступает не самым ожидаемым образом. Положа руку на сердце, я такого даже и представить себе не могла. Он сбрасывает меня на пол. Меня. На пол. Самым бесцеремонным образом. От такой невиданной наглости я даже дар речи потеряла, чего со мной обычно не случается.
- Не хочу трахать тебя.  Думаю, тебе нужно это как-то заслужить. Момент упущен… Разве присутствует какой-то азарт в том, чтобы драть жену? Зажарю мулатку, - говорит он.
Слова звенят у меня в ушах. Меня еще не отшивал ни один мужчина. Я - да, обламывала и не раз. Но меня! Никто! Ни разу! Получается, правду говорят - все бывает когда-то впервые?
- Не больно-то и хотелось, - остаюсь на полу и опираюсь на локти. - Ты же долго не сможешь. Смысл мне тратить эту минуту впустую? - я ухмыляюсь.
Генри оставляет деньги и уходит. Как только за ним закрывается дверь, моя ухмылка исчезает, уступая место недовольному лицу. Со мной так не поступают. Этому гаденышу придется заплатить за свой поступок. Поднимаюсь на ноги, беру свой бокал и делаю небольшой глоток.
- Суки сын, - злобно говорю я и кидаю бокал в дверь, позволяя ему разлететься на бесчисленное множество осколков. Наскоро одеваюсь и покидаю комнату, на ходу строя план сиюсекундной месте своему новоиспеченному муженьку, но с досадой обнаруживаю, что того уже и след простыл...

На утро мне плохо. У меня гудит голова и меня тошнит. Как обычно бывает, если шампанского по количеству было больше, чем любого другого напитка накануне. Первым делом я отправляюсь в ванную комнату, чтобы очистить свой желудок.
Часа через полтора, спустя еще три сеанса очищения и литр холодной воды, после получасового стояния под душем, я чувствую себя гораздо лучше, но еще не идеально. Приехал Майк, привез мне кофе и сэндвич. И ни слова не говорит о вчерашних событиях и моем сегодняшнем состоянии. Но по его лицу я вижу, что "нам нужно серьезно поговорить" отложено не надолго.
- Ты святой, я говорила? - я дарю своему менеджеру улыбку из серии "ну прости меня, дуру, в следующий раз я постараюсь думать о том, что делаю".
В съемочный павильон я захожу с легким волнением. Есть опасение, что меня уволят прямо с порога. Но режиссер встречает меня с улыбкой и отправляет в гримерку со своей ассистенткой. Понятно, либо он не в курсе событий (что маловероятно), либо Майк уже вылез из кожи в очередной раз, чтобы прикрыть мою задницу (наиболее очевидный вариант развития событий).
Пока меня превращают в Никки, мою героиню, ассистентка рассказывает, что меня ждет сегодня на съемках. Я слушаю ее вполуха и просматриваю сценарий.
- Мне нужно прорепетировать с Генри. Не покажешь, где его трейлер? - я прерываю девушку на полуслове.
- Я думала, после вчерашнего вы... - она запинается, заметив мое не самое дружелюбное выражение лица, и жестом приглашает следовать за ней.
Не утруждаясь постучать, я захожу в трейлер Генри, где над его лицом "колдует" другая гримерша. Меня радует, что выглядит мой муженек тоже достаточно плохо, раз на него накладывают столько грима.
- Здравствуй, любимый, - говорю я Генри, особо выделяя голосом последнее слово, и сажусь на край стола перед ним. - Как ночь провел? Надеюсь, не сильно разочаровал ту мулатку? - учтиво интересуюсь я. - Кстати, я консультировалась с одним хорошим врачом вчера, он посоветовал дать тебе эти таблетки, - я достаю из сумки упаковку и кладу ее на стол. - Ты вроде еще не такой старый, чтобы испытывать проблемы с потенцией. Да и полторы минуты - как-то слишком уж мало, согласен? О, и кстати, вот твоя сдача, - я переворачиваю сумку вверх дном, из нее высыпаются сотни монет. Встаю, чтобы уйти, но поворачиваюсь, наклоняюсь, чтобы обнять Генри сзади.
- Спасибо, что заплатил за такси, - целую его в щеку. - Тьфу, ты прав, тональник на вкус противный, - я морщусь, выпрямляюсь и покидаю трейлер Генри.

+1

16

— Я ведь вышла за тебя замуж, не потому что повелась на глупый спор и, конечно, не велением монетки. Я уже давно в тебя влюблена! И сегодня, когда мы встретились впервые, поняла, что это не иллюзия, — сказать, что мои глаза округлились  — ничего не сказать.
Я обездвижен. Потому то поддался гипнозу той, кого знаю всего несколько часов.
Зачем я сделал ее своей женой?
Она не так то и проста, какой рисуется на первый взгляд.
— Отлично, считай, что вытянула сегодня счастливый лотерейный билет, — сдавлено, сквозь зубы, произношу я.
Хочу схватить «женушку» за волосы, потряси из стороны в сторону как тряпичную куклу, с пренебрежением  отбросить на пол и надменно взглянуть на нее снизу вверх.
До сих пор я был нежен с тобой. Теперь твоя жизнь станет совсем ужасной. Адской. Я постараюсь. Я сделаю все зависящее для того, чтобы ты стала несчастной.
Поняла, кто главный?
С ухмылкой поправляю пиджак — стряхиваю с себя следы свадебного переполоха и остатки доброты. Очищаюсь. Становлюсь первозданным. Прогнившим. Мразью. Таким, каким я собой восхищаюсь.
— Но ты прав! Мы еще слишком мало знакомы. Понимаю, что ты не можешь вот так сразу... Я готова ждать, сколько потребуется, — не могу сдержать смешок.
Все-таки Арианна мне нравится. Не зря я себя женил на подобной дряни.
— Пришли мне на электронку результаты своих последних тестов на инфекции. Мало ли, — обнадеживаю ее я.
Мало ли… Чудеса случаются! Не очень часто…

События прошедшей ночи сложно упомнить.
Кажется, я заехал к одной своей любовнице.
Стояк был неважный.
Оставил ее во время секса.
Кутил по барам.
В голове была лишь ОНА. Арианна.
Одна неодновая вывеска легко заменялась другой. Такой же яркой.
Все утонуло в памяти.
Пока не дернул кокса. Тогда мне стало лучше.
Не заезжая домой — прямиком двинулся на съемочную площадку. Во всем вчерашнем.

Хотел было присунуть гримерше. Под коксом не вышло.
Позволил нанести на себя тонны грима.
Во время «покраски» размышлял о политике и искусстве.
Одно понятно — вокруг все дураки. Я — умный.
Особенно гримерша. С проказливыми губками и шкодливым личиком. Точь-в-точь как кукла. Голова — скопище опилок…

— Здравствуй, любимый. Как ночь провел? Надеюсь, не сильно разочаровал ту мулатку? — проносится в воздухе голос.
Брезгливо оборачиваю голову.
Арианна!
— Ах, жизнь моя, — по губам растекается улыбка.
Уцепляюсь ладонью за попку гримерши. Пальцы обтекают упругую кожу и мышцы… Отличная груша для разрядки…
— Кажется, вдул ей — не помню, — сжимаю и разжимаю ягодицу гримерши. Мертвыми, не выражающими ничего глазами, совершенно пустыми, смотрю на Арианну.
— Кстати, я консультировалась с одним хорошим врачом вчера, он посоветовал дать тебе эти таблетки. Ты вроде еще не такой старый, чтобы испытывать проблемы с потенцией. Да и полторы минуты - как-то слишком уж мало, согласен? О, и кстати, вот твоя сдача, — на стол летит упаковка таблеток и золотым дождем монеты… Как раздражает меня их звон…
Подхватываю таблетки.
— Спасибо. Нынче я скверно трахаюсь. Минуту… А то и полминуты,— для разъяснения как бы разворачиваюсь к «груше».
— Вот же она тебя возбудила, Генри… Горячая… Полминуты… — с завистью бренчит гримерша-потаскуха.
— Сдачу можешь оставить себе. Я не жадный, — ласково говорю я, толчком сбрасывая монеты со стола на пол.
Арианна подходит ко мне сзади. Пробует на вкус тональный крем и грим.
— Ладно. Не нравится — не ешь.
Красиво покачивая бедрами, она покидает трейлер.

Через полчаса мы вновь встречаемся.
Уже на площадке. Во время репетиции постельной сцены… По замыслу Никки (героиня Арианны) соблазняет Генри при входе в квартиру после вечеринки.
— И как же ты будешь соблазнять меня? — спрашиваю ее я, когда нам протягивают тексты.
— Сейчас как раз отрепетируем позу наездницы… В одежде… Сможешь хоть двигаться немного сексуально?

Отредактировано Henry Hunter (2014-11-03 02:00:17)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » за кадром