Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Может показаться, что работать в пабе - скучно, и каждый предыдущий день похож на следующий, как две капли воды... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » wait, it may be too late.


wait, it may be too late.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

eddie meyers, winnie meyers
https://pp.vk.me/c614823/v614823323/1c06f/N0h0-fEfLSA.jpg
дом сестер Майерс; время ближе к ночи, казалось бы ужин.
***
В начале лета Винни совершила то, о чем уже давно позабыла.
Ведь для страдающей от шизофрении Майерс жизнь другого мало что стоит.
Только сестре она сказать забыла о произошедшем.
А Эдди, зашедшая в сарай за топором для колки бревен, совершенно никак не ожидала увидеть засохшую кровь на лезвии.
Подожди, возможно, уже слишком поздно.
Чего ты хочешь добиться своими криками, Эдди?
Винни смотрит на тебя огромными глазами, в которых читается непонимание и безразличие.

Отредактировано Winnie Meyers (2014-09-01 20:16:37)

+1

2

Ночь - это удивительное время суток, где грани добра и зла стираются и все сливается в одно целое. Где на одном конце города ты можешь стать жертвой насилия, а на противоположном конце получать удовольствие от любовника/любовницы. Ночью мы становимся самими собой, снимаем эти глупые маски, которые путают день ото дня окружающих нас людей. Сами посмотри вокруг, где вы увидите работника библиотеки отрывающемся в подпольном клубе и глотающим ЛСД; где школьный бунтарь сидит дома за кипой учебников и готовится к следующему учебному дню. Люди, они словно меняются ролями, и именно в ночное время суток. Девочки-тихони превращаются в шлюх в то время, когда элита и самые последние красавицы сидят возле телевизора и смотря какую-нибудь драму. Они меняются, потому что днем носят маски, вживаются в воссозданный ими самими образ хорошего или плохого, а ночью... Ночью этого никто не видит, не видит их настоящей натуры, гнилой и омерзительной. Эдди знала этот закон масок лучше кого-либо, потому что сама предпочитала одевать одну из них. Посмотрите на блондинку, одетую в джинсовый сарафан и собранными в неаккуратный пучок волосы, - разве можно сказать, что она плохая? Что она может с легкостью убить вас или ограбить. Разве можно предположить, что когда-то эта девушка, родом из Ирландии, могла сидеть в тюрьме, что сумела сбежать оттуда? Знаете, честно, вряд ли вам придут подобные мысли в голову, особенно если эта девушка еще невинно похлопает своими большими глазами и улыбнется детской улыбкой. Нет, действительно, улыбка у Майерс была доброй, искренней, словно солнышко светится, но вот внутри. Внутри плод был гнил и отвратителен.
Дул легкий, но холодный, ветер. Небо уже давным-давно окрасилось в темные тона, и если приглядеться, можно было заметить россыпь звезд и бледную луну, которую то и дело закрывали плывущие облака. Стояла тишина, которую вы вряд ли сможете заметить в том же центре города, но можно было завидеть нескольких прохожих и небольшую компанию, которая сидела возле забора одного из домов. Этот район был не просто беден - это был своего рода гетто, куда не всякий богатенький готов сунуться рискнув быть ограбленным, или того хуже. Для Джо же - это было замечательное и тихое место, где ты знаешь практически каждого в лицо, ибо, твою мать, вы крутитесь в одном котле. Да и тем более, тут хотя бы для Винни будет безопаснее, чем в любом другом многолюдном месте или центре. Почему безопаснее? А потому что простите, но с ее болезнью, девочку либо нужно запереть в подвале чтобы никто из соседней не прознал и не вызвал людей в белых халатах, либо сразу же самолично отвезти больную на лечение. Майер не готова была распрощаться с младшей сестрой, лучше она сама, своими силами, будет лечить несчастную, чем позволит злым дядям в халатах прикоснуться к Ви. Но, конечно, нянька из воровки тоже была ужасная, особенно учитывая, что она могла неделями и месяцами не появляться дома. Не по своей прихоти, естественно, а по рабочим моментам. Ведь как-то заниматься излечением сестры надо, а на это необходима круглая сумма шуршащих, которую Майер собирает последние месяцы. - Что, ты тоже устала? - Тихо проговорила ирландка опуская взгляд вниз на рядом идущую черную кошку. Зверек поднял свою мордашку и взглянув в глаза хозяйки мяукнул, после чего ласково потерся о ноги. Полночь была замечательным зверем, другом и напарником вертихвостки. Пожалуй, это животное единственное с которым можно было спокойно поговорить и выговориться, и удивительно, кошка будто бы понимала. Она словно не просто безмозглый дворовый комок шерсти, а будто бы человек. Хм, не зря же говорят, что животные куда человечней самого человека. - Понимаю. Я тоже думаю, что пора наведаться в богатые районы. Там и наживы больше, но и больше систем охраны. Хотя, когда это нас подобное останавливало, верно? - Девушка со своей напарницей свернули на небольшую улочку, прошли вдоль узкой дорожки и вышли на противоположную сторону. Еще минут десять и вот, Эдди уже стояла возле своего дома, где находилась ненормальная, но любимая сестричка. - Ладно, иди отдыхай - Кивнув кошке, блондинка сама же размяв шею направилась по тропинке вперед и поднявшись на крыльцо начала копошиться в сумке, дабы найти чертовы ключи от чертовой двери.
Глухой щелчок, скрип двери и половиц. Стоящая тут тишина ничуть не удивила Майерс, ибо Винни крайне редко устраивала много шуму, только если Вас приходил в "гости", а сейчас его, кажется, нет даже в городе. - Пух, я дома - Крикнула Эд и прошла в небольшую гостиную. Никого нет, только разбросанные вещи - типичная картина для живущих тут сестер. - Саймон приходил? Я просила его наколоть нам дров, а то ночью холодно - Но в ответ снова тишина, которая буквально давила на сознание. Нахмурившись, она подошла к лестнице ведущей на вверх и поднявшись, подошла к двери сестры. Три глухих стука, а затем открыть дверь и убедиться, что с младшей все в порядки. - Винни, Я же с тобой разговариваю - Устало отозвалась вертихвостка и между ног и щелки проскользнула черная кошка. Полночь сразу же подошла к сестре хозяйки и потерлась о ее ноги, затем привстав на задние лапы, начала проситься на руки. - Ты есть хочешь? - Спросила Майерс и осмотрела брюнетку с ног до головы чуть улыбаясь. - Спускайся вниз, я что-нибудь сделаю - Оставив после себя приоткрытую дверь, что бы в случаи чего Полночь могла выйти, Джо спустила вниз на кухню. Осмотревшись, она взяла со стола телефонную трубку, быстро набрала нужный номер и услышав протяжные гудки на другом конце провода, закатила глаза. - Ну же, бери трубку наркуша хренов - Взмолилась блондинка подходя к холодильнику и открывая его. Жрать, как всегда, ничего толком не было, потому необходимо было на днях заехать в магазин и запастись. - У нас только макароны трехдневной давности и пара яиц - Крикнула Эдди, доставая кастрюлю и глубокую миску с яйцами, ставя их на стол, как наконец-то в телефонной трубке раздался голос. - Я думала ты уже сдох - Проворчала та, облокачиваясь бедром о край разделочного стола. Саймон был хорошим мужиком, ведь именно он свел Майерс старшую с Васом, а затем и уже Винни познакомилась с тем. Еще Сай был соучастником побега Эдди из тюрьмы, да еще и жить к себе как-то приютил двух бездомных, а потом еще и помог найти дом здесь. Нет, он определенно был если не святым, то добрым и отзывчивым по отношению к Эдди и Ви, как старший брат, которого у девушек никогда не было. Но, сейчас хотелось его прибить, потому что он, кажется, был под действием ЛСД. - Слушай, я звоню только спросить. Ты, мать твою, сделал что я просила? - Тишина затянулась на том конце и это означало одно, Саймон думал, что ответить. Соврать или сказать правду, скажем так. Поняв это, девушка не стала даже дожидаться каких-либо слов или оправданий, просто тупо бросила трубку и сделав глубокий вдох, облокотилась ладонями о стол. - Пух, ужин переносится на час. Мне надо нарубить хотя бы пару дров чтобы отопить этот бомжатник, а то мы с тобой сдохнем от холода ночью. - Выйдя на задний двор, поморщив чуть носиком и оглядевшись в поисках гребанного топора, которого так и не оказалось по близости, Джо вошла в сарай и увидела орудие прям на столе. Немного нахмурившись, потому что, она вроде его оставляла же на заднем дворе, или все-таки отнесла сюда? Ладно, не беда. Эдди посмотрела в другой угол, там лежало несколько бревен для колки. Прикинув про себя, что парочки штук хватит на одну ночь, а вот завтра она самолично притащит Саймона сюда за шкирку. Мужик он в конце концов или не мужик?
Подойдя к столу, включив над ним лампочку, Эдди замерла. То, что она увидела заставило глазам округлиться, а сердцу заколотиться так быстро, что создалось ощущение будто бы оно готово выпрыгнуть из груди. Нет, ее не пугал вид крови, ее пугало последствие, и знаете, в тюрьму не хотелось возвращаться. Схватив топор в руку, блондинка выключила свет и резко развернувшись, направилась обратно в дом - ВИННИ! - Рявкнув в полный голос с нотками злости и даже некой агрессивности, она выловила сестру взглядом и показала топор, на лезвии которого была засохшая кровь. - Ты что сделала, твою мать? Это чье? - Положив вещь на обеденный стол и сжав свои руки в кулаки, Эдди буквально боролась с желанием не задушить мелкую прям тут, на кухне. Она волновалась не только за свою шкуру, но и за свою глупую Винни Пух, которая даже понятия не имела, что может последовать за найденным оружием. А если бы копы заехали, а если бы был обыск и им бы на глаза попалось ВОТ ЭТО? Нет, реально, увольте, но за решетку Майерс старшая как-то не особо горела желанием возвращаться. - Если ты убила кого-то, то всегда должна заметать за собой следы, Ви, мы же с тобой говорили на эту тему! А если Вас узнает? Он же требовал сейчас первые пару месяцев нам не высовываться. Я значит, тут горбачусь как лошадь, граблю бедные дома, что бы набрать денег на твои гребанные таблетки, а ты тут устраиваешь мне подставу? А если бы копы нагрянули? Где труп, Винни? Где это гребанное тело? - Крика уже не стояло, но голос ирландки по-прежнему держался на повышенных тонах, а карие глаза внимательно сверлили младшую сестру.

+1

3

Хотелось бы сказать, что до момента скрипа половиц и голоса сестры ничего не происходило и жизнь шла своим чередом, но это было бы откровенной ложью. Прогулки, попадание в передряги, младшей Майерс просто сильно повезло, что сестра не объявлялась дома, ведь не все заканчивалось так хорошо, как казалось бы на первый взгляд. Например, Винни упала с моста и чуть не заболела, чудом избежав этого (а может заботой, хотя кто о ней будет заботиться, ну?). В целом, по меркам самой девушки все было и правда спокойно, но так точно не думали те, кто ее окружал, те, кто хватался за голову, не зная, что им делать и успев тысячу раз пожалеть о том, что вообще связались с таким человеком, как Ви, смотрящую на них большими глазами на кукольном лице, наполненными безразличием к происходящему. Но Ви всегда исправляла свои ошибки. Одна, или при помощи другого человека, но полиция до сих пор даже не подозревала о том, что сбежавшая несколько лет убийца, сидит чуть ли не у них под носом, порой попадая в странное состояние выключения сознания и доставая один из острых ножей. Для чего? Странный вопрос, точно не морковь кружочками нарезать. Узнай Эдди, чем занимается ее сестра и младшей бы точно не поздоровилось. Конечно, нельзя отрицать того факта, что старшая могла догадываться, или даже прекрасно знать о всех проделках, но прицепиться пока что было не к чему.
Голос сестры внизу отдавался скрипучем эхо и отпрыгивал от стен, но девушка, к которой он был обращен, молчала, погрузившись в мир комиксов, где близилась развязка и младшая Майерс наконец узнает, какая судьба у Девочки, которая десять лет скрывалась от организации С.Л.е.п.. Жалко было, конечно, что книга на этом закончиться и продолжения не будет, ведь ей нравилась эта пост апокалиптическая история Калифорнии. Винни перевернула страницу и, только начала разглядывать первую из картинок, как в дверь раздался стук, заставивший ее наконец отвлечься от страницы и положить ее рядом с собой. В комнату вошла сестра. Никаких «я соскучилась» от нее не последовало и младшая обиженно надула губы.
Но я нахожусь здесь, а не там. Когда люди разговаривают, они должны находиться рядом, а не на разных концах дома. — Между дела заметила Майерс и опустила руку вниз туда, где о ее ноги терлась черная кошка, потребовшая потом к себе ответного внимания. Девушка подняла Полночь на колени и погладила по гладкой шерстке на спине, потом провела пальцем на лбу и дотронулась до кончиков ушей, улыбнувшись. — Можно было бы и поесть. — Ви не чувствовала голода, но спорить с сестрой не собиралась. Если та хочет поиграть в няньку, то девушка не может ей в этом отказать. К тому же она не помнила, когда в последний раз ела. Кажется, это было утром. Но утром этого ли дня, или предыдущего?
Джо не было все лето. Изредка она заскакивала домой, но только для того, чтобы передать сестре деньги на дальнейшее проживание, а так же удовлетвориться в нормальном состоянии. Встречи были совсем короткие, потому что на улице стояла машина, в которой крашенную блондинку ждал Вас или Саймон, курящий за рулем. Винни хотела бы хоть раз отправиться с ними, но ей было нельзя. Вернее сестра так говорила, в очередной раз показывая этим несамостоятельность девушки и обижая, что совершенно не замечала. Конечно, оставить ее в доме было намного проще, что с ней случиться? Обычно что-то да случалось, но мы об этом упорно умалчиваем, не забывайте.
Как только хлопнула входная дверь, Ви, подняв кошку на руки, направилась на первый этаж, на кухню. Пока Эдди будет готовить, расскажет ей где они были и чем занимались. Ограниченная в таких делах Майерс любила слушать эти истории, представляя себя рядом с ними и погружаясь в атмосферу. К тому же, хоть она и была обижена на сестру, но не могла не сказать о том, что сильно по той соскучилась и как сильно ей ее не хватало. Может, после этого блондинка смягчит гнев на милость и не будет строить из себя такую вредину? Но планам не суждено было сбыться – крик Майерс разрезал тишину, перебиваемую лишь мурлыканьем кошки на руках и сама сестра ворвалась на кухню, словно ураган. Заметив младшую, она подняла в воздух топор, демонстрируя ей лезвие, а потом положила его на кухонный стол.
Упс. — Она забыла стереть кровь с лезвия. В ту ночь она так сильно устала, избавляясь от трупа при помощи Грегори, что, вернувшись домой, совершенно забыла про топор, просто отнеся его в сарай. А зря. В то, что сюда могут нагрянуть копы, девушка не верила, но вот проблем от сестры теперь не избежать. Майерс последний раз провела пальцем по носу кошки и поставила ее на кухонный стол, а черная сразу же заинтересованно принюхалась, направившись на другой конец, где лежало орудие.
Прости, если бы это была моя кровь и я просто неаккуратно орудовала топором, то ты бы тоже так орала? — Девушка открыто намекает на то, что сначала нужно разобраться, что к чему, а потом уже кричать. Винни неприятно и обидно, что сестра мгновенно думает, что это чья-то кровь, а не ее самой. Сестра сразу же думает, что младшая что-то учудила. Она была права, конечно же, но вдруг все было бы не так, как она думает? Вдруг, это действительно была бы кровь Ви, а не кого-нибудь другого?
И грабить надо не бедные дома, а богатые. Там и улов побольше. —Голос Майерс стих на последних словах. Она не знала, что ей сказать и как ответить так, чтобы не было еще больше ругани, но, кажется, она и так ляпнула не подумав. Отвернувшись от Эдди, девушка подошла к одной из тумб и взяла оттуда стеклянный стакан. Налив себе холодной воды из под крана, она сделала пару больших глотков, смочив горло.
Он много где. — Наконец она пожимает плечами, облокачиваясь о мойку поясницей и локтями. Взглядом она смотрит прямо в глаза сестры и выжидает реакции той.  — Рука без отпечатков вроде где-то в бетоне, нога плавает в реке. Голова изувечена и закопана в лесу неподалеку от озера Тахо. Зубы выбиты, разбросаны где-то – у него было пару пломб. Остальное тело тоже много где. Одежда и документы сожжены, мобильный телефон уничтожен. — Поясняет она совершенно спокойно так, как будто говорит о воскресном списке покупок, а не о расчленении трупа и последующем избавлении от него.

+1

4

Раз. Два. Три. Закройте свои глаза и окунитесь в самый дальний и темный уголок своих мыслей. Откройте двери живущим там монстрам и чудовищам. Позвольте безумию охватить вас в свои прочные и толстые цепи. Сделали? Молодцы, потому что обратного пути из этого лабиринта уже нет. Вы можете бегать кругом, ударяться о стены и искать какие-то лазейки, но всякий раз монстры вашего сознания будут находить и утаскивать обратно. Обратно в паутину хаоса и ужаса, сводя просто-напросто с ума и... И превращая в чудовище в реальности. Ведь, склонность к насилию присутствует в каждом из нас, рождается вместе с нами, - это наша природа, ничего удивительно. Ведь, зачастую, совершив отрицательный поступок, мы тянемся к его повторению. Мы подсаживаем свое сознание, которое способно манипулировать нами. Хотите вы этого или нет, но рано или поздно каждый из нас подойдет к запертой двери, и тогда у нас будет лишь один выбор: открыть выпуская демонов или остаться стоять в темноте в ожидании своего часа.
И вот, смотря сейчас в глаза малышки Винни, когда сестра понимает, что не смогла уберечь от проклятья. Осознавать, что ты буквально сама подтолкнула Майерс-младшую в эту темную бездну, утянула за собой, - начинаешь жалеть. Начинаешь сочувствовать ей и ненавидеть себя. Эдди вообще очень часто обвиняла себя во всех бедах Ви: порезала палец - вина воровки, ибо не уследила; потерялась в лесу - вина воровки, ибо позволила младшей сестре уйти так далеко; убила человека - вина воровки, потому что не защитила. Возможно, Эд слишком много взваливала на себя, но, иначе нельзя было. Она поклялась защищать и оберегать Винни, даже ценой собственной жизни. Она поклялась быть рядом, потому что Винни - это бремя блондинки, ее большая ответственность и, открыто скажем - смысл. Сколько уже раз говорилось, что не будь маленькой ненормальной рядом то, где бы была сейчас сама ирландка? Мертвая в канаве, на окраине Ирландии, много лет назад? Ведь не было бы стимула жить и бороться, а тут... Тут она изо всех сил старается. Старается обустроить жизнь своей сестры так, что бы та всегда была в достатке. Вот, только, хреново Джоанна справлялась. Хреново она следила за мелкой, коль та умудрилась в отсутствие старшей совершить... Хм... Убийство... Очередное. Конечно, тут еще играло роль влияние их покровителя - Вааса, но, по-хорошему можно было бы найти время и вернуться домой до того, пока не совершилось то убийство. - Я бы тебя бы и грохнула бы этим топором - Уже более или менее монотонно пробормотала ирландка проводив своего питомца взглядом. - Ви, я же прости. Просто просила. - Снова возвращая свой взгляд к сестре, Эдди постаралась улыбнуться, но, не выходило у нее этого, не выходило - Не притрагиваться ко всему, что плохо лежит. Не брать в руки предметы, которые могут соблазнить на убийство. - Немного замявшись и задумавшись, Майерс попыталась сообразить, что ей еще сказать, ибо в ход шли только желание придушить сестру голыми руками. Не буквально, не обольщайтесь. Уж чего-чего, а на Винни Эд старалась никогда не поднимать руки. Конечно бывали моменты, когда блондинка срывалась, но они чаще всего происходили под воздействием наркотиков в крови ежели в здравом уме. - По твоим словам, можно ограбить национальный банк. Там-то улов намного больше, чем в любом богатом доме, но - Глубокий вдох. Пришлось даже отвести взгляд обратно на полночь, которая уже сидела и с вниманием наблюдала за разборками хозяек дома. - Но, ты прекрасно знаешь, что не ради наживы только, а и ради удовольствия я этим занимаюсь. - Отойдя немного в сторону от стола и скрестив руки на груди, Эд склонила голову набок и вскинула бровью - Или ты просто хочешь избавиться от моей опеки, Ви? Ведь не всегда все идет по плану, тем более в богатых домах - Пожимая плечами, девушка лишь развернулась на каблуках и повернулась лицом к разделочному столу на котором лежали продукты. - И, если уж мы заговорили о большой наживе, то, Ви, почему бы тебе не взять этот топор, поехать в центр гребнного Сакраменто, и, не перерубить там всех к чертовой матери, мм? Ведь больше наживы, жертв, адреналина, кайфа. - Она взяла нож из ящика в столе, положила на доску пару огурцов (не самого красивого вида) и начала напряженно отрезать ломтики. - Ну, так что, ты в психушку, а я в тюрьму? Идеальная, блять, семья - На мгновение замолчав, позволив Винни осмыслить и переварить сказанные Джо слова, и только она хотела что-то добавить еще, как наконец-то сестра заговорила про труп. Точнее про его останки. Резко перерубив ножом огурец по середине, ирландка замирает и взглядом тупо смотрит вперед, в стену. Конечно, Майерс-младшая была с прибабахом, а учения Монтенегро прошли явно не без следа, на такое же Эд не рассчитывала. - Ну, хоть ты додумалась уничтожить его личность - Спустя минут пять, которые кажется длились вечность, проговорила девушка поворачивая свою голову к Ви и внимательно заглядывая в ее глаза. - Винни - Опять глубокий вдох и попытка сдержаться себя чтобы не сорваться на крик - Я пытаюсь тебе помочь. Я пытаюсь огородить тебя от всего этого. Я пытаюсь подарить тебе, блять, нормальную жизнь. Я рву жопу зарабатывая на твои таблетки и копя на твое полное лечение, а ты - Голос Эдди дрогнул, послышались первые нотки срыва и чтобы все это не перешло в побой - она делает три шага назад - Но, ты сама гробишь свою жизнь. Ты отталкиваешь мою помощь. Ты плюешь прямо мне в лицо этими выходками. Торгуешь людьми или завлекаешь их для Вааса - ради Бога, я и сама на него время от времени работаю, но... Катись ты к черту. Нравится общаться с воображаемыми друзьями? Нравится кромсать людей направо и налево? Нравится быть невменяемой и висеть на волоске от "добрых" людей в белых халатах? Ради Бога. Катись к черту. - Сорвавшись в итоге снова на крик, Эдди кинула нож обратно на разделочный стол и жестом руки подозвав к себе полночь, смерила сестру взглядом - Сама готовь себе. Сама убирай. Сама добывай на жрачку и свои лекарств - я больше палец о палец не ударю. - Майерс понимает, что еще немного и еще более громкого скандала не избежать, да и пусть она что угодно говорила сейчас - все это было с горяча. Она не сможет уйти, или.. Сможет? - Хочешь жить одна - живи - На этой ноте ирландка разворачивается к дверному проему, поворачивается к входной двери - закрывает ту на замки, а потом сворачивает направо в сторону лестницы на второй этаж. Полночь еще с минуту помялась на одном месте смотря то на Винни, то на Эдди, то снова на Винни, а потом вильнув хвостом последовала за своей хозяйкой. Джо лишь поднялась на верхние этажи, захлопнула дверь и заперла ее на замок, чтобы остыть. Что бы успокоиться, ибо взбесить блондинку было чересчур легко.

+1

5

Мало приятная ситуация получается. В нормальных семьях не находят окровавленный топор в сарае и один из членов семьи не объясняет куда он дел труп, который расчленил с помощью этого самого топора. В нормальных семьях отец не избивает своих дочерей. В нормальных семьях самый младший ребенок не страдает психическими заболеваниями и не забивает отца до смерти ножом, протыкая раз за разом его тело. Старшая сестра не зарабатывает деньги воровством и уж точно они не помогают торговать людьми.
Что говорить – семья Майерсов никогда не была нормальной. Начиная от бедности и характеров родителей, заканчивая недавними моментами, которые произошли в жизни сестер. Назвать их нормальными, было бы самой глупой и несмешной шуткой, какую только можно было придумать.
Винни к этому уже привыкла, но смириться до сих пор не могла. Как не могла смириться и с тем, что является обузой для сестры. Жизнь Эдди, думала Ви, была бы полна красок, если бы не она. Эдди могла бы найти себе нормальную работу, могла бы завести себе хорошие отношения, не принимать наркотики и не переживать постоянно по поводу состояния младшей.
Винни несчастна. Настолько, насколько это вообще возможно. Говорят, что если ты ясно осознаешь, что болен, становится гораздо легче принять это и сражаться с этим. Но все это наглая ложь. Это не доставляет совершенно никакого удовольствия и не приносит никакого облегчения.
Все, что сопровождает Майерс в ее жизни, это слова, которые повторяются раз за разом в голове: «Ты больна, Винни. Ты психически больна. Ты приносишь окружающим сплошные несчастья. Ты разочаровываешь людей».
Иногда песней раздается еще один голос: «Ты должна умереть. Ты всех достала. Облегчи всем жизнь».
И Майерс готова взять в руки нож или пистолет, готова кромсать свое собственное тело или засунуть дуло в рот, лишь бы другим действительно стало хоть капельку легче. Чтобы никто больше не страдал. Чтобы не страдала сестра.
И у кого из них еще паранойя?
Я не это имела в виду, — в голосе девушки слышится едва различимое раздражение, но она сжимает край стола пальцами так, что костяшки начинают белеть, — я просто хочу, чтобы ты побольше была со мной.
Эдди не верит ей. Эдди не понимает, что Винни ничего не помнит. Что она не осознавала, что сделала, пока не очнулась рядом с трупом в гостиной.
Винни не помнит, что вообще брала с собой нож тогда на прогулку. Но разве это объяснишь Эдди?
Девушка лишь выдыхает, продолжая наблюдать за сестрой, которая достала огурцы и начала резать их. Винни рассказывает ей, где лежат части тела мужчины, имя которого она так и не удосужилась посмотреть. Так легче. Так остается равнодушие и ты уже не можешь представить себе, как он возвращается домой к жене и ребенку. Как они садятся за ужин и произносят молитву, держась за руки. Как пес, по кличке Морс, бегает вокруг и лает, ожидая, что ему что-то перепадет. Ничего из этого ты не увидишь. Своеобразная защита. Чтобы не появилось чувство вины.
Эдди молчит. Винни даже не шевелится, кажется, будто и не дышит. Сейчас будет взрыв. Сейчас она опять будет во всем виновата. Она привыкла. И, спустя каких-то пять минут, этот взрыв происходит. Шатенке казалось, что ей будет намного легче, но она ошиблась. Слова старшей сестры режут больнее заточенного ножа.
Винни глотает неприятный ком в горле, который предшествуем потоку слез и сжимает стол еще сильнее, как будто он сейчас является единственной поддержкой и опорой. Не дает ей упасть и забиться в рыданиях. Девушка хочет крикнуть, что не виновата и не может избавиться от голосов в голове. Она не может приказать им замолчать, потому что тогда они начинают вопить. Образы разрывают ее. Ох, знала бы Эдди, как она мечтает избавиться от них.
Знала бы она, как Винни хочет перестать пропадать во времени и пространстве. И как бы сильно она хотела стать нормальной.
Я не виновата, — на глазах Винни все же выступают слезы. Она шепчет, едва размыкая губы. Кошка двигается к Эдди. Сестра сейчас уйдет.
«Пожалуйста, не делай этого», — Винни не может кричать.
«Не оставляй меня опять одну», — Винни глотает боль и обиду, быстро смахивает соленые капли, пока Эдди смотрит в другую сторону.
Она молчит, потому что мало что повлияет на сестру. И блондинка выплевывает последние слова и уходит, предварительно закрыв входную дверь. Хлопок на втором этаже заставляется Винни подскочить на месте, а потом она отпускает стол, служивший ей спасательным кругом, и оказывается на полу. Плечи Винни сотрясаются от глухих рыданий. Она прислоняется лбом к ножке стола, обхватывает ее руками от бессилия.
Она же не виновата.
Не виновата.
Она не виновата в том, что произошло.
Тогда почему Эдди так зла? Почему она сказала ей столько неприятных вещей?
Ведь Винни из-за всех сил старается быть нормальной. Пытается.
Знала бы Эдди…
Знала бы…
Рыдания прекращаются так же быстро, как и начались. Винни лишь сидит на полу, прислушиваясь к звукам в доме, а потом поднимается на ноги. Сколько раз она уже говорила сестре, что будет ей лишь обузой? Сколько раз она брала в руки нож для того, чтобы остановиться все это?
Даже сейчас, схватив кухонный нож, рукоятка которого еще сохраняла тепло старшей Майерс, девушка заносит его над рукой, а потом с силой опускает на плоть. Очередная пометка, очередная записка. Просто не может больше находиться в доме, где ее ненавидят и где на нее наплевать. А еще ее карандаши с ручками на втором этаже, куда она сейчас точно не пойдет.
Дрожащим пальцем она дотрагивается кровоточащей раны и, захватив капли, подходит к столу.
«Прости»
Почерк у Винни кривой. Она закрывает глаза и запрокидывает голову, пока выводит каждую букву. А потом кладет нож на край стола и опускается к шкафу под мойкой. Там, в самом углу, лежит одна из пачек сигарет, которую она спрятала еще в начале лета. Там же и зажигалка. Полотенцем она стирает кровь, которая продолжает выступать на коже. А потом, чтобы не шуметь, открывает окно и вылезает наружу, закрывая его за собой.
Ночная прохлада проходится по ее разгоряченному лицу. Винни старается двигаться тихо, но знает, что окна спальни ее сестры выходят в другую сторону. Босиком, в одной лишь юбке и кофте, она с поразительным спокойствием выходит за калитку и идет в сторону мостовой.
К тому моменту, как она доходит до излюбленного места под мостом, она успевает выкинуть три окурка.
Эдди принимает наркотики, когда ей плохо, а Винни всего лишь курит. И то, и другое – убивает. Только Винни не накидывается на блондинку после того, как скурит пару сигарет. А Эдди на младшую накидывается.

+1

6

Эмоции очень сложная и непонятная нам вещь, которая не имеет за собой никакой структуры и заданной траектории. Эмоции - это хаос, хаотичное разбрасывания человека изнутри направо и налево. Эмоции контролируют нас. Эмоции заставляют нас играть под свою дудку, подвергая нас и близких нам опасности. Какой? Элементарно, возьмите гнев. Прокрутите в своей голове все возможные исходы ситуации, когда человек полностью под властью ненависти, желания убивать и уничтожать все, что попадается под руку. Прокрутите это в своей голове, и вы поймете, что эмоции способно поглощать нас целиком. И, именно это происходило всякий раз с Эдди и Винни. Всякий раз они поддавались обе искушению погрузиться в вымышленный сон. Они закрывались от реального мира: одна своей болезнью, вторая своей зависимостью. Они обе были ненормальными: одна душевно, другая физически. Поэтому порой, или даже очень часто, власть эмоций над девушками губила их. Она разделяла сестер по разные стороны высокой стены, которую неспособна перепрыгнуть даже самая ловкая и гибкая кошка. Но, почему Майерс-старшая так быстро завелась? Неужели виной всему был тот несчастный труп, с которым Ви разделалась давным-давно и напрочь уже позабыла о нем? Давайте не будем лукавить и заводить вас в заблуждение, труп тут вовсе был ни причем. Эдди злилась даже не на сестру, хотя и наговорила ей много лишнего, прекрасно осознавая, насколько это больно звучало. Эдди злилась на себя, потому что была совершенно беспомощной в такой ситуации. Она верила, что сможет помочь сестре, но делала только хуже. Она элементарно не знала как и с какой стороны оказывать эту самую помощь. И именно это злило, выводило из себя и заставляло тем словам сорваться с уст. Она хотела сделать жизнь Винни нормальной, но она не могла. Не умела. И попросту не знала этого. Ведь, Эдди Джоанна Майерс никогда не знала, что такое быть как все. Она видела все только со стороны: дружбу, любовь, семью, заботу, доброту. Она это все видела, но никогда не применяла на практике, ибо не понимала как это делать. Нельзя же назвать было другом Вааса, хотя Эд его таковым и считала. Нельзя же было назвать семьей то, что она сама рушила день за днем. Нельзя было назвать любовью то, как она портила жизнь Феникса или Джека. Она старалась познать неизвестное для себя, но зачем врать? Тут нужно не только полное излечивание Винни, но  и самой воровки, но разве это возможно, когда твое окружение далеко от идеала? И, знаете, кажется Ви думала точно также, что-то подсказывало внутри ирландки, которая сейчас сидела в своей комнате на подоконнике и глядела на улицу. Они обе заблудшие, настолько, что кажется уже и невозможно было увидеть свет из темного лабиринта наркотического лабиринта.
Закрыв свои глаза и прижавшись затылком к углу, блондинка сделала глубокий вдох, задерживая полностью дыхание. Она погрузилась в себя, в тишину, которая царила в этом проклятом доме. И когда воздуха стало не хватать, потребовалось снова открыть дыхание, Эдди будто бы провалилась в неизвестность. Она выпала из реального мира в свой, где снова блуждала по темному лабиринту в поисках сестры. Воровка не спала. Воровка не дремала. У нее часто случались приступы, когда ты настолько сильно погружаешься в себя, что напрочь забываешь про существование реальности. Твой разум будто бы встает с ног на голову, и тебя не отпустит, пока ты не найдешь то, что ищешь. Но, сколько бы Майерс не звала сестру, цепляясь замерзшими пальцами за колючие ветви сорняка, - все было бесполезно. Она заблудилась. Она запуталась. И от этой безысходности внутри вновь и вновь пробуждалась злость. Злость на себя, на свою никчемность и бездействие. Эд ведь могла не орать. Не срываться. Могла смягчить свой приговор. Могла сменить ненависть на милость и просто обнять сестру. Сказать ей, что все будет хорошо. Все. Будет. Хорошо - Да нихрена - Сорвалось с уст и вертихвостка резко раскрывает свои глаза. Как бы не утешал ее внутренний голос, никогда ничего хорошего еще не приключалось с сестрами, но, это сейчас было неважно. Неважно потому, что подозрительная тишина во всем доме заставляла напрячь тело и слух. Эдди нахмурилась, плавно опуская ноги с подоконника на пол. Она облокотилась ладонями о край и чуть поддалась вперед. Тишина давила на разум так, словно голову сжимали в тисках. - Винни? - Довольно громко крикнула ирландка, но в ответ послышалась тишина и это еще сильнее напрягло блондинку, которая взглядом кивнула Полночи проверить сестру в комнате. Сама же девушка встав с подоконника, сделала несколько робких шагов вперед к двери и хватаясь за ручку дрожащей рукой, помедлила. Помедлила, потому что опасалась вновь оказаться под властью своих эмоций. Полночь тем временем выбравшись через окно, прошла по ветхому карнизу вперед, до окна Винни, и заглянув внутрь обнаружила, что младшей хозяйки там не оказалось. Животное едва склонило свою мордашку вниз и спрыгнув на нижний ярус крыши, прошло вперед. Даже пес младшей хозяйки не подавал какого-либо шуму, а мирно лежал в своей будке и дремал. Приземлившись прямо перед мордой зверюги, кошка опустила морду к земле и принялась вынюхивать знакомый запах. Увы, запах Ви был настолько здесь слабым и говорил лишь о том, что она была тут только утром, дабы покормить лохматого. Поэтому, развернувшись на своих маленьких лапках, Полночь направилась в дом, где Эдди уже спустившись вниз, стояла возле стола на котором кровью было написано корявым почерком "Прости". Она довела ее до этого. Она прогнала ту, кто всегда был рядом, и кого Майерс поклялась защищать и оберегать. Она сама, только сама, рушила свое счастье. И честно, хотелось буквально застрелиться. Всадить гребанную пулю в лоб и покончить с этим всем, но нет. Нельзя, Эдди должна быть сильная. Она должна исправить то, что натворила, и поэтому хватает со стола в прихожей ключи от дома и выходит на улицу. Воровка не бежит сломя голову и криками: Винни вернись, - блондинка просто подходит к псу и отвязывает его от будки. Присаживается перед мордой американского питбуля и говорит лишь короткую фразу: Искать Винни, - после чего поднимается и бежит за сорвавшимся с места псом.

+1

7

Майерс нравилось это место под мостом, потому что тут никогда никого не было. Постоянные разборки между наркоманами и местными «гангста» привели к парочке шумных смертей, на которые сложно было закрыть глаза. Кажется, в одном из задрипанных наркоманов, полиция смогла разглядеть наследника огромного агентства. Поэтому теперь сюда мало кто приходил – место проклято, лучше устраивать махач где-нибудь еще. Ведь именно сюда приедет полиция в первую очередь. А оно кому-нибудь надо? На Винни же никто никогда тут  не обращал никакого внимания. Сидит и сидит себе, не мешает же. К тому же, те, кто ее знал, не трогали ее – все же она работала с Ваасом, который из под земли достанет и запросто убьет. Его тут не не любят, его тут боятся и стараются с ним не конфликтовать.
Она часто сюда приходила в одиночестве, когда ей нужно было прочистить мозги. Сейчас это место так же было единственным, куда она вообще могла пойти. У Майерс нет друзей, к которым можно поехать на такси. И нет людей, которым можно довериться. Вечно одинокая, хотя и находящаяся рядом с сестрой. Была лишь тенью, до которой нет совершенно никакого дела. Важна всем лишь Эдди. Она купается в лучах, даже если сама этого не замечает.
Под мостом холодно и грязно. Впрочем, как и всегда. И девушка идет в свой излюбленный уголок и садиться на импровизированную лавку – всего лишь дощечка, которая скоро прогниет от влажности. Ноги неприятно ноют. Кажется, Винни пока шла напоролась на пару стекол. Но в темноте сложно разглядеть свои собственные ступни, которые испачкались в земле, поэтому она даже не пытается. Просто сидит себе, прислонившись спиной к стене и вытянув ногу. Очередная сигарета оказывается зажата меж пухлых губ. Винни курит и понимает, что совершенно ничего не чувствует. Вот она – пустота. То самое дно, на которое она попала. Словно зомбированная, или ширнувшаяся героином, Майерс не замечает, как горячий уголь попадает ей на руку. И лишь, когда она докуривает сигарету, ее прорывает.
Винни больно. Больно и плохо. Холод внутри ощущается гораздо сильнее поверхностного и она подтягивает к себе ноги обнимая их, сворачивается в клубочек. Она хочет сейчас раствориться и пропасть. Чтобы ее больше никто никогда не видел. Так будет гораздо проще. И Эдди не придется переживать из-за всего подряд. Она сможет распахнуть свои крылья.
Ах, если бы все было так легко. Но, кажется в ближайшее время это не суждено будет сбыться – из-за угла по дороге появляется Тор. Он несется к ней со всех ног, лая что-то на своем собачьем. Заставляет Винни забиться еще сильнее.
«Уйди, уйди, уйди» — она закусывает губу и просит неизвестность сделать так, чтобы собака не заметила ее. Ведь девушка знает, кто идет за ней. И этого человека Ви видеть не хочет совсем никак. Как бы и что она не просила – собаку не обманешь. Тор подбегает к Майерс младшей и утыкается мордой в руку. Обнюхивает, виляет хвостом и тычется, прося ласки за то, что отыскал ее. Смертоносный зверь, который может убить человека, похож сейчас на домашнего зверька. Винни не может удержаться и обнимает псину за шею, притягивая к себе. Винни готова расплакаться, потому что сейчас придет Эдди и будет кидать свои глупые извинения. Она всегда так делала. Извинялась, клялась и божилась, но не сдерживала свои обещания. Какая же ты глупая.
Эдди, уходи, — говорит она, как только появляется силуэт сестры. Ирландка видит, что та запыхалась, видимо бежала от самого дома. Ну и что? Ну и что с этого, скажите пожалуйста? Броситься к ней на шею и простить совершенно все грехи? Наивно полагать, что все будет хорошо? Как бы ни так. Винни сильнее прижимает пса к себе, но даже его тепло не дает удержать слезы.
Эдди, пожалуйста, — наверняка она не слышит. Потому что Винни давиться, пытаясь проглотить ком.
Ты хотела хорошей жизни, Эд? — Теперь уже девушка кричит, заставляя Торнадо поднять морду на нее, а потом повернуть к блондинке. Псы чувствуют интонации голоса. И сейчас пес чувствует напряжение. Собаки всегда защищают своих хозяев. Вот только хозяин Тора – Винни и совершенно никак не Эдди. Американский питтбуль, который никогда не будет до конца домашним. Эти животные разрывают своих жертв. Винни знает, Винни видела это своими глазами.
Ты хотела легкости? Ты сказала мне «катись к черту»? Вот я и покатилась к черту, — в голосе шатенки появились нотки агрессии. Ей нужно выстоять себя. Нужно уметь постоять за себя. Нужно прекратить весь этот кошмар длиною в жизнь.
Не нужно мне говорить, что я для тебя все, а потом страдать от этого! Отъебись Эдди. Иди потрахайся. Иди, ширнись героином. — По щекам Ви скатываются слезы, — что, думаешь я настолько тупая, что ничего не знаю и не вижу? Я не слепая и не откровенная дура. Не надо мне рассказывать своих сказок. Не нужно мне ничего от тебя. И не нужно было тогда забирать меня из клиники, когда сбежала из тюрьмы. Получила обузу. К черту она тебе нужна? Потому что я твоя младшая сестра? Или я просто помогаю тебе не скатиться на самое дно? Как бы ты жила, Эдди, если бы меня не было? Хорошо, как я фантазирую, или сдохла бы в одной из городских канав, потому что совершенно не умеешь держать себя в руках и срываешься на все, что только можно?
Слова срываются одним большим поток, превращаясь в грязный снежный ком. Винни с трудом замолкает, потому что сдерживала себя слишком долго, не говоря ни слова, но получая пинки. Крайне сложно, крайне неудобно, крайне мерзко. Нетипичная Винни, что не сидит в углу, разговаривая с самой собой. Нетипичная настолько, что не кивает головой, словно болванчик. Не прыгает от радости в некоторые моменты наплывов. Ви просто чертовски устала. Она разочарована и не хочет абсолютно ничего. Лишь мысли о своеобразном освобождении в виде самоубийства теплятся где-то в душе, вызывая надежду. Спрыгнуть бы сейчас с моста, чтобы все прекратить. И глаз сестринских не видеть. Невыносимо. Лучше никогда не станет. Майерс все так же будет никому не нужна.
Так будет всегда.
Шмыгнув носом, девушка прижимает посильнее к себе рычащего пса, что с презрением смотрит на блондинку.

0

8

Иногда совершив необдуманно поступок, мы начинаем жалеть. Пытаемся изо всех сил исправить случившееся, вот только сил на искупление нет, да и времени тоже. Мы будто бы гонимся за призраком, который с такой легкостью выскальзывает из наших рук, и тем самым выматывает до состояния отречения. Все подвержены этому. Каждый из нас совершал что-то о чем потом горестно сожалел, но ничего не мог изменить. Каждый, и Эдди не была никаким исключением. За все свои годы, эта женщина умудрилась столько дров наломать, что ей даже, наверно, загробной жизни не хватить в попытки изменить все. Даже как бы она не пыталась и не желала своим сердцем подарить родной сестре мир и любовь в семейном кругу, - всегда, абсолютно всегда, происходила какая-то ситуация выводящая старшую Майерс на ложную тропу. Как бы она не хотела завязать со своим делом и, действительно, найти нормальную работу, - всегда наступал момент перелома, и Эдди выходила из себя. Как бы она не хотела порвать с Васом и его компанией; как бы не хотела завязать с наркотиками; как бы не старалась наладить свою жизнь - абсолютно всегда нервы сдавали, характер проявлялся и происходил взрыв эмоций. Непостоянная, сама себе на уме, а главное, совершенно не умеющая придерживать вспышки гнева при себе - так типично для Эдди, что даже сейчас осознавая всю свою вину, когда сестра ушла из дома, - она продолжала люто ненавидеть все и всех. Что с тобой не так, Майерс? Почему ты не можешь хотя бы раз, ради Винни, попытаться сдержать себя в руках? Но, никто не сможет ответить на сей вопрос, даже сама блондинка. Она просто не понимала, почему любая мелочь может с такой легкостью вывести из себя, неужели это все влияние наркотика в крови, который теперь выводить придется, хм, если только переливанием крови, что ли. А может тут просто элементарно сказывалась сама такая жизнь, когда ты день ото дня привык выживать любыми способами и путями, не позволяя себе слабости или типичной жалости к чему-либо, даже, ммм, родной сестре?
Сбивая ноги, старая не выпустить из виду пса Винни, Эдди старается утихомирить запал эмоций, которые вот-вот готовы были снова зажечься новым пламенем и произвести эмоциональный взрыв. Хаотично блуждая взглядом по окрестностям, следя за своей кошкой, которая бежала следом за псом по крышам и деревьям, - вертихвостка пытается отвлечься. Она словно твердит себе в мыслях, что все будет хорошо. Будто уверяет себя в том, что с Ви все в порядке, и, найдя ее, обнимет и прижмет к себе. Она должна успокоиться. Должна, хотя бы ради той, кто всегда был рядом. Должна.
Но, сможет ли?
Вдали виднеется какой-то мост, или просто чисто подобие его - неважно. Виднеется, что пес спускается по склону вниз, а за ним и Полночь прыгает вниз. Затормозив, Джоанна на несколько минут замирает и закрывает свои глаза, чтобы перевести дыхание. Пытается освободить свои мысли от ненужной информации, от ненужный картинок, которые как чертята скакали перед глазами. Сжимает руки в кулаки и делает глубокий вдох, после чего напряженной и тяжелой походкой направляется к мосту, спускаясь аккуратно по склону вниз. Радостный лай пса подтверждает, что младшая нашлась, но вот подошедшая к ногам черная кошка почему-то пытается помешать подойти хозяйке вперед. Хмурясь и слегка откидывая Полночь в сторону, блондинка осторожно двигается вперед и слышит то, что меньше всего хотела услышать. Лучше бы Винни кричала, как ненавидит ее и бьется в истерике, чем слушать просьбы чтобы Эдди свалила. - Винни - Наклоняя голову и останавливаясь в паре метрах от сестры, воровка скрещивает руки на груди и с тяжестью в глазах смотрит на этот комочек. Господи, уже взрослая, а все равно выглядела как дитя, и от этого злость на себя лишь сильнее возрастала. Ненависть еще больше овладевала сознанием от понимания, что Майерс старшая лишь усугубляла ситуацию, а не спасала. Да, мать вашу, это не Ви тянула за собой Эд на самое дно, а наоборот. Возможно, если бы она ее не спасла бы из той психиатрической больницы, то с любимой сестрой все было в порядке, и возможно, она смогла бы излечиться. Если бы не Эдди, то Винни бы никогда не узнала Васа и той бы не пришлось проходить через настоящий ад. Если бы не Эдди, то малютка Винни Пух смогла бы обрести это, гребанное, счастье. - Я не это имела ввиду - Стараясь оправдаться, но кого мы обманываем? Зачем еще больше усугубляем ситуацию, когда вертихвостка именно это и имела ввиду?
Эдди всегда отгоняла от себя людей. Всегда. Потому что так было проще приспособиться к выживанию, что только она и умела. Так легче было отпускать людей, потому что они ничего никогда для нее не значили. Так было легче смириться с тем, что тебе, мать твою, проще быть одиночкой. И Винни, пожалуй, единственная, кого блондинка старалась не выгонять за порог своей жизни. Она была единственным человеком, за которого лихорадочно цеплялась воровка потому, что именно младшая сестра не давала потонуть. Даже, кажется, пес сейчас принял полностью сторону своей ненормальной хозяйки, потому заметно напрягся, что заставило Джо отойти на два шага назад. Она всегда не любила эту псину, потому что в душе была кошатницей, что не скажешь о Ви. Господи, да если бы не эти большие и детские глаза, то воровка давно бы прибила пса какой-нибудь арматурой. - Винни, послушай - Пытаясь вставить хоть слово, но ее всякий раз перебивает голос сестры, который ножом проходит все глубже и глубже. Отлично, Джо, ты добилась своего. Отлично, Джо, ты выгнала из своей жизни единственного человека, который хоть что-то значил для тебя. Эти мысли словно заезженная пластинка крутилась в голове, вынуждая блондинку опустить взгляд и постараться отвести его в сторону. - Главное не вспылить - Единственное, в чем она мысленно удерживала себя, продолжая выслушивать огромную тираду о том, какая же Эдди Майерс тварь и сволочь. - Ты закончила? - Вскинув бровью и делая глубокий вдох, ирландка наконец-то поднимает взгляд и смотрит на сестру в упор. - Закончила поливать меня дерьмом, и говорить какая я плохая? - Голос становиться громче, но это скорее всего из-за создающегося под мостом эха. - Я, твою мать, и без тебя знаю насколько я отвратный человек. Да, Винни, я не умею сдерживать себя. Никогда не умела. Спасибо папочке. Да, Винни, я пропадаю хрен знает где неделями или месяцами, бросая тебя на произвол судьбы. Да, я, блять, ужасная сестра, которой действительно было бы проще подохнуть еще в пятнадцать лет от передоза наркотиков, а не вспоминать о том, что дома меня ждет маленькая сестра, которой я была нужна. - Подойдя к стене, все так же стараясь держаться на расстоянии, Эдди прислоняется к ней спиной и опуская голову, замолкает. Возникшая тишина, которая разрывалась лишь всхлипами Винни, вводила блондинку в оцепенение. Она не знала, что теперь делать, как им дальше поступать, потому что обе Майерс зашли в тупик. - Знаешь - Внезапно начала воровка, косо глядя в сторону Ви - Возможно ты права, а? Не ты должна проваливать к чертям, а наоборот? Посмотри, к чему мы с тобой пришли - Разводя руками и поворачиваясь к сестре лицом, Джо наконец-то соизволила посмотреть на любимую сестру с горькой улыбкой - Ты наверное заметила, что с каждым моим появлением, я только хуже делаю тебе. Вечно на тебя ору. Вечно порываюсь тебя ударить. Вечно унижаю, тычу лицом в грязь. Хотя на деле все твои погрешности по моей вине, Ви. Ну, не все, конечно, но большая часть - Пожимая плечами и присаживаясь на корточки, блондинка зачерпывает в руку песок смешавшийся с грязью после дождя и медленно его размельчает - Ты взрослая, мой Винни Пух. Уже слишком взрослая, чтобы терпеть мои нападки. Да ты даже мне ответила агрессивно, что подтверждает о твоем взрослении - Снова невеселая улыбка, после чего Майерс жестом руки подзывает к себе Полночь. - Ты не глупая. Ты не ненормальная, Винни. Ты смышленая и можешь постоять за себя. Я тебе больше не нужна - Черный и мохнатый зверек запрыгивает на плечо своей хозяйки, а затем Эд поднимается на ноги и снова делает несколько шагов назад. - Не ты должна была уходить, мой Винни Пух, а наоборот - Ирландка разворачивается к сестре спиной и передвигая ногами двигается в сторону склона - Прости меня за все - Поджимая свои губы, произнося не самые веселые для нее слова, Эдди просто поднимается по склону на дорогу. - Люблю тебя, мишка - Едва слышно повторяет она, и еще с минуту выждав, только для того, чтобы придти в себя, Джоанна направляется в противоположную сторону от дома. Не вернется. Нет. Винни взрослая девочка, и обойдется без агрессивно настроенной сестры. Так будет лучше, не для нее, а для любимой маленькой сестрички.

0

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » wait, it may be too late.