внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I'll speak from my heart (c)


I'll speak from my heart (c)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sd.uploads.ru/uvxTO.gif http://sd.uploads.ru/BZ8gn.gif

Участники: Джиллиан и Карстен
Место: номер в Хилтон, специально отведенный под встречу, предполагающую интервью для "Rolling Stone"
О флештайме: Эта встреча задумывалась как рабочая и совершенно обыденная для них обоих, единственное, что отличало ее от множества предыдущих того же формата, при телефонном разговоре, который предвещал интервью, Карстен пообещал Джиллиан быть предельно откровенным, о чем бы она его ни спросила.

+2

2

рабочая обстановка

http://www3.hilton.com/resources/media/hi/SMFHIHF/en_US/img/shared/full_page_image_gallery/main/hf_capitolste_11_675x359_FitToBoxSmallDimension_Center.jpg

Любить свою работу можно только тогда, когда она приносит тебе искреннее, ни с чем не сравнимое удовольствие, когда фраза "работа в радость" не пустой звук и ты не превращаешься в мегеру уже на второй день после отпуска. Наверное, мне повезло, повезло потому, что я сама могла выбирать, чем и где мне заниматься. Не скажу, что у меня была какая-то особенно легкая жизнь и масса помощи от родителей - нет, просто я для себя решила, что должна заниматься любимым делом, и в моих силах было претворить данное решение в жизнь. Кто-то больше любит писать очерки и рецензии, меня же всегда особенно прельщали интервью. Возможность пообщаться с невероятным количеством интересных людей по всему миру открывала для меня новые горизонты во всем. Во-первых, это давало мне возможность разрушать давно прижившийся в обществе стереотип о том, что с музыкантами можно говорить только о музыке. Сотни писем, регулярно поступающих в редакцию, доказывали, что это удается мне на все сто. Во-вторых, именно в них, как в новых музыкантах, так и в мастодонтах сцены, я черпаю свое собственное вдохновение, нащупываю пути, по которым мне хотелось бы направляться дальше, ищу впечатления и накапливаю опыт. Поэтому, когда мой агент услужливо намекнул, что у него есть возможность договориться об интервью с вокалистом "Шаттеншпиль", я тут же попросила достать мне номер его телефона.
Я смутно припоминала Келлера еще в те времена, когда мне выпадала счастливая и достаточно нередкая возможность стоять на сцене перед жаждущей впечатлений толпой. Фесты, которые иначе, как "сборной солянкой" назвать нельзя, всегда были особенно популярны в Европе: они проходили, да и сейчас проходят, едва ли не каждые выходные в различных городах и странах, что дает возможность известным и не очень группам помогать друг другу. Первые лишь укрепляют свое положение в музыкальной индустрии, вторые же, если они вполне соответствуют нынешним законам жанра, получают, по сути, золотой билет в Диснейленд, зачастую удачно выезжая на успехе более именитых коллег, с которыми им посчастливилось стоять на одной сцене. И если у меня появились веские причины отойти от музыки на какое-то время, "Шаттеншпиль" упорно продолжали подниматься на самую высокую гору, попутно покоряя по дороге более мелкие вершины. Ничего, кроме уважения, такое упорство не вызывало, к тому же, ребята оказались приятно талантливы.
Поднимаясь в лифте на самый верхний этаж "Хилтон", где у меня был забронирован номер для встречи, я продолжала раздумывать о том обещании, которое Карстен дал мне в телефонном разговоре. Подобное доверие и готовность быть самим собой льстили и радовали одновременно. Нет, конечно, развязанность рук совершенно не значила, что я опущусь до банальных вопросов о личной жизни, которая, конечно же, интересует добрую половину нашей аудитории, но никогда нельзя сказать, куда зайдет разговор. При всей своей собранности и предельной подготовке к интервью, я всегда ценила импровизации в процессе, тогда, по крайней мере, это не было похоже на механически задаваемые вопросы и тщательно подготовленные ответы. Живая, интересная беседа, в располагающей атмосфере - вот что было залогом отличного материала. Я всегда рассматривала свои интервью с точки зрения того, насколько мне самой было бы интересно их читать. У меня было еще около пятнадцати минут до прихода моего сегодняшнего гостя, и я, развернув стул к креслу и усевшись в него, достала диктофон и принялась просматривать сделанные к интервью пометки. Еще раз пробежалась глазами по выдержкам из творческой биографии группы, цепляя самые интересные факты, запоминая их. Затем - по своим записям, основанным на тенденциях в интересах современной молодежи, как ни крути, а основная часть нашей целевой аудитории сейчас - именно они.
Негромкий стук закрывающейся двери известил о том, что тот, ради кого все это затевалось, прибыл. Кидаю мимолетный взгляд на часы, одобрительно хмыкая и улыбаясь входящему в комнату музыканту: тот факт, что человек приходит на встречу несколько раньше условленного времени, говорит об уважении к собеседнику.
- Приятно удивлена. В нашем мире пунктуальность - редкий гость, - совсем не толерантно намекаю на привычку новоявленных "рок-звезд" тусить в клубах до утра, а после изображать из себя Дракулу, прячась по углам от яркого дневного света. Поднимаюсь со стула, протягивая руку для приветствия. - Рада познакомиться...наконец, - не могу удержаться, хоть и уверена, что он вряд ли запоминал всех, с кем пересекался на просторах музыкальных фестивалей за столько лет.

+3

3

Сказать по-правде, я не думал, что в Сакраменто мы устроим полноценный отдых, да, мы взяли небольшой перерыв, и даже собрались поработать над альбомом, но, это никогда не было единым беспрерывным процессом. Я находил на что можно отвлечься от «производства». Чаще это были различного рода интервью: телевизионные, радио, для печатных изданий. На подобные встречи я соглашался с удовольствием, и дело было не в гонорарах, обещанных за те или иные «откровенности», а в возможности пообщаться с компетентными людьми на интересные, порой даже остро-социальные темы. Странно, но нынешний образ мышления гребет всех под одну гребенку, если ты имеешь привлекательные внешние данные и деньги, то, скорее всего, ты беспробудно глуп. Подобные беседы не только возможность завести новые знакомства, связи, но и определенная возможность для самореализации и пиара.
Конечно, чаще журналистов и ведущих интересовали аспекты личной жизни, но эта тема всегда была для меня табу. Я не люблю говорить о том, что касается только меня одного, неоднократно высказывался: то с кем я сплю - мое личное дело. Тем не менее, сохранить неприкосновенность приватной жизни – сверхзадача, которую не всегда удается выполнять. И, несмотря на данную позицию, во время разговора с представителем «Rolling Stone», обещаю ответить на любой вопрос, о чем бы она ни спросила. Данное издание не нуждается в дополнительном представлении, именно поэтому, подписываюсь на подобное, полностью доверяясь профессионализму сотрудника журнала. Ее имя показалось мне знакомым, возможно, ранее мы пересекались, либо я натыкался на ее репортажи, от того встреча становится еще более любопытной.
К назначенному времени подъезжаю к отелю, в котором мы так часто останавливались ранее, до приобретения дома в Сакраменто. Выхожу из автомобиля, отдавая ключи парню с парковки, и буквально влетаю в двери «Hilton», бросая беглый взгляд на наручные часы. До обозначенного времени еще минут десять, но я уверен, она уже на месте, а я не привык заставлять женщину ждать. Это невежливо, какая бы ситуация ни сложилась.
Двери лифта тихо звякают, расползаясь, выпуская меня на нужном этаже, прохожу к номеру, мягко нажимая на ручку двери, она поддается. Вхожу внутрь, номер светлый и просторный, не могу ни оценить выбор места проведения интервью, оно располагает к беседе. Прохожу в гостиную, где меня ожидает Джиллиан Венстра, она улыбается, отмечая мою пунктуальность, от внимания не уходит легкий европейский акцент, улыбаюсь в ответ.
- Я не позволяю себе такую роскошь как опоздание на важные встречи, как бы напыщенно это ни прозвучало сейчас.  – Улыбка Джиллиан заразительна и открыта, обладает некой  энергетикой, заставляя отвечать взаимностью не только в эмоциональном плане, но и в беседе. – Я также рад встречи с Вами, можно сказать, я Ваш постоянный читатель и поклонник. – Умолкаю, ненавязчиво рассматривая своего интервьюера, отмечая яркость и красоту ее внешности. -  А Вам довольно просто разговорить собеседника, это дано не каждому из представителей журналистской профессии, какими бы профи они ни казались. У Вас приятный акцент, Вы из Европы? Мне кажется, мы с Вами встречались ранее, напомните, где? Судя по словам о «нашем мире», Вы  связаны с музыкой куда более тесно, нежели работа в «Rolling Stone», так? - Понимаю, что задаю слишком много вопросов, и мы немного поменялись ролями, однако для дальнейшего нашего разговора, возможно, это пойдет только на пользу. – Джиллиан, я могу называть Вас так? Извините, я немного увлекся, но это довольно честно, если учесть, что меня может ожидать в дальнейшем. – Усмехаюсь, присаживаясь на место, предложенное мне, на журнальном столике напротив стоит бокал и бутылка минеральной воды. – Вы давно в Сакраменто? Вы здесь на постоянке или так же как и мы путешествуете по миру, коллекционируя интересные истории?– Продолжаю свое интервью, ожидая, когда ей надоест отвечать на мои вопросы. Нет, я не жажду этого, отнюдь, это своеобразная проверка, которую она либо проходит, либо нет. Мне легко общаться с людьми, даже с незнакомыми, но мисс журналистку мне хотелось бы узнать чуть ближе, лишь для того, чтобы выстроить комфортную для нас обоих тактику ведения интервью, настроиться именно на ту беседу, которую я пообещал ей.

+2

4

Некоторые люди совершенно не меняются с годами, и смотря сейчас на Карстена я понимаю, что он - один из них. Казалось бы, как такое может быть, если с момента последнего фестиваля, в котором мне довелось принимать участие, прошло уже больше двадцати лет? Но нет, сейчас передо мной стоял все тот же мальчик, да, он повзрослел, да, стал успешным и уважаемым человеком, но все то же самое озорство в глазах никуда не ушло. Группа, находящаяся на гребне волны популярности, как в Европе, так и тут, в Америке, не могла пройти мимо меня, не могла оставить меня равнодушной, и я поневоле была в курсе всего, что происходило в их творческой жизни. Лишь улыбаюсь в ответ на комплименты. Что я могу поделать, если все из сказанного им - чистая правда. Да, я никогда не отличалась ложной скромностью, и очень любила то, чем занималась, доводя свои материалы до совершенства, но в то же время оставляя в них ту самую толику человечности и лично моего отношения к описанному, чтобы материал оставался "живым" и интересным. Что же, Келлер, по сути, прав. Во-первых, делиться откровениями проще с тем, о ком ты тоже что-нибудь знаешь. А во-вторых, это действительно честно, кроме того, мне нравится подобный его подход, словно это и не интервью вовсе, а уютная встреча двух старых знакомых. Если подумать и опустить подробности, почти так оно и есть. Кроме того, Карстен оказался весьма комфортным в общении человеком. Не то, чтобы я в этом сомневалась, просто... Знаете, как это бывает: ты сразу понимаешь, что этому человеку можешь доверить то, что рассказал бы не каждому; и разговор строится легко и непринужденно, не вынуждая вытягивать ответы на вопросы, а лишь обрастая все новыми и новыми подробностями. Мне нравилось подобное ощущение, и хотелось верить, что сегодняшнее интервью станет именно таким, еще одним в череде лучших.
- Конечно, Карстен, Вы можете называть меня именно так, - не уверена, что хотела бы услышать "мисс Венстра" из его уст. К тому же, чисто психологически, комфортнее с теми, к кому ты можешь обращаться по имени - да-да, та самая пресловутая степень доверия. Усаживаюсь на свое место, повернувшись в сторону собеседника. - И не могу не согласиться с Вами по поводу честности и Вашего обещания. Оно, кстати, было весьма неожиданным для меня. Как к этому отнеслись Ваши коллеги по группе? И почему Вы не взяли их с собой? Это было бы еще интереснее, Вам не кажется? - всегда любопытно наблюдать, как раскрываются в подобной беседе участники одного коллектива. Конечно, при условии, что отношения в коллективе хорошие - не люблю доводить людей до скандалов, это совершенно не мой профиль, не горю желанием составить конкуренцию бульварным газетенкам. Мне не остается ничего иного, как принять предложенные им правила игры. - Я появилась на свет и выросла в Амстердаме, там же, собственно, и прошла большая часть моей жизни, в том числе и творческой. Самым популярным в те времена способом встретиться с друзьями из других стран были рок-фестивали, Вы не можете этого не помнить, - улыбаюсь, вспоминая, как замечательно и просто все тогда было, правда, тогда всем хотелось повзрослеть поскорее, и всем это удалось, и теперь мы оглядываемся назад, жалея, что это случилось так быстро. - Так что мы с Вами встречались не раз и не два, и постоянно в разных местах. А тут я уже второй год. Хоть и доводится путешествовать, привозя с собой массу интересных историй, все же здорово, когда есть, куда вернуться, не согласны? Не по этой ли самой причине Вы и приобрели дом тут, в Сакраменто? Кстати, почему именно Сакраменто? Часто возникает желание вернуться в родной Штутгарт? - удивительно даже для меня, но с ним поразительно легко быть настоящей, не рассказывая всего, говорить многое, хоть я и ощущаю сейчас себя на месте интервьюируемого, что для меня, признаться, несколько непривычно. Беседа строится сама, поэтому мне приходится отодвинуть на время все запланированные вопросы, и единственное, что меня беспокоит, так это хватит ли нам времени на все, что хотелось бы обсудить. Ловлю себя на мысли, что мне нравится его слушать, нравится, как он говорит, и что хотелось бы сохранить все это на страницах журнала, чтобы каждый, кто прочитает интервью, мог почувствовать себя здесь, с нами, сидящим на диване чуть поодаль и слушающим непринужденную беседу двоих людей.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I'll speak from my heart (c)