В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Gangster's friday


Gangster's friday

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

Участники: Агата и Сонни
Место: Новое обиталище Сонни
Время: 5 сентября
Время суток: Вечер-ночь
О флештайме: Он нашёл квартиру... с тех пор ты его не видела

0

2

Существование стало напоминать один долгий день с перерывами на сон - даже толком и без обеда, который и на войне по расписанию, обедать, да и ужинать, и завтракать, приходилось чаще всего на ходу. Их с Агатой приключения в Детройте, помимо двух новых отверстий в его организме, привели к тому, что Тарантино лишилась хреновой тучи финансовых средств, и хотя при Сонни она об этом не особенно распространялась, даже у него хватило ума понять... Только понимать было мало, необходимо было восполнить потери - что он и пытался сделать, хотя бы частично, используя все способы, который мог для этого найти. К тому же, квартира, которую он снял, тоже съела некоторую часть денег. Со всеми размышлениями о том, как заняться будущим жильём наиболее грамотно, в итоге Пульс всё равно занял первую же свободную квартиру - она ненамного отличалась от той, где он жил вместе с Агатой, не первой свежести, но на это было плевать по большому счёту: он сразу знал, что будет приходить сюда только для того, чтобы спать. И не был уверен в том, сколько это будет продолжаться... столько, сколько понадобится. Он собирался выложиться настолько, насколько вообще мог. И в ящике комода теперь лежало две пачки наличности - одна, аккуратно сложенная и перетянутая резинкой, полученная ещё за Цезаря, оставалась почти нетронутой; другая, растрёпанная, разношёрстная и помятая, становилась больше день ото дня. Но Сонни оставался не особенно доволен собой... Наверное, в Нью-Йорке он сумел бы заработать вдвое больше и вдвое быстрее, даже в одиночку, даже с одной перевязанной рукой. Впрочем, и на своей "исторической родине" ему понадобилось бы время, чтобы присмотреться к территории, где он собрался действовать, и найти возможность зарабатывать сравнительно честными путями. Так что дни были муторными и суматошными, одновременно - похожими один на другой, но давало возможность отточить навык: хапнуть больше, вкладывая меньше. Сонни вёл дела в одиночку. Деньги нужны были быстро, а привлечение команды, да и совместные действия тоже, занимают времени больше - это инвестиции куда более долгосрочные... которые он и планировать-то не умел как следует. Зато придумал, как можно заработать здесь и сейчас, меньше, но чаще. Не нарушая закон, или делая это не настолько явно... но для этого двигаться приходилось постоянно. Это было необходимо для того, чтобы быть в правильном месте в правильное время. Соответствие места и времени - вот вообще главный ключ к успеху в их деле...
Потому деятельности Сонни разворачивалась в пределах пары кварталов неподалёку от типографии. Грубо говоря, одной станции метро и того, что было неподалёку от неё. Предварительно закупившись проездными билетами, рано утром Пульс спускался в подземку и продавал их по завышенной цене тем, кто не желал стоять в очередях, потом - ненадолго приходил на типографию, чтобы уладить дела там, затем в кинотеатре торгового центра начинались сеансы, и Сонни выкупал места, чтобы перепродать билеты, там же, не отходя от кассы. Потом, ближе к обеденному перерыву, в букмекерскую контору стягивались работяги... здесь Сонни придумал заработок на грани фола, делая несколько ставок, на всех лошадей, и перепродавая билеты уже по ходу самого забега, когда ставок больше не делается - с учётом коэффициентов, разумеется; было рискованно, но такая торговля пошла на удивление бойко, особенно когда завсегдатаи начали узнавать его в лицо, а Пульс начал потихоньку разбираться в лошадях и тамошних людях. Делая несколько заездов, Сонни уходил, чтобы помочь на складе или выполнить ещё какую-нибудь работу, если таковая имелась, а затем - снова спускался в метро, чтобы заработать на уезжавших с работы домой гражданах. Позже - снова кинотеатр, где вечером начинали хорошо идти места для поцелуев - потому можно было смело выкупать последние ряды на что-нибудь романтическое, немилосердно поднимая цену - какому парню не захочется быть щедрым героем?..
Жаль только, что самому героем для своей девушки быть за всеми этими пробежками оказалось попросту некогда. Стыдно сказать, но некогда особенно было даже скучать... всё это выматывало. Для того, чтобы просто жить, расплачиваясь за квартиру, Сонни вполне хватило бы и чего-то одного из этих трёх небольших подработок - остальное время можно было бы или радоваться жизни, или тратить эту жизнь на что-нибудь, что может принести куда больший доход в будущем. Такой доход, чтобы квартира могла стать собственностью...

Последний сеанс, на который Пульс обилетил несколько парочек, был на половине пути к своему завершению, а Сонни здоровой рукой повернул ключ в замке, входя в квартиру... почувствовав, что он не один. Почувствовав - носом, уловив запах духов, даже раньше, чем увидел Агатины туфли рядом со своими кроссовками. Это и остановило руку, потянувшуюся уже к пистолету...
- Агата? - Сонни вошёл в комнату. Усталая улыбка как-то сама собой полезла на лицо... не способная скрыть того факта, что он не знает, что сказать ей. Та неделя, которую они не видели друг друга, для него пролетела очень быстро; но сейчас казалось, что прошло очень много времени. Сопоставимо с годом... - Здравствуй... - он шагнул навстречу.

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-09-07 15:35:21)

+1

3

Внешний вид

Детройт с его дождями и свистящими пулями остался позади. Вот только последствия проведенных там двух недель приходилось расхлебывать. И не скажу, что за это время мне удалось что-то сделать, нет, наоборот, все только начиналось, - с каждым днем обнажался подводным камень, несущий "Лучианно Босси" потери. Но прежде чем заняться магазинами, по приезду в Сакраменто, я с Сонни продлили себе "отпуск".
Ранами на его плече занялась Линда, к которой мы сразу же и отправились. А после того как итальянца заштопали, поехали на квартиру на Линкольн. Дома, а именно Аарону и Дектеру я не сообщила о своем приезде, делая вид, что до сих пор нахожусь в другом городе. Хотя, признаться, скучала по ним, но Пульсоне я тоже была нужна. Когда, спустя три дня, мужчина нашел себе жилье, на этой приятной ноте мы расстались, погружаясь в будничные дела. Аарона надо было готовить к школе, чем мы с Декстером в последние дни лета и занялись, объезжая детские магазины и закупая тетради, письменные принадлежности, рюкзак, который сын умудрился порвать месяц назад, игра с собакой, новую одежду, потому что из старой мелкий вырос и вскоре, как смеялся Кортес, его уже будет нельзя называть "мелким".
Аарона мы с отцом благополучно сдали в школу и первые дни он вел себя спокойно, так как успел соскучиться по одноклассникам, затем же мне пришлось снова уехать. Небольшая двухдневная командировка в Лос-Анджелес, где находился головной офис "Лучиано Босси" и где меня ждал Стефано.
Дела в фирме шли плохо: крeдит, который мы взяли в банке, шел на оплату за ремонтеры, строительные и транспортные услуги того здания в Детройте, от которого ничего не осталось. Да, сооружения не было, но счета, выставленные вначале весны за его обустройство у нас накопились, в итоге получалось, что мы оплачивали то, чего уже не было и не будет. Зашла речь о продаже территории, и узнав за какие копейки ее выкупают, впору было хвататься за голову. Вот юристы и занялись подготовкой документов для продажи участка, а так же попытками найти того, кто заплатит больше, но похоже о местной банде были в курсе все, кроме нас, и выгодных предложений не поступало. Ситуация складывалась таким образом, что тот доход, на который мы рассчитывали уже в конце года, не увидим никогда. Временно ситуация застопорилась, у меня появились лишние пару дней, которые я проводила с сыном. Несколько раз за это время созвонилась с Сантино, понимая, что у того едва хватает времени на то, чтоб пообедать.
В конечном счете, через неделю, мне все это надоело и я, сообщив Декстеру, что у меня сегодня дела и меня не будет до завтрашнего дня, попрощалась с мужчинами, поехала в сторону дома Пульсоне. В его квартире я не была ни разу, но как-то на складе, он передал мне ключи от своей обители, сообщив при этом адрес. Не знаю что он вкладывал в эту передачу ключей, быть может хотел, чтобы мы жили вместе? Или это всего лишь жест того, что я могу прийти в любое время. Но, к сожалению, с первым, да и со вторым, были проблемы. Сонни до сих пор не знал о том, что я живу не одна, а с ребенком и его отцом. Собственно, итальянец даже не особо интересовался где я проживаю, поэтому меня не сильно толкало все ему рассказать. Хотя когда-нибудь придется, ведь пошел уже второй месяц наших отношений, где со своей стороны я удачно отмалчивалась. Но если взять какую-нибудь горькую телевизионную историю о том, как некий женатый мужчина годами водил за нос благочестивую девушку, то на его фоне я еще ничего так выгляжу.
Ладно, об этом потом, в который раз я отложила возникший вопрос в ящик, проникая, но проникают воры, а значит просто входя, в квартиру Пульсоне.
По помещению сразу было понятно, что сюда въехали недавно, не успев обжить. В гостиной, что открывалась сразу, стоял диван, столик, большой шкаф и... и впрочем все. В спальне было еще скуднее: одна кровать в центре комнаты. Из этих голых стен и пустых комнат выделяли ванная и кухня, в которых действительно была мебель, пусть и дешевая. Походив по квартире мне казалось, что мои шаги сопровождает легкое эхо пустого и тоскливого помещения.
Я взглянула на часы, что тонким и аккуратным ремнем обхватывали мое тонкое запястье. Признаться, думала, что приду в квартиру уже когда Сонни будет дома, но получается, я еще и сюрприз ему устрою? Надо бы воспользоваться этим шансом...
Когда время перевалило за десять вечера, до уха донеслось как шуршит дверной замок. Я сидела на диване, подогнув ноги и из-за отсутствия телевизора - ящика, который бы меня развлекал, рылась в телефоне. Когда в дверном проеме появился Сантино, то подскочила на ноги, замирая у дивана.
- Здравствуй... - произносит он, двигаясь ко мне. В ответ я ласково и тепло улыбнулась, смотря на него, ища в нем то, что могло измениться. Но нет, Сонни был все тем же, только усталым. Выдержав еще несколько секунд, я подлетела к итальянцу и обняла его за шею со всей крепостью своей испанской натуры.

+1

4

"Отпуск"... нет, неправильно будет сказать, чтобы Сонни было неприятно проводить это время с Агатой вместе, даже и только с одной работавшей как надо рукой, но всё-таки - по одной причине эти три дня ему давались нелегко: Пульс понимал, что у Тарантино проблемы из-за того, что происходило в Детройте, и одновременно - осознавал, что полную картину этих самых проблем он и не представляет, зная лишь, что они касаются финансов... что в этом было тяжёлого для Сонни лично? Ему попросту тяжело сидеть на месте, наслаждаясь своим положением больного, когда у Агаты всё было настолько плохо - даже хуже, чем ему, как он сам считал: раны-то быстрее заживут, чем она сможет вернуть свою компанию обратно на рельсы. Если сможет. И последнее, что ей нужно в данный момент - это подранок, трескавший обезболивающие таблетки пачками и в любую секунду готовый начать истекать кровью... И чем лучше становилось состояние Сонни - тем сильнее он рвался помочь ей. Но... при этом сообщать ей о своих намерениях прямо не торопился. Из скромности, наверное. Или просто хотел удивить чем-нибудь, по-настоящему - не как с цветами, и не как с браслетом, который она кинула тогда в грязь перед трейлером. Погеройствовать. Да, вот такое верное есть слово - Пульс хотел быть героем для своей женщины. Как будто того, что он сделал, было недостаточно...
Но, как бы там ни было, измотанный, небритый, не совсем ещё уверенно двигавший правой рукой, сейчас Сонни был не особенно-то похож на героя. Со стороны всё выглядело совсем не так... со стороны всё выглядело так, как было по фактам - они не виделись друг с другом нормально целую неделю, или даже больше; учитывая, что это с тех пор, как он нашёл себе жильё, так всё и вовсе можно было расценить, как попытку бросить Агату вот так. Тем более, что он и действительно не знал, где она ещё живёт, кроме Линкольн, потому что она не давала ему проводить себя до своего настоящего - или как правильно назвать? - дома. Может быть, потому что с родителями жила, а для знакомства было рановато, кто знает, не столь важно сейчас. Сонни не выглядел уверенным в себе. Он вполне допускал, что Тарантино залепит ему оплеуху или наорёт за то, что так долго не появлялся.
Но она улыбнулась в ответ, кажется, её даже смешила его опаска. И затем... подбежала, миновав диванчик, и обняла его со всей силы, так, что даже простреленное плечо вдруг отозвалось резкой болью, заставив Пульса поморщиться и приглушенно, но недовольно заурчать, осторожно высвобождая руку и обнимая Агату в ответ. Из кармана на пол выпали проездные карточки метрополитена, рассыпавшись во все стороны, но Сонни не обратил на это внимание - ещё будет время объясниться за всё... а сейчас вообще говорить не хотелось - вместо слов, он награждал Агату сочными и жадными поцелуями, в висок, щёку, шею, ушко, пытаясь нащупать её губы; ласкал её волосы, пропуская пальцы здоровой руки сквозь них, а больной - всё прижимал и прижимал её ближе к себе, просто наслаждаясь этой близостью объятий. Словно они всё ещё ехали в том поезде, или сидели в той квартире на Линкольн, разминувшись лишь ненадолго... но уже успели соскучиться, настолько, что даже запах Агаты вызывал желание обнять её, и не отпускать больше никогда. Сонни даже про куртку свою забыл, в которой так и вошёл в гостиную, скинув только ботинки - а в другом кармане гремела мелочь и звучно шуршали мятые купюры... Сонни целовал её, пока губы не начали неметь; только тогда остановился, пытаясь перевести дух, и произнёс:
- Ты кушать будешь? - попытка поухаживать, проявить гостеприимство, которого она не видела, пока сидела здесь... сколько, кстати? Но которая изначально была так себе. - Только у меня и из еды нет почти ничего... Макароны могу сварить... - Сонни даже почти не ел здесь - обычно свободного времени дома хватало как раз на то, чтобы прийти, раздеться, плюхнуться на кровать и уснуть - душ, бритьё, всё это происходило уже с утра, вернее даже - почти с ночи... он вставал в последнюю неделю так рано, как и те люди, которых он презирал ранее. Даже раньше них. Чтобы обогнать их в метро... в первый вечер он перед уходом домой зашёл в магазин, но купил не очень много. И ещё меньшее количество - употребил... и покупки были самыми простыми. Порой и в тюрьме разнообразия в рационе было больше, чем у него сейчас. - Хочешь? - он предложил, но выпускать её из объятий явно не собирался, даже невзирая за затекающую уже руку; просто смотрел в глаза Агаты, словно пытаясь найти там что-то... и извиниться за то, что его не было рядом так долго. Потому он и дал ей ключи - Сонни не мог быть с ней рядом, хотя и действовал в последнее время только в её интересах, и только для неё. И с мыслями о ней тоже... Впрочем, он от складов и оружейного бизнеса зависим был тоже - если у Агаты всё развалится, он-то что будет есть?
- Или закажем чего-нибудь... - вот она, ирония судьбы: ему первый раз выпала возможность угостить Агату чем-нибудь, а у него в холодильнике хоть шаром покати... можно чуть ли вообще не отключить за ненадобностью.

+1

5

Только когда Сонни ответил на мои объятия, поначалу чуть отшатнувшись из-за моего напора, я поняла как сильно скучала по нему, как не хватало его, ведь за каких-то две недели, слишком насыщенные и проблемные, он стал для меня действительно близок. Он стал человеком, которого я хотела видеть постоянно, меня затягивало в его ауру. Не помню, что когда-либо еще переживала такие эмоции, не считая юности, той поры, когда спешишь на свидание, считаешь минуты до встречи, пытаешься сосредоточиться на деле, но не можешь. Сейчас мне двадцать семь, конечно, восприятие поменялось, какие-то чувства удавалось контролировать, не выдавать внешне, настраиваться на рабочий лад, но все равно в груди щемило что-то. Когда я была в Лос-Анджелесе, в сотни километров от него, я действительно тосковала. Может на меня так сказывались проблемы в бизнесе, мне требовалась поддержка и когда-то обнаружив ее в Пульсоне, больше не могла без защиты, без чувства защищенности.
Обнимая его я поняла насколько скучала, насколько устала...
Подставляю свое лицо под его поцелуи, жмурюсь, когда губы касаются моих глаз или бровей, тихо улыбаюсь и не отпускаю его от себя. Мужчина целует меня пылко и жадно, я не успеваю отвечать, только сжимая пальцы его руки в своей ладони, но он должен чувствовать мое желание находиться в этой комнате с ним.
- Нет, макароны не хочу - признаюсь в ответ на его предложение. Голодной я не была, поэтому могла избирательно подойти к выбору блюда на поздний ужин. Но не стоит забывать, что сам хозяин квартиры (пусть и съемной) точно остался сегодня без обеда, да и без ужина. Его стоит попробовать накормить.
- Или закажем чего-нибудь...
- Закажем - киваю охотно я - Я недавно наткнулась на сайт с греческой кухни. Хотя скорее всего это псевдогреческая, но блюда были вкусными и чем-то новым - собственно, заказывала я на этом сайте для Аарона, когда мы устроили дома встречу его друзей, так сказать, небольшая вечеринка для орущих детей в знак начала года. Устроить праздник было идеей Декстера, который хотел, чтобы сложившееся о нашей семье мнение в кругах школы изменилось. Да заодно и с родителями он познакомился, произведя на них впечатление, так как у меня, после того как друг Аарона, Джейми с его мамой переехали, не получалось сдружиться не с кем из мамаш.
- Там есть и мясное что-то, но особенно вкусные морепродукты. Пробовал когда-нибудь каракатицу? Ну такая с щупальцами - я сложила две руки, изображая шевелящимися пальцами эти самые щупальца морской твари.
- Можно сказать, это будет торжество по случаю новоселья? - на которое меня, впрочем, не приглашали. Сантино явно не собирался праздновать тот факт, что он обрел какое-никакое, а жилье, хоть и временное, хоть и захудалое, но это были стены, это была крыша над головой, и сюда можно было приходить и уходить когда захочешь. А когда-нибудь потом уже Сонни замахнется и на собственную жилплощадь, я в это верила.
- Я тут для тебя припасла. Это вообще-то к твоему прошедшему дню рождению. Правда прошлом много времени... - но когда я увидела эту вещь в одном из магазинов Лос-Анджелеса, то тут же вспомнила о Сонни, и пройти мимо не смогла.
Заинтриговав его, я обошла диван, где за его боком был спрятан бумажный большой пакет с ярким логотипом одной из торговой марки.
- Это тебе. Взамен того испорченного - сам пакет был увесистый, ведь внутри него находился кожаный длинный плащ, почти такой же, в каком Сонни ловил пули на складе, но только новый, без потертостей и дырок.
- Только давай его ты также не будешь портить - тонко намекнула я на тот факт, что не хочу больше видеть своего мужчину раненным. Он ведь и на сегодняшний день до конца не восстановился.
Передав пакет из рук в руки, следом я сладко поцеловала итальянца, в довесок к полученному подарку, только ведь и это еще не все, что я заготовила.
- И как тебе тут живется? - хотелось знать чуть больше, чем "сойдет" или "нормально". Ведь как можно было заметить, в жизни Пульсоне все сильно поменялось начиная местом для сна и заканчивая работой.

+1

6

Макароны - еда и действительно совсем не праздничная; но в принципе, из всего того, что у Сонни вообще тут было, лучше, чем макароны по-флотски, пожалуй, предложить даже было нечего. Агата ведь помнила, что сразу увидела, когда впервые вошла в место, которое Пульс окрестил местом своего жительства? Бутылку виски. Так вот сейчас в квартире самым крепким напитком было молоко в холодильнике, если оно вообще ещё считалось напитком, а не прокисло, конечно - Сонни не считал, что при таком темпе жизни, какой он поймал за эту неделю, алкоголь ему будет таким уж хорошим помощником. Он не расслабит ни мозг, ни тело действеннее, чем обыкновенный контакт спины, затылка и задницы с чем-нибудь мягким, да и сну вряд ли поспособствует - отрубало его и без того настолько быстро, что Пульс волновался, не вздумает ли уснуть при Тате прямо сейчас, как тогда в поезде - там-то хотя бы было хорошее оправдание...
- Греческой?..
- оказывается, и такая бывает - сейчас у Сонни, который был знаком преимущественно с кухней итальянской, а ещё с фастфудом, ну и фальшивой азиатской немного, в голове повернулось нечто новое; как-то он и не задумывался раньше, что у греков вообще бывает своя кухня... но тем интереснее было. Правда, с сайтами было туго - компьютера, как и телевизора, тут не было, а на телефоне без Агаты интернет настроить нормально у него не получилось - Пульс сбил какие-то настройки, плюнул и в сеть заходил параллельно с выдачей билетов в торговом центре... Но это ведь не проблема? Хоть один-то из них в прошлом веке не застрял. - Такая, на осьминожку похожая? - улыбнувшись, Сонни попытался повторить жест Агаты, сложив "щупальца" у рта, только пальцы правой руки шевелились с заметной неохотой. - А их тоже едят? Не пробовал... таракана только пробовал. - сырого. Даже более чем сырого - живого, которого ещё и поймал на бегу (а куда и откуда насекомая тварь бежала, Сонни и по сей день старается особенно не размышлять)... ну да чего не сделаешь, на спор, если тебе всего десять лет, и развлечений вокруг ненамного больше, чем вот было сейчас? - Зря я это сказал, пожалуй. Забудь, забудь. - засмеялся Сонни, замахав здоровой рукой. Тараканов, или кого там, короедов, что ли, тоже вроде кто-то ест, если правильно приготовил; значит, и каракатица пойдёт. - Ну... почему нет? - согласно кивнул Пульс. Он ей отдал ключи, сказав, что будет рад видеть её в любое время - это недостаточно считать приглашением? И опять же, кого ему приглашать сюда, кроме неё, не "коллег"-охранников же с типографии? Руди и Форд - и те теперь мертвы. Да и некогда ему особенно праздновать. Даже наедине с собой... так что не нужно было никаких приглашений - у Агаты было нечто более материальное и полезное: ключи. И вот что... всё-таки, можно было бы и выпить немного по этому поводу. Вино греки всё ещё делают? Вроде это у них неплохо получалось раньше. Когда-то очень уж давно... Это сейчас только шубы там остались. Надо бы купить Агате шубу, потому что её дальнейший поступок тянет никак не меньше, чем на одну хотя бы.
- Милая... Не стоило же так... - и в такое время. Сонни вообще ничего дельного давно уже не дарили - а что можно в тюрьме подарить - свежий порножурнал, новую заточку? А Агата восполнила ему ту потерю, которую он в ближайшем будущем возместить и не надеялся, при том-то, что сама была на мели. Правда, и намекать ей об этом не стоило лишний раз. Невежливо. - Ни в коем случае, буду его беречь... Обещаю. Спасибо... - ему нравился предыдущий плащ; этот сразу по нескольким причинам нравился даже больше. Сонни всё-таки нашёл силы в посиневших от напряжения губах, чтобы слиться с Татой в сладком поцелуе, отблагодарив её за подарок как подобает, снова на несколько секунд увлекая её ближе к себе, мягко обхватив ладонью затылок.
- Да как сказать... я же здесь даже не бываю почти. - Пульс повёл здоровым плечом, словно бы извиняясь. Поспать только приходил. И то - не каждую ночь, если уж быть окончательно честным: при их роде занятий, при дневном свете можно сделать далеко не все дела. Да и видно, что жильё Сонни не особенно старательно "обживал", оно попросту не успевало им пропитаться, он не оставлял в квартире своих следов, чего нельзя было сказать даже про ту раскладушку, которую он пролежал чуть ли не насквозь... Вот в торговом центре и букмекерской конторе таких "следов" он достаточно наоставлял, каждая собака в лицо знала уже.
- Я... в общем, вот... - Сонни, наконец-то, сбросил с себя куртку, скинув её прямо на диван попутно, направляясь к комоду и выдвигая верхний ящик. И сгрёб в охапку обе пачки денег - и разглаженную, и мятую тоже, вместе с горстью мелочи, которая лежала там же, и всё это выложил в ладони Агаты. На завтрашние заработки ему хватит и того, что осталось в кармане куртки - должно хватить, "наивестировал" он достаточно. - Часть от гонорара за Цезаря, часть я заработал сам. Я знаю, что дела у тебя сейчас идут туго... вложи это в фирму. Я через неделю подкину ещё... - он осторожно сжимает ладони Агаты. Обратно Сонни их не примет, не для этого вкалывал целую неделю, как проклятый...

+1

7

- Такая, на осьминожку похожая? - я охотно кивнула и засмеялась, когда Сонни изобразил осьминога. Честно, но понятия не имею чем отличается каракатица от осьминога, я вообще не была сильна в познании мира подводного. Наверное, размерами, но учитывая, что сейчас мы говорили о кухне, то самое важное, что все это было съедобным о очень лакомым. У меня даже аппетит взыгрался от представлений! А то, что итальянец не скривился при упоминании щупальцев, говорит о том, что есть это чудо морское будет он вместе со мной. И, да, ко всей этой трапезе, не плохо было бы выпить; я вот грезила о белом вине, кое не пила уже давно, так как не было времени, да и нужен был трезвый ум все эти дни. Но теперь то можно было расслабиться! Надеюсь, что Пульсоне составит мне компанию в этом, и не будет думать о том, что завтра ему надо куда-нибудь бежать, лететь, нестись, работать. Нет. Завтра выходные, на которые намереваюсь похитить своего мужчину.
- А их тоже едят? Не пробовал... таракана только пробовал.
- Какого таракана? - удивилась я, первым делом представляя сначала своего ежика по имени Таракан, затем, тут же пришла более здравая мысль, что это насекомое Сонни мог есть в Таиланде или во Вьетнаме или... ну где там тараканы считаются деликатесами? О том, что жук еще был живой прежде чем попасть в рот мужчины я не подумала и слава богам...
- Зря я это сказал, пожалуй. Забудь, забудь. - а вот после этих слов уже подумала, начиная представлять где же Сантино так плохо кормили. Неужели в тюрьме? Или его экс-невеста была тем еще кулинаром? Хочется вериться, что в дальнейшем, с моих шедевров, Пульсоне не станет есть всякую ползающую дрянь.
- Ну... почему нет?
- Потому что ты должен был позвать меня раньше - возразила я, отвечая на встречный вопрос Сонни. Была ли обида? Пожалуй только самая-самая кроха, ведь умом я понимала, что все это время мужчина не по пабам, да стритиз-барам бегал, а работал, оправдывая свое проживание в этой квартире и находясь в моей команде. Да вот только недополученное внимание за это время (хотя у меня и самой его не было) давило легкой ревностью. Впрочем, сейчас настроение это ни коем образом не портило, наоборот, придавало страсти и желания пуститься в бесконечные поцелуи.
Подаренный плащ, по всей вероятности, мужчине понравился. Мне тоже он нравился как выглядел на манекене, а на Сонни, я уверена, будет в сто крат лучше! А учитывая, что скоро приближение зимы, то итальянцу будет в чем спрятаться от холода. Конечно, в Калифорнии нет тех морозов, как в Нью-Йорке, от куда прибыл Пульсоне, но привыкая, что 9 месяцев в год стоит 25-30 градусов жары, к понижению до 10 начинаешь относится с недовольством.
- Почему не стоило? На день рождение принято дарить подарки... хоть и с опозданием - пожала я плечами, словно извиняясь за то, что подарок дошел до именинника запоздало. Человеком я была не жадным, и делать подарки в виде приятных мелочей очень любила. Правда, такие "сувениры" приятней всего закупать в других странах, находясь в отпуске, тогда появляется даже некий азарт, но и пройтись по антикварным лавкам или по магазинчику виниловых пластинок, я любила. Только вот задаривать особо было некого, в итоге, под прицел попадал Аарон, перепадало и Кортесу, но я боялась, что мое внимание он поймет как желание сблизиться, так что к выбору презента относилась осторожно. Каждый раз из поездке привозила и что-нибудь для Гвидо (не скажу, в принципе, что поездки были частыми), жаль, что в последнее время я его не вижу по объяснимым причинам.
- Да как сказать... я же здесь даже не бываю почти.
- Только береги себя - не нужно геройствовать и работать 25 часов в сутки, быстрые деньги часто также быстро и уходят, хотя далее Сонни продемонстрировал мне обратное, открывая ящик комода и вручая две пачки купюр.
- Оу - удивилась я даже замешкавшись - Ну все, могу идти? - шучу, держа в руках деньги и кивая на дверь. Нет, но правда, ситуация воспринялась мной, будто я пришла в гости именно за "гонораром".
- Спасибо - киваю я, хотя ведь Сантино не за благодарность вливается в "Лучиано Босси", его поступления над будет провести по умному, чтобы мужчина не был альтруистом, а являлся партнером, займодателем, в дальнейшем поимев процент со своего вложения.
- Может вернемся к каракатицам? - засмеялась я, доставая телефон, где несколько минут назад лазила по сайту с доставкой еды. Когда мы с Сантино выбрали деликатес по душе и сделали заказ, у нас имелось еще пол часа до прибытия разносчика еды.

+1

8

Не привёл Господь побывать в Тайланде или Вьетнаме за несколько лет службы - да и когда удавалось побывать за границей в военной форме, было особенно не до того, чтобы местную кухню распробовать, кормили их на базе, продуктами вполне обычными для американских граждан, доставляемых на кухню с родины - чтобы вояки не отвыкали, наверное, или соблазнов было меньше... Не суть - важно, что каракатица эта, как и осьминог, как и креветка, с которыми обоими она имела нечто общее, существом было морским; и этим уже подкупала - море Сонни любил. Наверное, неправильным он был каким-то итальянцем, видимо, в родословную каким-то образом скандинавы затесались, потомки викингов, которые среди морпехов были персонажами одними из самых почитаемых - поскольку они как раз были идейными наследниками этих воинов: принцип тот же, приплываем водой, воюем и жгём на земле... А потом уплываем.
Позвать раньше? Лицо Сонни вытянулось в безмолвном удивлении - это когда раньше, он и так ключи ей дал, как только смог... Да неважно - он дал ей ключи; что уже означало, что всё, что его - теперь и её тоже, чего же ещё она хотела? Он не был бы против того, чтобы она осталась и насовсем в этой квартире, но хорошо понимал, что была бы Тата к такому повороту готова - ему вообще жильё не пришлось бы искать, она его и на Линкольн прописала бы. Но знали они друг друга слишком мало, наверное... всё ещё слишком мало.
- Ну извини. - только и нашёлся, что ответить Сонни, припомнив одну старую истину - если не знаешь, что сказать женщине, на всякий случай - извинись. Хотя обижен больше был он сам - всё-таки тоже не баклуши бил всё это время... ну не то, чтобы выматывался, как шахтёр в забое, не дай бог, конечно, но не бездельничал же. Да и Агата ведь на месте всё это время не сидела, правильно? Послал бы он эти ключи по почте - быстрее бы точно не стало... в общем, глупо было мусолить эту тему - в недополученном внимании не было виноватых, и ту пустоту, которая образовалась за пару недель, очень глупо было заполнять ссорами - энергию стоило бы направить совсем в другое русло. Сонни провёл ладонью по мягким волосам Агаты, наслаждаясь этим ощущением - чувствительность у пальцев всё ещё была понижена немного. Мелочь - это магнитик на холодильник, или брелок, или ещё какой-нибудь сувенир подобного рода; бутылка пива, наконец, а Тарантино купила ему хорошую дорогую и полезную вещь. И красивую. А самое главное - такую, какую он любил... и было очень приятно. Но эта расточительность в данной ситуации была не очень уместна, на его взгляд - ну с опозданием и с опозданием, не умер бы, если бы ещё чуть-чуть подождал; а дела могли бы наладиться - так ведь у них и бывает, то спад, то подъём... и нельзя сказать, чтобы он сам был на подъёме сейчас - тяжеловато всё же было переть в гору, но и настолько фартить вечно тоже не могло. Нужно было крупное дело. Ну или два. Вот это их с Агатой проблемы бы могло решить...
- Куда идти?.. - оторопел Сонни, с усталости не сразу даже "врубившись" в шутку, и даже сделал шаг, закрывая от Агаты входную дверь спиной. Уже знал, что Тарантино не нравилось, когда разговор заходил о денежных вопросах, что ей было не по душе, что между ними возникают финансовые отношения помимо отношений человеческих, но иначе-то как? Он делил с ней всем. И деньги тоже часть всего. Ему было даже неважно, как она их проведёт, главное было - помочь ей. А значит, и себе самому. В то, что Агата его кинет, он ни на секунду не верил - даже и мыслей таких не возникало. И дело было не в том, как его называть и скреплять документами эти отношения или не скреплять... просто ей он верил больше, чем любому документу.
- Давай закажем вина? - на новоселье было не очень похоже, на день рождения - и того меньше, но тем не менее, почему-то Сонни чувствовал, что у них есть, что отпраздновать. Какой-то безымянный такой праздник, не обязанный быть громким. Прискорбно, конечно, их встречи стали такими редкими, что превратились в повод для праздника, но... если не вспоминать об этом, просто зарывшись носом в волосы Агаты, лазившей в телефоне, становилось гораздо легче. Не надо праздников... просто едим и пьём.
- У меня ещё есть кое-что... - вдруг улыбнулся Сонни, вспомнив что-то, затем встал и отошёл к шкафу. - Я тут вчера ребятам с одним делом помогал... вот что перепало. - массивные двери шкафа открылись, демонстрируя Агате... поцарапанный, побитый, кое-где и с насквозь пробитой обшивкой, игровой автомат-видеоигру с двумя торчавшими на проводах макетами пистолетов (один из которых и на пистолет-то похож уже не был, почти полностю лишённый обшивки). Только экран, как ни удивительно, оставался целым. И предлагал поиграть в нечто под названием Silent Hill: The Arcade. - Получилось его починить. Японский, по-моему.... - Пульс припёр его домой, только и сам похоже не очень понял - зачем; но не маркированный автомат идеально входил в массивный шкаф - ну он и решил его туда запихнуть... не без посторонней помощи, конечно, но не в том суть, откуда он это припёр и кто ему помогал... -

+1

9

Обычно на новоселье именно приглашают, а не приходиться самой являться в квартиру и проводить минуты в ее изучении, - в этом отсутствии приглашения и крылась моя обида. Но недолго, мы сменили тему, начав выбирать блюда на ужин и дозаказав три бутылки вина. Пожалуй, с тремя мы явно перегнули, потому как распив их на двоих можно достигнуть кондиции нестояния, хотя у нас впереди еще выходные, которые я намеревалась провести в компании Сантино.
- У меня ещё есть кое-что... - при этом Сонни направился к шкафу, от чего мое любопытство с каждым его шагом просто зашкаливало.
- Я тут вчера ребятам с одним делом помогал... вот что перепало. - мужчина открывает двери шкафа и я поднимаюсь с дивана, чтобы лучше увидеть то, что скрывалось все это время у меня буквально под носом. Хотя привычки рыться по чужим вещам у меня не наблюдалось, поэтому мысли о том, чтобы в ожидании Пульсоне полазить по всем полкам, у меня не возникало. Но это не значит, что если я заподозрю его в чем-нибудь, то не прибегну к этому методу, коим пользуются ревнивые жены, проверяя мобильник мужа или нюхая его рубашку, пока тот ушел принимать душ.
- Получилось его починить. Японский, по-моему... - моему взору представился большой автомат, с нависающим козырьком, на котором висели лохмотья для создания атмосферы ужаса. По бокам автомат был расписан зеленой краской с изображением монстра, вылезающего из тумана, но кое-где краска уже треснула и обвалилась, поэтому распознать картинку было трудно, мне помогло знание того, что знаменитую игрушку Сайлент Хилл я знала. Аарон в нее, конечно, не играл, говорит, что не интересно, хотя на самом деле видно, что боится таких хороров.
- Вау! Круто же! - меня захватил восторг. Не помню, когда последний раз играла в таким автоматы, опять же с сыном, но он стрелял из пистолета по желтым уткам, что тут и там появлялись в окошках зданий и за определенное время надо было подстрелить как можно больше пташек. Да, хорошо, что не людей... Мне же в этом процессе отводилась роль зрителя и кошелька, потому как "мам, время заканчивается, вставь еще жетонов" и повинуясь просьбам сына, я покупала еще монетки, чтобы опустить их в щель и продлить радость юнца.
- Даже спрашивать не буду как тебе удалось затащить его в квартиру. Давай играть! - воодушевилась я, подскакивая к машине и вынимая из кобуры пристегнутый шнуром автомат. Прежде чем начать игру я, аля заядлый геймер, закатала рукава кофты и пару раз нажала на курок. Того эффекта, который сопровождает, когда стреляешь из настоящего пистолета, естественно, не последовало. Знаете, это было даже странно, ведь такие как мы в своей ладони чаще сжимают боевое оружие, нежели муляж...
Нас, как детей, захлестнул азарт. Мы стреляли, дергались, когда на весь экран вставал монстр, что замахивался лапой, поначалу много умирали, пытаясь справиться с управлением, но в этой игре все было куда проще: нажав на кнопку "старт" персонаж воскресал и игра начиналась с того же места, где он погиб, - в этом была своеобразная ирония. Но в эти моменты я не думала ни о чем, кроме как дойти до конца уровня.
Наверное, Аарон бы от удовольствия пищал при виде этого автомата, хотя в наше время и маленькая приставка, подсоединенная к телевизору, способна воссоздать такое, только заранее купи пару пистолетов под нее или руль, если желаешь сыграть в симулятор вождения.
От игры я раздухарилась так, что проснулось желание сходить в тир и пострелять, но не сегодня. После несчастного случая, когда я потеряла зрение, то довольно часто ходила стрелять, чтобы привыкнуть к тому, что мир в моих глазах чуть изменился, чтобы просто настреляться, как говориться.
За всем этим я не заметила как пролетели пол часа, обещанное время за которое должны были доставить заказ, и даже больше того, - прошло 45 минут прежде чем раздался звонок в дверь, что отвлек нас от активного нажатия на курок.
- Ладно, иди открывай, сделаем паузу - улыбнулась я Сантино, отправляя того оплачивать счет, а сама тем временем закрыла шкаф и принялась готовить столик для того, чтобы расположить на нем еду. Я принесла с кухни тарелки и два бокала, стоявшие рядом со стаканами, что оставил хозяин этой квартиры.
- Подожди, подожди - Сонни возвращался в комнату, а я не успевала закончить приготовление, в том числе и сюрприз, - еще один подарок - Черт, ну ладно, входи - я сидела на корточках возле дивана, копошась за его спинкой, тем самым скрывая происходящее там.
Сделав вздох, я вытащила по полу то, что все это время прятала там: старый, антикварный советский патефон для проигрывания пластинок. Я предполагала, что у итальянца в квартире когда-нибудь появиться телевизор, может и музыкальный центр, но граммофон никогда. В этом устройстве была история, был свой шарм, страсть. У меня дома стоит старенький граммофон с огромной трубой, который я таскала за собой еще со времен приезда в Нью-Йорк и имелась внушительная коллекция пластинок. Сейчас в наше время на пластинках можно было даже найти современные композиции, но все равно многие отдают предпочтение дискам, а еще большее количество людей, так и вовсе мобильным телефонам и мп3 плеерам.
Я осторожно поставила пластинку и опустила иглу на нее. Поднялась на ноги, когда заиграла вступительная мелодия и нежно улыбнулась мужчине. Догадываюсь, что "белого" танца у него не было очень давно. Плавно подходя к Сантино, соблюдая ритм испанской песни, я положила руки ему на плечи, продолжая танец под красивую мелодию, которой хотелось подпевать. Песня так и называлась - бабочка...

песня =*

+1

10

Затащить в квартиру, с полутора руками, это действительно было целым приключением - и отдельный разговор о том, как его пришлось везти в несчастном БМВ через полгорода, и как его туда запихивали, боясь, что он развалится прямо в процессе - кое-что, впрочем, и действительно отвалилось, но на работоспособность и так раскуроченного автомата это влияло лишь косвенно. Поиграть толком, правда, времени так и не было - поковырявшись вчера с игрушкой полчаса и запустив её, чтобы удостовериться, что что-то у него сделать с ней всё-таки получилось, выключил её - и пошёл спать, так и не разобравшись как следует, что именно он притащил домой - понял, что это какой-то ужастик, и что из этих пистолетов надо и убивать тех непонятных ужастиков, которые на тебя упорно лезут, и не жалеть бесконечных патронов - в общем, для него это так и выглядело; если перед тем, как его посадили, он и видел где-то словосочетание Silent Hill, в то время только набирающее популярность, то за пятнадцать лет о такой мелочи довольно легко забыл; это же не таракана сожрать... ценность автомата для него была даже не в том, что нужно было стрелять, а в том, что достался он на халяву - увидев, что ребята несколько отбраковали сразу, Сонни спросил разрешения забрать домой один из них; этот - оказался просто самым целым.
- Давай! - подхватил Сонни. - Какой ствол выбираешь - разобранный или тот, который не пристёгивается? - а прямо на полу валяется, но зато целый. В отличие от кнопок, которые как будто кто-то грыз... Прелесть этих муляжей ещё и в том, что стрелять получается даже из "разобранного" пистолета, оставшегося без затвора практически, так, что видны внутренности - да и ручка держится на соплях, скоро, наверное, отвалится, вообще останется одна изнанка от джойстика... Пульс держал его в левой руке, чтобы не напрягать правую - с почти невесомым, по сравнению с реальным оружием, муляжом было управляться куда легче. Больной же рукой можно было обнимать Агату, и поддразнивать её иногда, когда бесконечная стрельба сменялась коротким роликом, и можно было размять уставшую кисть... главная прелесть игры была в том, что играли они вдвоём - если бы он играл один, даже вполовину не было бы так интересно, несмотря даже на то, что история, раскрывающаяся от одной сотни убитых существ к другой, была довольно занятной, и хотелось узнать развязку... - Сходим в настоящий тир как-нибудь? - с настоящим оружием, впрочем, управляться было всё-таки интереснее... Наверное, тир - странное место для свидания, но всё-таки эта игра навеяла Сонни желание как-нибудь посоревноваться с Агатой на стрельбище, с настоящим оружием. Когда у него обе руки будут работать как следует... - Блин, на самом интересном месте... - как раз в очередной раз прозвучал гудок старого парохода, возвестив о том, что у студентов, из глаз которых они видели игровой мир, начнётся очередная порция проблем... и почти тут же - звонок в дверь, возвестивший о том, что проблемы свои вымышленные герои сегодня уже не решат, а в следующий раз - придётся начинать их целиком заново.
- Что ты там затеяла? - заинтересованно улыбнулся Сонни, внося полученные от доставщика пакеты в комнату. И чуть было не выронил их из рук, когда Агата продемонстрировала ему, что принесла в квартиру, пока его не было дома... видимо, судьба у квартиры такая - появляют здесь неординарные вещи. В отличие от автомата, правда, патефон был хоть и стареньким, но в отличном состоянии. - Сумасшедшая... - это же антиквариат! Стоит, наверное, больше, чем Сонни своими потугами смог заработать за всю неделю... ну, правда, разве можно так его баловать?.. Вечер начинал превращаться, может, не в пир во время чумы, но... что-то близкое к танцам на развалинах. Пульс хотел было подойти ближе, чтобы посмотреть на свой подарок внимательнее, но Агата, запустив музыку, сама поднялась к нему навстречу, начав пританцовывать - чем заставила его заранее заткнуться, и начать суматошно вспоминать, что и как в таких случаях делается. Он не то, что белый танец, а вообще не танцевал очень давно... под испанский мотив - и тем более. Помощь в этих воспоминаниях он искал, глядя в глаза Агаты, пока она подходила к нему всё ближе, пытаясь поймать ритм... когда-то он не так уж плохо танцевал, хоть и под другую музыку. Правда, по возрасту он был ближе скорее к тем колледжным ребятам из видеоигры, чем даже к Агате, и не практиковался с тех пор. Потому не был уверен, что не отдавит ей ноги случайно. Выбора, правда, уже не было, даже если бы он пожелал бы отступить - её руки коснулись его плеч. Оставалось только положить ладони на её талию, надеясь, что тело всё само подскажет, как и пятнадцать-шестнадцать лет назад.
Двигаться в паре всегда сложнее, чем в одиночку; а отличие испанских, или там латинских танцев, видимо, в том, что обжимания в прямом виде устроить не получится - не выходит быть максимально близким к партнёру постоянно, в отличие от тех же школьных медляков с минимумом фантазии... тем не менее, потому-то они и считаются символом страсти. И аппетит приходил во время еды, чем больше возрастало сексуальное желание Сонни - тем, как ни парадоксально, у него лучше получалось двигаться; а чем дальше они заходили в своей импровизации - тем сильнее росло и возбуждение. Так они и двигали друг друга... пока песня не закончилась.

+1

11

Как я уже говорила, я любила делать подарки. Может это был мой способ оказать внимание, желание порадовать человека, остаться в его памяти. Ведь очень много вещей, что нас окружают имеют свою историю, своих людей, память. Да что там говорить, я жила в доме, который был пропитан духом другого человека, его аурой, атмосферой. Нравилось ли мне это? Иногда чужое прошлое давило, но если абстрагироваться, включить в себе археолога или историка, что пытается познать неизведанное, то получается увлекательно. Так вот и квартиру Сантино я хотела заполнить вещами, к которым было приятно прикоснуться. Конечно, не спорю, к дорогой плазме или джакузи тоже приятно прикоснуться... Но патефон или кожаный плащ не нанес удара по моему кошельку, эти бы несколько сотен не спасли мое положение или положение фирмы. Кстати на сегодняшний момент "Лучиано Босси" еще не скатились так низко, еще была надежда, да и Стефано обещал, что все уладит, а что касается юридических вопросов, то тут я доверяла ему полностью, ибо сама была далека от этого. Знания, впрочем, какие-то имелись, но на уровне пары книжек по правоведению.
Какого-то таланта в танце от Пульсоне я не требовала, просто прижималась к нему, обнимала за шею, наслаждалась его близостью, запахом, прикосновениями, да и просто музыкой. И даже за эти три минуты, что длилась песня, итальянец не отдавил мне ноги! Я поцеловала кротко его в шею, поднимая голову. В квартире снова застыла тишина, но не давящая и неловкая, а расслабляющая и предвкушающая.
- У тебя получается - похвалила я мужчину прежде чем разорвать объятия и перекинуть свое внимание на еду. - Открой вино, у тебя штопор есть? - наверно есть, не к пустым же стенам Сонни переехал сюда, например, посуда была явно не его, если бы была его, то никаких бокалов или маленьких ложек тут обнаружено не было. Шучу, конечно, но ведь Сантино и сам не станет отрицать, что поесть он легко способен из сковородки и без приборов.
Блюдо из каракатицы, заправленное томатном соусом и кусочками плавленного сыра было разделено по две тарелки, кроме этого имелась и закуска в виде салата из тертого огурца со сметаной и какой-то приправой, что отдавала перчинкой. Пахло вкусно, мой аппетит, что спал, проснулся.
- Вкусно - сообщила я, не дождавшись итальянца за столом и первой запуская вилку в свою тарелку. Когда подошел Сонни, то наполнил наши бокалы белым вином, присоединяясь к ужину, быстро разложенном на журнальном столике. Из-за того, что сам столик был невысокий, я уселась прямо на пол, игнорируя диван, получалось наподобие японской традиции, только куда вальяжнее и удобнее.
- Скушай его, смотри как он смотрит на тебя влюбленным взглядом! - нацепив на вилку масенького кальмарчика или осьминога или каракатицу, я поднесла его ко рту Пульсоне. А когда мужчина справился с этим, подсела ближе, облокачиваясь на одну руку и целуя итальянца в губы.
- Я тебе уже говорила, что завтра и послезавтра у тебя выходной? - произнесла я шепотом, стараясь не разорвать поцелуй. И пускай в кинотеатре на уикенд идет самый пик за билеты, и в эти два дня Сонни мог бы подняться, я знала, что у него, у нас впереди еще ни одни дни, ни одна неделя.

+1

12

Деньги - это всегда проблема. Либо их нет, и это проблема; либо они есть - и это тоже проблема. Либо их слишком много, и это становится проблемой тоже, особенно у таких людей, как они с Агатой... но сотню превратить в несколько сотен бывает довольно непросто, если у тебя изначально ничего нет. Или почти ничего. Пистолет задачу зачастую облегчает, но с тем же успехом может сделать её тяжелее - применение оружие вообще из тех вещей, которая граничит с искусством. Но, если бы это помогло Агате и её (вернее, их - так правильнее будет говорить) фриме, Сонни использовал бы его, не задумываясь. Как и в том случае, если бы это могло спасти типографию, или даже эту квартиру... или квартиру, в которой они лечили его рану неделю назад. Или то место, где Агата жила, когда не жила на Линкольн - Пульс уже понял, что это скорее похоже на временное убежище. Или даже тот трейлер... Можно не приобретать ничего нового; но тогда хотя бы нужно сохранять за собой то, что уже имеется.
- Я старался... а в будущем научишь ещё лучше. - шепчет на ухо. И правда старался; более того - ему даже понравилось двигаться таким образом, немного неожиданно даже для себя самого; видимо, прочувствовал настроение - если не самого танца, то Агаты уж точно. Она выглядела счастливой, и ему только это уже было приятно... и хотелось бы надеяться, что ощущает испанка себя так же, как выглядит. - Понятия не имею. Пойду поищу... - усмехнулся Сонни. Признавал, что для человека, который уже неделю живёт здесь, знал он квартиру и то, что в ней есть, слишком плохо, но раньше ему просто не нужны были ни штопор, ни ложки, ни даже сковородки - потому и в голову не особенно пришло что-либо тут проверять. У него и ощущения не было, что он заселился сюда. До сегодняшнего вечера... когда пришла Агата и нашла в его кухне посуду, даже расставив её по столу, пока он расплачивался.
Кальмары и прочие морские жителей, после увиденных на экране шкафного жителя существ, воспринимались как-то... иначе. Для Пульсоне, по крайней мере; Агата, кажется, такой аналогии не провела... хотя аппетита это не портило, Сонни всё-таки был достаточно взрослым, чтобы не смешивать то, что происходит на экране, с реальной жизнью. Но недостаточно, чтобы перестать баловаться с едой...
- Смотри, оно шевелится! - Пульс слегка подтолкнул столик ногой, заставив содержимое тарелки всколыхнуться немного. Маленькая месть за то, что его из кухни не дождалась с вином, усевшись кушать в одиночку. А то ишь, вкусно ей без него есть!.. Зато идея усесться на пол ему понравилась, и Сонни тут же устроился рядом с ней, сложив ноги по-турецки, и сосредоточенно вворачивая в бутылку найденный-таки на кухне штопор. Затем, вытащив пробку, наполнил бокалы. И послушно потянулся за каракатицей, которую Агата безжалостно насадила на вилку, начав её пережёвывать... и правда, было вкусно - хотя и несколько специфично, Пульс давно отвык от подобных деликатесов, если вообще можно считать, что он когда-то был к ним "привычен" - и сейчас фантазия и вовсе оскудела до макарон. Закусить морскую жительницу поцелуем с Агатой было ещё приятнее... он, правда, действительно чуть не укусил её от неожиданности, когда она сообщила о том, что его радужные планы на заработок в выходные дни накрылся (а перспективы были очень заманчивыми), но не стал возражать, полагая, что у Тарантино есть какой-то план поинтереснее - в котором требуется его участие. - Не говорила... а это так? - шёпотом переспрашивает он, точно так же пытаясь не разрывать поцелуя, напротив даже, углубить его, прижимая Агату ещё ближе к себе и мягко щекоча её спину прикосновением, приподняв край её чёрной кофты. Он не рассчитывал на выходной. Не отрицал, впрочем, что ему он не помешает. А что ещё не помешает - так это перестать играть с Татой в прядки, и попытаться заработать что-нибудь вместе, а не по отдельности; и если он может только билеты в кино продавать посменно, или тому подобную глупость, то вот у неё есть возможность устроить что-нибудь более глобальное и прибыльное... пока ещё есть. Пока она не слишком увлеклась с подарками для него... Воздух закончился, вместе с этим и поцелуй пришлось прервать; Сонни приобнял Агату, на несколько секунд заглядевшись на стол, на котором выстроились принесённые курьером блюда греческой кухни.
- Как вообще дела? - вдруг запоздало спрашивает. По сути... он ведь понятия не имел, что Агата делала эти две недели, редко пересекаясь на складе в последнее время, они толком и говорить не успевали (к тому же, и перед остальными она немного стеснялась их с Сонни отношений, насколько он успел заметить). Да и вообще... он мало что знал о её жизни. Куда она пропадает, что делает, когда пропадает, даже почему и зачем живёт на две квартиры. И что с ушами и... глазом тоже - что у неё случилось, он до сих пор только понаслышке знал, от других людей. Признаться, хотелось знать больше, но и спрашивать напрямую было как-то неправильно - о таких вещах не очень-то принято спрашивать, кто хочет - рассказывает сам... Она не очень многим с ним делилась.

+1

13

- Не говорила... а это так? - не знаю ждал ли от меня Сантино каких-то грандиозных планов на выходные, ведь их не было вовсе, просто побыть вместе, не говорить ни о деньгах, ни о работе, ни о "Лучианно Босси". Все это можно было провернуть и в его квартире или в квартире на Линкольн, хотя я была не прочь разнообразить уикенд не только сидением дома, а чем-нибудь полезным и приятным. И нет, я сейчас не о сексе говорю, хотя не без этого...
- Это тебе не придется вставать с рассветом и приходить затемно - поясняю, когда поцелуй окончился и мы удобней расположились на полу. Можно было бы далее завредничать, встать в позу и заявить "у тебя что, есть другие планы?!", но я знала что есть, и за этим пришла сюда, чтобы их нарушить, чтобы внести в будни Сонни что-то свежее, резвое, как внезапный порыв ветра.
- Как вообще дела?
- Хорошо - пожимаю плечами, отвечая довольно сдержанно, как до этого на мой вопрос о делах ответил и сам мужчина. Впрочем, в его вопросе я не разглядела его масштабного интереса, не поняла, что именно он хотел знать. Да и мало что я могла рассказать в данной ситуации, потому что про сына и Декстера разговор не заведешь, а все, что касалось остального... - В Лос-Анджелес ездила неделю назад, на встречу со Стефано - про младшего Риккарди мужчина знал, вернее точно знал его имя и то, что у мужчины находится большая часть акций фирмы.
Пластинка тем временем играла песни дальше, крутясь острой иглой по поверхности. Это были в основном испанские песни или в исполненные латинских звезд, звучные и жгучие, страстные...
И с каждой новой мелодией в бутылке становилось меньше вина, а после первой уже закончились и каракатицы, которыми можно было закусывать вливаемый алкоголь и как-то еще балансировать на грани опьянения. Вино в голову ударило мне спустя час, еще небольшого промежутка времени начали всплывать гениальные, как мне казалось идеи, воплотить которые я желала немедля, при том считая, что Пульсоне будет ос мной солидарен. Хотя итальянец и сам был уже не трезв.
- Поехали на яхту! - предложила я, пока еще останавливаясь от идеи взять и поплыть ночью в открытое море. Впрочем, чтобы нам выйти в море для начала надо преодолеть реку, а я сомневалась, что на пьяную голову у нас получится это сделать с безопасностью для всех. Можно, наверное, похвалить себя, что охмелела я еще не настолько сильно, чтобы настоять на том, чтобы поднять якорь яхты с алыми парусами.

+1

14

Сонни усменулся, согласно кивнув. Выходной... кто бы ещё отказался, из тех, кто это делает, перестать просыпаться ни свет, ни заря, и домой приходить уже в темноте - Пульс вполне готов был бы это сделать, но только при том условии, что Агата будет рядом, что "выходные" эти они проведут рядом - иначе и смысла бездельничать нету никакого, лучше уж двигаться в сторону выхода из кризиса - пусть и со своей скоростью и мятыми деньгами, но двигаться куда-то... Возможностей, в принципе, вообще не так уж много. Он был за любое "свежее", что Агата принесёт в его будни, ну или он принесёт сам, чтобы поделиться с ней, как вот этим вот тяжёлым автоматом, который трудно было внести в квартиру, и выносить тоже, кстати, будет нелегко - в жилой квартире для него какое-то не очень хорошее место, а в шкафу должна быть одежда, а не игрушки. С другой стороны - никому он не мешает. Пока.
Да не было у него никаких планов. Вернее, был, но только один - скучный и сокращающий жизнь даже сильнее, чем рабочий день. И выматывающий ещё сильнее...
- Так вот ты куда пропала... - понимающе кивнул Сонни. Он её... потерял на этой неделе. Было не так страшно, как в том сне, но всё равно - было неприятно. Потому что непонятно. Неизвестность - она хуже всего, даже хуже пули в ключице, там хотя бы понятно, что идёт кровь и есть рана, и даже почувствовать кусочек металла было можно, шевельнув рукой... Агата только что поставила ещё одну точку над "i", чем, правда, напомнила о том гадостном ощущении. Но вслух он про это не сказал, только обнял её покрепче, протянув бокал вина и слегка обласкав пальчики её руки, благо, тонкая ножка бокала это позволяла. - За тебя... - улыбнулся, коснувшись краем своего бокала о край её.
Под ритмы испанских песен, которые были понятны Агате, но которых не понимал Сонни, вино пошло особенно легко и приятно. Это не виски, вино, тем более белое, пьянило не настолько сильно, и вкусом можно было наслаждаться ещё долго, даже когда закончились закуски и пошла вторая бутылка, опьянение не смогло полностью усыпить вкусовые рецепторы - тогда как если бы пили что-то тяжёлое, то скорее всего, им уже вполне хватило бы... для того, чтобы выходной завтра напоминал больничный в первой половине дня. Прохладный напиток подчинял их медленно и постепенно... или может быть, Агата его так пьянила? Ну, ей он хотя бы не очень-то стремился сопротивляться, тогда как с вином всё-таки старался немного бороться, чтобы не превратиться полностью в его раба на ближайшие часы. И если уж ему предложили бы выбор - лучше быть с испанкой, чем с бутылкой... потому он начал подпускать Агату в эту борьбу - на закуску целуя её, когда кальмары кончились; во вред это было или на пользу - вопрос открытый, но это было приятно - значит, хорошо.
- Поехали! - согласился Сонни, но не торопясь подниматься с пола - просто оценив идею пока что. У Таты блестели глаза... и кажется, он отражение своё мог найти в её слегка расширенных зрачках. Даже попытался, встав на четвереньки, подползя ближе к ней, вплотную, коснувшись её лба своим... отражения не увидел - только странные искры и световые блики, поверх расплывшейся темноты, где раньше было её лицо; и Сонни прикрыл на несколько секунд глаза, позволив темноте проникнуть и в голову в поисках здравого смысла. На улице ведь тоже было темно сейчас... - Обними меня... - попросил вдруг, улыбнувшись, но не меняя своего положения. - Обними и поедем... - не потому, что он боялся, что под тяжестью выпитого алкоголя уже не встанет, или что не встанет она - не так уже много они выпили... и кое-что даже оставалось ещё, что следовало бы забрать с собой. Потому, что вдвоём просто легче - всё легче, ходить, пить, говорить, работать... и отдыхать тоже. Скользнув рукаи по её спине, Пульс прижался к ней, впившись поцелуем в губы, слегка нависнув над ней - и придерживая, словно они продолжали танцевать, хотя пластинка уже закончилась и патефон вращал её впустую, ожидая, пока кончится завод.
- Спасибо... - шепчет он сквозь поцелуй, перед тем, как прервать его и начать принимать вертикальное положение. Спасибо за подарки, спасибо за вино и выходной... он не знал, как ещё мог отблагодарить, но чувствуя, что просто "спасибо" - это тоже слишком мало за всё. - Чур я поведу... и поедем на моей машине... Ладно? - БМВ просто разбить не настолько жалко, как Чероки, а следовательно, не настолько страшно за руль садиться пьяным. И кстати, другая опасность - если, не дай бог, остановят, опять же будет лучше ему схлопотать штраф, нежели ей... Сонни приподнял её на руки, но пронёс недалеко, посадив попой на тумбочку в коридоре, чтобы помочь надеть туфли - вернее, надеть их на Агату самостоятельно. И пощекотать правую пятку в процессе...
- Вот... готово. Вставай... - обувшись, Сонни толкнул входную дверь, подал Агате руку, а когда она спрыгнула с тумбочки - то вырубил свет в коридоре, и вывел из квартиры, захлопнув дверь, оставив пластинку тихо шуршать, вращаясь в тишине. Пульс не отпускал ладонь Агаты до тех пор, пока не закрыл за ней автомобильную дверь. Затем обошёл автомобиль и сел на место водителя.
- Пристегнись...

:)

+1

15

Есть такие моменты, когда сколько бы ни выпил, не пьянеешь. Так вот, сейчас точно не та ситуация, ибо алкоголь прекрасно усваивался в моей крови, повышая градус, расширяя сосуды. Легкое головокружение, никаких забот, иллюзия отсутствия проблем, а если проблемы и были, то иллюзия, что они незначительны и не стоят того, чтобы о них тревожиться. Да, пожалуй мой девиз не только в пьяном состоянии, но и в трезвом можно назвать как "Я не хочу об этом сегодня думать, я подумаю об этом завтра", но когда я под действием хорошего вина, мое кредо усиливается. Пожалуй, я готова была рискнуть отправиться встречать рассвет, отключить телефон, чтоб никто не доставал и попытаться забыться. Только хмель со временем проходит и пока я еще помнила, что на утро я протрезвею, а значит далеко убегать не стоит - тяжело будет возвращаться.
- Поехали! - но прежде чем убежать, Сонни подползает ко мне ближе, заставляя чуть податься назад, чтоб соприкосновение лбами было мягким. Я смотрю в его глаза, но лицо расплывается. Осторожно вдыхаю аромат, в большей степени который насыщен вином и сигаретами.
- Обними меня... - повинуясь желанию итальянца, поднимая руку, скользя по его плечу выше, к затылку. Пальцы зарываются в его короткие волосы, но приятные на ощупь. Затем поднимаю и вторую руку, следуя тому же маршруту но по параллели, по другому плечу. И встреча эти двух маршрутов оказывается в крепком объятии за шею. Я прижимала мужчину к себе, как дети обнимают свою самую любимую игрушку, которую они мысленно одушевили, которую любят и без которой страшно уснуть. Страшно, потому что ночью темно и только этот мишка или мышка или кот спасет их от монстров под кроватью. Как знать, может моя аналогия и не так бредова, может Сантино действительно был тем, кто спасет меня от монстров... внутренних или тех уродов, что встречаются в реальной жизни. Одновременно с тем как я искала спасения рядом с ним, я и боялась, что однажды это все разобьется как стекло, в которое бросили камень. Потому что всегда разбивается. Потому что со временем наступает момент, когда перестаешь верить. Я боюсь испортить все своим панцирем.
- Да, пойдем - киваю - Хорошо, веди. Думаешь ты трезвее меня? - хихикнула я, хотя понимала, что не в этом кроется главная суть. Только если уж предстоит встреча с копами, то за вождение в пьяном виде дают неплохой штраф, а учитывая судимость Сонни... уж лучше вовсе попытаться скрыться, эм... нет, дурная идея затевать погоню с фараонами.
Прихватив еще одну бутылку вина и свою сумку, мы прошли в коридор, где я, ощущая себя настоящей принцессой наблюдала, оперевшись руками как Пульсоне заботливо и аккуратно одевает на мои ноги туфли.
- Вот... готово. Вставай... - вместо спасибо я коснулась губами его подбородка, так как до щеки не дотянулась, вернее боялась свалиться если буду принимать попытки привстать на носочки.
Спустившись к машине я села на переднее сиденье покорно ожидая водителя.
- Пристегнись...
- Не гони - мягко, без страха в голове попросила я, хотя против скорости ничего не имела и готова была посоревноваться с ветром. И я почему то вспомнила старый французский фильм, что в свое время был очень популярен, да и сейчас тоже про таксиста. Он так и назывался "такси", так вот водитель прежде чем включить свой турбо ускоритель, способный разогнать машину до 200 с лишним км в час тоже просил своих опаздывающих пассажиров пристегнуться.
Я щелкнула ремнем в замке и мы выехали с места. В это время дороги были практически пусты. Многие сигналы светофора сменили свой свет на мигающий желтый, поэтому ехать можно было без остановки. Мы проезжали вдоль набережной, где представилась прекрасная возможность полюбоваться как на водной глади отражаются огни небоскребов и фонарей, ровно стоящих в ряд. Я открыла окно БМВ на максимум, расстегнула ремень и высунулась навстречу сильному потоку воздуха. От ветра закрывались глаза и я позволила себе такую слабость ,как ненадолго прикрыть их, ощущая на своих щеках скорость и чувствуя как с каждым метром все сильнее путаются мои волосы.
- Вау - с восторгом выдохнув, я плюхнулась обратно на свое место широко улыбаясь Сонни, что сцепил пальцы вокруг руля.
По мере того как мы подъезжали к порту все четче ощущался воздух, наполненный влагой. Не соленый, нет, пахло свежестью и... рыбой.
Оставив машину на стоянке, мы двинулись вдоль стоящих яхт, катеров и небольших рыболовецких суденышек. Моя яхта со свернутыми парусами на фоне остальных посудин не выделялась, гораздо красивей она на воде, когда распустит свои алые паруса словно птица крылья. Но пока что выправлять паруса я не планировала, да и лодка на моторе может идти.
Пройдя на палубу яхты, я вставила ключи в замок, чтобы можно было включить свет в каюте, но находиться пока что там не желала, выбираясь на палубу на тот диванчик, что мы когда-то делили с Пульсоне, когда между нами еще были сугубо деловые отношения, граничившие на грани негативных.
Следующее что я сделала, после того как заняла место, это снова сбросила туфли, чтобы избежать маленьких дырочек на покрытии пола.
- Наверно здесь будет хорошо спаться - сделала я предположение, и в такт волн закачалась в стороны, поясняя почему сделала такой вывод: это легкое покачивание могло убаюкать.

+2

16

- Не думаю. Я знаю. - самодовольно усмехнулся Сонни, приподняв голову. И в этом тоже дело - штраф, по крайней мере, дело не смертельное, а вот разбиться вполне можно и так хорошо, что пуля в плече совсем ерундой покажется. Можно, конечно, и поспорить с этим, и даже соревнования провести, в кого больше войдёт и меньше выйдет, если просто параметров роста и веса будет недостаточно, но - это сделать лучше на яхте, чем перед поездкой... И тот факт, что за руль сядет тот, кто лишь чуть-чуть трезвее, ситуацию делает ненамного надёжнее - если вспомнить ещё и о том, что рука у него работает не особенно-то хорошо (о чём сам Сонни, кстати, благополучно забыл). А никакой турбины в довольно неплохо знакомой Агате машине, естественно, не было - учитывая их состояние, скорее к счастью, чем к сожалению. Впрочем, скорость автомобиль мог развить всё-таки вполне приличную.
- Постараюсь... - усмехнулся Сонни, заводя мотор. Разгоняться до предела, в принципе, даже особой нужды не было - скорость щекочет нервы, бесспорно, но - что ещё интересного в ней, что такого красивого? На скорости не будет видно ночного города, Сакраменто, да и любой другой населённый пункт, превратится просто в размазанные огни, как тюбик одной краски, случайно полностью выдавленный на палитру. Не видно будет реки, и звёзд на ночном небе, которые отражаются в водной глади; даже нельзя будет почувствовать те запахи, которые ударили сейчас Агате в нос, не будут так явны - Сонни за рулём, в принципе, мало что чувствовал...
- Куда ты полезла?.. - повернув голову на секунду, Пульс протянул руку, ухватив Агату за ремень - поначалу даже испугавшись за неё, возьмёт вот и вывалится наружу? На твёрдый асфальт, на ходу... Но потом расслабился, улыбнувшись, и вернулся к дороге взглядом, пока сам не поспособствовал этому, нечаянно вильнув или затормозив, только руку так и оставил вытянутой, страхуя её вместо ремня. И газу прибавил, чтобы волосы Агаты сильнее растрепались, развелись по ветру, как чёрный пиратский флаг... Может, на яхту стоит водрузить такой? Чтобы была точная копия Агаты, красное с чёрным...
- Нравится?.. - улыбнулся, когда она забралась обратно внутрь, и приобнял, заставив прижаться ближе - чтобы и он мог почувствовать ту свежесть, коснувшись губами слегка спутанных волос, пропитанных ночной свежестью. - Давай купим мотоцикл... умеешь ездить на нём? - предложил он, проведя аналогию с ветром в лицо. Когда-то, не так даже давно, он сам катался на нём, ощущая движение воздуха навстречу перекошенной от злости рожу, и в окна автомобильные тоже лазил, только с другой стороны - но зато тоже к ней... не к ночи будет помянуто, конечно. - А я тебя научу... - пообещал. Когда-нибудь он купит ей мотоцикл... хотелось бы понадеяться, что он вообще доживёт до того момента, когда будет способен на такие подарки. Сейчас, к сожалению, мог только научить... ну или разогнаться посильнее, уже перестав бояться чего-либо, потому что это был последний прямой участок набережной, где это можно было сделать - в порту уже не погонять, там придётся включить своего внутреннего ювелира, а то можно и в воду сигануть ненароком...
Припарковавшись и заглушив мотор, Сонни забрал бутылку и вышел из автомобиля вслед за Агатой. Ночной речной порт выглядел даже как-то немного жутко - как в лесу, наверное: мачты были, как стволы деревьев, и слегка покачивались на ветру, вместе с кораблями, на которые были установлены, и свёрнутые паруса были словно их кроны, только белого - преимущественно - цвета; и всё это освещалось луной... Подстраховав Агату на трапе, Пульс поднялся на борт. И поставил бутылку на столик в капитанской рубке, куда они вошли...
- Как можно спать сейчас? Посмотри, какие звёзды! - искренне удивился Сонни, показав на смотровое стекло. Что в Сакраменто ему нравилось - так что на небо можно было смотреть без поддержки небоскрёбов, и оно почти всегда было чистым, по крайней мере, этим летом, которое он здесь провёл... Посмотрев на действия Агаты, он тоже скинул ботинки; правда, не для того, чтобы дырок не наделать - если бы было возможно, целую борозду в её полу оставил бы сейчас, когда попытался потащить к выходу диванчик, вместе с расположившейся на нём Татой - но нет, он, естественно, был прикручен к полу, а сорвать крепление дурной силы у Сонни не хватило. Поэтому он изменил тактику - взяв бутылку и вручив её Агате, он, осторожно взяв её за плечи, переместил на пол... в положение лёжа - и поволок по полу, наружу, на палубу, как намеревался тащить только что диван. - Осторожно, сейчас будет порог, не ударься... - а у порога, притормозив и переместив её, чтобы не приложилась копчиком, развернулся - взяв уже за ноги; и поволок себе дальше, в темноте всматриваясь в блеск её глаз. Яхта действительно плясала немного, добавляя ему ещё проблем с удержанием равновесия, но, в принципе, это было ещё вполне терпимо. Не знал он, как спаться будет в таком состоянии - морскую болезнь недаром называют морской, что на кораблях из-за качки тошнит, а особенно - пьяных; но его-то, которого учили, что он должен был проводить на судне половину своей жизни, и который неоднократно на кораблях и пил тоже, это совершенно не пугало.
- Не потеряла ещё бутылку? Дай... - Сонни осторожно опустил правую ногу Агаты, чтобы освободить руку для бутылки. А другую ногу так и продолжал держать зачем-то на весу, обхватив за щиколотку.

+1

17

Мне нравилось чувствовать скорость, адреналин, задерживать дыхания, наблюдая как мелькают фонарные столбы и редкие скамеечки. В моих волосах застревал ветер, путая пряди между собой, размашисто и резко он заплетал косы, а в них кусочки от опавших листьев, пух, не так как это делают матери, конечно...
- Давай купим мотоцикл... умеешь ездить на нём?
- Неа, не умею - да и страсти по двухколесному транспорту у меня не было, я отдавала предпочтение комфорту, к тому же на автомобиле скорость можно было развить тоже неплохую. Сегодня это Сонни на своем стареньком БМВ мне и продемонстрировал, хотя я знала, что это еще не предел.
Когда мы въехали на территорию порта, Пульс понизил передачу, чтобы можно было лавировать между стоящими ящиками и грузоподъемными кранами. Ночью территория порта освещалась плохо, несколько висящих ламп и здания склада, пару фонарей вдоль береговой линии, и вся эта обстановка напоминала недавнюю игру, в которую мы рубили с Сонни на игровом автомате. Стоило давно уже перегнать от сюда яхту в какой-нибудь клуб, там и присмотр есть, и охрана. А здесь же бросают свои якоре либо зачахлые суденышки, либо те, у кого не хватает средств платить клубные взносы, - такие как я. Смешно, пожалуй, если у человека имеется двухпалубное судно с алыми парусами, то и деньги на ее содержания по логике иметься тоже должны. На зиму так точно придется куда-нибудь убрать яхту, иначе холодные ветра и дожди ее погубят.
Сна, несмотря на то, что время близилось к двум часам, у меня было ни в одном глазу. И предположение Пульсоне о том, что я собиралась на боковую, было неверным. Но ведь когда-нибудь нам нужно будет отправиться в кровать, и я предвкушала, что это будет сладкий сон, учитывая какая была бурная неделя...
И прежде чем спуститься на каюту вниз, Сонни вытворил то, что я первые несколько секунд пыталась осмыслить, ища продолжения. Но нет, итальянец просто решил меня вытащить, видимо побоясь, что взяв на руки, упадет вместе со мной.
- Сонни, что ты делаешь? - проявила я интерес к его странным действиям. Перед дверью он и вовсе взял меня за ноги, продолжая вытаскивать на палубу.
- Не потеряла ещё бутылку? Дай...
- Эм... на - озадачено ответила я, протягивая бутылку вина. Пора было освобождаться и я уперлась свободной ногой в бедро Сонни, вытягивая вторую ногу, что он держал в руке. После чего поднялась, не забыв пошлепать себя по попе, в надежде стряхнуть грязь, которую я насобирала. И уже следующим моим шагом было желание столкнуть Сантино за борт.
Дав ему время набраться храбрости, точнее градуса, я проследила за тем куда он ставит бутылку, и подошла к нему ближе.
- Ну что, это все внимание, которое ты мне можешь уделить? - знаете, за неделю разлуки было даже толику грустно, что мой мужчина не желал восполнить этот пробел. Неужели ему надолго хватило приключения в поезде? Или ночью его досуг скрашивала бабочка?
Я запустила руки к его брюкам, настойчиво и прямолинейно начиная их расстегивать. Справившись с пуговицей и молнией, опустилась на колени, чтобы было удобней стянуть штаны. Не знаю было ли сейчас холодно Сонни, а может он об этом совершенно не думал, но дальнейшие мои действия явно заставят его протрезветь. Ситуация складывалась довольно компрометирующе и эротично, но о продолжении Пульсу пришлось забыть, потому как резко встав на босые ноги, я толкнула итальянца в грудь. Учитывая, что он был пьян, вестибулярный аппарат и без того страдал, а тут еще и расслабляющий момент в виде стянутых штанов, выкинуть Сонни за бор было довольно легко.
Раздались громкие брызги - встреча мужчины с водой. И только после того как он вынырнул, фыркая носом, можно было громко расхохотаться, одновременно злорадствуя. Наверняка этот прыжок и прохладная ночная вода быстро отрезвили Пульсоне.
- Ну ты как? Хорошо тебе? - продолжала смеяться я.

+1

18

Понять бы самому, что он делал... а впрочем, так ли уж и всегда в жизни нужен какой-то смысл? Они были вместе, рядом, впервые за долгую и муторную для них обоих - но и по отдельности - неделю, они были уже пьяные, и могли, по хорошему счёту, вообще делать всё, что в голову придёт - и да, Сонни не хотелось бы закончить вечер сейчас, на то моменте, когда Агату сморит от усталости; потому что собственной, благодаря ей, и тому впечатлению, которое она ему подарила сегодня своим вниманием - и подарками, конечно, тоже... и предвкушением выходных, которые можно будет провести вдвоём, когда у них ещё больше будет времени для двоих.
- Вытаскиваю тебя на палубу... - улыбнулся Пульс, давая Агате самый точный и бессмысленный ответ - он хотел, чтобы она увидела звёзды, ему скучно было в рубке, там было всё каким-то... обыкновенным. По сравнению с палубой, где был слышен речной запах, где вокруг яхты, на причале, из-за скудного освещения и особенности места, царила атмосфера какой-то таинственности, даже опасности... да, правда, как в той видеоигре, только здесь была река - а там события разворачивались вокруг озера, на котором пропал корабль с пассажирами... не пропасть бы самим...
Сонни закусил пробку зубами, и выплюнул, отпив немного, когда Тарантино решила, что лежать ей надоело, и при помощи нехитрого, почти танцевального кульбита поднялась на ноги, заставив себя отпустить. И заинтересованно вгляделся в то, как она эротично отряхивала пятую точку от пыли, которую успела по пути собрать, сопровождая процесс соблазнительными звуками...
- О, здорово! А можно я тоже так попробую? - Пульс уже протянул было руку игриво, но отдёрнул, когда Агата вдруг переместилась ближе. Бутылку он хотел было вручить ей - но когда она задала вопрос, решил, что лучше переставит на пол. Пробку потерял, да и не стал даже пытаться закупоривать, всё равно выветриться напиток у них вряд ли успеет... Вообще-то никто не говорил, что он не желал "восполнить пробела", и нет, приключения в поезде хватило только... на поезд, наверное. Неплохим было вариантом наверстать упущенное сейчас, когда он был навеселе и потому не чувствовал дискомфорта в больной руке - да и вообще дискомфорта не чувствовал... хотя на то, что Тарантино ТАК соскучилась по нему, он, тем не менее, не рассчитывал, и потому немного даже офонарел от её дальнейших многообещающих действий. Правда, совсем ненадолго, и Сонни сориентировался даже раньше, чем сумел что-либо понять, тело само подсказало - зарывшись ладонью в волосы Агаты, он осторожно провёл большим пальцем за её ухом: считается же, что у женщин там чувствительное место... в сексуальном плане. Эрогенная зона, или как их там называли по-научному? Пульс расслабился, и не думая сопротивляться ей, предвкушая то удовольствие, которое могло бы возвести этот вечер в разряд идеальных, только замурчав, как довольный кот, что-то нечленораздельное, переступив, чтобы освободиться из штанов, и затем... затем вдруг почувствовал, как приложился о что-то спиной, перекувырнулся в воздухе, и всё вокруг резко заполнилось водой - и услышал только "плюх" и эхо злорадного Агатиного смеха! Она спихнула его в реку. Навалившись всем телом, когда вставала...
Прогретая за день, слегка масляная по натуре своей, портовая вода вовсе не отрезвляла до нуля - лишь до той степени, когда в голову пришла мысль о том, что он, пьяный, вполне мог бы и утонуть сейчас... или приложиться спиной слишком сильно о бортик, например. Или о поверхность воды. Или что толкнула бы она его слишком сильно, и не в ту сторону - и он на причал прилетел бы... Хотя обиднее всего было не потому, что его спихнули в воду, а из-за способа, которым Тата это сделала... от осознания собственного унижения трезвелось как-то быстрее. И было очень обидно, на самом деле...
- Ты охренела, что ли?!.. - крикнул снизу Пульс, выплыв на поверхность воды и встряхнув мокрой головой, пытаясь сориентироваться в темноте, куда ему теперь и плыть-то? - А как я выбираться теперь буду, ты подумала?.. - глупый вопрос, в таком состоянии думать вообще вредно... Ладно, всё, в принципе, обошлось. А он не только пьяный, но ещё и в своей стихии практически - в воде. - Прыгай ко мне! Не хочешь? - развеселился вдруг, и поплыл к пристани, чтобы, подтянувшись, забраться на доски. Почапал к трапу, попутно снимая футболку с себя, отжимая её, глядя на блестящие в темноте глаза Агаты... вот если трап она тоже пихнёт сейчас - он её точно придушит. Но пока что он улыбался. Скомканная и отжатая рубашка безжизненно повисла в руке...
И взметнулась в воздух, когда он приблизился на достаточное расстояние, пытаясь достать Агату, Сонни пытался обжечь её, словно мокрым полотенцем, стараясь попасть по наиболее незащищённым участкам тела - рукам и босым стопам. И приближался... - Ну? Что? А тебе?... хорошо? - наигравшись вдоволь, Сонни поймал другой конец "плети" второй рукой, и шагнув ещё ближе, скрутил руки Агаты этой же мокрой и противной верёвкой, в которую превратилась его рубашка, завязав на узел - чего уж там жалеть теперь несчастную одежду - и превратив её в такие вот кандалы... теперь испанкой было легче управлять. Ну или по крайней мере, за борт можно было упасть только вместе... Сонни потянул этот "поводок" на себя, заставляя Тату оказаться ближе к себе... замерев на пару секунд, вглядываясь в её лицо сквозь тьму. И затем, наклонившись, поцеловал...

+1

19

Прежде чем взять и вот так подло поступить с Сонни, лишив его и приятных ласк и сухой одежды, я все же убедилась, что лететь ему не головой о бетон, поэтому толкала в другую сторону от пристани, где растекается река и нет препятствий. А через перила итальянец очень легко перевернулся, при этом высота яхты была не большой, чтобы что-то отбить себе. Но, конечно, о всех нюансах я не задумывалась, просто знала, что все будет хорошо. А если бы не было? Мне с моим умением, пьяной головой еще и спасать кого-то... Впрочем, в первую нашу ночь Пульсоне продемонстрировал свое умение пловца, убеждая меня, что не только сам не утонет, но и мне не даст.
Когда мужчина вынырнул, я поняла, что моей радости он не разделяет, начиная бухтеть.
- А как я выбираться теперь буду, ты подумала?.. - ой, тоже мне проблема. Проблема была бы, если бы я не стянула с него брюки, со всем содержимым, включая мобильный телефон, карточки, деньги, ключи.
- Хочешь лестницу спущу? - все яхты оборудованы железной лесенкой, чтобы в случае если человек оказывается за бортом по своей воли или не по своей (как, например, Сонни), он мог выбраться.
- Прыгай ко мне! Не хочешь?
- Пф. Ну уж нет - крикнула в ответ я. Плавать ночью опасно, плавать в порту, где вода воняет топливом, еще хуже. Отказавшись от моей руки помощи, точнее лестницы, Пульс поплыл к пристани, где по ступенькам можно было спокойно взобраться на сушу. О том, что следовало сбросить трап я как-то не подумала, но глаза мои бегали по палубе ища куда сныкаться и за что крепче ухватиться на случай, если Сантино решит поквитаться со мной тем же способом - сбросить в воду - это была бы самая ужасная экзекуция надо мной. Только меня ждала задумка поинтереснее и поизвращенее, интересно, так с тюрьмах наказывают друг друга? Мокрым полотенцем по голой заднице.
- Эй! - вскрикнула я, отступая назад, подпрыгивая, когда Сонни лупил мокрой тряпкой по моим ногам, но в итоге промахивался и попадал по полу. - Это же больно! - должно быть больно, но мне такого наказания ни разу не доводилось получать, даже в детстве на пляжу дурные мальчишки с мокрыми полотенцами не попадали по мне.
В конечном счете, загнанная в угол нападениями Сонни, не успевая во время дернуть на себя дверь и спрятаться в каюте, оказываюсь прижата, а после еще и связана по рукам.
- И что, тебя это заводит? - засмеялась я, но вытащить руки из петли пыталась со всей серьезность, которую не хотела показывать, - думала сделаю сюрприз и в самую неожиданную минуту вынырну и пойду дальше носиться и вести свою игру.
Он целует меня, я отвечаю взаимностью, расправляя плечи и притягиваясь к нему. На губах вода и запах бензина, не самый вкусный, но спугнуть поцелуй этот аромат все равно не способен.
- Тебе надо в душ: согреешься и смоешь грязную воду. А я пока футболку повешу сушиться - я уперлась связанными руками в живот Пульсоне, намекая на то, чтобы он освободил меня - В таком положении она не высохнет - откровенно намекнула я, все еще шутя. И чтобы мужчина поторопился, укусила его в шею недолго, но ощутимо болезненно впиваясь зубами.

+1

20

Карточек Сонни себе пока ещё не нажил, немногочисленные деньги - можно было бы просушить, они ведь на специальной бумаге печатаются, а потому - легко сохнут, даже после стирки сохраняя прежний вид; но вот если бы они телефон его утопили таким способом - да, это было бы проблемой. Особенно, если бы вместе с брюками... Ладно, Агата позаботилась хотя бы об этом - она не навредить ему хотела, а пошутить; хоть и шутка была очень жестокой и обидной, так что не отомстить Пульс просто не мог. Но выкинуть её в воду, как она его - это было бы слишком уж жестоким ответом, Тарантино не очень уверенно плавает, как он успел заметить, и утонуть у неё здесь шансов куда больше, особенно спьяну - и не факт, что он успеет её спасти, в такой-то темноте, и тоже под градусом... не собирался он ей навредить. Не больше, чем требовал жизненный урок, почему с ним так поступать себе дороже; ну или что за всякий поступок бывает расплата - вообще-то он не был против того, что его девушка смеётся, даже если немного и над ним... как же тюрьмах наказывают - Агата уже узнала в их первую встречу. Ну или чуть не узнала, вернее... тоже через голую задницу, но полотенце там уже по желанию, и кратковременное жжение на коже - совсем ничего по сравнению с тем, что могли бы сделать там.
- Конечно, больно, а ты как думала?..
- отозвался Пульс, продолжая загонять Агату в угол своими действиями. Бутылку потеряли где-то в темноте позади, но достаточно весело было уже и без её поддержки. Её шаловливые ручки, надо сказать, он связал довольно немилосердно - так, чтобы, пытаясь вывернуться, она с большей гарантией запуталась ещё больше, чем выпуталась бы; соревноваться с солдатом, с моряком - на какую-то половину, в вязке узлов, даже на рубашках, затея очень рисковая...
- Может быть... всё, ты в моей власти. - улыбнулся Сони, подёргав за узел, заставляя Тату податься вслед за его движением. Не слишком сильно, правда, чтобы она не запнулась случайно. - И я могу с тобой сделать всё, что захочу... - хитрая ухмылка сквозь не разрываемый разговором поцелуй; и Пульс прижимается ближе, ощутив, как она вздёрнула плечики, подставляясь ему, и всё ещё держа её за руки, не торопясь развязывать. Игра, которую он затеял неожиданно для себя самого, нравилась всё больше и больше... - Какой душ? Забудь об этом... - да нормально ему было - не мёрз, вода была ещё по-летнему тёплой, за первую неделю сентября остыть она не успела даже в порту. И технический её запашок не смущал совершенно - да и Агата знала, куда его спихивала (если не подумала сразу - это уже её проблемы больше, чем его). Футболка - чёрт с ней... всё равно даже если её высушить, будет как из задницы вытащенная. - Если только вместе с тобой... - заговорщицки улыбнулся Сонни, но вести Агату на поиски душа на яхте не поторопился - они ведь принимали как-то душ вместе, когда ещё ванную комнату разнесли, во второй раз может быть уже не так интересно. - Пусть остаётся там, где есть... Ай! - он вздрогнул, почувствовав её зубы на своей шее. И действительно поторопился, но в другом - прерывая её попытки освободиться, Пульс поднимает её связанные запястья вверх, словно желая заставить Агату беспомощно подняться на носочки, но ненадолго - просто для того, чтобы просунуть голову между её локотков, воссоздав примерно её любимое объятие - испанке так нравилось ведь обнимать его за шею? - и стать к ней максимально ближе сейчас. Попробуй вот теперь выпутаться... освобождать он свою пленницу явно не торопился. Ей можно ещё покусаться, правда - Пульс снова полез целоваться, а его освободившиеся руки на этот раз начали свободно гулять по её торсу, ласкаясь сквозь кофту, слегка задирая её вверх, чтобы обласкать животик и поясницу, а затем - остановились на ремне, потащив его её из брюк. Сонни был уже почти полностью обнажён, так что Агатина помощь на этот раз особо и не требовалась... Вытащенный ремень, попав в его руку, тоже превратился в оружие - потянув брюки вниз, дождавшись, пока они коснутся пола, Пульс, внезапно прервав поцелуй, приложил им слегка по обнажившейся пятой точке Таты. И сразу выбросил его куда-то, чтобы не возникало соблазна сделать так ещё раз...
- У меня же перевязка намокла, дурёха... Смотри... - а если бы бензин или масло в его рану попали бы? Или уже попали? И бинт от этого не спасал; его же "перевязка" дня три как превратилась просто в квадратный хлипкий пластырь, но теперь он отклеивался от ключицы, размокнув, открывая взору затягивающуюся рану. Оторвав его, Сонни снова опустил руку, переклеив его на задницу Агаты. И снова впился поцелуем в её губы, пока она не начала возражать, подхватив её под стройные бёдра и прижав к двери. Так они стали на одном уровне роста - появилась возможность хотя бы по волосам провести на его затылке, ну или сжать их, чтобы было больно - Пульсу, впрочем, было всё равно сейчас, большим пальцем он зацепил её трусики, уже пытаясь их стянуть - полностью не выйдет, но хотя бы переместить немного ниже получится. Только бы не порвать... сегодня его очередь портить одежду.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Gangster's friday