В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Gangster's friday


Gangster's friday

Сообщений 21 страница 28 из 28

21

Оказаться связанной не самое приятное, что может случиться. Но в моем случае можно было не волноваться, что Сонни сделает что-то плохое. Это просто была часть игры, хотя подобного рода игры я не любила. "Без рук" ощущала себя ограниченно, незащищенной, уязвимой. И мой смех по этому поводу и шуточки насчет возбуждает ли Пульсоне послушные девушки, попытка скрыть свое явное желание избавится от плотной повязке на запястьях. Я думала, что итальянцу это надоест быстро, поняв, что меня это не пугает и не вызывает должной реакции, но внутри эта самая реакция была.
- Какой душ? Забудь об этом...
- От тебя не вкусно пахнет - я сморщила нос, показывая насколько же невкусно пахнет топливо или то, на чем ходят здешние суда. На самом деле было не так уж сильно неприятен запашок, я даже начинала привыкать, но пробовать на вкус Сонни уже не хотела.
Предложение о душе было отклонено, сменяясь шуткой и последующем поцелуем. Закрыв глаза, я чувствовала на своем животе мокрые и прохладные ладони мужчины, от чего ежилась и сильнее втягивала живот. Затем руки Сонни скользнули ниже, вытаскивая тонкий ремень из белых брюк. И я даже не подозревала, что Пульс захочет воспользоваться шансом меня шлепнуть, как нашкодившую девчонку. Хотя это действительно было так.
- Ауч! - пришло мое время щуриться от неожиданного ожога боли и удивленно смотреть на итальянца.
- У меня же перевязка намокла, дурёха... Смотри...
- Тебе давно пора ее снять, рана почти затянулась - две недели назад Линда заштопала мужчину, поэтому волнений о том, что снова пойдет кровь или попадет зараза, не было. Швы, правда, имею свойство рваться, но вроде пока все заживало, Сантино по совету Фортуно не вел активный образ жизни.
- И это тоже сними - в который раз попросила, указывая на связанные за затылком Сантино, собственные руки. На этот раз голос звучал более настойчиво и требовательно, даже хмель из головы куда-то делся. Не скажу, что меня пугали действия Пульса, скорее они мне не нравились, но я знала, что вреда он мне не причинит. Только доводить до ситуации, когда я начну кричать и требовать свободы, как попугай в клетке, не хотелось, я ждала, когда Сонни сам решит переключиться на что-то иное. Но пока единственное, на что он переключился, были мои ягодицы, к которым мужчина переклеил пластырь. Тот, впрочем, продержался не долго, начиная ослабевать и держался на моей круглой попе только как раз-таки из-за того, что намок.
Он целует меня слегка развязно, явно ощущая вседозволенность. Я отворачиваю голову, когда поцелуй становится слишком захватывающим и сильным, когда уже просто надоедает здесь стоять полуголой.
- Сонни, отпусти меня - после того как он подхватил меня под бедра и прижал позвоночником к стене, попросила я.
- Мне не нравится быть связанной - да, ролевые игры в насильника и жертву явно не для меня. Хотя может сейчас было просто не то настроение, вернее то, которое было улетучилось вместе с тем как Сантино упал в воду.
- У меня уже руки болят! И ты меня сейчас уронишь! Пьяный, мокрый и вонючий! - и чтобы это действительно случилось, я взяла и снова начала кусаться, на этот раз нацелившись на плечо Пульса. Слава богам, что ума хватило не впиваться зубами в больное плечо, поэтому укус пришелся на левую руку и уже гораздо больнее и серьезнее, как если бы я хотела, чтобы меня действительно поставили на пол и не трогали за трусы.
Когда Сонни, под гнетом моего укуса отпускает руку, у меня получается встать на ноги, пусть и не полностью, но зато о своих намерениях я четко дала понять. Быстро скинув с его шеи кольцо своих рук я хотела было толкнуть брюнета своим плечом, но вряд ли бы этот удар получился действительно серьезным, как тот, что послужил падением Сонни в воду. Так что, не найдя ничего умнее, я сжала четыре пальца в кулак, а средний выставила, прижимая эту нахальную конструкцию к носу Пульсоне.

+1

22

Не торопился Сонни снимать повязку, не желая какую-нибудь заразу занести в пока всё ещё не распущенный шов; а в этой воде всякой гадости, пожалуй, плавало предостаточно - не только той, которая заставила его приобрести специфический запах и вкус, мусор многие владельцы кораблей и лодок тоже по-свински предпочитают выбрасывать за борт... в общем, место для того, чтобы его вот так искупать, Агата выбрала нехорошее. За что и расплачивалась сейчас...
И надо сказать, какое-то время Сонни действительно нравилось истезать её таким образом, связав руки и ограничив в передвижениях - до тех пор, пока Тата не начала паниковать, и игра перестала быть игрой - девушка начала канючить, сопротивляться его поцелуям, и потом снова полезла кусаться - и очень немилосердно, между прочим! даже зарычал от боли - но по-настоящему Сонни разозлился, когда она, коснувшись обеими ногами пола, выставила в благодарность свою опутанную его мокрой футболкой руку ему пред лицом, оттопырив средний палец.
Цап!
Изящный пальчик Агаты оказался у него в кулаке - он мог бы сломать или вывихнуть его очень легко, просто слегка повернув свою ладонь, и, хруп, стало бы так больно, что жёсткая мокрая ткань цветочками показалась бы. Но нет, Пульсу не нравилось быть насильником, и больно делать он ей тоже не собирался - не больнее, чем было бы допустимо. Хватка была крепкой - ровно настолько, чтобы испанка ни средний палец не смогла согнуть, ни остальные - выпрямить...
- А ты считаешь, мне нравится быть мокрым и вонючим? А? - она же сама и сделала его таким! Да ещё и таким дрянным и обидным способом. Он ведь не собирался плавать в этой дряни... - И хватит меня кусать!.. Или на вкус я стал лучше, чем на запах? - усмехнувшись и продолжая держать её палец мёртвой хваткой, Сонни всё-таки уступил её просьбам, начав выпутывать её руки другой рукой, и помогая себе немного зубами, из-за чего капельки воды, попадая в рот, заставляли почувствовать привкус местной воды... наверное, кусать его Агате было всё-таки не особенно приятно, да и целовать, впрочем, тоже. Ну да всё равно нечего было так безобразничать... в следующий раз вот возьмёт и не остановится в последний момент!
Ну а пока что Пульс, распутав её руки и отпустив пальчик, мягко массировал сжатые только что запястья своими ладонями, глядя на обиженную Агату. И затем, приподнимая её ладошки на уровне своих глаз, целует их, по разу, сначала правую, потом левую, словно в знак того, что просит прощения. Хотелось... помыться? И выпить ещё. И отключить ту гадкую часть мстительного сознания, которая Тата случайно включила, вытолкав его за борт своей лодки.
- Просто не делай так больше... - миролюбиво заключил Сонни, пощекотав ей ладошку. И спросил затем: - А где у тебя душ? И бритва там есть?.. - он ведь не знал, где и что у неё находится на яхте, а помимо того, что был пьяный, вонючий и мокрый, был ещё и колючий - желая было побриться в своей квартире, он как-то забыл об этом потом, и теперь Тарантино наверняка ещё и кололась об него. Хотя если это было причиной и самой вести себя, как вредная колючка - могла бы просто сказать... - Отведи меня. - вложив многострадальную футболку ей в ладонь, Сонни взялся за другой её "конец" и последовал за Агатой.
В ванной он провёл около пятнадцати минут - в итоге вышел ненамного менее мокрым, чем вылез из воды, потому что вытираться особенно не старался, ему было не холодно. И в тех же трусах... Зато пах теперь свежестью и каким-то женским шампунем, который нашёл в душе (да и брился, кстати, тоже им, взболтав немного в ладони). Увидев Агату, Пульс замедлил ход, медленно подкрадываясь к ней сзади - в руке был стаканчик из-под зубных щёток, которые теперь лежали прямо на полочке, а внутри стаканчика - холодная вода, которую он набрал из-под крана. Но сначала шеи Агаты коснулись его неожиданно тёплые губы, и уже не обжигающая холодом речной воды, ладонь коснулась её животика. 
- Не замёрзла?..
- поднялся выше, коснувшись её скулы, ушка, виска; затем, прервав игру в поцелуи, положил голову на её плечо, глядя на ночную речную гладь, отражавшую звёзды, луну и соседние суда, и тихо сопя, просто замерев на несколько секунд. Пока пластиковый стаканчик поднимался выше, над её затылком, начиная постепенно наклоняться...
Он выплеснул не сразу всё своё содержимое - Сонни сделал так, чтобы у Таты была возможность испытать сначала недоумение, затем удивление, затем уже осознать, что происходит, и только потом уже сжаться и начать стучать зубами от холода; может, хоть так будет кусаться труднее - потому что у Пульса, отомстившего-таки за своё плавание, были намерения и согреть её тоже, поставив стаканчик, взяв вино вместо него, отпив немного - но не проглотив всё сразу, а коснувшись её губ влажным поцелуем, заставляя ещё более явно почувствовать вкус белого вина, которое он поднёс ей - почти как птичка кормит своего птенца из клюва в клюв. И затянул поцелуй и на послевкусие, обнимая её крепче, разворачивая к себе - больше уже без сюрпризов...

+1

23

Мне ни раз доводилось видеть Сантино в ярости, и в первый день нашего знакомства, и при второй встречи, когда я взорвала его машину... Выходит так, что началось наше общение с всепоглощающей злости. Темпераментный мужчина встречает темпераментную девушку, которая постоянно проверяет и проверяет. Наверно, у меня в крови кому-нибудь трепать нервы, выводить, быть проблемой. Не помню, где прочла, но фраза запомнилась "если не можешь стать счастьем - будь болью". А я, похоже, пыталась стать всем сразу, замкнуть его мир на себе - меня одолевала страсть, когда желаешь забрать у человека все. И не правы те, кто опошляют чувство страсти, оно очень сильно, толкает на поступки, заставляет действовать, стремиться к цели, бежать до конца, бороться.
Сейчас, в нашей стычке, Пульс оказался первым, кто смягчил позицию, хотя палец он схватил мой сильно. Я даже думала, что в ближайшие недели две увижу свой палец только в гипсе, - забавно бы это выглядело и наглядно.
- И хватит меня кусать!.. Или на вкус я стал лучше, чем на запах? - я насупилась, но ничего не ответила, только губами передернула, так что Сонни мог видеть все мое недовольство на загорелом и веснушчатом лице.
Следующими действиями было-таки освобождение моих рук. Быть может, у меня и самой получилось бы снять мокрую и запутанную тряпку с запястей, но у Сонни получилось это быстрее.
- Просто не делай так больше... - вообще-то ничего обещать я не могла, так как признаюсь, садист в моей душе порадовался. В конце то концов, это не машину взорвать! Вот там то точно не следует так делать, ни одного автомобильно производственного завода не хватит на наши ссоры.
- А где у тебя душ? И бритва там есть?..
- Идем - кивнула я и повела итальянца за собой на нижнюю палубу. Не уверена насчет бритвы, если только женская, так как на яхте никто не обитал. Я и не думала, что сегодня мы решим поехать на судно, иначе бы и провиантом запаслась, да и купальником. Хотя платье вроде было, но оно не заменит ни мокрую одежду для мужчины, ни завтрака.
После того как месяц назад я пригласила сюда для разговора Сантино, то на воду выходила еще пару раз, все-таки сыну надо показать и покатать его, он так любит море, да и любой водоем. Вот мы и поплавали вдоль берегов Сакраменто, но в открытое море не решались, правда, Аарон очень хотел.
Пока Сонни был в душе, я вернулась на палубу, чтобы собрать его вещи, да и на себя штаны натянуть. На улице начинало холодать, я начала трезветь и ощущать эту осеннюю погоду и понижение градуса.
От итальянца вкусно пахло, но запах распознать никак не могла, то ли жасмин, то ли черемуха. Он подошел ко мне, обнимая и медленно целуй в шею, ухо, висок. Я расслабилась, а он... он, подлец! Мне на голову медленно потекла холодна вода, заставив открыть рот и хватать воздух. Холодно не было, ведь благо Сонни не ведро с собой притащил, а 200 мл воды не способно лишить меня тепла, но было неожиданно. Я-то думала, что он уже забыть успел про этот нелепый случай с водой.
- Ты подлый! - резко сообщила я, вытирая с щек, лба и декольте воду, пока мужчина заправлялся вином. Какие-то капли он разделил со мной, но пить я уже не хотела, наслаждаясь именно касанием его губ, а не вкусом белого полусухого...
Пожалуй, жестоких игр и попыток поквитаться для меня на сегодня хватит. Можно сказать, что я выдохлась или же напилась, но в итоге все вело к одному: к моей покладистости.
- Давай перешвартуемся? Где-нибудь подальше от порта - в более тихом местечке, хотя ночью этот порт и так молчалив, но было в нем что-то таинственное, словно все корабли после полуночи начинали громко шептаться между собой.
А пришвартоваться можно будет в любом месте, либо бросив веревку, цепляясь за набережную, либо якорь, если мы поплывем в другую сторону. Течение здесь не должно быть сильным, да и волн не наблюдалось.

ты такое не любишь, но все равно =Р

+1

24

Вообще-то последний раз (и он же первый), когда Сонни был на этой яхте, он видел капитана и двоих матросов - то есть, минимум трое мужчин имели сюда доступ; видимо, кто-нибудь из них и оставил там бритву, если душевая для "обслуживающего персонала" и хозяев яхты была общей, ну или неизвестно, как ещё, Пульс не очень-то задумывался над этим - но бритву он обнаружил. К счастью, безопасную, а не свою любимую - спьяну можно было сбрить и больше, чем нужно, и белое полусухое превратить в розовое подсоленное... О судьбе своей футболки Сонни не стал задумываться, штаны одевать тоже не торопился - почему-то ему, в отличие от Агаты, холодно так и не было, а в трусах посреди палубы он себя чувствовал пока вполне вольготно. Может быть, и выветривающийся алкоголь был виноват... Сообщение Агаты вызвало лишь улыбку - вот тоже, сообщила новость.
- Ещё какой. Иначе я бы в тюрьме не выжил... - ответил, когда прервался их пьяный поцелуй. И слизнул языком остатки сладкого вина с её пухлых губок, прижимаясь чуть ближе, всё ещё пытаясь намекнуть на что-то. Оказывается, есть плюс в пятнадцатилетней отсидке, особенно вкупе с такими отношениями, какие были у них - проведя в тюрьме чуть не половину своей сознательной жизни, можно каждый раз напоминать об этом, и даже флиртовать... Пульс протянул руку, зарывшись пальцами в мокрые волосы Агаты, заставив лишнюю влагу впитаться в то, что ещё было сухо, или просто стечь. Да, и хватит на этом, пожалуй. Теперь они оба - подлые и мокрые. - Ага, давай. Где-нибудь, где будет лучше видно рассвет... - охотно согласился Сонни, закивав. В Нью-Йоркском порту он неоднократно встречал рассвет, сидя на одной из лодок, принадлежавших кому-то из его влиятельных друзей, ну или просто - на берегу, даже с удочкой; и тамошние рассветы были восхитительны - здесь же, ближе к западному побережью, настолько же красивыми должны были быть закаты? Но если поискать, можно найти и такую точку, чтобы ни соседние мачты не мешали встречать восходящее солнце. До которого, впрочем, ещё очень далеко. Настолько, что нету стопроцентной уверенности насчёт того, что хватит сил до него дотянуть и не уснуть... но впереди-то ещё два выходных.
- Можно вообще в море выйти...
- загадал Пульс, хотя и понимал, что прямо сейчас это будет идеей не очень хорошей - плыть куда-то в темноте, по реке, в черте города... пьяными? Их только что миновала участь быть оштрафованными за вождение автомобиля в пьяном виде. А за вождение плавсредства, где требуются особые права (и у одной их нет, а другой так и не восстановил старые), проблем огрести от речной полиции можно ещё больше...
- Вставай за штурвал, я пойду отшвартуюсь. - поцеловал Агату в щёчку, Сонни со сноровкой матроса побежал к борту, чтобы отвязать снаружи трос и убрать трап, мысленно надеясь, что на этот раз с её стороны будет без таких приколов (или случайных ошибок, что тоже возможно), после которых он опять сиганёт в воду и получит сверху ещё и трапом. Или даже и поплывёт на нём - вслед или обратно... совсем уже зашугала.
- Готово! - крикнул Пульс, когда вернулся на палубу и начал обматывать трос вокруг столба. Всё-таки некоторые вещи не забываются даже после долгого перерыва - а некоторые не меняются с годами, как бы сильно не менялся мир вокруг; Сонни всё ещё прекрасно мог отшвартовать плавсредство, и пришвартовать, наверное, тоже... Палуба едва заметно завибрировала под босыми ногами - Агата прибавила оборотов? Яхта постепенно начала покидать пределы порта. И Пульс поспешил в рубку, чтобы случайно стараниями испанки часть порта они не забрали с собой, ну или наоборот, не оставили кусок её красивой яхты здесь.
- Справляешься? - Сонни положил руки на её плечи, вроде и ласкаясь, но в то же время готовый и подстраховать в любой момент, если понадобится - не то, что бы он не доверял способностям Агаты управлять лодкой (всё-таки сам учил!), тем более - что мотором, а не парусами (и хорошо, что хватило ума не лезть их опускать сейчас - лучше уж действительно в воду попрыгать, там хотя бы мягче, чем на палубе...). - Ты так и не придумала название своей яхте? - спросил вдруг, просто чтобы поддержать разговор. Надо же было и поговорить о чём-то? А начинать заново кадриться сейчас - это уже себе дороже, вернее, обоим - при всех их финансовых проблемах, только яхту не хватало повредить... у которой ещё и имени не было. Жалко, такая красавица - и до сих пор безымянная... И ещё было интересно, какое название Тарантино всё-таки даст ей однажды? Если вообще захочет её называть, конечно. Ну и задеть чьё-то другое судно - тем боле случай неудачный. Так что Сонни просто замер, добившись того, что испанка за штурвалом чувствует его прикосновение, но одновременно - и не отвлекается на него. Готовый принять руль, если она будет готова его уступить или почувствует себя неуверенно. И поглядывая по сторонам, на берег, на небо, в поисках возможности пришвартоваться или якорь бросить. Не до океана же плыть, действительно?..

+1

25

А когда я в последний раз видел рассвет? Нет, не мельком, спеша по своим делам, не сонно бросив взгляд в окно, заваривая кофе, а по настоящему, осознанно, целенаправленно? Так, чтобы встать из уютной постели, когда ещё темно, вызвать такси, сесть в него и поехать на край города, чтобы увидеть — рассвет.. Держа за руку девочку — грусть. Чтобы там, между шумным городом и молчанием рассвета, встретить её брата близнеца, маленького, забытого мальчика — счастье. (с)

Восход солнца напоминает мне возрождение чего-то нового. Новых приключений, открытий, целей, мечт. Новых достижений или же провалов. И в то же время, когда я смотрю на солнце, то понимаю насколько все в этом мире скоротечно: люди умирают, расстаются, рушатся замки, уходят короли, а солнце все равно будет неизменно подниматься.
Ранее утро, когда на часах еще нет и восьми, когда все только-только собираются выйти из дома по своим делам, улицы еще пусты... это время плотно связалось у меня с теми днями, когда мама отводила меня в школу. Мне было тогда немного тоскливо и не хотелось никуда идти; теперь, когда я сама отвожу сына в школу, то все равно чувствую те забытые эмоции. Рассвет красив, но грустен.
- Думаешь, у тебя хватит навыка плавать ночью, а тем более выходить в море? - спросила я на предложение Сантино. Там и волны больше, да и пока плыть будем, уже рассвет наступит, - хотя это и толкает взять курс на русло реки.
- Вставай за штурвал, я пойду отшвартуюсь.
- Ты переоцениваешь мои возможности - отозвалась вслед Сонни, но было поздно, он уже оставил меня за штурвалом, а сам пошел скручивать канаты.
За тот раз, когда Сонни преподал мне один урок вождения яхтой, я, конечно, не успела ничему научиться. Я не чувствовала габаритов судна и сомневалась, что среагирую во время, если нам навстречу кто-нибудь поплывет или пойдет волна ,пусть и небольшая.
Сонни отвязал канаты и вернулся ко мне на капитанский мостик.
- Справляешься?
- Не уверена - но итальянец стоял позади и контролировал меня, поэтому я пока не спешила менять руки.
- Ты так и не придумала название своей яхте?
- М... Нет - пожала я плечами. Даже не думала об этом. Наверно, должно быть что-то красивое, звучное и мелодичное. - А мужское имя может быть? - яхты не носят мужских имен, но так бы я назвала ее в честь сына. Только белое судно с алыми парусами не похожа на Аарона.
- Я подумаю. Вставай - освобождаю место за штурвалом для Сонни, чтобы уже он продолжил путь. - А поплыли и правда в море! - пока будем плыть по реке, освещать будут фонари вдоль берега, когда выйдем за черту города, то включим прожектор - прокрутив это в голове, идея выйти в море ночью не казалась мне уже такой глупой и опасной.
- Хочешь, я сделаю тебе кофе или чай? - потому что алкоголя для нас хватит, хоть в холодильнике и храниться еще по бутылке шампанского и вина.
Сойдясь на кофе, я спустилась на нижнюю палубу, где находилась маленькая кухонка. Плиты здесь не было, но зато имелась микроволновка, холодильник, электрический чайник и пара тумбочек, привинченных к полу.
К Сонни я вернулась с двумя большими кружками кофе.
- Растворимый правда... зато я молока добавила - сказала извиняющимся тоном за то, что приготовила такую бурду.
Мы проплывали вдоль сверкающих небоскребов, освещенных улиц. Вода была гладкой, на ее поверхности отражались фонари и огни города, и казалось, что мы плыли по воздуху. Небось парочки или случайные прохожие, что так поздно не спали, застывали на несколько минут, в желании полюбоваться прекрасным сказочным судном.
После кофе меня начало морить еще сильнее, и я задремала на диванчике в рубке, пока Пульсоне управлял яхтой, плывя вдоль берегов.

+1

26

Менее образованный, менее вдумчивый, Сонни не особенно размышлял над тем, чего там возрождение напоминает Солнце. Рассвет - всегда является началом нового дня, каких-то новых свершений, порой - похожих на предыдущие, вчерашние, в точности; иногда - и более разнообразные, иногда - рассвет несёт неизвестность, но в принципе: сам по себе же он - просто такое время суток... Солнце не виновато в том, что люди умирают или рождаются, хотя и помогает им на протяжение всей их жизни, обогревая их, освещая им путь - вероятно, оттого и осталось у людей такое почтение к закатам и рассветам, ещё с очень древних времён, когда предки людей, и говорить не умевшие толком, встречали и провожали светило, отложилось где-то в генетической памяти... вот и тянет их до сих пор к закатам и восходам Солнца, как ночных мотыльков - к источнику света. А может быть, древние люди хотели выразить почтение Солнцу - в тот единственный момент, когда это было возможно - смотреть на него без рези и боли в глазах?.. Сонни мало во что верил в своей жизни. Но, пожалуй, он солидарен с Агатой в том, что Солнце будет всегда - даже когда их самих не будет... и не дай бог им дожить до того момента, когда эта аксиома по какой-либо причине будет нарушена чем-то большим, чем затмение, которое давно уже научились предсказывать... и которое пугало людей до инфаркта, когда они этого делать не умели. Одного Пульс боялся - это такого вот затмения в своей жизни...
Но сейчас было не страшно. Сейчас как раз было больше похоже на рассвет...
- Мы не узнаем, если не попробуем, так? - на самом деле, когда-то Сонни мог вытворять на лодках такие трюки, что впору было ехать на соревнования, правда, лодки были меньше, а он - моложе. Но и портовая охрана и полиция - злее... Здесь же не требовалось никуда спешить, не надо было везти ничего запрещённого, просто вывести яхту из порта и подняться по реке. Включить прожектор, если не будет хватать освещения... сильных волн не предвиделось, до самого океана, наверное - в городе было почти так же безветренно, как и днём.
- Не бойся. У тебя уже хорошо получается... - сложного пока что ничего и не было, просто держать штурвал прямо и плыть... Ширина реки вполне позволяла не бояться встречных кораблей. В крайнем случае - можно было подать сигнал... - Не уверен. Но бывают абстрактные... - называть яхту мужским именем... как-то по-пидорски, на его взгляд. И потому хочется верить, что она свою яхту не назовёт "Сантино" или как-то связано с его именем... А в Нью-Йорке его знакомые свои лодки часто называли остроумно, абстрактно и странно, и названия яхт и лодок звучали порой как клички лошадей на ипподроме; особенно у тех, кто имел возможность или необходимость очень часто менять свои лодки. - Устала? Ладно... - соглашается Пульс, коротко целуя её в губы и принимая управление яхтой. Владелица ушла, и на её место теперь встал капитан... кто же из них на судне главный? Наверное, Сонни не хочет быть главным. Потому что если капитан начинает давать команды хозяевам судна - значит, близится шторм... - Уже плыву. - покивал Сонни. Выбраться на более открытое пространство, за черту города, и можно будет прибавить ходу, одновременно и прожектор включив - плыть, правда, неблизко, ну у них ведь есть целая ночь впереди! Которую Агата раздумала тратить на что-то более интимное. Хотя, и правда, наверное, не стоит - усталость всё равно своё возьмёт, и не получится в итоге ничего хорошего.
- Да, сделай кофе, пожалуйста... - кивнул Пульс. Хлестать вино и действительно хватит. А кофе - поможет протрезветь, да и продержаться до рассвета, хотя - хочется продержаться и немножко дольше... не пропустив всю субботу, с другой стороны. У них ведь только два выходных... и один из них уже начался. Пятница осталась позади.
Приятный запах кофе, наполнив рубку, уже сам по себе бодрил - бурда, не бурда... Сонни кроме растворимого кофе и не помнил уже никакого - на настоящий денег особо не было (да и времени тоже, зато лени было море), в тюрьме же и вовсе им особо не поили - потому что смысл давать заключённым кофе, для чего им такие допинги? Наоборот, они должны отдыхать по ночам и в свободное от работы время, им торопиться внутри стен колонии не должно быть причин. Поэтому кофе был даже растворимый прекрасен, особенно с молоком, и особенно в такой большой кружке. Поблагодарив Агату, Сонни продолжил выводить яхту в море, попивая напиток и попутно рассказывая ей о своей жизни на кораблях, во время службы, - пока не обнаружил, что это подействовало на неё, как сказка на ребёнка: Тата уснула, устроив голову на мягком подлокотнике дивана, оставив его в одиночестве и темноте...

Сонни сбросил якорь, когда огни города окончательно перестали быть различимыми, звёзды начали постепенно исчезать, особенно на том краю неба, который начало стремительно бледнеть. Пошлявшись немного по яхте, найдя и надев штаны, и выпив ещё кофе, он в итоге вытащил из каюты два пледа - в один из которых осторожно укутал Агату, подняв её на руки, чтобы она не замёрзла на утреннем ветру, а другой - накинул себе на плечи, устроившись на палубе, испанку устроив на своих коленях. Мягко провёл ладонью по её лицу, затем склонился, поцеловав:
- Солнце уже встаёт, милая...

+1

27

Мне нравилось слушать рассказы Сантино о его жизни. Не о том времени, которое он провел за решеткой, а то, что было до... когда мужчина был почти моего возраста, моложе на несколько лет, когда его не лишили свободы, когда у него были цели, амбиции, мечты. И как же сильно эти пятнадцать лет изменили восприятие Пульсоне. Из 25-летнего мальчишки он стал 40-летним мужчиной. Своеобразная машина времени, в которой Сонни по неосторожности или по глупости застрял. Я все время хотела спросить его о том жалеет ли он, но ответ казался очевидным, да и о грустном не любила говорить...
Заснула я сама не заметив как. Немного болели глаза, устав за весь день, и в какой-то момент я мысленно сказала себе "закрой глаза, будешь слушать его голос". Глаза я закрыла, даже минут десять слушала о том, что он рассказывает, а потом провалилась в темноту.
Мне снился сон, как ни странно, о том, как я плыву на большой лайнере, способном выходить в океан. Сижу в ресторане на самом носу, от воды меня отделяют только панорамные окна, но кажется, что их нет, что я сама управляю этой махиной. Затем начинается волнение. О чем-то кричал пассажиры, кто-то волнуется, слышу размазанный голос капитана, но не понимаю о чем он говорит, тем не менее я уверена, что это точно капитан судна. Впереди волна. Лайнер забирается на ее гребень, зависая, и передо мной распахивается огромная пропасть из водного пространства. Теплоход летит с волны вниз, как на качелях. На этом мой сон обрывается. По логике, корабль, входивший в столь высокую волну носом, просто бы разбился. Уж окна моего ресторана точно бы полопались, раздавив меня стихией. Что мог означать этот сон? Древние, да и сейчас даже "местные" гадалки, полагали, что наши сны это окошко в будущее, в прошлое, в иной мир. Но не следует трактовать видение напрямую, у всего есть свое обозначения. Мне кажется, что большая волна, с которой я столкнулась, означает, что меня захлестнет. Это может быть любовь... работа, проблемы. Последнее так уже начало явственно проявляться.
То, как Сантино взял меня на руки, перетаскивая на палубу, я ощущала. Думала, что он хочет меня перенести на кровать, так как сильно желая спать, ни о каком рассвете я не думала уже. Поэтому просыпаться окончательно не спешила. Но Сонни все-таки настоял на своем:
- Солнце уже встаёт, милая... - в ответ я нечленораздельно простонала, накрывая моську пледом и прячась в темноте.
- А сколько сейчас времени? - переборов себя, проявила я интерес. Внутренний голос авантюриста напомнил мне о том, что не каждый день я выхожу в открытое море на яхте, чтобы встречать рассвет с мужчиной. а значит надо открывать глаза.
Еще помяукав, я скинула покрывало с головы, потирая глаза. Было непривычно светло и пахло морем.
Мы сидели на палубе, прислонившись спиной к перилам. Вернее, сидел Пульсоне, а я удобно устроилась у него на коленях.
Еще раз протерев глаза, делаю над собой усилие и поднимаюсь на ноги. Скидывать плед совершенно не хотелось, похоже, хорошо я уснула... Я закинула одеяло, словно пончо, так, что оно держалось на моих плечах и вокруг шеи, а руки были свободными.
Горизонт уже озарился светом, окрашиваясь от нежно-голубого до розового цвета. Уже ради таких сказочных оттенков стояло просыпаться в такую рань.
- Ты наверно спать хочешь? - обеспокоилась тем, что Сантино пришлось всю ночь штурвал держать, пока я видела странные сны. Только сейчас, вспомнив увиденное, думаю, что может мой сон это всего лишь ответ качке, что мы переживали?
- Вода такая спокойная... - завороженно прошептала я, доставая из заднего кармана телефон, чтобы воспользоваться камерой и запечатлеть момент. Поискав удачный кадр, я перевела прицел на Сонни и без предупреждения щелкнула его. пусть останется со мной на память такой немного сонный, уставший за неделю, с голым торсом, но упрямо прикрывая его пледом в клеточку.
- Смотри, начинается! - показался кусочек солнышка, совсем маленький, пока еще полоской. В этих широтах Солнце довольно быстро восходит, хватает каких-то 15-20 минут, чтобы диск полностью появился. Но самое прекрасное явление, это когда звезда только-только появляется, тогда небо пытает огнем.
По воде проходят первые лучи, словно прожекторы фонарей в темноте, - красивое явление. и я старалась запомнить все, успеть разглядеть все, поэтому на чем-то одном свой взгляд долго не задерживала, посматривая то на воду, то на берег позади нас, то на итальянца...
Когда лучи стали сиять сильнее, проникая через материю алого паруса, создавалось по истине волшебное явление: от красной ткани часть яхты и воды окрашивалась в красно-рыжий цвет, будто охваченная огнем. И в эпицентре этого огня стояли двое людей... Я целовала его неотрывно, пока Солнце все сильнее припекало плечи через ткань пледа...

+1

28

Ну, во время своей службы Сонни был моложе Агаты более, чем на несколько лет; всё-таки в то время он был совсем ещё юнцом, только-только из детского дома, шагнувший в мир, казавшийся большим и свободным от правил - в общем, сохранял куда больше "детства в заднице", нежели было у него сейчас. Впрочем, мужчинам всегда проще быть ребёнком - это в каждой девочке уже с самого рождения живёт маленькая женщина, а в мужчинах, наоборот, мальчик не умирает до старости... Правда, в случае с этой хулиганкой всё было как-то по-другому, и Сонни не понимал, почему так, что послужило причиной; но - ему это на самом деле нравилось... потому что он чувствовал за собой право хулиганить в ответ - желание, которое отчего-то не особо проявлялось, когда Агаты, ну или других провокаторов, не было рядом; видимо, всё-таки возраст тоже брал своё. Но и особо старым он тоже ещё не был - в какой-то степени он и впрямь застрял во времени. На пятнадцать лет... Иногда становилось даже страшно, что теперь это время он уже вообще никогда не сможет нагнать. А потом - видел перед собой такие вещи, как вот рассвет, например: неизменные, пусть пройдёт хоть целый век; и успокаивался.
- Половина седьмого. - и вокруг стало почти совсем светло. Сонни коснулся губами её макушки, проведя рукой вдоль покрывала, неотрывно глядя на небо. Когда-то он мог определять время по Солнцу; его даже учили таким вещам - что делать, если оказался без пищи, в лесу или в пустыне, или в море, да ещё и на вражеской территории, как выживать там - и как выживать долгое время, если невозможно или нельзя до выполнения приказа найти дорогу домой... Из него пытались сделать солдата. Не получилось, но многое из того, что ему прививали, в памяти всё-таки отложилось туманной печатью. Агата поднялась, а он - не стал, оставшись сидеть, прислонившись к перилам спиной, лишь проводив её взглядом; немного даже жалея, что она решила встать - когда она сидела на его коленях, было как-то теплее и приятнее.
- Немного... но дождусь рассвета.
- теперь уже будет обидно вырубиться, хотя спать надо было вместе - у него хотя бы дело было, он вёл яхту, пока Агата спала, а если его сейчас сморит - ей придётся скучать несколько часов в одиночестве... В данный момент вырубаться вообще чревато - клюнет носом, поведёт, и выпадет опять за борт, провалившись между перилами, вместе с пледом, только теперь уже в открытое море, а не в портовую бухту. - Да... и на небе ни облачка. - сонно улыбнулся Пульс, подняв голову на Агату. Вот что ещё было бы обидно - уехать за рассветом, а увидеть только тучи с подсветкой вдалеке, ну - или даже этого не увидеть. - М... - Сонни взмахнул рукой, но не для того, чтобы спрятать от камеры лицо, а инстинктивно, потерев глаза - вспышка ударила по ним, а там и так ощущалась резь из-за недосыпа: не спал-то он уже чуть больше суток, получается. Впрочем, в сравнении со многим, ещё далеко не самый большой недосып. Убрав от лица руку, и подняв покрасневший слегка взгляд на Тату, Сонни встал-таки на ноги, укутавшись в плед так, чтобы он и голову слегка укрыл, наподобие капюшона, и приобнял испанку второй рукой, глядя туда, откуда должно было появиться Солнце.
- Смотри, начинается! - звонко обрадовалась Агата, словно ребёнок, обрадовавшийся началу мультика - а ведь действительно, забавно, Солнце может начинаться, как кинолента... первые лучи пронзали синее небо, словно соскребая с него краску, обеляя, обжигая небосвод. Почти тут же направление лёгкого потока воздуха начало перемещаться, устремившись к берегу, а лучи набирали силу, переливаясь в волосах Агаты, играя с веснушками на её носу, отражаясь блеском в глазах... Сонни развернулся к ней, подавшись навстречу, впиваясь губами в её губы, очень тёплые - ото сна, ещё не от Солнца, обещающего калифорнийскую жару, как обычно, но пока ещё больше светившего, чем гревшего. И паруса, даже свёрнутые, давали неожиданный эффект, окрашивая всё в необычный для этого времени цвет, только сейчас Сантино и понял задумку с необычностью их окраски... ему определённо нравилось, как начинался его выходной. Солнце быстро поднималось выше, становилось уже жарковато в пледе, но для начала он скинул его с Агаты, взяв её лицо в ладони, мягко лаская её щёки и углубляя поцелуй, дразня её языком - только затем уже, расправив плечи, позволил своему покрывалу соскользнуть, упав на палубу. И сонливость как-то даже уходила, оставляя только лёгкий туман в голове, похожий как раз на вчерашнее опьянение; только пьянила его на этот раз освещённая солнечными лучами испанка.
- Доброе утро, солнышко... - это к Агате относилось, а не с небесным светилом Сонни начал разговаривать. Впервые за долгую неделю, он действительно мог назвать своё утро - добрым. И теперь, оглядываясь назад, эти пять напряжённых и суматошных дней, казались просто путём к этому восходу, к её объятиям, трудным, но - уже пройденным. И в награду - открытое море, восходящее солнце и объятия любимой.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Gangster's friday