В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Сними розовые очки, они не идут твоим небритым щекам


Сними розовые очки, они не идут твоим небритым щекам

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СОННИ и АГАТА
12.09.14, супермаркет
Он не знал где она жила, с кем, почему не приглашает в гости.
Но когда увидел ее с другим, все понял...

+1

2

Общих дел с Кортесом у нас было не так много. Мы спали в разных комнатах, завтракали и ужинали раздельно. Каждый развлекался как интересно ему: я с Сонни, он может с какой-то девочкой, может с друзьями в баре или в казино за картами. Кажется, что оба поняли, что вдвоем нам никак. Даже тогда, когда я была почти сломлена горем по погибшему другу, Декстер не смог подобраться ближе. А может его это уже не интересовало, отношения сами собой перешли в товарищеские, словно мы супружеская пара, прожившая около десятка лет вместе, растерявшая за этот срок всю любовь, но сохранившая уважение.
Не так давно, Аарон, насытившись впечатлений от школы, пообщавшись с друзьями, что не видел три месяца, пришел домой и сказал мне с Декстером, что хочет братика. Это было серьезное заявление, с намеком на то, что он знает от куда берутся дети, ну, или догадывается, что двум взрослым надо поспать в одной кровати и все будет тогда. Кортес тогда на этот счет пошутил, бросая мне вызов, оно же предложение в одном лице, и был послан.
Вот и все... мы также ходили вместе на школьные мероприятия и иногда по выходным выбирались куда-нибудь вместе, как советовал школьный психолог. В принципе, мне было этого достаточно для иллюзии семьи, кажется, что я как и Аарон верила, что так и должно быть, что все хорошо. И только когда оставалась с Пульсоне приходило осознание, что моя недосказанная правда, молчание и есть ложь.
Когда наши отношения с Сонни только начинались, я полагала, что мужчине не стоит знать о моем самом сокровенном, что это не то, о чем рассказывают любовнику; признаться, да, я поначалу не придавала смысла встречам с Пульсоне, сразу ставя клеймо "временно". А потом все закрутилось, меня подхватил водоворот страстей, как маленький домик Элли, и, словно та девочка, идущая по желтому кирпичу, я уже не знала когда нужно, можно и стоит говорить большее. Впрочем, Сантино и сам не спрашивал меня о доме, хотя прекрасно видел, что Линкольн, это мое непостоянное жилье. В какие-то моменты, решаясь начать разговор, голос внутри сердито напоминал "он даже не спросил где ты живешь ни разу", я обижалась и этого хватало, чтобы ничего не говорить.
"Спросит - отвечу" - думала я, пока сама не начала вариться в своих тайнах и одновременно негодовании почему же итальянцу не интереса моя жизнь после того, как мы расходимся каждый по своим домам.
Сегодня пятница, надо купить продуктов на дом на ближайшую неделю. И пока Аарон был в школе, мы с Кортесом решили пройтись с тележкой по супермаркету, чтобы потом заехать и за мелким.
Декстер вез тележку, дно которой уже было заполнено покупками, типа овощей, мяса и бумажных полотенец. Мы двигались по пустым коридорам, образованных из-за уставленных стеллажей. По плиткам мерно стучали колеса, попадая в узкие щели. Было тихо, все-таки будний день, нет еще и обеда, когда студенты или офисные работники решаться забежать в супермаркет, чтоб закупиться сухомяткой.
Мы подъехали к стеллажам с вином, чтобы выбрать что-нибудь в бар, который порядел за летние каникулы, посиделки у бассейна, барбекю и налет друзей Кортеса, хотя последнее было всего раз, когда я была в отпуске.
- А это вкусно? - я взяла бутылку французского белого вина, показывая его испанцу и ожидая ответ. Мой взгляд, устремленный ему в глаза, затем был переведен за его спину, где я увидела мужскую фигуру, уверенно приближающуюся к нам.
Сантино...

+1

3

Внешний вид

Сонни не был таким уж слепым и таким уж тупым, каким мог показаться; понятно было, что Линкольн - это убежище временное, вроде конспиративной квартиры, в Нью-Йорке у многих были такие - у тех, кто побогаче, и не по одной; кто-то любовниц туда водил, кто-то назначал деловые встречи, некоторые даже разборки там устраивали, то есть - Пульс вполне допускал, что у Агаты, способной приобрести себе яхту, и не квартиру денег тоже может найтись. В прошлом, когда не было тех трудностей, которые она переживала сейчас; но - у кого в их мире трудностей не возникает время от времени?.. Но тот факт, что встречались они либо на этой квартире, либо в той, которую себе снял Сонни, либо - где-нибудь ещё, но не в месте её постоянного проживания, наталкивало сразу на несколько вопросов. Во-первых, что у неё такого находится дома, что она не хочет или боится ему это показать? Во-вторых, как долго она будет бояться это делать?.. В третьих - если уж они стали такими хорошими друзьями, почему, всё-таки, ему нельзя было остановиться у неё на Линкольн? И не один Пульс ни разу вслух не задал, всё же ещё признавая в Агате тот авторитет, который заставил его пресмыкаться там, на типографии - всё-таки сам согласился быть частью её команды; а значит - ей и было решать, как далеко пускать его в свои дела... Но постепенно ему такое положение вещей всё-таки надоедало. Тарантино что-то скрывала от него, это становилось всё очевиднее... но это, наверное, было уже нормой - как со слухом, что ли, у Агаты была такая привычка - вечно что-то скрывать; возможно, это тоже было причиной, по которой он не спешил задавать вопрос прямо - знал, что на абстрактный он ответа не получит, а чтобы спросить прямо - нужно было ещё понять, как это сделать... Сонни было бы интересно разгадывать эту загадку, если бы всё было на мази, как месяц назад, до Детройта и тамошних приключений, но сейчас голова была уже совсем другим занята. Времени и на общение с ней едва-едва хватало, тратить его на разговоры о делах ему не хотелось, а Агате - ей всегда не хотелось ещё больше, так что к ней лучше было вообще не подходить с этим без особой надобности. Не то, что бы Сонни всё это устраивало, но это было лучше, чем ничего вообще. Шаг же навстречу он сделал очень давно - когда дал ей ключи...
Эта неделя немногим отличалась от предыдущей - метро, кинотеатр, ставки, на что-то большее у Сонни фантазии так и не хватило. И очень плохо, потому что искать новые способы заработать было необходимо, Пульс чувствовал, что скоро его перестанут и в метро пускать, и в торговый центр, а в конторе могут и вообще избить на дорожку, чтобы баланс не портил; нужно было придумать какое-то большое дело, которое сможет их с Агатой поставить на ноги разом - для этого понадобятся вложения, на пару чистых стволов, или что там понадобится, но - с этим-то проблем быть уже не должно, на вклад он уже денег сделал? Хотя бы даже за эту неделю. Пусть даже она получилась не столь удачной, как предыдущая.
Что было из хороших новостей - Сонни привык к такому бешенному графику, научился рассчитывать своё время, и потому начал успевал более-менее нормально, хотя и не слишком-то жирно, питаться. Вот и сегодня, в обеденное время, у него выдался часок свободного времени, которое он решил потратить на поход по магазинам - желая предложить Агате что-нибудь большее, чем макароны, если она заедет к нему и этим вечером тоже. А на это он после прошлой пятницы как раз рассчитывал...
И когда случайно увидел спину Агаты в том же супермаркете, который посетил, поначалу даже подумал, что она тоже собирает продукты для их сегодняшнего вечера, и для двух последующих тоже, возможно; но затем - пригляделся повнимательнее, увидев, что неотступно рядом с ней следует какой-то латинос с тележкой... И что-то в эту тележку они оба периодически подкидывают. И чем полнее становилась их тележка Тарантино - тем сильнее закипала ревность пока ещё незамеченного Пульсоне, подпитанная злостью и мыслью: "Этот мужик всё это скупает на те деньги, которые я ей дал?.." Кулак как-то сам собой вдруг сжался, едва не переломив ручку корзинки, которую он нёс в руке - по сравнению с тележкой, надо сказать, пустоватой. Последней каплей стала бутылка белого вина в руках Тарантино. И Пульс, и до этого шагавший достаточно твёрдо, чуть ли не трещины стал оставлять в напольном кафеле. Вино они пьют! Он жопу рвёт пополам ради того, чтобы она вернулась в игру, а она себе трахаля завела на стороне, и всё просаживает?!
Несчастного Кортеса вдруг развернуло, приподняло в воздух и толкнуло в колонну колонны спиной вперёд. Тележка, которую они с Агатой собирали, получила попутного пинка и а скорости отъехала на несколько метров вперёд по коридору между стеллажами. А Сонни схватил Агату за плечо, уже только силой своей хватки демонстрируя, что его рука уже действительно полностью восстановилась, и грубо развернул к себе лицом, едва не сбив с ног - но вовремя удержав, поймав и правое её плечо. - Это кто такой?! А ты стой там, жди очереди... - отпустил руку Агаты снова, заставив чуть только не повиснуть в его хватке, угрожающе ткнув в Кортеса пальцем. Плевать, что потасовка внимание привлечёт - если он к его девушке клинья подбивает, Сонни его и по голове бутылкой хватит, благо, их целый стеллаж.

у Кили нашёл:-[

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-09-12 18:13:55)

+1

4

Когда я увидела Сонни, бежать было уже поздно. Массивными и широкими шагами он приближался к нам, и его выражение лица показывало, что он не познакомиться идет, - мужчина был в ярости, от чего собственные ноги отказались двигаться, вростая в пол. Такой подставы от Случая я не ожидала. В большом Сакраменто мы умудрились выбрать один и тот же супермаркет, чтоб, видимо, разобраться раз и навсегда, поставить все точки. Или не все? Потому как Аарона, слава богам, с нами не было. Картина как любовник матери убивает сначала отца, затем и мать, явно не для детских глаз, зато отличный сценарий для триллера.
Мои зрачки расширились, сердце ушло в пятки, не вернувшись обратно. Подошедший Сантино, под действием адреналина, легко схватил Декстера и оттолкнул его в колонну, этот удар был особенно страшным, учитывая, сколько пережил позвоночник и ребра Кортеса, - он же еще весной был прикован к больничной койке.
Пнув тележку, которая с дребезжанием покатилась вперед, внимание Сонни переметнулось ко мне. Итальянец схватил меня за плечо, сжимая кольцом пальцы. Пришлось даже привстать на носочки, потому как я боялась, что он оторвет мне руку, - дури сейчас у него было много. Дури, злости и... разочарования? Тоже самое я видела и в глазах Кортеса, только преимущественно именно разочарования. Я опять подвела его, хотя, стоп, мы не договаривали рассказывать друг другу о своей личной жизни, уверена, и у него имеется подружка на стороне. Нда, правда, его подружка не приходит в супермаркет вколачивать меня в стену...
- Это кто такой?! А ты стой там, жди очереди...
- Сонни, успокойся - прошу я, хотя мой голос дрожит. Я даже не уверена, что сейчас у нас выйдет здоровый диалог, так как Сантино был на взводе, а в таком состоянии люди похожи на камни, непробиваемые камни, зато всем окружающим шишки наставят. шишки или синяки...
- Я пыталась тебе рассказать, но... - не успеваю закончить фразу, как сзади на Сантино налетает Кортес. Видимо, у того сработал инстинкт, что мать своего ребенка нужно защищать, не важно права она или нет.
В результате потасовки, Декстер отталкивает итальянца в противоположный стеллаж, где стоявшие бутылки не выдерживают встречу с широкой спиной Пульсоне, падая со своих полок. Под ногами Сонни было битое стекло трех бутылок, белое и красное вино смешивалось в отвратительного цвета лужицу, подбираясь к моим туфлям.
- Какого, черта, Агата! - прикрикнул испанец, обращаясь ко мне - Это очередной твой любовник?! - "очередной" звучало не очень. Вообще было все не очень. В этот момент я ощутила себя так гадко, совестно и униженно, словно речь шла... да не знаю, как будто алкоголика застукали с бутылкой, хотя он обещал бросить. Или... как тогда, когда мать узнала, что я беременна.
Но я не желала, чтобы все выглядело именно так! Ведь Сонни я была верна, а Декстеру ничего не обязана, а значит попрекать мужчиной он не смеет. Сонни не был очередным, и не будет! Только вот в слух я ничего подобного сказать не могла...
- Замолчи. Не лезь в это - может стоило убежать, пока не пришла охрана? Вот ведь потеха будет у рабочих, что скучают целыми днями, их ждет любовный треугольник! Или правильнее сказать, бермудский?
- Не лезть в это?! Черт возьми, Агата, коль мы живем вместе... - я глянула на Декстера. Надо ему тряпку в рот засунуть, потому как его слова только что разрушили мою жизнь. Вернее разрушила я сама, а это послужило продолжением обвала.

+1

5

Успокоиться? О, нет, неаргументированный ничем призыв к спокойствию явно был не лучшей идеей - поскольку причина для беспокойства была, для Сонни, по крайней мере, вполне себе очевидной (естественно, вариант, что человек мог оказаться братом или другим родственником, или другом Агаты, или деловым партнёром (вот был бы фокус сейчас), Пульсу даже в голову не пришёл), и слова Тарантино только ещё сильнее его раззадорили, и он только сжал её руки ещё сильнее, встряхнув, словно куклу. Наверное, теперь останутся синяки... и наверное, есть только один способ сделать так, чтобы они не были слишком сильными и в слишком большом количестве - начать отвечать по сути вопроса. Впрочем, не факт - на самом деле, это уже зависит от того, что именно Сонни услышит - может быть, наоборот, так будет только хуже...
- Что ты пыталась?!
- Пульс не помнил ни разу, чтобы она пыталась что-то рассказать про другого мужика; но вот то, что она несколько раз звонила кому-то, нарочно отходя туда, где он её не видел и не слышал - помнил хорошо. Как вот в тот день, когда он закрыл её собой... Так что - ему, значит? Он поймал две пули, которые пустили в неё - а она звонила этому, чтобы отчитаться?.. Сонни накрутил самого себя до такой степени, что стало настолько противно, что захотелось прямо сейчас заехать по губам Агаты, которые всегда казались ему такими соблазнительными, и которыми она вот так вот плевала на него всё это время, как оказалось... Не успел и руки даже занести - хахаль, всё-таки не став ждать своей очереди, налетает на него, разрывая "сцепку" с Агатой, заставляя их разлететься в разные стороны. Сонни влетает в стеллаж со спиртным, и... резкий грохот и звон посыпавшихся вниз дождём бутылок становится слышен на весь магазин; вино разливается по полу отвратительной, вонючей лужей, рассыпается осколками, стекло и брызги летят в разные стороны - больше всего достаётся самому Пульсу, и в мешанине из жидкостей уже тяжело разобрать, где белое вино, где красное, а где - кровь, выступившая из мелких порезов... Сонни на несколько секунд оглушило и дезориентировало, одежда - она впитала в себя хорошую долю того месива, что тут разлилось, чудом не пострадали только солнечные очки - благодаря, видимо, кепке и её козырьку... он в очередной уже раз выглядел из-за Агаты жалким и опущенным! И по сравнению с этой спиртовой мешаниной, бензиновая вода порта была всё равно, что минеральным нарзаном... Было противно, мокро, липко, гадко... Но когда Кортес снова открыл рот, начав тыкать в него пальцем и орать, это стало последней каплей, и рожа Сонни по цвету уже приблизилась к той луже, в которой он находился, чудом устояв на ногах.
- Любовник? Очередной?! - дёрнувшись, Сонни чуть не подскользнулся в этой луже, и пришлось даже сесть на корточки, чтобы не упасть - натуральный каток получился. И вроде бы, по-хорошему-то, действительно нужно теперь бежать отсюда со всех ног - тут ущерба столько, что он и три недели будет без выходных пахать, и то не оплатит ничего, и полицию могут вызвать, и он - зэк со стажем, то есть - потенциальный рецидивист, но - Пульсу было уже плевать. Кортес и Агата продолжили ругаться, не обратив на него внимание. И благодаря этому, и длинному языку мужчины, Пульс и услышал самое главное и интересное: - ЖИВЁТЕ ВМЕСТЕ?!!! - в руке оказалось горлышко одной из немногих чудом уцелевших бутылок с красным вином, тут же прилипнув к коже; и Пульсоне, уже откровенно плохо соображая, что творит, рывком поднявшись, засветил мужу Тарантино этой бутылкой по лбу, размахнувшись, как бейсбольной битой - так, что у того тоже красное потекло лицу, а в ладони осталась только "розочка" - то, что осталось от бутылки. И с этими осколками, свежими, острыми, мокрыми, Сонни шагнул к Агате, перешагнув через корчившегося на полу Кортеса, с навязчивой мыслью о том, что их обоих убьёт сейчас... прямо здесь, на глазах у изумлённых зрителей, которые уже наблюдали за картиной - но ввязываться пока не решались. Резко схватив Агату за шею, Сонни придавил её к колонне, куда полминуты ранее вписался Декстер, сдавив ладонь, а "розочку" подставив к её лицу вплотную, почти что коснувшись уродливыми зубцами её нежной кожи - прямо рядом со шрамом на её глазу, готовый оставить ещё сразу несколько таких же одним движением. Но почему-то ещё не оставлявший пока...
- Вот такие у нас, значит, отношения? Кто он?! - Пульс слегка отпустил горло Таты, будто давая ей шанс на членораздельный ответ, но тут же сжал снова - по-хорошему, даже прокашляться не дал. - Живёшь с ним? А я, значит, твой мальчик для битья, которого можно и машиной ударить, и за борт выбросить, когда захочется?!.. - или использовать как щит, когда в тебя стреляют, машину взорвать... само собой, обо всём хорошем, что Агата успела сделать для него, взбешённый Пульсоне сейчас даже не вспомнил. - Попробуй только подойти ко мне снова. Я тебе твоё незрячее моргало окончательно выковыряю! - сплюнув на пол, Сонни выпустил её, засветив на прощание ладонью по лицу наотмашь - и ушёл, выбросив осколок бутылки к остальным, в лужу у стеллажей. Преградившего путь охранника - просто отпихнул со своего пути, скрываясь прочь из супермаркета, под эхо чьих-то криков, зовущих полицию...

+1

6

Никогда не любила оправдываться. Тем, кто верит, не нужны мои объяснения, тем, кто не верит, все равно не поможет... Но от Сонни я не требовала доверия, потому что не была с ним честна, признаюсь, только, если разобраться, и всего того, в чем меня обвинял итальянец я не совершала. Некстати еще подливал масло в огонь Декстер. Черт, лучше бы молчал. Может испанец делал это нарочно? Считая, что я заслужила этого гнева, этого своеобразного поиска правды. Только вот методы Пульсоне походили больше на пытки. Он кричал, хмурился. Я боялась смотреть ему в глаза, все внутри сжималось в маленькую точку. В груди начало давить и болеть, словно гирю водрузили.
Зрители вокруг нас собрались раньше ,чем среагировала охрана. Кто-то проходил мимо, замедляя ход у наших рядов, притворяясь что чужие разборки ему не интересны, а кто-то открыто пялился на все это, но держался в стороне, боясь вмешаться. И правильно боялся! Потому что дальше, когда у Сонни в руках оказалась половина уцелевшей бутылки, ситуация приобрела иной оттенок. Если до этого все было на уровне семейной драмы, то теперь тянуло на уголовщину.
Декстер получил удар бутылкой по голове и свалился на пол, пачкая одежду в лужи из вина. Я вскрикнула, первая мысль была, что Пульс окончательно обезумел и убил мужчину, и готов убить меня.
На моей шеи сжались пальцы Сонни, а спиной я уперлась в стену. Дышать было трудно, но из-за страха мне казалось, что мне не только воздух, уже и сердцебиение не нужно.
- Вот такие у нас, значит, отношения? Кто он?! - едва ослабевает хватка, чтобы дать мне шанс вставить слова, как снова сжимается в кольцо. И все таки, хрипя на одном дыхание, выдавливаю из себя:
- Давай поговорим - бесслышно прошу я, но мои слова растворяются в воздухе, а к лицу Сантино подносит осколок бутылки. По его глазам я видела, что он готов пустить мне кровь, изрезать лицо, чтобы всю оставшуюся жизнь я проходила в маске. И все, что между нами было, в миг исчезло. Солнце будет всходить каждый день, ему все равно вместе люди или врозь...

Он отпускает меня, спеша исчезнуть, а мне остается только согнуться пополам, держа в себе кашель и ощущая как по щекам текут слезы. Быстрые и горячие слезы, коих не выплакано осталось очень много.
- Боги, Декстер - выдыхаю, опускаясь на колени рядом с Кортесом. Он в сознании, садиться, держать за разбитый лоб. Смотрит на меня, но ничего не говорит. Ни крика, ни обвинения, кои были у Сантино, просто смотрит, окончательно потеряв в меня веру.
- Ну давай, вставай - прошу его, начиная лить слезы еще сильнее. - Прости меня, пожалуйста прости - испанец выдергивает руку, за которую я помогала ему подняться на ноги и встает сам.
А к нам уже спешит охранник в компании с администратором, по дороге разгоняя любознательную толпу. Нда, счет нам выпишут приличный, кажется на той стороне, куда влетел Сонни, вина как раз стоят по несколько сотен бутылка, а таких мы разбили с десяток.
- Пройдемся с нами - суровым голосом просит нас охранник. А я растерянно смотрю то на него, то на Декстера, то на выход, где скрылся Пульс.
- Декс, мне надо... - мне надо пойти следом, остановить, удержать. Надо, но и с Кортесом я не могу поступить так по-свински, бросив расхлебывать эту кашу.
- Иди куда хочешь - махнул он. Только, наверное, ожидает, что я останусь. По всем правилам, я должна расстаться, но...
- Иди - рявкнул он на меня, и я послушалась, отправляясь к выходу, оставляя на чистом кафеле мокрые следы бардового цвета.

Я выбежала из супермаркета, передо мной растилалась огромная парковке, как здесь найти Сонни? Бегаю взглядом, наконец замечая его высокую фигуру средь автомобилей. Похоже, итальянца задержало то, что он после этой суматохе совсем позабыл куда запарковал свой БМВ. Или уже попросту никуда не спешил.
- Сонни - я подбегаю к нему, но держусь на расстоянии, чтоб снова не огрести - Я с Декстером просто живу, ничего более между нами нет! Меня вынудили обстоятельства! - я кричу громко, в надежде, что слова долетят до сознания Сантино.  - Давай поговорим, прошу. Неужели ты можешь вот так все разрушить? - мне и самой не верилось, что это происходит со мной. Это может быть фильм, кошмар, чей-то скандал, но только не моя жизнь. Я не желала принимать такую горькую реальность.



Время расставить всё чётко и метко
Время познаний — кто птица, кто клетка

+1

7

Было противно и больно. И не потому, что подсыхающее вино с примесью крови из нескольких порезов, образовав корку, заставило рубашку затвердеть, став похожей на средневековые нательные латы, только вот они к коже не прилипают - противно было внутри... из-за того, как Агата поступила с ним. Вернее, как поступала с ним всё это время. Все эти два месяца, он, похоже, был словно её любовница - goomar, как ещё называют в их обществе, содержанка, главной задачей которой было сбрасывать сексуальное, ну и любое другое, вероятно, тоже, напряжение... только даже ещё хуже, потому что подстилки не дарят подарков и не пытаются изо всех сил поправить материальное положение своего трахаля, не бросается защищать его. Агата же получала всё сразу... когда сама хотела. Заставила самостоятельно снять квартиру, в которую не приходила так долго, по всей видимости, из-за этого же сопляка, который валялся сейчас в этой винной луже, и с яхты в понедельник, после их маленького путешествия по воде на уик-энд, тоже наверняка ушла к нему. "Коль мы живём вместе..." Слова эхом крутились в голове, перебивая даже всё не утихомирившийся звон в ушах, оставшийся после бутылочной бомбёжки в винном отделе. И чем дольше они крутились, чем более жалко чувствовал себя Сонни. И надо бы поспешить, наверное, потому что в магазине велось видеонаблюдение, и он - пусть даже и лицо его было скрыто очками и козырьком бейсболки - попал на плёнку, но... ему было уже всё равно. Пусть снимают отпечатки с его корзинки, снимают побои с Агаты и её хахаля, ловят его, догоняют сейчас, пусть отправят в тюрьму обратно - хватит с него... чапая кроссовками, полными противной влаги, - как невеста на свадьбе, из чьей туфли только что пили, но не допили, чёрт - он уходил; с твёрдым намерением не возвращаться больше... ни на склад, ни на типографию, и с квартиры тоже съедет, оставив раздолбанный игровой автомат в шкафу вместо одежды. Им было так весело, играя... Но в реальной жизни монстры страшней.
Остановившись у машины, Сонни липкими пальцами извлёк пачку сигарет, чиркнул зажигалкой... мысленно думая о том, не вспыхнет ли спирт, которым его покрыло - хотя это вряд ли, вино-то не горит. Зато грёбаная зажигалка, из-за гадкого слоя, покрывшего пальцы, да из-за нервной дрожи в этих пальцах, сработала только раз на пятый; легче, правда, ничуть не стало - подпаленная сигарета стала отдавать привкусом вина, что напомнило о том поцелуе на яхте...
- Блять! Блять!!! - с досады зажигалка полетела куда-то в сторону, закатившись под соседний автомобиль. А взглянув на свой, Сонни вдруг осознал, что и БМВ не может на самом деле считать своим - это Агата выделила ему машину... и потому на автомобиль, который ему так нравился, он уже тоже не может смотреть прежним взглядом. Может, поджечь его на прощание?.. Только вывести с парковки. Да и вещи свои убрать из салона... А впрочем, с хера ли? Он этот автомобиль уже сполна отработал на трах-фронтах и... на простых фронтах тоже. Вот и поедет на ней в Нью-Йорк... домой. Может, взять Лолу с собой? В прошлый раз у них получилось друг друга поддерживать... Хотя её ведь не найдёшь теперь.
Господи, эта сука ведь его чуть не переехала, потому что посчитала, что он с Лолой собрался перепихнуться - а сама жила с другим мужиком всё это время! Позади слышится её голос... хотелось бы думать, что ему это кажется. Но нет, не кажется. Второй акт...
- Какие ещё на хуй обстоятельства?! - вот только не надо говорить, что она жила с ним за деньги, чтобы поправить дела в фирме... потому что от этого он точно не подобреет. - Что значит "Просто живу" - кто он такой, твой брат, твой дядя?! - да хоть папа - тогда так бы Агата сразу и сказала, не пришлось бы бить стеллажи и головы; так что тут явно далеко не так всё просто, как кажется. Он видит её слёзы, оставившие чёрные следы от туши... и ему противно. Сонни кажется, что она плачет из-за этого безымянного латиноса. Может, он убил его там? А знаете что - наплевать, он и её сейчас пригрохнет, и не разу не пожалеет. Он открыл дверь машины, потянувшись в бардачок, и затем пистолет, оказавшись в его руке, щёлкнул предохранителем - c реакцией у Пульса, когда у него пушка в руке, как у чёртова ковбоя, это Агата знала. И пушка сейчас смотрела в её сторону из его вытянутой руки. Так похожая на тот муляж, которым она игралась в Сайлент Хилл, но вполне настоящая...
- Разрушить что? Ничего и не было! - можно было сказать, что это она что-то разрушила, но нет... ничего не было. Он только думал, что что-то было. Взял её за руку в больнице, сделав выбор в её пользу, когда стоило бы эту руку сломать местах в четырёх-пяти, чтобы руль в его сторону не вертела. - Не подходи! Не о чем нам говорить. - Сонни выстрелит. А потом - ещё и переедет через её тело, осторожно и аккуратно, как через "лежачий полицейский", чтобы выехать с парковки супермаркета... так и не сделав ни одной покупки. Хотя, какая теперь разница, поедет в другой магазин - у него есть пачка шальных денег, которыми он с Татой всё равно делиться больше не собирается - и есть замечательный повод нажраться в сопли... можно сказать, он уже начал, вернее, рубашка его уже начала. - Уйди с дороги. - из жизни тоже исчезни.

+1

8

Щеку уже не жгло от удара, что наотмашь отвесил Сонни. Я бегу за ним, но зачем? Знаю, что разговор не выйдет, только все равно бегу, чтобы показать ему, что я здесь. Что я пытаюсь что-то сделать. Ведь если бы мне было наплевать, то как только ложь вскрылась, не стало бы больше нужны играть в карты и притворяться. Если бы все было действительно как думал Пульсоне, то за ним я не пошла, оставив Кортеса разбираться с погромом и платить по счетам. Хотя, тот меня тоже послал, полный обид.
Я видела как Сантино тонул. Тонул в собственной злости, надуманной грязи, в моей лжи. И он даже не пытался спастись, не думал успокоиться и осмотреться по сторонам в поисках берега, просто отчаянно барахтался, глотая воду, и уходил на дно.
В голове роятся, как заботливые пчелы, навязчивые мысли, какие-то ядовитые, какие-то более дельные, но все это мои демоны, что так долго молчали.
Ты видишь, что он даже не хочет тебе поверить! Он и мысли не допускает, что у тебя были причины. Ни одна клетка его души не дрогнула, чтобы попытаться все решить. Ты же видишь, что он просто искал повод разорвать эту нить. Взрослому мужчине надоело ходить под тобой...
- Какие ещё на хуй обстоятельства?!
- Да ты даже сказать мне ничего не даешь! - выкрикиваю ему и тут вспоминаю события этого лета, похожие на сейнерную ситуацию, только роли там были иные - Когда я застала тебя в постели с девицей, я простила тебя! - сначала злилась, хотела убить, но тут же остыла и поняла - Я хотя бы старалась понять! Потому что не хотела терять, а ты... ты... - пытаюсь подобрать слова, чтобы описать все, что чувствую. Я, значит, должна была понять и простить то, что он валялся с другой оба голые в одной постели, хотя если вздумать, ответ там был очевидным - они спали. Что еще, черт возьми, можно делать с женщиной в одной кровати? А он сейчас, поймав меня в одном магазине с мужчиной, не желает слушать. Пульсоне и не может предположить, что Декстер мне не более, чем сожитель, ведь муж к любовникам с таким равнодушие бы не относился.
- Ты урод! Ненавижу тебя - тихо говорю, прекращая делать попытки докричаться и добиться правды. Сжимаю губы, суплюсь, потому что слезы желают вырваться из глаз, но я не желаю, чтобы итальянец видел мою слабость, мое сожаление.
Сонни открывает дверь машины, я подумала, что он собирается уехать. Пусть уезжает, не могу больше останавливать его. Не могу и не хочу. Вытираю слезы, стирая с щек размазанную тушь. Опускаю взгляд на пальцы, где на подушечках остались черные мазки.
- Уйди с дороги. - жестоко произносит Пульсоне, наставив на меня ствол. Я слышала как секундой ранее был снят предохранитель... Он убьет меня? На парковке, вот так просто? Если так, то тюрьма, - это меньшее, что его ожидает. Но мужчина этого не понимает сейчас.
- Без суда виноватая, да? - на выходе усмехаюсь горько я. Убедить, докричаться, остановить, на все это не хватает больше сил. Дуло пистолета, направленное в лоб, как наглядный пример его желания уничтожить меня, убить все, что было или могло быть. Вместо борца со мной сейчас стужа, что даже кончики пальцев мерзнут и сердце стучит так больно.
Я поднимаю руки вверх, в беззащитном жесте "сдаюсь" и отхожу на несколько шагов назад, чтобы машина Сонни могла беспрепятственно выехать и продолжить свой путь. Единственно, что меня тревожило, так это как бы Пульсоне не натворил бед, но об этом предупреждать я его не стала.



Сердце в кулак, а ладонь разжимаю,
Время сказать: «Не держу, отпускаю!»

If I run to you

+1

9

Сонни не хотел говорить. Не хотел... да и не мог, изнутри задушенный эмоциями, злобой, яростью, возросшими ещё и с запалом драки. Равнодушным? Парень, имя которого он так и не узнал, не показался ему равнодушным - напротив, он ведь накинулся на него с кулаками, пытаясь отстоять Агату, защитить её от... видимо, незнакомого мужика - из его глаз ситуация, видимо, выглядела именно так; но это Тату вовсе не красило, как раз даже напротив - выходило, что она врала и тому, и другому... Очередной любовник. Видимо, этому мужику уже не привыкать было терпеть такое её враньё, что ж - остаётся ему только посочувствовать, и порадоваться, что в магазине не встретился случайно кто-нибудь ещё, кого Тата так же использовала, если были такие; а Пульс такое отношение к себе терпеть был не намерен. Не мог терпеть, когда ему врали.
- Да ты даже не пытаешься!
- ну же, скажи, кто этот упырь? Два раза уже спросил. Всё что она делала, так это старалась его успокоить; а иначе говоря - заткнуть. Но и в мыслях не было объясниться, про извиниться - и говорить нечего... видимо, виноватой она себя и не считала. А вот Сонни себя оскорблённым чувствовал... он был верен ей. За всё это время он ни разу даже и не подумал об измене, забил на все свои тюремные мечты и фантазии, живя с Лолой в одном фургоне - даже и не подумал за неделю ни разу о том, о чём в итоге подумала сама Лола в самый неподходящий момент. Он был верен ей! Он хотел серьёзных отношений, и чем дальше смотрел, чем больше хотел их... ему сорок лет, чёрт возьми - когда ему начинать в жизни что-то серьёзное, как не сейчас? Ещё чуть-чуть, и будет уже поздно. Агата могла была стать его серьёзным решением... но не подпускала к своей жизни. Держала на дистанции, которая обернулась в итоге собачьей цепью. Не говорила о своей судьбе... в общем, понятно теперь, почему. И значит, во всё остальное верить он тоже уже не мог - из всего, вообще всего, что она говорила ему, с тем же успехом могло не быть и капли правды. Как если бы она действительно оказалась "попорченной" проституткой, которая начала воротить от раскладушки свой изящный носик.
- Ну-ка напомни: это когда я ещё неделю хромал?! - возникло желание выстрелить ей в ногу - а пусть похромает тоже! И будем считать это прощением. Хотя нет, не будем - рана-то затянется, а вот то, что было - это навсегда. Точнее, на никогда. Такое вот двухмесячное "никогда", от ворот тюрьмы до сентября месяца, словно это не ты жил, словно это не твоя жизнь. Может, он вообще умер? Или задремал в камере, и ему это приснилось?.. Старалась понять, как же. Хорошо ещё, не слишком сильно старалась, иначе трейлер стал бы памятником на его могиле!
- Да ты меня чуть не убила тогда! - она избавиться от него пыталась, а не не хотела терять. Задавить ведь легче! Понятно теперь, что за слухи ходят, что за "проклятие" такое над ней висит, что умирают все её мужчины. Она сама их убивает! А кого не убивает, того сводит в могилу. Сонни не видел, что складывалась такая же самая ситуация, как у трейлера. Ровно точно такая же, несмотря на то, что не было уже рядом ни потенциальных любовниц, ни потенциальных любовников, ни свидетелей уже даже (как ни странно, но облитый каким-то дерьмом мужик на парковке, с пистолетом, направленным на девушку, ничьё внимание так пока и не привлёк). Вместо третьего в треугольнике, или второго, как посмотреть, были лишь его слова, воспоминания в голове "другого" второго или третьего, отчего первой было только ещё хуже - воспоминания имеют свойство вбирать в себя отпечаток эмоций и характера. Эмоции из импульсивного Пульса сейчас так пёрли, что разрывало все дыры, из которых они это делают. Так вот... о ситуации - Агата, пусть по-своему, но тоже пыталась сделать то же самое, как и Сонни тогда, когда скрутил ей руки и заставил Лолу говорить. И как и в тот раз, это не работало.
А что вообще сработало бы? Какой мужчина поверил бы? Какая женщина?.. Сигарета, не выкуренная даже на четверть, упала - Пульс случайно перекусил фильтр. Сплюнул его следом...
- На себя посмотри! Лицемерка... - оттопырил средний палец на левой руке, направив его, в поддержку пистолетного дула, в сторону Агаты. Разве можно быть верным двум людям сразу?.. "Просто живу". Не вязалось это простожительство с тем, что сказал и сделал этот Декстер... Да и Сонни просто не понимал, в принципе, как это - просто жить? Это матросы на её яхте просто паруса натягивали - работали. А как можно жить с тем, кто для тебя ничего не значит, да ещё и за покупками с ним ходить, у Пульса в голове не укладывалось. Зато почему она его так хотела заставить жить от него отдельно - теперь уже прекрасно укладывалось. Он был лишним в её жизни. Всё это время... запретным плодом, как наркотик - на который она, может, и подсела, но который прятала от всех. Вот почему она так стеснялась их отношений - у неё дома был мужчина! Вовсе не из-за какой-то там этики. Уйди с дороги, переедет ведь...
Будет жалеть потом, но будет слишком поздно.
Сонни завёл мотор, выбросив пушку на сидение автомобиля, и поехал... как будто нарочно, плавно и неторопливо, не спеша покинуть место, фактически, преступления. Но оставить позади девушку, которая отражалась теперь в зеркале, преступлением было... это было глупостью, но пока что Сонни, одарив её отражение последним взглядом, этого не понимал. А ещё это было болью... которую не заглушить таблеткой.

+1

10

Вряд ли, если бы я сейчас начала рассказывать все как есть, Сантино прислушался ко мне. Поэтому пыталась его успокоить, чтобы потом сесть и разложить все по полочкам. Да и чтобы начать рассказывать про Декстера, придется начать с самого главного, с Аарона. Но я не хотела, чтобы имя сына упоминалось при таких гнусных обстоятельствах, чтобы факт о его наличии был связан с этими разборками, дракой, дулом пистолета, направленного на меня. Не так я планировала рассказать Пульсоне о наличии ребенка, да и о наличии Кортеса, тоже...
- Да ты меня чуть не убила тогда!
- И этого говорит человек, чуть не выколовший глаза и держащий меня на мушке?! - мне стало даже смешно, если бы не было так грустно. В итоге получается, что мы квиты? Сонни жил с Лолой, барахтался с ней в одной постели, я жила с Декстером. И оба после вскрытия правды готовы были разрушить мир вокруг себя, чтобы убить ту боль. Нет, я прекрасно понимала что натворила и что мой поступок куда хуже, чем измена Пульсоне (пусть Лола и Сонни утверждали, что этого не было, я все равно считаю, что между ними был секс), что я сделала гораздо больнее ему, потому что сейчас у нас есть два месяца. Два месяца, закравшиеся глубоко в душу, и чтобы вырезать это время, придется очень постараться, пройти через боль и шрамы...
Я устало смотрю на жест, что продемонстрировал мне Пульс. Агрессией в ответ не реагирую, улыбаюсь тихонько, хоть в глазах и застыла влага. Это его выбор мчаться, разрывать все контакты и связи. Сантино был похож на слепого, что в страхе и отчаянии вместо того, чтобы подождать помощи, бежит в совершенно другом направлении.
Ненавистный взгляд Сантино жалил меня изнутри. Это покажется странным, но от части я считала себя также преданной. Неужели непонятая до конца ситуация может заставить человека желать совершить убийство?
Постепенно опуская руки, сцепляю их в замок и прижимаю к груди, наблюдая как БМВ удаляется с парковки. Я не трогаюсь с места, пока автомобиль полностью не скрылся с моих глаз. Не хочу куда-то идти и что-то делать, решать. Почему не могу также плюнуть на все и всех и удрать? Я ведь сейчас была в шаге от побега, но... в супермаркете остался Декстер, который не был ни в чем виноват. В своем запале и драке с Пульсом, испанец просто показал, что с женщинами так не обращаются, и не допустит, чтоб при нем кого-то обижали, пусть это его сестра, мать, жена, любовница. А Сонни в его защите рассмотрел совершено иной подтекст.
В кабинете администратора сидели четверо: охранник, администратор, Декстер, что прикладывал пакет льда ко лбу и молодая девушка, на коленках подсчитывая стоимость разбитых бутылок. Я тихо прошла в кабинет и встала у стены, чтобы никому не мешать и не действовать на нервы.
Разборки продлились довольно долго, поэтому Кортес отправил меня забирать Аарона из школы, а сам остался. Остаток дня был загублен, это чувствовал и ребенок, потому как папа долго не возвращался домой... Не знаю где Декстер был, наверно, ему нужно было время проветриться. Всем нужно время... Сантино я тоже мысленно дала несколько дней ,чтобы успокоиться. Чтобы потом прийти и рассказать все.



Время сказать: потерпи, не спеши
Время подняться и просто идти!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Сними розовые очки, они не идут твоим небритым щекам