vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » two and a half man


two and a half man

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Welcome to San Francisco!

http://6url.ru/buY9 http://6url.ru/buY0

Nadia Kovács, Bernadette Rickards, Roland Russo (НПС)

город Сан-Франциско; день-вечер

13 сентября 2014 год

Этот город так сказочно сочетает в себе европейское очарование и шарм старой, но незабытой Америки.
После того, как Бернадетт и Надя забрали из посольства маленького Роланда, они не стали спешить с возвращением домой.
Этот город манит, чарует, до Сакраменто сейчас намного больше, чем тысяча с копейками километров.
Столько надо обсудить, понять, переварить.

+1

2

Кажется, что этот день никогда не закончится. Он начался, как будто, несколько тысяч лет назад и тянется до сих пор. Он приносит что-то радостное, но это «что-то» может омрачиться в любую секунду. И наоборот. Маленький мальчик Роланд потерял своих родителей, малыш, скорее всего, сейчас не понимает, что никогда больше не увидит своих маму и папу. Вообще, для детей смерть – это не что-то конечное, Руссо понадобится много времени, что осознать всю трагичность ситуации. С другой стороны, во всей этой темноте, во всем этом горе, можно найти что-то хорошее. Две одинокие барышни объединились в единое целое. Надю и Бернадетт нельзя назвать теперь лучшими подругами, какими их все-таки считает Ковач, но они связаны. Очень даже крепко. Оба пока в шоке, где-то таится злость на тех людей, которые не хотели им отдавать Роланда. Но все это позади. Наступило новое время, когда зарождается новая жизнь. И если бы все было так радужно…
После того, как Бернадетт отвоевала у злодеев, так их прозвала Надя, когда в терминах сказки пыталась рассказать мальчику о случившемся, они покинули китайское посольство. На улице стоял теплый, солнечный день. Идти им было некуда-то, много неразрешенных вопросов, поэтому в Сакраменто нельзя было вернуться. Да и не особо хотелось. Еще никогда Ковач не чувствовала себя такой живой. Она еще никогда не была такой нужной. И новый опыт ей нравился, правда, он отнимал много сил. Безумно хотелось перекусить, а затем завалиться на мягкую кроватку. Где же они переночуют? Что будут делать?
Еще во время сложного разговора, Рикардс попросила Надю покинуть кабинет. Мальчик крепко задремал у нее на руках, обнимая своими крохотными ручками девушку за шею. И когда блондинка осталась за закрытой дверью, то ей стало страшно. Люди проходили мимо, их не замечая, как будто все это – пустой звук. Ничего не случилось, ничего не произошло. Правильно, у них-то никто не умер. Это у бедного Роланда теперь травма на всю жизнь. Переводчица занервничала. А к месту она тут? Или только мешаться будет? Как она может помочь Бернадетт? Конечно, никто не разрешит им оформить опекунство на двоих, это смешно. Да и сама Ковач не знает, готова ли на такой шаг. Но присутствие этого маленького мальчика рядом, заставляло Надю чувствовать прилив материнского инстинкта. Пока она тут, то постарается помочь всем, чем может. А если ей скажут, что она свободно, то без истерик уйдет. Ребенок – не игрушка, это знают всю.
Блондинка подскочила со стула в тот момент, когда Бенри вышла из кабинета. Она была напряжена, где-то в облаках витала. От нее пахло яростью и сигаретами. Ковач застыла на месте, ей было страшно приближаться к женщине. Вдруг, сейчас тоже «за просто так» огребет, не хотелось вы. Руссо шумно вздохнул, переворачивая головку, на его розовой пухлой щечке осталась отметина от лица Нади. И тут девушка поняла, что сама уже давно не ребенок. И Рикардс ей не мать.
- Ну что? – тихо спросила переводчица, подходя к своей подруге и пытаясь заглянуть той в глаза. Не нужно разводить драму, но и радоваться тут нечему. Ведь с первого раза не получилось, а гадостей обе они нахлебались достаточно. – Я уверена, что все будет хорошо. Ты сможешь получить полную опеку над мальчиком. Просто нужно немного подождать, и вложить много сил и терпения. Но над этим вопросом нам лучше подумать завтра. А сейчас, давай наметим, что будем делать дальше. Нет смысла возвращаться в Сакраменто, нужно найти какой-нибудь отель. И еще я бы не отказалась от того, чтобы перекусить. И держи, я думаю, что ты этого хочешь.
Надя подумала, что Берни нужно просто отвлечь от ее тяжелых мыслей. Если они сейчас побегут делать документы, которые еще нужны для усыновления, то ничего хорошего из этой задумки не выйдет. Они обе устали, проголодались, а еще злые, как собаки. Но с ними теперь малыш Роланд, о котором нужно хорошенько позаботиться. Если честно, то у Ковач уже дрожали руки, ведь Руссо не маленький. Поэтому блондинка передала их сокровище Бернадетт на руки, и еще с минуту наблюдала за тем, как Рикардс ему рада. Из нее вышла бы замечательная мама. И именно такой она будет, да, точно. А Надя здесь только в роли переводчика, пора бы уже найти свое место.
Троица направилась на выход из здания, чтобы уехать куда-нибудь подальше от этого страшного места. Выйдя на улицу, блондинка глубоко вздохнула и направилась следом за Бернадетт. Ковач просто немного саму себя осадила. Ведь она здесь практически никто, а уже влезает в серьезный разговор, какие-то наставления дает. Еще чуть-чуть и что-нибудь испортит, а ведь им не нужны лишние неприятности. Надя помогла Рикардс уложить мальчика на заднее сидение, но тот еще крепко спал, будить его не хотелось.
- Давай я сяду с ним. Так, на всякий случай, - девушка невинно улыбнулась, думая о том, что сама бы могла сесть за руль. Но как-то не привыкла водить чужие машины, только с позволения хозяев.
Загрузившись на заднее сидение, она уложила голову мальчика к себе на колени и придерживала его за плечи, чтобы тот при резком торможении не упал. Он так крепко спал, что при всех этих маневрах только несколько раз громко всхлипнул, не открывая глаз. Блондинка опустила голову, глядя на копну русых волос и тяжко вздохнула. Ей бы не хотелось оказаться на месте мальчика, ведь это так больно. Пусть он даже многого сейчас не понимает, но потом-то все равно придется внятно все заново рассказать. Хорошо, что он сам не пострадал. Погладив малыша по голове, Ковач откинулась на спинку сидения, и посмотрел на Бернадетт.
- Может, заедем куда-нибудь перекусить? Или сначала отель поищем? К сожалению, вообще ничего не знаю об этом городе. Но с удовольствием бы посмотрела достопримечательности. Правда… - Надя прикусила нижнюю губу, обдумывая абсурдность своих слов в данной ситуации. – Да, о чем это я вообще. Мы ведь сюда не гулять приехали.

+1

3

Каким же сладостным и свежим кажется ветер, встречающий на пороге выхода из здания китайского посольства, так и хочется подставить лицо порывистым дуновениям и прикрыть глаза, вдохнуть полные легкие воздуха и на мгновение забыть в блаженстве. Тонкие пальцы взъерошивают длинные белокурые локоны, прическа тут же теряет свой прежний, идеально приглаженный вид, а щеки покрывается легким розоватым румянцем, и, кажется, что женщина вновь ожила. Небольшая победа и принесенные очки в пользу своей команды вызывают волну удовольствия и мотивирующую к новым начинаниям уверенность в себе, которой, порой, так не хватает в той жизни, что осталась за пределами тысячи километров от настоящего места нахождения. Где-то в здании, что с каждым шагом все дальше и дальше остается позади, сидит мужчина, обескураженный резким заявлением незнакомой молодой женщины и ее дерзким нетактичным поведением в отношении к государственным служащим, и предпочитает не думать о том, что ждет его впереди. Бессонные ночи за кипами документов, напряженные разговоры, возможно, судебные разбирательства, если вдруг до них дойдет дело в этой равной борьбе между женщиной, готовой на все ради ребенка и мужчиной, страстно любящим свою работу и твердо ценящим закон.
Милая Надя сразу же возникает возле довольной своим рискованно брошенным вызовом и его результатами Бернадетт, а ребенок все еще находится на ее хрупких руках и тихонько посапывает на женском плече. Во время всех этих грозных споров и нервозного состояния блондинка не успела заметить и четко понять то, что переложила весь груз ответственности и ухода на свою ни в чем не повинную подругу, которая не должна была быть участницей того представления. Рикардс больше всего не хотела втягивать в свои интриги Ковач, хотя здраво оценивала ситуацию и приходила к выводу, что без этой девушки ей придется вести борьбу в одиночку, и, тем более, она была единственной, кому женщина может доверить преодоление порога в общении с будущим сыном.
Ухмыльнувшись на слова Нади, Берн легко коснулась ее плеча, затем перевела взгляд на мальчика и хотела дотронуться пальцами до его вьющихся волос, но боялась отнять у ребенка сладкий сон, и не только потому, что заботилась о нем.  После пробуждения Роланд будет иметь много вопросов, придет в тревожное и по-детски пугливое состояния пере незнакомыми людьми и огромным миром без любимых родителей, которых он, возможно, какое-то время будет пытаться отыскать. Несмотря на все жестокие и правдивые слова, сказанные в здание посольства некоторое время назад.
-Он четко дал понять, что не собирается идти против своей системы, хотя согласился на это дело, - с довольной ухмылкой ответила преисполненная силами, несмотря на все прошедшие события, женщина. Она с Надей и ребенком на ее руках пошли к центральному выходу, периодически ощущая на себе взгляды сотрудников, похоже, прекрасно осведомленных о сложившейся ситуации.
Сан-Франциско, или просто Фриско, встретил подруг свежей вечерней погодой и ветром, дующим с морского побережья, и Бернадетт поймала себя на мысли, что ни за что не забудет этот момент. Минуты просветления, нагрянувшее вместе с потоками воздушных масс вдохновение, ощущение свободы и легкости после невыносимо трудных времен в Сакраменто. Блондинке не хотелось и задумываться о возвращении в родной город, старое правило жить сегодняшним днем вновь имеет свою силу, возможно, на короткое, но невероятно ценное и особенное время.
Надя вдруг отдала Рикардс мальчика в ее руки, и та так крепко прижала ребенка к себе, будто он был бесценным хрустальным изваянием, но не смогла держать ее дольше нескольких секунд, передав ношу обратно девушке.
-Прости, я… - Берн помедлила и зашагала к своему автомобилю, пытаясь подобрать правильные слова в своей голове. – Боюсь сделать ему больно, я тебе говорила, что не умею обращаться с детьми?
Женщина старалась не смотреть в глаза Ковач, когда говорила это, потому что сама не была точно уверена в том, что говорит, и сама не понимала своего поведения по отношению к Роланду. Будто все материнские инстинкты сводились к борьбе за него, а простая помощь была какой-то непосильной ношей.
Рикардс села за руль и завела мотор, приоткрыла окна и поборола желание выкурить сигарету в нервных раздумьях и ожиданий.
-Знаешь, я думаю, нам нужно пока заселиться в отель. Ребенок пока спит и вряд ли захочет есть после пробуждения, а мы с тобой можем потерпеть, - вдруг резко все разрешила блондинка и тронулась с места, выруливая на дорогу, ведущую в центр города.
Старый добрый Фриско встречает своими алыми закатами, свежим морским воздухом и необъяснимо чарующим сочетанием архитектуры старых и новых времен, что удается не каждому историческому мегаполису, как считает Берн. Воспоминания о прошлых двух поездках в Сан-Франциско вызывают в женщине приятное чувство ностальгии и какую-то особую любовь к этим ярким зеленым улочкам, некоторые из которых красиво отделаны под архитектуру европейских стран. Все те же здания, заведения, люди, и порой Берн удивляется, почему она осталась жить не здесь, а в Сакраменто, когда был на то шанс. Какое-то странное рвение остаться в родном городе, несмотря на то, что когда-то она считала его своей клеткой со стальными прутьями, и что именно в нем происходят все беды и приходят проблемы, которых американка прежде предпочитала избегать.
И снова мысли о делах в Сакраменто, Рикардс старательно пытается от них избавиться, отыскивая гостиницу, в которой она останавливалась ранее.
Наконец, машина остановилась возле помпезного входа одной из самых известных гостиниц Сан-Франциско, и довольно быстро женщины прошли регистрацию и поднялись наверх, в свой номер. Просторный люкс с несколькими спальнями оказался очень светлым и уютным, впрочем, этот отель всегда делал ставку на уюте, нежели на дороговизне.
-Пусть мальчик поспит, надо уложить его в кровать, - сказала Бернадетт, отыскивая глазами мини-бар и телефон с книгой услуг, предоставляемыми гостиницей. – Надо бы поесть, но я не хочу оставлять Роланда одного, может, мы закажем еду в номер?

Отредактировано Bernadette Rickards (2014-09-22 14:50:21)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » two and a half man