Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Опасные связи


Опасные связи

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Мозг преступника всегда должен быть начать способен работать в экстренном режиме, в любой момент жизни, потому что форс-мажоры в его жизни случаются чаще, а обойтись могут - дороже, чем у остальных людей. Мозг преступного дельца, в принципе, должен работать постоянно; впрочем, не обязательно преступного - любой, кто пытается вести бизнес, должен думать о своих действиях и их возможных последствиях, о своих связях... То, что его дочь гением криминального мира не была, стало окончательно понятно после того, как она попыталась уйти от ответа на вопрос протяжным и капризным "пааап", а дальше - просто начала отбрасываться от него монотонными ответами, даже не пытаясь включить голову... Ямочки? Ямочки его у неё не были под контролем? Что за херню несёт та, кто во всём пыталась на него быть похожей?..
Не пришёл бы коп к Гвидо сразу, если бы что-нибудь откопал, но если бы нашёл что-нибудь - то продолжил бы копать ещё усерднее и ещё глубже, и не только на Гвидо, но и на его окружение тоже. Пришёл бы Ник к Монтанелли только в том случае, если бы на Сабрину откопал что-нибудь серьёзное, но в этом случае - появился бы не один, а со своим куратором, напарником, или кем бы там ни было, чтобы огласить условия своего шантажа - добраться до Гвидо, как и до любого гангстера, пожалуй, проще всего через его детей... ещё одна причина держать их подальше, чтобы не ставить себя перед сложным выбором - нарушить ли круговую поруку, стать стукачом, но спасти своего попавшего в неприятность отпрыска, или же пожертвовать своим сыном или дочерью, но сохранить свою жизнь, свободу, и своё имя в конечном итоге... Называется это просто "сделкой" - тебе предлагают сдать своих, сознаться в преступлениях, которые совершал, и в итоге - закон отпустит кого-то другого, с меньшим прегрешением, либо - не рецидивиста. Гвидо только в страшном сне мог увидеть перспективу такой "сделки", где фигурантом будет Лео или Сабрина... А кто-либо, взятый на распространении наркотиков - любимый фигурант таких сделок. Кому захочется, чтобы собственный сын, взятый с пакетом с запрещённым веществом, сел бы в тюрьму на ближайшие лет двадцать?
- Не кричи! А что я ещё могу подумать? - его дочь - молодая девушка, у которой есть какие-то тайные делишки, подробностями которых она делиться не торопится, и при этом - вращается она в подозрительных кругах и подозрительных местах, куда часто наведываются копы. Что можно ещё подумать? Чем-то ведь Сабрина торгует, и худший из вариантов - сразу лучше отмести, чтобы потом не было сомнений и переживаний... зачем реагировать на это столь бурно, словно её саму он назвал наркоманкой?
- Ты что делаешь?.. Ты что делаешь?! - он схватил Сабрину за шиворот, оттаскивая от двери; автомобиль опасно вильнул на дороге, но дверца снова захлопнулась, и Гвидо, дабы у дочери не было соблазна, нажал на кнопку пульта, заблокировав все двери в автомобиле. - Совсем с ума сошла? - рывком возвратил её в кресло, и положил руки на руль, выравнивая машину на трассе окончательно. Пришлось сбавить обороты, пока Сабрина не попыталась вырвать у него руль. Вот - теперь у него точно есть повод для беспокойства: а всё ли в порядке у неё с головой, и может быть, стоило бы действительно задуматься, может она не продаёт что-нибудь, а действительно - для себя покупает?.. Он ведь пытался серьёзно поговорить с ней. Так к чему истерики? Монтанелли такое неожиданное поведение дочери злило так же, как и пугало...
- Тебе что, двенадцать лет? Или я в игрушки тут с тобой играю? - разозлился и Гвидо. Говорят, в итальянских семьях не умеют скандалить тихо... что ж - и это чистая правда, даже если речь идёт не о супругах, а об отце с дочерью. Если, конечно, вообще у каких-то народов мира скандалить принято бесшумно - но Монтанелли вот никогда не слышал о таких. - Это серьёзные вещи! И пострадать можешь в первую очередь ты! А могу и я, Винцензо, Маргарита, или дядя Джованни, или кто-то из наших друзей... - которых и Сабрина тоже знает, хотя с ними дел и не ведёт, слава богу... хотя, возможно, это только пока. - ...или, что ещё вероятнее, кто-то из твоих! - а именно эти, с кем бы Рина ни работала, примут первый удар, если рядом заведётся полицейский. Типы со значками тоже поодиночке не ходят, впрочем - если поблизости появляется один, значит, чуть дальше уже ждёт следующий, а то и несколько... И правильно, что Монтанелли его вовремя отвадил, пока это было сделать ещё просто. Похоже, что у Ника и действительно не было ничего серьёзного - ни к дочери, ни к её делам... очень удачное стечение обстоятельств. Впрочем, привычка верить в совпадения - самая дурная и опасная из привычек. А везение - оно вообще удел ирландцев... причём самых глупых, дуракам иногда везёт, это верно, но отнюдь не вечно.
- Я не хочу, чтобы связь с копом потянула тебя за решётку. Но и чтобы "ямочки" эти тебя тянули на дно - не хочу тоже. - добавил Гвидо уже тише и миролюбивее. - Забудь о нём. Ты молода, и вокруг тебя столько хороших молодых людей... - но влюбиться его дочери почему-то обязательно надо было в копа.

+1

22

Я заболеваю. Мой мозг нихрена не соображает..Пишу всякий бред...Но я исправляюсь.
-Все что угодно! Но никак не это!
Она пытается вырвать у отца руль, но  заново пристегнутый ремень безопасности не дает ей возможности дотянуться до него. Машина опасно виляет на дороге.  Резкий поворот направо и ее прижимает к дверце настолько, что она ударяется головой о стекло. Как только машина выравнивается на дороге, ее снова возвращает в  исходное сидячье положение.
Он орет на нее, а она сейчас сидит надувши щеки и чувствует себя пятилетним нашкодившим ребенком. Который разбил любимую папину старую пепельницу, и вместо того, чтобы честно признаться, начинает ворчать и сваливать вину на другого.
-Маргарита, Маргарита. Маргарита... Хоть бы раз маму упомянул... - Она обиженно ворчит, потирая ушибленный затылок но уже хотя бы не орет. Злость уходит, но все еще можно услышать ее недовольное громкое сопение. Маргариты становилось в последнее время как-то через чур много в их жизни. Рина итак с трудом к ней привыкла и смирилась с их свадьбой и появлением Дольфо, который к слову ее недолюбливал. Но она не ее мать. И ставить Марго в один ряд с членами их семьи, с Винцензо, Лео, Джованни... В общем сложно все это.
И они не мои. Они друзья Лео. У меня нет друзей. Я просто получаю деньги. И все. Мне же как-то надо оплачивать свои расходы
И это была чистая правда на тот момент времени. У нее действительно не было друзей. Отчасти благодаря фамилии и Лео. Брат наводил страх и ужас на окружающую "фауну", когда появлялся в универе.  Ей приходилось в основном крутиться в его компании, и общаться исключительно с его друзьями. Потому что люди, к которым ее тянуло и  с которыми было интересно, зачастую обходили стороной, услышав фамилию Монтанелли.
Он опять начинает старую шарманку про то, что с копами встречаться нельзя. А вот чисто из любопытства, будь бы на месте Ника любой другой парень, он бы так же читал ей мораль о том, что она не должна встречаться с теми парнями, которые ему не нравятся?
- Ну не начинай,а. -Протяжно протягивает и на мгновение закрывает глаза. И почему я не родилась мальчиком?-Я поняла-поняла. Никаких больше копов в доме.И вообще, я засяду за учебу, получу диплом и уйду в монастырь. А может лучше сразу- уйду в монастырь без диплома.Ладно, ладно. Пара походов к психологу и я в норме. Обещаю.
В данном случае можно и парой сеансов ограничиться. По крайней мере психолог даст дельный совет, как избавиться от своего иллюзорного мира и забыть Ника. Раз уж на этом так настаивает отец. Ну, а как ей быть с теми людьми, которые работают в департаменте, и которые являются ее хорошими знакомыми? Тоже забыть? Они же ни в чем не виноваты. Они просто люди. Такие же люди, как и она. Разница между ними лишь в социальном положении. Но это не повод, чтобы прятаться от них вечно и избегать встреч в кафе.
-Хороших? Пап..Это вроде тех,которые возле тебя вечно ошиваются и подкатывают ко мне с непристойными предложениями пока тебя нет. Или вроде тех, которые захотели меня изнасиловать в кампусе? Что-то я нигде не вижу этих "хороших". Нынешние парни.. Они просто никакие. Не мой формат. И если ты найдешь хоть одного "хорошего"- дай знать. Занесу его в Красную книгу редких "растений".

+1

23

Неверное мнение - это ошибка. Вырывать руль на полном ходу - это уже идиотизм! Уж точно в том случае, если авария тебе угрожает больше, чем то, что происходит внутри салона; ладно бы на неё пистолет направили, хотя и это ещё как посмотреть, что опаснее - словить пулю или по капоту размазаться... Гвидо поведение дочери не оценил - эта категорическая истеричность... кажется, именно её она у матери унаследовала. Во всяком случае, Монтанелли такие мысли успокаивали - как-то вот у разведённых родителей всегда принято винить во всех недостатках и грахах своих детей другого родителя, Барбара, впрочем, тоже с этим неплохо преуспела, даже в этом же конкретном случае. Или кто был виноват в том, что дочь заперлась в комнате? У неё Гвидо был виноват. Хотя едва ли Барб сама догадывалась, насколько была права конкретно в этом случае...
- Мама тоже совсем не обрадуется, если тебя посадят. - бросил Монтанелли уже спокойнее. Мало было Барбаре пережитых в прошлом переживаний за мужа-бандита, которого могли бы арестовать или убить в любой момент, который часто не ночевал дома и вполне мог однажды вообще не вернуться бы; теперь и дети её находились в таком же положении... и это Сабрина ещё почти не видела полицейских обысков в их доме - и вряд ли запомнила их так хорошо, в двух-трёхлетнем возрасте... Их дом попросту незачем уже было обыскивать, когда отец съехал - с обыском копы приходили в его личный дом.
Маргарита же... а куда деваться от этого? Пусть Рина и Лео были уже слишком взрослыми, чтобы нуждаться в матери или мачехе, Марго всё-таки становилась частью семьи. И была матерью их младшего брата, как ни поверни - Дольфо тоже носил фамилию Монтанелли. Вернее, будет носить в будущем, когда Гвидо докажет и подтвердит факт своего отцовства перед законом, и можно будет сделать поправки в свидетельстве о рождении мальчика и присвоить ему американское гражданство...
Гвидо издал неопределённый звук, когда Сабрина вдруг заявила, что у неё нет друзей, не желая продолжать тему. Во-первых, это напоминало причитания не принятого среди одноклассников подростка, а Рина уже вышла из этого возраста; во-вторых, это было враньём - если бы она хотела завести себе друзей, то сделала бы это; а что мешает друзьям Лео быть и её друзьями тоже, кстати? Не так уж сильно их фамилия звучала. Да и не так уж обязательно вообще было произносить её вслух при любом удобном случае...
- А можно всё то же самое, только без монастыря и психологов? - примирительно спросил Монтанелли, слегка притянув дочку к себе, приобнимая, и чмокнув в темечко. Не хватало ещё, чтобы его дочь начала мозгоправам выкладывать про то, что творится внутри их семейства! А их фамилия начала красоваться в списке пациентов психотерапевта, нет уж, этого она точно не выдержит... Она серьёзно собралась на сеанс такой терапии?
- Не понял. Это кто к тебе с чем подкатывал? - нахмурился вдруг Гвидо. Если кто-то из его окружения делал Сабрине какие-то грязные намёки, то этот кто-то отскочит от него так далеко, что размажется по той поверхности, на которую упадёт, так, что вся королевская рать не соберёт, неуважения к своей дочери Монтанелли не потерпит; хотелось бы надеяться - она просто утрирует. Да и кто мог, впрочем? И что значит "ошиваются" - Гвидо не так уж часто появляется где-то с охраной или в обществе солдат Семьи...
- Ох, ты всё об этом... - Гвидо сокрушённо мотнул головой. Он ведь уложил их тогда в больницу, всех пятерых, чего она ещё хочет? Или что, весь мир теперь состоит из насильников, алкашей и дегенератов? Он-то считал, что они давно уже пережили этот момент, да и изнасилования ведь не удалось никакого... или всё же про это ей стоило поговорить с матерью, а не с отцом? - Знаешь, может, не мне давать советы по отношениям, но я всё-таки попробую. Не жди идеальной половинки. Идеальных просто не бывает. - а тот, кто пытается быть слишком уж складным, наверняка скрывает за душой что-то такое, от чего волосы дыбом встанут (взглянуть хоть вот на самого Гвидо - под дорогим костюмом скрывается мясницкий халат и литры человеческой крови). Или бывает по-другому - в итоге тот, кто казался тебе идеалом, оказывается просто иллюзией... - Я не идеал, Маргарита - не идеал, твоя мать - не идеал... Но если за отношения не бороться - какой в них смысл?.. - весь смысл в шекспировской "Ромео и Джульетта", пожалуй, не в силе любви, а в стремлении бороться за свои отношения. Как-то вот так вот - по-детски, непримиримо, с летальным исходом; пьеса вообще не о любви, а о непримиримости, которая становится фатальной в конце...
- А Бёркхарт? Боролся он за ваши отношения? Или он был прям уж "твой формат", из Красной книги?
- да не верил в это Гвидо... и более того, наглядно это видел. А Сабрина едва ли действительно так глупа, чтобы продолжать такие отношения с полицейским, при её-то роде деятельности... Монтанелли остановил машину снова возле дома Барбары. Прокатившись, они просто сделали круг по городу.

+1

24

-Тогда только монастырь остается. А с кем мне еще разговаривать? Только со священником. Ты вечно занят, мама гоняется за очередным денежным кошельком, Лео..Тот практически перестал приезжать домой. Скоро забудет о том, что сестре иногда звонить надо и разговаривать не только по делу.
Отстегивает ремень безопасности, прижимается к отцу и дает себя поцеловать в макушку, хлюпнув носом. Кажется, отпускает. И никто даже не может предположить того, как ей  в такой большой и шумной семье было одиноко. В скором будущем мать покинет дом и отдаст его в ее полное распоряжение. Лео- тот не сможет же вечно тянуть ее за собой в качестве хвоста. Очень скоро он почувствует, что тащит обузу. А у отца и без нее уже была своя другая семья и свой другой ребенок. От одиночества она с головой уйдет в виртуальный мир, потом, в будущем, заведет себе кошку, а после уже начнет строить свою жизнь, и может быть, даже в этой новой жизни появятся люди, которых она сможет назвать  своими друзьями. А пока у нее было полное право сейчас сидеть и ныть, что ее никто не любит.
-Кто подкатывал, тот ни с чем и откатывал. Не беспокойся.
Она улыбается, обнимая отца еще крепче. Зачем ему все и обо всем знать? Она сама за себя постоять сможет. А про тех пятерых... никто же не просил о том, чтобы  он приезжал в кампус и попереламывал бедолагам кости. Она бы и сама восстановила свою репутацию, она бы справилась. Кулаки, конечно, не ее метод, но месть-это блюдо, которое нужно подавать холодным. Так ее учила Ливия. Ожидание, наблюдение и нападение на противника тогда, когда он меньше всего этого от тебя ожидает. Как ей становиться самостоятельной, ответственной? Как ей учиться переживать такие моменты? Как ей научиться полагаться на саму себя? Когда за нее все решают? А если отца рядом не будет, и брата, ей ведь придется разгребать все свои проблемы в одиночку. Придет же такое время под названием "взрослая жизнь"  когда-нибудь, а она будет не готова. Нет. Она должна сама учиться давать отпор трудностям и неудачам.
Он снова вернулся к теме Бёркхарта. Она закрывает глаза и кладет свою голову ему на плечо.
-Давай оставим его в покое. Слишком много чести для него на сегодня. К тому же ты сам говорил, что вокруг меня полно молодых людей. А если ты и дальше будешь о нем говорить, то как же я  смогу забыть?
Одно Сабрина поняла точно: с отцом на тему дел сердечных разговаривать было бесполезно. Мужчины. Что надо брошенной женщине, чтобы успокоиться? Поплакаться, выговориться, разбить что-нибудь об чью-нибудь голову, проораться, съесть ведро шоколадного мороженного, просмотреть любимые мелодрамы, напиться, потом пойти на шопинг и возвращаясь домой с десятью пакетами ненужного хлама понять, что все это полная чушь. И ни один мужик не достоин слез и драгоценных нервов. Не с мужиками надо говорить о своих сердечных делах. От куда им знать, как утешить женщину и чего она хочет в данный момент? Женщину в такой ситуации поймет только другая женщина. Может позвонить Агате или Ливии? Сходить в кино или пройтись  по магазинам? Ее матери надо было с ней разговаривать самой. Но Барбара зачем-то позвонила Гвидо. В принципе Рина была за это ей благодарна. За подаренную возможность поговорить и побыть наедине со своим отцом. И ей сейчас совсем не хотелось его отпускать. Ей хотелось, чтобы этот день он провел с ней, и они бы втроем поужинали на одним столом. А может быть даже и вчетвером. Один звонок и Лео бы с радостью приехал. Она в этом ни на минуту не сомневалась.
-Зайдешь? Или торопишься к своей "Мисс не идеал"?

+1

25

Вообще-то, стоило бы остановиться подробнее на том, кто из его солдат делал его дочери какие-то непристойные намёки, чтобы потом и ему тоже кости переломать, и Гвидо даже скрывать бы не стал, что одно с другим взаимосвязано - ладно ещё, если какие-то недалёкие студенты-наркоманы не знали, с кем связались в общественной уборной (впрочем, их поступок был непристоен и недопустим и сам по себе, что Монтанелли тоже подталкивало тогда к подобной расправе), но те, кто находится с ним рядом, и расклад знают вполне хорошо, за неуважение к членам семьи боссов получают втридорога сильнее и вне очереди. А расплачиваться могут потом всю жизнь, если она на этом же и не оборвётся... Это не значило, что Гвидо собирался оберегать Сабрину от любых контактов со своими людьми, даже включая и любовные, речь идёт именно об уважении - если у кого-то из детей солдат Торелли, или кто-то из молодых соучастников будет ухаживать за ней, с серьёзными намерениями, с действительным желанием сохранить отношения, а не просто переспать и бросить потом - почему бы он должен это запретить?.. Но, видимо, у Рины вообще сегодня было настроение такое - всё преувеличивать до гигантских размеров: превращать отца в дракона, который запер её в башне и никого не подпускает, обвинять в чём-то брата, приветственную улыбку счесть за пошлый намёк... Вообще, может, и правда, стоило бы Барбаре с ней поговорить? У женщин ведь бывают такие дни... когда им мужчинами понять друга невозможно на всех уровнях, а склонность к преувеличению как раз возрастает. Сабрина давно уже не маленькая девочка.
- Ну это ты утрируешь... - не может быть всё так плохо. Да и Лео... в конце концов, можно брату и самой позвонить - на него ведь подростковое правило "первых звонков" не распространяется, так? А мама, вот прямо сейчас, дома, и переживает за дочь... которая как раз и закрылась наверху, никого не желая подпускать к себе близко, ни отца, ни мать, ни брата. - Приезжай сегодня к нам на ужин? - предложил, обнимаясь, чтобы Сабрина сама увидела, насколько не права. Впрочем, почему только сегодня или завтра? Его дочь всегда может прийти к нему домой - к нему, к брату и к его матери, и для этого не надо никаких особенных поводов. Это ведь и называется - быть семьёй. В этом весь смысл того, что они носят одну фамилию...
- Ты права... - улыбнулся Монтанелли, соглашаясь. Главное, что Сабрина сама согласилась, что его действительно нужно и стоит забыть - это уже хороший прогресс, это говорит о том, что он её всё-таки убедил... хотелось бы надеяться, конечно, что "полно молодых людей" не будет означать, что она готова будет перепробовать с каждым или, тем более уж, одновременно с несколькими. - Слишком много чести. - вот она - главная мысль сегодняшнего дня; слишком много чести какому-то рядовому детективу с полицейским значком крутить роман с Сабриной - это не она его недостойна, наоборот, она слишком хороша для него. Если вдуматься немного глубже, то кто он такой? Помнит ли вообще свои корни? И кто такие Монтанелли, потомки "виноградных донов" с Сицилии и риских патрициев? Рина - дочь, может, и не самого главного мафиози страны, но высокопоставленного члена Коза Ностры, это уж точно без преувеличений, и за каким-то копом, который к сорока годам сопьётся, она замужем оказаться уж точно не должна. Пожалуй, это та главная часть, которую он должен притворить в жизнь, как её отец, это его роль, как мужчины, главы семьи, а по поводу сердечных дел, и вправду, уж лучше общаться с представителями своего пола... лучше матери ей уж точно никто не подскажет, отца-то она из дома выгнала, поняв, что он не тот идеал, который она хотела бы видеть. Может, и правда, Барбара сумеет дочери посоветовать кого-нибудь честного и достойного? Гвидо ведь именно об этом думал лет шестнадцать назад, утешая себя. Что близость отца-бандита детям на пользу не пойдёт. Но не умирать же ему теперь?..
- Вообще-то мне надо к Рику заехать, он меня ждёт. - Рик - это было прозвище Джованни, одно из, по его фамилии. И не то, чтобы Монтанелли-старший торопился, но и направлялся сейчас не домой, а по делам Семьи - как действующий босс организации, он и должен был делать так, чтобы приказы дона доходили до исполнителей и капитанов... так что, фактически, этим и занимался сейчас - доводил информацию. - Если хочешь, поехали к нему вместе. - Гвидо пожал плечами. Джованни вряд ли будет сильно против, особенно если Сабрина не будет мешать их разговору или не попытается подслушать что-нибудь, что её не касается - а может, и посмотрит на то, как отец "работает". Нельзя так выражаться, впрочем - они не работают, работает тракторист в поле, грузчик в порту и токарь на заводе; они - бизнесмены и потому ведут дела. Рина - тоже ведёт свои дела, и кто знает, быть может, однажды их с отцом дела будут общими - если раньше Монтанелли этого боялся, то только потому, что и "дела" вёл совсем другие, для которых Сабрина и Лео просто не подходили. Его дети - чистильщики? Никогда. Они и не смогут, он это чувствует. Но сейчас... если уж Лео и Рина решили пойти по его дороге - на кого, как не на них, Гвидо должен опираться в будущем?

давай завершать, может? :)

+1

26

-К вам- это к тебе и Маргарите? - Да, ей хотелось поужинать с отцом. Только с отцом. Но никак ни с Марго и Дольфо. Ладно, пусть Марго будет. Но мелкого Рина почему-то с первого взгляда невзлюбила, как и он ее впрочем тоже. Этот пакостник вечно ей жизнь портил. Еще ни одна встреча с новой семьей отца не заканчивалась хорошо. Даже когда она не знала о существовании Дольфо. С Марго они честно пытаются найти общий язык. С трудом, но это получается. По крайней мере уже без конфликтов их общение проходит. И Рина давно перестала пытаться ее компромитировать, чтобы доказать отцу, что она ему не пара. В какой-то определенный момент она махнула на это рукой. И пожелала им обоим счастья в личной жизни, на их свадьбе.
-Я подумаю. Наверное, да. -Пауза, данная на размышление, слишком затянулась. Сказать "нет"- означало бы заново начать разговор, который они хотели закончить и обидеть отца. Она не могла сказать "нет".  Согласившись на ужин, она должна показать, что с ней все в порядке. Она снова живет, занимается своими делами, улыбается, и у нее по прежнему есть отменный аппетит к еде, которую готовит папа.
-Только, чур, готовим вместе!- Старая добрая любимая семейная традиция. Готовить что-нибудь вместе. Когда последний раз они делали это? Надо будет позвонить Лео и позвать его пойти на ужин вместе. Братец тоже любит готовить, но больше всего он любит тырить со стола ингридиенты. Семейная готовка-это весело. Всегда можно кого-нибудь обвалять в муке или измазать чей-нибудь рот джемом. - И  я позвоню Лео. Может быть придем вдвоем.
Хотелось, чтобы и мама тоже с ними поехала. Но это было не возможно и это были нереальные мечты. Барбара итак терпела Гвидо и Марго под одной крышей- один-два раза в году. На ее и  Лео День Рождение. На большее она была просто не способна.
-Нет. Езжай. Мы с тобой итак неплохо погуляли. А мне нужно собраться и предупредить маму, что я сегодня ужинаю с тобой.
Может она и хотела поехать вместе с отцом к дяде Джованни, но посчитала, что будет там лишней и будет только мешаться. К тому же они с отцом будут там о своих делах всяких разговаривать, а не о ее успехах в универе или о ее занятиях танцами.Так что пусть едет один. А она с пользой дома проведет время, выбирая, что надеть на ужин, напишет пост в своем блоге, послушает музыку, в очередной раз поругается с мамой из-за того, что ее музыка мешает ей работать, позвонит брату и потащит его за собой к отцу. Потому что одна она не справится. Потому что ей нужно улыбаться и делать вид, что все хорошо. Ей нужна поддержка.
-Спасибо. Я люблю тебя. Увидимся вечером.
Напоследок она обнимает отца и целует его в щеку. Выходя из машины, закрывает за собой дверцу и идет к дому, где на лестнице ее уже ждет мать. Она волнуется за нее. По ней сейчас это видно. Рина подумала, что наверное, Барбара  все это время смотрела в окно и ждала, когда они с отцом вернуться обратно. Она обнимает маму, поворачивается и машет отцу напоследок рукой, провожая взглядом уезжающую машину. На мамин вопрос, как дела, отвечает, что все нормально. Может выпросить у родителей поездку в Италию? Ей бы это непременно пошло на пользу. Теперь все точно будет нормально. Просто на это нормально требуется чуть больше времени и простая смена обстановки не повредит.«E... io ti amavo, ti amavo davvero. Anche se a volte non son stato sincere .Quando dicevi se non cambi vado via .Veramente non ci credevo io, No, non ci credevo...»

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Опасные связи