Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » As Time Goes By


As Time Goes By

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://se.uploads.ru/t/1viaW.png


Участники: Saoirse Flanagan and  Jonas Di Stefano
Место: Сакраменто
Погодные условия: Идет дождь. +15.
О флештайме: Вроде бы, ничего особенного: убить девушку. Понятно, что профессиональному киллеру это не составит труда. Но такой, казалось бы, обычный будний день заканчивается для наёмника неожиданным поворотом событий: ситуация выходит из-под контроля и последствия могут превзойти даже самые худшие ожидания.

+1

2

вв

       Почти два месяца прошло с того времени, как Сирша покинула родной дом в Канаде и приехала сюда, в Сакраменто, к брату. Он, кажется, не возражал против такого её долго присутствия дома, и даже тактично не начинал эту неприятную тему про мужа, про долги и про то, почему же он не звонит. Они вообще не разговаривали об этом с того самого моменты в машине, когда он вез её из аэропорта домой, а она врала, глядя ему прямо в глаза.
       С каждым днем становилось всё хуже и хуже. Сирше уже не видела никакого светлого будущего впереди, натянуто улыбалась, была активной, приветливой, дружелюбной, но всё чаще закрывалась в своей комнате, чтобы просто лежать, глядя в потолок, или уходила якобы по делам, притворялась, что ведет почти такой же активный образ жизни, как раньше, хотя сама наворачивала круги по городу, следуя уже изученного до каждого камня маршруту: дом-парк-зоопарк-кафе-дом. Каждый день одно и то же, и даже от этого дни становились всё более серыми и неприятными. Но она просто не знала, чем еще себя занять. Было стыдно просить денег у брата, он бы начал задавать вопросы, так что приходилось обходиться минимальными расходами на еду и собственными ногами в качестве транспорта.

       День близился к вечеру, и Сирша находилась уже почти в самом конце своего маршрута. Она покинула приделы городского зоопарка буквально пять минут назад и сейчас переходила дорогу, одновременно с этим борясь со стойким желанием закурить. Это желание преследовало её уже несколько дней, хотя она распрощалась с этой пагубной привычкой, и вот уже почти четыре года никак не пересекалась с никотином. Начать всё заново, лишь потому, что на душе плохо? А затем снова долго и мучительно бросать, потому что курение не вписывалось в поведении женщиной, которой она всегда хотела быть или, может быть, казаться.
Так же она решала, насколько сильно устала, и каким путем идти в кафе: по оживленный, изученной вдоль и поперек улице, или по переулку с редкими прохожими, но сэкономив себе целых десять минут. И как-то всё её вокруг достало, что Сирша махнула рукой, да свернула в переулок. Ей не хотелось жить в Сакраменто, хотелось обратно, домой, но с каждый днем она всё лучше и лучше ориентировалась в этом городе, в хитросплетении переулков и дорог. И это не могло её не пугать. Неужели всё? Неужели навсегда?
       Чем дальше девушка уходила от оживленной улицы, тем хуже себя чувствовала. Теперь ей уже даже казалось, что она придет домой и разрыдается, потому что устала барахтаться в этой безнадеге. И хоть бы Лиама не было дома, когда она придет. Меньше всего ей хотелось рыдать при брате.

Отредактировано Saoirse Flanagan (2014-09-25 18:06:12)

+1

3

Рабочий день Стефано начался со звонка его посредника, Франца Шелдона. Тот сказал, что дело серьезное и детали требуется обсудить один на один. Заказ поступил, видимо, не от мафии, а значит, соглашаться на его выполнение следовало очень предусмотрительно. Разговор тет-а-тет состоялся в закрытом клубе, там, где в начальниках сидел брат Франца. Для Джонаса родственные связи не говорили ни о чем, и тем более он не считал их гарантией секретности информации. Но так хотел посредник, и это было и вправду безопасно. А встречи в данном клубе — анонимны как для полиции, так и для всех остальных, желающих выудить информацию про Скинни.
         Стефано прибыл в клуб в назначенное время и теперь откровенно скучал, сидя в обществе навязанной ему девушки. Время от времени он посматривал на часы, но так, чтобы собеседница этого не заметила и не обиделась. Девушка старалась занять его разговорами на совершенно разные и ничем не связанные между собой темы, но, увы, безуспешно. Минуты тянулись за минутами, а для Стефано время и вовсе остановилось. Наконец, на пороге открывшейся двери появился Шелдон в дорогом, безупречно сидящем на нем костюме, выглаженной, белоснежной рубашке, темно-красном галстуке и начищенных ботинках. Извинившись за опоздание и сев напротив киллера, он знаком попросил девушку покинуть комнату. Та, беспрекословно повинуясь, поднялась с дивана, на котором сидел Джонас, и вышла из помещения. Несколько секунд молчания и долгий, тяжелый взгляд Стефано. Киллер, не прерывая зрительного контакта, затянулся и выдохнул сизый дым.
  — Извини, Джонас. Я опоздал, — тихо, как будто стараясь примиряющим тоном вымолить прощение, сказал Франц.
  — Это не мое дело, по какой причине ты опоздал. Но советую тебе этого больше не повторять. Я не люблю ждать. Ты знаешь... А теперь ближе к делу. Кто заказчик? Кого заказал? Зачем? И нужны ли ему доказательства, что заказ выполнен?
  Шелдон вздохнул, застигнутый врасплох таким обилием вопросов, потом ответил:
  — Заказали вот эту девушку, — он положил на стол несколько фотографий, на которых была запечатлена одна и та же молодая особа весьма привлекательной внешности. — Заказчик — владелец казино "Abyss". Девушка, а точнее ее муж, задолжал заведению круглую сумму денег. Он был известен своей страстью к азартным играм, и как это часто бывает, проигрался в пух и прах. А потом исчез. Естественно, что разъяренный босс казино решил утолить свой гнев, заказав ни в чем не повинную девушку. Что по поводу доказательств, то ему они нужны в виде фотографий убитой.
  Стефано стряхнул пепел с сигареты, продолжая неотрывно смотреть на собеседника. "Убить девушку. Что может быть проще? Она, судя по фотографиям, и не думает прятаться от потенциальной угрозы со стороны владельца казино. Может быть, она вообще не ожидает, что её могут заказать? В общем, не в этом суть."
  — К какому сроку мне нужно убрать её?
  — Сегодня же. И еще: заказчик не терпит опозданий, просрочек и задержек. Так что ты это тоже учти.
  Скинни устало прикрыл глаза. В который раз Франц напоминает ему, как маленькому ребенку, что все нужно делать в срок.
  — Франци.
  — М?
  — Я хоть когда-нибудь разочаровал заказчика невыполненным в срок убийством и другими мелкими неприятностями?
  — Нет.
  — А тогда почему ты мне все время об этом напоминаешь? — Джонас нервно затянулся и, выдохнув клубы дыма, затушил почти догоревшую сигарету в пепельнице.
         Франц удивленно приподнял брови. Стефано сегодня был явно не в духе и решил выпустить пар именно на своем посреднике. Что ж, может быть это и к лучшему. Во всяком случае Шелдон и вправду оказался виноват, опоздав на встречу.
  — Дай, пожалуйста, документы и информацию на неё. — Стефано, наклонившись вперед, взял поданную ему папку с делом. — Где она появляется чаще всего?
  — Дом-парк-зоопарк-кафе-дом, — Франц улыбнулся.


Несколько позже.



      Он выследил её сразу. Конечно, что за сложность вычислить ни о чем не подозревающую девушку? Да еще и такому профессионалу как Скинни. Вот она не спеша вышла из зоопарка, перешла дорогу. Сирша, кажется, так её зовут, о чем-то думала, и её мысли были из ряда невеселых. Джонас снял пистолет с предохранителя, потом поставил обратно. Еще рано. Слишком рано. Много людей, а значит и лишних свидетелей. Тем временем она, недолго поколебавшись, выбрала гибельный для себя путь, свернув в безлюдный переулок. Стефано включил машину, взятую на прокат, и последовал за девушкой туда же. Она медленно шла по улице, не обращая ни на кого внимания. Да и не было здесь прохожих, на которых можно было бы обратить внимание. В переулке было пустынно и безлюдно. Идеальный вариант для убийства. Джонас, приоткрыв дверь, остановил машину рядом с Сиршей. Доли секунды на то, чтобы закрыть ей рот, заломать сопротивляющуюся девушку и запихнуть в машину, перед этим лишив её сознания ударом приклада по голове. Бросив бессильную Сиршу на заднее сиденье машины, Джонас закрыл дверь, обошел автомобиль и, посмотрев по сторонам, сел за руль. Машина, плавно тронувшись с места, выехала с другой стороны переулка и взяла курс на окраины Сакраменто.

+1

4

За своими невеселыми мыслями Кейт даже не заметила, что в переулок свернула темная машина. Под колесами скрипят камушки, но девушка даже оборачивается, делает несколько шагов в сторону, чтобы не мешать автомобилю проехать и продолжает идти по своему пути. Она понятия не имеет, как часто ездят тут машины и ездят ли вообще. Она, по несчастливой случайности, свернула сюда в первый раз за всё время, пока ходила по этому маршруту. Знала, что можно пройти по этому пути, знала, что это сэкономит ей время, но никогда не испытывала потребности поскорее оказаться дома. Специально оттягивала этот момент и старалась побыть на улице подольше. Иногда, если мысли уносили её слишком далеко, и она шла быстрым шагом, и доходила до комплекса слишком рано, она наворачивала вокруг комплекса пару кругом, старательно вытягивая шею каждый раз, когда проходила мимо проезжей части: ей не хотелось, чтобы брат увидел её. Не понятно, правда, что это ей давало. Бросаться в кусты, завидев его машину, она в любом случае не собиралась.
       Их отношения с братом стали еще более сложными и запутанными. Когда они находились под одной крышей, всё было нормально. Они разговаривали, разговаривали душевно, и лишь изредка невольно проскальзывали колкие, флиртующие фразы, за которые им обоим было неловко. Но с неловкостью они с этой справлялись довольно легко, как делали это на протяжении вот уже почти десяти лет. Ко всему прочему, Сирша скучала по мужу, хотя и стыдилась этого. После того, что он сделал, после того, как поступил с ней и с самим с собой, она скучала по нему и частенько находила себя в кресле с телефоном, с неподвижным, мертвым взглядом, в ожидании его звонка. Да что там... Она даже звонила ему. Всего один раз, и телефон оказался выключен. Ничего удивительного... Стыдно, но сомнения из души выгнать было сложно. Поторопилась? Зря уехала? Может еще можно было что-то изменить? И тут уже девушка не могла себя понять: то ли она готова простить мужа ради жизни, к которой привыкла, то ли ради него самого.

       Кто-то хватает её за руки, и в первый момент растерянная девушка не понимает, что происходит. Сопротивляется, конечно, пытается закричать, но жесткая ладонь, прижатая ко рту, лишает её возможность издать даже какой-то тихий звук. Да и какой смысл? В переулке никого больше нет кроме машины, её водителя и беззащитной девушки.
       Резкая боль вспыхивает где-то к районе затылка, а затем утягивает Сиршу в липкое, темное забытье, которое, к сожалению или к счастью, длится совсем недолго. Девушка приходит в себя уже на заднем сиденье автомобиля. Голова раскалывается от удара, боль мешает думать. Сирша садится, одной рукой упираясь в кожаное сидение, а второй держась за голову. Пальцы путаются в волосах, девушка ищет рану, но находит только шишку, прикосновение к которой приносит только очередную вспышку боли. - Что происходит? - она вертит головой и пытается понять, как далеко они уже уехали. - Что вы делаете? - взгляд останавливается на зеркале заднего вида, в котором она видит светлую кожу своего похитителя и сосредоточенный взгляд глаз, подведенных черным карандашом. - Это, должно быть, какая-то ошибка... - всё тело сковывает страхом. Девушка тянется к двери, пытается открыть, но они, конечно же, заблокированы. - Выпустите меня немедленно! - каждая реплика чуть громче предыдущей. Сейчас Сирша забилась в дальний угол машины и решает, пора ли пугать незнакомца Лиамом или стоит повременить.

+1

5

Девушка, как и рассчитывал Джонас, очнулась слишком быстро. Испуганная и явно не понимающая что происходит, она попыталась прояснить ситуацию, задав несколько вопросов. Так как ответа на них не последовало, она, скованная страхом, забилась в угол машины и затихла на заднем сиденье. Стефано молча посмотрел на Сиршу в стекло заднего вида. "Ей предстоит умереть из-за своего мужа, который, можно сказать, предал её. Да, жизнь жестока. Кто оборвет её связь с реальностью? По иронии судьбы это должен сделать я. Мне не жаль её, не жаль её жизни, и я не буду жалеть об этом поступке. Почему я об этом думаю? Не знаю. Она слишком несчастна и потеряна в этом мире. И никому не сделав вреда, пала жертвой интересов. И все из-за чего? Из-за денег...". В памяти Стефано яркой вспышкой, заставившей на миг почувствовать страшнейшую душевную боль прошедших лет, вспыхнула картина смерти родителей. Из-за денег... Из-за них... Они погибли... И теперь он, Джонас Ди Стефано, за кругленькую сумму должен убрать с пути бизнесмена эту ни в чем не повинную девушку. Вряд ли про неё кто-нибудь, кроме брата, вспомнит. Но почему она? Ведь она так же любит эту жизнь, несмотря на то, что именно от неё она несчастна, так же хочет жить и имеет на это право. Стефано судорожно сдавил руль, так что чуть скрипнули перчатки. Наконец, он решил нарушить молчание:
   — Вы сказали, что это какая-то ошибка и недоразумение. Нет. Это не ошибка. Я Вам, конечно, сочувствую и сожалею, что так получилось, но Вас заказали. — Стефано видел, как полный ужаса взгляд девушки остановился на нём, как она хотела что-то возразить. Но он не дал ей этого сделать. — Не трудно догадаться, что Вы кому-то задолжали крупную сумму денег. Я знаю, что Вы хотите сказать. Да, заказчику глубоко наплевать, что эти деньги проиграл Ваш муж. Заказали Вас и я должен этот заказ выполнить.
      В подтверждение его слов, машина резко остановилась, так что непристёгнутую девушку кинуло вперед. Она тихонько вскрикнула, когда Джонас вытащил её из  салона автомобиля. Пыталась сопротивляться, но на её запястьях защелкнулись наручники, и был завязан рот. Стефано грубо бросил её на землю. Теперь девушка не могла издать ни единого звука и не пошевелиться ни на йоту. Железом лязгнул снятый с предохранителя пистолет и направленный ей прямо в лоб, между красиво очерченных бровей. Вдох... выдох... Стефано закрыл глаза. Всего лишь нажать на курок, и пистолет, с силой дернувшись в руке, завершит начатое дело. Но всё оказалось не так просто. Звенящая от ожидания тишина нарушилась еле слышным лязгом пружины спускового крючка. Умоляющий взгляд девушки, полный ужаса и отчаяния заставил Джонаса на секунду пожалеть о том, что он должен сделать. Убить человека... Убить... человека... Убить. Это его работа. Получать за убийство деньги. Почему же тогда он не может всадить пулю ей в лоб и поставить точку в этом деле, которое задело его человеческие чувства?
      Девушка отшатнулась от киллера, когда он, опустив пистолет, подошел к ней. Незаметно поставив оружие на предохранитель, Стефано опустился рядом с ней на корточки. Грубо взяв Сиршу за подбородок и развернув лицом к себе, молча посмотрел ей в глаза.
    — Ты хочешь жить?
       Девушка попыталась что-то сказать, но её рот был завязан. Джонас чуть заметно усмехнулся, потом не спеша встал, но не отпустил Сиршу. Ловя на себе умоляющий и полный немого ожидания взгляд каре-зелёных глаз, Стефано медленно, чтобы не испугать жертву, убрал пистолет за пояс, затем аккуратно взял Сиршу за волосы. Не отпуская её взгляда, Джонас резким движением свернул голову девушки на бок. Та, став в его руках бессильной и еще более беспомощной, затихла, казалось, уже навсегда. Но Стефано преследовал другую цель, поэтому не убил, а только лишил её сознания. Он снял наручники с запястий девушки и развязал ей рот, потом бережно положил Сиршу на землю. Он не смог её убить. Не смог. Почему? На этот вопрос у него не находилось конкретного и ясного ответа. Просто не смог. До этого момента он даже и не предполагал, что убить невинного человека настолько сложно. Да, профессиональный киллер, а встретился с этим первый раз. Первый и последний. Но как объяснить Францу, почему он не смог выполнить столь легкий заказ? Почувствовал жалость? Не смог видеть несправедливость? В конце концов, купился на внешность? Нет, нет и нет. Все эти бессмысленные предположения и отговорки не отражали тех чувств, которые он испытывал сейчас. Ждать, когда она очнется не имело смысла. Всё-таки после того, как он её вырубил, очнувшись, Сирша не должна была его помнить. А, следовательно, увидев Стефано рядом, она стала бы его расспрашивать и несомненно подозревать. Поэтому Джонас, не оборачиваясь, пошёл к машине. Сев за руль и бросив пистолет на соседнее сиденье, он повернул ключ зажигания. Машина, заурчав двигателем, тронулась с места. Отъехав несколько километров от места происшествия, Джонас припарковал автомобиль там, где его вряд ли кто-нибудь найдет. Забрав с собой пистолет, он захлопнул дверь. Машина, мигнув на прощание фарами, осталась стоять под сенью деревьев. Рядом, в нескольких метрах, ловя на себе блики от фар проезжающих за деревьями машин, стоял черный красавец — Ford Mustang  Cobra GT. Стефано подошел к нему, открыв автоматическую дверь, сел в автомобиль. Убрал пистолет под соседнее сиденье, туда, где он хранил и другое оружие. Потом не спеша снял макияж. Теперь в нем сложно было узнать того хладнокровного наемника, который всего лишь час назад пытался убить девушку.

+1

6

.
      Сирша удивленно вскидывает брови и еще сильнее вжимается в кресло автомобиля, словно норовит вжаться до такой степени, что оно вдруг разъедется, и она сможет выбраться наружу. Незнакомый человек говорил такие страшные слова, что Сирше начало казаться, что она не побоится выпрыгнуть из машины на полном ходу. Уж лучше содрать себе кожу ударом, быть может, что-нибудь сломать, но не умирать. Как бы она ни страдала последние недели, какие бы грустные мысли не посещали её голову, она в любом случае хотела жить. Именно поэтому она снова тянется к рычагу на двери, желая снова попытаться её открыть. И разумеется, дверь остается такой же неподвижной, как была. Тело сковывает от страха, она едва может пошевелиться.
       Девушка облизывает губы, разглядывает свои трясущиеся руки. Да, в этом есть смысл. Её муж проиграл очень много денег и наверное даже больше, чем у него было. А теперь спрятался, исчез, не удивительно, что она ничего не слышала о нем со своего отъезда. Но как же это низко... После всего, на что он её обрек. После нескольких лет лжи и того колоссального унижения, которое она испытала, узнав правду. После всего этого она не может просто уйти, оставив его позади себя. Не может просто забыть. Прошло несколько месяцев, и теперь её наказывают за его ошибки.
       - Не убивайте меня, пожалуйста, - шепчет едва слышно, наверное, даже чересчур тихо, чтобы её можно было услышать. Горло и грудь сдавило спазмом, она даже вдохнуть нормально не может, только размазывает слезы по щекам и пытается чаще моргать. Слезы застилают глаза и ей плохо видно. От этого еще страшнее. Она даже не может нормально разглядеть своего убийцу. - Можно ли как-то договориться? Я добуду деньги, не обязательно всё решать таким способом, - уже чуть громче, потому что Сирша берет себя в руки и пытается бороться за свою жизнь. Не кулаками и излишним дерганьем, но разговором. Ей кажется, так у неё больше шансов на выживание.

       Но нет, мужчина был неумолим. Остановил машину, вылез, и пока обходил её кругом, желая добраться до задней двери, Сирше испытала несколько самых долгих и страшных мгновений в своей жизни. Дверь автомобиля открывается, как в замедленной съемке. Она дергается в сторону, хочет забиться в другой угол машины, но её довольно грубо вытаскивают наружу. Она видит вокруг себя только деревья и ничего больше. Абсолютная тишина, даже птицы не поют. Ей никто не поможет. Если бы даже она могла кричать, никто бы не услышал её крика. Или, может быть, услышал, но было бы слишком поздно...
       Сирше казалось, что сидеть в машине, когда тебя везут на собственную казнь - страшно. Нет, оказалось, что страшно - это сидеть на земле, когда острый камень впивается тебе в бедро, но ты этого практически не чувствуешь. Страшно не иметь возможности пошевелиться, страшно чувствовать холодную сталь на запястьях и смотреть в прямо в черной дуло пистолета, в лицо своей погибели. Слезы текут по щекам, девушку всю трясет от рыданий. Она не понимает, за что с ней так и что она такого сделала, что закончит вот так, в лесу, с дырой в голове. Никто не узнает, что с ней случилось. Никто, кроме, возможно, брата, не будет оплакивать или искать её. Никто не придет попрощаться с ней на погребальную церемонию, люди не будут качать головой, смотря на неё, и думать, какая красивая она ушла из жизни, как много сделала и какой счастливой была. У Сирши даже относительно своих похорон были планы, всё распланировано, вплоть до того, что думают пришедшие на похороны. Ничего этого не будет, но это - лишь одна сотая в том ужасе, которым была охвачена девушка.
       Ну конечно же, она хочет жить. Что за вопросы? Сирша судорожно кивает, чтобы он точно увидел. Лицо блестит от слез, которые она не может остановить. Медленно, опять словно в замедленно съемке, мужчина убирает пистолет, а Сирша следит за его руками и не может поверить в свое счастье. Медленно поднимается на ноги и аккуратно, чтобы не вызвать подозрения, оглядывается по сторонам, готовая в любую секунду броситься на утек. Не успевает...

       Сирша очнулся от боли в сильной боли в шее, а еще от боли, которой было пропитано всё её тело. Подняла голову, не понимая, что происходит и где находится, и непонимающим взглядом уставилась на муравья, которые проползал как раз в паре сантиметров от её лица. Голова была тяжелая, мысли еле-еле ворочались в голове и несколько минут понадобилось девушке для того, чтобы восстановить события сегодняшнего дня. И как только картина прояснилась, Сирша вскочила на ноги с такой скоростью, словно земля под ней воспламенилась. Начала оглядываться, снова ощущая этот мерзкий страх, мешающий шевелиться и двигаться. Первое, что она сделала - сиганула в покровительственную тень деревьев. Отсюда ей было хорошо видно дорогу, но не так уж хорошо было видно её, и девушку это устраивало. Её слегка подташнивало, и Сирша сама не могла объяснить, чем вызвано это чувство. Наверное, очень сильным страхом. Даже сейчас он не покидал её, то и дело сотрясая всё тело и заставляя всхлипывать. Дошло даже до того, что ей пришлось зажать рот руками, лишь бы не издавать лишних звуков.
       Через какое-то время (Сирше оно показалось вечностью) она видит машину. Раздумывает буквально несколько секунд, а затем выбегает из кустов, почему-то прихрамывая. Сирша готова броситься под машину, лишь бы её заметили и помогли, а потом девушка останавливается прямо посреди дороги, преграждая собой путь. А когда авто тормозит, она подбегает к машине и стучит в стекло: - Пожалуйста, подвезите меня до города. Я... - и тут до неё доходит, что нельзя рассказывать, что с ней случилось. - Я... - она судорожно соображает, хватаясь за голову. - Мы с друзьями ездили на пикник, я заблудилась и уже долгое время не могу никого встретить, - на самом деле, её версия трещала по швам, уж слишком странно она была одета для пикника. Ни на что другое не хватало фантазии. - Пожалуйста, вы меня очень выручите. Здесь уже давно не проезжала ни одно машина, и я боюсь остаться тут до ночи, - под конец этой реплики ей даже удается справиться с дрожью в голосе и улыбнуться.

+1

7

_

Прошу прощения за задержку поста :blush: . Я неисправим).

Он не знал, сколько прошло времени с тех пор, как он оставил ее одну. Сидя в машине, Скинни не спеша курил сигарету за сигаретой и время от времени смотрел на часы. Быстро сгущались сумерки, их непроницаемая темнота окутывала ближайшие деревья и скрывала от глаз все то, что происходило на дороге. Джонас боялся не увидеть, упустить девушку, когда она, по его расчетам, будет идти по обочине. Если он не заметит ее и не довезет до города, можно считать, что она мертва. Слишком уж здесь опасно оставаться, тем более ничем не вооруженной, хрупкой и до смерти напуганной девушке. Стефано поджег последнюю сигарету, нервно затянувшись, выдохнул отравленный никотином дым. Где же она? Может, ушла в другую сторону? Но что-то подсказывало ему, что нет. Взяв сигарету в зубы и положив левую руку на руль, он тронул машину с места. Вырулив на дорогу, Джонас сразу увидел Сиршу.  Нет, не на дороге, а в темноте деревьев. Не разгоняя машину до большой скорости, он поехал по шоссе. Девушка, видимо, затаилась там, ожидая попутных машин, потому что при виде форда она выбежала на дорогу и попыталась его остановить, перекрыв собой дорогу. Стефано притормозил прямо  перед ней. Девушка, не раздумывая ни секунды и, видимо, движимая какой-то паникой и страхом, подбегала к двери и судорожно постучала в окно. Стефано сразу же его открыл.
    — Пожалуйста, подвезите меня до города. Я... — девушка запинается, смотрит на него умоляющим взглядом, и старается сказать, а точнее придумать, что же с ней случилось. — Мы с друзьями ездили на пикник, я заблудилась и уже долгое время не могу никого встретить. — Её глаза говорят за неё больше, чем она сама. Она не с друзьями отдыхала, она даже не отдыхала, а с ней что-то случилось. Что бы сказал другой человек, оказавшись на месте Джонаса? Закрыл окно и уехал бы прочь, посчитав её не совсем адекватной? Культурно отказал бы в помощи по той же причине? Или обругал бы? А, может, отвез в полицию? Или к себе в закрытый клуб? Люди поступили бы по-разному, но никто бы не понял её, не понял бы, что девушка говорит. Причем здесь её друзья, когда она еле стоит на ногах и на лице виднеются кровавые подтёки? Сирша в конце своей речи попыталась улыбнуться и её слова зазвучали немного увереннее. Джонас, недолго думая, открыл дверь:
    — Сидитесь, я Вас подвезу до города. — Про адрес он даже не стал спрашивать, зная, что сейчас девушка вряд ли ответит и он повезет её не к ней домой. Сирша быстро забралась в салон, затихла на соседнем сиденье. Стефано видел, что она замерзла и теперь пыталась отогреться в теплом салоне машины. Затушив сигарету и бросив её в окно, он достал с заднего сиденья шерстяной плед и дал девушке. На улице заморосил дождь, мелкие капли застучали по стеклу и крыше. Машина тронулась с места, хрустя колёсами по камням и размеренными взмахами щеток сбрасывая прозрачные капли со стекла. Через какое-то время Сирша, сморенная сегодняшним происшествием, уснула. Впереди, сверкая дискотекой огней и время от времени исчезая в тумане, замаячил город. Джонас изредка посматривал на спящую рядом девушку, на её красивое, но измученное несладкой жизнью лицо, на упрямые локоны растрепанных волос, на мягкий изгиб губ. Её он должен был убить. Но не сделал этого. Не смог, не захотел. Думайте, как хотите. И теперь Стефано нужно было получить доказательства того, что заказ якобы выполнен. Пусть даже и ложные. Он рассчитывал удачно инсценировать ее смерть, запечатлеть это в нескольких профессионально выполненных фотографиях без всякого участия фотошопа. Ведь их будут проверять на наличие каких-либо эффектов. И ему не сносить головы, если возникнут подозрения насчет правдивости снимков.
       Они уже подъехали к первой попавшейся гостинице, когда у Скинни завибрировал от входящего звонка телефон. Он сбросил его и, припарковав машину, вышел из неё, попутно захватив телефон. На экране высветились пропущенные звонки.
      — Шелдон... — тихо выдохнул Джонас и почувствовал, как холод забирается ему под рубашку. Франц никогда не звонил по пустякам, а значит, что-то произошло. Что именно, Джонас уже знал. Скинни неохотно набрал его номер. Сначала тишина, потом долгие гудки. На пятом Франц снял трубку:
      — Я тебя слушаю, Скинни.
      — Зачем ты звонил? Что случилось?
      — Я знаю, что ты не смог её убить. Поэтому предлагаю обсудить этот вопрос тет-а-тет у меня на квартире.
      У Джонаса уж перехватило дыхание от такого заявления. Но доказывать обратное он не собирался. Слишком это было очевидно. Ведь Шелдон прекрасно знал, сколько времени на выполнение каждого заказа требуется Стефано, а если киллер не сообщил об этом, значит, возникли определенные проблемы, решение которых обсуждалось потом частным образом.
      — Я не знаю, почему так получилось, но... да, я согласен это обсудить. Сегодня в 12.00 я приеду, Франци.
      — Хорошо. Жду, — Шелдон бросил трубку. Долгие гудки отдавались где-то в мозгу пульсирующей болью. Убрав телефон в карман кожаных брюк, Скинни по привычке хотел достать из пачки сигарету, но их там не оказалось. Раздраженно выругавшись, Стефано выбросил её. Он обошел машину и, открыв дверь, деликатно разбудил девушку. Потом взял в гостинице номер на одного человека, куда отвел Сиршу. Оставаться с ней надолго он не собирался, поэтому ему нужно было как можно быстрее получить доказательства в виде фотографий инсценированной смерти. Галантно предложив девушке воды, он, так что Сирша не заметила, добавил в стакан быстродействующее легкое снотворное, действие которого никак не отражается на самочувствии. Девушка уснула почти сразу же. Стефано аккуратно забрал из её ослабшей и бессильной руки стакан с водой и поставил его на стол. Взяв Сиршу на руки, Джонас положил девушку на кровать, придав её положению позу неживого человека. Потом привычными, размеренными движениями подготовил фотоаппарат и другие принадлежности для того, чтобы получить эти фотографии. Смешав алую краску с бардовой, он получил красный цвет, такой же как кровь, что идет, если прострелить голову. Нарисовав девушке между бровей рану от пули N-го калибра и кровь в уголках губ, Стефано взял фотоаппарат и сфотографировал Сиршу с нескольких ракурсов. На снимках девушка выглядела мертвой настолько правдоподобно, что увидев ее потом вживую можно было засомневаться в верности своих глаз. Просмотрев фотографии, Стефано остался вполне доволен своей работой. Интересно, что скажет Шелдон, увидев эти снимки? Поверит в то, что это правда или же останется при своем мнении? А вот насчет реакции заказчика Джонас не сомневался. Надо быть профессионалом высочайшего уровня и с немалым стажем, чтобы понять, что это обман. Убрав все принадлежности, Стефано вымыл от краски лицо Сирши, положил её поудобнее и накрыл одеялом. Оставив свою визитку на тумбочке вместе с ключами от номера, Джонас покинул номер.
           У Джонаса было чуть больше получаса на то, чтобы добраться до квартиры Шелдона. Покинув гостиницу, Стефано остановился перед зданием и нашел окна того номера, где сейчас спала Сирша. Образ этой девушки, попавшей под натиск с одной стороны — горькой жизни, а с другой — криминального мира, почему-то запал киллеру в душу. Убрав руки в карманы и развернувшись на каблуках, Ди Стефано пошел прочь.

Отредактировано Jonas Di Stefano (2014-10-19 19:34:39)

+1

8

.

       Сирша прекрасно понимает, что версию она придумала неправдоподобную. Но какую еще она могла придумать за считанные секунды, когда уже начала говорить, и когда нужно было что-то сказать? Перепуганная, всё еще с туманом в голове, она помнила, что с ней произошло, но информация была словно скрыта от неё кем-то. Каждый раз, когда девушка возвращалась к пережитому, она понимала, как мало помнит, и так же понимала, что память её похожа на решето. Тут помню, там не помню. Это заставляло чувствовать её еще более безоружной, еще сильнее трястись от страха и сильнее желать убраться из злополучного места. Закрыться дома, спрятаться, не выходить и вспоминать о том первом две, когда брат чуть что хватался за пистолет, словно параноик. Разве это плохо? Почему ей тогда показалось, что такое поведение - это плохо?
       Однако мужчина не стал задавать лишних вопросов, и согласился подбросить девушку до города. За что она была ему очень благодарна. Она почти бегом оббежала машину, словно боялась, что незнакомец сейчас передумает и уедет, оставив её здесь совсем одну. Сирше казалось, что она не переживет этого. Сердце возьмет, да остановится от страха, потому что она не была выносливой. Совсем. Неудачи серьезно подкашивали её, ослабляли, делали рассеянной и... как ни странно, слабой.

       На этом её приключения не закончились. Она сидела на переднем сидении машины, укрытая пледом, и отчаянно боролась со сном, который был намного упрямее, и раз за разом закрывал ей глаза и опустошал голову от мыслей. Заснуть - весьма соблазнительная перспектива, если ей не будут сниться страшные сны. Заснуть и на какое-то время забыться в своем сне, не чувствовать страха, будто она спит дома, под теплым одеялом, в безопасности.
       А потом она вдруг открывает глаза. Вздрагивает, понимая, что всё еще в машине. Уже не за чертой города, кажется даже в безопасности. - Ох, не стоит. Спасибо вам. Я позвоню брату, он меня заберет, - но телефон у неё почему-то не получилось найти. Куда он делся?  И незнакомец оказался очень настойчивым, хоть она и пыталась сопротивляться и отнекиваться, всё равно довел её до номера в гостинице.
       Похоже, всё происходящее её и правда подкосило. По-крайней мере, так решила Сирша, выпив воды. Потому что перспектива заснуть снова стала невероятно привлекательной, а жесткая гостиничная кровать показалась милее самой мягкой перины.

      Потом она проснется, уже намного позднее и сначала даже не поймет, где она и как тут оказалась. Постепенно воспоминания начнут возвращаться, за исключением нескольких, кажется, очень важных моментов. События странные и жуткие, словно происходили вовсе не с ней, а приснились ей в дурном сне. И уже совсем другая, весьма скучная и обычная история о том, как она добиралась домой и благодарила Всевышнего, что всё закончилось хорошо.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » As Time Goes By