vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "Вдруг" никогда ничего не бывает.


"Вдруг" никогда ничего не бывает.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Вирджиния Прайд  и уже_не_Один Вишнич.
Место: один из многочисленных баров на окраине Сакраменто.
Время: конец мая этого года.
Время суток: сумерки.
Погодные условия: не важны и никому не интересны.
О флештайме:

Все закрючковано, имеет свои заделы и запросы. Есть судьба, и если ты ей не противоречишь, то она несет тебя в заданном направлении, ко всем тем поступкам, на которые ты запрограммирован изначально. И даже помогает и сохраняет тебя.
А пока ты этого не выполнишь - ничего с тобой не случится. [q.]

+1

2

Рабочий день, наконец, подошел к концу. Можно облегчено вздохнуть и смелым шагом направиться на поиски приключений на свою хорватскую задницу. Что-что, а этот пункт был одним из главным в списке Вищнича "Как я проведу этот день". Нет, он совсем не любил напиваться до беспамятства или в пьяном бреду устроить драку с таким же пьяным идиотом. Одину было достаточно выпить бокал пива, к примеру, провести время в интересной компании, а после насладиться спокойной или не совсем ночью. Именно в этих вещах, для Вишнича, заключался залог успеха хорошего времяпрепровождения.
Прощаясь с коллегами и попутно набрасывая на себя куртку, Один вышел из здания департамента и, не спеша бредя по парковке, подошел к своей машине. В голове у мужчины крутился один единственный вопрос: в какой бар ему лучше поехать? Где-нибудь в центре города? Или же на окраине? Решив, что сегодня будет лучше проветриться и прокатиться, Один опустился на водительское сиденье и, заведя мотор, вывел машину на дорогу.
До бара, на который сегодня пал выбор мужчина, находился в десяти-пятнадцати минут езды. Погромче включив радио, Вишнич опустил стекло и начал ловить рукой порывистый ветер. На выбранной радиоволне играла песня Queen. Отбивая такт мелодии пальцем по рулю, мужчина начал подпевать Меркьюри хрипловатым голосом. Настроение было приподнятое, и предчувствие подсказывало, что этот вечер должен пройти хорошо.

Успев за время своего пути пропеть еще три знакомых ему песен и прослушать две неизвестные, Один остановил свой Мустанг возле бара. Яркая, неоновая вывеска напоминала свет маяка на фоне темнеющего неба. Выйдя из машины, мужчина поправил куртку, поставил телефон на режим "вибры" и направился ко входу в заведение. Несмотря на будний день и на не скоро наступающие выходные, бар был практически полон. Пробегаясь глазами по местам возле барной стоики, Один нашел одно свободное место и уже было двинулся к нему, как вдруг его остановил один его знакомый, с которым он однажды выпивал, что являлось большой ошибкой. Но разве мог Вишнич предположить, что этот парень теперь будет останавливать при каждой их встрече, брататься и вести разговоры по душам. Да еще и в придачу неправильно произносить его имя.
- Один! Друг, вот так встреча! Не ожидал тебя здесь встретить. Мы так давно не виделись, - громко вздохнув, Вишнич выдавил улыбку. Как же сильно его раздражало то, когда кто-то произносил его имя, делая ударение на второй слог.
- Еще раз повторю, Пол, в моем имени первая буква - ударная гласная, - понимая, что говорит это в пустоту, повторил в очередной раз мужчина. - Да, очень давно, целых два дня назад. А ты все не меняешься, так же быстро напиваешься, - с язвительностью в голосе произнес Один. Но его не совсем трезвый собеседник совсем не понял раздражения в тоне "друга" и начал рассказывать о накопившихся за эти два дня проблемах. Ну началось. Ну почему же ему так везет? Теперь еще нужно придумать причину, чтобы отвязаться от этого псевдо друга. Но зато благодаря Полу, Один смог осознать одну из важных истин: не пей с сомнительными типами, которые начинают знакомство с жалоб на бренную жизнь. Этот урок усвоен на отлично.
Пропуская мимо ушей все речи мужчины, Вишнич бегал глазами по бару, стараясь найти выход из этой "интересной" ситуации. Неожиданно его взгляд останавливается на блондинке, сидящей за барной стойкой и подпершей голову.
- Пол, прости меня, но меня ждет девушка. Она очень огорчиться, если я задержусь еще на пару минут. Ну ты же сам понимаешь, как женщины относятся к мужским опозданиям, - прощаясь с явно расстроенным другом, Один быстрым шагом направляется к блондинке и с наигранной радостью произносит:
- прости, что заставил тебя ждать, - наклоняясь к ней, Вишнич шепчет ей. - Ради Бога, извините меня, но вы должны спасти мой вечер от сеанса жалоб, - он опустился на соседний стул и заказал себе выпивку: - Меня зовут Один. Я бы пожал вам руку, но тогда мой пьяный друг поймет, что я его обманул, - добавил он улыбнувшись и отпил из своего бокала. 

Отредактировано Odin Višnjić (2014-09-19 22:23:27)

+1

3

На улицу я выхожу как только зажигаются фонари и сиреневая городская дымка сумерек не успевает сгуститься до непроглядного ночного мрака. Выхожу не сколько чтобы найти себе компанию и поразвлечься (дикое для меня слово, веселье как таковое - вообще не мое, я себя в нем не нахожу), а чтобы купить сигареты и не слышать как за тонкой, вельветовой стеной со стопроцентной слышимостью, ругаются уже полюбившиеся мне соседи - иммигранты из Восточной Европы, на своем, полуутробно-полугортнанном языке, ни слова на котором я не понимаю, но агрессию узнаю по давящей, дикарской интонации и манере прерывать друг друга на середине монолога или полуфразе. Слушать такое абсолютно не интересно, и даже в чужом мне городе одиночество на улице не тяготит так, как в замкнутом пространстве квартиры, с толока которой иногда сыпятся мысли, полубредовые идеи и даже штуктурка. Проще сказать, повод выйти из дома я сочиняю сама, уже не впервые, хотя прекрасно понимаю, что могла бы придумать ненавязчивое занятие вроде штопанья прохудившейся кое-где одежды или готовки нехитрого обеда на завтра, было бы из чего его готовить, но нет. Писать в такой обстановке не могу, как и сидеть без дела - так тоска одолевает еще сильнее и в голову приходят только лишь тяжелые, громоздкие строки, прорывающие листки и не желающия на них оставаться. Поэтому я уже в миллионный, должно быть, раз перекладываю с места на место легкие блузки из ситца и хлопка, критично осматриваю каждый предмет своего не такого уж и богатого гардероба критическим взглядом (представляю его на себе, и если результатом я не довольна, что случается гораздо чаще) - без особой жалости оставляю его в шкафу до следующего выхода в люди или настроения. Из расцветающих неоном вечерних глянцевитых  витрин бутиков и других безбожно дорогих заведений, рядом с которыми я пролетаю (не прохожу, даже вечером парю над землей в полутора футах над тротуаром), на меня глядит молодая еще девушка, с тонкими нитями бровей, застывшими в выражении немого, игривого недоумения и мутными, скрытыми мутной поволокой синими туманными глазами. Светловолосая, белокожая, стройная (безденежье - лучшая, эффективнейшая диета!), одетая откровенно скромно, но никогда не вульгарно, по привычке я не узнаю в ней себя и резко оборачиваюсь, когда замечаю на себе чей-то колючий или лапающий взгляд, скользящий по спине, талии и вдоль той самой линии, где кончается подол пышной юбки, раскачивающейся при каждом шаге.
   Май мерцает и плещется на улице, подхватывает меня с последних ступеней лестницы - даже не успеваю выйти из дома - тут же затапливает прохладной и сильной зеленью, словно морской водой. Город не тонет, а лениво плавает в прохладном искристом море запахов, шумов и весенних настроений. Второй (третий?) уже месяц календарь для меня парализован и каждый день, когда мне удается выйти на улицу и отправиться куда ведут ноги и глядят глаза, превращается в бессчетную и какую-то слишком праздничную, правильнее сказать праздную субботу с выпивкой и музыкой, иногда даже хорошей. Но не часто, чаще все прозаичнее и убийственно односложно во всех смыслах. Выступления случаются и того реже - имени моего никто не знает, а платить за кота в мешке и быть разочарованным готов далеко не каждый - редкие ценители моего музыкального гения остаются хорошими знакомыми, покупают мне выпивку и даже могут небрежно лизнуть ручку на прощание, а потом никогда больше не встречаться, буквально растворяются в воздухе, навевая мысли о том, что и мне пора бы уже последовать их примеру. Но ноги еще идут и тело (было бы что продавать!) оставляет о себе напоминание в виде голода, жажды и головной боли от даже незначительных, порой, возлияний.
   В баре, в который меня занесло сегодня майской волной парадоксально - людно и совсем не шумно. Так, как бывает в будни - возбужденное веселье и оглушающие тосты никому не нужны, люди проходят расслабиться после трудового дня, в воздухе висит дразнящее амбре из запахов жженого табака, липкого, крепкого алкоголя и дегтярного оттенка разгоряченных этим алкоголем тел. Я оборачиваюсь, смотрю на посетителей равнодушно, с кое-кем встречаюсь взглядами и обмениваюсь немыми репликами, ничего не значащими и сажусь на высокий стул, буквально на него вспархиваю. Сплетаю ноги по привычке, достаю из сумочки заканчивающуюся пачку сигарет и закуриваю, отрицательно качая головой в ответ на вопросительный взгляд бармена. Дым ленивой струйкой поднимается к потолку, унося за собой и мои мысли, кто-то столь же лениво заказывает мне выпить и в ответ я лишь киваю в благодарность. Вечер течет своим чередом - время бежит вперед, иногда ко мне подсаживаются совершенно странные мужчины и задают вопросы на которые я не отвечаю, сводя все попытки познакомиться на "нет".
   Шепот разноситься откуда-то сзади, заставляя меня напрячься и выгнуть спину от испуга и неожиданного присутствия незнакомца рядом. Я едва понимаю его речь (явно не американскую), пытаюсь сориентироваться как вести себя дальше и даже не смотрю на него. Один. Хочется улыбнуться, но я сдерживаюсь, а после театральной, эффектно выдержанной паузы, я поднимаю на мужчину (скандинава?) свои глаза и со взглядом опытного гипнотизера (откуда?) довожу его до полной готовности.
- Я такая бедная, - говорю я, огорошив его абсолютной правдой и тяжело вздыхаю, ощущая как к щекам приливает тепло от выпитого, - это так несправедливо.
   Пока он приходит в себя, я легко поднимаю ручку и привлекая к себе внимание бармена, в полный голос обращаюсь к нему фривольнее некуда:
- Эй, вы, виночерпий! Принесите что-нибудь покрепче, наконец!

+1

4

Слегка удивленный ответом незнакомки, Один едва сдерживает смешок и так же обращается к бармену, заказывая себе виски. Выдержав недолгую паузу, мужчина разворачивается телом к девушке и спрашивает:
- Позволите ли вы мне спросить: что же вас так печалит? – он опирает локоть на барную стойку и опускает голову на ладонь: -Вниманием, как мне кажется, вы совершенно не обделены. С того момента, как я зашел в бар, вам заказали уже два коктейля и причем не самые худшие мужчины здесь, - Вишнич отпивает жгущий горло напиток из стакана и бросает взгляд куда-то вдаль бара. Его распирало профессиональное любопытство, которое замечала все мелочи, даже самые мелкие. Обычно он именно так и успокаивал это не всегда уместное чувство, уводя взгляд куда-то в сторону, а после чего мог спокойно продолжать беседы. Но сегодня его сознание было чрезмерно капризным и неуступчивым, что заставило Одина снова перевести взгляд на даму, сидящую рядом. Вишнич бегло пробежался глазами по телу девушки, но большее значение он придал ее лицу, которое могло сказать ему куда больше. 
На аккуратных и фактурных чертах читалась явная усталость, особенно это подтверждали едва заметные круги под глазами. А сами голубые зеркала души  были словно затянуты дымкой, которую хорошо скрывали густые ресницы. Снова отпив из своего стакана, Один сел прямее и снова обратился к девушке:
- Видимо мастерам пера сейчас не так уж легко живется, - Вишнич подпер бороду, а после добавил: - Сейчас мало где встретишь человека, который назовет бармена виночерпием. Некоторые даже не знают о существовании этого слова. Gdje se naš svijet uvaljati? – с артистизмом произносит он фразу на родном языке. К реальности его возвращает слегка удивлённый взгляд девушки.
- Я не скандинав, если вы так думали. Мое имя не соответствует моему родному гражданству. Я – хорват, - Вишнича очень часто принимали за финна или норвежца, или за другого жителя скандинавских стран. Возможно, если бы он не был обладателем это необычного имени, то и сам бы мог допускать такие ошибки. И поэтому, когда в университете ему попадались американцы с  нетипичными для этой страны именами, Один не особо удивлялся. Мало ли что их родителям могло взбрести в голову. Если объяснить имя старшего брата объяснялась довольно легко, то за что он назван в честь Бога Войны… На этот вопрос знает ответ лишь его матушка.
- Хотя, вас могло удивить и не это, но чаще всего именно этот факт из моей скромной биографии вызывает такую реакцию, - спокойно дополнил себя Один. Поняв, что сегодня у не было настроения пить крепкие напитки, мужчина подозвал бармена и заказал чашку кофе. После этого он снова обратился к незнакомке:
- Может, вы представитесь? Как-то  неприятно обращаться к человеку, постоянно стараясь избегать его имени, - он улыбнулся собеседнице и заглянул прямо ей в глаза. Один всегда чувствовал, когда человек был ему действительно интересен(не беря псевдо друга в счет), и в этой девушке что-то действительно его притягивало и заинтересовывало.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » "Вдруг" никогда ничего не бывает.