Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I need another story... ‡Grimm


I need another story... ‡Grimm

Сообщений 1 страница 20 из 24

1

http://funkyimg.com/i/KCip.png

Участники: Nick Bürckhardt as Nick | Grimm and Julia Curtis as Juliette Silverton
Время: наше время
О флештайме:Жизнь приобретает совсем иные краски, когда теряется та часть тебя с которой ты уже свыкся. Ждать ли прощения от любимой девушки или вновь ее потерять? Кому верить, а кому нет? Как вернуться в то русло жизнь, которое было так забыто?

+1

2

- We're not married.
- Oh. Smart. You can get out any time. [q.]

appearance.

   Слишком сумасшедший день! Буквально осязаемо чувствую, как он высасывает из нас последние соки, мы до сухой корки выжатые лимоны. "Мы" - это я и мои ошалевшие от происходящего мысли. А если бы я согласилась выйти замуж за Ника? Страшно подумать, какой была бы наша свадьба! Схватившись за голову, маячу по маленькой комнатке, где совсем недавно мы вместе с Розали и ее сестрой носились совершенно по другим, радостным хлопотам: то подол на потрясающем белом платье подправить, то отыскать среди всякого свадебного хлама наши букеты, то выделить минутку, чтобы в очередной раз ахнуть и восхититься невестой. Розали и вправду сегодня была очаровательна. Ничего не делает женщину красивее, чем любящий мужчина. Ничто не делает женщину злее, чем предательство мужчины. Не знаю всех подробностей и знать не хочу, потому что когда я позволяла себе думать о нашем с Ником разговоре в машине, к горлу подкатывал приступ неконтролируемой тошноты. Наворачиваю уже наверно десятый круг. В голове пестрый фейверк из слез умиления от клятвы верности, ноющей боли от злой иронии всего происходящего, подстреленного капитана полиции в нашем доме и проклятых выкрутасов ведьмы, этой стервы. Спокойно, Джульетта, дыши через нос. Накрываю ладонью то место, где по моим соображениям должна находиться диафрагма, такое странное ощущение, будто оттуда в следующее мгновение вываляться мои внутренности.
    Как ни крути, Нику сейчас наверняка сложнее, чем мне. Еще не до конца осознаю.. Монро прав? Ник больше не Гримм? Божее...  Быть может я не должна так реагировать, это же было досадной, глупой ошибкой? А что, если я просто не в курсе всего? Что, если Ник не был окончательно честен со мной? Что, если пережитки старого времени "до" моего мнимого сумасшествия, до сих пор не оставили нас в покое? Что, если я зря тогда не по выдирала все блондинистые волосы этой сучке, которая еще набралась наглости переступить порог нашего дома и принести в него своего ненаглядного драгоценного колдовского чада? Раньше я бы постыдилась и укорила бы саму себя за то, что позволила себе так думать, но... Нет абсолютно ничего, ни крохи того, в чем я бы могла сейчас быть уверенной до конца. Ведь там, за дверью, озверевшие гости, родственники и друзья счастливых молодоженов мечтают разорвать Беду на маленькие клочки, а заодно и всех нас, чтобы под горячей рукой не мешали.
    Выскакиваю на улицу и в спешке запрыгиваю на переднее сидение машины Хенка. Впервые за приличное количество времени, подаю охрипший от долгого молчания и шока неожиданно твердый, но тихий голос:
    - И что дальше? - обращаюсь к Хенку, стараясь не смотреть на заднее сидение или зеркало заднего вида. Слишком отвратительные воспоминания во мне сразу просыпаются. Зарычал мотор, а машина уже мчалась по пустынной автостраде в сторону города. Во мне вдруг вскипел и забулькал целый проржавевший котел, до отказа заполненный не то раздражением, не то негодованием, не то.. страхом? Паническим страхом перед неизбежными переменами, которые уже давно подбирались к нам, а мы нарочно их не замечали, тянули время, надеялись, что все образумится само собой. Отворачиваюсь к окну, тоскливым взглядом провожая все удаляющийся в маленькую точку на горизонте свадебный деревянный домик, полностью сжавшись в сидение, нервно закусываю нижнюю губу. С первого взгляда я была настолько спокойна, насколько бывает спокоен покойник на смертном одре. Даже внешне я была похожа на мертвеца - болезненно побелевшая с ног до головы, как стена, еще и пальцы на руках больно кололись и мерзли. В какой-то момент мне дико захотелось выскочить из этой дурацкой машины, убежать отсюда без оглядки и снова потерять память, только теперь полностью и желательно навсегда. Знакомое чувство, мне казалось, что я опять начинаю сходить с ума, а проклятый озноб по всему телу никак не унимается. Неужели я дошла до той самой разрешенной ограничительной черты, до того самого предела своих возможностей? На языке крутится всего пять заклятых слов: Я Больше Так Не Могу.
    Подъезжаем к нашему дому, только вместо привычного облегчения из воздушных шариков внутри всего тела, я ощутила неподъемную тяжесть. Вокруг дома толпились полицейские из департамента и даже ФБР. По всем признакам здесь случилось нечто очень серьезное. Ну почему именно в нашем доме? Почему именно сегодня?
    - Джульетта, Беда, вам лучше пока оставаться в машине, - я зло сощурилась и решительно вылезла из машины, резко хлопнув дверью. Котел начинал выкипать:
    - Это пока и мой дом тоже, - делаю особые акценты на словах "пока" и "мой", истинный смысл такой интонации будет понятен только одному человеку, - а вот тебе нужно сидеть и не высовываться, - твердо заявляю я, наклонившись к оконному стеклу, где сидела Беда. От нее одни неприятности, а у нас с ними и так в последнее время слишком тесные взаимоотношения.
    - Ник, Джульетта, с вами хочет поговорить вон та саранча в черном плаще, - широкими шагами к нам подошел сержант Ву и кивнул в сторону тощего мужчины, видимо,  одного из тех типичных стервятников, что обычно работают на ФБР. Закатив глаза, я устало вздохнула. Ну, что еще бывает хуже? - Уэстону Стюарту, агенту ФБР, отрезали голову на вашей лестнице, - а нет, может. Кажется, меня слегка пошатнуло в сторону.

+2

3

- You really can't see them?
-No...

appearance
Этот год был слишком друацкий, слишком сумбурным, чтобы все укладывалось в голове… Сначала брат нашего Капитана собирает армию Зомби и этим Зомби становлюсь я… Потом возвращается моя мама, но не одна, а с Адалиндой, которая, между прочим, была с ребенком… потом похищение ребенка Адалинды, и вновь появление Адалинды в нашем доме… Потом встреча с Бедой, которая оказалась Гриммом... И, кажется, самым радостным и светлым событием была свадьба Розали и Монро… Но почему всегда все идет не так? Если раньше все было так, как должно быть: этот мир существ, который видел, то сейчас… Взгляд сосредоточен куда-то в пустоту... Я не могу смотреть в одну точку. В голове нет ни одной мысли. Кажется, они все разбежались по углам и спрятались по полочкам и не желают вылезать наружу, чтобы еще больше не надоедать. Чувствую какое-то невесомое состояние, которое сопровождается то ли шоком, то ли растерянностью. А может все вместе? Трудно сейчас описать все это состояние, которое со мной происходит… Ощущение, что потерялась какая-то частичка меня… И сейчас, в мыслях приходит осознание того, что все будет не так как прежде… Если раньше считал свои способностью какими-то проблемами, а по началу проклятьем, то сейчас в голове крутится лишь то, как жить в этом мире, без подобных способностей, когда ты знаешь, что в нашем мире всего так много скрыто и ты встречался с ним не раз… И сейчас, эта связь с миром существ потеряна? Ощущение какое-то пустоты сразу же  сильно ощущается… Я не знаю как вести себя в этом случае… Но я действительно не видел того, что происходило на свадьбе Монро и Розали. Они действительно все были схлынувшими? Но как получилось так, что способности, которые появились так внезапно, исчезли так же? Реальный мир и Мир существ – теперь не понимаю, какой мир для меня станет хуже… В мире, котором я живу, и зная, что есть черная и другая сторона этого мира… разве так не хуже? Хотя, от способностей Гримма были только одни проблемы… Я многих терял из-за них… И что теперь? Опять придётся расстаться с любимой девушкой из-за того что произошло?
Моё внимание все так же было сосредоточен в пустоту, даже тогда, когда мы оказались в городе… Хэнк останавливает машину, и только в этот момент, кажется, прихожу в сознание, погружаясь в те события, которые происходят в этом мире… Перевожу взгляд на Джульетту, когда слышу её реплику, но отчетливо понимаю, что никто из присутствующих не понимает, к чему это было сказано. Смотрю на Беду, которая собирается выйти из машины. - Оставайся в машине. Ты и так часто светишься в странных делах., - произношу я, и закрыв дверь, поправляю пиджак. Догнав Джульетту, поднимаемся по лестницам ведущем к дому и на пути встречаем Сержнта Ву, который сообщил еще одну новость. Что сегодня за день такой? Почему всегда что-то случается, когда не ждешь подобного. - А соседи что-нибудь говорят? Они кого-то видели около нашего дома?, - слегка развожу руками. - Все утверждают, что видели девушку, выбегавшую из вашего дома… темная, в темной куртке и в светлых джинсах. Кстати, она и забрала машину Капитана…,- слушая Ву, только поставив руки на пояс, смотрю мельком в сторону машины, где сидела Беда. - Спасибо, Ву…, - хлопаю его по спине и после поднимаю взгляд смотря на агента ФБР, а после перевожу взгляд на Джульетту. - Не удивлюсь, если Уэстону Стюарту отрубила голову Беда…, - на легком шепоте произношу я, и осматриваюсь по сторонам, - Он был ищейкой… До этого, мы его навестили с Капитаном… Думаю, потом он решил это сделать, но ему не повезло…, - причем не повезло это мягко сказано. Повернувшись, смотрю на агента ФБР, который направлялся в нашу с Джульеттой сторону. - Специальный агент Стэнли…, - Детектив Бёркхард… Это Джульетта Сильвертон, - произношу я. Слушая агента, и пытаюсь найти все ответы, которые должны подойти. - Да, нас не было дома. Мы были загородом на свадьбе у друзей. Они это могут подтвердить… И вернулись сюда узнав о том, что случилось с Капитаном… А теперь и это…, - да, знаете, будь я на месте офицеров и агентов, я бы перестал удивляться тому, что происходят какие-то странности, связанные с нашим домом, со мной… Этих странностей всегда было много… Проводив агента взглядом до его машины, после перевожу взгляд на Джульетту, которая направилась в дом… Направившись за ней, наклоняюсь перед ограждением, которое вывесили и догнав девушку, беру её за руку, останавливая в гостиной, - Джульетта, нам нужно поговорить о том, что произошло, - с одной стороны это не подходящее время, но с другой – у меня может потом и не быть другого шанса. - Все то, что произошло между мной и Адалиндой было случайности… Это ничего не значит… Она ведьма, Джульетта… Я правда думал, что это ты, потому что она выглядела как ты, и одета была так же… Я не мог представить, что она пойдет на подобное…, - честно, я не знаю, что еще сказать или как еще нужно и можно себя оправдать. Я не похочу потерять ее во второй раз… И второй раз опять связан с Адалиндой… Я жалею о том, что не отрубил ей голову, когда была возможность это сделать…

+1

4

- Yeah, still here.
- So am I. And when the time is right we both know where to find it,
but one wedding to worry about right now is enough. [q.]

    Проводив взглядом сержанта Ву, вопросительно смотрю на Ника, потому что в данной ситуации только у него еще есть шанс найти ответы на мучившие меня вопросы. И, грубо говоря, они не заставляют себя долго ждать, а я мгновенно меняюсь в лице, округляя глаза, - Кем-кем он был? - несмотря на то, что мне уже не раз приходилось сталкиваться с существами и перечитать несколько книг с милыми семейными воспоминаниями о том, как того или иного правильно убивать, некоторые вещи воспринимать на слух и представлять все "масштабы катастрофы" мне все еще было трудно. Сдвигая брови, хмурюсь, обдумывая сказанное Ником, и спрашиваю сердитым шепотом:
    - Вы с капитаном были у ФБРовца?! - наклонив голову набок, с умаляющим выражением на лице прожигаю Ника взглядом в надежде на то, что он поправит себя, скажет, что он случайно оговорился, а уже на ходу шепчу: - Что вы ему тогда сказали?! Заставляю себя успокоиться, выглядеть менее непринужденно, насколько это возможно в данной ситуации, чтобы не вызвать одним своим видом кучу подозрений. Зато теперь я была уверена, что Ник сам прекрасно знает причину покушения. Вдруг понимаю, что не ошиблась в своих догадках и он действительно не до конца был честен со мной. Все тайное всегда становится явным, и ему ли не знать, что иногда эта правда открывается очень болезненно и даже грозит большими потерями. Ситуация давно и необратимо вышла из под контроля, но тем не менее я до сих пор пятилась короткими шажками назад, отказывалась это признавать и потому хваталась за последние соломинки, чтобы попытаться снова взять печальное положение в свои руки. Как уже нетрудно догадаться, получались эти сомнительные манипуляции довольно паршиво. То ли промозглый ветер Портленда, то ли сухой и сквозящий пренебрежением тон "саранчи в черном плаще" из ФБР охладили во мне прежний пыл и сотворили со мной неожиданную штуку. Я относительно успокоилась, панический страх, от которого меня подташнивало все время еще со свадьбы, вдруг потихоньку отступил, уступая место какому-то новому ощущению, которому я пока не могла подобрать определения. Молча обнимаю себя за плечи, кутаясь в свой тоненький пурпурный плащик. В подтверждении слов Ника, утвердительно киваю:
    - Если бы мы могли чем-нибудь помочь.. - пожимаю плечами и развожу руками. В последнее время я стала частенько навешивать лапшу на уши представителям закона, - но.. - но меня перебивает ФБР-овец невозмутимым и наглым тоном, чем опять чуть было не выводит меня из себя:
    - О, разумеется поможете! Насколько мне известно, это Ваш дом и Вам еще предстоит ответить на множество моих вопросов. Только уже в участке, спасибо Департаменту Портленда. Так вот почему наши полицейские не любят этих напыщенных индюков. Он же сейчас раздуется и лопнет как мыльный пузырь от своей важности и крутости. Мне остро захотелось фыркнуть. Но я лишь, кивнув, натянула на лице вежливую улыбку, указала в сторону дома, - Хочу осмотреть дом, позволите? Господи, меня сейчас вывернет наизнанку от собственной желчи, которой меня так и подмывало плюнуть ему в лицо. Мало нам проблем на нашу шею, так еще и этот. Резко разворачиваюсь на каблуках и стремительными шагами направляюсь к дому. Только в гостиной меня останавливает Ник. Машинально одергиваю руку и отшатываюсь на несколько шагов назад. Иронично усмехаюсь и обвожу взглядом все стены и потолок:
    - Ты не мог найти еще более подходящий момент?! - рано или поздно этот непростой разговор все-равно бы состоялся и бегать от него не было смысла. Выдыхаю, качаю головой и поднимаю глаза на Ника, - Я знаю, - слова даются с трудом, каждое как будто вытягиваю из себя раскаленными щипцами, - но.. просто.. Мне трудно, понимаешь? Я не знаю, - нервный смешок, снова утыкаюсь взглядом в ковер, - Не знаю, как ко всему этому относиться, - взбалтываю руками, словно надеюсь стряхнуть с себя тяжесть, которая вдруг навалилась на плечи. - Ко всему этому! - ясно конечно же, что именно я имею ввиду. Тяжело вздыхаю и закусываю губу, вдруг я почувствовала необходимость высказаться. К горлу подкатил плотный комок, сглатываю и продолжаю, - Когда.. я потеряла память.. и когда воспоминания возвращались.. я думала.. знаешь.. что хуже уже не бывает, - горько улыбаюсь и мотаю головой, с трудом сдерживая слезы, - но.. бывает! Слезы уже сами по себе текут из глаз. Я чувствую, что освобождаюсь от всего, что накипело не только за день, но вообще за последнее время. - И дальше будет только хуже! - смотрю на него, как будто хочу его в этом убедить, чего бы мне этого не стоило, - Я не уверена, что.. что.. готова к этому, - запинаясь произношу я. Кажется, что прямо на наших глазах рвется что-то, что мы уже никогда не сможем склеить. В изнеможении падаю на диван и вскидываю глаза снизу вверх: - Чего я еще не знаю, Ник?! Роняю лицо в ладони, переводя дыхание. Такое ощущение, что мы барахтаемся в сметане, а масло все никак не получается. Немного взяв себя в руки, поднимаю голову:
    - Наверно.. сейчас надо думать о том, можно ли вернуть твои.. силы. Или не нужно.. - хмурю брови и кусаю губу, перебирая пальцы, - Может, в твоем трейлере.. или в лавке Розали есть что-нибудь.. Хотя вряд ли Розали или Монро могут тебе сейчас помочь.

Отредактировано Julia Curtis (2014-09-26 00:44:24)

+1

5

-I wanted to tell you I just didn't know how.
Вновь осматриваюсь по сторонам, и только провожу ладонью по лицу и поджимаю губы. Да, все было, может, слегка трудно. Но такова правда. Даже в подобных кругах существует свои исключения… Существа. Что говорить об агентах ФБР, если работаю под командованием  Капитана, который является царской крови – точней наполовину. - Ищейкой, - вновь повторяю я, - Это как подвид гончей собаки или что-то в этом роде. В мире существ они поддерживают порядок. Они как охотники за головами. И большинство из них служат на Феррат. И Стюарт работал на них, - произношу я. Да, Феррат всегда имел под своим командованием ищеек, которые без труда справлялись со своей работой. Вспомнить только Эдгара Вальца, с которым приходилось тоже повстречаться. Честно, Ищейки не тот вид существ, которые заслуживают уважение. Лично у меня такого ощущения не создавалось по отношению к ним. И сейчас, худшим было то, что без сил Гримма нельзя было увидеть то, что видел раньше. Возможно, что не только Уэстон был ищейкой в ФБР, может у него были напарники не только по работе в полиции, но и по работе в мире существ?
Кажется, было лишнем упоминание о том, что мы с Капитаном наведывались к Стюарту за несколько дней до его гибели. Но что сейчас скрывать, когда все заканчивается." - Да, Джульетта, мы были у него… Но и не только мы с Капитаном, - делаю акцент на том, что там было трое человек. Да, тогда мы разрабатывали план, как похитить ребенка у Семьи, и нам нужна была информация. Флэшбеком в памяти проносятся те моменты, когда мы наведались в «гости» к Стюарту. - Скажу лишь то, что это была неприятная встреча, ка и сам разговор, - да, понимаю, что этого ответа не достаточно для Джульетты. Но зачем все это ворошить? Хотя понимаю, что возможно последует вопрос что же такого произошло… И отдаленно в уголках памяти всплывают моменты нашей встречи. Да, был неприятный разговор с ним и тихо мирно все не обходилось и пришлось прибегать к силам, точней, Капитану пришлось перейти на угрозы, чтобы он сознал, где и когда будет находиться глава Семьи. Да, тогда мама сказала, что проще убить его, но мы там были не для этого. А сейчас, мы и вовсе не причастны. Просто так сложились обстоятельства.
Взгляд сосредоточен на агенте ФБР: - Чем мы можем Вам помочь, если не были даже дома в это время?, - только развожу рукой в сторону и внимательно смотрю на Агента Стэнли. - Детектив Бёркхард, не мне Вам объяснять, как работает подобная система. Да и к тому же, зная Вашу «славу», то нам просто необходимо поговорить. Может именно поэтому у нас не такие уж и дружественные отношения с Агентами ФБР? Их статус всегда застилал их разум, если он вообще виднеется. Услышав просьбу о том, чтобы осмотреть дом, только слегка взмахиваю руку. - Делайте, что считаете нужным, - запретить этого, я не имел права. Так же как и препятствовать следствию… Но как объяснить ему то, что является очень трудным для объяснения?
- Рано или поздно этот разговор бы состоялся, Джульетта. И лучше поговорить нам сейчас, а не как всегда оттягивать все на последний момент и скрывать что-то друг от друга, - да, в нашей, точней, в моей жизни много было лжи, но лишь до того момента, пока Джульетта не узнала правду о том, кем я являюсь. И то, что было до, узнай она правду, осталось в прошлом. Сейчас она в курсе всего того, что происходило. И вранья, как такового, с моей стороны не наблюдалось. Да, где-то умалчивал, где-то не договаривал. Но я не хотел, чтобы Джульетта погрязла в этом мире полностью, хоть и понимал, что это неизбежно. Слушая Джульетту, понимаю, что ей сейчас не легко, в прочем, ей всегда было не легко «до» и «после» того, как она узнала правду.  И во всем этом чувствую вину только я. Вновь воспоминания, которые всплывают в моей голове: самый первый день, когда тётя Мари вернулась в город, то предупреждение или даже просьба, о том, чтобы я расстался с Джульеттой чтобы уберечь ее от этого мира, в котором погряз в скором времени я. И сейчас, задаюсь вопросом, чтобы было, если бы мы с Джульеттой расстались и она бы никогда бы не узнала о этом мире? Что было бы со мной? А главное, что было бы с ней? И сейчас, вспоминания все ситуации, в которые она была вовлечена? Потеря памяти, похищение… Понимаю, что от меня были одни неприятности. Она всегда была в эпицентре этих событий, но никогда не знала правду. Может, следовало послушать Мари? Нет! Не хочу об этом думать! Никогда! Нужно забыть об этом! Уже поздно что-то меня. Я не хочу потерять Джульетту… Вновь. - ничего не будет хуже, Джульетта!, - не знаю, верил ли я сам во все эти слова? Но кажется, что самое худшее и правда еще начнется. - Я понимаю, что тебе не легко со всем этим смириться, но эта уже та жизнь от которой не убежишь никуда, - смотря на девушку, произношу я. - Не готова к чему?, - небольшое молчание, - Простить и жить как раньше?, - взгляд сосредоточен на Сильвертон, но через несколько секунд отвожу его в сторону. Вспоминаю те времена, когда Джульетта была одержима Капитаном и что тогда происходило. Она была «влюблена» в другого, а тут получилось, что провел время с Адалиндой. Что еще нам ожидать? Но взгляд резко вздымается вверх, и смотрю на девушку. Только отрицательно мотаю головой, - Ты все знаешь, - произношу на тихой интонации. Зачем ей говорит о прошлом? О словах тёти и о прочих вещах, которые были «до»? И сейчас не знаю, или даже не понимаю, нужны ли эти силы Гримма? Ведь от них одни неприятности. Если бы не они, то все бы было, как и тогда, когда мы жили спокойно. - В трейлере ничего подобного нет. Видимо, никто из предков не предполагал, что может лишится сил… А Монро и Розали я не хочу втягивать во всё это. Мы и так разрушили их свадьбу., - да, им и так досталось. Зачем приплетать их к тому,  к чему сам не знаешь, как поступить?
Услышав шаги позади, только разворачиваюсь и смотрю на Агента Стэнли, у которого в руках были книги и рисунки с существами, - Мы нашли это в комнате для гостей? Что это?, - взгляд падает на открытую страницу книги, - Это книги моей тёти, она работала в библиотеке, вот и остался всяких хлам после нее. Это что-то подвид книг со сказками. Я не вдавался в подробности. Недавно их нашел на чердаке. После смерти тёти Мари, многие вещи здесь были оставлены, -  произношу, и мельком смотрю на Джульетту. - Странные рисунки, да и описание. Да, детектив, странная у Вас семья, - слышится легкая усмешка, - Еще какая…, - срывается с губ. - Вы что-нибудь нашли?, - интересуюсь я, - Кроме этих странных книг – орудие преступления и ничего больше, - агент кидает книгу на столик и только ставит руки на пояс. - Ждем, Вас завтра с утра в участке, детектив и Вас, мисс Сильвертон, - развернувшись, агент и несколько его подчинённых покидают дом и я, подойдя к столику, только закрываю страницы раскрытой книги. - Нам нужно придумать историю, - произношу я, и присаживаю на кресло и сцепив руки в замок, смотрю на Джульетту.

+1

6

Now it’s too late for you
and your white horse [q.]

    - Не готова жить так дальше, - тихим голосом произношу я и медленно мотаю головой, нервно и сосредоточенно перебирая пальцами складки на платье. Говорю, а сама не верю, что у меня получится так легко освободиться и забыть. Слишком рано спрашивать о прощении, если я даже не могу сказать, что принесет завтрашний день. Все-таки жизнь не учила меня, как справляться с такими крутыми виражами. Разве могла я когда-то предположить, что судьба приготовила для нас такие пакостные подачки. - И дело не только в.. Адалинде, - голос как-то ломается, срывается, когда с трудом пытаюсь произнести это имя, все еще не свыкнувшись с мыслью о том, что происходило сегодня в нашем доме. Меня даже слегка передернуло, - дело в.. задумываюсь, внимательно изучая свои руки... и не могу найти подходящего ответа. Не знаю, что еще сказать. Причин слишком много, чтобы собрать их все вместе в одну кучу и последовательно перечислить одну за другой. Втягиваю в себя побольше воздуха, переводя дух и с готовностью переключаясь на другую тему. Мои силы были уже на исходе, этот чертов важный день выпил из меня всю кровь. Только собираюсь согласиться с тем, что действительно не лучшая идея, тревожить сейчас Монро и Розали, им точно не до нас, как в комнате возникает тощая фигурка специального агента Стэнли, напоминающая черный фонарный столб или сгоревшее высокое дерево. Щедро и с превеликим удовольствием предоставляю Нику приятную возможность побеседовать с ним, а сама улучаю момент, чтобы ретироваться из комнаты на кухню. Устало поднимаю глаза к потолку, мысленно умоляя агента побыстрее убраться отсюда. Одно его скользкое, тоскливое и навязчивое присутствие почему-то очень меня утомляло. Наливаю себе бокал вина и выхожу в гостиную, чтобы любезно выпроводить мистера Стэнли до входной двери, даже не потрудившись предложить ему выпить. Обойдется, он же на работе. Опираюсь плечом о дверной косяк и послушно киваю на приглашение ФБРовца приходить завтра в полицейский участок на допрос, только бы он побыстрее избавил нас от себя. Как только за ним закрывается дверь, наконец позволяю себе немного расслабиться. В ответ на слова Ника о том, что нам нужна история, легенда, алиби и все такое, я лишь хмурюсь, пожимаю плечами и достаточно резко заявляю:
    - Только не сегодня. Я устала и собираюсь отдохнуть, - за окном уже действительно стояла глубокая ночь, а день буквально сшибал меня с ног. Разумеется, в таких исключительных обстоятельствах спать совсем не хотелось, зато я умирала от дикого желания запереться где-нибудь в тихом месте и побыть наедине с собой и своими переживаниями. Для меня это было просто необходимо и также естественно, как вдыхать воздух и потреблять кислород. Не проронив больше ни единого слова, поднимаюсь вверх по лестнице, на ходу снимая босоножки, оставляя Ника один на один со своими мыслями. Уверена, ему есть о чем подумать. Останавливаюсь у двери в спальню и, замешкавшись на несколько секунд и набравшись решимости, захожу внутрь, сразу уставившись на расправленную кровать. Убираю все подушки и стягиваю простынь, оставив только голый матрац. Складываю все это добро в аккуратную горку, беру ее в охапку и также тихо и молча спускаюсь обратно в гостиную, к Нику. Более, чем красноречиво, кладу все это постельное белье на диван, как в те самые времена моей так называемой "амнезии". И на сей раз подобный жест не нуждается в дополнительных пояснениях:
    - Доброй ночи, - поймав на себе взгляд Ника, с борьбой убиваю в себе порыв сказать что-то еще и вот уже собираюсь возвращаться в злосчастную спальню, как вдруг замечаю в дверном проеме Беду. Черт, за всеми этими выяснениями отношений и увлекательными беседами с привилегированными сословиями доблестных блюстителей закона, мы совсем забыли попросить Хенка как можно скорее увезти ее отсюда на время. Но, к счастью, в наших советах они не нуждались. Беда зашла через заднюю дверь, чтобы соседи ненароком не заметили ночных гостей у нашего и без того слишком подозрительного дома.
    - Простите меня, я вас подставила, - виновато произносит она, неловко и совсем по-мальчишески переминаясь с ноги на ногу, можете смело винить меня во всем. Подхожу к ней и выдавливаю из себя насколько можно более одобряющую улыбку:
    - Эй, мы тебя не бросим, - мягко хлопаю ее по плечу и утвердительно киваю, как бы в подтверждение своих слов, чтобы в ее голову не закралось ни единого в этом сомнения, - угу? Мы обязательно что-нибудь придумаем. Еще раз киваю ей и оставляю их с Ником в гостиной. Думаю, у них будет достаточно общих тем для обсуждения, а я уже наслушалась за сегодняшний день.

    Время тянется так медленно, как жеваная резиновая жвачка. Лежу в кромешной темноте на пустом матраце, свернувшись калачиком и беспокойно ворочаясь. Мне кажется, прошла уже целая вечность, а я все еще ни на секунду не сомкнула глаз. Не покидает устойчивое ощущение того, что еще немного и я медленно, но верно начну тихо лишаться рассудка. Все эти мысли обгладывали меня изнутри, как червяк яблоко, во мне снова поселился страх. А что, если и сейчас мы все в опасности, особенно сейчас, когда настолько уязвимы? Еще и завтрашний день также не сулил ничего радостного и радужного. Испускаю то ли тяжелый вздох, то ли слабый стон и переворачиваюсь на другой бок, задумчиво уставившись в окно, освещенное парочкой уличных фонарей. Все, довольно. Решительно поднимаюсь с кровати и, как следует укутавшись с плед, выхожу на лестницу. Свет уже не горит. С каждым новым шагом моя прежняя внезапно проснувшаяся уверенность тает в воздухе, тем не менее, игнорируя снедаемые меня сомнения, на цыпочках спускаюсь по лестнице и шепотом обращаюсь к Нику:
    - Ты спишь? - закономерный вопрос в пять часов утра, но я бы больше удивилась, если бы он и вправду преспокойненько спал, как сурок. Зажигаю настольную лампу и устраиваюсь на краешке дивана, - Говоришь, Стюарт был ищейкой и работал на Феррат? И это как-то объясняет то, что случилось, - замолкаю и задумываюсь. Но после некоторого молчания произношу:
    - Ты был прав, нам нужна история, - признала свою неправоту и неоправданную резкость я. Иначе бы точно не смогла уснуть, - У нас конечно есть железное алиби, но как мы объясним то, что делал твой капитан в нашем доме, еще и вместе а агентом ФБР?

+1

7

-Juliette, if you have something to say, just say it. I know it's been a little tough...
Отчетливо понимаю, что Джульетта права, точней понимаю правильность всех её действий в данной ситуации. И признаться, если бы я оказался на её месте, и всё происходило со мной, то я, честно не знаю, как поступал бы в такой ситуации. Но так уж повелось, что из нас двоих я больше привык к этой жизни, и если поначалу мне всё казалось полным бредом, то сейчас… То сейчас я смотрю иначе на всё это: это не кажется мне безумством, или же каким-то ненормальным бредом. Хотя, и считал себя изначально психом, который видит разные вещи. Но, а после сегодняшнего не понимаю, как придётся жить в этом мире, когда знаешь совсем иную сторону Портленда. - Я всё понимаю, - но было ли это на самом деле так? Если посудить, то да, с одной стороны я должен её понимать. Ей нелегко с этим жить и быть вовлечённой во всю эту мою странную жизнь. Поначалу, для меня это тоже было странностью, учитывая, что на меня это свалилось в один день, и видел множество странностей и ни с кем не мог поговорить кроме тёти Мари, а после и появился Монро – и стало намного легче. Но с другой стороны, я и не понимаю Джульетту. Может дело в том, что наша жизнь слишком осложнилась из-за этого… Но после случая с амнезией, она сама предложила начать всё заново. И тогда было легче, чем сейчас… Не было всех этих причастностей нашей семьи к каким-то странным делам, и только несколько раз к нам «приставали» агенты ФБР. Но тогда всё решалось быстрей, потому что в нашем доме не убивали одного из агентов ФБР. И видимо, Агент Стэнли был тем, кто решит во чтобы то не стало добиться своего и выяснить, что случилось. Правда, боюсь, для него это будет не самым удачным вариантом. И сейчас, одновременно задаюсь вопросом, может и агент Стэнли был таким же как и Стюарт? Жаль, что этого не узнаю теперь. И только закрыв за ним дверь, задерживаюсь у неё, наблюдая за тем, как полицейские машины разъезжаются и за окнами уже не видать всей этой суматохи.
Возвратившись в гостиную, смотрю на Джульетту, предлагая ей придумать нам алиби. Да, оно у нас существовало. Но зная, этих людей в строгих костюмах, они могут прикопаться к любой мелочи, если услышать запинку в голосе или же долю сомнения в том, что мы говорим. - Твоё право, - произношу, слегка разводя рукой в сторону. Хотелось добавить, что «не имею права задерживать тебя», но понимаю, что эта фраза не имеет должного смысла, потому что это было совсем иначе. Но не говорю подобного, потому что, предчувствую то, что может начаться ссора. А нам и так проблем хватает на сегодня. И усугублять ситуацию еще сильней, мне не хотелось. Но нам всё же ещё раз придётся поговорить. Но и правда, только не сегодня. Сегодня с нас хватило. Но, наверное, добило большее то, что вновь повторяются те времена, когда у Джульетты была амнезия. И вынесенный комплект постельного белья – сейчас отчетливо напомнил мне это. - Доброй, - киваю головой. На нас навалилось очень многое сегодня и кажется, за всеми этими разговорами с Агентом Стенли и нашим выяснением отношений, забыли о том, что Беда находится здесь. И её появление в дверном проеме, заставляет перевести на неё взгляд. Кажется, она чувствует себя виноватой, во всём случившимся. Правда, не совсем точно осознаю её вину. Она всё же рисковала, чтобы, если так можно выразиться, спасти меня. И если бы всё получилось… - Тут нет твоей вины. Я тебе благодарен, что ты пыталась предупредить меня, и помочь, - хило улыбаюсь, но слова были сказаны искренне. Да, я ей благодарен за это. Она старалась предупредить меня, но, к сожалению, всё пошло не так как она рассчитывала и  то как мы должно быть запланировано. Наблюдаю за тем, как Джульетта отправляется наверх, а после перевожу взгляд на Беду, которая, кажется, и правда чувствовала себя виноватой в том, что произошло. - Ник, он правда был ищейкой и он пытался убить меня. Это он убил Вашего Капитана, а завидев меня, бросился в мою сторону. У меня не оставалось никакого выхода, - да, и правда, нотки сожаления слышатся в её голосе. Но слушая всё это, только поднимаю руку, тем самым говоря, чтобы девушка перестала извиняться, - Беда, я знаю, кем он был. И ты действовала в рамках самообороны. Правда, конечно, ты слегка переборщила. Но мама предлагала его убить. Но лучше поздно, чем никогда, - да, разумеется, с одной стороны это не те слова, которые должны были прозвучать от копа, но со стороны Гримма – это вполне естественно. - И кажется, нам обоим нужна помощь, - да, пришло то время, когда придётся мне привыкать жить вновь обычной жизнью, а Беде привыкать ещё к большим встречам с существами. И кажется, за всеми этими разговорами о навыках, о делах, о существах время прошло достаточно быстро. Беда ушла в свою комнату, а мне оставалось только сидеть в гостиной и перелистывать листы книг, которые нашёл Стэнли в комнате беды.
Закрыв книгу, только ложусь на диван, но сон не идёт ни в один глаз. Взгляд устремлен в потолок, а в голове блуждает множество мыслей, которые так и разрывают на части. Кажется, уже скоро начинает светать, а мне так и не удалось сомкнуть глаз. Слышу тихий шепот Джульетты, и убрав ладонь с глаз, произношу: - Нет. Не могу заснуть. – смотрю на Джульетту и после, присаживаюсь на диван, когда слышу реплику Джульетты. - Феррат это группа существ, которая наводит порядок в их мире. Они жестоки, изворотливы и мстительны. И учитывая то, что за пару дней, мы его навестили, то, кажется, он решил отомстить Капитану за наш визит. И он это сделал, пустив в него несколько пуль. Хоть и Капитан был Королевской крови, Стюарта это не остановила. Феррат и Сопротивление  воюют между собой. А то, что он напал на Беду, он знал, что она Гримм и решил избавиться от неё. Но получилось всё наоборот. , - произношу, мельком смотря на Джульетту. Правда не знаю, было ли ей интересно узнать всё это? Или она просто так поинтересовалась.
Чуть поджав губы, смотрю перед собой, пытаясь в голове придумать что-то, что могло сойти за правду. Но признаться, что это трудно получается. Но буквально, спустя нескольких секунд молчания, произношу: - Капитан пришёл спросить, не связывалась ли со мной мама, после того, как она сбежала из полицейского участка и не знал ли я, куда она смогла направиться. Ведь он тогда принимал участие в этом. – да, понимаю, что это не самый лучший вариант, - А Агент Стэнли прибыл вместе с Капитаном., - вновь небольшое молчание и откинувшись на спинку дивана, продолжаю: - Несколько дней до случившегося, нам поступали звонки с угроза с неизвестного номера. – я, признаться, не понимаю, что говорю, поэтому, перевожу взгляд на Джульетту: - Понимаю, что это звучит для тебя ужасающе, но и сказать правду, что Агент ФБР стрелял в Капитана Полиции Портленда - это покажется глупостью уже для агентов ФБР, - а ведь действительно так и было. Если бы мы сказали подобную правду, то нас бы признали глупцами и шутами за подобную версию случившегося. - И нужно найти место, где на несколько дней сможет спрятаться Беда, пока всё не утихнет, - да, я надеялся, что это всё закончится через пару дней, но не был точно уверен. Кажется, что это затянется на дольше, ем я думаю. - Джульетта…, - да, кажется, сейчас прозвучит вопрос, ответ на который, с одной стороны мне хочется услышать, а с другой стороны – ответ, который боюсь услышать. - Что будет между нами?, - да, это меня волновало куда больше, чем убийство Стюарта, попытка покушения (а может и убийство) Капитана. Мне вообще ничего не было важно, кроме нас… Кроме наших отношений. И тут, я не вправе ничего решать, потому что я осознаю свою вину, хоть и это было всё не специально. И теперь решать Джульетте…..

+1

8

- And for the record, I do know what’s going on now. probably [q.]
    Стараюсь со всей внимательностью вникнуть в объяснения Ника, однако накопившаяся смертная усталость, пережитые воспоминания и нервозная бессонная ночь не прошли бесследно и давали о себе знать. Хмурюсь, изо всех сил пытаясь разложить все по полочкам. Мне казалось, что чем больше я буду знать, тем легче и быстрее в моей голове сложится сложный пазл из тысячи кусочков. Но, как оказалось, полная картинка только еще больше скручивалась в клубок и все карты вновь и вновь перемешивались, путались. Поджимаю под себя ноги и убираю упавшие на глаза пряди волос за уши:
    - Феррат работает само по себе, что-то вроде добровольных "волонтеров"? - загибаю пальцы обеих рук в воздухе, наглядно показывая воображаемые кавычки для яркости речи, - Или это наемные.. мм.. чистильщики? Морщусь от сказанных слов, они определенно не приходятся мне по вкусу, но другие, более подходящие синонимы как-то не приходят на ум. Может конечно я сейчас задаю слишком простые и очевидные вопросы, может я упускаю какие-то детали, но довольно сложно сосредоточиться, когда за окном уже через считанные минуты забрезжит рассвет, а ты еще не на мгновение не смыкал глаз. Только сейчас понимаю, как тяжело было Нику, когда он вдруг столкнулся со всем этим изнаночным миром впервые, когда никто не смог бы его понять и выслушать. Как важно было наверняка услышать от кого-то, что ты не сошел с ума и что все, что ты видишь своими глазами - правда, а не какая-нибудь редкая форма сумасшествия. Вдруг мне стало ужасно стыдно за свои слова, когда Ник в первый раз пытался рассказать мне всю правду. Сейчас, оглядываясь назад, я не могу себе простить то, что позволила себе подумать о Нике, как о каком-то ненормальном. Да, я была напугана и не способна узнать обратную сторону медали, о которой на подсознательном уровне все-таки давно догадывалась, но почему-то это не освобождало меня от чувства вины.
    - То есть предлагаешь свалить все на неизвестного, который следил за капитаном? - внимательно смотрю на Ника, склонив голову на бок, - У вас случайно в последнее время не было таких дел, чтобы полиция перешла кому-то дорогу, перекрыла кислород, в общем, сделала то, за что можно мстить? - такой удачи вряд ли стоит ожидать в таком отчаянном положении, но кто запретит мне верить в лучший исход? - Может, какая-нибудь важная шишка, международное дело, чтобы можно было приплести ФБР. Само собой, предлагать сфабриковать дело я не собиралась, это все равно, что идти наперекор закона, а мы и так погрязли в дерьме по самое не хочу.
Устало потираю лоб и выдыхаю, услышав имя Беды. Нам и вправду нужно спрятать ее на время: если кто-нибудь из полиции увидит ее в городе или вычислит, что ее покрывает детектив полиции, никому из нас уже точно не выйти сухими из воды. Она замешана во многих странных и громких делах, да что там (!) она даже объявлялась в розыск. Задумываюсь, рассматривая журнальный столик, стоящий напротив дивана:
    - Слушай, - выпрямляю спину, заерзав на диванных подушках и поправляя съехавший с плеч теплый плед, - а что насчет твоего участка, куда ты перевез трейлер? Во-первых, о нем никто не знает, а во-вторых, трейлер будет под присмотром. Пожимаю плечами, ведь лучшей идеи пока не приходит в голову. Ни к чему для каждого в департаменте выдумывать совершенно неадекватную предысторию, зачем вдруг Нику понадобился столь экзотический участок земли.
    Я помолчала, обдумывая все сказанное. В плохо освещенной гостиной повисла тишина. Я не успевала за всеми мыслями, которые тревожили мою голову и могла только догадываться, какая каша варилась и творилась в мыслях у Ника. Однако ответ на этот вопрос всплыл на поверхность неожиданно. Нарушая затянувшуюся паузу, Ник зовет меня по имени, тем самым будто вырывая меня из "транса". Встрепенувшись, как от тяжелой дремоты, сначала я молча уставилась на него, стараясь уловить правильный смысл вопроса - видимо, слишком далеко отсюда я уже успела заплутать в дебрях своих мыслей. Вот он, этот самый больной вопрос, который не давал мне покоя, не давал уснуть, подсасывал под ложечкой. И сейчас, произнесенный вслух, он вдруг застал меня врасплох. Чуть откидываю голову назад, продолжаю смотреть на Ника жалобным взглядом, как будто умоляю его самого ответить, но смутно осознавая, что этого не произойдет, выдыхаю:
    - Мы оба хороши, - да, такое он наверняка ожидал услышать в самую последнюю очередь, - Ведь, тогда, с Ренаром.. кто знает, насколько далеко все это могло зайти.. - горько усмехаюсь для вида, а тем временем беспокойно перебираю уголок вымученного моими нервными тиками пледа. Каждое слово дается мне с трудом. Я уже обрадовалась, что получилось немного отвлечься от этой тяжелой темы другими проблемами, но вот все снова вернулось туда, откуда началось, и это не приносило облегчения, а скорее наоборот. Конечно, я чувствовала себя отвратительно, когда вспоминала то время своего помешательства на капитане. Это было похоже на помутнение рассудка, в то время я сказала Нику столько ужасных вещей.. Боже, да я ничем не лучше. Если подумать, судьба обрядила нас в совершенно похожие шкуры. Получается, я совсем не вправе его судить или обвинять, потому сама уже побывала на его месте... Если бы я тогда не выстрелила из пистолета, кто знает, чем бы окончился тот вечер, когда я соврала Нику, что кто-то забрался в дом и я просто оборонялась? Тогда почему, так явно ощущая свою вину, я никак не могу простить ее Нику?!
    Смотрю на него, сощурив глаза и чуть откидываю голову, внимательно слежу за его взглядом и по привычке мягко провожу пальцами по его щеке и медленно качаю головой:
    - Если бы я знала ответ на этот вопрос, - как-то сдавленно и вымученно улыбаюсь, поджимаю губы, убираю руку.
    Кажется, мы еще очень долго обсуждали нашу легенду для полиции и, кажется, мне удалось наконец более менее успокоиться.
    Это я поняла только когда проснулась от ярких лучей солнца, которые безжалостно били мне в глаза. Все тело ужасно ломило, я обнаружила себя, свернувшуюся на диване, укрытую тем самым пледом. Где-то рядом дремал Ник. Без сомнения, вчерашний день нас ужасно вымотал и мы просто напросто в какой-то момент вырубились. Устало потирая глаза, тихо, стараясь не будить Ника, встаю, потягиваюсь и ухожу на кухню. Прокручивая в памяти события вчерашнего дня не без отвращения вспоминаю, что сегодня нам опять предстоит встретиться с черной саранчой и врать. Сонно убираю волосы на затылок и завариваю кофе. Вдруг в дверном проеме появился помятый Ник.
    - Знаешь, может тебе стоит пройти обследование? - совершенно неожиданно спрашиваю я. После сна в голову приходят хоть какие-то здравые мысли. Само собой, я говорю о его способностях. Поясняю, - Провериться, вдруг медицинским путем в тебе найдут какие-то нарушения и мы поймем, в чем дело? Пожав плечами, рассуждаю, как настоящий медик. А что еще можно ждать от врача?

+1

9

-A what?
-A Grimm. It's sort of a family problem.

Вопрос со стороны Джульетты заставляет сначала перевести взгляд на неё, а после вновь посмотреть перед собой и слегка усмехнуться. Кажется, такой лёгкий вопрос, из той тематики, которую я знаю, но найти на него ответ, кажется, получатся с трудом. Да и правда, трудно понять всю эту систему, которая творится в мире существ: у них свои правила и законы, своё понимание жизни и своё понимание ролей. В нашем же мире, кажется, всё было намного проще. Может, просто из-за того, что я живу в нём больше? - Знаешь, я ещё не до конца разобрался в этой системе, - легкая усмешка вновь появляется на губах, а после, развернувшись к девушке всем корпусом, кладу одну руку на спинку дивана и пожимаю под себя одну ногу. - Они как двойные агенты, - произношу, при этом сгибаю указательный и средний палец, тем самым показывая, что говорю в переносном смысле. - Их, если говорить, попросту используют королевские семьи…., - замолкаю и на мгновение перевожу прищуренных взгляд в сторону. Чуть усмехнувшись, вновь смотрю на Джульетту: - Хотя, кажется, они и волонтеры и чистильщики, - произнеся свои слова, только развожу рукой, словно от какой-то безвыходности. А может, именно так и было? Сейчас уже не то время, чтобы разговаривать на подобные темы. Да и честно, с ищейками не так уж и часто приходилось иметь дело, да и при встречи, как-то не удавалось поговорить о Феррат или о том, как действует вся их система. Тогда, при разговорах, нам было не до этого. А сейчас пытаясь объяснить всё Джульетте, понимаю, что отчасти сам многое до сих пор не понимаю и не осознаю… И сейчас, всё так же не хочу впутывать во всё это Джульетту, как и раньше не хотелось этого делать.
- Кража ребёнка будет считаться за дело, где можно приплести ФБР? Там и большая шишка и подозреваемые…, - да, в голосе звучат некие нотки иронии, или же даже сарказма, если говорить точно. А ведь и правда… Это совершенно преступление на нашей территории… Неизвестные украли ребёнка, это уже может относится под пункт, где задействованы агенты ФБР – можно сослаться, что не хотели международного скандала. Но отчётливо понимаю, что это за гранью опять очередной ненормальности. - Может и были, но не все дела попадают к нам. Да и честно, я не помню…, - кажется, чуть-чуть и мозг действительно взорвётся от этого мыслительного штурма. От усталости даже слегка потираю глаза. Да, время уже было не позднее, или же не раннее… Кажется, уже и потерялся во времени из-за всего, что на нас навалилось.
Чуть наклонив голову, мельком смотрю на лестницу, ведущую на второй этаж, когда мы говорили о Беде. Ей было действительно лучше спрятаться на некоторое время. Она и так, где много светилась. К тому же, в участке мы с Хэнком представляли её как стажера, и её видел Ву. И если выясниться, что она та, которую мы тогда разыскивали за убийство трёх людей, которые оказались существами, нам будет трудно оправдать себя и придумать вразумительное объяснение своим действиям. - Думаешь жить пару месяцев в трейлере и почти что в лесу, будет для неё хорошим вариантом?, - хотя, признаться, то помимо этой идеи, которую сейчас предложила Джульетта, в голове у меня совсем пусто. - Я поговорю с Бедой насчёт этого, - надеюсь, что всё получится, - как говорится, будем надеяться на лучшее. И с другой стороны, у неё будет время ознакомится с трейлером, ведь теперь, ей придётся многому научиться и «работать» за двоих.
И сейчас, задав вопрос, с одной стороны хочу услышать на него ответ, а с другой, может, даже не хочу его слышать. Потому что может повториться то, что было с нами уже. Мы бы вновь оказались по разные линии – хотя, почему оказались бы? Сейчас, кажется, всё намного хуже, что будет в будущем – и почему на нас всё это сваливается? Нет, ответ я прекрасно знал, и он заключает во мне. Но почему мы не могли жить как все нормальные, отчасти нормальные люди? Да, у всех бывают скелеты в шкафу. И у нас бы они тоже были. Но чтобы ничего этого на нас не наваливалось? Почему все так и желают испортить нам жизнь? Причем уже не первый год! Но услышав ответ, который, кажется и во все не был в мыслях, после, только поднимаю руку вверх, - Джульетта, - кажется, секундное молчание и только отрицательно мотаю головой, - Не стоит это вспоминать, - да, говорю это, возможно, из-за того, что мне было неприятно это вспоминать. Это было не самое лучшее время наших отношений, и тогда я услышал много вещей. И скажу, они были не самыми приятными. Но с другой стороны, говорю ещё и потому, что всё же здесь есть моя вина. Точней, Джульетта пострадала из-за меня. Если бы я не отобрал у Адалинды силы, она бы не стала мстить мне. А ведь лучший способ насолить врагу, это действовать через их близких. А такие люди как Адалинда, именно так и поступают, даже не буду ведьмой.
Кажется, эта тема ещё может сотни раз подниматься, потому что, рассчитывать на волю случая и то, что всё образумится само собой – это не наш случай.
Все эти разговоры о достоверной истории для ФБР, об отношениях, о существах и о насущих нас вопросов, кажется, утомили.
И только утром лишь открыв глаза, сразу же зажмуриваюсь, только не понятно от чего: от того солнца, что светило в окно или от того, что спал в неудобном положении. Присев, провожу руками по лицу, и чуть отклонившись в сторону, замечаю Джульетту на кухню. Поднявшись со своего места, направляюсь в сторону кухни. Остановившись в проеме, опираюсь плечом на дверной проём и засовываю руки в карманы брюк. - И тебе доброе утро, - чуть съежившись и пожав плечами, сразу же выпрямляюсь. - Или же опять сошлются на то, что не успели проверить технику, - да, сразу же припоминается тот случай, когда после неприятных дней, будучи Зомби, обратился к нашим специалистам. Да, у них, кажется, тогда не чего было сказать насчёт моего здоровья. - Учитывая то, что тогда никаких нарушений не было, а был намного здоровей, чем все нормальные люди, то…, - недоговорив свою реплику, вскидываю брови вверх и прохожу в комнату, подходя к кофеварке. Думаю, девушка поняла, что я имел ввиду. Тогда всё было иначе и было множество преимуществ после состояния Зомби, то сейчас, учитывая, что всё способности Гримма исчезли, думаю, что и всё это будет показано. - На днях наведаюсь, а сейчас, нам нужно быть в департаменте…, - только успеваю налить кофе, как в кармане раздаётся телефонный звонок. - Бёркхард, - произношу я, и после только скользнув зубами по нижней губе, смотрю на Джульетту, - да, мы скоро будем, - сбрасываю вызов и кладу телефон на столешницу. - Нас ждёт в Департаменте агент Стэнли – поставив кружку на стол так и не сделав ни одного глотка провожу пальцами по глазам. - Как он ещё своих ребят за нами не послал, - то, это было что-то подвид возмущения. И признаться, был не удивлён подобному. Мельком взглянув на свой внешний вид, развожу рукой в сторону, - Пойду переоденусь. Не в этом же ехать, - снимаю с шеи до этого развязанный галстук и наматываю его на руку, - Чем быстрей мы всё расскажем, тем быстрей от нас отстанут, - произнеся эти слова, «пропадаю» из кухни.
Поднявшись наверх, в спальню, слегка застываю в дверях. И выдохнув, подхожу к шкафу, откуда достаю привычную одежду. Приведя себя в порядок, спускаюсь вниз и по пути надеваю куртку. Пройдя в гостиную, подхожу к журнальному столику, где лежали значок и табельное оружие. Потянувшись к ним, беру их в руки и только несколько секунд смотрю на значок, а после прицепливаю его на ремень. Поправив куртку, засовываю руки в карманы, - Нам пора, - произношу я, тем самым окликая Джульетту....

+1

10

I’m really getting sick of being left in the dark all the time. [q.]
    Машинально на уровне условных рефлексов разглаживаю мятые складки на платье - последствия от незапланированного и ужасного сна на диване в жутко неудобной позе, таким образом коротая время ожидания, пока не сварится кофе. Переливаю его в кружку и подношу ее к губам, но не успев сделать и маленького глотка, оборачиваюсь в сторону Ника и поднимаю на него полный удивления вопросительный взгляд:
    - Здоровей всех нормальных людей?! - ошеломленно переспрашиваю я, а брови в изумлении ползут вверх, образуя на лбу хмурые морщинки, - Между прочим иногда ты был похож на... мертвеца! Причем в буквальном смысле этого слова! - восклицаю я, всплеснув руками, каким-то неведомым волшебством умудрившись не расплескать горячий напиток. - И да, если честно, меня до сих пор это волнует, - смягчаюсь, говоря гораздо тише, но все так же строго. Меня пугало еще и то, как наплевательски и по-детски беспечно Ник относился к этой небольшой "проблемке "тире" неожиданной модификации" его организма. Он вел себя так, как будто ничего не произошло, а на самом деле я прекрасно знала, что он сам замечал эти физические изменения, просто не придавал им всего должного значения. А вдруг зря? История повторялась, только теперь все эти необъяснимые современной наукой перемены не играли нам на руку и уж точно не шли на пользу Нику. Я выдыхаю, на секунды прикрывая глаза, качаю головой и оставляю свое кофе на столешницу: - Я просто хочу помочь, и слабым голосом добавляю, - но не знаю как. Развожу руками и пожимаю плечами. В этот момент у Ника звонит телефон. Мне были хорошо знакомы подобные утренние звонки. Обычно после них он в экстренном порядке срывался с места и ехал на какое-нибудь очередное место преступления или на допрос. Но сегодня нам предстояло оказаться по ту сторону баррикад. И когда я с любопытством поддалась вперед, внимательно следя за выражениями лица Ника, я уже вполне догадывалась о предмете его телефонного разговора. И надо сказать, этот был не самым приятным в его жизни. Когда он кладет трубку, в недовольстве поджимаю губы в тонкую ниточку и киваю. Чему быть, тому не миновать и Ник прав - чем быстрее мы разделаемся с этим кошмаром, тем будет лучше, причем не только для нас. Пережить бы теперь только всю эту пытку. Все-таки врать представителям закона мне приходилось всего лишь один раз, и тогда для этой лжи у меня были довольно веские основания, по-другому поступить я просто-напросто не могла.
    Когда Ник поднимается наверх, перехожу в гостиную, убираю смятые плед и постельное белье, укладывая его в прежнюю горку в уголке на диване. Осмотрев комнату, заправляю выбившиеся из свадебной укладки волосы за уши - такие старания - и все ради чего? Поднимаюсь вверх по лестнице, но, чуть помедлив, кротко стучу в дверь спальни для гостей, где в данный момент должна была находиться Беда. Осторожно заглядываю в комнату:
    - Прости, я тебя не разбудила? - вежливо тихим голосом интересуюсь я, - можно я воспользуюсь твоей ванной? Я заметила, что девушку немного смутила моя просьба, поскольку ей она наверняка показалась слишком неожиданной и даже совсем неуместной. Переодевшись в более удобную одежду, которая уже не вызывала неприятных воспоминаний, связанных со вчерашним вечером, я стояла в ванной комнате и пыталась расчесать спутавшиеся волосы, когда меня настиг внезапный прямой вопрос от Беды: "Эй, Джульетта, что вчера здесь делала Адалинда? Мне показалось, ты знаешь?" Я замерла на месте и сглотнула. Нет, у меня все еще нет сил, достаточных для того, чтобы снова задевать больную мозоль. Слегка замешкавшись, кладу расческу на полочку у зеркала и оборачиваюсь на Беду. Но столкнувшись с ее изучающим взглядом, решаюсь сменить тактику, а вместе с тем и тему разговора:
    - Знаешь, мы придумали, где ты сможешь спрятаться на время, - стараюсь улыбнуться, остужая ее пыл. Если мы позволим этой девчонке узнать больше, она может совсем слететь со всех тормозов, а мы все уже знаем, чем это грозит. Тут вдруг слышу оклик из гостиной и принимаю этот голос за доброе знамение. Спасибо тебе, господи, что освободил от рискованного диалога. Спешу ретироваться из эпицентра взрыва на первый этаж, сказав лишь, что: - Ник расскажет тебе об этом подробнее, а пока нам пора в участок. И кстати, пожалуйста, не уходи никуда до нашего возвращения и никому не открывай. В свете последних событий я не могла быть ни в чем уверенной, в том числе никто не мог дать гарантий нашей безопасности.
Поспешно спускаюсь вниз по лестнице:
    - Надеюсь, нас еще не объявили в розыск, - мрачновато пытаюсь отшутиться я, фыркаю и, сняв к крючка свое пальто, накидываю его на плечи. Кажется, Портленд в любое время года похож на морозильник. Каждая минута промедления может стоить нам смерти одной нервной клетки, поэтому как можно живее усаживаюсь на пассажирское сидение нашей машины и наблюдаю, как Ник занимает место водителя, заводя мотор. Никогда еще дорога до Департамента полиции Портленда не казалась мне настолько длинной. Я задумчиво молчала, отвернувшись к окну и сложив руки на груди, но через некоторое время вдруг спонтанно по доброй воле нарушаю свой обет молчания. Был один вопрос, на который я хотела получить как можно больше ответов, чтобы наконец пролить свет на всю эту темную историю. Собравшись с духом, поворачиваюсь всем корпусом к Нику:
    - Неужели ты не заметил.. эм подмены? Ничего странного.. в голосе, поведении? - Все-таки эти вопросы лучше звучали в голове. Удивительно, как мы случайно не вписались капотом в проносившуюся мимо машину на перекрестке. - Я не собираюсь снова тебя в чем-то обвинять.. стараюсь сделать свой тон как можно более убедительным, - Просто хочу знать.. хм.. техническую сторону вопроса. Я запнулась. Наверняка прозвучало как-то дико, и мне вовсе неприятно заводить прежнюю волынку, но для меня было важно понять не то, что произошло, пока я делала свадебную укладку, а как, каким образом, почему?! Сосредоточенно смотрю вперед, чувствуя себя отвратительно. Ужасно неловко. Ерзаю на месте, пытаясь успокоить разбушевавшийся фейерверк внутри, главное держать себя в руках и не взорваться опять.
    - Ей еще хватило наглости звонить мне, - сорвалось у меня. И вдруг меня осенила простая, как ясный день, мысль. - Слушай, а по телефону можно определить местонахождение? Я слышала, что.. Кажется, Ник уже ухватил мою мысль, а я продолжала: - Что, если мы узнаем, откуда она звонила? А вдруг она до сих там? Конечно, такое вряд ли могло произойти, но чудеса все-таки случаются и не говорите мне, что это не так. В любом случае такая зацепка нам бы не помешала, как и любые другие сведения об этой стерв... кхм, женщине.
    Наконец, с горем пополам мы подъехали к главному входу Департамента. Я замечала на каждом лице встревоженные выражения, никто из Департамента не мог поверить, что мы с Ником могли быть замешены в чем-то ужасном, подобному этому двойному убийству (или же попытке убийства). Нам навстречу вышел специальный агент Стэнли. Так и хотелось воскликнуть, "вот вы где, агент, а мы уже успели соскучиться". Меня слегка передернуло.
    - Детектив Беркхарт, мисс Сильвертон, прошу, пройдемте со мной, - прозвучало так, как будто он прямо сейчас собирается посадить нас за решетку. Он вел себя, как абсолютный хозяин положения, несмотря на то, что Ник знал эти стены, как облупленный.

+1

11

-Iwas afraid for you to see a world that I didn’t fully understand.
- Мне просто хотелось тебя уберечь от всего этого мира. Но видимо, это оказалось неизбежно. В голове сразу же пролетают мысли о том, а чтобы случилось, если бы я рассказал всё себе? Может ты бы тогда не впала в кому. Мне не пришлось становиться Зомби. Никто бы не желал заполучить ключ. И тогда бы не происходило всего, что сейчас творится с нами. Да, возможно я как-то наплевательски отношусь сейчас ко всему, что происходит. Но как мне быть иначе? Я не знаю. Мне надоедают все эти вопросы, расспросы, разговоры. Я может, сейчас, просто стараюсь привыкнуть к той жизни, которую оставил несколько лет назад. Да, признаюсь, что без способностей мне будет непривычно… Но и в тоже время, может мы будем жить как раньше? Хотя, а будет ли это как раньше? Ведь мы прекрасно знаем, что творится в этом мире. Но я уже стараюсь привыкать. И мне просто нужна поддержка. Хотя бы в этом. А не видеть твой холодный взгляд в мою сторону. Знаю, что виноват во многих вещах. Но ещё один раз чувствовать, что ты отдаляешься от меня, мне не хочется.
Только слегка наклоняю голову на бок, и после «отлипнув» от дверного проема, увожу взгляд в сторону, а после смотрю на Джульетту и развожу одной рукой в сторону: - И что ты мне предлагаешь сказать нашим врачам, когда пройду обследование? «Да нет, всё нормально было. Просто сначала Смертоплюй превратил меня в Зомби, а после Ведьма лишила меня сил и всё моё здоровье пошло под откос», - в голосе звучат нотки сарказма. Но по-другому сейчас не могу. Может это от нервов, которые сейчас бушевали? Да, с виду этого не скажешь, но всё произошедшее давит как морально, так и физически. - Тогда меня сочтут умалишённым и отправят в туже психушку, где лежал Ву, - чуть пожимаю плечами и делаю несколько шагов в сторону, и только выдохнув, провожу ладонью по лицу, и останавливаюсь посередине кухни. - Может, пока оставим всё как есть? У нас сейчас и до того проблем. Я только перестал быть Гриммом, но со мной пока всё в порядке, - да, конечно подобные мысли ещё долго укладываются в голове. И это не привычно говорить. И на самом деле не всё в порядке. Да, за день не может всё пройти. Ведь моя жизнь круто изменилась с того момента, когда стал Гриммом и как-то до сих пор не укладывается, что придётся жить в неведении того, что сейчас творится здесь.
И как бы странно не было, но сейчас спасительным звонком был от агента Стэнли, который ждал нас в Департаменте. Мне просто сейчас не хотелось говорить об этом вновь и вновь. Понимаю, что это насущный вопрос после того, как я стал не Гриммом, но может, стоит пока забыть на время об этом? У нас и так много проблем, учитывая то, что за данное дело взялись агенты ФБР. Это может не кончится добром, особенно, если они узнают, что мы с Джульеттой, да и Хэнком способствуем тому, что скрываем так сказать убийцу – Беду. А это создаст нам больших проблем, чем хотелось бы сейчас иметь. Поэтому, только остаётся его поблагодарить на личной встречи о том, что он «спас» от этого разговора. Да, это сейчас было таковым моё отношение ко всему. Может, мне просто было плевать на себя, а хочу отгородить от всего этого Джульетту, Беду, Хэнка, Розали и Монро? Ведь они во всё это ввязались именно из-за меня. И если бы не я, то всё было бы иначе…
- Будем надеяться, что до этого не дошло, - произношу и, открыв дверь автомобиля, сажусь на водительское сидение. Пристегнувшись, выезжаю на дорогу, и направляемся в сторону Департамента. Дорога, кажется, занимала намного дольше времени, чем обычно. Может из-за того, что присутствовало напряжение, которое возникло в машине? Тишина. Как же она порой раздражает и давит на виски. Но я не решаюсь что-нибудь сказать. Правда, за меня это делает Джульетта… и её вопрос заставляет только выпрямится, сжать чуть сильней руль и тяжело выдохнуть. И какова сейчас была вероятность того, что мы вновь не поссоримся? Знаете, вероятностей на ссору было больше, нежели на тихий разговор. И что ей ответить? Солгать? Сказать, что заметил что-то странное в её поведении, в манерах, в голосе? Но понимаю, что и поэтому поводу на меня может обрушиться шквал претензий, расспросов, упрёков… Поэтому, разжав чуть хватку, произношу: - Это была ты…, - осекаюсь, - … точней копия тебя. Жесты, манеры поведения, разговор… даже одежда была твоя…, - произношу и только развожу от безысходности запястьями рук, которые покоились на руле. - Я не разглядел в ней даже её сущности. Она просто превратилась в тебя, - и отчетливо понимаю, что всё это неприятно сейчас слушать Джульетте, но ничего другого сказать не мог. Ложь – не самый правильный вариант в этом случае.
Но всё же смотрю в сторону Джульетты. - Аделинда не из тех людей, которые будут сидеть на одном и том же месте, если что-то натворят, - уж этот урок я прекрасно выучил, учитывая случай с комой Джульетты. Аделинда из тех, кто будет идти по головам, чтобы добиться своего, но при этом не будет возможно доказать её причастность ко всему. - Я попрошу Ву узнать, но не стоит питать надежды…, - и сейчас, пожалел, что не убил эту ведьму, когда была возможность. Причём этих возможностей было достаточно. Но меня всегда что-то останавливало6 сначала значок копа, потом её ребёнок…
За этими разговорами, мы уже доехали до Департамента Полиции. Сейчас словно будет де-жа-вю, когда будут задавать вопросы  вновь агенты ФБР. Тогда всё сошлось на случай и получилось избежать своей причастности. Но здесь… здесь не так всё просто: убитый агент ФБР в нашем доме и раненый капитан Полиции. Проходя по коридору Департамента, приходиться сейчас ловить все те взгляды, которые были направлены в нашу сторону. И да, видимо все новости разносятся со скоростью света. А ведь Ву как-то говорит, что странные новости быстро доходят до своих слушателей. Но стараюсь не обращать внимания на все эти пристальные взгляды. Такого не было, даже когда агенты ФБР чуть не под руки выпроваживали из здания, считая, что причастен к убийству их агентов. Сейчас, кажется, от всех этих взглядов может в спине оказаться дырка. И как только проходим с Джульеттой в отдел, где нас ждал агент Стэнли, сразу же прекращается тот галдёж, который был до этого и все взгляды были вновь устремлены на нас. Чувствую себя звездой какого-то телешоу. Только киваю головой и положив ладонь на спинку Джульетты, указываю ей рукой вперёд и мы следуем за агентом Стэнли, который направился в комнату для допросов. А почему сразу не за решётку? Как же сейчас хотелось с острить по этому поводу, но зачем усугублять всю ситуацию? - Мисс Сильвертон, подожди пока здесь, - произносит специальный агент Стэнли, при этом указывая рукой на стул, стоящий в коридоре и к тому же оставляет с Джульеттой одного из офицеров. - Вы серьёзно? Думаете, она сбежит?, - удивлённая интонация звучит в голосе, когда вижу всю эту картину. - Детектив Бёркхард, пройдите, пожалуйста, - голос, кажется, звучит его раздражённо и ему не терпится закидать нас вопросами. Пройдя в допросную, сажусь за стол и перевожу взгляд на агента, который сел напротив. Да, не привычное чувство оказываться по другую сторону баррикад. И такое ощущение, что агент Стэнли читал мысли, - и какого находиться по другую линию?, - внимательно смотрю на агента. - Прекрасные ощущение, – на губах проскальзывает только лёгкая ухмылка, и заметив её, агент сразу же приступает к своему делу. - Детектив Бёркхард, где вы находились в момент убийства агента Стюарта и в момент покушения на капитана Шона Ренара?, - Мы с Джульеттой… Мисс Сильвертон были на свадьбе друзей Монро и Розали, - осекаюсь, - У Розали Калверт и Эдди Монро. Они наши друзьями и мы были приглашены как друг жениха и подруга невесты. Там так же были и другие друзья и родители Монро, которые могут подтвердить всё это – произношу, чуть разведя запястьями рук в сторону. - По каким причинам Капитан Полиции и Агент ФБР были в вашем доме, в тот момент, когда Вас там не было?, - выпрямившись, произношу: - Капитан, наверное, не дозвонился до нас. Скорей всего он решил расспросить меня о моей матери, после её отъезда, а агент Стюарт, наверное, приехал с капитаном, потому что за несколько дней до этого поступали звонки с угрозами в адрес меня и Джульетты, - голос не разу не дрогнул, выдавая ту историю, которую мы оговорили с Джульеттой. - Угрозы? Вы предполагаете, кто это мог быть?, - чуть усмехаюсь и удобней устраиваюсь на стуле, выпрямившись, - Не мне Вам говорить, что порой попадают такие дела, которые грозят не лучшим исходом для нас, - а после только отрицательно мотаю головой, - Не имею понятия…. Внимательно смотрю на агента, и только видя его надменный взгляд, слегка, еле заметно усмехаюсь. - Можете быть свободны, - слышится со стороны агента. Поднявшись, опираюсь одной рукой на спинку стула, - Я имею право находится при допросе по ту сторону…, - словно предупреждая, а может ставя  перед фактом агента, выхожу из допросной. Киваю головой офицеру, что тот может идти, - Я буду по ту сторону комнаты. Главное, не нервничай, - провожу ладонью по ручке Сильвертон, и после, открываю дверь в допросную, а сам в свою очередь захожу в комнату рядом и опираюсь руками на стол, наблюдая за всем через зеркало.

Отредактировано Nick Bürckhardt (2014-10-11 00:37:43)

+1

12

- If this is wesen related, how are you gonna keep Wu in the loop?
- Lie.
- Ah, the base of any lasting relationship…

    Есть такое неприятное ощущение, еще знакомое всем из детства, как будто тебя заставляют съесть противную молочную кашу, но ты знаешь, что если у тебя получится, то на десерт тебе обязательно достанется вкусная конфетка. Так вот и сейчас вместе с подступившими приступами тошноты я чувствовала, что как бы сейчас ни было тяжело, мы не должны больше возводить стен недомолвками и ложью. Я не хотела возвращаться к началу, но чего хотел Ник? Я слушала его и, сосредоточенно сдвинув брови, кивала. Как «девушка Гримма» я его понимала, но как обыкновенная девушка принять эту горькую правду не могла.
    - Я лишь хочу все прояснить, вот и все, - опустив глаза и изогнув бровь, пожимаю плечами. Прямо на наших глазах все трещало по швам, но я сама не знала, найдутся ли у нас силы снова и снова склеивать то, что в последнее время слишком часто разбивалось, то, что, по сути, собрать по осколкам уже невозможно. Еще год назад я бы все на свете отдала, если бы только вернулись те славные времена до приезда Мари Кесслер вместе со своим проклятым трейлером, когда не было никакой лжи, всяких безумных семейных тайн, всего, что перевернуло наш привычный мир вверх тормашками. Но сейчас... Сейчас я отчетливо понимала, что прежними мы уже никогда не станем, никогда не сможем вернуться к жизни простых смертных людей, со своими проблемами, конечно, но уже не вляпываясь в жуткие истории и не рискуя жизнями. По классике жанра я наверняка должна была вздохнуть с облегчением и до потолка скакать от радости - наконец-то нам выпала возможность начать все с чистого листа. Только вот тетрадка до белой страницы вся перепачкана, а мне совсем не до смеха. Я приложила все усилия, чтобы стать частью новой жизни Ника, а не просто симпатичным и безнадежно безмозглым приложением к ней. Всегда и во всем поддерживая его, я свыкалась со странными особенностями другого неизведанного мира, проводя долгие, но жутко интересные часы за старыми семейными дневниками в трейлере. Я и сама не понимала, почему вещи, раньше настолько пугающие, вдруг разбудили во мне не страх, а живое любопытство. Наверное, любовь к Нику не позволяла мне опустить руки. Но эти старания дались мне дорогой ценой, разве этого мало?
    - Да, могу себе представить.. Но мы же не можем сидеть сложа руки и ждать, пока Адалинда совершит очередную гадость? Вдруг одной она не ограничится? - с робкой надеждой в голосе произношу я, сверля Ника взглядом. Мне было страшно. Страшно, что я ничего не знала, что ничего не в силах была предпринять, зато беспомощно ждала хоть каких-то приободряющих слов, чтобы вновь посеять в себе надежду на светлое будущее. А тем временем наша машина уже стояла, припаркованная у Департамента.
    - Так вот, что чувствуют настоящие заключенные, - шепнула я Нику, когда мы шагали по коридору на допрос, как приговоренные к смертной казни преступники. Возможно, я бы чувствовала себя гораздо более раскованно, если бы в нашем доме сейчас не скрывалась убийца. От волнения я все никак не могла унять колотившую меня дрожь, чуть заметно вцепившись пальцами в рукав куртки Ника, ловлю его приободряющий взгляд, но не могу противостоять подступившей легкой панике, отпускаю его и разочарованно опускаюсь на стул, сердито взглянув на приставленного ко мне офицера. Это же просто абсурд! Конечно, мы уже давно не представляем собой образец кристальной  честности и добропорядочности, однако чтобы до такой степени...
    Когда пришла моя очередь, я, вскочив со стула так, как будто он был электрический и на него только что подали ток, в мгновение ока оказываюсь рядом с Ником, на языке крутится куча вопросов, но не успеваю задать ни одного из них, а просто отвечаю молчаливым кивком и легкой благодарной улыбкой. Делаю глубокий вдох, прохожу в кабинет и устраиваюсь за столом, попутно ненавязчиво осматриваясь. Агент Стэнли растекается в высокомерной улыбке:
    - Вам не доводилось бывать здесь раньше, не так ли? – он усмехнулся, буквально носом чуя мое плохо скрываемое волнение, - Итак,  где вы были на момент убийства агента Стюарта и покушения на Шона Ренара? Ладно, здесь мне нечего скрывать. Выпрямляюсь и смотрю ФБРовцу прямо в глаза:
    - На свадьбе у друзей – Эдди Монро и Розали Калверт. Они могут это подтвердить. И еще дюжина гостей, - говорю я, не сводя взгляда с агента. Он удовлетворенно кивает. – Как Вы можете объяснить визит капитана полиции к вам домой посреди рабочего дня? Пожимаю плечами и делаю неопределенное движение головой, вспоминая сочиненную легенду: - Капитан знал, что мы уезжаем на свадьбу... Возможно, он надеялся застать нас дома. – Зачем? Резонный вопрос. Но и на него благодаря сегодняшней бессонной ночи у меня нашелся весьма, на мой взгляд, разумный ответ.
    - Вероятно, хотел узнать, есть ли новости от матери Ника, больше не за чем. Она же оказалась втравлена в неприятную историю...С кражей ребенка, я знаю, читал, - как-то хищно улыбнулся он, а меня передернуло. – Яблоня от яблони, как говорится... Да что он себе позволяет?! Если мы находимся не в равном положении, это еще не значит, что он имеет право так распускать свой поганый язык. – Что вы хотите этим сказать? – пытливо наклоняю голову набок и, сощурив глаза, сверлю агента Стэнли взглядом, который просто испепелял бы, если бы мог. Быстро сообразив, что перегибает палку, Стэнли встал с краешка стола, на котором до этого восседал, и перевел тему, - Вы догадываетесь, кто мог убить агента ФБР и покушаться на Шона Ренара? Я откинулась на спинку стула и помотала головой: - Нет. Хотя.. Понимаете... делаю вид, что решаюсь открыть какую-то страшную тайну, - дело в том.. недавно.. нам стали звонить. Молчат и бросают трубку. Мы думали, что это какие-то шутки, знаете.. и не придали этому значения, - покусывая губу, соврала я. Надеюсь, выглядело убедительно и агент проглотил наживку, - Хм.. кто это мог быть?Разве я похожа на Нострадамуса? – нервно усмехнулась я, неопределенно ответив вопросом на вопрос. Стенли помрачнел:
    - Вопросы здесь задаю я, мисс Сильвертон. И у меня их, кстати, больше нет. Спасибо, что уделили время. Думаю, нам теперь придется часто встречаться. Уже считаю минуты до следующей встречи, агент, - мысленно съязвила я. Собрав остатки сдержанности и вежливо попрощавшись, на ватных ногах выхожу в коридор, где меня уже ждал Ник. Еще пару секунд мне требуется, что совладать с волнением и прийти в себя. Поднимаю глаза на Ника и мотаю головой:
    - Думаешь, он купился? – тихим голосом, чтобы больше никто не услышал нашего разговора, спрашиваю я. – Чувствую себя так, как будто меня наизнанку вывернули. Ты это видел? Такой наглости я еще не встречала, - накрываю лоб ладонью, как будто все мозги сейчас выкипят прямо на пол служебного помещения. Однако обсуждать такие вопросы в департаменте было не лучшей затеей. К тому же, даже несмотря на то, что Ник формально находился под подозрением по уголовному делу, полицейского жетона его никто не лишал, а значит и работать ему сегодня придется в обычном режиме. Пообещав, что мы поговорим вечером, я решила взять такси и ехать домой, чтобы не оставлять Беду надолго без присмотра.

    - Я дома! - выкрикиваю я и, бросив ключи и входа и на ходу снимая свое пальто, прохожу вглубь дома. Гробовая тишина, прозвучавшая в ответ, мне здорово не понравилась, поэтому добавляю, - Ужасно хочу есть, будешь завтракать? Я приготовлю бекон! Нет, как будто со стеной разговариваю. Надеюсь, что Беда просто еще спит, но предпочту убедиться в этом собственными глазами. Как только подхожу к лестнице, до моих ушей начинают доноситься странные звуки какой-то возни на втором этаже, а у меня внутри все предупредительно клокочет "не к добру". В этот момент звуки усиливаются, вот я уже слышу тяжелый топот по ступеням, по инерции отшатываюсь назад, когда вижу несущуюся по лестнице Беду, а следом за ней какого-то.. Боже! Все повторяется снова?! Все это происходит в считанные мгновения, слышу лишь утробный рык и голос Беды:
    - Они знают, что я Гримм! Они должны были меня найти, беги! - но вдруг кто-то второй мощным ударом со спины сбивает меня с ног, падаю на пол и ударяюсь об угол журнального столика. Последнее, что вижу - это мерзкая огромная собачья морда монстра на человеческом теле. В глазах темнеет...

+1

13

-What's the not normal part?
- Everything else.

- По крайней мере, они чувствуют себя тут как дома, и знают, что виноваты, - так же шепотом произношу я, мельком взглянув на Джульетту. Да, понимаю, что это неприятное ощущение, которое здесь появляется. Да, тут нет той уютной атмосферы, которую се так ожидают, находясь в полицейском участке. Но уж он не для подобного создан. Кому-то здесь уютно, а кто-то сюда идёт под привязь. И сейчас, для нас, кажется, был оптимальным второй вариант. Особенно кажется, для Джульетты. Ведь я здесь работаю и мне привычно, но для нее. Почему всё, что не случается, так в это ввязываются люди, которые мне дороги…
Находясь по ту сторону допросной, только покусываю губы, кажется, это было от волнения. Остаётся только сейчас кусать ногти. Видимо, агент Стэнли чувствует преимущество над данной ситуации. Слушая его вопросы, только сейчас остаётся усмехаться, но когда Джульетта, кажется, срывается, опираюсь руками на стол, опасаясь того, что агент Стэнли может многое сейчас возомнить и придираться ко всему, что она будет говорить. Или же прикопается к тому, что она может просто будет молчать. Для нас не секрет, как действует полиция и ФБР. Вопросы, которые задавал Стэнли, сами собой выходили из предыдущего. И благо, что не было никаких уклонов на другие темы, потому что я боялся… Да, боялся, а не переживал… И это всё связано было не со мной, не с моей работой и делами, а с Джульеттой. Зная то, как мне «везёт» не хотелось подвергать её ещё одной большей опасности. С неё и так достаточно. Она и так уже замешана в том, к чему не имеет причастности. Но опять же она в эти неприятности, в этот мир попала из-за меня.
После допроса ожидаю Джульетту в коридоре Департамента. И как только она выходит из допросной комнаты, сразу же направляюсь к ней. - Выглядело всё достаточно убедительно со стороны. Но я не знаю кто агент Стэнли… Любит ли он докапываться или же всегда пришивает все дела, - произношу, оглядываясь по сторонам. - Добро пожаловать в тот мир, где я работаю и существуют такие люди как Стэнли, - в голосе слышится некая усмешка, когда говорю всё это. - Думаю, это не самое подходящее место об этом говорить, - мельком осматриваю помещение. Да, считайте это паранойей, но после ищейки агента, здесь говорить обо всём подобном не самое подходящее время. - Попросить Ву подбросить тебя?, - срывается с губ, когда провожаю Джульетту да выхода, но получив отрицательный ответ с её стороны, одобрительно киваю головой. - Звони, если что-то случится. Проводив девушку взглядом, засовываю руки в карманы крутки, выдохнув, осматриваюсь по сторонам. Да, всё те же взгляды, под которыми мы находились с Джульеттой, до сих пор направлены на меня. Не выдержав, развожу руками в сторону: - Что!?, - голос звучит громче, лишь для того, чтобы слышали другие, которые продолжали всё так же смотреть в мою сторону.
Сдвинувшись с места, иду вдоль по коридору и замечаю около себя Ву: - Давай, начинай, я слушаю. Сегодня я выслушиваю всё и всех – произношу, при этом на каждое слово жестикулирую рукой. Да, меня это откровенно раздражало. - Может, тебе взять отпуск, Ник? Ты какой-то нервный? Послушай, я насчёт тех книг, которые были в вашем доме…, - остановившись, поворачиваюсь к сержанту Ву. - Ву, это дурацкие книги. Простая мифология. Наследство от тёти Мари. Она была библиотекарем, - произношу, при этом, не давая сказать ни одного слова Дрю. - всё, что ты там видел, посмотрел, перелистал это лишь сказки, которые выдумали для продажи и для любителей фантастики, - как бы я сам рад был верить всему этому. Мы как-то говорили на эту тему, после случая, когда Ву увидел Асванга. Мы будем ему лгать. Не хочу, чтобы ещё один человек был втянут в это безумство. Больше не продолжая всё этой болтовни, прохожу к своему столу. Заметив Хэнка, опираюсь ладонями на спинку стула. - Агент Стэнли, что-то заподозрил?, - Думаю, у него нет ничего, что может привязать нас, а вот если они найдут что-то, то будет задействован кто-то ещё…, - да, говоря всеми этим завуалированными и обходными словами, я упоминал именно Беду. - У нас есть вариант спрятать её на то время, пока всё не утрясётся…, - И куда её спрячем?, - внимательно смотрю на Хэнка. - Спрячем?, - переспрашиваю, выпрямляясь, - Я тоже в этом замешан. не забывай, Ник, - собираюсь только присесть, всё разъяснить, как в кармане дребезжит телефон. Достав его, смотрю на дисплей мобильного, - Это Беда, - мельком смотрю на Хэнка. - Беда…, - произношу после того, как принял вызов, - Ник. Они здесь. Они знают, - слышится на той стороне, - Беда…, - убираю телефон и смотрю на дисплей, а после перевожу взгляд на Хэнка. - Что-то случилось…, - подорвавшись с места, почти что выбегаю из помещения, а после так же бегом из Департамента. Спустившись по лестницам, перебегаю через дорогу и сажусь в машину. Заведя её, выдавливаю полностью педаль газа.
Буквально через минут пять, машина резко останавливается около дома. Выйдя из машины, бегу в сторону дома, по пути вытягивая из кобуры пистолет. Подбежав к дому, только толкаю дверь, как она сразу же открывается. Пройдя внутрь, слышу звуки борьбы, которые, кажется, доносились с кухни. Остановившись в холле, только слегка выглядываю, и, заглянув в гостиную, сразу же подбегаю к Джульетте. -Джульетта, - на полушепоте окликаю её, находясь рядом, - Джульетта, - вновь окликаю девушку и, приложив два пальца к её пульсу, который прощупывался. Собираюсь поднять девушку с полу, но вместо этого поднимаю голову, и перед глазами только картина, как какой-то неизвестный влетает в гостиную, «напарываясь» на окно, а следом за ним, выбегает и Беда, которая сразу же «летит» в сторону того парня, пытаясь прикончить. Он сразу же схлынивает в порыве злости, и превращается в ищейку. Что им не сидится на месте? На нас объявлена охота? Или месть за своих? Но что бы то ни было, сейчас всё это мне чертовски надоедает… Как только ищейка бежит в мою сторону, выпрямляюсь, и «останавливаю» его ударом, нанесённым по лицу, а после и отталкиваю пинком ноги от себя. Никто не отменял того, что я не только был Гриммом, то я остаюсь копом. И не нужно иметь каких-то особых способностей, чтобы давать отпор: хоть ищейкам, хоть преступникам… Он «натыкается» на Беду, которая даёт ему отпор в мою сторону. Получив удар в свою сторону, делаю пару шагов назад от полученного удара. Но «опомнившись» он получает удар от меня, и ищейка влетает в окно, которое разбивается в дребезги… Подбежав в сторону окна вместе с Бедой, тяжело дышу, наблюдая за тем, как тот скрывается, убегает вдоль по улице.
Оглянувшись, подбегаю к Джульетте, которая до сих пор находилась без сознания. Подняв её на руки, кладу девушку на диван, - Аптечка в ванной…, - произношу, обращаясь к Беде, - БЕДА, - выкрикиваю её имя, видимо девушка ещё не привыкла к таким частым появлениям и случаям в нашем доме… Как только она скрывается из виду, перевожу взгляд на Джульетту и прикасаюсь пальцами к небольшой ране, почти что около виска, из которого поступали небольшие капли крови. Взяв из рук вернувшейся Беды аптечку, достаю оттуда вату и все необходимые медикаменты и обрабатываю рану. Достав нашатырный спирт, смачиваю в нём ватку и подношу к носику девушки. - Давай же…

+1

14

I’m just not gonna let you go very far for awhile... [q.]
    В голове трещит, шипит и щелкает, как будто бушуют и скачут помехи в старом радиоприемнике. Чуть морщу нос и отклоняю голову на бок, пытаясь спастись от резкого противного и даже немного знакомого запаха. Очнувшись от какой-то непонятной тяжелой дремоты, вижу перед собой две не на шутку обеспокоенных пары глаз. В висках остро зажгло, но я не придала этой ноющей боли никакого значения. Такое ощущение, что даже из комы выходить проще и гораздо менее болезненно. Тогда я всего лишь чувствовала себя так, будто просто слишком долго проспала, но все-равно не смогла выспаться. Сейчас меня не покидало непривычное состояние человека, которого только что переехал каток для укладки асфальта. Но на самом деле все это сейчас показалось такой мелочной песчинкой на фоне возвращающихся ко мне воспоминаний о случившемся. Нахмурившись, пытаюсь избавиться от белых "солнечных зайчиков", которые до сих пор кружились в пляске в моих глазах и не без определенных усилий фокусирую свой "гуляющий и пьяный" взгляд на лицах:
    - Ник? Что ты тут делаешь? Ты же должен быть в Департаменте? - немного странный выбор - среди множества вопросов, которые крутились на языке, я отдала предпочтение самому незначительному. Наверное, люди в схожем с моим состоянием очень часто ведут себя примерно так же. Приподнимаюсь на локтях и накрываю лоб ладонью в надежде хотя бы таким образом унять дискомфорт. Голову как будто распиливали бензопилой на маленькие дольки, как апельсин. Подтягиваю под себя ноги и перевожу озабоченный взгляд на Беду: - Ты в порядке? По отдельным вспышкам и обрывкам последних впечатлений перед внезапной "отключкой" я вспомнила, что Беде определенно угрожала какая-то смертельная опасность. К сожалению, пока я не могла полностью восстановить в своей развалившейся памяти цельную картинку. Облокачиваюсь на спинку дивана, а перед глазами в этот момент всплывает устрашающий образ - человека с огромной собачьей головой - все верно - этот жуткий утробный рык до сих пор стоит у меня в ушах. Опережая поток своих собственных мыслей и догадок, спрашиваю вслух:
    - Вы объясните мне, кто это был? Что здесь произошло? - даже одного скользящего мимолетного взгляда по гостиной хватило бы, чтобы понять, что здесь если не атомная война закончилась, то как минимум десантные войска высадились, устроили грандиозный бой и улетели. Если так пойдет и дальше, этот дом скорыми темпами превратится в руины. Пока Беда вызвалась принести мне стакан воды и скрылась в дверях кухни, поворачиваюсь всем корпусом к Нику и провожу ладонью по его руке:
    - Все еще хуже, чем мы думали, да? - тихим голосом произношу я и указываю кивком головы в сторону кухни, - Кто бы это ни был, они могут вернуться снова? - мой внимательный и обеспокоенный взгляд сосредоточен на Нике. Нет, разумеется, я уже могла предсказать ответ на этот вопрос. Скорее это был даже не вопрос. Не знаю, почему во мне прочно засела такая уверенность, но я могла поспорить на миллион долларов, что, к сожалению, окажусь совершенно права. Слишком много представлялось нам возможностей убедиться в том, что такие вещи просто так не проходят и что легким испугом здесь уже точно не отделаться. Это может показаться странным, но в моих мыслях не осталось места, чтобы там помещался страх. Наверное, я просто устала бояться. Перевожу глаза на Беду, которая в этот момент возвратилась из кухни и протянула мне стакан воды. Слегка улыбнувшись, благодарю ее кивком головы:
    - И все-таки вам сейчас наверно надо не со мной здесь нянчиться, - проговариваю я, сделав небольшой глоток, - А я и сама справлюсь. Одариваю Ника вопросительным взглядом. Сейчас мы должны забыть о всех мелких неурядицах и незначительных вещах и сосредоточиться хотя бы на какой-то одной проблеме. Думаю, все присутствующие в этой комнате уже прекрасно догадывались, о какой именно проблеме идет речь. Все случившееся как нельзя лучше показало наши слабые места - это Беда. Ей определенно нельзя оставаться в нашем доме - слишком много "существ" теперь знали об ее местонахождении. И чем раньше мы ее спрячем, тем лучше. Ведь промедлением мы ставим под удар и подвергаем опасности не только непосредственно Беду, но и всех нас. Кстати говоря, угроза может настигнуть с любой стороны - нельзя сбрасывать наши доблестные органы правопорядка (ФБР) со счетов. - Помнишь, еще утром я говорила тебе о том, что мы придумали, где тебя спрятать? - обращаюсь к Беде. Сажусь на кровати, не в состоянии больше лежать, я была в слишком взволнованном и взвинченном настроении, чтобы оставаться долго на одном месте в неподвижной позе. - Так вот, тебе нужно ехать прямо сейчас. Удовлетворенно киваю, в данный момент мы практически без лишних слов понимали друг друга, как будто прочитывали чужие мысли. Приложив небольшие усилия и принудив свой вестибулярный аппарат не выкидывать никаких фортелей ненароком, поднимаюсь со своего места. Слегка пошатывает, конечно, но все нормально, все это глупости, мне уже лучше. Обнимая плечи руками, облокачиваюсь о дверной косяк, как об единственную опору во время бурного морского шторма, последовав за Ником и Бедой ко входной двери:
    - Думаю, мне лучше остаться здесь, - опередив возможные последующие возражения, проговариваю, - Я смогу о себе позаботиться. В крайнем случае, позвоню. Для убедительности киваю, спокойно улыбнувшись, - К тому же, у агента Стэнли могут появиться новые вопросы. Он не простит, если никого не застанет дома, - довольно благоразумный аргумент, не так ли? И действительно, может этот удар о журнальный столик выбил из моей головы остатки страха? Тем более, если бы меня хотели убить, я бы вряд ли сейчас стояла в коридоре и с уверенностью говорила о том, что я в порядке. Может быть именно эта уверенность в собственной безопасности затолкала мои опасения в дальний ящик и закрыла их на тяжелый амбарный замок. Единственное, о чем я продолжала беспокоиться - это Ник и Беда. Хоть бы все прошло удачно! Если с ними что-нибудь случится... Останавливаю Ника, слегка взяв за локоть:
    - Только пожалуйста, будьте осторожны, - прошу я, выжидательно заглядывая в лицо Ника. Поддавшись  порыву, обнимаю его, на миг закрывая глаза и переводя дух. В свете последних событий у меня есть более, чем целая куча разных оснований, чтобы очень переживать.
    Захлопнув за ними дверь, медленно возвращаюсь в гостиную, вновь оценивая разрушения. Осторожными шагами брожу среди осколков и щепок, туда-обратно. В голове вертится один вопрос, который уже давно сидит где-то глубоко, как червяк в спелом яблоке, но от которого я не смогу избавиться, даже если очень сильно этого захочу. "Это все когда-нибудь закончится? Так или иначе, при любом исходе, как мне дальше со всем этим жить?" В попытке отвлечься, занимаю себя уборкой. Здесь слишком много работы, чтобы тратить драгоценное время на самокопание. Когда пришла очередь бывшей комнаты Беды, поправляю помятое покрывало на кровати, разглаживаю складки и взбиваю подушки, возвращая их на привычное место. Вдруг моим вниманием завладела какая-то старая книга. Не долго думая, раскрываю ее у себя на коленях, удобно устроившись на кровати. Устрашающие карандашные рисунки и подписи к ним на самых разных языках - таких книг в трейлере Ника целая библиотека. Мои мысли вновь бумерангом возвращаются к тем самым вопросам, которые не давали мне покоя. И тут я задумалась. Кажется, я все-таки умаляла свои способности.
Смогу ли я уйти?
Конечно,
нет.

Отредактировано Julia Curtis (2014-10-19 02:55:53)

+1

15

-What happened to you?
- You did.

Мельком смотрю в сторону Беды, которая, кажется, не меньше меня удивлена вопросом Джульетты, который был адресован в мою сторону. - Мне позвонила Беда, сказала, что тут ищейки и … Да и имеет это значение, что я здесь делаю?, - да, голос звучит слегка раздражено. И по-другому быть не может. Потому что всё, что здесь произошло, сказывается и на мне. - Ты как себя чувствуешь?, - обеспокоено смотрю на Джульетту. - Может, съездим в больницу? К врачу? Как голова?, - даже как-то поспешно закидываю её всеми этими вопросами. Да, что сказать, я беспокоюсь о ней... И не перестану беспокоиться. Всё сейчас становилось хуже. Если тогда, я мог хоть как-то защитить её, то сейчас, даже не представляю, что тут будет твориться. Наш дом – стал какой-то мишенью на данный момент. Когда же, чёрт возьми, это прекратиться. Мне хотелось найти на этот вопрос ответ. Но видимо, на него не существует момента. И это еще не быстро закончится. Мне наоборот казалось, что это только начало. И ждать нам ещё худших опасений.
- Эмм, - чуть запинаюсь, когда взгляду предстаёт картина, которая разворачивается в гостиной, или же то, что от неё осталось: следы битой посуды, которая была на кухне, вели в гостиную; там был разбитый журнальный столик; разбитое окно: выбитое стекло и сломанная оконная рама; кажется, в углу лежит разбитая в дребезги ваза. И это только лишь начало. Перевожу взгляд на Джульетту, - Это были ищейки. Видимо, они следили либо за нами, либо за Бедой. Или же караулили возле дома, ещё с самого утра, когда мы были в Департаменте и дожидались возможности напасть. Они знают, что Беда Гримм. Они напали на неё, а потом она позвонила мне и я здесь. К сожалению, он скрылся… Но, я не знаю… Я не уверен, что можно будет найти его в нашей базе…, - да, если бы были, хоть какие-то отпечатки, тогда бы была прекрасная возможность найти того, кто всё это провернул. И думаю, что здесь не обошлось без наводки. Но пока в помещении находилась Беда, я ничего не говорю… И после, только перевожу взгляд на Джульетту:
- Да,- д умаю, это был ответ на все поставленные вопросы. Повернувшись к девушке, чуть развожу рукой в сторону, - Ищейки бы, тут просто так не появились. Их кто-то сюда навёл. И этот кто-то думаю, сейчас находится к нам слишком близко. Я… Я не знаю кто это… Я не могу…, - не договорив свою реплику, только указываю на свои глаза, тем самым говоря, что не могу их видеть. - А приводить Беду в полицейский участок или хотя бы чтобы она была на расстоянии – это самое рискованное, что может произойти, - но ведь благодаря Беде, можно было  бы всё выяснить. Но у неё и так много проблем. Да и у нас тоже. И поднимаю взгляд на Терезу, которая появилась в комнате, а после, мельком смотрю на Джульетту. Да, собственно, мы все сейчас прекрасно понимали друг друга, что нужно быстрей Беде залечь на дно, чтобы хотя бы прошло пару недель, чтобы всё утряслось. - Я думаю, там ты быстро обустроишься, - вставляю и я своё слово. Хотя, как посмотреть. Но с другой стороны, Терезе будет, чем заняться в трейлере. Уж там есть, что можно изучить.
- Может мне позвонить Хэнку, чтобы он приехал к тебе? Как никак он в курсе всего этого… А тревожить Монро… сейчас.. ему и так от меня досталось, - да, думаю, сорванная свадьба – не самый был лучший свадебный подарок. Да и оставлять Джульетту одну в доме, тоже было не самым оптимальным вариантом. Но её же не переубедить, поэтому, только киваю одобрительно головой и, подойдя к входной двери, останавливаюсь, когда Джульетта останавливает меня. Киваю Терезе, чтобы она шла на улицу, а сам разворачиваюсь к девушке: - Осторожность – наш девиз, - да, может, мне хотелось этой репликой заставить Джульетту улыбнуться. Просто за эти дни, я так и не видел на её лице улыбки. - Мы будем осторожны, - произношу я, когда заключаю Джульетту в свои объятия. Слегка выдохнув, отстраняюсь, и аккуратно касаюсь губами её щеки. Улыбнувшись чуть, киваю головой и выйдя на крыльцо, закрываю за собой дверь. Спустившись вниз, подхожу к машине и сажусь за руль. Буквально через минут двадцать мы с Терезой прибыли к трейлеру. - Думаю, это будет оптимальным вариантом, где тебе можно спрятаться… Здесь тебе будет чем заняться. Тебе предстоит работать за двоих сейчас И придётся многому научиться. – осматриваю трейлер, пока всё произношу это. - Я буду на связи каждый день. Можешь звонить так же Хэнку. Пожалуйста, будь осторожна. Мы будем приезжать, привозить, что нужно. Тебе, к сожалению, придется пару недель пожить здесь, - дополняю я. На разговоры с Бедой ушло, наверное, около получаса. Да, она уже не маленькая, чтобы слушать все эти нотации. Но она и не безразлична тоже. А зная, что сейчас на неё объявлена охота, то беспокоиться о ней нужно вдвойне.
Вернувшись домой, прохожу внутрь, аккуратно закрывая дверь за собой… Пройдя в гостиную, останавливаюсь посередине и флэшбэком в памяти отдаются все те моменты, которые происходили в этом доме, до того как я стал Гриммом и после… выдохнув, закусываю губы и после, только спокойно поднимаюсь наверх. Заглянув в нашу спальню, не обнаруживаю её там. Заметив, что дверь в комнату Беды открыта, направляюсь туда. Остановившись в дверном проёме, облокачиваюсь на него плечом, скрестив руки на груди. - Им лучше быть в трейлере, - да, не хотелось, чтобы и Джульетта сейчас погрязла во всё это. -  Я сказал Беде, что мы, я и Хэнк будем по возможности к ней приезжать., - прохожу в глубь комнаты и останавливаюсь возле тумбочки, на которую опираюсь спиной. - Ты как?, - интересуюсь я, - Знаешь…., - запинаюсь, не зная, что говорить. - Хотя нет, ничего, - только отрицательно киваю головой.//

Отредактировано Nick Bürckhardt (2014-10-23 16:50:36)

+1

16

Hey
Lost your way?
Well don't worry... [q.]

    Не нахожусь, что ответить и неопределенно развожу руками, закусывая губу. Как я? Ну.. если ко всем прочим потрясениям приплюсовать головную боль, а потом сравнить мое состояние и состояние Ника, то.. не знаю. Я бы многое отдала, чтобы наверняка понять, что же такое происходит и какими глазами теперь на все это смотреть. "404 not found", как и надежды, что привычная жизнь вернется на прежнюю накатанную дорожку, а время потечет по-старому. Захлопываю книжку, оставляя ее на своих коленях и пересаживаюсь на кровати таким образом, чтобы можно было повнимательнее взглянуть на Ника: - Нет, - мотаю головой я, - говори. Что? Наклоняю голову набок, прожигая Ника испытывающим и пытливым взглядом. Но, как будто что-то вдруг вспомнив, выброшенной вперед ладонью прерываю его. Думаю, глупо было бы спорить, что обстановка в этом доме и между нами непосредственно слегка натянулась, я уже буквально слышала, как потрескивает воздух от напряжения. Честно говоря, понятия не имею, как лучше поступить, как будет правильнее. С одной стороны, я чувствовала, что нужна здесь и хотела помочь чем только смогу, но с другой стороны... Собираюсь с духом, заправляю волосы за уши и, слишком внимательно рассматривая рисунок на обоях, в один выдох выпаливаю:
    - Я подумала, что пока мне лучше поехать к Алише, - выгибаю одну бровь по странной привычке. Нелегко даются эти слова хотя бы потому, что я не не хотела уходить, однако, знаете, это кажется не самым плохим выходом. Запнувшись, опускаю глаза в пол и добавляю, пожав плечами, - на время. После случая с тем мерзавцем и сукиным сыном Джо, я не видела лучшую подругу целую вечность. Но не в этом дело, если честно..

    Прошло несколько сравнительно спокойных дней. Если не считать регулярные и малоприятные рандеву с агентом из ФБР и довольно напряженные отношения дома, нам удалось избежать более серьезных неприятностей, например, угроз для жизни, слава богу. Беда изучала записи предков в трейлере, а Розали и Монро искали способ вернуть силы Ника в лавке пряностей. Я шла по коридору ветеринарной клиники с папками документов по выписке и завидовала обычным людям - своим коллегам и пациентам. Наверняка у половины из них нет и не будет таких же проблем, как у нас. Такие еще поискать нужно. Хотя, кто знает, кем окажется вон та милая девушка с собачкой на руках? Адалинда, к примеру, яркое тому подтверждение. Как, впрочем, и моя близкая подруга Алиша, к которой я собиралась уезжать уже сегодня вечером. Как должно быть, чертовски сложно скрывать от самой близкой подруги самый главный секрет всю свою жизнь. Я раскладывала папки по именным полочкам у стойки регистратуры, а сама корила и обгладывала себя угрызениями совести. Однако от сравнения себя с трусливой крысой, сбегающей с тонущего корабля, меня спасли, подзывая к рабочему телефону:
    - Доктор Сильверстон, - а между тем на другом конце провода, видимо, передумали обращаться за помощью и молчали. Или просто голос "съели" помехи на линии? - Алло? Говорите, я вас слушаю, - терпеливо проговорила я, однако так и не получив ответа, положила трубку. - Ничего не понимаю. Кто это был, они представились? - нахмурившись, обращаюсь к медсестре, но та лишь растерянно пожимает плечами: - Не знаю, какая-то женщина. Просила позвать вас. Ладно, если дело серьезное, перезвонят. Я была слишком занята, чтобы считать важным зацикливаться на каждом телефонном звонке, а напрасно.

Адалинда Шейд была в ярости. Все, что люди знали о ней раньше, было лишь цветочками. До рождения дочери она и сама не догадывалась, на что способна пойти ради другого человека. Адалинда Шейд вернулась из Вены в Портленд. Она взяла такси и направилась прямиком на склад, где ожидали личные вещички и тряпье матери. Страстное желание мести испепеляло ее изнутри. И как только этим недоумкам удалось так грандиозно ее облапошить! Ее дитя - ее слабость, а они, во главе с королевским подонком Шоном Ренаром и его дрессированным Гриммом, воспользовались ею. Выход есть всегда - святая истина, она выучила ее на своих ошибках. И решила отвоевать своего ребенка, чего бы только и чьей бы крови ей это не стоило. Она лично перегрызет глотку каждому, кто осмелится встать на ее пути. Кстати, "о птичках". Согревала душу только одна единственная спасительная мысль - Ник Беркхарт теперь не в силах ей помешать, наконец-то он лишился всего, однако она все еще не спешила сводить на этом счеты. Квитами они будут лишь тогда, когда она целиком и полностью сотрет его в порошок вместе со всеми, кто ему так дорог. А начать она решила с Джульетты, ведь Ренар, который значился под номером один в ее черном списке, насколько ей было известно, уже получил по заслугам.
Действовать по проторенной дорожке было проще некуда и она выбрала этот простой путь. Сделав парочку "анонимных" звонков с городских телефонных аппаратов сначала в Департамент, а затем и ветеринарную клинику, и убедившись, что в ближайшие несколько часов ни Беркхарта ни его девушки в их гнездышке не будет, Адалинда спешно направилась прямиком туда за новой личной вещицей Джульетты. Все-таки трюк с перевоплощением неплохо сработал. Правда, их шайка здорово спелась и обвела ее вокруг пальца, теперь же ее черед хитрить. Адалинда проскользнула в дом через заднюю дверь и, оказавшись на втором этаже в спальне, торопливо принялась искать подходящую вещь. Выбор пал на симпатичную золотую подвеску - спрятав ее в свою сумку, Шейд поспешила убраться из этого проклятого дома. И дело было бы сшито белыми нитками, только почти у самого выхода, Адалинда услышала какое-то движение и голос Беркхарта. Какого черта?! Быть пойманной с поличным так унизительно! Забыв об осторожности, она выскользнула через заднюю дверь но, не рассчитав силы, с нелепым грохотом ею хлопнула. Однако удача улыбалась ей сегодня голливудской улыбкой - Адалинде Шейд удалось скрыться незамеченной..


    Весь вечер, как на иголках. Это конечно может быть похоже на полнейший бред, но стараюсь даже избегать любых разговоров с Ником, снуя по дому мрачнее тучи и укладывая дорожные сумки в полном напряженном молчании. Помню тот вечер, когда уходил Ник - знаете, опять ощущение déjà vu, все повторялось, только теперь мы поменялись ролями. Возможно, я просто боюсь передумать. Решение ненадолго переехать к Алише пришло ко мне слишком неожиданно, еще после нешуточного удара о журнальный столик и глубокой отключки, а поэтому имело все шансы быть поставленным под сомнение. Мне казалось, что сейчас любой, хотя бы один пустячный, но все же вменяемый аргумент мог перевесить чашу весов в обратную сторону. А вдруг все это время я просто обманываю и успокаиваю себя призрачными надеждами? Что, если сейчас я уезжаю из этого дома.. навсегда? Отмахиваюсь от такой мысли, и верю в то, что действительно переезжаю к подруге лишь на время, пока не разберусь.. Черт, я кажется потратила битый час, чтобы отыскать свою золотую подвеску, перевернув вверх дном все шкафы и ящики не только в спальне, но и в ванной комнате, не обнаружив ее на привычном месте.
    - Странно, - задумчиво проговариваю я, медленно спускаясь по лестнице. Это вообще нормально, разговаривать сама с собой? - Не могла же я ее потерять! - сокрушенно всплеснув руками, я направилась на кухню - только там еще не искала. Но я же точно помню, что оставляла ее на комоде в спальне. Хмурю брови, напрягая память. Или я опять медленно схожу с ума, или предметы в нашем доме загадочным образом начали перемещаться с места на место.

+1

17

-I don't know... Maybe this is a good thing
- What do you mean?
- For us. My not being a Grimm anymore

Мне всегда казалось, что если бы не эти способности, которые у меня были, то всё было иначе. Мы бы продолжали жить с Джульеттой как раньше, не было бы в нашей жизни всех этих существ? Она бы спокойно работала в ветеринарной клинике, не опасаясь того, что теперь каждая кошка может оцарапать её и она впадёт в кому; а мне не придётся «встречать» подозреваемых, которые могут разрывать человека на части, или же съедать их. Но сейчас, когда по идеи должен наступить этот спокойный момент, когда я не Гримм больше, кажется, что только больше проблем появилось в нашей жизни: ФБР докучает своими расспросами, Капитан в больнице, мы укрываем убийцу агента ФБР, так и вдобавок ко всему этому наши отношения с Джульеттой вновь пошли под откос. Знаете, я уже боюсь даже представить, что будет дальше… Ведь это только прошло несколько дней после того, как я не могу видеть эти странности. Задаюсь вопросом, а что будет дальше? Что случится завтра? Кого на этот раз нам придётся ждать? У нас сейчас у обоих то состояние, которое трудно описать. Но я не показываю виду, что мне не привычно теперь видеть этот мир, не такой, который был до этого. Но и  я не знаю, каково состояние Джульетты… - Я подумал, может… – не знаю, как сказать, потому что не знаю какова будет реакция Джульетты на мои слова и только подняв взгляд, замолкаю, видя, что она не хочет, чтобы я продолжал говорить. Между нами вновь эта пропасть, которая была тогда, когда Джульетта очнулась после комы. И знаете, теперь понимаю, что тогда было намного легче. Сейчас же, она всё помнит. И да, за содеянное я беру на себя эту вину, не исключая при этом Адалинду, которой лучше, как мне кажется, не появляться сейчас ни мне, не моим друзьям. И услышав Джульетту, только опускаю взгляд в пол, слегка улыбаясь, но не от счастья: - Спасибо, что освободила меня от того, чтобы произнести это вслух, - киваю головой. Да, подобные мысли в моей голове крутились уже несколько часов, потому что я не могу вновь подвергать Джульетту опасности. С неё и так хватит.… Но и так же понимаю, что отпустить её вновь я не могу, но и с другой стороны, ей нужно уехать отсюда… Подальше от меня, чтобы защитить себя… От меня… И от тех вещей, которые не закончатся по щелчку пальцев…
Последующие дни приходилось проводить сразу в трёх местах: в Департаменте, в лавке пряностей и в лесу, где был спрятан трейлер. В первом – обязывала работа. Во втором, Монро и Розали пытались найти способ вернуть мне силы, при этом забыв про свой медовый месяц. Корил ли я себя за это? Да, вина присутствовала. У них всегда из-за меня было много проблем. И я просил Монро прекратить всё это, но он, как и Розали отказывались меня слушать, уверяя, что всё нормально и то, что они найдут способ, как вернуть способности Гримма обратно. И сразу, после лавки пряностей путь тянулся до трейлера тёти Мари, где находилась Рубел. Приходя туда, всегда была одна картина: Тереза вновь и вновь читала книги о существах, пытаясь узнать о них больше. Да, ей много придётся здесь перечитать. Но покидая трейлер, всегда повторяю одно и тоже, чтобы она была осторожно. Да, я за неё несу ответственность, как бы ей это не нравилось. Да и каждый раз мне приходится переубеждать её в том, что это не её вина, что произошло со мной. Просто да, мне, может, сейчас легче взять вину на себя, нежели впутывать во все дела кого-то ещё. Ведь что сделала Беда? Она, наоборот, пыталась спасти и помочь мне. А лишился способностей лишь по своей вине. И вспоминая всё это, не могу простить себе подобное.
И возвращаясь домой, понимаю, что здесь теперь не всё, как было раньше. Понимаю, что Джульетта намеренно избегает разговоров, хотя, что там разговоров, взглядов в мою сторону. Какого это спросите Вы? Наверное, лучше бы было, если бы на месте Капитана оказался я. Было бы легче мне и не приходилось наблюдать за тем, как Джульетта избегает моего общества. Где-то понимаю её, что её неприятно всё. Но в тот же момент, хочется остановить её и поставить все точки над «i». Мы слишком были заняты тем, чтобы помочь вернуть мне силы. Но для меня было куда важней вернуть не силы, а вернуть Джульетту. Ведь с каждым днём, с каждой секундой мы всё больше отдаляемся друг от друга.
- Ты что-то потеряла?, - голос «разрывает» помещение, в котором мы сейчас находились. - Может тебе помочь?, - очередной вопрос в сторону Джульетты и сойдя со своего места, прохожу в сторону гостиной, но остановившись в проёме, сначала провожу рукой по лицу, - Ты же понимаешь, что так не может больше продолжаться?, - оборачиваюсь к Сильвертон, пристально смотря на неё. - Ты всё это время избегаешь разговоров со мной, каких-либо взглядов. И сейчас собираешь вещи. И за это время я не услышал не одного слова, - чуть развожу рукой. - Знаешь, мне бы было, наверное, легче, если бы ты кричала. Но эта твоя тихая злость… – от какой-то безвыходности развожу руками в сторону. - Но ты только и делаешь, что ходишь из угла в угол и уходишь из комнаты, когда появляюсь я. Ты не считаешь это слишком странным? – замолкаю на долю секунд, - Мне продолжать свой монолог или хотя бы что-нибудь ответишь? Просто, я не привык разговаривать сам с собой. Да, возможно мне всё уже надоедает и я не могу на всё просто так смотреть

Отредактировано Nick Bürckhardt (2014-10-29 22:21:17)

+1

18

- I’m sorry..
- It’s just… one of those things that never leaves you [q.]

    - Золотую подвеску, - отзываюсь я тихо, присаживаясь на корточки, заглядывая под каждый кухонный стол и практически ползая по полу на четвереньках, - Точно помню, куда ее положила, но ее там нет. Как сквозь землю провалилась, магия какая-то, - закусив губу, выпрямляюсь на ноги и принимаюсь обшаривать все нижние и верхние шкафчики, не побрезговав даже заглянуть в холодильник. Хм. Ну да, все эти сверхъестественные штучки уже давно начали сводить меня с ума. Я была настолько увлечена поисками, что даже не сразу поняла, что вновь забыла о своем обете молчания. Знаете, почему я намеренно убегала от всех разговоров с Ником и все это время избегала всяческих случайных встреч в разных комнатах? Потому что боялась вопроса, поставленного ребром.
Что прикажете мне делать? Устраивать истерики, захлебываться в слезах и перебить всю имеющуюся в доме посуду?! Искать правых и виноватых, устроить грандиозный скандал по всем правилам и со всеми вытекающими последствиями? В таких ситуациях наверняка принято вести себя, как ревнивая испанка в мыльных сериалах, то есть делать из себя последнюю жертву, бедную несчастную овечку (только я тоже ощущала на плечах груз вины, причин для нее нашлось больше, чем достаточно). Да, наверное, так было бы намного проще - выпустить все пары за один раз и облегчить наконец душу. Как бы я сейчас хотела чувствовать себя кипящим электрическим чайником на плите, готовым вот-вот взорваться в любую секунду... Но я даже не в состоянии понять, действительно ли во мне сидит какая-то тупая злоба и она настолько тупа, что ее трудно обнаружить? Или может быть это всего-навсего обида? Скорее всего я застряла где-то между, на перепутье у камня, указывающего на разные дороги, в конце каждой из которых - неизбежный тупик. Застигнутая врасплох и загнанная в угол, упускаю из рук в раковину баночку из под крупы. Проклятье! На секунду замираю, вдыхая побольше воздуха в легкие и резко оборачиваюсь к Нику:
    - Что ты хочешь от меня услышать?! - отмалчиваться, может, и не было лучшей затеей и это напряжение нас вымотало.. Похоже, что натянутая до отказа струна наконец лопнула. Развожу руками и откидываю в сторону полотенце для рук, которым собиралась смахнуть в раковину остатки просыпавшейся крупы. - Что меня выворачивает от одной только мысли об Адалинде? Или что я не знаю, что будет дальше? И снова припоминаю прежние обиды, а по-хорошему надо бы уже выкинуть их из головы куда подальше, в мусорный контейнер и поставить точку во всей этой дикой истории раз и навсегда. Подходящий момент настиг, когда его не ждали. Ладно, сейчас будет разговор не из простых. Невозможно прятаться от этого мгновения вечно, оно бы бродило за нами как тень и не давало покоя.
    - Я не злюсь, - устало признаюсь я, опуская руки и тяжело вздыхая, - я.. нахмуриваю брови и опускаю потерянный взгляд в пол. А что я? Наверно правильнее было бы взять на себя роль пострадавшей, принять наступательную позицию, размахивая руками и показывая пальцами, обвинять Ника во всех грехах и всех своих бедах. Но загвоздка в том, что по сути я не могла найти ни одной объективной причины для обвинений, имеющих под собой твердую почву. А колебать воздух просто так - пустая трата сил, которых у нас и так уже совсем не осталось. Мы оба здорово устали. - Мне совсем не хочется искать виноватых, их просто нет. Понимаешь? - выдохнув взволнованно проговорила я, заламывая пальцы, - Раньше я никогда не могла даже подумать, что все это может произойти именно с нами.. Сколько раз за последние несколько дней я произнесла эту фразу? Вспомнились долгие и тоскливые вечера, проведенные в компании подруг за оплакиванием или утешением очередной брошенной женщины очередным "подлецом". И вот в один из таких вечеров между нами завязалась откровенная болтовня, какими обычно занимают себя девушки, если не заняты полосканием чьих-то косточек. Как сейчас помню, тогда я не долго думая без малейших колебаний заявила, что какими бы ни были "смягчающие обстоятельства" факт предательства навсегда останется фактом, и приговор в таком случае только один - "не простить, нельзя помиловать". "А что бы ты тогда сделала, если бы это произошло между тобой и Ником?" - смеясь спросила меня невзначай одна знакомая коллега, а я настолько доверяла ему, что не смогла даже представить себя в таком отчаянном положении, а потому лишь пожала плечами и забыла обо всем уже на следующий день. А сейчас обстоятельства были настолько обескураживающими, что до сих пор не укладывались в голове аккуратной стопочкой. - А сейчас.. Это как снег на голову, - присаживаюсь на столешницу и облокачиваюсь на нее руками, нервно улыбнувшись (совсем не из-за того, что хотелось смеяться, просто здесь явно прослеживалась какая-то злая ирония или чья-то жестокая шутка), я закатила глаза и со вздохом откинула голову назад, будто ожидая прочитать на потолке какую-то подсказку. - Нам нужно время, Ник, - и отдых. Делаю пару шагов в сторону Ника и примирительно смотрю на него снизу вверх. Надеюсь, он уважает мое мнение и потому поймет меня. Готова поспорить на что угодно, не такой ответ он хотел услышать. Хотя.. может быть и вправду лучше сейчас взять передышку, побыть на расстоянии друг от друга, а не щекотать нервы своим неизменным присутствием рядом под одной крышей? - Ты же не думаешь, что все может быть, как раньше? Ты же не думаешь, что у меня получится вот так просто взять и сразу оставить все в прошлом, по-прежнему доверять тебе? Кого я так старательно и усердно пытаюсь убедить? Ника или вероятно себя? Чтобы избавиться от дальнейших метаний, перевожу дух:
    - Лучше помоги мне собрать вещи. Ну же, ведь мы оба понимаем, что так будет лучше. Эти слова звучат в моих ушах примерно так же, как приговор в суде, - Такси вот-вот придет, а я потратила кучу времени на эту подвеску. Торопливо говорю я не по теме и снова принимаюсь бродить из комнаты в комнату, чтобы в миллион первый раз проверить, все ли лежит на своих местах и в своих карманах. Сборы заняли еще как минимум пол часа, которые пролетели настолько незаметно, как пролетает одна минута.
    Когда под окном послышался гудок ожидающего внизу такси, я надевала свой пурпурный плащик и методично давала последние наставления, стараясь непрерывной болтавней скрыть свою нервозность. - Если решишь что-нибудь себе приготовить, постарайся не спалить дом, - выходя на крыльцо и быстрым незаметным движением смахивая ладонью слезу со щеки, шмыгаю носом я, стараясь разрядить атмосферу. Какие тут существа? Гораздо большую опасность для Ника представляла кухонная плита. Знаю я, какой из него повар. - И еще, как только будут какие-нибудь новости от Розали и Монро, звони мне, ладно? - спускаясь по ступенькам к машине взволнованно тараторю я, отвлекаясь от самого главного. Молчу, сглатывая ком, ставший поперек горла, и наблюдаю, как мои вещи отправляются в багажник машины, а сама задумываюсь о том, о чем сказала себе несколько дней назад. Я решила, что не смогу уйти... Тогда почему же сейчас я поступаю с точностью да наоборот? В моей голове как будто лампочка перегорела, хрустнула, щелкнула, лопнула. Открыв дверь такси, вдруг поворачиваюсь к Нику:
    - Ты правда думаешь, что так будет правильно?

0

19

-I never stopped loving you
- Может у нас в доме появились Леприконы?, - да, возможно, это не самая подходящая фраза в сложившейся ситуации, но просто действительно, как могут пропадать вещи, если мы находимся в доме? Если бы кто-то пробрался, мы бы сразу узнали… А так, как могут пропасть вещи из дому? Сюда никто толком не заходит… Да и как-то грех думать на друзей. - Может положила куда-нибудь в шкаф, на полочку…, - чуть развожу рукой в сторону, - Да, злая ведьма заколдовала все предметы в доме и они исчезают постепенно , - знаете, уже только после произнесённой фразы осознал, что данная реплика слетела с уст не то, что случайно, просто в ней есть та тема, которая непременно касается всех нас. Злая ведьма, Леприконы… Да, кажется, на меня это молчание и последствия того дня сказываются именно так, когда хочется острить, шутить, язвить и прочее. Да, считайте, что мои нервы и моё терпение на исходе. Считайте, что в любой момент я захочу всё бросить, взорваться как воздушный шарик, но так было бы легче… И знаете, похоже это время наступило, когда мне захотелось, что бы Джульетта хотя бы поговорила со мной и перестала искать эту дурацкую цепочку. И наконец-то мои позывы, молитвы были услышаны, когда Сильвертон хоть как-то обратилась ко мне.
- Знаешь, рад даже этому вопросу с твоей стороны, потому что это единственная полноценная реплика, которую я услышал от тебя за это время – я говорил то как есть. Ведь всегда мы с Джульеттой находились в разных комнате; ужин проходил в молчании, только было слышно постукивание приборов по тарелкам. Она избегала меня: избегала взглядов, разговоров, расстояний. И знаете, это не так уж и просто терпеть, когда тебя держат не то, что на расстояние вытянутой руки, а куда еще хуже это расстояние. - Ты от меня ждёшь ответа на все эти вопросы?, - в голосе слышатся нотки вопросительной интонации. Как бы мне хотелось самому разобраться во всём этому; самому найти ответы на те вопросы, которые мучают нас обоих. Но в нашей жизни ничего никогда просто не бывает. Жизнь полна каких-то разных сложных проблем.
- То, что ты не злишься, я понял это в течение нескольких дней твоего молчания, - голос звучит с какой-то долей иронии. Она не злиться? Тогда как понимать этот её обет молчания, который она дала себе? Понимаю, что это может быть вредность, принципы… Но знаете, как-то с трудом вериться в то, что она не злиться. Эта ситуация нас обоих хорошенько потрепала. И кажется, что еще несколько бы дней в такой обстановке и можно было бы сойти с ума. - Виноватый есть всегда, ничего не происходит на пустом месте, - и знаете, Дай Боже, чтобы эта виноватая не попадалась мне на глаза. Знаю, что она ведьма, и то, что сейчас будет сложней. Но клянусь, она пожалеет о том, если попадётся мне на глаза. Я обещаю, пускай, даже если это кончится для меня. И да, я не выставляю себя невиновным, я тоже виноват, я не смог ничего увидеть. - Так что, да, Джульетта, в данной ситуации есть виноватые, - И как долго продлиться это время?, - Дни? Недели? Месяцы? Год? Два? Сколько нужно ей этого времени? Да, именно Джульетте, но не мне… Потому что я пытаюсь всё наладить, пускай может какими-то действиями, словами, но это не с моей стороны идёт эта лёгкая отчуждённость. Я хочу всё вернуть назад. Но и в тот же момент задаюсь вопросом: а хочет ли всё это вернуть Джульетта? Похоже, этот вопрос был сейчас важен. - как раньше? Тут ты имеешь ввиду, смогу ли я жить нормальной жизнью или же сможешь ли ты мне как раньше доверять?, - да, думаю эти вопросы как раз подходили для «как раньше». - я привыкаю жить как раньше… Но а ты?, - смотрю девушке в глаза, словно пытаясь найти там ответ. Но всё было чётно… И сейчас только остаётся выполнить просьбу Джульетты и помочь ей собрать вещи…
Вот и мы поменялись местами. Кажется, что только недавно я так же собирал вещи и переезжал к Монро, когда была ситуация с Капитаном и Джульеттой. Вот так вот странно устроена наша жизнь: то Джульетта чувствует тягу к Капитану, то я сплю с Ведьмой. И правда как сказали: «Мы очень странные». Выйдя в холл, оставляю чемодан на первом этаже и только наблюдаю за Джульеттой. Выйдя следом за ней из дому, опускаю чуть голову вниз, слегка улыбаясь: - Я сразу вызову пожарных перед готовкой, - да, тут нет ничего странного. Просто, мы с плитой не слишком уж и дружны, поэтому всегда готовит… готовила Джульетта, а я лишь помогала… А теперь, кажется, придётся заказывать еду на дом. Чувствую себя каким-то подростком, которому дают указания родители, перед тем как куда-то уехать. Ведь со стороны Джульетты так именно всё и казалось. - Джульетта, я тебя понял. При первой какой-то новости буду звонить, - слова словами, но реальность же будет совсем иная. И Джульетта должна это понимать, что несмотря на все её слова, я буду делать наоборот. Нет, не по выражению «послушай девушку и сделай всё наоборот», а из-за того характера, который у меня есть.
Отдав чемоданы, переминаюсь с ноги на ноги, находясь около Джульетты и поднимаю на неё взгляд, когда слышу вопрос с её стороны: - Нет…, - довольно кратко отвечаю, отрицательно мотаю головой. - не думаю, что так будет правильно… Но…, - замолкаю, на мгновение опуская взгляд вниз, и чуть постукивая ладонью по двери такси, поднимаю взгляд на девушку: - Но это твой выбор. Если тебе легче находиться в другой обстановке, где ничто не напоминает тебе о случившимся, то значит так надо… Просто знай… Какой бы выбор ты не сделала, я поддержу тебя, даже если буду жалеть об этом, - уголки губ содрогаются в какой-то нервной полуулыбке. - главное, будь осторожно. И звони, если что-то будет нужно и если что-то случится. Я приеду в любое время, - киваю еле заметно головой, и после, склонившись чуть к Джульетте, касаюсь губами её щеки, чуть задержавшись, - Какое бы решение ты бы не приняла, знай, что я люблю тебя…, - произношу, находясь близ Джульетты и после, выпрямившись, отстраняюсь от неё, отходя чуть назад, становясь за дверью такси

+1

20

And if you were to ask me after all that we've been through
"Still believe in magic?"
Well yes, I do [q.]

    Потупив взгляд, слегка опираюсь спиной о дверцу такси, спрятав руки в карманах своего легкого плаща. Черт, почему меня вдруг заинтересовали шнурки на ботинках Ника? Почему, спрашивается, в такие моменты я думаю о какой-то чепухе?! Но последняя фраза Ника заставляет меня отбросить посторонние мысли и поднять взгляд. Простые три слова в правильной комбинации имеют магический эффект, они способны перевернуть все с ног на голову, даже несмотря на то, что были уже когда-то нами произнесены. Молчу, вглядываясь в глаза Ника, потрясенная, словно впервые услышав признание на первом свидании. В эту минуту хочется сказать что-то очень важное и даже правильное, но нужные слова совсем некстати почему-то застревают поперек горла, а мне остается только сглотнуть их, чуть заметно кивнуть и выдавить вымученную полуулыбку дрогнувшими уголками губ. Встрепенувшись, сажусь на заднее сидение машины и, встряхнув волосами, вздыхаю, чтобы не разреветься раньше времени, даже не успев добраться до апартаментов лучшей подруги.

    Последнюю неделю, проведенную у Алиши, мы с ней изо всех сил старались изображать обычных людей, вновь привыкающих к нормальной жизни, но все эти попытки были лишь видимостью, плодом нашего воображения, искусственно вызванные усилиями воли, не более. Я допустила ошибку, решив, что смогу избавиться от прежних мыслей, буквально оторвав себя от привычного окружения, домашнего очага и Ника в конце концов. Что я этим собиралась доказать? Очевидно, что таким образом у меня получится создать для себя тепличные условия, чтобы все как следует обдумать и решить, как быть дальше. Но вместо этого я только усугубила положение, не зря ведь говорят "от себя не убежишь". Каждая вечерняя беседа, которую я по обыкновению заводила с Алишей, когда возвращалась из клиники, неизменно начиналась с одного единственного вопроса: "Никто не звонил?" Но через несколько дней я уже перестала надеяться на положительный ответ. Глупо было ожидать, что на этот раз Ник поступит иначе и перестанет наконец щадить мои нервы, в очередной раз умалчивая обо всем, что могло бы пусть даже косвенным образом грозить опасностью. Могу поспорить, была бы его воля, он бы до сих пор скрывал от меня всю правду, если это огородило бы нас от всех проблем, с которыми мы "нос к носу" столкнулись сейчас.
    За неделю я успела миллион раз поменять свое мнение. И знаете, впервые за долгое время я была благодарна долгим часам, проведенным в трейлере и разговорам о существах за поздними ужинами с Ником. Впервые у меня появилась возможность воспользоваться полученными знаниями и обернуть их не в проклятие, отравившее нашу нормальную жизнь, а в пользу. Дело в том, что целую неделю я замечала какие-то странности в Алише: она была рассеянной, постоянно терялась, задумывалась о чем-то, переспрашивала и нервничала, что никак не могло ускользнуть от моего наметанного взгляда. И вот в один прекрасный день, не без нажима, она наконец "раскололась". Оказывается, все ее проблемы вновь упирались в мерзавца Джо (мало он получил вазой, еще захотелось) и в судебный процесс, после которого его должны были посадить за бытовое насилие. Но проблема в том, что защитой Джо занимался какой-то очень крутой адвокат - причем как такому отморозку и неудачнику Джо крупно повезло, остается тайной номер один. Со слезами на глазах моя подруга перечисляла блестяще выигранные им дела одни за другими, а потом, всхлипывая, призналась, что все его триумфы объясняются легко и просто. Он.. этот, как его.. Козлорог, кажется. По словам Алишы - это редкие и скользкие типы, благодаря дару убеждения из них получаются лучшие адвокаты или психологи - напичкают феромонами и скормят любую байку. Алиша впала в отчаяние, а Джо даже присылал дружков запугивать жену, пока она совсем опустила руки. Ох, жаль в это время меня еще здесь не было со сковородкой наперевес. Этот кретин заслужил повторной встряски и лично меня он больше не пугал. Я не пожалела времени, чтобы отчитать подругу за долгое молчание, а сама, возбужденно меряя шагами тесную гостиную, уже строила план дальнейших действий. Помню, Ник мне рассказывал похожую историю, и знаю, кто сможет мне помочь.

    Брякнул звоночек, подвешенный над дверью лавки пряностей. Я вошла внутрь, осматриваясь. Столько воспоминаний связано с этим местом, разве нужно мне отказываться от них? Розали забралась на стремянку и возится с какой-то книгой, но когда она оборачивается, вместо сосредоточенного и озабоченного выражения на ее лице появляется улыбка. - Хеей, кто пришел! Привет, Джульетта, - отвечаю ей таким же приветствием, но через пару мгновений она вновь хмурит брови и спускается, чтобы спросить: - Что-то случилось? Мне ужасно неловко перед Розали, я чувствую себя виноватой в том, что испортила день, который имел все шансы быть лучшим днем ее жизни. Все нормальные люди после свадьбы уезжают в свадебное путешествие, а не жертвуют медовым месяцем ради проблем своих друзей. Но мы, кажется, забыли, о ком идет речь.
    - На самом деле да.. - лепечу я, крутя в руках пузырек с какой-то салатовой жидкостью. - Как тут у вас дела? Я нарочно перевожу тему, как бы невзначай решив узнать все последние новости. Розали не из тех, кто будет темнить или лгать. Если подумать, то помощь Алише - прекрасный предлог навестить лавку пряностей. Мне бы только знать, что все в порядке. - Где Монро? Как Ник? Розали задумалась, как будто отфильтровывая информацию, какую мне говорить можно, а какую нет. - Так, рассказывай. Тут пришла очередь напрягаться мне. Но нашему разговору помешали Монро и Ник, которые, как оказалось тоже были здесь и сейчас выходили из подсобки, пока Монро что-то увлеченно объяснял Нику. Вот так встреча. Если бы все не было настолько серьезным, то могло бы стать очень даже комичным.
    - Привет, - слегка сконфузившись, произношу я, облегченно выдохнув. Вы бы знали, ребята, как я рада вас видеть. Эм.. целыми и невредимыми. - Как ты? Скажи, вы ведь не собираетесь опять что-то скрывать, ведь так? - оказавшись рядом с Ником, спрашиваю, привычно и спокойно прильнув к нему и сцепив пальцы в замок на его спине. В голове крутятся много вопросов. Что нового дома? Есть ли новости о том, что случилось с его силами и нашли ли они способ их вернуть, или может он решил смириться и привыкает к обычной жизни? Что нового в департаменте? Обустроилась ли в трейлере Беда или ей нашли новое временное "убежище"? Чувствую себя так, как будто пропустила половину жизни во сне. Но, думаю, у Ника тоже найдется парочка вопросов. Например, каким ветром меня занесло в лавку пряностей.
    - У Алиши снова проблемы с Джо. Вернее, с его адвокатом.. - проговариваю я, подбирая слова. - Он существо.. благодаря ему Джо скорее всего отпустят безнаказанно.. и я подумала, может, Розали знает, как помочь. Пожимаю плечами, кратко обрисовав всю ситуацию.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » I need another story... ‡Grimm