Вверх Вниз
+15°C облачно
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
- Тяжёлый день, да? - Как бы все-таки хотелось, чтобы день и в правду выдался просто тяжелым.

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Научи меня быть сильным


Научи меня быть сильным

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Участники: Джереми К. Вагнер и Чарли Хантер
Место: дом Вагнера
Погодные условия: за окном дождь
О флештайме: смерть родителей подкосило юношу и теперь он ищет себя среди мира живых. Звонок единственному родственнику тот самый спасательный круг, который не позволит утонуть.

Отредактировано Jeremy K. Wagner (2014-09-21 22:06:06)

+1

2

- Да, я более чем уверен, что справлюсь с ситуацией, - я нагло вру, но не хочется чтобы меня сейчас жалели. Опять. Я слишком устал от сочувствующих взглядов тех, кто готов растерзать мое наследство, растащив его на мелкие кусочки. Я достаточно устал для того, чтобы смотреть в их лица и видеть маски и жажду наживы. Я даже не имею сил сопротивляться им сейчас, объявлять войну там, где ей не место. Сейчас время скорби о потери. Моей скорби и моих потерях. Не они похоронили родителей, не они не знают как жить, а мне приходиться каждую ночь и каждое утро напоминать себе о том, что я все еще живой, что я должен идти дальше, что обязан это делать ради родителей, ради Чарли, ради младших детей Хантера. Звание старшего брата обязывает быть примером для подражания, чтобы когда им будет сложно, я мог встать рядом и сказать "в девятнадцать я потерял жизнь, но нашел в себе силы продолжить свой путь. И вы справитесь тоже". Поэтому сейчас я вру смотря в глаза своего крестного.
- Реми, ты не обязан переживать  это в одиночку. Я могу остаться.
Он может, я это знаю. Он может не просто остаться, он может рассказать каким был Клеренс, как он любил Луизу, припомнить пять тысяч смешных случаев из их жизни и рассказать миллион причин почему они были идеальными людьми, что их любовь была прекрасной и достойной подражания, что они прожили прекрасную жизнь, и что всегда любили и уважали друг друга. Он может рассказать так много всего, к чему я не готов. Не через неделю после их похорон.
- Я знаю. Но я справлюсь. Передавай привет Тедди, и скажи, что ее пирог как всегда восхитителен, - я нахожу в себе силы улыбнуться и провожаю крестного и одновременно с этим финансового директора моего отца, покойного отца до двери дома, который мне теперь достался по наследству. Дома, который они построили пять лет назад, создав его идеальным шедевром утонченного вкуса и элегантности.
Через час после его ухода я понимаю, что сглупил. Я не знаю куда себя деть, облазив весь дом я не знаю, где можно остановиться на две минуты, или на пять. В кабинете отца душно, в спальни тоскливо, в своей комнате ужасно. А в добавок еще и дождь за окном, как будто мне без него не сложно. Найденная бутылка виски, как всегда вызывает у меня усмешку. Отец считал, что алкоголь в доме если и держать то лучший, а не ширпотреб, тем более что дорогой алкоголь приятно пить в хорошей компании. С минуту я думаю о том, что хорошей компании у меня нет, зато есть те, кого я готов помянуть этим самым алкоголем.
Звонок мобильного кажется совсем не к месту. Да и звонящий как всегда не тот, кого хотелось бы услышать, но я поднимаю трубку и слышу не в меру бодрый голос друга в телефоне. Опять обкурился, это можно сказать по чуть длинным гласным в его словах, которые он обычно не допускает если не накурился. Он что-то весело щебечет про девочек, травку и выпивку рекой и я думаю о том, что не прочь его убить, и пустить всю свою мечту под откос, пойти в тюрьму строгого режима отсидеть там лет десять, то есть всю свою сознательную жизнь, Выйти в двадцать девять молодым телом, но не душой. Как раз то, что нужно чтобы забыться и утопить горе. Но, видимой мой здравый смысл все же не зря называют здравым, поэтому холодное "пока" и решение открыть виски все же кажется обоснованным и более чем правильным. Определенно, мир мне простит, если я напьюсь в этот день, тем более ведь это не страшно, когда никто не может быть свидетелем того, как низко способен упасть одинокий человек, даже если ему девятнадцать и его можно простить и даже оправдать.
- Привет, - почти что автоответчик. Наверное, он сейчас на операции, а я не имею право ему звонить, хотя это как еще посмотреть. Но мне кажется только он сможет понять что мне нужно сейчас сказать, а может не знает, но он старше и опытнее меня, и я хочу чтобы рядом был кто-то родной и близкий, кто не предаст не только потому что мы семья, но и потому что понимает мою боль. Увы, бывшая девушка в этом плане явно не идеальный кандидат для пьяных бесед о будущем. А Чарли, мой биологический отец мне кажется хорошим кандидатом.
- Приезжай, - говорю сделав глоток виски прямо из горла, - просто приезжай. Мне больше не кому позвонить. Я совсем один, в большом доме, и я разбит. Код на замке ворот 120295. Дверь я вроде не закрывал. Я буду ждать тебя, пап.
Сбрасываю вызов и опускаюсь на диван, нажимая на пульте кнопку play, и застывшая на экране телевизора картина вновь оживает смеющимися мамой и папой, по которым я слишком сильно соскучился.

look

+1

3

http://media.tumblr.com/34bff4b8510be57a99b1cdf225d8f4b9/tumblr_inline_n3x7tjyX5W1scqhcy.gif

Невыносимо.
Я еду по дождливым улицам, следуя голосу навигатора по названному адресу. Я никогда не был в этом доме, так сложилось. Так сложилось, что я не знал лично родителей Джереми. Мы не успели познакомиться. Должны были на моей свадьбе, но поменялись планы. Позже были еще поводы, но опять же мимо. И сейчас я еду в дом Вагнеров, незнакомый мне, где в одиночестве мой сын. Да, он мой сын. Не сразу я это понял, принял. Плохой из меня отец, но я умею исправляться. Я никогда не смогу заменить ему то, что дала ему его семья. Но сейчас, именно сейчас, я могу другое. Я могу понять его. Потому что полтора года назад я так же потерял отца. Нет, конечно, это было иначе. Он не был непосредственной частью моей жизни. Он просто был. Жил за сотни километров, мы не виделись даже на рождество, а на дни рождения не поздравляли друг друга даже по телефону. Мы - плохой пример семьи. Я сторонился его, пытаясь строить свою. Но даже его уход был болезненным для меня.
Я паркую машину у дома, минуя вороты, промокая под дождем и оказываюсь в большом доме. Он напоминает мне семейное гнездо Хантеров в Лос-Анджелесе. Такой же большой и холодный. Надо предложить Реми сменить его на что-то более домашнее, уютное. Хотя знаю, что он не сможет. Потому что это дом родителей, это частичка их и его самого. Этот дом - связующее звено. Он не сможет с ним расстаться. Я тоже не смог. В нашем доме теперь живут Лиз с моими детьми. И кажется, будто все в норме.
Я иду на звуки работающего телевизора. Комната за комнатой, не могу сразу найти источник звука. Он раскатывается небольшим эхо по комнатам, путая меня. Но я нахожу нужную, не сразу. И Реми посреди комнаты на полу возле дивана в обнимку с бутылкой, кажется, виски. Я прохожу и молча сажусь рядом. Мы смотрим видео, снятое на каком-то домашнем празднике. Много гостей, Реми, его родители, я видел их только на фото, еще родственники. Никого, кого я мог бы еще знать. Но я сижу рядом, окунаясь в эту атмосферу горя. Я знаю, что из нее не выбраться. Нельзя резко поднять рывком его на ноги и сказать "стой". Он не будет стоить. Он без сил свалится на диван и потянется еще за бутылкой. Почему так? Потому что Хантеры не смотря на внешнюю черствость, все очень остро чувствуют. Чувствуют радость, чувствуют боль от потери. Как бы в повседневной жизни мы не были сильно эмоциональными, в подобные моменты на нас накатывает с силой шторма. Захлестывает, перекрывая все остальное. Мы окунаемся с головой и мало что может нас вернуть обратно.
- Хочешь поговорить? - спрашиваю, потому что на самом деле я не знаю, что сказать. Как поддержать или утешить. Ведь у меня все было иначе. А я не хочу вывалить еще и свое горе на сына.
Я буду ждать тебя, пап. Вспоминаю, как после этой фразы я сорвался с места. Простое предложение, которое порвало душу. Растерзало на куски, давая понять, на сколько ему сейчас плохо. Сколько отчаяния и тоски было в этом коротком на голосовой почте.
- Ты должен быть сильным, Реми. - я протягиваю руку за бутылкой, медленно забирая ее из его руки. Нет, не чтобы отобрать. Чтобы сделать глоток и вернуть ему обратно. Не время для лекций о вреде алкоголя. Он ему нужен. Так же, как нужен был мне самому. Как нужны были разговоры ни о чем, чтобы отвлечься.
- Пройдет время, не мало времени, прежде чем станет легче. Эта потеря навсегда с нами. - я говорю ,потому что знаю это. Полтора года со смерти отца. Больше двадцати лет со смерти матери. А эта боль все так же на своем месте. Может, только слегка притупилась.
- Расскажи мне о них. - прошу сына, готовый слушать, если он захочет говорить. Говорить о них или о чем-то другом. Это не важно. Главное, не замыкаться в себе, не оставаться наедине со своим горем и мыслями.

0

4

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Научи меня быть сильным