Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Adrian
[лс]
иногда ты думаешь, как было бы чудесно, если бы ты проживала не свою жизнь, а чью-то другую...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Эпичное знакомство с лучшим другом


Эпичное знакомство с лучшим другом

Сообщений 21 страница 40 из 47

21

Спасибо тебе, Боже, за то, что у меня нет психованного мужика с пистолетом, который грозился бы застрелить моих друзей. За то, что у меня есть Эв. И не парень официально, но и не шизанутый ревнивец. Который просто приходит, делает свое дело и сваливает. Пусть и со скандалами, но хотя бы без рукоприкладства. Спасибо тебе за то, что такое "счастье", как этот неуравновешенный прокурор, выносит мозг не мне. (Прости, Саймон, как есть). Спасибо за мою спокойную и размеренную жизнь, лишенную вооруженных психозников. И верни ее, будь добр, обратно как можно скорее. Я был хорошим мальчиком в этом году... Нет, это скорее уже вопросы к Санте.
Способность здраво мыслить возвращалась к Курту. И именно она подсказала Бэвелу, что если бы мужчина действительно хотел их угробить, то давно уже это сделал бы, а не стал растрачивать пули на то, чтобы палить по асфальту и будить половину района звуками выстрелов. Это придало ведущему некую уверенность. А вот оскорблять Курта и говорить с ним таким пренебрежительным тоном уж точно не стоило, потому что на такой стиль общения у Бэвела уже выработался рефлекс - выпускать иголки и хамить в ответ.
- Слышь, дорогой. Распоряжаться ты будешь на своей сверхважной работе, так что выполнять твои приказы и скрываться куда-то я не собираюсь. И не смей оскорблять Сая. Придурок здесь скорее ты, - только раздухарился Курт, как брюнет грубо схватил его друга, - Эй, ты! Отпустил его немедленно. - Взгляд Бэвела метался от друга к его любовнику. Всего один знак от Сая, любой, и он честно кинется на этого сумасшедшего.
Измена? Да о чем он бредит? У Курта никогда и в мыслях не было затащить друга в постель. Лишь в плане уступить ему кровать, чтобы дать возможность отоспаться, только и всего. Ни о чем большем Бэвел никогда не думал. Почему-то многие до сих пор лелеют в своей дурной голове мысль, что если двое гомосексуальных мужчин общаются, то это обязательно закончится сексом. Почему нельзя даже предположить, что они могут быть просто друзьями? Вон, посмотрите на девушек. Они при встрече вообще целуются. А тут помогаешь пьяному другу дойти до дома, протягиваешь руку помощи, подставляешь относительно сильное дружеское плечо. И все. Вы изменщики и уроды. Приговариваетесь к расстрелу. Причем, в прямом смысле этого слова. Курт не раз нарывался на подобное отношение, но никак не ожидал, что любимый человек его лучшего друга окажется из их числа.
- Какая измена, псих? - в один голос с Котиком воскликнул ведущий. - И мозгами я пользуюсь гораздо чаще тебя, судя по твоему поведению, - чуть ли не рычал Курт. - Если бы у меня был в руках пистолет, я, возможно, тоже был бы таким же "героем", так что тем, что ты стрелял, гордиться не надо. Значит, других способов решения проблемы в твоей пустой башке не обнаружилось.
Курт издал громкое "пф" в ответ на слова о разочаровании. Кто еще в ком должен был разочаровываться, если копать глубже? Ты откровенно насрал на своего любимого человека и унесся неизвестно куда с бабенкой, с которой и так проводишь бок о бок весь свой рабочий день. А твой любимый дожидался от тебя хоть какой-нибудь крохотной весточки, а вымотавшись пошел проветрить голову. Ну и где здесь собака зарыта, мистер окружной прокурор? Каков будет приговор? И кому, если не секрет?
- Боги, как великодушно, - чуть ли хлопнул в ладоши Курт, но подумал, что это будет чересчур театрально даже для него. - То есть если ставить рядом человеческую жизнь и твою репутацию, то второе для тебя приоритетнее? Благородно, ничего не скажешь. Прямо из ушей прет. - И как Котик вообще остановил свое внимание на таком бездушном человеке? Понимаю. Любовь зла. Но, мать его, оно не всегда того стоит. Козлов таких бросать надо, а не любить до беспамятства так как это делает Кот.
- О, поверь, я тоже не горю особенным желанием с тобой пересекаться. Сумасшедшие не входят в круг моего постоянного общения, - Курт помахал ему ручкой, надеясь, что Котик, здраво поразмыслив, на кой черт ему сдался такой мужчина, последует его примеру. Но нет. От картинности любительской сценки с пулей, ему даже призадумалось, что его апплодисменты в тишине улицы не были бы такими уж идиотскими. Если ты не учился на театральном, не делай жалких потуг на яркие жесты. У тебя просто не получится. И то, что ты посмотрел с десяток мелодрам, не научит тебя правильно подавать подобные моменты так, чтобы все вокруг действительно зарыдали. Но на Кота это, кажется, подействовало, и Курт с чистой совестью сделал несколькосекундный фейспалм, когда его друг кинулся вслед психопату. Ладно, сделаем скидку на то, что Сай пьян и влюблен. У него же когда-нибудь включатся мозг и инстинкт самосохранения, правда? Во время пламенной речи друга Бэвел лишь молча кивал, даже несмотря на о, что Шакс его не видел. Друг наконец-то изливал душу тому, кого это непосредственно касалось, а не Курту, который был далек от подобных проблем, не подушкам на своей кровати и не стенам квартиры. Тому, кто действительно должен был слышать. Если честно, в конце этой сцены ведущий ждал дождя и поцелуя, чтобы прямо как в "Дневнике памяти". Но все вышло гораздо эпичнее. Потому что ставя точку в последнем сказанном предложении, Сай блеванул прямо на любимого. Все чудастее и чудастее.
Курт быстро подскочил к другу, приобнимая его за плечи. Даже при таком отвратительном освещении было видно, как Котик побледнел. Бэвелу было откровенно плевать на то, что сейчас подумает брюнет. Его другу было плохо. Ведущий расправил прежде закатанный рукав и осторожно вытер им подбородок и губы Сая. Плевать на рубашку. Отстирается. Парень поднял ставший за последние минуты абсолютно спокойным взгляд на перепачканного прокурора.
- Ты сказал, что в следующий раз меня пристрелишь? Так вот этот раз еще не закончился, и у меня есть все шансы вернуться домой живым. Поэтому позволю себе высказаться, поскольку вы оба это уже сделали. - Курт закинул руку друга себе на плечо, чтобы было удобнее его придерживать, - Будь я на его месте, я бы тут же от тебя ушел, потому что ты неуравновешенный. Но Кот, к сожалению, не я. И в отличие от меня, ему ты дорог. Он тебя любит, к несчастью. Знаешь, с тех пор как вы познакомились, я уже устал выслушивать от него, какой ты идеальный, прекрасный и далее по списку. Мне кажется, что во всех сопливых фильмах вместе взятых, что я видел в своей жизни, я не слышал столько признаний в любви как от него к тебе. Честно, мне иногда даже казалось, что моя голова взорвется от этого слова. Но в моем дипломе лучшего друга написано, что я должен его выслушивать и советовать, как поступать. Да, иногда мои советы абсолютно идиотские, но он их слушает. И да, это была моя идея пойти в бар. Это я подлил ему алкоголь. Вот такая я скотина. Но я сделал это для того, чтобы он отвлекся от разноса своей квартиры и страданий над телефоном, который все эти часы почему-то молчал. И при всем уважении к твоему вкусу в парнях и к внешности Сая, он настолько далек от моих предпочтений, что я сочту его сексуальным объектом только если он будет стоять на одном берегу Атлантики, я на другом, а между нами будет туман, -  Курт перевел дыхание и облизнул пересохшие губы. Осторожно повернувшись вместе с придерживаемым Саем в сторону подъезда, парень обернулся через плечо и добавил. - Так что у тебя есть два варианта. Либо ты сейчас помогаешь мне дотащить человека, которого, по твоим словам, ты любишь, до квартиры, где можно будет привести его в порядок и дать спокойно выспаться. А потом разбираешься в ситуации, как разумный взрослый человек - пусть и с опозданием - вместо того, чтобы кидаться с оружием на ни в чем не повинных людей. Либо садишься в свою машину и валишь на все четыре стороны, в очередной раз показывая во всей красе, что ты полный идиот. Когда сделаешь правильный выбор, догонишь, - Курт крепче обнял друга рукой за талию и неторопливо, чтобы в лишний раз не потревожить и без того ослабленный смесью остатков прошедшей болезни и алкоголя организм, повел в сторону подъезда.

Отредактировано Kurt Bavel (2014-10-11 20:39:00)

+2

22

Интересно, у меня что - судьба такая, что всякий раз, когда происходит совершенно непонятное мне знакомство с очередным другом или подругой Сая, то каждый из них оказывается либо обдолбанной истеричкой, как это произошло в случае Миши, либо пафосным навозным червяком, как этот, который возомнил себя крутым до невозможности и строит из себя героя-спасителя. Чем больше узнаю людей, тем больше мне нравятся животные. Да, я, черт побери, сотню раз не прав по отношению к Саймону, но я скажу это только тогда, когда мы останемся наедине. если этот момент вообще произойдет когда-нибудь теперь. А этот жук не на того напал, и мое ангельское терпение лопнуло.
Пока Шакс разбирался с Саймоном, его "друг" пытался что-то там квакать, наподобие жабы в болоте, но на его жалкие потуги прокурор не обращал внимания. Из жабенка принца все равно не получится, как ты не зацеловывай его. А тот распалялся и распалялся, и Шаксу подумалось - а кто из них больший псих. Да, все то, что он несколькими минутами назад выделывал с пистолетом, оказалось не слишком умной затеей, но его оправдывало лишь то, что в отличие от тех самых психопатов, к числу которых сейчас его так великодушно причислил Курт, он прекрасно понимал, что делает. Не находясь в состоянии аффекта. Да и вообще, зачем опускаться до уровня этого ведущего-однодневки. Мужчина только голову повернул слегка в сторону Бэвела, посмотрев на него сверху вниз, как на таракана и фыркнул: 
- А ты вообще кто такой, чтобы разговаривать со мной в таком тоне? И фамильярничать к тому же. Больно борзый? Только при мне борзоту свою показывать идиотскую несколько неправильно. И ты не настолько умный, чтобы мне хамить. Поэтому закрой свой клюв, а то второй комплект зубов не вырастет. У меня нет времени, чтобы лелеять твою скрытую закомплексованность, - а на фразу о том, что сумасшедшие не входят в круг его постоянно общения, только головой покачал. - Да-да, я прекрасно вижу, какой у тебя круг общения и даже странно, что Сай в этот самый круг попал при всем моем уважении к нему. Я думал о том, что друзей он себе выбирать стал более тщательно, однако, как вижу, что нет. Это печально.
В общем, ругань руганью, а повторять сцену как с Дианной, Ллойду как-то не очень хотелось. И уж тем более вслух признавать то, что у беременной стервочки мозгов оказалось даже больше, чем у этого недоразвитого парня, тоже. Это было бы уже слишком.
Мамочка, роди меня обратно, я пролезу аккуратно. Ну почему мне так везет? Почему Сай не может находить себе в друзья нормальных, адекватных и хотя бы чуточку умных людей, а не тех, кто ими только называется? Трепать языками направо и налево мы все умеем прекрасно, это ясно как Божий день, только вот не каждый из них умеет шевелить извилинами в нужном направлении.
Окружной прокурор уже почти добрался до своей машины, как вдруг услышал сзади почти что истеричный оклик Саймона и почувствовал, как его затормозили, вцепившись в рубашку. В принципе, на подобное Шакс даже и не рассчитывал, думая о том, что сейчас он спокойно сядет в машину и уедет, а эти два "друга" будут поливать его грязью, как недавно это сделал Курт, обсуждая его моральное здоровье, умственные способности и вообще. Ллойд практически в этом и не сомневался, ведь всегда просто облить дерьмом другого, даже не попытавшись разобраться в ситуации и выслушать другую сторону. Что-то, а оправдываться перед этим телеведущим Шакс не собирался, он никто и звать его никак. Но дальше ситуация стала развиваться более эпически, и этот адский день не будет завершен просто так на подобной трагической ноте. Кот точно также высказал все то, что он сейчас думал, что творилось в его душе, и внутри Шакса что-то дрогнуло, какая-то струнка, жалобно звякнув, лопнула.
Короче, мы никогда не выясним отношения до конца, если будем вот так односторонне мыслить, Сай. Не нужно устраивать показуху перед тем, кого здесь вообще быть не должно. Но ты прав, Котик, прав конечно, однако же не во всем.
- Да я не знал о существовании твоего "лучшего друга", потому что ты не соизволил мне о нем сказать точно также, как и о том, что среди друзей подобных есть, к примеру, Дианна. О ней тоже забыл упомянуть? И ты подумай - уже во второй раз происходит такая двусмысленная ситуация, от которой получают стресс все, включая тебя. Забывчивость не доводит до добра, знаешь ли. Да, это относится также и ко мне, потому что я попросту забыл о том, что у меня сегодняшний день занят. Слышишь? Я забыл! Да, обострение склероза, признаюсь! Да я поступил плохо и совсем не подумал о том, как ты отреагируешь на подобное. Возможно даже я сам отреагировал бы точно также, если не хуже. Но черт побери, давайте возьмите и обвините меня тоже во всех смертных грехах! Я виновен в том, что подумал, что вы с ним, - Шакс резко кивнул в сторону Бэвела, который уже чуть ли не глаза там закатывал, и Ллойду стало противно даже смотреть на него, - любовники, но вспомни и себя, как ты решил, что Вивиан мне больше, чем помощница. А может вообще у нее ребенок от меня, а я тоже не сказал тебе об этом, а? Чего мне стоит переспать со всеми моими лучшими подругами? Да фигня война, главное, маневры. Прежде чем истерики устраивать, надо хоть иногда включать мозги и посмотреть со стороны на себя иной раз. Что бы ты подумал на моем месте?
Мать твою, да что я тут распаляюсь? Виноваты оба в любой ссоре... так, Шакс, спокойно, только спокойно!
Орать, конечно друг на друга можно было до бесконечности, перебудив половину района и устроив шоу прямо под окнами мирно спящих людей. Только вот прокурор не орал, а говорил, повысив голос. Высказавшись и спустив пар, он хотел было отдернуть руку, но тут же встретился взглядом с глазами Саймона, в которых в очередной раз застыли слезы, коими он недавно промочил ему рубашку. В очередной раз стало стыдно, и Ллойд, выдохнув, отвел глаза, но руку не выдернул. Однако же спустя пару секунд, Котик согнулся и...все содержимое его желудка оказалось на рубашке Шакса.
- Das ist nur, es war noch nicht genug. Verfluchen für einige*, - по-немецки выругался Ллойд чисто машинально. Он прекрасно знал о том, что парню ни в коем случае нельзя пить, что его сносит только от запаха алкоголя порой, а если он зальет это пойло в себя, последствия могут быть непредсказуемыми. Сразу вспомнились слова Роданны о том, что после той серьезной черепно-мозговой травмы, Котику следует поберечь в себя и не в коем случае не злоупотреблять. Но не успел Шакс и слова сказать или подойти к Саймону, как к ним тут же подскочил "герой" и стал проявлять непомерную заботу. Теперь чуть не стошнило брюнета. Однако было бы неправильным, если бы двое высказались, а третий молчал в тряпочку. Теперь заливаться соловьем стал Курт, Шакс же слушал его вполуха, но как только до его слуха долетело то, что споил Котика Курт, мужчина озверел в который раз за сегодня.
- Ты кретин и сволочь! Ему нельзя пить, идиота кусок! Вообще нельзя! Пристрелить тебя как собаку, это меньшее, что надо было бы с тобой сделать, - зашипел прокурор как кот, которому отдавили хвост. Да, конечно, вот теперь он уедет, как же! Что бы ни было и как бы не злился Шакс, а Котика он любил больше жизни. Да, каждый из них совершает идиотские поступки, не следит за словами и не собирается признавать свои ошибки, но тем не менее Ллойд не собирался отказываться о тех слов, что сказал тогда Саймону в больнице. И на перепачканную рубашку плевать. Только вот Бэвел просто так не отделается и за слова свои он ответит еще. У Шакса мелькнула пара мыслей о том, как можно подпортить жизнь телеведущему, но эти идеи он осуществит немного позже. Бэвелу об этом знать совсем необязательно. Да, Ллойд иногда превращался в мстительную тварь, этого не отнять. Сейчас ему гораздо важнее было состояние Саймона.
- Руки от него убрал и давай показывай, где твоя халупа. Если еще раз произнесешь какое-то оскорбительное слово в отношение меня, я тебе вырву язык и засуну в задницу. И поверь, это не будет приятно, - но прежде прокурор расстегнул рубашку, закатал рукава, быстро выключил в машине фары и, закрыв ее, нагнал ползущих к подъезду парней. Саймон уже попросту не мог держаться на ногах, поэтому Ллойд зло зыркнув на Курта, взял Кота на руки и пошел вслед за телеведущим.

* Вот только этого еще не хватало. Проклятье какое-то (нем.)

Отредактировано Shax Lloyd (2014-10-12 13:37:33)

+2

23

Чтобы он подумал на его месте...Хм, если бы ситуация была идентичной той, что сейчас разворачивалась в виде дешевой трагикомедии посреди одной из самых обычных жилых улиц Сакраменто, то Саймон Котик однозначно не стал бы рисовать в своем безмерно прогрессивном воображении измену любимого парня с другим парнем. Была у Котика такая черта, которую он открыл в себе совсем недавно и не без участия Шакса. К парням он его не ревновал, зная, что лучше него просто быть не может. Да, в какой-то степени эгоцентризм брал над моделькой верх и он не видел себе соперников. Да кто затмит такого как он? По крайней мере для Ллойда давно перестали существовать красивые попки парней и Кот ни разу не видел того, как его мистер прокурор пялиться на симпатичную мордашку другого обаяшки. Девушки - другой вопрос. К этим курвам Котик ревновал Шакса регулярно и вечно чувствуя какой-то подвох, не стеснялся высказываться по поводу и без него. Женщины коварные существа, у них есть особенные преимущества, которые могут спровоцировать уход любимого на сторону гетеросексуальщины. Дети, жена, общественный статус семейного человека. Моральные принципы государства строятся прежде всего на таких слоях общества. На правильных - о как раздражает это понятие! Поэтому, возвращаясь к вопросу о том, как бы Кот поступил в подобной сегодняшней ситуации, парень без зазрения совести ответил бы - уж точно не так, как ты. Не стал бы он строить из себя героя английских романов эпохи трепетного романтизма. Еще бы на дуэль вызвал Курта и стреляться с ним начал, чтобы выяснить с ним все здесь и сейчас, и чтобы небо и искусственный свет лампочек был их свидетелями. И то, что сейчас Шакс нашел в себе смелость дальше продолжать отстаивать свою позицию, словно он находился в суде, а перед ним не любимый человек, а подсудимый, которого следовало безапелляционно посадить за решетку - было по меньшей мере глупостью. Да, Саймон не был таким же умным, образованным и высокопоставленным человеком, но и к такому следовало проявить чуточку уважения. К его точке зрения, к его позиции абсолютно не в чем невинного парня - если учитывать данную ситуацию. Нет в жизни святых праведников, на всех найдется добрая сотня грехов. Но, в конце концов, можно было не коверкать слова Сая на свой манер, выставляя его виноватым? Он не сказал Шаксу о Дианне. Он не сказал ему о Курте. Минуту назад, Кот ему говорил, что тот никогда не интересовался вопросом его дружеских связей, а теперь в ответ винит Саймона, что тот ему не о ком не поспешил рассказать. Да сколько раз он упоминал их в своих разговорах! Только кто-то всегда слишком увлечен работой и готов слышать себя в сто раз чаще, чем Котика, у которого может быть не совсем подходящие для прокурора темы для общения. Зато о подсудных делах мы готовы глаголить вечно. Даже тогда, когда от темы о совращении несовершеннолетнего мальчика у Котика случился приступ. Да, Шакс не знал маленькой тайны длиной в несколько долгих и омерзительных лет. Но даже такая тайна была выдана ему, что раскрыло Котика перед ним настолько, насколько это вообще возможно. Сай дал ему побывать в своей израненной душе, позволил стать тем, кто залечит старые раны. И ведь сказал тогда, что никому практически не раскрывал своего страшного прошлого. Курту...Курту он доверился потому, что у каждого из этих парней своя история, свой путь открытия и осознания себя, своей сущности. И не такой он радужный и беспечный этот путь. Одного в детстве изнасиловал отчим, другой был гоним жестокой школотой. Чем больше Саймон и Курт открывались друг другу, тем больше общего находилось между этими двумя. Братья по несчастью? Или братья которых у них никогда не было и не будет. Отрекаться от лучшего друга Сай никогда не стал бы, в той же мере, как и от Шакса, которого любил за все положительные стороны, о которых раз за разом рассказывал лучшему другу, на словах представляя Шакса в лучшем свете. Потому что Кот действительно никогда, за все свои двадцать три года не встречал лучшего мужчину. И сколько бы не было в нем недостатков, о которых приходилось узнавать спонтанно, Саймон все равно всю жизнь готов был бы посвятить этому человеку. Когда любишь, весь негатив уходит за кулисы, а он для тебя сияет под светом софитов: твой единственный, твой идеальный и неподражаемый. И как бы сейчас обидно не высказывался в сторону Шакса Курт, который к слову сказать проявлял себя с самых гуманных сторон, ведь у него статус был такой - лучший друг, он был во многом прав. Просто мы редко способны устоять перед чьим-то напором, стараясь отстоять свое честное имя. Нам нужна борьба и вкус крови во рту. Мы плюемся ядом в ответ, но не хотим принимать правду за действительность. Неприятно, когда на тебя наговаривают, но так же неприятно, когда делая ошибку за ошибкой, ты делаешь себе и окружающим тебя людям больно. И быть может, если сейчас тебе выскажется кто-то посторонний, ты переборишь себя и когда-нибудь придешь к правильным выводам...
- Курт, - простонал Кот все также плача, когда друг вытирал его рот рукавом шершавой рубашки. Саймона жутко мутило и голова адски раскалывалась. Сегодня он сам себе устроил лучший из вариантов самоуничтожения. Пил горстями сильнейшие обезболивающие, ничего не ел за день и плюс ко всему, по вине Курта или своей собственной наивности впервые в жизни напился. Хотя, если сейчас быть честными, Кот догадывался о наличии алкоголя в его коктейлях. Просто состояние его было настолько плачевным, что хотелось если не отравиться, то хотя бы напиться в хлам. И неважно, что алкоголь всегда вызывал у него рвотный рефлекс из-за подсознательного страха, будто бы рядом со стаканом, в котором плескалась горячительная смесь сейчас восстанет из могилы гадкий отчим, который насиловал его в пьяном угаре несколько дней подряд...Саймон должен был сам нести за себя ответственность, но судя по всему два человека рядом с ним обоюдно признали вину Бэвела. Один был в бешенстве, второй находил оправдание в том, что по другому просто никак, ведь Котик угасал на глазах.
- Прекратите собачиться, от ваших криков мне еще хуже, - страдальчески выговорил Сай всхлипывая, укладывая голову на плечо друга и еле передвигая ноги пошел к подъезду вместе с ним. Во рту стояла отвратительная горечь, будто бы Кот наелся с килограмм горького перца или какой-то гадкой травы. Желудок подступил к горлу и назойливо давал о себе знать часто сокращаясь. В голове был вообще полнейший кавардак. Мало того, что она нереально болела, так еще в ней роем носились плохие мысли.
А вдруг он сейчас развернется и уедет. Бросит меня. Навсегда. И что тогда? Мамочка, родненькая, я же ради него на все готов был идти. Мне никто кроме него не нужен! Мне нужен мой Шакс! Мой противный, грубый и вредный мистер прокурор! Мой...любимый Шакс...
И тут весь мир ушел у Саймона из-под ног. Он на секунду подумал, что теряет сознание и сильнее впился в плечо Курта рукой, чтобы друг вдруг чего подстраховал его от лишних падений и травм. Но все оказалось намного фантастичнее или даже романтичнее.
- Руки от него убрал и давай показывай, где твоя халупа.
Шакс подхватил Саймона на руки, в котором было чуть меньше сантиметров роста, и так прижал к себе, будто бы Кот был маленьким мальчиком или девочкой принцессой, которая достойна рук настоящего мужественного принца. Вот так все ванильно и непредсказуемо получилось. Но где-то глубоко в сердце у Сая что-то екнуло. И он тут же готов был простить Шаксу все его обидные фразы. Долго обижаться на того кого любишь нереально, ведь тогда просто не останется времени на любовь.
- Дурак, - прошептал Кот и обнял Шакса.

+2

24

С того момента, как персонаж мстителя, весьма талантливо исполняемый все это время господином Заряженным пистолетом, исчез с авансцены, Курт заметно успокоился и чувствовал себя абсолютно уверенно. Каждое произнесенное им слово, было сказано не просто так. Работа научила его этому, и теперь он четко следовал ее правилам даже в обычной жизни. Но только брюнет, видимо, слушать не умел. Распушая хвост и пытаясь кидаться на Курта, он только выставлял себя в его глазах в еще более смешном положении. Ведь попытки Шакса его оскорбить, Курт воспринимал с завидным внешним спокойствием. Несколько раз он даже показательно зевнул, заинтересованно разглядывая свои ногти. Скукота-то какая. А вот внутри - внутри он просто ухахатывался. Возможно, все эти подсудимые или с кем он там проводит свои полосато-черно-белые рабочие будни, его и боятся. Наверное, от них он и понахватался этого отвратного жаргона, с помощью которого пытался казаться таким крутым, сильным и - три "ха" в его сторону - страшным. Видимо, отсутствие оружия в пределах видимости все же играло свою роль.
Курт половину своей сознательной жизни прожил, выслушивая угрозы, влетая спиной в школьные шкафчики, проводя первые уроки в мусорных баках. Его школьные годы были замазаны тональным кремом и прикрыты улыбкой, с которой он приходил домой, чтобы не заставлять волноваться родителей. Они даже не догадывались о его проблемах. Даже когда Курт начал находить в своем шкафчике написанные корявым почерком, в которых ему довольно сухим и абсолютно лишенным какой-либо художественности языком обещали, что если он не скроется немедленно с глаз долой, то до следующего понедельника он не доживет. Но доживал ведь. А когда его видели в школе с очередным гипсом на руке, уже не обращали внимания. Все считали, что он просто слишком неловкий. Родители, конечно, подозревали неладное, но не давили на Бэвела, который предпочитал умалчивать о причинах своих травм. Университет был для него отдушиной, в каком-то плане. Или даже передышкой. Передышкой перед тем днем, когда он встретил Эллиса. И при всей ненависти к Эверетту, Курт был ему благодарен. После оскорблений, которые он слышал со стороны Хоббита, все остальное казалось ему просто наивной детской забавой.
- Проорался? Красавчик. Только где ты был, чтобы сказать об этом, когда он пил? На другом конце города? Явно не рядом с ним. Алкоголь не так уж просто спрятать в безалкогольном коктейле. И если у тебя непереносимость, ты почуешь его запах за милю и даже не подойдешь к нему. Значит - я не настаиваю, но вполне может быть - он и сам хотел этого. И это явно не из-за меня. - бросил Курт еще один камешек в огород мужчины. Что-то подсказывало ему, что после этой ночи остаться в относительно приятельских отношениях у них не получится. Ну и пофиг. Он друг Саймона, а не его любовника. Им даже пересекаться необязательно. Город большой. До этого двадцать пять лет не встречались. Давайте же продолжим эту великолепную тенденцию.
- Прости, я не мог по-другому, - шепнул Курт другу, отводя его подальше от прокурора. который, если в нем было хоть что-то от тех огромных чувств, о которых так вдохновенно рассказывал Котик, должен был сейчас принять верное решение. Свет фар резко погас и за спиной послышались быстрые шаги, после чего мужчина достаточно грубо оторвал Котика от ведущего и подхватил его на руки. В своей голове Курт стоял на церковной сцене, воспевая "Аллилуйя" при поддержке целого хора афроамериканок, облаченных в белые одежды и распевающих спиричуэлс.  Сработало таки. Боги, влюбленных людей так легко развести. Правда, иногда ради этого приходится поставить на кон парочку зубов. Котик обнял своего "рыцаря" и Курт даже слегка улыбнулся, увидев эту умилительную - если забыть о дне, который предшествовал этому моменту - картину.
- Фи, как грубо, - нарочито манерно фыркнул Курт и открыл двери в подъезд, пропуская вперед прокурора и его тяжелую ношу. Несмотря на то, что жил Бэвел всего-лишь на третьем этаже и предпочитал преодолевать это расстояние пешком, в этот раз лифт был гораздо более правильным выбором. Причем, грузовой лифт. Тот негромко звякнул, доставив их на нужный этаж, и Курт поспешил открывать двери. Как поездка в лифте, так и процесс отпирания замка, сопровождались гнетущей тишиной, в которой можно было различить сопение Котика, совершенно осязаемое желание брюнета свернуть ведущему шею как только его руки освободятся и еще более сильное желание Бэвела просто отдохнуть. Замок щелкнул три раза, и Курт распахнул двери, включая свет в коридоре. Да, свет - штука противная, особенно для пьяного мозга, но в отличие от ведущего, брюнет вряд ли смог бы быстро сориентироваться в темном коридоре. На столике, где Бэвелы оставляли свои ключи, лежал лист бумаги, на котором торопливо была набросана записка. Мередит снова обрадовалась его отсутствию и сбежала к подружкам. Хорошо хоть дома вечеринку не закатила. Это был бы полный финиш. Когда вернется снова не написала. Однажды Курт ей всыплет за подобное. И не посмотрит, что Мери уже официально совершеннолетняя и может творить все, что пожелает.
Курт открыл двери в свою комнату. Все же он всегда считал, что его кровать удобнее. - Проходи. Слева двери в ванную. Думаю, помочь ему умыться ты возжелаешь сам. - Бэвел дождался, когда все еще источающий ненависть прокурор скроется за дверью, накопал в гардеробной свежую пижаму и новую рубашку, оставляя их на кровати. - Вещи я оставил. Переоденешь его. Если Сай будет спать в джинсах, то завтра спасибо нам явно не скажет. Если хочешь, можешь остаться тут с ним. Только сексом в моей постели не занимайтесь. Я слишком сильно люблю свою кровать, - добавил шатен и вышел из комнаты, оставляя двери открытыми. Мало ли, что  может случиться.
По телевизору показывали какой-то как-бы ужастик пока Курт рылся в ящиках ну кухне, пытаясь найти что-то, что помогло бы ему облегчить состояние друга. Плохо, что рядом нет Мери. Вот уж кто спец по борьбе с алкогольным опьянением. Хотя когда ему было плохо, его лучшими помощниками навсегда оставались "белый друг" и хороший крепкий сон.

Отредактировано Kurt Bavel (2014-10-13 21:53:58)

+2

25

Кто же знал, что день сегодняшний будет столь богат на события, и события эти будут далеко не самыми радужными. Если еще утро не предвещало ничего плохого, то день был отвратительным, а вечер и того хуже. Пока Шакс нес Саймона на руках и следуя вслед за Куртом, он не произнес ни слова. Просто потому, что ругаться безумно устал. Причем эта усталость накопилась внезапно и совсем не от работы. Порой морально можно вымотаться гораздо больше, чем совершая какие-то физические усилия. Окружной прокурор мог бы сказать Бэвелу в ответ еще много нелицеприятных слов, но это было бы лишним. Ругаться можно было до скончания века, и ни один из них ни собирался бы уступать.
Как-то все это чрезвычайно неприятно. Мне кардинально не везет с друзьями Котика. Каждый из них превращается чуть ли не в моего личного врага, и наряду с этим сразу же возникает желание стереть этого человека с лица земли. А мне не хочется заниматься интригами. Хотя конечно можно сделать так, что этот телеведущий в ближайшем времени перестанет им быть. Достаточно связаться с нужными людьми и попросить их о небольшом одолжении. Но я придерживаюсь мнения о том, что бумеранги имеют свойство возвращаться. Как бы мне не хотелось сделать этому недомерку плохо, сначала я очень хорошо должен подумать. Не хочу впредь, находясь под влиянием гнева, наломать дров, а потом всю эту кучу сам же и разгребать. А этот будет носиться и верещать, как ушибленная мышь.
- Что-то планеты заехали в какой-то исключительно блядский дом, когда я вынужден знакомиться вот так с нелюдьми, похожими на тебя, - буркнул в спину Курту Шакс, когда тот в очередной раз высказался на тему "Саймон и алкоголь". Но дальше ни слова - казалось, никому из них больше не хотелось не то, что ругаться, а вообще видеть и общаться друг с другом. А поскольку поездки до дому: а) Саймон мог и не перенести в том смысле, что ему могло стать еще хуже и б) к Шаксу домой он мог просто не захотеть возвращаться, то пришлось воспользоваться хатой, которая была под рукой. Но пока Ллойд нес Котика, он думал о том, стоит ли теперь уезжать. Тогда его точно разберут по косточкам, и примирение может никогда не наступить. Кот же в свою очередь слабо обозвал Шакса дураком, и эту фразу прокурор проигнорировал. И так высказал все, что думал, и если перебранка продолжится дальше, то ничем хорошим в первую очередь для модельки это не закончится.
Почему для меня эти отношения с Саймоном частенько заканчиваются какими-то ссорами, нелепыми взаимными обвинениями во всех смертных грехах. И все это направлено на то, чтобы я в очередной раз расстался со своей пассией. Нет, не будет этого, я должен разобраться в том, что я делаю неправильно. Только вот не я один должен прилагать усилия. Хотя с такими друзьями и врагов не надо.
Конечно, сразу успокоиться Шакс не мог, потому что злость все-таки имеет продолжительное действие. Да и понимал он, что как не крути, друзьями они не станут. Если здороваться будут при встрече, и то этот результат будет более, чем положительным. Значит нужно подождать, пока взаимная злость угаснет. И все-таки с окружением друг друга нужно знакомиться не в стрессовых ситуациях. А этот случай в жизни Шакса был уже второй, и как-то третьего раза ну очень не хотелось.
Но вот наконец-то троица достигла квартиры телеведущего. Шакс зашел вслед за Куртом, чуть крепче прижимая к себе свою драгоценную ношу и слегка щурясь от внезапно включившегося света. Но к освещению он привык быстро, а вот Котик зажмурился и уткнулся в плечо Ллойда. Курт же открыл дверь в комнату, почему-то Шаксу сразу подумалось, что именно эта комната принадлежит ему. Парень быстро приготовил пижаму для Саймона и рубашку для Шакса, показал, где находится дверь в ванную и сообщил, что при большом желании Шакс может остаться в одной комнате с Саем. А что насчет секса... Окружной прокурор хотел было вякнуть, что он не хочет подхватить какую-нибудь болезнь, возлегая на чужих простынях, но вовремя прикусил язык и мысленно приказал себе прекращать разборки, как два мартовских кота, которые стоят и орут друг на друга да так, что слышит их вся округа. Вместо этого брюнет кивнул:
- Спасибо! - и зашел в комнату Курта. Насчет принадлежности территории он оказался прав. Мужчина аккуратно положил Саймона на кровать. Ему необходимо было срочно дать какое-нибудь лекарство, но наверное Бэвел и сам разберется в том, какие препараты есть у него дома и чем он может пожертвовать ради Саймона. Ллойд снял с себя испачканную рубашку и повесил ее на спинку стула. По-хорошему ее нужно было отправить в стирку, но это сейчас было совсем неважно. Ну а прежде чем надевать новую рубашку, следовало бы, конечно, принять душ.
Однако пока Курт отсутствовал и было слышно, как он шебуршится на кухне, видимо, в поисках чего-то от алкогольного опьянения, Шакс сел рядом с Саем на кровать, смотря на него с беспокойством. Состояние и у него самого было не из самых лучших: брюнет и стыдился своего поведения, того, что он вытворил, что сорвался на человека, которому и так было плохо с самого утра, что сцепился с его другом... В общем, смешались злость с ненавистью и стыдом. Но поскольку Шакс с огромным трудом признавал свои ошибки и то, далеко не сразу, а спустя какое-то время, то и сейчас он не собирался ни в чем признаваться. Но бестолково молчать тоже неправильно, поэтому Ллойд протянул руку к Котику и, прикоснувшись ладонью к его макушке, сказал: 
- Тебе повезло с друзьями. Одна готова за тебя разбить о меня весь сервиз, другой просто в глотку вцепится, не задумываясь. Но...просто я и вправду не знал о существовании Курта. Я знаю, что ты не обязан мне рассказывать о тех, с кем ты общаешься, а также тем более не обязан знакомить меня с друзьями. Просто...,- он слегка замялся, отведя взгляд, убрав руку и переплетя пальцы, - увидев тебя с ним, я озверел до крайности. Вот и устроил шоу с выстрелами, контролируя себя, но совершенно не думая о последствиях. Прости, если напугал этим, я ни за что бы не причинил тебе вреда. Но вновь получилось так, что вместо положительного знакомства у меня появился очередной, если не враг, то недруг. Ты так беспокоишься за него, - немного печально усмехнулся брюнет, который не мог не сказать о том, что ему это не особо приятно. - Я не хотел всего этого, поэтому если ты хочешь, я уеду.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-10-14 21:37:26)

+2

26

Шакс впервые нес его так на руках. Со стороны они смотрелись весьма забавно, так как Сай явно не был похож на хрупкую девчонку. Его руки крепко держались за напряженную шею прокурора, а ноги, будто бы резиновые поджались до такой степени, что можно было бы списать с Саймона десяток сантиметров. Внутренне Котик чувствовал себя совсем крошечным человеком, которому кроме этих объятий больше ничего не мило. В них ему спокойно и тепло. И не один секс не мог бы пойти в сравнение с таким великодушным поступком по части чувственности. Сердце все еще странно трепыхалось в груди и удары его гулко отдавались в висках. Котик мысленно умолял его прекратить сумасшедшую скачку, так как еще несколько минут и его снова накроет. Удивительно, но сейчас Саймон словно на две части был разделен: одна - физическая, страдала от болезненных и тошнотворных ощущений, чуть ли не вслух голося, что ей адски херово; а вторая - душевная, не могла унять трепета и волнения, из-за которых Сай пусть уже не лил крокодильи слезы, но глаза все еще находились на мокром месте. Маленький шаг на встречу к примирению и возможность и дальше держать любимого человека за руку - кажется Шакс не собирается его бросать. Он умный, у него интеллект пусть и развит в свою определенную сторону, но все же, он способен правильно расставлять приоритеты и поступать по совести. Разве позволила бы Шаксу совесть, бросить Котика лишь из-за того, что между ними развернулась вот такая эпичная сцена? Да, неприятно. Но в жизни не все бывает гладко и нет в ней лишь тех людей, которые будут милы тебе и будут любить тебя, поголовно. Да, возможно после сегодняшней стычки со стрельбой и ядовитыми укорами в сторону друг друга, Шакса и Курта нельзя будет назвать хорошими знакомыми или приятелями, но жизнь на этом не кончается. Не обязательно дружить парами, семьями и иметь одних друзей на двоих. У человека должен быть свой индивидуальный круг общения, в котором ему будет не стыдно поделиться той информацией, которая к примеру смутит его вторую половинку. Секреты должны быть, даже между влюбленными. Какие-то маленькие тайны, совершенно безвредные, но вместе с тем личные.
Единственной оплошностью, которую можно было смело списать в адрес Кота, было его несвоевременное упоминание о существовании лучшего друга. Здесь он основательно облажался, так как наличие у человека лучших друзей не обязано быть тайной всемирного масштаба.
Что поразительно, каждая встреча Шакса с его лучшими друзьями имеет неописуемый колорит, неподражаема каждая по-своему. От таких знакомств добрую долю стресса получали все участники. Но такой вот Саймон неформальный во всем, что даже любимого человека и друзей не в состоянии банально представить друг другу. Обязательно нужно было переругаться и порукоприкладствовать. Эх, жизнь...Как же она все-таки непредсказуемая, и все по нашей вине. Но будь она до тошноты предсказуемой, интерес к ней пропал бы, как пить дать.
Тусклый свет улицы сменился на приглушенное мерцание одной единственной лампочки в подъезде Курта. Наверняка ей скоро должен был прийти конец, вот она и выдавала из последних сил исчерпывающую запасы энергию. Саймон закрыл глаза и глубоко вдохнул в себя воздух заполонивший все пространство. Его здесь было мало и он был спертый. В нем улавливались разномастные запахи, от сладких духов до пыли, которая поднялась от марширующих по лестнице ног двух парней. Сладкий малиновый запах почему-то больше всего был распознан обонятельными рецепторами Котика, которые просто таки с ума сошли. Сейчас он впервые представил себе Дианну с её токсикозом и мысленно воздвиг в её честь памятник. Как?! Как беременные могут терпеть обилие раздражительных запахов и бегать в туалет, чтобы спускать туда все съеденное и недоеденное?! Это ужасно! Это отвратительное состояние, когда тебя мутит от всего и это все, ты ощущаешь с троекратной силой, будто бы у тебя в носу и мозгах открылся завод по испытанию запахов.
Какой кошмар...Чтобы я еще раз пил, да не в жизнь! Какой же я кретиииин, - проклинал себя Кот досадно вздыхая и кривясь от неприятных ощущений, все коварнее подступающих к горлу. Странно, вроде бы в желудке было пусто, а он рвется показаться на свет божий. Интоксикация от алкоголя была для парня в новинку. Как говорится, человек в жизни должен попробовать все, а дальше для себя определится, что ему и как подходит. Сай с уверенностью мог сказать, что алкоголь и он - ребята несовместимые.
- Ооо, мои глаза, - заныл Саймон, когда Шакс внес его в квартиру Курта и тот предательски включил свет в прихожей. Нет, безусловно, Бэвел из лучших побуждений нажал на кнопочку, чтобы любимый мужчина лучшего друга не перецепился по дороге и не уронил такую ценную ношу. От света Саймону стало еще хуже, и он пытаясь спастись от назойливых бликов спрятал лицо в складках рубашки Шакса. Запах Ллойда не действовал на него раздражительно, и это вселяло надежду, что вскоре обострившаяся резко тошнотворная нелюбовь ко всему благоухающему сойдет на нет. Курт открыл дверь в свою спальню, и Шакс внеся приболевшего Котика уложил его на кровать. Почувствовав под собой мягкую убаюкивающую поверхность, Сай даже слегка улыбнулся. Вот такое положение ему почти нравилось, оставалось только на бок перевернуться и утопить лицо в пахнущих свежим бельем подушках.
- Курт, зайка, я буду тебе пожизненно должен за такое обращение. И спасибо, ты мой самый лучший друг, - протянул Котик в ответ на слова друга, когда тот зашел, чтобы оставить для Саймона одежду. Зайке-ведущему действительно цены не было за его старания и все то, что ему пришлось из-за Котика вынести. Он даже гуманно пожертвовал ради Сая своей кроватью и спальней, разрешил остаться новоявленному недругу на ночь, но с сарказмом заметил, что не стоит в его комнате промышлять развратом. Да куда Коту до секса, в его то плачевном состоянии? Тут бы умыться, переодеться и попробовать уснуть. А сексом наверняка он еще успеет заняться, когда настроение у них с Шаксом будет не таким упадническим.
- Тебе повезло с друзьями. Одна готова за тебя разбить о меня весь сервиз, другой просто в глотку вцепится, не задумываясь. - заговорил Шакс, усаживаясь рядом с Котом и гладя его по голове. Котик лишь утвердительно кивнул, так как своих друзей считал самыми лучшими не смотря на всю их амбициозность и колорит. Рука потянулась за рукой Шакса и крепко стиснула её. Сай дослушал любимого мужчину до конца, и лишь после долгой паузы решился ответить:
- Они мои лучшие друзья. А ты мой любимый человек. Между вами всегда будет огромная разница. Вы не обязаны любить друг друга из-за меня, лучше будьте сами собой. Я люблю вас всех, но любовь моя разная, Шакс. Тебе ли не знать, у самого есть лучшие друзья. Объяснить это все сложно. Да и думаю не нужно. А когда любишь, вполне природно беспокоится о дорогом тебе человеке. И не нужно тем самым пытаться мерить мою любовь, по совершаемых мною поступках или сказанных словах. Ты должен быть уверен в моих чувствах к тебе. И в себе не сомневайся, милый. Я был не прав, что не сказал тебе о Курте. И о Дианне. Только с Игритт у вас знакомство прошло не так экстремально. Но знаешь, могу тебя заверить. В моем списке лучших друзей больше нет свободных вакансий. Поэтому больше не будет между нами таких странных эпиков, из-за которых мы все не свои. Прости, что заставил переживать. Я люблю тебя и не хочу, чтобы ты уезжал. Будь рядом. Потому что...- Котик поднялся и сел на кровати опустив ноги на пол. Схватившись за голову, которая резко пошла кругом, Сай мучительно простонал.
- ...просто будь и все.

+2

27

После непродолжительного копания в аптечке, Курту все же пришлось признать, что степень его осведомленности в плане первой помощи при сильном алкогольном опьянении, оставляет желать лучшего. Максимум, на что он был способен - это прочитать название таблеток на коробочке и написанное под ним какое-нибудь сложное медицинское слово вроде "спазмолитическое", которое служило ему подсказкой. Голос сестры прорывался через громкие звуки музыки на заднем плане - похоже на какой-то клуб. Бэвел кратко описал ситуацию с Котиком, после чего грохот стал тише (наверное, Мери вышла куда-то) и он во всех красках выслушал от сестры, какой он идиот. Рассказывать о том, что в него еще и стреляли парень не стал, иначе Меридит сейчас же сорвалась бы с места и рванула убивать Шакса. Такое продолжение и без того веселого вечера им было не нужно. Он оставит эту "забавную" историю до лучших времен. Когда срок давности пройдет, и можно будет сказать, что это было давно и неправда.
После непродолжительного диалога с Бэвел-младшей, Курту стало казаться, что его сестренка втайне от него посещает какие-нибудь медицинские курсы. Либо уже натренировалась на нем самом. И если бы это действительно было так, ему, похоже, должно быть стыдно. Мери быстро задавала короткие вопросы о состоянии Саймона. Ведущий старался отвечать как можно точнее, но, к сожалению, он был не в курсе, ел ли сегодня что-нибудь Сай или как он переносит те или иные препараты. Недолго подумав и сложив в своей голове общую картину состояния пациента, девушка быстро начала выдавать Курту такую тучу информации в стиле "Если это, тогда делаешь вот это.  А если вот так, то поступаешь таким образом", что тоже не самый трезвый мозг Бэвела немножко подвис. Он быстро рылся на полках под аккомпанамент голоса сестренки, стараясь не запутаться в том, что и куда нужно добавить и когда и при каких условиях дать несчастному.
- И ты делаешь это каждый раз, когда я пьян? - шокированно пробормотал Курт, доставая с полки соду.
- Ты так не нажираешься. У тебя организм легче это все переносит. Не знаю почему. Особенности, - бросила Мери, переходя к описанию сопровождающих лечение телодвижений, которые должен проделать Курт. В финале своей триумфальной поучительной лекции девушка сообщила, что будет дома завтра вечером, потому что обещала помочь подруге убраться - ага, значит, не клуб, а просто у кого-то из подруг внезапно нарисовалась пустая "хата" - и пропев "Хорошо вам повеселиться, алкашики", повесила трубку. Парень расставил на небольшом подносе все, что велела ему смешать, наколотить и измельчить сестренка и двинулся в сторону комнаты.
Подслушивать, конечно, нехорошо, но Бэвел этим и не промышлял. Просто входить в такой трогательный момент было бы просто некрасиво. Ничего особенно нового он и не услышал. Курт считал, что действительно крепкие отношения должны строиться на обоюдном доверии, которого, похоже, ни с той, ни с другой стороны не наблюдалось. Эх, этой парочке еще работать и работать. Хотя, возможно, Курт, у которого самые длительные и стабильные романтические отношения длились примерно нисколько, плюс-минус два дня, слишком все идеализировал. Но все же Курт не очень понимал, почему Кот должен извиняться за то, что оставил своих друзей в секрете. У каждого есть своя частная жизнь. У Бэвела своих маленьких секретиков пруд пруди. Взять хотя бы довольно крупную тайну в виде Эллиса, о которой знала только сестра (и то только потому, что однажды застала Хоббита, ранним утром смывающимся из квартиры коллеги и не ожидавший того, что в четыре утра Мери вполне может бодрствовать и бродить по коридору с чашкой кофе) и Саймон (из-за того, что в какой-то момент Курту просто нужно было поговорить с кем-то, кто поймет, предварительно взяв с друга обещание, что он никому об этом ни слова не скажет). Будем надеяться, что эта ситуация их хоть чему-нибудь научит. Пусть поворкуют немножко. Пока Котика не накроет очередной приступ тошноты, конечно. Черт, это было бы печально.
- Так, голубки, - пробормотал Курт, задом вползая в комнату, - простите, что прерываю, но мне нужно выполнить всю ту гадость, которую обычно проделывает со мной сестра, если я приползаю домой не в кондиции. И не надо грязных инсинуаций, это бывает довольно редко, - Бэвел развернулся с подносом в руках, - Так, тебе вообще-то нужно лежать, - строго скомандовал Курт, ставя свою ношу на тумбочку у кровати. Парень распахнул окно, как велела сестра и в комнату ворвался ночной прохладный воздух. - О, а я всегда думал, почему, когда я просыпаюсь с похмелья, мне так холодно. И тебе лучше одеться, - Курт посмотрел на прокурора, - Тут северная сторона. Воздух холодный. Не хватало еще, чтобы ты слег с бронхитом, и я буду виноват еще и в этом. А медсестра из меня отвратительная.
- Итак, самое отвратное, - Курт поднял с подноса стакан с мутновато-бело-прозрачной жидкостью, - Не спрашивай, что там, это тайное средство моей сестрицы. Тебя может вывернуть еще раз, и если желудок пустой, то вывернет водой. И тогда я перестану тебя мучить этой гадостью. Если нет, будем продолжать экзекуцию. - Курт отдал стакан брюнету, - Пои несчастного, - и притащил из ванной давно забытый таз, который хранился там на случай запойных ночей. - Чтобы не таскать тебя каждый раз в ванную, - пояснил парень, ставя его рядом с кроватью. - Ничего, мы еще сделаем из тебя заправского пьянчугу, - хихикнул Курт, но осекся, взглянув на прокурора, - Да шучу я, не напрягайся. Если все пойдет хорошо, далее по программе будет чай с лимончиком. Спиртом разведенным я тебя поить не стану, хотя он и помогает. И в итоге здоровый крепкий сон. - Кажется, ничего не забыл. - А мне не помешал бы коньяк от нервишек, - вздохнул парень.

+2

28

Шакс буквально разрывался между двумя чувствами: здравым смыслом и гордостью. По нему ясно было понятно, что он сожалеет обо всем случившемся, но признаваться в своих ошибках или извиняться за свое поведение не желает ни в какую. Возможно все это придет позже, но не будет ли поздно потом? Вовремя сказанное слово тоже очень важно. И порой мы не успеваем сказать что-то нужное человеку, с которым у нас произошло недопонимание, ссора, и повиснет сей нюанс очередным тяжким грузом на карме.
Ллойд также выслушал Саймона внимательно и не перебивая, пытаясь проанализировать каждое слово. безусловно, во многом Котик прав. Но, как известно, сколько веревочке не виться, а конец все равно будет. И любой, даже самый страшный, казалось бы, скелет, готов вывалиться из пыльного шкафа в самый неожиданный момент. И тогда все будет примерно так, как случилось сегодня. Если не хуже. окружной прокурор тяжело вздохнул и перевел взгляд с Саймона куда-то перед собой.
Да, знакомство с двумя из лучших друзей у него прошло просто отвратительно. Конечно, не хотелось бы остаться врагами до конца дней своих, но почему-то иначе не получается общаться. Шакс попросту ненавидел Дианну, у него возникало непреодолимое желание свернуть ее тощую шейку и лишний раз встречаться с этой крашеной фурией брюнет не хотел. Что же касается Курта, то и здесь ситуация была совершенно непрозрачной - подозрения в измене, да и на будущее возможные попытки переманить Саймона на свою половину поля... Шакс не знал, есть ли кто-то у телеведущего, да и не хотел знать. Пока злость не уляжется, о примирении нечего даже и думать. Хоть эта самая злость и дурная.
Почему-то я всегда думал, что я довольно-таки быстро нахожу общий язык с людьми и могу расположить их к себе. Но последние знакомства с лучшими друзьями Кота показали, что либо я какой-то не такой, либо люди мне встречаются такие, которые дальше своего носа не видят, а считают себя чуть ли не богами. Хотя в случае с Дианной она получила агрессию на агрессию, высказанную в отношении меня. А вот с Куртом получилось с точностью до наоборот. Порой первое впечатление о человеке бывает самое что ни на есть правильное, и как ни старайся, изменить его не получится. Как, например, в ситуации с Дианной. Только вот не понимает она, что как бы ни старалась, отдалить меня от Саймона, у нее это не получится. Если только я сам не решу прекратить с ним все отношения. Как я хотел это сделать сегодня... Думаю, что она была бы очень рада этому. А вот что делать с этим телеведущим, я пока не придумал. Но почему-то мне кажется, что, несмотря на его длинный язык, он гораздо умнее, чем эта крашеная курица.
- Понимаешь, Саймон, тут ситуация просто настолько, казалось бы, прозрачная, но и непроста она с другой стороны. На самом деле в каждой ссоре виноваты оба. И я просто хочу, чтобы ты знал - я на самом деле забыл о сегодняшнем дне, поэтому так опрометчиво пообещал тебе провести его только с тобой. То, что я не позвонил тебе, тоже каюсь, я не присел за весь день и ничего не ел, попросту не успел. Но это все ерунда, отговорки с моей стороны могут быть бесконечными, и правдоподобными они для тебя явно не покажутся. Мы с тобой обсудим сегодняшнюю ситуацию, но только не здесь, - Ллойд покосился в сторону приоткрытой двери. За ней слышалось, как Курт разговаривает с кем-то по телефону. Видимо, спрашивает, что делать с захмелевшим товарищем. - Я не уеду. И на будущее просто постараюсь ничего не забывать. Просто мне был неприятен тот факт, что я и правда ничего не знал о твоих друзьях. да, ты не обязан мне ничем. Но я стараюсь рассказывать о своих, чтобы потом не возникло вопросов - а кто они тебе: бывшие, друзья, товарищи, с которыми у меня секс по дружбе и так далее. Но тем не менее я прошу прощения за свою дурацкую выходку. Такого больше не повторится.
Интересно, и как я еще руки распускать не начал? Трещит по швам мое хваленое самообладание. И эти трещины уже никаким клеем не склеить.
Возможно Шакс сказал бы еще много чего Саймону, а возможно и нет, поскольку видел, что парню и без него хреновато. А вот Курт тем временем прервал их беседу, занося в комнату поднос, на котором красовался стакан с какой-то мутной жижей. Шакс прищурился - внешне смотрелось отвратительно. Он уже представлял себе, каково сие зелье на вкус. Парень быстренько скомандовал, что и кому нужно сделать, прокурору же не очень хотелось надевать рубашку, не приняв душ, но как только он за секунду продрог до костей, когда Курт открыл окно, то все-таки решил одеться, молча кивнув парню. Застегнувшись на все пуговицы, он взял с подноса стакан и вручил Саймону.
- Крепись, алкашик, и пей залпом, не принюхиваясь, - судя по отзывам Курта, Кота должно снова выернуть. Брюнет покосился на Бэвела. - Экзекуцию, говоришь? А в твоей родне случайно инквизиторов не было? Хотя лучше выпить эту... жидкость и очистить желудок, чем потом попасть в больницу с алкогольным отравлением.
На всякий случай он подвинул поближе к Саймону таз, в очередной раз призвав его к тому, что нужно пить "лекарство". Дополнительно сообщил, что при необходимости они оба отвернутся, хотя чего стесняться, тут уже каждый свой в доску, судя по всему. После вспомнил, что Курт заикнулся о коньяке и согласно кивнул.
- Я бы тоже не отказался, а вот ты тоже ведь пил. Не в одиночку же Саймон насыщался алкоголем. Не боишься, что у тебя внутри будет ядреная смесь и лечить от похмелья я буду уже вас обоих? Медсестра из меня еще хреновее тебя, - в кармане завибрировал телефон, это звонила помощница поинтересоваться, как там у них со второй половинкой дела. Ллойд увидел ее имя на дисплее, фыркнул и дал отбой. Еще не хватало сейчас с ней объясняться.

Отредактировано Shax Lloyd (2014-10-20 12:52:48)

+2

29

Сейчас Котик уже мало что понимал из сказанного Шаксом. Его мозг начал работать исключительно на переваривание информации поступающей из собственного организма. Желудок посылал ему мучительно навязчивые сигналы SОS, а в голове звенело так, будто бы туда запихнули все существующие ударные инструменты и кто-то такой бесстыжий тарабанил по ним вовсе не мелодичную композицию. Хотелось блевать, вот простите, но кроме этого желания у Сая пока не было других. Отдаленно быть может он и хотел поскорее лечь на боковую и уснуть до утра, наивно полагая, что таким образом избавиться от всех своих временных бед. Но организм человека штука хитрая. Он на время затихнет, затаится, чтобы потом вновь нежданно-негаданно обеспечить своему хозяину натуральные муки ада за совершенный грешок. Поэтому Саймон Котик дитя наивное, не более, раз надеется на какой-то легкий исход своей первой попойки. Он даже подумал было, что нужно было другие методы задействовать для успокоения своей затравленной до слез душонки, а не те, к которым привык его лучший друг. Но человек находящийся в состоянии стресса или депрессии мало заботится о последствиях, которые сваливаются на его больную голову. А какой больной у Саймона была голова, тут уж не поспоришь. Поэтому он сейчас откровенно страдал. Страдал в себе и страдал на публику, потому как по другому не мог. Ему было отвратительно собственное положение. Было стыдно перед Куртом, за то, что ему приходится сейчас выдумывать варианты оказания экстренной помощи погибающему и вообще за всю эту ситуацию. Он увидел и услышал слишком много, и возможно Котик упал в его глазах, а это просто скверно! Стыдно перед Шаксом. Но стыдно лишь за несвоевременное предупреждение о наличии в жизни Кота еще одного экспрессивного друга и за испорченную рубашку. Больше не за что. И зря сейчас Шакс говорит, что Кот ему ничем не обязан. Не окажись на том судьбоносном показе прокурора, кто знает, сколько бы еще Кот вел разгульную жизнь и тихо страдал бы от неразделенной любви к своему гетеросексуальному терминатору менеджеру, которого Шакс тогда так героично поставил на место. А потом было еще множество случаев, за которые Котика можно было бы окрестить вечным должником прокурора. В первую очередь, Саймон был обязан Шаксу своей любовью к нему, что ему удалось открыть впервые свое сердце без страха быть отвергнутым. Так что пусть мистер прокурор не голословничает и не находит себе ненужным оправданий. 
- А я как видишь успел только напиться...- протянул Сай, сгибаясь пополам и прижимая руки ко рту. Наглая ложь! Позвонить или хотя бы смс отправить можно было бы, если бы гордость не сжимала и без того стальные яйца. Котик и вправду не верил не единому оправданию Шакса. Лучше бы он просто извинился и закрыл тему, чем продолжил дальше выставлять себя отчасти жертвой. А Ллойд умел говорить так, чтобы не прямо, а с отдаленным тонким намеком на толстые обстоятельства.
- Надеюсь, что в этом обещании ты не будешь опрометчив. - прямолинейно процедил Сай, глядя на прокурора прищурившись от неприятных ощущений во рту и...Да они везде были!
И тут уединению Котика и Шакса помешал Курт, разрушая нависший гнетущий занавес своим радушием и желанием помочь во чтобы то ни стало. Впрочем Котика не совсем порадовал рецепт быстро протараторенный зайкой ведущим, который якобы и его спасал от состояния не стояния. Увидев стаканчик с мутно-белой жидкостью, Саймон начал хаотично размышлять, что такого могло быть в нем намешано. Но гадать можно до скончания века, пока не попробуешь противоалкогольную смесь на вкус. Впрочем Кот все что угодно готов был сейчас выпить, лишь бы избавиться от всех тех гадостных ощущений, которыми его наделила экзотическая пина колада, мать её! Единственное, что смущало Кота в этой процедуре, это нехитрое приспособление принесенное Куртом из ванной и возможность еще раз наглядно показать Шаксу и лучшему другу, как это живописно и эффектно, когда кто-то блюет. Мерзость!
- Я стесняюсь, - выдал Котик страдальчески прикрыв глаза свободной от стакана рукой и отворачиваясь от экзекуторов. Шакс ему учтиво таз подставлял и вместе с Куртом уговаривал не ломаться, мол они отвернуться. Но кажется их давление только усиливало нежелание Саймона стать наглядным пособием того, как люди опорожняют желудок через рот. То, что он на улице случайно облевал Шакса было не в счет. Эффект внезапности, не более. А тут на тебя смотрят две пары пытливых глаз и еще что-то тебе приказывают. Пей! Блюй!
- Дайте я сам в ванной все сделаю! Я не хочу, чтобы вы смотрели, - Саймон вырвался из плена парней пока они разбирались в вопросе кто и что будет пить после реабилитации Котика, и какова кондиция Курта. Сая хорошо качнуло в сторону, он чуть было не выплеснул содержимое стакана на пол, но удивительным образом и капли не пролилось. В положении стоя Котик чувствовал себя еще более отвратительно. Словно ему голову некрепко прикрутили, и она того и гляди отвалиться и покатиться под кровать. Он залпом осушил сделанное Куртом снадобье, которое имело странный солоноватый привкус смешанный с мелом, вытер губы и вручив стакан подскочившему следом Шаксу, юркнул в ванную и захлопнул дверь. Единственным свидетелем его позора станет белый друг. Ну и отражение Котика в зеркале, которое привыкло в основном видеть милые рожицы Бэвела. Сай поднял крышку унитаза, и посмотрел на его идеально чистые белые стенки. Минут пять он гипнотизировал воду в нем, пока его не накрыл рвотный позыв, заставивший буквально с ног свалиться и прилипнуть к холодной керамике. Пока шел процесс, Сай с ужасом думал, что еще чуть-чуть и он выплюнет наружу свой желудок, в котором кроме воды уже ничего не было. Но навязчивые позывы не проходили, и Кот так напрягался, что у него глаза наливались непроизвольно слезами и где-то внутри сосуды лопнули и кровь слегка пошла. Во рту было очень горько и ощущался металлический привкус крови. Голова по-прежнему кружилась и сознание как-то помутившись, начало прыгать между реальностью и прострацией. Не было больше никаких сил стоять вот так на коленях и держаться за белого друга познавшего часть внутреннего мира Саймона. Не было сил не на что. Сай дотянулся до двери и открыл её.
- Кажется я умер. - сипло проговорил Кот, сидя на кафеле и смотря на Шакса и Курта красными от полопавшихся сосудов глазами. Осталось сделать селфи снимок и выставить его в инстаграмм, чтобы фанаты Котика узрели, каким может быть их идол.

+2

30

Курт прекрасно понял то, как недоверчиво покосились на стакан оба его гостя. Его реакция была такой же, когда Мери впервые выдала ему это антипохмельное снадобье. Кто знает, где она его откопала, а может даже придумала сама, но после того, как пару раз хряпнешь этой адовой штуки и переживешь последствия ее действия, невольно задумаешься о том, стоит ли пить снова вообще когда-нибудь или, если очень уж хочется, просто выучить свою норму и довольствоваться малым. Парень даже предлагал сестре запатентовать эту жидкость и открыть клинику по борьбе с алкоголизмом, на что Мередит лишь называла брата идиотом и просто тихо, как мать Тереза, спасала всех захмелевших друзей целебным снадобьем.
- Он прав, лучше выпить одним глотком, и забыть, как ночной кошмар. Хотя такое вряд ли когда-нибудь забудешь, - кивнул Курт. Почему-то ему неуловимо нравилось командовать. Вон, даже прокурор послушался и оделся. Не то чтобы Бэвел был против полуголого мужчины в своей спальне, но такое он мог позволить только себе и одному невыносимому кудрявому монстру, который сейчас находился на другом конце города и наверняка уже дрых в обнимку со своей собакой. Ведущий бы сейчас с удовольствием позвонил ему и устроил веселое "Проснись и пой". Что может лучше поднять настроение, чем шипение и ругательства ненавистного коллеги? Но отложим это на потом. Сейчас у шатена были более важные дела. Он повернулся к прокурору и усмехнулся. - А в моем роду были исключительно отзывчивые и добрые люди. Может, я вообще потерянный в младенчестве наследник королевского престола Великобритании. Хотя там у нас тоже были паршивые овцы. Но не суть. В любом случае, тебе придется свыкнуться с мыслью, что, в принципе, я очень милый человек, когда в меня не стреляют, - ведущий непринужденно пожал плечами. Ну правда ведь. Все, кто не угрожал его жизни, всегда отмечали, что Курт исключительно доброжелательный человек, а его периодические вспышки язвительности и отсутствие костей в языке - это лишь издержки непростой профессии. Так не считал разве что Эллис, но там были свои причины, до сих пор непонятные Курту, потому что объяснений, звучащих иначе кроме как "Ты меня раздражаешь" Бэвел не получил и со временем забил на это. Эверетт был просто исключением из общего правила, либо выпендривался. И ничего больше.
- Было бы чего стесняться, - фыркнул Курт. Да, блевать в тазик противно, особенно когда тебя видят. Но куда деваться в подобной ситуации? Поэтому Бэвел лишь хихикнул в кулак, когда брюнет пообещал любимому отвернуться, когда тот будет чистить организм. Вот уж фигли. Если бы Курт не чувствовал себя хотя бы немножко виноватым, он бы исподтишка уже снимал сие действо на камеру. Не для профессиональных целей или какого-нибудь шантажа, а для своего личного архива. Чисто поржать на досуге. Курт был уверен, что у его ближайших друзей в закромах родины валяется парочка подобных компроматов на него, которые никогда не увидят свет, но позволяют одним своим существованием лишний раз надавить на Курта и выпросить на потаскать очередной шарфик от Шанель.
- Тогда я мог бы, пожалуй, сохранить верность виски, - задумчиво протянул Курт. - К тому же, если я буду валяться тут трупом, под утро должна объявиться мой личный доктор, который способен лечить похмелье тысячей способов различной извращенности. - Краем глаза Курт проследил за прокурором, доставшим из кармана телефон. Если он сейчас опять ускачет по работе, то можно считать, что все старания можно смело смыть в унитаз. Но мужчина благоразумно сбросил звонок, дав Курту спокойно выдохнуть и не бояться того, что завтрашний день вполне может стать второй частью Марлезонского балета.
Бэвелу показалось, что они с прокурором синхронно задержали дыхание, когда Котик резко встал с кровати и одним махом осушил стакан. Лишь бы не рухнул в процессе, а то вдобавок ко всему еще и голову разобьет. К его большому удивлению, Сай удержался на ногах и даже нашел в себе силы ускакать в ванную настолько быстро, насколько позволяло его состояние. - Ну что, теперь все зависит от его организма. Надеюсь, он не будет долго мучиться. Черт, прозвучало как-то неправильно. - Курт уставился на запертую дверь ванной и продолжал говорить, не отвлекаясь от созерцания темно-коричневого дерева. - Слушай, что бы ты там обо мне не думал, я забочусь о Саймоне. Он - единственный, кто понимает, с чем я сталкивался каждый день своей жизни, и я очень дорожу им. И да, с алкоголем опростоволосился, признаю. Но я правда хотел, чтобы он просто перестал себя накручивать и носиться ураганом по квартире, сметая все на своем пути. - Курт засунул руки в карманы, принявшись мерить шагами комнату. Из-за двери послышался характерный звук, и Сая стало жалко даже больше, чем раньше. Отвратительная процедура. А Котик худенький, слабенький. Черт, Курт реально подгадил сегодня лучшему другу.
- Нет, дорогой, если бы ты умер, ты чувствовал бы себя гораздо лучше. - сочувственно вздохнул шатен. Он молча помог прокурору поднять и умыть совсем ослабевшего Саймона. Зато теперь самое ужасное осталось позади и остались только мелочи. Бэвел расстелил постель, кивнув брюнету, чтобы укладывал модель и еще раз подавил в стоявшей рядом с теперь уже пустым стаканом большой чашке чая внушительный кусок лимона, выдавливая из него как можно больше кислого сока.
- Очень сладко и очень кисло, - словно извиняясь произнес Бэвел. - Но от этого должно пропасть ощущение, что ты подыхаешь.

+1

31

К удивлению Шакса Саймон ускакал в ванную комнату с весьма приличной скоростью. Как-то даже на пьяного похоже не было. Окружной прокурор только головой покачал в ответ на заявление Саймона о том, что он стесняется. Нет, брюнет, конечно, понимал, что зрелище блюющего человека не самое приятное, но вроде бы все люди и что естественно, то не стыдно. И вот они остались с Куртом практически наедине, не особо-то и смотря в сторону друг друга. Хотя чувствовалось, что каждый из них ощущает часть своей вины за то, что произошло. Вина Шакса была несоизмеримо больше, однако же и Бэвелу тоже было не совсем комфортно.
Говоришь, что ты довольно милый, когда в тебя не стреляют? Не зная тебя, смею в этом усомниться, ну да ладно. Нас же никто не заставляет общаться в дальнейшем. Но и собственные мысли о страшной и ужасной мести я пока воплощать в жизнь не буду. Кто знает, как дальше обернется жизнь и кому-то вполне может потребоваться помощь. Не факт, что мне но и не факт, что ему. Но чем черт не шутит. Врагом себе заиметь всегда можно запросто, а вот друзей найти, к тому же таких, которые тебе верны будут по гроб жизни, очень и очень нелегко. Надеюсь, что Кот не ошибся в своем выборе друга, и как он выразился, лимит на этом исчерпан. Ну а в моем случае, наверное будет так: друга держи близко, а врага еще ближе. Но мы с Куртом не враги...
- Если ты будешь валяться тут трупом, я буду виноват, как единственный трезвенник среди вас, - как-то невесело улыбнулся Шакс, который все-таки решил подать голос. Потому как молчание, конечно, золото, но не в данной ситуации. Да уж - прекрасно будет, когда один будет отсыпаться после бурно проведенного дня, а двое других продолжат пить. Точнее, продолжит один. а второй составит компанию. Прекрасное окончание вечера - напиться вместе с тем, кого совсем недавно желал убить самыми извращенными способами! Вон как жизнь обернулась... Ллойд задумался над этим и ухмыльнулся, потом все-таки встал и повернулся к Курту, который, слушая звуки, доносившиеся с ванной комнаты, нервно мерил шагами комнату. и Шакс понимал почему - в ванной словно кого-то пытали. Но все-таки нужно оставить Кота одного, как он и просил. Не выламывать же дверь ванной в конце концов.
- Я вижу, что ты заботишься о нем, - Ллойд вновь заправил выбившуюся кудрявую прядь волос за ухо; жест был несколько нервным, но привычка - вторая натура. - Ты тоже вполне можешь не поверить тому, что я скажу, но я на самом деле крайне спокойный человек, и вывести меня из состояния равновесия очень сложно. если бы я психовал каждый раз подобным образом на судебном заседании, меня давно уже уволили к чертям. Но вот почему-то сегодня, увидев вас вместе, я озверел. Ну и решил поиграть на ваших нервах, что с успехом осуществил, - Шакс снова посмотрел в сторону ванной комнаты каким-то грустным взглядом и тяжело вздохнул, прекрасно осознавая глупость своего поступка. - Но я могу тебе сказать одно точно - я никогда бы не причинил вреда Саймону. И уж тем более не решился на убийство. У меня есть другие варианты мести, и они гораздо хуже убийства, за которое можно себе испортить жизнь.
Может быть стоит помириться с ним? Вот сейчас произошло своеобразное признание в том, что в случившемся вина каждого присутствует. И мы все это прекрасно понимаем. Хочется забыть о сегодняшнем дне, как о страшном сновидении. Однако ночь придется провести тут, одного Саймона я не оставлю, да и самому нет смысла куда-то уезжать уже. Если бы я решил уехать, то делать это нужно было еще тогда, когда мы находились на улице.
Но прежде чем Шакс успел еще что-то сказать, как дверь ванной распахнулась, и на пороге возникло чудное видение в виде сидящего на кафеле и шатающегося Котика, который бы еще чуть-чуть и рухнул. Поэтому Ллойд почти что опрометью метнулся к нему, поддерживая, чтобы тот не упал. Если еще ударится головой, то вообще будет финиш - черепно-мозговая травма и так дает о себе знать в виде частных головных болей, еще не хватало ухудшить и без того подпорченное алкоголем здоровье.
- Так! Отставить разговоры о смерти! Ишь чего удумали оба! - зашипел брюнет, осторожно поднимая Кота и с помощью Курта ведя его к умывальнику. Пока парень держал своего друга, Шакс аккуратно умыл его мордашку, вытер полотенцем, и парни повели обессилевшего Саймона обратно в комнату. Бэвел расстелил постель, куда впоследствии был уложен Кот и протянул модельке стакан с предварительно отжатым туда лимонным соком. Шакс же сел рядом с Саем, следя практически за каждым его движением.
- Думаю, что его желудок уже избавился от всей той алкогольной гадости, которой он себя напичкал сегодня. Думаю, что ему нужно теперь пить как можно больше чистой воды, а наутро видно будет.
Надеюсь, его не придется везти в больницу, а то Роданна нам обоим выскажет все, что она о нас думает. А мне как-то не очень улыбается ругаться с лечащим врачом своего парня. Одни нервы, черт побери. Точно нужно выпить, чтобы хотя бы немного расслабиться.
Но о наличии у телеведущего дома выпивки Шакс решил уточнить немного позже, когда Кот заснет. Поскольку если он застукает своего возлюбленного и лучшего друга, сидящих на кухне и что-то распивающих, то будет весьма удивлен, ну это как минимум. О том, что все же необходимо прийти к примирению, прокурор тоже не забыл. Но пока что он только лишь поглаживал по голове Сая, ощущая то, какой у него горячий лоб и какая у него самого холодная рука.

+2

32

Если бы над Саймоном совершили групповое изнасилование, ему наверняка было бы куда легче, чем сейчас. Впрочем Кот никогда не участвовал в оргиях и не знал как это, когда тебя трахают во все дыры и сверх того. Но в мозгу человека получающего кайф от секса, наверняка хотя бы раз в жизни всплывала мысль и даже низменное желание вступить в половой акт не с одним и даже не с двумя партнерами сразу. По большому секрету, Котик когда-то фантазировал на эту извращенную тематику, хотя ни разу не решался уступить животной страсти. Он мальчик умный и инстинкт самосохранения в основном его редко подводит. Хотя сейчас он его подвел под такой монастырь, что блевал Саюшка дальше, чем видел. И одно дело закрыть глаза на свои предрассудки и даже скрытые страхи, другое дело, взять и натрескаться так, что теперь он даже под угрозой расстрела не пригубит дьявольскую жижу. Алкоголь - зло! Вот честно и без обид. Все любители надраться или же, как это модно говорить в светских кругах - вкусить по-культурному качественный алкоголь (а в народе пойло), пусть идут лесом через речку и глухую чащу, и пусть их там загрызут стая сумасшедших бобров ростом с человека...Котик ненавидел себя за совершенную ошибку. Это даже слабостью назвать нельзя, ведь слабость к алкоголю можно испытывать в тех случаях, когда тебя неумолимо тянет выпивать день ото дня. А у Котика были иные мотивы, которые впрочем разошлись с его физическими возможностями. На лицо алкогольное отравление. И слава Богу рядом с ним сейчас любимый человек и лучший друг, которые не оставят модельку помирать от его первого в жизни алко треша.
- Ты как всегда глаголишь истину, хотя далеко не младенец...- протянул Саймон в ответ на замечание Курта. Парни подскочили к нему мгновенно поднимая с пола. Странно, как человека может вымотать наличие этилового спирта в крови и продолжительный акт испражнения желудка. Котику казалось, что ног у него вообще не существует, как впрочем и рук, которые слабо цеплялись то за Шакса, то за Курта, которые тут же принялись умывать приторможенное создание, коим являлся Кот. Ладонь Шакса совсем не ласково сейчас полоскала лицо модельки, каким бы аккуратным он не пытался быть. Даже удивительно, ведь в основном прикосновения этих рук всегда были нежными, несмотря на всю их силу и мужественность. Впрочем Саю было наплевать на совсем неуместные ласки. Сейчас главное привести его хоть немного в себя и холодная вода, которой обливал Котика Шакс, действовала весьма положительно. Она возвращала Котика в такую жестокую реальность, в которой парень стал заложником обстоятельств, и вместе с тем отвлекала от раздирающей вески головной боли. Меньше всего Саймон хотел сейчас снова оказаться в больнице, и уж тем более в таком ничтожном положении. Это последняя низость, на которую он пошел бы в своей бурной жизни. Хотя унизился он уже прилично. И стереть бы с памяти любимого и лучшего друга это сумбурное событие, так к сожалению человечество еще не придумало прибор на манер того, которым пользовались люди в черном из одноименного фильма. А было прекрасно иметь такую штучку, которая лишала бы человека ненужных воспоминаний от которых жизнь его только приукрасится. Но мы живем в обычном и непримечательном мире, детка! Мы заложники чертового реализма, который уже в печенках сидит и давит на голову хуже, чем атмосферное давление во время взрывов на Солнце.
- Голова болит...- процедил сквозь стиснутые зубы Кот, когда Шакс подвел его к кровати. Курт быстро расстелил постель, и от вздернутых покрывал слегка влажного лица Котика коснулся легкий ветерок. Сай не мог долго стоять на ногах, от такого положения слабость усиливалась, а головная боль просто съедала мозг. Удивительно, как только не лопаются сосуды от такого напора, или же это все глюк и на самом деле у Кота ничего не болит? Ну да - как же! Сай не был шизофреником, который не видит разницы между реально существующими ощущениями и игрой разума внушающей человеку то или иное состояние. Кто знает, не будь у него в анамнезе ЧМТ, возможно он не страдал бы так, как сейчас. И пусть простят его близкие люди, которым приходится возиться с Котом, как с детем малым - умывать его, носить его, укладывать в постель и чуть ли не с ложечки выпаивать сладким чаем с лимоном, который к слову Сай очень любил пить по литру за вечер...Но вот такое он недоразумение, с которым приходится иметь дело и любить его таким, каким он есть.
- Ловлю тебя на слове. - несколько укоризненно просипел Сай, своим осиплым голосом. - Или же я все-таки воспользуюсь той пулей, которую мне с любовью вручил мой мужчина. Пристрелишь меня, м? - Котик обхватил горячую кружку обеими дрожащими руками, и повернув голову к прокурору не менее укоризненно посмотрел на него. Новый этап начался. Мы приходим в себя и начинаем кроме себя, искать виноватых вокруг. Язвить, плеваться желчью и поедать глазами, словно желая проглотить заживо, но с мучениями. Но Котик все-таки в первую очередь ненавидел себя, поэтому совесть не позволяла ему еще в чем-то упрекать как Шакса, так и Курта. Каждый из троицы был по-своему виноват, кто-то больше, кто-то совсем на мизер. Но...Что случилось, того не обратишь вспять, как и время утекшее сквозь пальцы. Так что, пьем потихоньку кисло-сладкий чай и утихомириваем всеми возможными силами внутреннюю боль навязчиво кусающую то голову, то желудок, то сердце.
Что сказать, заботливо сделанный Куртом напиток утолил рвотные позывы и желудок Сая хотя бы не рвался наружу. Голова болела и кружилась, поэтому как только Кот допил чай, он отдал чашку другу и залез с головой под одеяло, сворачиваясь в позу зародыша. Его трусило непонятно от чего, но закрыв глаза, Саймон медленно погрузился в поверхностный сон. Странный, тревожный сон. Но когда он проснется и станет прежним, он обязательно скажет спасибо за заботу Курту и Шаксу, а еще...что он их любит. Каждого по-своему, совершенно разной любовью!

+1

33

Естественно, Курт не собирался сваливаться в пьяное беспамятство в то время, как в его доме были гости. Особенно тогда, когда один из этих самых гостей сам представлял из себя в данный момент результат работы американской лесопромышленности. В простонародье - бревно. Саймона было откровенно жаль. Слабенький организм модели явно не был подготовлен ни к пытке алкоголем, ни к процессу выведения этого самого алкоголя из организма. Бэвел ощущал через запертые двери ванной то, как сильно тельце Котика ненавидит его в данный момент, даже если сам парень никогда в этом не признается. Кажется, после всего того, с чем они сегодня столкнулись, Курт сам будет отгонять друга от бара поганой метлой. А еще ведущий больше никогда, никогда-никогда не будет давать кому-либо советы о том, как бороться с печалькой, вызванной проблемами в личных отношениях. Отмолчится или сбежит. Да, какое-то время побудет плохим другом и выдержит пару дней, пока на него будут усиленно дуться, но хотя бы не будет рисковать своей драгоценной жизнью.
- Ну, если бы я увидел своего парня в таком виде и в такой ситуации, я бы тоже наверняка не побежал покупать розы, чтобы осыпать его лепестками, - Курт вымученно усмехнулся. Если бы у меня был парень, конечно. - Так что, пожалуй, хорошо, что я еще не воспользовался своим конституционным правом на ношение оружия. Да и боюсь я его. Я могу только выдрать клок волос при большом желании. Или оставить пару синяков и царапин. Но это если я буду просто в бешенстве, - Бэвел нервно и неуместно улыбнулся. Врет, конечно. Курт был пацифистом. Он не любил драк и вообще применений силы. Еще в школе он сполна ощутил на себе, что такое "отгребать", поэтому предпочитал больше не соваться ни во что подобное и пообещал самому себе, что никогда не будет причинять никому физических увечий. Разве что в случае, когда он будет защищаться. А моменты, когда он расцарапывал спину Эверетту - это уже совсем другая история.
- Эй, не надо мне мстить. Я еще хочу заиметь мужа, детей, собственное телешоу и счастливо дожить до глубокой старости. И подозреваю, что твоя вероятная месть может помешать этим моим планам. Так что, пожалуй, не стоит. - Курт постарался улыбнуться как можно дружелюбнее, хотя у него наверняка получился какой-нибудь кривой оскал - звуки, раздающие из ванной все еще не способствовали веселью. И если бы за дверью сейчас не страдал Саймон, Курт наверняка брякнул бы что-то вроде "А еще твой любимый съел бы тебе мозг за то, что ты испохабил жизнь его лучшему другу" и наверняка еще и язык показал бы. Что поделаешь, иногда Курт мог быть сущим дитём и его внезапно срывало на подобное ребячество.
Но даже мысли о подобном покинули его голову, едва он увидел измученное и бледное личико друга. Похоже, с этим чувством вины Курту придется бороться еще очень и очень долго. Бэвел искусал все губы, пока прокурор полоскал возлюбленного в холодной воде. Сам довел, сам спасает. Раньше ведущий думал, что это определение - синоним словосочетания "типичный Бэвел". Теперь ему пришлось потесниться на этом пьедестале - он не один такой герой. Да уж, повезло Котику с любимым мужчиной и лучшим другом, ничего не скажешь. Один похлеще другого. Чтобы таких людей выдерживать, недюжинные силы и здоровье иметь надо. Уболтать что ли Саймона смотаться куда-нибудь на воды? Нервишки подлатать на лесном воздухе.
- Ох, надеюсь, что из него всю вышло. - Вздохнул Курт.- А вот ты обойдешься. Застрелить его, видите ли. Я не собираюсь подбирать тебе похоронный костюм, - пробурчал Курт, надувшись. - Так что давай, прекращаем говорить глупости, меняем пулю на резервный тазик и отправляемся на боковую. - Все хоть раз в жизни переживали состояние алкогольного опьянения. Правда, случалось это, зачастую, в гораздо более раннем возрасте. О, это незабываемое знакомство с вертолетиками и фразой "скажи, сколько пальцев?". Классика просто. Так что можно даже пустить скупую слезу отцовской гордости над прихлебывающим чай Саймоном и сказать: "Мой мальчик стал взрослым". Ведущий осторожно забрал из слабых пальцев друга опустевшую чашку. Что ж, теперь, когда Саймон будет засыпать, у него не будет ощущения, будто котики обустроили себе нужник у него во рту. А если повезет, это состояние продлится и до утра. Да, Бэвел был оптимистом. Сай затих и свернулся клубочком под одеялом, негромко засопев.
- Ты оставайся здесь, наверное, - заговорил шепотом Курт, неуверенный в том, что Котик уже уснул, но все же старающийся лишний раз не тревожить друга, - Вдруг что понадобится, кричи. Я спать, наверное, не буду - не вижу смысла. Так что к вашим услугам в любое время. - Понятное дело, он все время будет где-то неподалеку. Выпьет чего-нибудь вроде активированного угля и посмотрит что-нибудь по ночному TV. Вон там ужастик какой-то шел, пока Бэвел готовил другу адское антиалкогольное пойло. Хотя Курт с гораздо большим удовольствием нашел бы какие-нибудь ненапряжные мультики. А вот Котику надо бы проспаться,а не бегать всю ночь на тайные свидания с толчком, чтобы излить последнему душу. В такой момент ведущий всегда окажется рядом с бутылочкой воды.

+2

34

День выдался странным и сумбурным с самого утра. правильно говорят, что жизнь похожа на зебру: сначала белая полоса, потом черная, потом снова белая и опять черная, затем хвост и полная жопа. У Саймона, судя по всему, наступила именно последняя стадия. А у Шакса предпоследняя. Он с тревогой наблюдал за тем, как Кот поглощает лимонный сок и уже был готов подставить модельке спасательный тазик, как средство первой необходимости в настоящий момент, но, к счастью, все обошлось. Только вот когда парень заговорил про то, что его следует пристрелить и насчет пули, которую ему вручил окружной прокурор, последний заметно скривился и прикусил язык, практически заставляя себя молчать и не высказать все, что он думает по этому поводу. Хватит - наговорился уже сегодня по полной. Сейчас более правильным будет просто промолчать и сделать вид, что проигнорировал сказанную Саймоном язвительную фразочку. Еще не хватало сейчас сцепиться языками, когда ситуация вроде бы стала налаживаться.
Спокойствие, только спокойствие. Надо все-таки вспомнить о том, что я имею за собой звание айсберга, которого практически невозможно вывести из себя никакими нелепыми фразами. Только вот в последнее время моя нервная система стала совсем ни к черту, а это совсем нехорошо. Надо бы успокоительного попить, а то чего доброго придушу ненароком того, кто будет находиться в непосредственной близости от меня. Будь то Саймон или Вивиан или вот, к примеру, сейчас Курт.
- Если хоть один из вас скажет еще хоть одно слово, касательно того, что кого-то нужно убить, пристрелить или же еще что-то сделать, клянусь, дам такую затрещину, что оклемаетесь только утром, - все-таки ворчливо пробурчал Шакс, мягко опрокидывая Саймона на подушку, и он, зарывшись полностью в одеяло, погрузился в сон. Конечно драки бы никакой не было, но все-таки смолчать Ллойд не смог. Мужчина тяжело вздохнул, получше укрыл Кота еще и покрывалом, которое находилось поверх одеяла и аккуратно встал с кровати. Курт же сообщил о том, что Шакс может остаться тут и в случае чего кричать.
- Я не думаю, что мне следует кричать, будто мы находимся в каком-то лабиринте, где дозваться друг до друга не сможем, - также шепотом ответил брюнет. Сна у него также не было ни в одном глазу, только вот чем занять себя остаток ночи мужчина также не знал. В случае чего сможет, конечно, подремать на кресле рядом с кроватью, на которой сопел в две дырки ослабевший от отравления Котик. Заснуть Ллойд мог практически в любой позе, но в каком состоянии он встанет потом после такого засыпания, вопрос уже был другой и гораздо более интересный. Ну да ладно. все-таки наверное придется поспать. Как никак, а завтра придется везти Саймона домой. Только вот куда домой - к себе или к нему? Может быть к нему он уже и не захочет ехать никогда в жизни. Мысли посещали самые невеселые. Также вспомнились слова Курта о муже, детях и собственном телешоу, на что Шакс ехидно ухмыльнулся про себя конечно же. Мечтать не вредно, но вредно не мечтать.
Да, птенчик, ты совершенно прав о том, что мои планы о мести смогут тебе подпортить и так не слишком веселую судя по всему жизнь. Если ты будешь продолжать щелкать клювом в такой же манере, как до этого, но не видать тебе, как говорится, сбычи мечт. Ну да ладно, не буду я осуществлять эти планы, все виноваты, все свою кару и понесем, каждый в своей мере.
- Если честно, то я и сам уже не засну, - признался Шакс, выходя из комнату вслед за Куртом и аккуратно прикрывая дверь, чтобы не громыхнуть ею и не разбудить только что задремавшего Саймона. - И смысла нет, и сил, и желания тоже. У тебя не найдется чего-нибудь выпить для успокоения нервной системы? Алкоголик из меня ровным счетом никакой, и отпаивать меня этой дикой смесью не придется, - он проследовал за телеведущим на кухню. Пить на абсолютно пустой желудок не хотелось, но успокоиться как следует нужно было. Ллойд прекрасно понимал, что вполне возможно его общество Бэвелу сейчас нафиг не сдалось, но и навязываться парню он не собирался. Все-таки совсем недавно у обоих слишком уж свежи были воспоминания о стрелковом представлении, и это воспоминание вызывало отнюдь не дружеские чувства. Окружной прокурор не то чтобы был злопамятным, но припомнить ту или иную ситуацию мог в самый неожиданный момент, но тем не менее он прекрасно понимал, что это не приукрасит их совместную жизнь с Котом, но вполне себе может отравить ее еще больше.
Наверное, мои мысли об измене развеются не так скоро, как мне хотелось бы. Слишком уже кудахчет над Саймоном этот парень. Но может быть в его понимании это и есть настоящая дружба и забота? У меня же несколько иное представление. Хотя еще неизвестно, как я себя повел бы в такой ситуации, может вообще без разбору разбил бы лицо обидчику моего друга или подруги тем более. Ладно, что было, то было, к тому же Кот говорил мне о том, что не предаст. Ему я почему-то верю, не так как другим, а гораздо сильнее. Если уж на то пошло, то люди, мнящие себя с бисексуальной ориентацией, типа меня, изменяют гораздо чаще, ибо соблазнов в два раза больше. Но я слишком однолюб для подобного.
Очень уж не хотелось извиняться, но окружной прокурор понимал - не сделай он этого сейчас, злюка-совесть в самом скором времени загрызет его до изнеможения. Наверное, это правильно.
- Ты извини меня за то, что случилось. За то, что напугал, за то, что заставил поволноваться за Саймона. Всему виной моя забывчивость в силу заебанности на работе, - все-таки высказался брюнет, разворачивая стул так, чтобы сесть в обратную сторону и опереться локтями о его спинку. Он поднял взгляд на Курта и протянул ему руку. - Мир?

+1

35

Саймон из последних сил надеялся, что сегодняшний день кончится и он сможет крепко уснуть. Хватит ему нервотрепки, хватит жестокого обращения с его психикой и его ранимой душой, которая наверняка покрылась серебристой сединой вместо волос на голове Кота, которые сейчас были такими короткими, какими они не были никогда за всю карьеру Котика в модельном бизнесе. Но мало того, что сегодня Саймона буквально морально оттрахали, так он еще саморучно наградил себя незабываемыми впечатлениями от перепоя. Ладно, прошел парень боевое крещение, ведь оно обязано было когда-то наступить. Но чтобы при таких обстоятельствах и с такой скромной компанией, где каждый первый хочет друг другу в глотку впиться, но при том мнит себя пацифистом в реальном бытие...Жизнь бывает жестокой, а судьба того хуже, и порой им хочется одновременно развернуться к тебе тем местом, которое ты привык подставлять и получать от этого всего удовольствие. Получается, что ты призван быть мазохистом, раз примеряешь на себе роли оттраханного морально и отвергнутого физически. Вернее...Отвергаешь физически ты, из-за того что поймал такой нерв, от которого решаешься на самый бредовый поступок в своей жизни! Дебил! Одно тебе слово. Но каким-бы ты не был дебилом, все равно к себе есть простейшая жалость, и она порой зашкаливает, ведь Я - это Я в первую очередь. Кто как не Я себя пожалеет? Даже самые близкие люди не станут в очередь первыми на сочувствие, когда тебе будет настолько плохо, что хоть в петлю лезь или найди самую высокую точку в городе и прыгай с неё. Сай себя любил, научился любить, после того, как определился с профессией. Поэтому каждый момент неуважения к себе мог его вывести и задеть за живое. Инцидент с Шаксом модельку не просто задел. Он был равносилен измене Брута Юлию Цезарю. Когда самый близкий и любимый вставляет тебе нож в спину. Спасибо, что вовремя остановился и помутнение сознания у Шакса прошло благодаря...Кто был тем героем, кто вразумил прокурора? Котик, который устроил истерику посреди улицы? Курт, который за желанием заступиться за друга не нашел меры в сказанных словах? Сам Шакс, который в душе был совсем не айсбергом, а просто врединой, который не хотел признавать вины, но приглушил гордость и...Нет! Героев сегодня не было, были сплошные жертвы. Но самым эпичным стал ключевой момент, который заставил Шакса вспомнить о человечности и раскрыть себя с жалостливой стороны. Момент, когда Кота вывернуло наружу. Стоило бы записать в книгу рекордов Гинесса подобный акт выяснения отношений с последующим примирением. Нда...
Ладно, что уже думать о прошедшем, ведь даже то, что произошло две минуты назад - это время прошедшее, его нужно отпустить. Саймон злопамятным не был, и засыпая, он отпустил все свои обиды на Шакса, хотя думалось ему, что прокурор сам заречется с этого дня забыть пусть даже самую мелочь касающуюся Котика, чтобы в дальнейшем не происходило подобных эксцессов.
Саймон думал, что спать после всех перенесенных экзекуций будет как сурок. Что сон будет крепкий, насыщенный и проснется он, ну если не бодрячком, то хотя бы не с желанием пойти и еще раз пообщаться с белым другом Курта, который пришелся ему по эстетическому вкусу. Лучший друг так внимательно с ним обошелся, постарался избавить от максимального количества гадостных ощущений и даже его чай с обильным количеством лимонной кислоты был чем-то вроде антидота. Кажется он до сих пор легко обволакивал желудок Кота, тем самым усмиряя дикое желание подать все наружу обратно. Но чтобы Кот уснул крепко - нет. Его морозило, как-будто в комнате Курта было не +20, а все -20. Сквозняк с раскрытого окна тормошил шторы и этот шуршащий звук действовал на нервы. Саймон спал очень беспокойно, сон был поверхностным и урывчатым. Он просыпался широко раскрывая глаза, крепче обхватывал руками то себя, то одеяло и вновь погружался в странный сон, где ему кажется не было места. Ему ничего не снилось, потому что он был по большей части в реальности и слышал каждый шорох, каждый звук и монотонные голоса Шакса и Курта где-то за дверью. О чем они там говорили, Сай не мог и даже не хотел разбирать. Если бы они снова сцепились в словесной схватке, то Котик сейчас хватался бы за голову от амплитуды звука их голосов. Но нет, парни вели себя тихо и порядочно по отношению к испытывающему свой первый похмельный синдром Саймону Котику. Значит, они там просто  трепятся на разные темы, что Саю абсолютно было по барабану. Главное, чтобы не орали. И в какой-то момент, Саймона срубила усталость и вымотанность за день. Наконец на него навалился самый настоящий крепкий сон, о котором он уже даже не мечтал. Он не заметил, когда и как это случилось, зато спал уж точно, как убитый. Ничего он во сне не видел и за ночь вообще не просыпался, даже по зову природы. Как провели ночь мистер прокурор и зайка ведущий, он еще узнает с утра, когда проснется весь будто бы палками побитый и как выжатый лимон в руках лучшего друга...

А дальше родные, играйте вдвоем. А я спать до утра)

+2

36

Через несколько часов Котик проснется, соберется с силами и в зависимости от своего состояния либо четвертует любимого и друга, упакует их в пластиковые пакеты и сбросит в бурные воды Тихого океана, либо засунет все, что произошло в дальний уголок памяти и будет касаться этого воспоминания только на каких-нибудь посиделках и то только в юмористическом ключе. А как иначе? Все ведь обошлось. На свадьбе этих двоих (а шатен был уверен, что она рано или поздно состоится, и что его обязательно пригласят) Курт поднимет бокал и выдаст что-то вроде "Однажды Шакс так приревновал Саймона, что чуть не отстрелил мне парочку жизненно важных органов. Именно поэтому в этот знаменательный день я могу затребовать себе лишний кусок торта, как сторона, морально пострадавшая от их бурных отношений." и все дружно посмеются, пока Котик будет отрезать Бэвелу второй кусок классического "Красного бархата". Да, Курт очень надеялся, что Сай поступит именно так, выбирая мир и покой. Тогда он и прокурор, который сегодня уже принял одно правильное и волевое решение, оставшись с моделью несмотря на всю свою злость, разочарование, обиду, что угодно еще, смогут стать еще немножечко ближе друг к другу. А ведущий будет стоять в уголке и сентиментально утирать слезы радости маленьким платочком. Эх. Курт любил хэппи энды. Очень любил. И ценил их еще больше с каждым днем, потому что в реальной жизни, в отличие от Диснеевских мультфильмов, на которых он вырос, они случались все реже и реже.
Мужчина тихонько прикрыл за собой двери, выходя из спальни следом за ведущим. В отличие от Котика, в крови этих двоих адреналин еще наверняка не угомонился. По уму, им стоило бы сейчас бахнуть снотворного и свалиться дрыхнуть. Но нет. Люди вообще иногда принимают такие решения, которые катастрофически далеки от здравой логики. Правильно сказал прокурор. Им нужно успокоить нервишки, а дальше как заладится. Главное больше не ругаться. Как минимум до утра.
- Для успокоения могу предложить что угодно. Начиная с валерьянки и заканчивая 151-градусным пуэрториканским ромом. Не спрашивай, откуда он у меня. Уже около года стоит нетронутый и, подозреваю, что он достанется в наследство моим детям в таком же нераскупоренном виде, - Курт неторопливо пошлепал в сторону кухни. Спешить на помощь и спасать друга было уже не нужно, поэтому движения Бэвела стали более медленными и спокойными. Дома даже стены помогают и расслабляют, так что плечи парня заметно расслабились и парень даже позволил себе не держать идеально отрабатываемую годами звездную осанку. Телевизор все еще болтал в гостиной о чем-то своем. Курт всегда автоматически включал его, приходя домой. Некоторые из тех, кто работают на телевидении и знают не по наслышке всю внутреннюю кухню, терпеть не могут, когда это благо цивилизации напоминает им о своем существовании еще и дома. Но Бэвел не любил тишины и ему жизненно важно было, чтобы дома хоть что-то трепалось. К тому же временами ему везло, и парень попадал на рекламу своего шоу. Что ни говори, приятно видеть свою мордашку на большом экране. Парень подошел к навесным ящикам, доставая оттуда пару подходящих бокалов. - Но все же я бы выбрал виски. Я с него начал, им и закончу. Думаю, ты от глоточка хорошего вискаря точно не откажешься. А он хороший. Я гарантирую.
Только споласкивая бокалы под холодной водой он заметил, что у него все еще был перепачкан рукав после инцидента на улице. Ну не бежать же прямо сейчас переодеваться, прыгая через кровать со спящим на ней Саймоном. Курт поднес перепачканный рукав под струю воды и потер мочалкой для посуды, отмывая основные следы. Мокро, немного неприятно, но потерпеть можно. К тому же в комнате тепло. Дайте минут десять, и ткань сама высохнет. Быстро протерев стеклянную тару белым полотенцем, Курт поставил ее на стол и только тогда перевел взгляд на мужчину.
- Да хрен с ним, забыли. Оба виноваты, - Курт пожал плечами и только парой секунд позже заметил протянутую руку, отчего тут же засуетился, быстро вытирая полотенцем мокрую ладонь и пожимая руку брюнета. - Мир, дружба, виски, я бы сказал. - улыбнулся парень и пошел к бару на кухне доставать бутылочку трофейного. Кажется, тогда Курт выбесил Эверетта уже за первые пять минут эфира и ему, как человеку, который помог своим гримерам выиграть у команды Эллиса пару-тройку сотен, подарили пузатую бутылку с янтарной жидкостью. Правда, потом хоббит отыгрался, да так, что на следующий день Курту пришлось говорить всем, что он сильно потянул мышцу на бедре, когда занимался в спортзале. Но победителем в тот раз все равно был Бэвел. - Зато теперь я смело смогу сказать какому-нибудь зазнайке что-то типа "Да что ты знаешь об опасности? В меня вообще стреляли", - усмехнулся Курт и сделал шаг к холодильнику, доставая лед. Раскидав по парочке кубиков в бокалы, ведущий откупорил бутылку и налил по половинке. Начинать - а в его случае продолжать - лучше все же небольшими дозами. - Давай за Кота. Чтобы он больше не заставлял тебя ревновать, меня - волноваться, а самого себя - громить мебель и напиваться вдрызг.

+2

37

Постепенно вся злость сходила на нет. Хоть окружной прокурор и был злопамятным, все-таки он понимал, что от переизбытка негативных эмоций происходит саморазрушение. Поругаться легко, а вот помириться гораздо сложнее. Причем помириться так, чтобы после всего случившегося не осталось осадка. Окончательного перемирия между Шаксом и Саймоном пока не произошло, и кто знает, что будет утром, когда Котик проспится как следует. Возможно, будет мучиться головной болью от похмелья, а может устроит Шаксу скандал, да такой, что тут и Курту не поздоровится, и квартира его немало пострадает. Конечно Ллойд не рассматривал второй вариант событий, меньше всего ему хотелось вновь выяснять отношения, в особенности при телеведущем, который тоже мог попасть под горячую руку, только вот не Саймона, а самого Шакса. Ссорились они уже не в первый раз, но подобный случай произошел впервые. 
И почему-то всякий раз, когда они ругались с Котиком, в памяти окружного прокурора всплывали воспоминания о том, что ему сказала сестра в тот момент, когда брюнет признался ей в том, что он встречается с молодым человеком и что чувствует, что все, что происходит с ними, взаимно, и что он надеялся на длительное продолжение. Сэльветрис была в шоке, как и полагается, поэтому и высказала Шаксу все, что думает по этому поводу: что эти новые отношения ненадолго, что ни к чему хорошему они не приведут, а также вопросила о том, сколько же братец будет морочить голову своей новой пассии. Воспоминания отнюдь не были приятными, наоборот, они приносили боль, но только так Шакс мог взбодриться и начать извлекать урок из произошедшего. Конечно с Сэльветрис они потом помирились, потому что сестра слишком уж хорошо знала того, кому доверяла даже больше, чем родителям. Но осадок остался, и Шакс частенько задумывался над тем, а стоит ли все это продолжать? И всякий раз упрямо приходил к одному и тому же выводу, что стоит.
Порой у меня складывается такое впечатление, что кто-то там сверху испытывает нас на прочность. И словно специально делает так, что мы попадаем в двусмысленные ситуации, а потом наблюдает за тем, как вы из них выкарабкаемся - с честью или не очень. Сегодня меня словно что-то повело, я был будто бы сам не свой. да, я осознавал каждое свое действие, находясь в здравом уме, но я специально сделал все так, как получилось. Я хотел напугать их обоих, чтобы у парней сложилось ощущение того, что если они рискнут пойти на прелюбодеяние, то обоим не сносить головы. Я даже не знаю, на что способен, будучи в состоянии яростного припадка. На рукоприкладство? Убийство? Членовредительство? И даже знать не хочу. Хорошо, что у Саймона не получилось вывести меня из себя по полной программе, а то потом получилось бы так, что я не отвечал за свои действия. Эхе-хе, что же день грядущий нам готовит?
Внезапно остро захотелось выйти куда-нибудь на свежий воздух, но потом Шакс сумел побороть это желание, потому что вполне мог сесть в машину и уехать. Нет, на что - с Саймоном все будет хорошо, сейчас он заснул, с Куртом... ну почти помирился, пора и честь знать. Но желание дождаться утра и посмотреть, чем все закончится, пересилело, поэтому Ллойд наблюдал за передвижениями Бэвела по кухне и все более успокаивался. После предложенного Шаксом перемирия, парень немного замешкался, вытер мокрую руку о полотенце и пожал руку прокурора, чем вызвал слегка кривоватую, но улыбку со стороны Ллойда. После чего предложил виски, отказываться Шакс не стал, ему было все равно. Правда пить на голодный желудок как-то не очень хотелось, но ведь напиваться они не собираются. Или чтобы как следует привести нервы в порядок, надо налакаться и отрубиться прямо тут. Брюнет представил себе мордашку Саймона, когда тот, продрав глаза с утра, прошествует на кухню и увидит замечательную картину. 
- 151 градус? - окружной прокурор приподнял одну бровь, смотря за тем, как Курт откупоривает бутылку с виски и разливает алкоголь по предварительно сполоснутым бокалам. - Тогда мы с тобой ухрюкаемся оба и заснем здесь в обнимку. Наутро наступит моя очередь отчитываться перед Котом, что между нами ничего не было, - чуть скривился, когда телеведущий вновь напомнил о стрельбе. - Ты, это, не зазнавайся, я стрелял не в тебя, а под ноги. Поначалу, признаюсь, хотел вбок, чтобы пуля просвистела мимо уха, но побоялся, если кто-то из вас дернется и схлопочет пулю в лоб. А об убийстве мыслей... - он чуть замялся, - ладно, были мысли. Но исчезли также быстро, как и появились. Давай за Кота, - брюнет кивнул и поднял бокал, аккуратно соприкасаясь с бокалом Курта. Сделав несколько глотков и осушив бокал, он повернул голову в сторону и увидел фотографию, на которой был изображен Курт в обнимку с какой-то девушкой. Ллойд чуть было не ляпнул про то, что какая красивая у Бэвела девушка, но потом до него дошло, кем является лучший друг Саймона, и мужчина прикусил язык. Вывернулся гораздо проще и попал в точку. - Твоя сестра? Красивая девушка. У меня тоже есть младшая сестра, мой личный чертенок в юбке, которую я очень люблю, - прокурор по привычке заправил волнистые волосы за ухо и слегка вздохнул. - После такой встрясочки надо будет точно взять пару дней отгулов.

+2

38

Курт постепенно приходил в свое стабильное ежедневное состояние. Не то, которое все поклонники раннего пробуждения имели честь лицезреть на экранах своих телевизоров: вечно улыбающегося балагура, который увлеченно рассказывает об основных новостях, которые успели произойти в их городе за прошедшие сутки, смеется над удачными и немного натянуто улыбается в ответ на дурацкие шутки своих гостей. Вне студии Курт любя называл это своим "рабочим костюмом".  Но был у него и "домашний халат", в который он поплотнее кутался, как в кокон, когда покидал стены телестудии. Парнишка со все той же улыбкой, но немного более грустной из-за того, что уставшие глаза уже не спрячешь удачным ракурсом, да и не перед кем рисоваться. Все такой же язвительный, но уже не видящий четкой грани между тем, что можно, а что нельзя затрагивать, и где нужно остановиться. И именно сейчас ведущий был эдаким "КиВиНом в домашнем".
- Тогда, пожалуй, лучше приберечь ту термоядерную смесь до лучших времен, - улыбнулся Курт, закручивая крышку на бутылке и отставляя ее в сторону. - Оу, и я стану почетным разлучником? Столько душещипательных приключений за одну ночь я еще никогда не переживал, - ведущий тихо засмеялся и сел напротив прокурора, подвигая к себе один из бокалов. - Но, думаю, Кот никогда не заподозрит меня ни в чем подобном. Так что поверь, он может приревновать тебя к кому угодно, даже к комете Галлея, но уж точно не ко мне. Он слишком хорошо знаком со мной и тем, как обстоят дела с моей личной жизнью. Уж очень я люблю временами порыдать ему в жилетку. - Курт говорил о друге с неприкрытым теплом в голосе. Он никогда не думал, что сможет действительно подружиться с кем-то, кто будет чуть ли не отражением его самого: с похожими проблемами, мыслями, идеями, вкусами и тараканами.  Кажется, они могли бы болтать друг с другом вечно и обо всем на свете, и при этом не смогут надоесть друг другу. Иногда это даже немного пугало.
- То есть ты позаботился о том, чтобы никто из нас не остался с дыркой в черепе? Не думал, что скажу это, но в подобных обстоятельствах, но это серьезно очень мило, - Бэвел произнес это даже без намека на какую-либо издевку. Это правда показалось ему достаточно трогательным, что человек, искренне желавший в тот момент смерти как минимум ему, подумал о том, что кусок железа во лбу совсем не украсит ни Сая, ни Курта. Если человек даже в такой момент способен задуматься о подобном, то его выдержка достойна того, чтобы выдать ей медальку. Хотя бы маленькую и шоколадную.
Курт приподнял бокал и после характерного звонкого соприкосновения стекла осторожно отпил небольшой глоток. За друга. За то, чтобы наутро ему стало лучше. За то, чтобы он никогда не повторял подобных ошибок. За то, чтобы сегодняшние скандал и практически состоявшееся рукоприкладство научило Саймона не так остро реагировать на забывчивость любимого мужчины, а прокурора заставит завести ежедневник в мобильном, чтобы его помощница больше не выполняла эту столь бесящую Котика функцию. Он просто выпил за то, чтобы все было хорошо и в будущем он встречал этих двоих только под ручку, с неизменными счастливыми улыбками на лицах и громким голосом Саймона, повествующим о том, как он, черт возьми, счастлив сейчас. Он заслужил это после всего того, через что ему пришлось пройти. В этот самый момент Курт подумал о том, что ему пора прекращать пить, потому что это делает еще более сентиментальным, чем обычно. Но брюнет не дал ему развить эту мысль, затронув ту единственную тему, от которой ведущий одновременно растекался умиленной лужицей и чувствовал, как у него от боли сжимается сердце.
В квартире Бэвелов было очень много фотографий. В основном это были Курт и Мери в маленькие радостные моменты, запечатленные на камеру мобильного и заключенные в крепкие объятия скромных деревянных рамочек. Среди них нередкими вкраплениями попадались кадры Мередит и Курта с одногруппниками и друзьями. Было даже студийное фото Бэвела в компании коллег, которое служило заставкой утреннего шоу. А вот фотографии с родителями... Их не видел никто. Брат и сестра считали это чем-то слишком личным, чтобы выносить на всеобщее обозрение. История их семьи была слишком болезненной для того, чтобы о ней можно было вспоминать без боли.
- Самая красивая. И самое дорогое, что у меня есть. Единственное, что осталось, - тихо, почти шепотом добавил Курт. - Она мой психолог во время депрессий, мой врач во время запоев и моя круглосуточная и ежедневная радость в жизни. Иногда мне кажется, что я живу только ради нее. - Курт опустил глаза, уставившись на безузорную столешницу, которая даже при всем желании не могла вызвать какой-либо интерес. - Извини, нахлынуло внезапно, - Курт усмехнулся и сделал еще глоток виски. Алкоголь всегда плохо влиял на его и без того сбитый фильтр между чувствами  и словами.
- И я бы тоже не отказался от пары дней отдыха, но моя работа не предполагает лишних выходных. "Каждое утро на нашем канале мы желаем вам доброго утра", - Бэвел выдал текст, который он и его коллеги неизменно произносили в начале эфира, улыбнулся рабочей, самой голливудской из всех, что были в его арсенале, улыбкой и отсалютовал, как делал это каждый день. - Иногда мне кажется, что одним прекрасным утром я так махну рукой, и она просто отвалится. Но образ - наше все.

+2

39

Шакс смотрел на Курта и думал над тем, как давно он знает Саймона и что же Кот успел поведать своему лучшему другу такого, что не знает сам окружной прокурор. Безусловно каждый из них имел право на свои личные тайны и осуществлял разделение на то, что он рассказывает друзьям и о чем может поведать любимому человеку. Но иногда у окружного прокурора складывалось ощущение, что друзьям Саймон рассказывает гораздо больше, чем ему. Это удручало и заставляло эгоистично решать, что пора бы и самому стать менее открытым, чем до этого. если есть тайны у любимого, тайны в виде наличия друзей, как бы глупо это не звучало, то сие означало, что по привету стоило бы получить и ответ. Конечно мстить таким образом Ллойд не хотел и не собирался, но если ситуации повторяются неоднократно, значит, что твой партнер ничему не научился и должен получить по отношению к себе такое же отношение. Однако поскольку Шакс привык доверять тем, кого любит, мстить его заставила бы только крайняя степень надобности.
Чем больше я беседую с Куртом и наблюдаю за ним, тем больше начинаю уверовать в то, что я был неправ. Если действовать, исходя из первого впечатления, можно неслабо ошибиться. Но порой случается так, что и первое впечатление не бывает обманчивым, а становится самым, что ни на есть достоверным. Однако же насколько я могу разбираться в людях мне кажется, что Курт не такой. И Саймон прекрасно знает то, что если я застукаю его на измене, случится непоправимое. Я испорчу жизнь не только ему, но и тому, с кем мне рискнули изменить. И будь, что будет, мне все равно.
Ллойд посмотрел в пустой бокал и слегка повел плечами. Рубашка, заботливо предоставленная ему Бэвелом, была ему маловата в плечах и груди, поэтому окружной прокурор не стал застегивать ее на все пуговицы, чтобы одежда не пошла по швам. Интересно, они так и проговорят всю ночь напролет или же все-таки усталость и нервозность возьмут свое, заставляя парней пойти на боковую? Брюнету было без разницы, где спать, хоть в гостиной на диване, хоть в комнате Курта на кресле возле кровати, где сейчас, видимо, без задних ног спал Котик.
После упоминания о сестре, которую узнал в фотографии Шакс, Курт сказал о ней пару слов. Но когда парень заговорил, Шакс оторвал взгляд от бокала и внимательно посмотрел на телеведущего. В его словах сквозила неприкрытая грусть, словно слова Ллойда всколыхнули некие печальные воспоминания, о которых Шакс не имел права расспрашивать. Он не считался Бэвелу другом, только лишь знакомым, из-за которого у Курта явно прибавится в будущем седых волос, потому что как известно: чем больше стрессов мы испытываем, тем более расшатанным становится наше здоровье. Но сделанного не воротишь, возможно в будущем Шакс и Курт смогут стать друзьями, сейчас же о подобном было очень рано говорить. Да и не обязательно, чтобы друзья становились общими, но ежели так случится, ни Шакс, ни Саймон не были бы против.
- Ты правильно делаешь, что так заботишься о своей сестре, - синие глаза пристально следили за каждым телодвижением молодого человека, будто бы сканируя его и проверяя, правду он говорить или же пытается выкрутиться. Но все свидетельствовало о том, что парень и не собирается лгать. - Какое-то время я был в семье единственным ребенком, а потом появилась Сэльветрис. Признаюсь честно, поначалу я не совсем обрадовался этой новости: девчонка, которой уделяют повышенное внимание, пришлась, как говорится, не ко двору. Но так было только изначально, потом этот чертенок стал ходить со мной хвостиком, интересоваться тем же, что и я. Птенец стремился даже дать в глаз тем, кто по ее мнению смел меня чем-то обидеть, - Шакс всегда говорил о сестрице с повышенной долей нежности. - И как-то незаметно, но мы стали с ней не разлей вода. Сэль тоже отнеслась к тому, что в моей жизни появился человек, которого я полюбил, в ней взыграла ревность - ведь до сих пора она была единственным человеком, которого я любил по-настоящему. Но, спустя время, она успокоилась и даже подружилась с Саем. Теперь я просто не имею права бросить его. Наверное, ты знаешь, о чем я говорю.
Раз тебе Кот все рассказывает, то мне не стоит ударяться в подробности.
Ллойд посмотрел на свои наручные часы, время на которых перевалило уже далеко за полночь. Как-то некрасиво находиться в гостях и пить с хозяином дома вплоть до самого утра. Каждый из них сегодня получил огромный заряд негативных эмоций, а сон должен будет стать полноценным лекарством. Но, возможно, тактичность мешала Шаксу быстро закончить разговор и отправиться спать. Еще неизвестно, сможет ли он вообще заснуть. Да и сестра Курта, если явится ночью или под утро, будет немало удивлена наличием в гостях двух мужчин. Наверное, удивится...
- Моя работа также имеет свойство вырывать меня из счастливой жизни внезапно и практически постоянно, - Ллойд пронаблюдал за Куртом и понимающе кивнул. - Образ стоит поддерживать несомненно, однако я знаю одно: работа должна оставаться там за спиной, когда мы переступаем порог, направляясь домой. Я осознал это совсем недавно, будучи фанатом работы. Но возможно благодаря своему фанатизму я сегодня имею то, что имею. Но наша личная жизнь, наши друзья и любимые не должны страдать из-за этого. Поэтому мой тебе совет - оставляй свою работу немного позади себя. И если ты чувствуешь, что должен отдохнуть, сделай это. Ибо сгореть на работе - не самый лучший выход.
Шакс ободряюще улыбнулся слегка погрустневшему Курту и отставил в сторону опустевший бокал. Или у парня сейчас какие-то проблемы в жизни, о которых ему, Шакс, знать необязательно, или же ему требуется какая-то помощь, о которой он не смеет просить и пытается справиться сам. Возможно, ни то, ни другое.

+2

40

В то время, как брюнет уже осушил свой бокал, Курт продолжал медленно цедить алкоголь. Спешить с этим делом он не любил, поэтому даже когда в компании все давно успевали нажраться в зюзю, Бэвел обычно заканчивал только третий бокал. Постепенно тающие льдинки плескались в янтарной жидкости, красиво отражая свет лампы, и парень даже на какое-то мгновение позволил себе залюбоваться, умудряясь при этом не упустить ни слова собеседника. По голосу мужчины было понятно, что он с большой заботой и нежностью относится к своей младшенькой, и Курт не понимал, как у некоторых может быть иначе. Он часто слышал рассказы о том, что в чьей-то семье дети часто ссорятся и обижают друг друга, позже пронося детские обиды через долгие годы. Парень лишь пожимал плечами, слыша подобное. Сестра была для него всем. Едва Курт узнал о том, что у него появится сестренка, он принялся едва ли не по потолку бегать от восторга. Он любил это маленькое, сморщенное и вечно орущее существо с той самой секунды, когда впервые увидел в маминых руках и услышал надрывный плач. Он вставал к ней по ночам, хотя еще сам был ребенком. Он делился с малышкой всем, что у него было. У него никогда не было и мысли о том, чтобы ревновать родителей к Мери. Потом ревновать стало некого, кроме друг друга. Было время, когда она была единственной причиной, по которой Бэвел просыпался по утрам и заставлял себя встать с постели. Они поддерживали друг друга с младенчества и до этого самого дня. И Курт искренне и широко улыбнулся, когда прокурор упомянул, что его сестренка иногда пытается вломить его обидчикам. Он знал, каково это, потому что для Мери было чуть ли не делом чести хотя бы словесно зарыть любого, кто посмеет открыть рот в сторону ее брата. В последнее время чаще всего доставалось "любимому" коллеге Бэвела, которому наверняка в жизни не икалось так жестоко и так часто, как после встречи с Куртом. Мери обзывала того на чем свет стоит, когда Бэвел рассказывал ей об очередных пакостях Эллиса, как в прямом эфире, так и вне его, а после того, как ведущий стал пропадать по ночам и со временем признался сестре, почему и с кем, Мередит и вовсе грозилась отрубить Эверетту жизненно-важный орган.
- Есть такое, - кивнул Курт, вспоминая, что Котик действительно несколько раз упоминал о сестре своего любимого. Ведущему даже было интересно, как бы его сестра отреагировала, если бы у него внезапно нарисовались более-менее стабильные и спокойные отношения. С чувствами, а не просто на потрахаться. Почему-то Курту казалось, что Мери тут же выпихнет его пинком под зад в объятия этого несчастного, прежде расписав ему в трех томах правила пользования Куртом Бэвелом. Любить, заботиться, не орать, заставлять высыпаться и есть - эти пункты Мередит точно упомянула бы раз по десять и отметила ярко-красным маркером. - И я очень рад, что твоя сестра его приняла.  Для меня, например, очень важно, чтобы Мери понравился мой избранник, если такой однажды появится.
И едва разговор коснулся работы, как на экране пиликающего на заднем плане телевизора тихонько заиграла реклама утреннего шоу, словно напоминая о том, что Курту никуда не деться от своей судьбы. Каждое утро он вставал в четыре, тихо проклиная телеканал и все, что с ним связано. Потому что уже через пару часов он должен был улыбаться с телеэкрана целому городу, изображая из себя крольчонка из рекламы батареек Энерджайзер. Бодр, на зависть свеж, с идеальной укладкой и всегда с иголочки одет. Сон - ничто, имидж - все. Ведущий ждал отпуска, как манны небесной, потому что в планах у него было спать, изредка есть и снова сладко спать.
Курт кивнул. Он уже стал невольным свидетелем того, как работа прокурора имеет обыкновение внезапно влезать в его жизнь и портить все, что только можно, ему и Котику. Поэтому Бэвел не представлял, какие можно иметь отношения, принимая во внимание режим дня, который навязывала ему профессия: засыпает ближе к полуночи, сбегает на работу до рассвета, приходит к ужину и сидит за ноутбуком, готовясь к очередному эфиру. И если выходные у него еще были, как у всех живых людей, то о праздниках можно было забыть, как о таковых. Мери ругалась, скучала, но понимала. И Курту казалось, что больше никто не поймет. Бэвел рассмеялся, - Я обязательно скажу это своему начальнику, когда попрошу у него пару отгулов. В нашем случае на работу можно не прийти только если ты в принципе не можешь ходить. Моя жизнь умещена в эфирную сетку с перерывами на реклами, - Курт прикрыл рот рукой и зевнул. Все же усталость от прошедшего дня неумолимо накатывала, а еще одна доза алкоголя расслабила ранее напряженный донельзя организм.
- Кажется, я погорячился, решив, что смогу не спать до утра, - Бэвел потер уставшие глаза. - Подозреваю, что ты захочешь остаться в комнате с Саймоном, но если захочешь выспаться, комната моей сестры как раз напротив моей. Она вернется только завтра вечером, так что не будет против. А я сегодня, пожалуй, облюбую диван, - ведущий посмотрел на бокалы и решил, что сейчас он слишком хочет перевести себя в горизонтальное положение, чтобы потратить хотя бы пару минут на мытье посуды. Пусть стоят до завтра. Точнее уже до сегодня.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Эпичное знакомство с лучшим другом