Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » tell me where it hurts


tell me where it hurts

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

tell me where it hurts
https://33.media.tumblr.com/0f7752638e21c10cbf6bce776269ef2d/tumblr_ncbcs6IFSP1saxwc2o1_400.gif
Участники: Bernadette Rickards, Sybil Winthrop.
Место: дом Сибил Уинтроп.
Время: 2 октября 2014.
Время суток: 19:00.
Погодные условия: моросит дождь, дует лёгкий ветер.
О флештайме: Сибил долго отсутствовала в Сакраменто и за это время в городе случилось много интересного. Жизнь её подруги Бернадетт была преисполнена важных событий и теперь Бернадетт спешит поделиться ими с теперь уже не мисс Кроули. Конечно, такие проблемы как замужество и усыновление никак не могут обсуждаться без алкоголя.

+1

2

Время летит стремительным бесконечным потоком и перед глазами проносятся миллионы упущенных мгновений, за которые была возможность ухватиться. Но руки все беспомощно висят по бокам, а взгляд потеряно блуждает по окружающей обстановке и не может зацепиться за какую-то вещь. Тело все порывается дернуться с места и нырнуть в поток уже несуществующий, но живущий в голове и в воспоминаниях водоворот бросающих во все стороны событий, которые накрывали женщину волной, раз за разом. Она то вставала на ноги и пыталась дать отпор, то сокрушалась под тяжестью и не могла совладать со своими силами, которых под конец борьбы было такое ничтожное количество, что до сих пор не получается их полностью восстановить. И виски сдавливают тиски от пронзительной боли по утрам, но не алкоголь тому причина, а кавардак мыслей в голове, что не дают покоя и вызывают бесконечно волнительное чувство в груди. И просыпается, порой, она, среди ночи от дурного сна, в котором картинки смешались в одно целое и летели на нее непреодолимым потоком, а в картинках была сокрыто то, что еще долго не будет давать жить спокойно. Сложно одернуть ей себя, когда от очередного телефонного звонка она дергается, будто от пронзительного заряда тока по всему телу, и с одержимым видом начинает рыться в своей сумке в поиске пиликающего коммуникатора. Это может звонить ее адвокат с новостью о том, что спонсоры неожиданно сдали позиции и что ситуация вновь приобретает активную поисковую деятельность, или это пытается ее найти помощница Донна, на которую дел для подготовки открытия магазина свалилось больше, чем на Бернадетт. Но нет, женщина все-таки находит телефон и видит на экране имя девушки, которая неожиданно пропала из ее жизни, будто ее вовсе и не было, и так странно было вновь слышать ее голос, когда блондинка ответила на звонок и приложила трубку к уху.
Сибил, та самая Сибил, маленькое сумасшествие и человек, с которым время летело с бешеной скоростью, в интонации ее голоса появилось что-то другое, едва уловимое и вряд ли заметное тому, кто знал эту девушку недостаточно хорошо или попросту не пытался ее узнать. Но и Берн могла поспорить, что подруга тоже ощущает через искаженный в телефонной трубке голос тот холод и сталь, что теперь стали присущи белокурой женщине после всего то, что она пережила за последние два месяца.
Разговор был недолгим, под конец обе девушки не знали, что сказать друг другу, но с особым и искренним энтузиазмом согласились встретиться в доме Сибил, за бутылкой добротного крепкого алкоголя. Но, зная Рикардс, одной бутылки будет отнюдь недостаточно. И вдруг мысль об алкоголе вызвала у Берн такое безумное желание превратить встречу с давней знакомой в грандиозную попойку, что часы ожидания, по закону подлости, стали ползти неумолимо медленно.
И все-таки загорелся огонек в светло-зеленых глазах женщины, которые еoе несколько минут назад были словно завешаны пеленой тумана и смотрели на все с каким-то беспокойным отчуждением себя от окружающего мира. Будто она смотрела вокруг себя и видела лишь голые стены, и больше ничего вокруг.
Бернадетт все никак не понять, что пора успокоиться и усмирить пыл, приструнить вечное беспокойство и напряжение. Она словно недавно вернулась с фронта, но до сих пор просыпается по ночам от дурных снов или из-за выстрелов и взрывов, что эхом проносятся в голове, как напоминание о пережитом кошмаре. Ее безумная одержимость победой в собственном деле довела до нервного срыва, болезни, потери сил, и ее дурные сны, беспокойство, что с каждой минутой может прилететь дурная весть или свалиться на голову очередная проблема можно понять. Трудно, но можно.
Рикардс собралась на встречу удивительно быстро, чего раньше можно было заметить крайне редко, вспоминая ее вечную расслабленную неторопливость и равнодушное отношение ко времени. Женщина, которая успела закрыть косметикой все следы от недосыпа и стресса, уже ехала к тому адресу, что указала Сибил несколько часов назад, с каждым поворотом предвкушение от предстоящей встречи разрасталось все больше и больше. Еще бы, двухмесячное воздержание от пьянок, если не считать в одиночестве выпитые бутылки виски или та одна ночь в баре, которую блондинка предпочитает не вспоминать.
Берн вышла из салона навстречу охлаждающему дождю и тут же поймала себя на мысли, что давно так не наслаждалась этими мелкими дождевыми каплями и свежим ветром, что обдувал разгоряченную кожу лица и обладал какими-то чудными способностями развеивать весь туман в голове и отгонять дурные мысли.
Женщина с нескрываемым удивлением и интересом осмотрела новый дом подруги и тут же представила лица радостных соседей-мужчин, когда они ловят момент и наблюдают за расхаживающей по комнате темноволосой красоткой, и подавила в себе желание обойти стеклянную громадину перед тем, как позвонить в дверь.
В руках Бернадетт держала три бутылки: ирландский виски, найденный в закромах мини-бара в пентхаусе, коньяк, когда-то подаренный клиентом в магазине, и водку, купленную по дороге.
Когда на пороге появилась Сиби, первое, что сделала Берн, это чуть приподняла руки и с довольной ухмылкой на лице показала, что пришла с приятными дарами.
-Кроули, у тебя дом, блин, стеклянный! – а это первое, что сказала женщина после долгой разлуки с подругой, а затем крепко заключила девушку в объятия, чуть не выронив бутылки из рук.
-Мне интересно, как скоро ты его продашь, - пройдя в просторную гостиную, Рикардс поставила алкоголь на журнальный столик и бесцеремонно кинула сумку рядом, а затем вернулась к Сибил. – А теперь рассказывай, где тебя черти носили.

+1

3

Сакраменто стал для Сибил тем самым городом, который она постоянно искала. Побывав там единожды, невозможно было не вернуться. Так случилось, что за последние годы она часто бежала. Бежала от дорогих людей, собственных неразумных поступков. Душа молодой британки никогда не походила на ту, что должна быть обусловлена её средой, богатым наследием прошлого от отца-лорда. Она не понимала, как мать могла утратить  ирландский мятежный дух, так просто воображать из себя спокойную английскую леди. Теперь она общалась с Викторией чаще, чем после момента смерти отца. Новоиспеченная миссис Уинтроп призналась матери, что вышла замуж за американца, но вести супруга в манчестерское поместье для знакомства не спешила. Всему своё время.
Всё лето она провела с ним, с Полом Уинтропом, с мужчиной, которого она была готова называть своей опорой и защитой. Любой женщине приятно чувствовать себя любимой и нужной, а Пол покорил её именно таким своим отношением. Сибил раньше бывала в Греции, но лишь на континентальной части. Оказалось, что вокруг материковой части родины демократии существует 1400 островов. Разных по размеру и количеству населения. Некоторые из них и вовсе необитаемы. Однако чета Уинтроп направилась на самый крупный греческий остров - Крит. Колыбель древних цивилизаций, ведь именно на Крите когда-то обитали могущественные древние минойцы. Именно они построили Кносский дворец, где по легендам обитал минотавр. Находясь на острове, Сибил была впечатлена красотой гор и песчаными пляжами. Пол арендовал виллу, которая находилась недалеко от городка Ханья. У молодожен был свой маленький пляж, на котором любила проводить время Сибил. Брюнетка настолько устала от постоянной городской суеты и проблем, что теперь могла часами лежать на шезлонге, читая книгу и ловля лучи палящего солнца. Её муж также присоединялся к ней тогда, когда не был занят делами. Даже не находясь в Америке, он встречался со своими политическими соратниками и знакомил их с миссис Сибил Уинтроп, а она улыбалась и предлагала гостям коктейли, разгуливая то в цветастых платьях, то в откровенных купальных костюмах.
Лето позади. Отдохнув и набравшись сил, девушка снова была готова вернуться к привычной работе искусствоведа и навести порядки в художественной галерее. Хотелось ей увидеться и с подругами. Несколько из них уже более не обитали в городе, либо имели ряд жизненных проблем, что просто не могли увидеться и пропустить по стаканчику чего-нибудь горячительного. Сибил уже и не надеялась дозвониться до мисс Бернадетт Рикардс после нескольких неудачных попыток. Тем не менее, Берни взяла трубку, и они договорились о встрече.
- Кроули, у тебя дом, блин, стеклянный! - весело заметила Рикардс, пытаясь обнять подругу - в руках женщины было три бутылки с алкогольными напитками.
Сибил звонко засмеялась, подумав, что за время их знакомства Бернадетт так и не посетила её скромную обитель.
- Здравствуй, моя дорогая! - сказала она, с нежностью отвечая на её объятья, - Проходи, будь как дома.
Она закрыла прозрачную дверь за подругой и проследовала за ней в гостиную.
- Я вышла замуж! - Сибил подняла левую руку, демонстрируя кольцо с бриллиантом на своём пальце, - Так что я больше не Кроули. Я - миссис Сибил Уинтроп. С прошлой жизнью покончено. Я знаю, что я бессовестная засранка. Я не сообщила тебе о свадьбе. Но дело в том, что случилось так внезапно...
Рассказывая, она отходила на шаг назад, пока не дошла до части квартиры, которая была кухней и столовой одновременно. Достав из холодильника бутылку итальянского шампанского, Уинтроп прихватила два длинных бокала на тонких ножках.
- Я ценю твои подарки, - девушка указала взглядом на "тяжелую артиллерию", бутылки, что принесла Бернадетт, - Но может, начнём с чего полегче? Обещаю рассказать тебе всё и по порядку!
Не дождавшись ответа Берни, Сибил с видом профессионала открыла бутылку шампанского и разлила шипучий напиток по двум бокалам. Протянув один из бокалов подруге, она произнесла:
- У меня ведь не было девичника! Так что, давай устроим его сегодня.

+1

4

Какое-то необъяснимое спокойствие и безмятежность нахлынули на Бернадетт, когда она обняла тонкие плечи своей хорошей подруги из прошлой жизни и услышала ее привычно мелодичный, хоть теперь с какой-то толикой жесткости голос. Она изменилась. Или, возможно, Рикардс не видела ее довольно долгое время, чтобы принять Сибил такой, какую она видела и какой считала раньше.
Когда девушка подняла левую руку, и взгляд Берн упал на кольцо с немалого размера бриллиантом, ее передернуло, и невозможно описать ту секунду замешательства, что накрыла блондинку с головой. Да, не так подруги реагируют на замужество своих подруг, обычно фраза «я вышла замуж» сопровождается восторженным визгом, удивленными и полными восторга улыбками и крепкими объятиями. Возможно, пара наигранно обиженных слов о том, что вышедшая замуж подруга не удосужилась отослать приглашение на свадьбу и даже не проинформировала о таком событии, но Бернадетт не сказала и слова. Ее реакцию можно назвать смятением или бьющей по голове шокирующей новостью, что вызывает волну нахлынувших эмоций, которую женщина мастерски скрывает под непроницаемым выражением лица. Будто Сибил объявила о свадьбе с бывшим любовником или даже мужем Рикардс, которого, по сути, не было, хотя он и мог быть. Крепкий англичанин с неприлично большим счетом в банке и обворожительной голливудской улыбкой остался в далеком прошлом и стал призраком тех лет, когда Берн смела бежать от малейших обязанностей, семьи, любой зацепки, что будет держать ее на одном месте и не даст свободу действий.
Рикардс не может представить себя со штампом в паспорте и мужем под боком, а в свадебном платье и фатой, закрывающей глаза своей тонкой прозрачной тканью тем более.
Почему нельзя жить с любимым человеком без всех этих глупых церемоний, свадебного марша и медового месяца? В конце концов, ничто не мешает просто пойти, поставить штампы в паспорте и с чувством выполненного долга вернуться домой как раз к ужину?
-Быть Кроули тебе идет больше, - в глазах Берн читалось удивление, рот был чуть приоткрыт, пока он пялилась на бриллиант, что украшал тонкий палец на левой руке девушки. – Знаешь, я…поражена. Расскажешь подробнее о своем муже?
Наверно, надо было все-таки запрыгать от радости и восторженно кинуться к подруге с объятиями, или хотя бы поздравить, но Бернадетт лишь улыбнулась, и то, как-то вяло, будто информация о замужестве Сибил претила ей. Или, что хуже, вызывала в Рикардс зависть. Нет, ничего этого не было, но ту небольшую радость, что чувствовала женщина, она выразить так и не смогла.
Девушка достала бутылку шампанского и предложила начать вечеринку с чего-то легкого, но в этот раз высказывать свое мнение Бернадетт не пожелала, согласно принимая бокал на тонкой ножке в свою руку и наблюдая за тем, как жидкость наполняется до самых краев и пенка начинает стекать по его внешним стенкам.
-Ради тебя я выпью эту шипучку, ты же знаешь мою привязанность к крепкому алкоголю, - с усмешкой ответила Рикардс.
Бернадетт нельзя назвать конченой алкоголичкой, но пить она любит еще со школьной скамьи, и пьет она много, однако, щепетильно относится к выбору алкоголя, что на вечер или ночь затуманит ее разум. Такие напитки, как пиво или шампанское, что обычно пьется за компанию, женщина не воспринимает, как выпивку. Возможно, у нее уже выработался иммунитет к слабому алкоголю, но он никогда не снесет блондинку с ног, сколько бы она его не выпила.
Краем глаза Рикардс смотрит на водку, виски и коньяк, что притащила с собой на встречу,  затем с печалью смотрит в свой бокал, где плескалось уже приевшееся всем игристое вино.
-Девичник – единственное, ради чего стоит принимать приглашение на свадьбу, - с ухмылкой на лице сказала Берн. – Но пока мы не начали пить, расскажи, что произошло в твоей жизни.

+1

5

Читая на лице Бернадетт удивление новому семейному положению Сибил, девушка не растерялась. Она была готова к такой реакции, ведь случившееся замужество она сама не смогла бы предугадать ещё полгода назад. В конце концов, в глазах своих подруг она была закоренелой холостячкой, постоянной тусовщицей, меняющей любовников, не думающей о плюсах моногамного образа жизни. Однако в жизни экс мисс Кроули случился Пол Уинтроп со своим кольцом, и жизнь изменилась. Конечно, те месяцы, что они провели в Европе, значительно отличались от тех дней, что теперь они проводят в Америке. Сказка с теплыми морями и холодными коктейлями подошла к концу, а на смене ей пришла реальность.
- Я не хотела брать фамилию Пола, но он настоял. Моего мужа зовут Пол Уинтроп, он политик. Может ты слышала о нем? Он был сенатором от штата Массачусетс. Мы познакомились в Риме во время моего путешествия в Италию весной. Всё как-то быстро завертелось, и вуаля! Я - замужняя женщина, - Сибил активно жестикулировала руками, рассказывая подробности итальянского путешествия, словно вышла замуж не за американца, а итальянца и переняла его привычки, - Так вот, из Италии мы переместились в Хорватию, а из Хорватии - в Грецию. Именно в Афинах Пол сделал мне предложение.
Она улыбнулась, вспомнив тот жаркий день в Афинах. На ней был белый сарафан, что чудесно смотрелся на загорелом смуглом теле Сибил. Большая соломенная шляпа спасала от возможного солнечного удара. Пол был в легких льняных брюках и красной клетчатой тенниске. Держась за руку, они поднимались по ступеням к Акрополю. Их руки были влажными от пота, но никто не собирался отпускать друг друга. Оказавшись на вершине холма, она и Пол прогулялись вдоль древних колонн Парфенона, посмотрели на знаменитых эрехтейонских кариатид, запечатлели всю красоту на фотоснимках фотоаппарата Сибил. Тогда же и случился тот момент, который она никогда не забудет - Пол деловито снял чёрные авиаторы и достал маленькую бархатную коробочку из кармана брюк.
- Да ладно тебе, сколько тут этой шипучки! Или ты потеряла хватку, пока меня не было? - она быстро осушила бокал шампанского и недовольно посмотрела на почти полный бокал Бернадетт.
- Быстрее закончим - быстрее начнём с... - Сиб прищурила глаз, и пальцем показывая на ряд бутылок,что принесла Берни, остановилась на одной из них, - С виски!
Сибил взяла в руки бутылку шампанского, налила себе ещё один бокал и, подождав пока Бернадетт добьёт свой, налила ей тоже. Ощутив прилив бодрости в виде растекающегося по телу напитка, девушка присела на белый кожаный диван и жестом пригласила подругу присоединиться.
- Что случилось? Да так-то кроме свадьбы и похвастаться нечем. Собираюсь вскоре навести порядок в галерее. Мне и заходить туда не хочется, после разрыва с Лиамом, - Уинтроп осеклась, подумав, что взболтнула лишнего. Для неё имя бывшего было под запретом. Как имя Волдеморта в магическом мире Джоан Роулинг. Однако перед ней сидела лучшая подруга, а кому, как ни Берни можно рассказать обо всём, что творится на душе?
- Я вроде успокоилась, пережила его предательство. Пол помог мне забыть о прошлом. Но ощущение того, что если я перейду порог галереи, и Лиам будет ждать там, меня не покидает. Тем не менее, я собираюсь вновь открыть её. Сейчас договариваюсь с людьми о новой выставке. Пока не хочу оглашать подробностей, но когда смогу - ты будешь первой, кто узнает.
Немного эгоистично с её стороны было сидеть вот так, хвастаться путешествиями, которые так любила Бернадетт; жаловаться на мужчин; и даже не спросить, как поживает сама подруга.
- Прости, что пропала так надолго, - она придвинулась поближе и положила ладонь на руку Бернадетт, - Ты выглядишь усталой. Как сама поживаешь? Как твой бизнес? Я думала нагрянуть к тебе в магазин и прикупить пару платьев из новой коллекции. У тебя ведь найдется эксклюзив для меня?
Сибил мило улыбалась подруге, но глазами сверлила бедную Бернадетт, пытаясь понять, в чём причина её странного меланхоличного состояния.

+1

6

Она кривится из-за нахлынувших волной воспоминаний о так и не состоявшемся замужестве, и вдруг дергается, осознавая, что этот ее сморщенный нос Сибил могла принять на свой счет. Но нет, та отвернулась в сторону на несколько секунд и не заметила реакции белокурой подруги на возникшие перед глазами картинки прошлой жизни, кольнувшие по сердцу, словно тонкая иголка.
Она не горюет. Она жалеет о своей наивной женской глупости и совершенных поступках, ведомых исключительно влюбленным, источающим свет сердцем. Замужество сковало бы Бернадетт в цепи, но Сибил, надев обручальное кольцо на палец, сделалась счастливой. Как птица – белоснежный голубь, которых она и ее новоиспеченный муж вполне могли сделать эффектной частью церемонии бракосочетания.
Рикардс внимает словам уже светящейся от счастья миссис Уинтроп, глаза которой по-детски восхищенно блестят, когда она рассказывает о своем мужчине, и на тронутых загаром щеках слегка виднеется девичий румянец. Слова льются звонким ручьем, Бернадетт улыбается, чувствуя, как радость, исходящая от молодой подруги, передается ей и наполняет притихшее сердце веселым возбуждением и некими приободряющими силами.
-Тебе удалось отхватить лакомый кусочек, милая, - с усмешкой на губах произносит Берн и делает небольшой глоток игристого вина, уже не чувствуя его не особо приятный вкус, переходя в то состояние, когда на вкус алкоголя становится абсолютно ровно. – Я не слышала о Поле Уинтропе, нет. Как тебе удалось с ним познакомиться?
И снова неожиданно накатившая волна воспоминаний о человеке с темными глазами и будоражащим сознание и все высокие чувства английским акцентом, который сначала внушил Бернадетт, что возносит ее до самых небес, а затем раскрыл, что, на самом деле, опустил ее на самое дно. Не до конца, иначе еще молодая и рыжеволосая девушка была бы сейчас в совершенно другом, далеком от Сакраменто месте.
Женщина осушает бокал и видит, как тонкое запястье Сибил тянется к бутылке шампанского, и как светлая струя алкоголя стекает по тонким стенкам и наполняет бокал доверху, что пенка чуть выливается за края и опускается на кожу руки Бернадетт.
-Я потеряла хватку? – наигранно возмущенно воскликнула Рикардс, резко разводя руками так, что шипучка чуть расплескивается из бокала по сторонам, и маленькие капли выпивки опускаются на холодный пол помещения. – Да ладно тебе, некоторые говорят, что я родилась с бутылкой водки в руках.
Шутки про нескрываемый алкоголизм воспринимаются с улыбкой, хоть и таят в себе большую долю правды. Пить Бернадетт начала в возрасте шестнадцати лет, начиная с бутылки дешевого пива из магазина через дорогу за поворотом от дома, и с тех пор к пиву не притрагивается. Зато, теперь на ее полках стоят дорогие экземпляры алкоголя, янтарного, белого, красных цветов, и нет, это не страсть коллекционера. Это пагубная привычка.
-Хочешь услышать правду? – вдруг серьезно начала Берн, делая глоток шампанского. – Откроешь галерею, и Лиам в любом случае вернется в твою жизнь. Фантомом, образом в воспоминаниях, когда ты будешь проходить по знакомым коридорам, или же он действительно появится перед тобой, из крови и плоти. Реши, кто он для тебя теперь, и перестань мучиться.
И снова глоток игристого вина, Рикардс крутит в руке бокал, смотрит, как жидкость плещется по его прозрачным стенкам, а затем поднимает взгляд на Сибил.
-А про выставку я запомнила. Не пригласишь – обижусь, - с улыбкой и слетевшим с губ смехом добавила Бернадетт.
Блондинка чувствует, как теплая ладонь Уинтроп касается ее руки, и как кожа покрывается мурашками, больше не от прикосновения, а от вопроса, что задала девушка.
Бизнес.
Какое странно звучащее в данный момент для Бернадетт слово, ассоциирующееся исключительно с бессонницей, проблемным поиском денег и тупостью юридических лиц. С губ сразу же слетела искренняя улыбка, оставив лишь едва заметный отпечаток, и белокурая женщина проводит холодной ладонью по тонкой шее.
-Не пропадай без вести больше, - тихо и мягко отвечает Берн, делает паузу, прежде чем продолжить. Ей хотелось кратко рассказать о том, что происходило в ее жизни последние два месяца, но она боялась перейти из краткого повествования в длинную эмоциональную речь, возможно, со слезами, если Сибил станет проявлять сочувствие. А Сибил это сделает.
-Не слышала о том, что в июне на Сакраменто обрушился мощный ураган? – спросила Рикардс. – Он снес некоторые здания, в том числе и мой магазин. Там… погибли девочки-модели, да и я чуть не осталась под обломками, но вытащили, слава Богу. Какое-то время я гуляла, жила в свое удовольствие, а потом поняла, что мне нужно решить все проблемы с бизнесом, пока они не стали набирать обороты. И вот… прошло полтора месяца, я все еще занята отстройкой и выплатой неустоек за утерянный товар. Тяжело, это сказывается на сне, на здоровье…
Бернадетт подошла к той границе, когда история стала набирать обороты и эмоции стали подступать к самым краям той стены, что женщина специально возвела, не желая  разом выдавать все свои переживания подруге, которая не должна слышать все это в первый день встречи после довольно долгой разлуки.
-К черту шампанское, я открываю вискарь, а ты неси стаканы, - заявила Рикардс, осушая бокал с шипучкой и отставляя его на журнальный столик.

+1

7

Сибил ошеломленно посмотрела на Бернадетт, переживая вместе с ней июньские события. Миссис Уинтроп получала желаемое по какому-то волшебному совпадению - сначала ключи от помещения, любезно врученные бывшим, где она разметила пинакотеку, теперь же и муж сделал свой вклад, подарив Сибил новенький автомобиль Тесла. Все звёзды сами падали в руки девушке, ей не приходилось лезть вон из кожи, покоряя высоты. Однако Берни была сделана из другого теста и добивалась всего сама: ещё лет 10 назад рисовала эскизы к платьям, начинала с маленького магазина одежды, чтобы позже ворваться в мир моды, привнося в устроенную иерархию свои идеи. К слову, получалось у Берни замечательно, и Сибил любила заглядывать в её бутик, выбирая наряды для собственного гардероба. Потому-то она прекрасно понимала, как тяжело лишиться своего дела, на которое ушли годы старания.
- Мне очень жаль, что так случилось, Берн, - понимая, что лишние слова соболезнования могут только разбудить утихшую боль, девушка не хотела ворошить воспоминания подруги дальнейшими расспросами, - Если тебе понадобиться финансовая помощь, можешь смело обращаться ко мне. Мои дела идут неплохо. Я купила немного акций и получаю свой процент. Весьма выгодное капиталовложение! Так что... Буду рада помочь, дорогая.
Повинуясь голосу гостьи, Уинтроп безоговорочно прошла на кухню. Когда на душе скребутся кошки, одним шампанским точно не отделаешься. Через пару минут она вернулась обратно в гостиную, захватив с кухни два низких стеклянных стакана для виски. На этот раз она доверила разлитие алкоголя в руки Бернадетт.
- Если быть откровенной, - Сибил вздохнула, выжидая паузу, - Я уже виделась с ним. С Лиамом. Пару дней назад.
Рассказывать о подробностях закрутившегося хаоса вокруг, она пока не желала. Она сама недостаточно разобралась во всей этой истории распри между Лиамом и Полом. Оба были хороши: один работал с мафией, другой удачно эту информацию слил. Кто остался в выигрыше? Явно не Сибил, которая оказалась между двумя ненавидящими друг друга мужчинами. Вот только тяжело определиться, когда любишь их обоих.
- Мне нужно было поговорить с ним на счёт... Документов на галерею, - она прятала глаза, невольно выдавая то, что встреча с бывшим могла быть вовсе по другой причине, - Ах, да! Ты ведь спрашивала, как я познакомилась с Полом.
На глазах Берни, девушка успешно маскировалась, забивая голову мыслями о Поле. Выглядело так, словно она напоминала самой себе: "Теперь у тебя есть муж, Сиб. Ты должна забыть обо всем, что было в твоей жизни до него. "
Закопать в землю, спрятать в самый дальний ящик, или просто-напросто сжечь все воспоминания. Но с Лиамом всегда так было: он появлялся в тот момент, когда Сибил меньше всего ждала его. Как и теперь, когда она нашла его фотографии в папках мужа. Разве она могла бы устоять и не разузнать, в чем причина? А обезоруживать он мог одной своей улыбкой. И вот, она сама не замечала, как оказывалась под его влиянием, снова входила в одну и ту же реку реминисценций. Ирландец всем своим нахальством ненавязчиво отвечал ей: "А кто сказал, что я тебя отпустил?".
- Мы встретились в отеле, в Риме. В лифте познакомились, - она продолжала гнуть свою линию, -  Это так невообразимо, согласна? Уехать в другую страну, чтобы опять же познакомиться там с американцем. Пол был сенатором, но у него случились кое-какие проблемы - конкурент хотел занять его должность. Сама понимаешь, чтобы испортить репутацию политика, достаточно слить прессе грязную информацию. Пускай, информация окажется неправдивой, но репутация уже подмочена. После этих событий он и отправился в Европу, долго путешествовал. Пока не нашёл второго такого же неудачника, т.е меня.
Она улыбнулась собственной иронии, и дотронулась губами к стакану, где уже плескалось виски. Она представила алкогольный напиток морем, что скоро накроет своей волной и её, и Бернадетт.
- Может, включим музыку? Пора избавляться от депрессивных настроений. Мы слишком долго не виделись, чтобы теперь потратить наше время на размусоливание проблем, - бодро заявила Уинтроп.
Сибил потянулась за пультом от музыкального центра и включила его. Словно по заказу, техника включилась на средней громкости и в колонках заиграла весёлая песня в исполнении американской рок-музыкантки Джоан Джетт "I Love Rock 'n' Roll". Девушка подпрыгнула с места, оставляя стакан на столе, и потянула подругу танцевать.
- I saaaw him dancing there by the record machine... - англичанка пустилась в пляс, растворяясь в рок-ритме.

+1

8

В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » tell me where it hurts