Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » revolutionary road


revolutionary road

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sd.uploads.ru/L08Jf.jpg

Benjamin Chandler and Bernadette Rickards

5 октября 2014 год
Сакраменто;
вечер; ветрено, переменная облачность

Они без конца спорили, и редко соглашались... И вечно ссорились.. Они терзали друг друга каждый день. Но их объединяло одно — они с ума сходили друг по другу. (с)

+1

2

Внешний вид

http://images3.kurir-info.rs/slika-900x608/leonardo-dikaprio-mobilni-telefon-1328585176-78428.jpg

Жизнь очень непредсказуема и никогда не угадаешь, где найдешь, а где потеряешь. Ведь, когда кажется, что ты в ловушке, возможно пройдет совсем немного времени и все окажется не так уж без радужно, как казалось вначале. Но большинство людей по натуре своей пессимистичны и уже не верят в хэппи энд. Наверное это даже не зависит от характера человека, а так уже заведено. Ну в истории человечества было много дурного и поэтому, розовые очки пропадают еще в юности, когда первый раз жизнь бьет по голове. Бена Чандлера нельзя назвать идеальным. Например его мать считали его просто идеалом и чуть ли не ангелом, а кто-то дьяволом во плоти и действительно порой мы бываем разными, поступает хорошо или плохо, но часто у нас просто нет выбора и обратной дороги нет. Иногда мы совершаем такие поступки, о которых порой не хочется даже вспоминать, потому , что нам стыдно за содеянное, а порой… Мы просто отрываемся от реальности и ловим момент. Да, именно ловим его, выцепляем из бесконечной цепи однообразия, скучного, серого, беспробудного бытия, и это становится реальностью. Настоящей, живой реальностью, и мы чувствуем, что жизнь обретает иные краски. Это заставляет нас с головой окунуться в водоворот событий и улыбаться. Искренне, по-настоящему. И все же нас это пугает. Мы боимся оказаться вдруг счастливыми, поверить в то, что фортуна нам улыбается, и мы убегаем. Прячемся, закрываемся от этой самой реальности и начинаем возводить такие стены вокруг себя, что потом становится невозможным их разрушить. И это делает нас бездушными, бесчувственными и такими… ненастоящими. Мы надеваем на себя маски, притворяемся настолько естественно, что порой те, кто находится рядом, начинают нам верить. И мы, пользуясь этим, обманываем их, и боимся открыть свою душу. Это был обычный вечер, нечего нового очередной скучный прием, одного из высокопоставленных клиентов одного из банков принадлежащих Бену. Отказаться нельзя, но идти не хочется. Но, с другой стороны, с того, дня как погибли его жена и сын мужчина ненавидел одиночество, его начинали душить воспоминания. Именно поэтому он переехал в этот город. Сменна обстановки помогала лишь на время. Он, сидел у бара медленно потягивая бокал виски. На Бене был черный смокинг, рядом стояла его спутница на этот вечер медленно потягивала мартини и щебетала о каких-то глупостях. Красивая, но пустая кукла. Впрочем, как обычно. Чандлеру не нужны обязательства, ему вообще никто не нужен после смерти жены и сына. А глубокие и сильные чувства в этой жизни, можно испытать лишь раз в жизни. И у Бена они уже были. Но он сам отпустил свою любимую. Пять лет назад в Италии он выбрал семью и просто ушел, даже не попрощавшись. Так было правильно, по крайне мере тогда. Она не была похожа ни на одну из тех женщин, кого он знал или видел прежде. Когда он в тот вечери в Италии он впервые заговорил с ней, по телу мужчины побежали мурашки. Бернадетт была своенравной и порой даже упрямой, и именно это Бену в ней и нравилось Такое же чувство было, когда...  Впрочем неважно. А сейчас уже слишком поздно, все сложилось, как сложилось. Прошлое не вернуть назад. Хочется ему того или нет, но стрелки часов по названием жизнь не иду в обратную сторону.Стеллу, Джошуа, тем более Бернадетт назад не вернуть.

Отредактировано Benjamin Chandler (2014-09-29 18:45:39)

+1

3

look

Иногда нам встречается человек, который разрушает целый мир и создает новый. Ценность этого человека заключается в том, что без него твой мир превращается в руины.

Она широко и приветливо улыбается своему отражению в зеркале, но от сквозящей и явно видимой фальши бросает в дрожь, улыбка мгновенно пропадает с бледного лица женщины. Она касается тонкими пальцами своих высоких, выраженных после длительного недоедания скул, они делают лицо изящней, но теряют былое очарование и девичий румянец на щеках, коим раньше можно было блеснуть на фоне напомаженных искусственных дам. Скрыть синяки под глазами -  следы недосыпа и донимающего каждую секунду стресса, оказалось намного легче, чем представлялось на первый взгляд, и теперь ровный тон красовался на идеально гладкой коже лица. Женщина подходит чуть ближе к зеркалу, всматривается в свое отражение, в отражение взгляда своих светло-зеленых глаз и словно пытается что-то отыскать, смотрит, будто впервые видит себя, а потом резко отходит в сторону, тяжело ступая каблуками по паркету.

***

Прошло совсем малое количество времени с того дня, как закончился донимающий долгих два месяца кошмар, что породил стресс, обострение болезней, худобу. Новую Бернадетт. Словно пройдя через некую мучительную трансформацию, женщина вышла из водоворота бесконечных проблем, событий, встреч, взлетов и падений другим человеком. Это удивительным образом заметно в манерах поведения, в хрипловатом усталом тембре голоса, по глазам, в которых несколько мгновений назад Рикардс пыталась что-то отыскать. И это что-то – блеск, искры, маленькие пляшущие огоньки на поверхности глубокого взгляда, которых ранее было не занимать. Они могли на время уйти в тень или прикрыться полупрозрачной пеленой некого тумана, что, вскоре, рассеивался благодаря вечно исходящей энергии и держащей в себе уверенность и стойкость силы духа Бернадетт.
Человека можно читать по взгляду его глаз. Он может рассказать все при том, что сам человек не скажет ни слова, и мало кто действительно может держать все чувства, переживания, мысли в недрах своего разума и души, оставляя в этом деле глаза безучастными. Эмоциональная и искренняя по своей натуре Берн отличалась не только своим характером и поведением, но и взглядом глаз, как однажды сказал ей отец, «цвета надежды». А надежда, вера, видение света в непроглядной тьме – тот дар, что присущ блондинке с самого детства, он всегда делал ей чуточку счастливее, чем она была на самом деле, и поддерживал нескончаемую энергию и любовь к себе и к жизни. Возможно, сейчас этот дар по-прежнему живет в недрах души и сознания этой женщины, а пока что без него она потеряна, истощена. Ее новая версия в ее старой жизни, и тут есть лишь два варианта. Подстраивать жизнь под себя или меняться, возвращать себя прежнюю ради той жизни, которую она любит всем сердцем и держится за нее крепкой, чуть ли не мертвой хваткой.
Как иронично говорить это про женщину, ранее живущую непостоянством и ведущую кочевой образ жизни. Однажды, двенадцать лет назад, сбежав из родного Сакраменто навстречу мечте и новым приключением, она не надеялась когда-либо вернуться домой, который, лично для нее, является синонимом тюремной клетки. Многое не давало свободы и сдерживало волевую молодую девушку в родном городе, начиная с семьи и заканчивая самыми обыкновенными бытовыми и рутинными обязанностями, что так претили юной Бернадетт. Она получила шанс быть свободным и независимым человеком, и не смогла им не воспользоваться в, признаться, не самый подходящий момент. Свадьба старшей сестры, с которой девушка сбежала, не дождавшись церемонии, поднялась на борт самолета и вылетела в жаркую Испанию вместе со съемочной группой, что была для Рикардс семьей на протяжении ярких пяти лет путешествий. Бернадетт была по-настоящему счастлива, каждый день, с первых лучей солнца до последней капли исчезающего за горизонтом заката, и все плохие моменты либо превращались в шутку, рассказываемую по вечерам за бутылкой пива, либо попросту забывались и канули в лету. Тогда еще, будучи девушкой с ярко-рыжими волосами и абсолютно несносным, бунтарским характером, она думала, что будет вести подобный образ жизни до своих самых последних минут, пока не встретила человека, что в корне изменил ее дальнейшую судьбу.
Удивительно, как быстро Бернадетт влюбилась в того загорелого англичанина, обладателя белоснежной голливудской улыбки и неприлично крупного счета в банке, и как неожиданно быстро девушка пересмотрела свое поведение и свои взгляды на жизнь. Именно Уильям сыграл важную роль в становлении личности Рикардс, искоренив тогда излишнее подростковое бунтарство и внедрив вместо него непосредственное женское обаяние, коего раньше так не хватало.
Это была крепкая любовь, перестающая в серьезные отношения, что послужили поводом для яркой нежданной помолвки, о которой американка и англичанин объявили со счастливыми улыбками и полным предвкушением предстоящей церемонии. Однако, с каждым днем счастливые молодожены все больше отдалялись друг от друга, хоть и старательно делали вид, что ничего не происходит, но прилагали отнюдь не большие усилия ради спасения и укрепления будущего союза. Уильям был закоренелым, но безумно влюбленным холостяком, а Бернадетт – вольной птицей, не готовой к созданию собственной семейной ячейки в свои тогда двадцать пять лет.
Очевидная измена Уильяма послужила поводом побега девушки буквально из-под венца, но не чувствовала тогда Берн ни боли, ни горечи из-за расставания, не было даже и капли любви к тому мужчине, за которого еще несколько часов назад пыталась выйти замуж.
То была не любовь. Она ждала впереди, должна была прийти немного погодя, а когда она нагрянула мощным потоком, будто волна, затягивающая в бурлящую океанскую пучину, жизнь предстала в совершенно другом свете.
Это была вспышка. Яркая, ослепляющая вспышка эмоций, чувств.
Такое переживаешь раз в жизни. Истинное безумство, страстные чувства к другому человеку, который переворачивает весь мир с ног на голову и вместо старого создает новый. И мужчина по имени Бенджамин Чандлер как раз был тем человеком. Его образ до сих пор живет в памяти Бернадетт, его голос, взгляд его глаз, будто не прошло пяти лет с момента их окончательного и бурного расставания. А ведь тогда казалось, что это навсегда, и что все ссоры, непонимание друг друга пройдут, или же будут вечны, неизменны, но непреклонны перед их безумной счастью и желание проводить друг с другом каждую минуту. Они ссорились, расставались, а через минуту мирились, снова были вместе, а затем снова ссорились…. И так раз за разом, когда яркая вспышка стала блекнуть, и отношения, похожие на сон, соединились с реальностью и перестали иметь чересчур нереальные радужные блестящие оттенки. 
Он был семейным человеком, с женой и двухлетним ребенком, который ждал возвращение любимого отца из очередной командировки. Бернадетт понимала, что однажды ему придется выбирать, но отказывалась принимать эти жестокие реалии, до последнего слепо надеялась на лучший для их отношений выбор. Но не лучший для них самих.
Была ссора, которую справедливо можно сравнить с ураганом, ведь она разнесла весь мир Бернадетт и Бена в считанные минуты, оставив на месте лишь руины и испепеленные останки всех уже былых отношений. Чандлер уехал, а Рикардс сбежала. В очередной раз. И все пять лет обоим казалось, что слова, сказанные во время той ссоры, были последними, адресованные друг другу.  А Берн до сих пор хранит то короткое письмо от Бена со слепыми и ложными, почти невозможными обещаниями о будущей встрече, в которую никто из них никогда не верил…

***

Платье привычно облегало чуть округлившиеся за последнее время формы, изнуренные вечным недоеданием и даже голодовкой из-за нехватки времени даже на плотный и сытный обед, два бесконечных месяца Бернадетт обходилась легкими перекусами, водой и пачками Marlboro, что помогали немного заглушать аппетит. Он и вовсе пропал в то время, когда ситуация вышла из-под контроля, наслав негаданные проблемы со здоровьем и нервный срыв, следы которого до сих пор читаются на лице белокурой женщины.
Несмотря на нахлынувшую меланхолию, Рикардс выходит из дома, садится за руль, а через десять минут оказывается в роскошном громадном холле одной из самых крупных гостиниц Сакраменто, где скучный прием медленно и постепенно стал набирать обороты, превращаясь в некое подобие светской вечеринки. Дамы в дорогих вечерних нарядах и мужчины в костюмах-тройках или же смокингам, все красиво, элегантно, изысканно, а главное, в воздухе витает аромат добротного алкоголя, женских духов и денег.
Бернадетт прибыла на прием одна, но она относится к тому типу светских людей, которые никогда не затеряются в толпе, не станут в одиночестве потягивать коктейль за стойкой бара без желания отдохнуть от назойливой толпы и одноразовых друзей. И сколько бы ненавидела Рикардс статус «светской львицы», за три года проживания в Сакраменто, после возвращения из семилетнего путешествия по всему миру, она именно ею и стала.
Женщина не была удивлена тому, что все ее знакомые, так называемые друзья, коллеги, заметили явные изменения во внешности, в поведении, во взгляде, про который они то и дело, без особого стеснения, в начале встречи без умолка говорили.
-Знаете, что во мне невозможно искоренить? – сдержанно и с улыбкой выдала Бернадетт. – Мою любовь к выпивке, так что пойду я за стаканом бурбона, или что там у них есть.
Сопровождаемая смехом и старой знакомой, встречаемой исключительно на вечеринках и приемах, Рикардс направилась к стойке бара, пытаясь высмотреть свободное место и бармена, который как можно скорее плеснет на дно граненого стакана янтарного цвета алкоголь.
И тут она вздрагивает. Встает, как вкопанная, в пяти шагах от парочки, которую удивительным образом Берн удалось не заметить. Мурашки покрывают тело, и какая-то неведомая сила не дает ни двинуться с места, ни сказать и слова. Напряжение в воздухе накаляется до сотен вольт, весь мир будто сужается до границ этого зала в гостинице, где будто намертво Бернадетт приросла к полу, смотря на до боли знакомое лицо мужчины.
-Бен, - имя вылетает на выдохе, и в голове удивительным образом сочетается удивление, боль, едва заметные капли восторга, которые сливаются на фоне всех остальных чувств, накрывших Рикардс с головой.

Отредактировано Bernadette Rickards (2014-09-30 18:43:58)

+1

4

Неизвестно каким образом и для чего, но так уж получилось, что мы живем в этом мире. У всех нас жизненно важные органы, кровь течет по нашим венам, а сердце гоняет эту алую жидкость по всему телу. У каждого из нас есть один человек или, может, даже больше, кем мы дорожим. Если не больше, чем собой, то сравнительно больше, чем другими. Основная масса людей - серая, незаметная, неотъемлемая часть жизни, однако, в большинстве своем, нам наплевать на них. У Бена был целый десяток людей, для которых он делал то, что не сделал бы даже для себя. Но не одному из них он не может рассказать какая глубокая ночь сейчас у него в душе. А смысл ему не вернуть не сына не жены и уж тем более не вернуть Бернадет. Она сейчас наверняка на каких-то островах, как и мечтала увидеть  весь свет, а может проводит вечер с семьей. Прошло столько времени, такая красивая женщина не может долго быть одна. Все какой он идиот своими руками разрушил свое счастье, только эта женщина понимала его, только заглянув ему в глаза. А ведь так давно в его жизни появился человек, который в мгновение ока стал самым дорогим. Он никогда не верил в любовь с первого взгляда. Но ее он почувствовал интуитивно, что где-то в уголке его подсознания зажегся огонек, когда он впервые посмотрел в глаза совсем тогда еще в ней было столько наивности. Она появилась в его жизни, как тысячи других людей. А он сам ее вычеркнул глупец. И какова черта, сегодня на него снова нахлынули воспоминания? Бен, сделав легкое движение руки, и пустив свой опустевший бокал по стойке бара прямиком к бармену.
- Повтори.... Вы, никогда не задумывались, почему мужчину и женщину так тянет друг к другу? Вы ответите: любовь, инстинкты, потребности. Да, это так, но что нас подталкивает к этому кроме биологии? Мы считаем, что любовь - это высшее чувство, которое только может быть в наших сердцах. Но кое-что зависит и от нас самих. Мы выбираем себе партнёра, и если он нам нравится, значит, симпатия перерастает во что-то большее, любовь. Кстати говоря, многие заверяют, что дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, может быть либо похоть, либо высшее чувство, но не дружба. На мой взгляд, дружба - это всего лишь этап во взаимоотношениях между двумя разными полами, которая плавно переходит в любовь. Также многие скажут, что это судьба распоряжается нашими жизнями, и мы не должны ей сопротивляться. Так что же такое компас любви? Он ли помогает нам найти такого человека, с которым хотели бы прожить всю свою жизнь в любви и согласии? Судьба предоставляет нам возможность поиграть с ней по её же правилам. Она даёт нам наводки, а мы слепо идём к своей цели, полагаясь на подсказки. Но не забываем, что любовь  - это такое чувство, когда сердце учащает свой пульс, готовится вырваться наружу, а ты не можешь сопротивляться потому, что тебя начинает неподдельно трясти от недостатка любимого человека. Тем самым выступая в роли радара: при приближении к любимому человеку, ты ощущаешь, как кровь внутри тебя закипает, а душа поёт. И вот ты достиг цели! Любовь снова победила и на этот раз ты точно знаешь, что дружбы никакой и быть не может. Именно так и у него было с Берн, в первой секунды он понял, что погиб, это было словно бушующее пламя уничтожающее все вокруг. Они могли поссориться, через несколько часов померится и даже не вспомнить на следующее утро о чем была ссора. Кроме последнего раза, все зашло слишком далеко, Берн просила, того чего он не мог ей дать, не мог оставить своего сына. Прекрасно понимая, что если он уйдет Стела сделает все, чтобы он никогда не увидел сына. А теперь уже поздно жалеть их больше нет. Бен уже столько выпил за этот вечер, что немудрено ему начинает казаться то чего, нет на самом деле. Мужчина готов поклясться, что чувствует запах духов Бенрн, даже спустя пять лет он их помнить, легкий с древесными нотками мягкий аромат жасмина. - Бен... Этот голос нельзя перепутать не с чьим другим, мягкий нежный от него всегда исходило тепло. Чандлер поворачивать голову, перед его глазами, снова стоит та, которую он любит до сих пор. Та, которая 5 лет назад взяла в плен его душу и не отпускает до сих пор. Бен стает и сделав пару нескольких уверенных шагов, оказывается, рядом. Хмель затуманенный его голову прошел в мгновение ока. Это действительно не иллюзия, а настоящая Берн из плоти и крови.
- Я уже не надеялся, когда-либо еще раз встретить тебя Берн. Женщина все еще смотрела на него  удивленными глазами.
- Ну не молчи скажи, еще что-нибудь, что угодно, чтобы я мог поверить в то, что это не мой сон и ты настоящая.

+1

5

Я хочу, чтобы это был сон,
Но по-моему я не сплю
Я болею тобой, я дышу тобой,
Жаль, но я тебя люблю

Нет-нет, все должно быть не так. Подобие случайных встреч происходит только в художественных фильмах или читается на страницах литературных романов, а в жизни такое невозможно пережить просто по счастливому стечению обстоятельств. Время неумолимо бежало еще несколько мгновений назад, а теперь оно резко сбавило свой темп и стало превращать быстрые минуты в мучительно долгие часы, окружающая среда мгновенно потеряла четкость видения, гомон голосов звучит где-то далеко, музыка – тоже. Она стоит напротив него совсем близко, как ей кажется, хотя их разделяют несколько широких шагов, и между ними и то и дело шныряют люди в дорогих костюмах и платьях, не обращая внимания на высокое напряжение, нависшее над головами мужчины и женщины.
Бернадетт закусывает нижнюю напомаженную кубу на несколько мгновений, с такой силой, будто пытается вызвать боль ради пробуждения от дурного нежеланного сна, так безумно напоминающего явь. Во рту чувствуется солоноватый привкус, и женщина нервно сглатывает, ей тяжело отвезти взгляд от лица и силуэта Бена, будто он фантом, призрак прошлого, что явился перед ней во время пьянящего дурмана, застелившего туманом ее здравый разум, и в любой миг может просто раствориться в воздухе.
Словно удар током, Рикардс в ошарашенном ступоре стояла совсем немногое время перед мужчиной и думала, что эти секунды никогда не пробегут мимо и будут вечным мучением, долгим сном, от которого каким-то чудесным образом не удается избавиться. Она чувствует на себе внимательный изучающий взгляд молодой красивой девушки, что стоит рядом с Беном по правую руку и тоже ощущает это со всей силой давящее напряжение, накаляющиеся с каждым мгновением пораженного затянутого молчания. Бернадетт видит девушку боковым зрением, но не поворачивает головы, все еще боится, не желает показывать свое откровенно видневшееся волнение и изумление, выдавать свои страхи и свою слабость. А в глазах все это отчетливо виднеется, и человек, хоть немного соображающий в людской натуре, опишет все внутреннее душевное состояние молодой женщины, которая выдала себя с потрохами пред всем народом, хоть и на несколько секунд.
Вдруг музыка стала играть громче, а мир, еще совсем недавно сжатый вокруг Берн и Бена, постепенно начал расширять свои границы и принимать прежние привычные формы. Блондинка чувствует и вздрагивает после того, как ее молодая знакомая стоит чуть позади и легким движением руки касается оголенного локтя тонкими пальцами, увешанными множеством колец. Резко и бездумно оборачивается в ее сторону и тихонько говорит, чтобы та не имела причин для беспокойства и поборола свое любопытство, отойдя в сторону и оставив ее наедине с человеком из ее прошлого. Конечно, слова были другими, и звучали они иначе, но смысл их был именно таким, и, видимо, та девушка смогла хоть немного, да уловить его.
Так странно видеть некогда солнечную молодую женщину, полную жизненной энергией и надежды в поникшем состоянии, когда она изо всех сил старается держать спину прямо и казаться уверенной, стойкой, здравой. Левая рука едва заметно и нервно теребит тонкую цепочку черной сумочки, что висит на левом исхудавшем плече, Бернадетт волнуется, словно наивная влюбленная школьница, стоящая перед взрослым студентом на вечеринке, и не может найти слов, чтобы сказать хоть что-то. А внутри бурлит котел эмоций и переживаний, одни делают резкий прыжок и начинают волной распространяться по крови, в сердце, доходят до мозга, действуют на нервную систему. Так, например, волнение не может дать женщине знать, куда деть свои руки, и поражение не позволяет ей сделать лишнего шага, движения телом. 
За последние несколько месяцев Рикардс чувствует, что живет. Будто ветер подхватил ее и поднял высоко в небо, или волны приняли в свои объятия и теперь качали ее тело, как во время бушующего урагана. Она словно бежит без остановки, по широким автострадам или бескрайним зеленым полям, ощущая ногами мокрую от росы траву или раскаленный под полуденным солнцем асфальт. Ловит ртом воздух и успевает осматриваться по сторонам, запоминает каждое мгновение и ощущает, как сердце готово выпрыгнуть из груди.
Впервые за несколько месяцев Бернадетт чувствует что-то кроме напряжения и стрессового беспокойства, и это приводит ее в безумный восторг, который отражается во внезапно появившейся улыбке на лице. Не измученной, усталой или натянутой, как раньше, а искренней, светлой, изумленной, женщина даже касается пальцами своих скул, щек, губ, чтобы удостовериться, что действительно улыбается.
Однажды этот человек появился в ее жизни и перевернул все с ног на голову. Теперь он делает то же самое.
-Я тоже не надеялась, - на выдохе отвечает Берн и касается правой ладонью своей шеи, медленно проводит по ней и задевает указательным пальцем впавшую ключицу. Мурашки покрывают руки и спину, и вот блондинка снова ухмыляется, на секунду опустив взгляд на свои туфли.
Бен выглядел не менее пораженным, во взгляде его глаз можно было увидеть калейдоскоп переплетающихся между собой эмоций, невозможно прочитать что-то отдельно, это всплеск, это ударившая со всей дури под дых судьба.
-Как такое могло произойти? – голос Рикардс переходит на шепот, она хмурит брови и смотрит прямо в глаза мужчине напротив, потом приоткрывает рот и думает, что сказать дальше, потому что больше не может найти правильных и подходящих слов. Ее риторический вопрос повис в воздухе и растворился, остался без ответа, что так напоминает те времена, когда такой происходило постоянно и всюду.
-Бен, может, познакомишь нас? – наконец, спутница мужчины потеряла всякое терпение и подала свой тоненький мелодичный голос, переводя взгляд с него на блондинку, и обратно, недоумевая, то вообще происходит в данный момент.
Бернадетт посмотрела на девушку и увидела, как она расправила плечи и гордо тряхнула пышной копной темных волос, но в ней не было того напыщенного высокомерия и пафоса, присущего подобным обворожительным светским дамам, в ней вообще ничего не было. Больше всего она была заинтересована той сценой встречи, что разворачивалась прямо на ее глазах, и казалось, только это подпитывало ее хоть какими-то эмоциями.
-Не думаю, что в этом есть смысл, - голос был мягким и располагающим к себе, но какая-то толика властности все же присутствовала, она было ощутима, слышна, и так хорошо сочеталась с внешним видом Рикардс. Той, которую поменяло стечение обстоятельств, стресс, болезнь и вечная суматоха в круговороте мира денег и людей с толстыми кошельками и полным отсутствием совести.
Бернадетт сделала два шага вперед, и теперь расстояние между ней и Беном казалось совершенно мизерным, что-то еще сближало их до такой степени, что становилось трудно дышать.
-Мы с твоим Чандлером не виделись долгое время, и нам есть о чем поговорить, не оставишь нас ненадолго? – алые губы растянулись в легкой улыбке, Берн испытывала исключительно теплые чувства к незнакомой девушке, она казалась милой, хоть и немного глуповатой. Но в данный момент она, безусловно, была лишней.
Бернадетт снова повернулась к Бену, он был непривычно близок, хоть и стоял в трех шагах от белокурой женщины.

Отредактировано Bernadette Rickards (2014-10-13 05:27:38)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » revolutionary road