Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не забудь перекреститься(с).


Не забудь перекреститься(с).

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Участники: Рода и Фред.
Место: улицы города.
Время: 7 сентября 2014.
Время суток: день.
Погодные условия: переменная облачность.
О флештайме: они не виделись несколько лет, но жизнь вновь сталкивает их лбами. Привиделось? Почудилось? Показалось? Когда кажется - креститься надо.

+1

2

LOOK
Который год приходит прохладная осень, сопровождаемая ярким солнцем, а иногда и холодными дождями, заставляя листву деревьев постепенно сначала менять окраску, а потом опадать красивым листопадом вниз, устилая землю разноцветным ковром. В это время улицы американского городка больше похожи на момент из остановившегося на одном каком-то кадре фильма. Асфальт становится темнее из-за падающей с неба влаги, а утренняя роса испаряется под лучами щадящего осеннего солнца. Витрины магазинов украшены табличками о распродаже прошлой коллекции, а кафе сообщают о том, что у них теперь осенние кулинарные изыски пришли на смену летним. Проходя по улицам Сакраменто, Роданна рассматривала город и людей, что от холодного ветра ёжились в свои пальто: они ещё не совсем привыкли к новой погоде после жаркого лета. Вебер улыбнулась краешком рта и ускорила шаг, чуть ли не переходя на бег, когда наконец дошла до заветного книжного магазина. А ей такая погода была крайне по душе.
Что ей нужно было купить в этот раз? Книг в квартире Роды было огромное количество, в основном, конечно, эта была медицинская литература. Классика также затесалась среди огромных фолиантов, но на них было гораздо больше пыли, нежели, к примеру, на издании по хирургии. Женщина приветливо улыбнулась продавщице и коротко кивнула, приветствуя уже знакомое лицо. Совсем не так давно в интернете она увидела новую книгу, которая заинтересовала тут же с первых слов аннотации. Был даже слух, что автор этого научного произведения будет проводить специализированную конференцию, которая будет основываться не только на обсуждениях новых методах лечения опухоли мозга, но и затрагивать другие проблемы в нейрохирургии. Вебер любила подобные моменты, она казалась себе любознательным ребёнком, который впитывал новую информацию как губка. Норвежка провела длинными, музыкальными пальцами по корешкам книг и направилась в нужный отдел, отмечая, что сегодня в магазине не слишком много народа.
Поиск был недолог, тем более, что консультант быстро помог покупательнице. Роданна прошла к кассе, чтобы оплатить своё будущее приобретение, как увидела перед собой мужскую спину. Обладатель оной достаточно долго и придирчиво рассматривал свой выбор, вовсе не обращая внимание на то, что продавщица, которая старалась сохранять на своём лице спокойное и даже приветливое выражение лица, начинала терять терпение. Проходили секунды, минуты, а мужской голос покупателя всё также назойливо продолжал интересоваться книгой, расспрашивая всё до мелочей. Это могло затянуться, наверное, на целый день, а Вебер не терпелось поскорее приобрести свою литературу и отправиться дальше по делам, запланированные ещё вчера.
- Мужчина, если вы не будете покупать, то, может быть, отойдёте в сторону? - немного раздражённым голосом спросила брюнетка и после через пару секунду удивлённо расширила глаза, неверяще взирая на лицо, которое мало ожидала увидеть в Сакраменто. Перед ней стоял Фредерик Эноксен, что, приподняв брови вверх то ли в возмущении, то ли в изумлении, смотрел на давнюю знакомую. - Фред? Серьёзно что ли? - нервно издав смешок, Вебер прижала к себе книгу покрепче, словно стоящий перед ней мужчина хотел её отобрать.
Эта встреча выбила из колеи. Прошло огромное количество времени с тех пор, как Роданна сбежала из-под венца, оставляя в Норвегии своего жениха. За этот долгий промежуток, в течение которого нейрохирург не видела этого человека, случилось многое в жизни северной особы, но вина перед Эноксеном всё также иногда не давала покоя, заставляя женщину кусать губы до боли. Ну и как ей сейчас вести себя с ним? Решение пришло внезапно, когда Фред, пробормотав что-то невнятное и оставив внушительную сумму денег, ретировался с поля боя, сразу как-то скукожившись и плотно кутаясь в своё чёрное пальто.
- Какого чёрта?.. - потрясённо спросила Вебер, провожая взглядом сильную спину своего бывшего жениха. Она вовсе сейчас не ожидала того, что её проигнорируют и сбегут, поджав хвост? - Вот за книгу, спасибо. - положив деньги на деревянную поверхность, брюнетка помчалась следом за Фредериком, намереваясь хотя бы доказать себе: либо она обозналась, либо этот засранец действительно сейчас намеренно не обратил внимание и сделал вид, что не узнал.
- А ну стой! - крикнула Вебер, гордо удаляющейся мужской спине, которая не успела далеко сбежать. Роде действительно было безумно интересно, ей до боли хотелось узнать: это тот о ком она сейчас подумала или нет. Брюнетка добежала до нужного объекта и встала перед ним, преграждая путь. Недовольное лицо, брови нахмурены, а губы сжаты в раздражённую ниточку, как будто ещё несколько секунд, и из ушей пойдёт пар, и послышится звук вскипевшего чайника на плите. Да что с ним не так? Неужели всё ещё зол на неё?
Роданна протянула руки к лицу мужчины, понимая, что если она сейчас обозналась, то её ситуация будет крайне глупой. Женщина коснулась пальцами до тёплых щёк, а потом вдруг поудобнее ухватилась и начала их растягивать в разные стороны, чётко убеждаясь, что перед ней стоит тот самый богатенький норвежец, который засветился не только с помощью своих финансов и развивающегося бизнеса, но и неудачной женитьбой с моделью.
- Я так и знала, что это ты! - рассмеялась брюнетка и сделала шаг назад, с улыбкой взирая на Фредерика. Эноксен оставался всё тем же заносчивым засранцем, который, кстати, сейчас опять пытался убежать, буркнув какую-то грубость. Ну и как это, чёрт побери, понимать?

+1

3

Стрелки часов медленно отчерчивают новый круг. Время тянулось безбожно долго. Минуты возомнили себя часами, часы же растягивались на бесконечные годы. Это  совещание рисковало не закончиться вообще. Диаграммы, бизнес-планы, переговоры, общение с инвесторами, подсчет предполагаемых затрат. Несколько взрослых и солидных мужчин уже три часа не могут придти к одному общему мнению. Фредерик наблюдает за всей этой ситуацией, не говоря ни слова. Он молчит и ждет, когда свою реплику вставит кто-нибудь другой. Мужчина чувствует неописуемую усталость. Эноксен понимает, что его познания в области юриспруденции крайне слабы – ему просто необходимо почитать дополнительную учебную литературу. Это поможет осознавать масштабы серьезности сегодняшнего совещания, ведь не просто так эти люди не могут решить вопрос уже четвертый час. Фредерик сидит спокойно и молчит. Молчит, потому что ему нечего сказать. Спор между собой ведут двое, все остальные сидят тихо, изредка вставляя реплику в поддержку одной из сторон. Две конкурирующие фирмы делят землю. Они переходят на личности, упрекая друг друга в незнании закона. Фредерик молчит и наблюдает за реакцией своих коллег. Все устали и ждут, когда же  стрелки часов сойдутся на двенадцати. Этих двоих просто невозможно слушать. Конкуренция на мировом рынке даже лучших друзей превратит в заклятых врагов. Врагов, на шеях которых надеты пестрые удавки-галстуки. Врагов, что будут обращаться к тебе на «вы» и стараться не переходить на крик. Здесь собрались самые хитрые, злобные и лицемерные люди. И каждый из них готов воткнуть острый нож в спину, ласково шепча жертве на ухо «все будет хорошо».
Он должен быть умнее и хитрее своих конкурентов, он должен знать больше. Подавлять соперников своими точными знаниями – это в стиле Фредерика Эноксена. Поэтому он спешит в книжный магазин, чтобы купить книгу, позволяющую ему узнать все аспекты юриспруденции. Что, как, зачем и почему. Это важно. Это чертовски важно. Бизнес непростительно похож на войну. Или даже на естественный отбор, где побеждает сильнейший, умнейший и хитрейший. Фред не мог позволить делу его отца погибнуть из-за мельчайшей оплошности.
Фред придирчиво изучает книгу, вертит ее в руке, расспрашивает продавщицу о содержании. Он не торопится расставаться с деньгами, он не хочет покупать бесполезную вещь, из которой нельзя будет извлечь пользу. Эноксен задает тысячный вопрос, но вместо ответа продавщицы получает раздраженную реплику девушки, стоящей позади. Мужчина разворачивается, чтобы ответить на ее речь, но слова застревают в горле и он стоит, глупо раскрывая и закрывая рот, словно рыба, выброшенная на берег. По телу мгновенно пробегает нервный импульс.
«Меня даже убивать не надо – это будет излишне».
Он узнал ее сразу. Все эмоции и чувства слились в одно непонятное единое целое, которое мгновенно отключило мозговую деятельность мужчины. Он был в ступоре, он не знал, что делать дальше. Несколько лет назад она сбежала, пропала, не удосужившись объяснить причину столь глупого поступка. Не рассказав ничего, не попрощавшись. Ушла, пропала, исчезла, чтобы вернуться сейчас и добить одним своим существованием. Фред едва заметно пятится назад. Он швыряет продавщице деньги и спешно удаляется. Теперь он бежит от Роданны, увеличивая расстояние между ними. Они поменялись местами. Рокировка.
«Ударьте меня ножом прямо в сердце, и будет уже поздно».
Главное – успокоиться. Привести мысли в норму, вернуть способность здраво соображать, сесть на первый автобус и скрыться из этого места. Добраться до дома, закрыться на все замки и дать себе возможность отдохнуть. Главное – не думать и не переосмыслять данную ситуацию. Мысли ранят больнее ножа.
Он слышит, как она окликает его, но не оборачивается. Ускоряет шаг, но не успевает раствориться в толпе. Роданна нагоняет его и преграждает дорогу. Фредерику до сих пор больно смотреть ей в глаза. Его предали и бросили, так и не объяснив причину столь бесчеловечного поступка. Все эти годы он задавал один единственный вопрос: почему? Почему она ушла и ничего не сказала? Почему пропала так резко и быстро? Почему она стоит здесь и сейчас, мешая ему пройти дальше? Почему, черт возьми, она врывается в его жизнь тогда, когда он только-только оправился от очередного падения в виде развода с женщиной, которую любил?
Он останавливается и замирает. Молчит и сверлит ее взглядом, лишенным всяческих эмоций. Фред готов стоять истуканом, слушая Роду. Слушая и не слыша. Но он дергается, когда ее руки касаются его лица. Эта непростительная близость пугала и отталкивала. Фредерик чувствовал себя некомфортно, когда ее руки начали растягивать его щеки. Он резко и немного грубо убрал женские ладони от своего лица, молча смотря ей в глаза.
«Если меня убьют прямо сейчас, это будет как дуновение весны».
– Не трогай меня, – холодные слова, произнесенные ледяным тоном, – Что ты здесь делаешь, черт возьми?
Фредерику Эноксену выпала удивительная возможность столкнуться лоб в лоб со своим прошлым. Теперь он может получить ответы на вопросы, что так долго оставались открытыми. Мужчина может разобраться во всем, не мучая себя догадками. Освободиться от оков самобичевания, не искать в себе изъянов, вздохнуть полной грудью. Но вместо этого он молчит, продолжая безразлично смотреть в глаза девушки, которая украла и разбила его сердце. Эноксен молчит, так и не решаясь задать главный вопрос, мучающий его долгое время.
«Если я словлю пулю виском, это будет похоже на освобождение из клетки. Если где-нибудь притаился снайпер – вот он я, во всей свой красе».

+1

4

Что можно было прочитать по этим глубоким глазам? Они всё такие же чарующие, всё такие же манящие, но они оставались полуоткрытой книгой, которую Роданна научилась когда-то читать. Женщина вцепилась в мужскую руку так, словно в эту секунду, в эту минуту это прикосновение могло спасти жизнь или, наоборот, разрушить её. Вебер жадно оглядывала это знакомое лицо, которое спустя столько лет превратилось из мягкого, юношеского в нечто более острое и мужественное, от чего по телу прошёл приятный холодок. Фредерик стал похож на какого-то недавно коронованного короля из ледяной сказки, который теперь награждал бедного нейрохирурга колючим и недоверчивым взглядом. Неужели всё ещё злиться за ту её проделку? Неужели не простил этот девичий страх, что затуманил перед алтарём разум невесты и заставил бежать куда угодно, лишь бы подальше от будущего мужа? Брюнетка как-то натянуто улыбнулась, чтобы потом вновь увести свой взгляд куда-то в сторону, словно заинтересовалась проходящей мимо женщиной. Нельзя сейчас поддаваться смятению. Да, это встреча слишком нереальна, слишком уж она натянута до слова "совпадение", но и в судьбу врач не верила, оставаясь скептичной реалисткой.
- Слушай, я знаю, что поступила в прошлом не очень хорошо... - именно так - "не очень хорошо", - Но ведь это всё в прошлом, что ты куксишься-то? - последний вопрос был задан с такой интонацией, мол несколько лет назад был сущий пустяк, на который можно легко махнуть рукой и забыть как страшный сон. Роданна была чётко убеждена, что молодость - это пора, когда есть возможность совершать кучу ошибок, чтобы потом во взрослой стадии от души посмеяться. Почему же Фредерик оставался всё таким же заносчивым и придирчивым человеком, который не оставлял свои обиды в покое? Брюнетка коротко выдохнула и мысленно спросила себя: "Ну а что же ей-то теперь делать?". Есть, конечно, мысль, чтобы подружиться с Эноксеном. Наверняка у того замечательные детишки и красавица жена, которая обязательно окажется чистокровной норвежкой. Неужели давнее знакомство вот так просто можно перечеркнуть, обращая внимание на детские недоразумения? Они же были всего лишь юнцами.
Наконец прозвучал, как раскат грома среди ясного неба, его холодный и уверенный голос, что заставил глаза женщины раскрыться в удивлении, а губы лишь слегка приоткрыться в объяснимом изумлении. Она не ожидала, что не сможет достучаться. Обычно ей удавалось воздействовать на людей так, чтобы они более или менее располагали к разговору на положительных нотках, а тут провал.
- Я здесь живу. - возмущённо ответила Роданна. Ей претила мысль о том, что этот человек позволял себе говорить с ней в подобной манере. Она ему что? Пустое место? Якобы там какая-то знакомая? Вебер перехватила сумку поудобнее, вешая на изгиб локтя, а потом больно начала бить ладонью свободной руки по плечу норвежца, выливая всё своё возмущение в слабой форме физического насилия, приговаривая едва на повышенных нотках:
- Ты! Стервятник! Не смей со мной так разговаривать! Я отдала тебе годы жизни своей молодости! - с последними словами Рода даже пнула в голень своего бывшего жениха, после поставив заключительную точку, ударив недавно купленной книгой всё по тому же пострадавшему мужскому плечу. Она с гордым видом, мол так и надо, развернулась спиной к Фреду и направилась вперёд по улице, совершенно не обращая внимание то, что некоторые прохожие провожают её недоумённым взглядом.
Лучший ход в такой ситуации - это внезапное нападение. Роданна сейчас была похожа на затаившуюся в высокой траве дикую кошку, которая в этот решающий момент сделала резкий рывок вперёд и атаковала свою жертву. Принесло ли это какие-то весомые результаты? Брюнетка на секунду остановилась и нацепила свои солнцезащитные очки обратно на лицо. Нижняя губа в который раз была прикушена - это обычный жест, когда нейрохирург размышляла или искала себе убедительное оправдание. Она не знала почему так ярко отреагировала, хотя в обычное время она всегда себя сдерживала и оставалась непоколебимой, даже равнодушной. Неужели этот норвежец продолжал вызывать в ней какие-то чувства? Но негативные или положительные? Брюнетка посмотрела через плечо на своего бывшего жениха, который выглядел сейчас как сам чёрт из преисподней. Ему явно не понравилось то, что устроила нейрохирург на улице. Ещё немного и мужчина взорвётся, разнося всё на мелкие кусочки.
- Стоит извиниться. - плотно поджав губы, Вебер сделала глубокий вдох, а потом долгий выдох. Она уже взрослая девочка, чтобы вот так просто сбегать, не оставив просьбы о прощении. Брюнетка вернулась к Фредерику и невинно улыбнулась, стряхивая с его пальто уличную пыль. - Давай поговорим. - чувствовала Рода сейчас себя лицемеркой? Ну да, двуличность сейчас кипела внутри этой северной особы. С одной стороны хотелось уйти, сказав гадость таким же тоном, с которым с ней разговаривал этот бизнесмен, но с другой стороны воспитание родителей и совесть твердили, что стоит повести себя совсем иначе, угостив, к примеру, чашечкой ароматного кофе.
Роданна огляделась вокруг и заметила небольшую кафешку, в окнах которого можно было увидеть парочку посетителей. Там вполне можно будет непринуждённо поговорить. Вебер подняла глаза на Эноксена, оценивая настроение того, а потом обречённо усмехнулась. Ну а чего она ожидала от своей внезапной вспышки эмоций? Конечно, тот будет в возмущении, осознавая чувство собственного превосходства в этой ситуации.
- Хотя знаешь, у меня дел по горло, у тебя дел по горло. В другой раз угощу тебя кофе. - как ни в чём не бывало улыбнувшись, и вспорхнув словно бабочка с красивого цветка, Вебер поспешила ретироваться. Не хватило духу, чтобы извиниться или просто объяснить свой поступок прошлого. Она надеялась, что в этом городе их с Фредериком дороги не пересекутся, и тот поскорее вернётся на родину.

+1

5

Подавлять любые, даже самые сильные гневные чувства. Сохранять спокойствие и держать эмоции под контролем. И никогда, ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не поднимать руку на девушку. Вот то, чему обучили Фредерика еще в детстве. И, если раньше он вредничал, мотая головой, не понимая, зачем ему в тысячный раз повторяют одно и то же, зачем ругают его за малейшую негативную эмоцию, то теперь он был благодарен родителям за излишнюю строгость. Ему хотелось сорваться. Схватить это прекрасное хрупкое женское  тело и с силой тряхнуть. Фредерику хотелось кричать, освобождая эмоции из клетки спокойствия, но он не мог. Воспитание не позволяло. Никаких эмоций. Никакой мимики. Спокойное лицо. Ровный, слегка презрительный взгляд, говорящий больше любых слов. Вот так он стоял, пока его собеседница отвечала на реплику, мгновенно взрываясь от неуважительного тона и пронизывающего взгляда. Фредерику льстили ее эмоции, он будто наслаждался негативом, исходящим от Роданны. Его маленькая победа в эмоциональной войне. Кто быстрее доведет собеседника до ручки. Фредерик лидирует.
А потом брюнетка начала бить Фреда в плечо. Он едва не рассмеялся ей в лицо, поражаясь подобной реакцией. До чего девушку может довести одно небрежное слово, брошенное в лицо словно перчатка. Удивительно, но подобная реакция радовала Эноксена. Прошло столько лет, а Рода не изменилась и не изменила самой себе. Она все та же девчонка, что гордо задирает нос и дает отпор каждому недоброжелателю. Но вместе с этим она все та дамочка, которая ускакала, оставив его наедине с собственными эмоциями и позором. И, будто подтверждая и подпитывая негативные воспоминания мужчины, брюнетка разворачивается и пытается скрыться из виду. Люди не меняются. Люди остаются собой в любом положении. Она опять убегает, так и не договорив до конца, а он остается на месте, пронизанный насквозь ледяным ветром. Фредерик молчал, сжимая руки в кулаки, борясь с гневом, что закипал внутри него. Еще немного и он сорвется. Ей Богу, ярость обрубит всю связь с головным мозгом, и он натворит глупостей, поддавшись эмоциям. Он делает вдох, он медленно выдыхает и повторяет это вновь и вновь, пока постепенно гнев не сменяется спокойствием, пока холодный ветер не остужает его пыл. Пока Роданна не возвращается обратно, чуя вину или решив добить своего собеседника окончательно. Он принципиально молчит, не выдавая никакой реакции на ее слова, жесты, на эти попытки сбежать и внезапное возвращение. Фредерик медленно моргает, смотря на нее все теми же пустыми глазами брошенного мужчины, которому разбили сердце. Такие вещи просто не забываются. Такие вещи не проходят без следа.
– Давай поговорим, – выдавливает он. Это простое любопытство. Фреду интересно, что будет дальше и к чему приведет этот разговор. Он кивает, он остается спокойным. Но такая реакция, видимо, девушку не устраивала. Она хмыкнула. Она развернулась. Она начала свой стремительный поход прочь. Вновь и вновь удаляясь от Эноксена, с каждой секундой оказываясь все дальше и дальше. Второй раз за последние десять минут Роданна пытается сбежать. Ситуация смешная и нелепая одновременно. Фред впервые не знает, что делать дальше и позволяет хотя бы сейчас эмоциям взять верх над разумом. Он не надеется, что это поможет, мужчина просто устал от этой непонятной суматохи. От эмоций, чувств, воспоминаний. Все это надо обрубить разом, ставя жирную точку, либо довести до логического заключения, ставя запятую.
Резкий рывок вперед и мужчина моментально нагоняет Роданну, как-то небрежно и грубо хватая ее под локоть. Будто сейчас именно это действие является самым правильным и верным. Будто это следовало сделать еще тогда, когда брюнетка сбегала со свадьбы. Словно его перенесли в прошлое и дали второй шанс. Шанс все исправить. Шанс рвануть следом за ней, а не стоять у алтаря с потерянным видом. Конец бездействию. Конец молчаливому анализу ситуации со стороны. Конец наблюдениям и выводам. Пора что-то решать. Фреду надоело смотреть, как жизнь стремительно проносится мимо.
– Ты ни капли не изменилась, – фраза звучит с укором, будто Эноксен отчитывал Роданну за ненормативное и вопиющее поведение. Он смотрит в ее глаза и все понимает. Ему не нужны слова. Ее эмоции Фред научился считывать по красноречивому зеркалу души. Их словесная перепалка, небольшое противостояние друг другу и маленькая война могут длиться бесконечно, но пора двум взрослым людям поговорить и поставить все точки над проблемной буквой. Высказать все обиды, выяснить отношения, ответить на все вопросы и понять друг друга.
Фредерик, оглядевшись по сторонам и найдя то самое кафе, куда его собиралась пригласить брюнетка, повел ее за собой. Он ни на секунду не выпускал руку Вебер из своей цепкой хватки. Будто боясь, что сейчас она сорвется с места и убежит прочь. Он вел ее за собой, унося прочь от злополучного книжного магазина и места их разговора. Прочь от посторонних глаз и городской суеты. В уютное кафе, где они бы смогли спокойно поговорить. Удивительно, ведь еще пару минут назад Фредерик не хотел видеть Вебер и сам принимал попытку скрыться с ее глаз, а теперь самостоятельно ведет ее в кафе с явным желанием обсудить все то, что между ними произошло. Странный скачок эмоций. Смена гнева на милость.
– Так и быть, – склонившись к уху брюнетки, шепнул Эноксен, – В этот раз угощаю я.
И только теперь он позволил себе отпустить ее руку, чтобы открыть перед дамой дверь кафе. Он уже чувствовал запах свежей выпечки и молотого кофе. Он предвкушал разговор.

+1

6

С кем можно сравнить этого норвежца? Он похож на ледяную статую, которую сотни мастеров делали крайне скрупулёзно и с особой тщательностью. Каждая мелочь в его лице, каждая завитушка его кучерявых волос были проработаны настолько правдоподобно, что Роданне уже начинало казаться, что перед ней всё-таки живой человек, а не кусок бесчувствия, которого наградили заносчивостью и высокомерием. Он всё также продолжал смотреть с того пьедестала, что было построено ещё до рождения Фреда. Богатенький папочка действительно постарался для своего сыночка, сделав того состоятельным человеком. А что она? Брюнетка не могла и не хотела жаловаться на свою жизнь, так как она в полной мере устраивала женщину. Роскошная квартира, машина, любимый чёрный кот и, конечно же, семья, которая в любой момент обнимет, поймёт и скажет кучу добрых слов.
Почему Вебер тогда сорвалась с места, так и не решившись первой заговорить о серьёзных вещах? Неужели ветер настолько силён, что он подхватил её как осиновый лист и начал гнать подальше отсюда? Норвежка как-то горько усмехнулась, осознавая, что её внутреннее смятение родилось от самой настоящей трусости, что распространялась по венам с кровью в огромной дозе. Стоит взять себя в руки, она же взрослый человек, который вполне имеет право принимать абсолютно любые решения, несущие свои последствия. Да, в прошлом Рода обманула, оставила своего бывшего жениха с раскрытым от изумления ртом, а родителей извиняться и пытаться выяснить причину подобного поступка своей дочери. Но разве молодая девушка могла что-то внятное ответить? Хотя аргумент был, и он был весьма весомым. Роданна прикусила нижнюю губу и хотела уже сделать ещё один рывок, чтобы раствориться в толпе незнакомцев, как чья-то сильная и волевая рука схватила за локоть и потянула назад. Вебер хотела была уже возмутиться, но перед глазами оказался Эноксен, на лице которого застыла решительность. А что бы было сейчас, останови её тогда? Была бы она примерной женой, красивым аксессуаром в руках этого богатого человека? Или была бы действительно любимой женой, для которой не жалко положить даже мир к ногам? Вебер не могла подумать о последнем, так как прекрасно знала, что перед ней человек, что не славится щедростью и выбрасыванием денег налево и направо. Или она просто относится сейчас слишком предвзято?
- Отпусти... - как-то на автомате и с долей испуга выдохнула Роданна, смотря сначала на вцепившуюся в её локоть руку, а потом в мужское лицо, что выдавало внутреннее состояние хозяина. Он сейчас не даст ей сбежать, как тогда в прошлом. Заставит ответить за многое, заставит объясниться. Нейрохирург чётко осознавала, что обязана была сделать это, так как сорванная свадьба стала таковой по её вине. В голове придумывались сотни причин, чтобы и сейчас найти выход из этого положения, но слова застряли в горле, а с губ не сорвалось больше ни слова. Рода похожа в этот момент на жертву, что застыла под гипнозом огромной и смертоносной змеи. Неужели он сейчас её также поглотит, не давая шанса выбраться на волю?
Фредерик повёл её в то кафе, выбранное женщиной несколькими минутами ранее. Просьба, конечно же, была проигнорирована и оставлена без внимания. Брюнетка поджала губы, а потом тихо фыркнула, принимая для себя тот факт, что её бывший жених совершенно не изменился, оставаясь всё тем же властным и непробиваемым чурбаном. Вебер оглянулась по сторонам, как будто пыталась найти хоть какое-то знакомое лицо, чтобы то спасло её из этой ситуации, но нет, удача отвернулась от нейрохирурга.
Шёпот в ухо заставил вздрогнуть Роданну. В это же время подул холодный ветер, и женщине оставалось сейчас только догадываться: это была реакция на погоду или на близость этого человека? Фредерик пах как всегда превосходно, а его выдержка и гордая осанка вызывали только восхищение. Он действительно аристократ, который вырос во льдах, в холодных водах. У него светлые и нереальные глаза, что вызывали дурман. Ей не стоит попадаться в эту ловушку снова, из которой выхода уже не будет.
- Тебя разве не учили в твоей семейке, что всегда джентльмен угощает даму? - ехидно спросила Роданна на чистом норвежском, переходя с английского. Ей захотелось с ним поговорить на родном языке. Вебер давно не была в Норвегии, не видела своих родителей вживую, довольствуясь только звонками по скайпу и звонками по телефону. Хотелось вспомнить частичку своей родины, которая всё также теплилась в душе северной особы.
Кафе встретило их звонким колокольчиком, а также душистым ароматом свежей выпечки, от которого сразу же заурчал живот и слюни образовались сами собой. Рода в этот же миг пожелала попробовать здесь какие-нибудь шоколадные кексы, которые так любила ещё с самого детства. Вебер достаточно грубо стряхнула со своего локтя чужую руку и поправила на себе пальто, направляясь к столику, что находился около стенки. Брюнетка скинула сумку на свободный стул и уселась рядом, тут же принимаясь разглядывать меню. Смущала ли вся эта ситуация? Неожиданная встреча с бывшим женихом в Сакраменто действительно сконфузила, оставляя массу впечатлений. Роданна сделала глубокий вдох, а потом выдох. Она никогда так не нервничала как сейчас, хотя ей ранее не приходилось отвечать за подобные поступки своей молодости. Вебер отложила меню и взглядом указала Эноксену сесть наконец-то напротив неё. Нечего стоять столбом и мешать другим людям отдыхать, работать.

+1

7

Английская грубость и колкость постепенно сменялась норвежским ехидством, без намека на излишнее проявление негатива. Все приобретало более мягкие и родные, уютные и домашние оттенки. Все углы сглаживались, на смену прежнему гневу приходило понимание с долей светлой ностальгии. Эти двое не были чужими друг другу и вряд ли когда-нибудь ими станут. Удивительная штука, именуемая судьбой. Ведь Фредерик и Роданна могли бы никогда не встретиться, никогда не столкнуться друг с другом лбами, не получить возможность нормально поговорить и обсудить все открытые вопросы. Судьба будто дарует им второй шанс. Шанс все исправить или разрушить окончательно. И пока Фред был занят погружение в собственные мысли, выясняя, что же делать дальше, и стоило ли вообще куда-то вести эту женщину, Рода уже нашла уютное местечко для их последующей беседы и жестом приглашала мужчину приземлиться на стул, а не стоять истуканом. Эноксен тяжело падает на стул, что стоял напротив Роды, он натягивает улыбку и говорит на родном и любимом норвежском:
– Предлагаю поиграть в одну игру: я задаю тебе три вопроса, а ты обязуешься давать на них честные ответы. Затем ты задаешь ты вопросы мне. Суть игры – избавиться от недосказанности, идет? – небольшая психологическая разрядка. Решение проблем в виде сомнительной игры, в которой даже спрятаться негде. Они сидят друг напротив друга. Две сильные армии сошлись на поле боя. Ощущение, что между Фредом и Родой шахматная доска с множеством фигур. Фредерик делает первый ход, отправляя ничтожную пешку в путь на две клетки. Не давая Роданне время на долгие размышления, Фредерик задает первый вопрос:
– Что стало причиной твоего отъезда? – ему было важно знать причину. Важно найти настоящий ответ, не пытаясь путем самобичевания выискивать изъяны в себе. Не гневаться на окружающую помпезность и стены ледяного царства, что были выстроены задолго до рождения Фреда. Да, он рос в состоятельной семье, он рос в мире, где за малейшую провинность полагалось суровое наказание. И не было в его холодной вселенной ни намека на тепло, пока не появилась она. Девушка, внесшая в жизнь мужчины тепло, растопившая его замерзшее сердце. Фредерику было важно знать, что спугнуло Роданну в самый последний момент. Что пошло не так? Почему стены его собственного ледяного царства начали стремительно таять, топя под своими бурными водами несчастного мужчину, что бережно собирал осколки разбитого сердца. Он упивался ненавистью, он жил мыслями об отмщении, но сейчас он спокоен и улыбчив, пытается добиться истины и осознать причину столь непонятных действий.
– После своего побега ты думала обо мне? – здесь нет ни тени издевки или обиды, вопрос задан спокойным голосом, взгляд Фреда прямой и не осуждающий, полуулыбка продолжает украшать его лицо. Ему не интересно знать все аспекты биографии Роды после отъезда, ему не хочется вникать в ее личную жизнь и копаться в многочисленных фактах, обилии информации. Фред хочет знать, как быстро ему нашли замену. Как быстро о нем забыли, вычеркнув из своей жизни. Сколько времени нужно на полное отрешение. Год? Месяц? Пару дней?
Мужчина забирает меню, что не так давно держала в руках Вебер, бегло просматривает строчки с наименованием блюд и ухмыляется. Он не задает третий вопрос, будто держа его в тайне, интригуя девушку своим многозначительным видом. Фред молчит, читая меню, изображая крайнюю степень заинтересованности. Изредка он поднимает глаза на Роду и улыбается. Возможность быть предельно честным всегда дарует некоторую форму свободы. Сейчас не нужно надевать маски и придумывать наиболее правдоподобный ответ. Сейчас можно быть собой. Эноксену нравятся психологические игры и ему интересно, какие вопросы в свою очередь задаст сама Вебер. Какие фигуры она выставит в оборону на их импровизированной шахматной доске, сможет ли поставить шах и мат за один несчастный ход?
– И третий вопрос, последний, – мужчина откладывает меню в сторону, – Ты же все еще любишь шоколадные кексы?

+1

8

Поднимать глаза на далеко не чужого человека - смелость. Посмотреть и гордо встретить его взгляд - это ещё один шаг к той пропасти, которая вот-вот станет гробницей для отчаянного. Роданна была сейчас либо слишком храбра, либо слишком глупа, потому что повелась на эту уловку: она всё-таки решилась ответить за свой поступок, совершённый в прошлом. Женщина поджала губы, а после распахнула их как нежные лепестки роз, позволяя сорваться шумному дыханию с уст. Норвежка явно нервничала, хотя старалась всякое своё волнение загнать подальше в угол. Пальцы то и дело постукивали по коленке, а свободная рука с силой сжимала ткань одежды. Сейчас не была казнь или разоблачение в чём-то, но боязнь огромных перемен давила с каждой минутой всё сильнее и сильнее. Фредерик вряд ли чувствовал то, что сейчас волной каждый раз накрывало Вебер. По его ровной и непоколебимой осанке женщина чётко понимала, что мужчина оставался всё также невозмутимым и всё таким же властным человеком, что всегда чувствовал, когда ситуация на его стороне.
Кафе было явно не большим. Здесь было огромное количество вещей, что создавали уют и тепло, но женское тело пробивал необъяснимый озноб, а стены помещения давили. Ей никогда не приходилось попадать впросак, у неё не было опыта в таких индивидуальных случаях. Обычно из любой битвы она уходила так, словно была негласной королевой, что умела обратить любую проблему против своих врагов и обидчиков, а тут дела обстояли совершенно иначе. Теперь Роданна была загнанной в угол жертвой, чьё сердце билось быстро, а язык то и дело облизывал губы, стирая всякие остатки помады. Нужно взять себя в руки, наконец перестать держаться за соломинку и наконец гордо поднять голову к небу, но мало что получалось из этого списка.
- Это допрос? - Рода не вздрогнула от голоса, что разрезал между ними молчание, хотя вот пальцы на ногах поджались. Нужно вести себя непринуждённо, как обычно, потому что на этот судьбоносный диалог она подстрекала сама. Норвежка стала своим собственным палачом, инициатором бойни, из которой победителем выйти будет очень тяжело. Все факты против неё, а Бог явно не поможет той, что убежала, так и не дойдя до места венчания. Женщина усмехнулась и откинулась на спинку стула, позволяя себе сыграть роль равнодушного собеседника. Этот ход стал её защитой, её невидимым щитом от Эноксена, что с хищной внимательностью сейчас разглядывал Роданну.
- А если у меня нет вопросов к тебе, тогда игра будет нечестной. - Вебер продолжала подливать масло в огонь, не собираясь вот так легко отступать. Если она вступила на эту тропу, значит следует идти дальше. Женщина склонила голову набок и улыбнулась одними уголками рта. Она тут же вся подобралась и даже слегка придвинулась вперёд, как будто в эту минуту, в эту секунду Рода готова была сделать рискованный прыжок и атаковать своего противника. Не важно, что перед ней сейчас бывший жених, просто он загнал в угол и начал перекрывать доступ к кислороду, оставляя довольствоваться остатками.
- Я думала, что ты со своими связями уже давно всё разузнал. - не интересуется собственной невестой? С теми деньгами, с теми связи, которые были у этой богатой семьи, можно было свернуть горы, а не то, чтобы разузнать всю правду о той, что должна была стать женой. Вебер была несколько разочарована и даже ущемлена. Неужели Фред настолько правильный, настолько гордый, что даже не пожелал отыскать Вебер? Брюнетка хмыкнула, глядя прямо в лицо мужчины, а потом отвела взгляд. Оскорбилась? Может быть, совсем немного, всё-таки они взрослые люди, да и это происшествие было в далёком прошлом, но опять-таки.
- У меня на то были свои причины, и я не хочу их раскрывать совершенно чужому человеку. - обида не взыграла в голосе, но была услышана в словах, особенно в последних трёх. Казалось, что ранее они были ещё совсем так молоды и горячо влюблены, а сейчас стали двумя огромными айсбергами, что столкнулись и начали ломать друг другу края. Роданна не хотела смотреть на норвежца, не хотелось выдавать ту жалость о сказанном. Может быть, Вебер вовсе и не права сейчас? Может стоит рассказать? Сомнения закрались в сознание как юркие крысы, готовые сеять хаос и разрушение. Контроль над разумом не терялся, но вот повернуть время вспять и озвучить совершенно другую мысль безумно хотелось.
- Я правда должна ответить на этот вопрос, Фредерик? Ты правда хочешь знать, думала ли я о тебе, когда ты обнимал другую? - жёстко парировала на вопрос брюнетка и горько усмехнулась. Мужчины в любой ситуации остаются мужчинами. Они требуют внимание, желают, чтобы всё принадлежало им безраздельно. Эноксен не был исключением, он оставался всё тем же представителем противоположенного пола. Думала ли она о нём? Конечно. Первые дни было безумно тяжело, но заботы о маленькой Александре и учёба не дали совсем впасть в депрессию. Её побег - это лучшее решение для них двоих на тот промежуток времени. От роя мыслей отвлёк Фред, что забрал из рук женщины меню. Рода прекрасно знает что закажет, ей даже не надо было осматривать картинки с блюдами и читать их состав. Простая чашечка кофе и шоколадный кекс, который оставался всё таким же любимым ещё с самого детства.
К их столику подошла девушка-официантка, которая тут же спросила о решении клиентов. Только хотела было Рода открыть рот, чтобы озвучить свой выбор, как её перебил Фред. Он задал последний вопрос, который заставил губы не смокнуться, а оставаться приоткрытыми. Удивление, изумление и даже шок, пронзили тело Вебер, что не старалась даже скрывать своих эмоций. Он всё ещё помнит? Но ведь просто столько лет прошло.
- Ошибаешься, я успела разлюбить их. - отчеканила норвежка и сделала заказ: кофе и банановый чизкейк. Агрессия тут не кстати, но Вебер поняла это уже потом, когда официантка переспросила и кивнула, принимая пожелания клиента. Холодная война, или они уже взялись за оружие?

+1

9

Наверное, Фредерик разучился понимать Вебер. Разучился различать ее эмоции, считывать ее мысли. Может, он никогда и не знал Роду так хорошо, чтобы с уверенностью сказать, что она сделает в следующую секунду. Сейчас он считал себя достаточно умным и опытным мужчиной, который сможет хотя бы предположить, какие слова его собеседница произнесет в ответ. Но Вебер шокировала Фредерика. Будто вылила ему на голову ведро ледяной воды. Будто швырнула мужчине в лицо перчатку. И внезапно он почувствовал себя как-то глупо и неловко. Словно никогда он и не знал ту Роданну Вебер, с которой был готов идти по жизни рука об руку. До настоящего момента мужчину грели мысли о том, что перед ним сидит все та же взбалмошная девчонка, которую он любил всем сердцем. Но теперь Эноксен запутался. И больше склонялся к тому, что перед ним сидит абсолютно чужой человек. Она как будто испытывает его на прочность, будто издевается. И теперь Фред вновь чувствует какую-то непонятную злобу, волнами накатывающую на него. Ему хочется перевалиться через стол, схватить Вебер за грудки и с силой тряхнуть. Заглянуть в ее глаза и попытаться отыскать там проблески той Роды, которую он любил. Ему хочется крикнуть, хочется перебить ее холодные колкие фразы. Хочется сделать тысячу действий, но он остается спокойным и холодным, словно фигура, сделанная изо льда.
Брюнетка вела себя странно. То подходила ближе, то вновь отталкивала Эноксена своими действиями. Это было похоже на танец, где партнеры вначале сходятся, затем разбегаются по разным сторонам. И вновь встречаются только под конец танца, за пару секунд до выключения музыки. Фред не понимал, есть ли смысл в подобных действиях. То Вебер мягко манит его к себе, переходя на норвежский, растапливая его ледяное сердце какой-то неописуемой нежностью и теплом. То она резко меняет тон в голосе и колко жалит его ледяным ветром агрессии. Чего она добивается? Продолжает играть в войну, не желая уступать своему оппоненту? Победа для нее важнее сохранения каких-либо отношений?
Мужчина задумчиво почесывает подбородок. Он всегда так делал, когда уходил в свои мысли. Когда анализировал, размышлял, делал какие-то выводы. Фредерик сидел бы так еще долго, анализируя ситуацию, если бы не вопрос официантки, готовой записать его заказ. Оторвавшись от собственных мыслей, улыбнувшись миловидной девушке, мужчина заказал чай и пару шоколадных кексов. Он равнодушно пожал плечами, когда официантка удалилась, оставив молодых людей ворошить прошлое наедине. Вот только Эноксен потерял всякий интерес к беседе. Ему даже не хотелось отвечать на вопросы Роданны. Не хотелось грубить в ответ на грубость. Продолжать разговор, переходя на повышенные тона. Обида сожрет их обоих, рано или поздно. Кто-то должен отступить. Иначе их конфликт растянется на бесконечные годы бессмысленного противостояния.
Фредерик как-то совершенно равнодушно положил на стол купленную книгу и, раскрыв ее на первой странице, прочитал заголовок. И прежде чем углубиться в изучение материала, мужчина безмолвно взглянул на Роду. Вопросы, на которые он так отчаянно хотел получить ответы, увы, остались открытыми. И вряд ли когда-нибудь Вебер задушит свою гордость, набравшись смелости для ответа на них. Женщины всегда пытаются показать свою силу и независимость. Что ж, пусть будет так. Пусть Рода остается единственным воином на этом поле битвы. Пусть она борется с самой собой, пока Фредерик изучает приобретенную книгу. Он опускает глаза, в печатное изделие, произнося одну единственную фразу:
– Готов выслушать твои вопросы, если таковые имеются.
Но всем своим видом мужчина дает понять, что этот разговор больше не имеет смысла. Что Рода сделала то, чего так отчаянно добивалась – вновь задела его за живое. Кольнула острым копьем в бок. Смахнула несколько оборонительных пешек с шахматной доски. Перебила все карты одним козырем. Отправила в нокаут одной небрежной фразой.
Эноксен переворачивает страницу и читает название первой темы, выделенной жирным шрифтом.
Книги спасали его в детстве, спасут и сейчас.
Это его универсальный щит.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Не забудь перекреститься(с).