В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Гаррота


Гаррота

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Участники: Агата и Сонни
Место: Сакраменто, несколько разных мест
Погодные условия: от +20 до +30 на протяжении дня
Время: 1 октября
О флештайме: Ты пережила тяжёлую ночь, а он спал. Вам обоим предстоит сделать ещё кое-что...

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-10-02 16:34:09)

+1

2

Сонни знал, что начинать дело с нуля - это сложно; потому никогда и не делал попыток чего-то начинать самостоятельно, просто предпочитая следовать чьим-то приказам, забирая в итоге по небольшой частичке от каждого уже построенного бизнеса в зоне его досягаемости, таким образом получая даже больший доход, чем кто-то получал с своего собственного магазинчика или бара, напрягаясь при этом гораздо меньше. А вот за последнюю неделю на себе прочувствовал, какого это - быть не просто "деловым человеком", а действительно бизнесменом... Порностудия, пока ещё безымянная, тянула из него больше соков, чем ипподром, метро и кино вместе взятые - но при этом всё ещё ничего не принося... кроме вложений, которые сделал Фрэнк. И которые не раскрутишь таким же образом, потому что руки оборвут моментально. И как же теперь помочь Тарантино с её долгом?..

Ночь с тридцатое сентября на первое октября.

Стоило только на минуту заснуть, как телефонный звонок заставляет тебя чуть не подпрыгнуть на постели - до чего знакомая ситуация. Придётся одеваться, куда-то ехать, и что-то делать, и это "что-то" вряд ли будет так приятно, как было бы тебе в объятиях любмой, но ночи вместе вам не провести... Знакомая ситуация для таких, Сонни. Вот и ему это показалось до боли знакомым. А затем - встало с ног на голову: звонил-то не его телефон, а Агаты! Себе на телефон он таких рингтонов не ставил. И очень похоже, что в холодной постели остаток ночи придётся провести ему, а не ей. Как интересно порой мир заставляет взглянуть на вещи с другой точки зрения, да? В данный момент - пинок от кармы, видимо, прилетел со стороны той, что оставила паутину на его грудной клетке: Элис вот таких ночей пережила немало...
- Да кто там... - ворчит рядом Агата, свесившись с постели в поисках своего телефона, и окончательно разорвав тепло их объятий, растолкав сонного Пульса. Он морщится в темноте, издав едва слышный ворчливый звук, понимая, что от него сейчас вообще мало что зависит. - Слушаю. - а вот ему слушать не хочется. Хочется накрыть голову подушкой, чтобы вообще никого не слушать. Господи, пожалуйста, только бы это кто-нибудь номером ошибся! Так ведь хорошо было. - Алле? Я слушаю тебя... - нет, не ошиблись, похоже. Вот теперь и Пульсоне забеспокоился, звонил, похоже, кто-то важный для Агаты. Всё точно так же, как он помнил, только телефон беспроводной... - Говори, пожалуйста. Что случилось? - испанка всё-таки покидает постель, и Сонни, с досады, бьёт кулаком по тому месту, где она только что лежала, уже понимая, что услышит от неё далее. И потому и сам встаёт, правда, не подходя к ней близко - наверное, не стоило ему слышать этот разговор, так? Если это разговор был вообще. Такое чувство, что на том конце провода просто молчали.
- Агата, что случилось?.. - на складе что-нибудь? Или типографии? Хотя нет, если там - звонили бы ему; ровно как и на студии. Студии, мать её за ногу - первую же ночь, которую он провёл дома, а не там, первый его выходной, первый раз, когда они с Агатой остались на ночь в квартире, кто-то умудрился испоганить, сорвав её из постели. Да, именно это Элис и чувствовала, наверное, в своё время. Даже в простыню, сорванную с постели, он кутается почти так же, как его подружка много лет назад... тьфу, блин!
- Мне поехать с тобой? - спрашивает, когда она обрисовывает ситуацию, попутно начав собирать свои вещи по квартире. Не осведомляясь о том, куда ей надо уехать и зачем - если бы это и его касалось, пожалуй, она сказала бы ему сразу... Так и есть - получает отказ. Придётся остаток ночи провести в одиночестве... - Тогда береги себя... Пушку не забудь. - "что-то важное", особенно посреди ночи, на его опыте, всегда подразумевает, что нужно взять с собой пистолет - если не чтобы использовать, то просто на всякий случай. - И позвони потом... - добавляет немного строго, как мамаша прям, которая отпускает ребёнка-школьника гулять вечером. Потому что он тут будет волноваться, примерно как эта же самая мамаша, и ему наплевать, что выглядит он, закутанный в простыню, как грек в тунику, и пытаясь при этом советы давать, несколько комично.
Целует Агату на прощание, и закрывает дверь за ней. Всё, вот теперь вечер точно испорчен. Сонни возвращается в постель, рухнув на кровать лицом вниз со всего маху. Заснуть получается не сразу; досада и злоба, особенно с тревогой на одной закваске, сна, как известно, хорошо лишают. Правда, ничего не изменится, если он начнёт метаться по комнате, переживать или за бутылкой полезет - потому Пульс переворачивается лицом вверх, принимая позу трупа в гробу, и просто не шевелится до тех пор, пока не заснёт...

1 октября, утро

- А... э... - просыпается, недовольно ворча, и отворачивается в сторону, поняв, что его кто-то решил будить, находясь ещё в мире тревожного сна, который только что смотрел. - Да проснулся я!.. - ткнувшись лицом в подушку, отвечает на автомате, даже не разобрав, что именно услышал сейчас, лишь бы отстали. И только затем, когда явь и ночные воспоминания резко ударяют в голову, рывком подскакивает на постели, разворачиваясь лицом к разбудившей его Агате. С одним только коротким заинтересованным мычанием, в котором умудрился собрать одновременно и вопрос о том, что случилось вчера, что Агата делала в течение этой ночи, чем это грозит им обоим в будущем, что вообще происходит, какого чёрта она его будит, и ещё с десяток подобных: - Ну?

+1

3

Вв: джинсы, белая майка и куртка, ботинки

Ночь была трудной. И даже не столько затрачено сил, как если бы я поднималась 600 ступеней в верх, сколько морально. Тревога, переживания, волнение, что не справлюсь, желание оправдать возложенные надежды и данное обещание. На сознание очень давило время, которое заканчивалось. И чем ближе к утру, тем все быстрее утекали минуты.
Я возвращаюсь обратно в квартиру Сонни за два часа до рассвета. Дома спят. Моего отъезда никто и не заметил, я припарковала машину на то же место, что пустовало без меня. Достала ключи, которыми несколько часов назад хотела закрыть дверь, но меня с этим опередил провожающий Пульс. И собиралась вернуться. Вот только жаль, что не для того, чтобы юркнуть обратно в постель к любовнику, а чтобы, наоборот, поднять его. Ночью, когда позвонил Гвидо, мужчина рвался поехать со мной. У него будет такой шанс.
Выжимая последние минуты сна для Пульсоне, прежде чем будить его, я иду на кухню. Ставлю чайник, включаю свет, достаю кружки. Черт, не свалиться бы рядом с Сантино, мне так хочется спать... Глаза предательски болят от усталости и обещают закрыться. Организм тоже требует отдыха. Да, нужно кофе, хотя это сомнительный энергетик, на меня не действует. Ну, тогда чай. В чае, говорят, больше кофеина, чем в кофе. А еще лучше, проезжая мимо заправки, купить энергетик, эта химия в банке даст мне как минимум два часа бодрствования.
Оставив электрический чайник тихо шипеть на подставке, иду в комнату. Мои шаги не особо-то тихие, тяжелые. Я в обуви. Не сняла ее, несмотря на то, что в своем доме очень ругаюсь за не разутые ноги. Но сейчас, извини, у меня нет сил тянуться до ботинок, да и время не хочется на это тратить.
- Хей, Сонни - сажусь на постель, там, где некогда пыталась уснуть. - Просыпайся - мой голос еще не громкий, но довольно требовательный. Нежно касаюсь холодной с улицы рукой плеча Сантино. Теплый такой. И будить жалко. Но без него, боюсь, мне не справиться.
- Сантино, у нас дело. Ты мне нужен - в голос произношу я, получая на это горячее и исчерпывающее:
- Да проснулся я!.. - вроде не похоже. Я остаюсь сидеть и ждать, когда вскипит чайник или когда мне удастся достучаться до Пульса. Второе наступает ранее: мужчина подскакивает на месте, садясь рывком и оборачивается ко мне.
- Ну?
- Ехать надо. Сейчас. Я чайник поставила. Попьем и поедем. Одевайся - встаю с кровати, чтобы Сонни тоже начал действовать. Надо ему все рассказать, тащить на задание, не обрисовав при этом всю картину, будет эгоистично и неправильно. Не правильно подвергать его опасности.
- Надень что-нибудь удобное - сообщаю, хотя это и без меня ясно. Иду на звук щелкнувшего чайника, где дожидаюсь уже итальянца. Для него стоит чашка кофе, для меня просто черный крепкий чай без сахара.
- Надо убить Освальдо Гарридо. Член испанской мафии, но уже ни один год живет в Сакраменто. Он должен пропасть. Пропасть так же, как сегодня пропала Маргарита ди Верди. Тихо и без следов. - Осо был наемным убийцей, умеющим и готовый убивать. Такие как он всегда готовы к нападению, от этого подобраться близко без шума особенно сложно. Закинуть гранату тут не получится...
Вкратце, за чашкой чая, имея в запасе пять минут, я описала Сонни кто такой Освльдо. Имея представления о нем, можно было смело вооружаться.
- Сделаем все, пока город не проснулся. И будем свободны - и потом хоть снова в постель.
Перед выходом из квартиры, целую итальянца в губы, притянув его за шею ладонью.
- На удачу - мы выходим на улицу...

+1

4

Куда ехать? Зачем ехать? Сонни чувствовал себя сейчас, пожалуй, так же, как Агата несколько часов назад - сонный, ничего не понимавший, но уже готовый действовать, просто потому, что действовать было надо. Хотя ему сейчас было явно гораздо лучше, чем Агате - во-первых, он хотя бы выспаться умудрился, пока она пропадала где-то этой ночью... а во-вторых, его ещё в казарме учили подниматься по тревоге, вот так, неожиданно, и тогда времени было гораздо меньше, чем сейчас - и кофе тоже никто не наливал, чайник не ставил, оделся, получил ствол - бегом строиться. Здесь же Пульс имел время не только головой встряхнуть, прогоняя остатки сна, но и встать, как человек...
- Сколько времени?.. - спрашивает, отрывая задницу от мягкой постели. В данный момент этот вопрос его волнует даже сильнее, чем вопрос о том, что там нарисовалось за дело у них - рассказать она всё может и в процессе, за утренним кофе, или чаем, кто что будет пить. Сонни идёт вслед за Тарантино, но сворачивает в ванную, чтобы привести себя хотя бы в относительный порядок... бриться вот не будет - если сейчас начнёт со своей бритвой опять извращаться, времени они потеряют массу. Он ведь правильно понимает, что время у них ограничено?
Умылся, причесался на скорую руку, вернулся обратно в комнату, чтобы переодеться, и уже в готовом к "делу" виде вошёл в кухню, усаживаясь за стол и подтягивая чашку к себе, готовясь слушать, что Агата ему расскажет. Чувствуя, что это тоже ему уже привычно, хоть и подзабыто - слушать о том, кому суждено умереть сегодня от его руки, так же спокойно, как слушал бы выпуск новостей по радио. И попивая напиток при этом - кофе, или бывало, что-нибудь и покрепче...
- Стоп-стоп-стоп... Кто, на хрен, такая Маргарита ди Верди?
- отставил Пульс чашку, приподняв ладонь в воздух. Вообще-то некрасиво сквернословить за столом, но ранний подъём как-то сам по себе располагает. Тем более, что имена, в принципе, Сонни, как и прежде, интересовали мало, больше были важны данные другие - где живёт, или где появляется, когда, и с кем, и в чём - в плане одежды, самое заметное из примет. - А этот Освальдо тебя знает? Что-то неладное может заподозрить? - Агата подняла Сонни, а кофе начало будить и мозг - Пульс теперь пытался сообразить, как к нему лучше подобраться, так, чтобы не получилось шумно и громко. Без следов, как сказала Тарантино. - Тогда поедем на твоей машине. Так у него не возникнет подозрений. - уж точно их меньше будет, чем если в дверь постучится кто-то незнакомый... или, того хуже, вломится. Судя по тому, что он от Агаты услышал, типом этот её соотечественник был опасным. - Хреново выглядишь... - подытожил Сонни, вставая с места и унося опустевшую чашку в раковину. Когда всё закончат - определённо в постель. Тата уж точно, она уже почти сутки на ногах, и если для него день только начинался - для неё ещё ночь не закончилась... Пульс протянул руку, открывая один из кухонных шкафчиков, и протянул Агате какую-то продолговатую штуковину. Рукоятку. Из которой короткое лезвие откидывалось - небольшой нож. - Возьми на всякий случай. И вот ещё что... - Сонни нагнулся, открыв дверцу под раковиной - где стояло мусорное ведро и хранились инструменты. А у людей вроде них с Агатой - и не только инструменты. Пульс извлёк полиэтиленовый пакет, в который были завёрнуты глушители - трофейные, снятые с пистолетов Пинты и Цезаря. Вот теперь действительно будет тише.
Сонни ловит её крепкий поцелуй, отвечая в том же духе - на удачу... для чего-то большего, чем просто удача, времени уже нет. Оружие проверено и готово, осталось только дело сделать - Пульс вот уже проснулся и готов... насчёт Агаты не уверен.
- Я поведу. Введи адрес и подреми немного по дороге. - советует Сонни. Система уже хорошо знакома и отработана - Тата покажет место на электронной карте города, Пульс - поведёт машину. Одновременно и пораскинет мозгами, как будет лучше всё сделать...

Внешний вид

Сонни приглушил фары, когда они выехали на улицу, где стоял дом Гарриды, и сбавил обороты - не хватало только, чтобы он проснулся, услышав их, или свет увидел через окно. Припарковавшись, и вовсе заглушил мотор, глядя на дом напротив и прислушиваясь к утренней тишине. Хорошо, что район не особо густо населён, горожане уже начинают на работу просыпаться... 
- Просто позвони ему в дверь. Сделай так, чтобы он тебя увидел. Остальное я сделаю сам...
- произносит Пульс, посмотрев на Агату, и накинул капюшон толстовки на голову. Вытащил пистолет из-за пояса, но прижав его к боку, чтобы не светить перед случайными свидетелями лишний раз... можно сделать всё быстро, так, чтобы Освальдо даже и не понял бы ничего, тогда и возможности проявить свои убийственные навыки у него не будет - он просто увидит Агату на пороге... да и всё. А если нет - Тарантино же Пульса и подстрахует.
Сонни прижался спиной к стенке у двери, присев рядом с ручкой, так, чтобы его невозможно было бы увидеть в дверной глазок - и Освальдо увидел бы только Агату на пороге... с её встревоженным и нахохленным видом, поняв, что что-то случилось - но не успев сообразить, что это "случился" он сам.

+1

5

- Пять утра - отвечаю на вопрос Сонни о времени. Наконец, мужчина делает над собой усилие, и встает с постели. Я ухожу его ждать на кухне, где зажженный свет режет глаза, но и не дает возможности уснуть. Ладно, думаю, скоро откроется второй дыхание и я расправлю плечи.
Спокойно рассказываю Сонни как обстоят дела. Правда, он меня вопросом озадачил, что я даже проснулась и уставилась на него.
- Стоп-стоп-стоп... Кто, на хрен, такая Маргарита ди Верди? - мне-т оказалось, что Омбра влезала во все места, куда помещалась ее голова. Своеобразная затычка, - ей до всего было дело. Даже до Карлоффа добралась в обход Анны и Медеи.
- Жена дона - надеюсь так понятнее. И, полагаю, рассказывать как зовут дона не нужно будет, Гвидо часто мелькает в газетах. А за то время, что Пульсоне в городе, вполне мог бы ни один раз слышать о Монтанелли. К тому же у него недавно дочь родилась, что, уверена, поспешили осветить журналисты.
- А этот Освальдо тебя знает? Что-то неладное может заподозрить?
- Знает. Он названный брат Маргариты. Я названная сестра Гвидо. - открываю часть завесы про свою личность. Впрочем, Сантино производил впечатление человека, которому все равно чья я дочь, жена, мать. Хоть папы Римского, его это не остановит.
- Но вряд ли он ждет меня в пять утра - ухмыляюсь я, допивая чай одним большим глотком.
- Тогда поедем на твоей машине. Так у него не возникнет подозрений. - да и не только подозрений, но по сравнению с седаном БМВ мой джип был куда комфортабельнее. В него даже труп помещался. Чувствую, этой ночью, придется перевозить еще один. Не закапывать же Осо на заднем дворе его дома?
- У тебя лопата есть? И мешки для мусора большие. - не стоит объяснять, что эти предметы мне нужны не для того, чтобы цветочки возле окон испанца сажать.
Кое-что найдя из предметов, за остальным можно заскочить по дороге или у самого Гарридо поискать, мы покинули квартиру. Сонни также снабдил меня глушителем, который лишним не будет. В столь раннее время выстрел будет звучать как... да даже сравнить не с чем, как выстрел в тишине, - так и будет.
Итальянец сел за руль, я рядом. Но воспользоваться его предложением вздремнуть не смогла.
- Если усну, не добудишься. Да и потом вареная буду - а нам нужно оставаться бдительными. Проезжая заправку мы остановились минуты на две, где я купила синюю жидкость в пластиковой бутылке, что по всем описаниям должна прибавить энергии. Ее и посасывая всю дорогу, мы подъехали к дому Освальдо.
- Просто позвони ему в дверь. Сделай так, чтобы он тебя увидел. Остальное я сделаю сам...
- Хорошо - шепнула я, кивнув. И вышла из машины. Ствол на всякий случай держала при себе, заправив сзади под майку. Было жутко неудобно из-за глушителя и самой пушки. Но, надеюсь, это ненадолго.
Я встала ровно и нажала на звонок. Прислушиваюсь. Тишина. Звонить еще или подождать?
- Освальд, это я, Агата - постучав в дверь, сказала я. Хотелось бы верить, что Гарридо раньше времени тревогу не забил и в моем раннем приезде не ощущает угрозу.
Открывается дверь.
- Что случилось? - после этого вопроса мне в лоб уперлось дуло пистолета. - Заходи внутрь. Медленно. Руки подними. Выше.
Фак! Я неуверенно подняла руки, не решаясь сделать шаг. Наш план рухнул в один миг. испанец дернул меня за куртку, втаскивая за порог. Затем развернул спиной, проверяя на наличие оружия. И, конечно, нашел его.
- Ты одна?
Неужели Осо понял, что Омбры больше нет? Узнал каким-то образом? Может они с Маргаритой поддерживали связь? Она предупредила своего брата, прежде чем поехать к Гвидо?
- Одна, спрашиваю! - повысил голос мужчина, не переставая тыкать в меня дулом своего пистолета.
- Одна - выдавливаю из себя. Его ствол без глушителя, значит, стрелять он будет в крайнем случае. Сначала захочет получить ответы. Чтож, у меня есть фора...

+1

6

Вот это новости! Значит, жена босса сегодня сгинула? Пульсу оставалось только удивляться, насколько стремительно в Сакраменто развиваются события, хотя и на удивление эта стремительность времени ему совсем не оставила. Вообще же всю информацию Сонни до сих пор получал по обрывкам, сколько позволяли ему увидеть и услышать, сколько он сам смог бы обнаружить; вот известие о том, что босса зовут Гвидо, а Агата - его сестра, не было для него такой уж большой новостью, ещё когда он только-только появился здесь, то слышал обрывки разговоров... правда, думал, что Агата родная его сестра, запутавшись в национальностях; а потом просто не стал искать ответ на вопрос, как так получилось, что у дона Коза Ностры сестра из Испании - видимо, были какие-то причины. И была ли она его сестрой на самом деле, или просто босс относился к ней, как к сестре - это было и ещё одной из косвенных причин остаться с ней, когда Агата давала ему выбор. Тогда нужно было как-то закрепляться... ну а теперь, и действительно, будь она хоть папы Римского дочерью, или Сатаны внучкой, Сонни и действительно это не остановило бы. Поздно уже останавливаться. Да и время для выяснения отношений и откровений друг перед другом было совсем неподходящее... Важнее как раз то, как Освальдо отнесётся к подобном посещению в пять часов утра. Даже не отношение - важна реакция... до его взглядов нету теперь дела никому, это уже понятно.
Лопаты не нашлось. Да и зачем в квартире лопата, что тут можно копать?.. С мешками дело обстояло немного получше, Агата, когда приезжала, чтобы ключи отдать, видела, что в квартире стояли два больших мусорных мешка - Сонни, чтобы не устраивать помойку в квартире, весь мусор сразу скидывал в одно место. Только выносить его было обычно лень, потому и мешки были большими - чтобы можно было накопить побольше, и вынести сразу всё... правда, всё-таки не настолько большими, чтобы человеческое тело спокойно уместилось туда, но это всё-таки уже кое-что...
Интересно, а Агата заметила, как косо Сонни поглядывает на ту бутылку с сомнительным содержимым, которую она купила себе на заправке? Вот ещё одна из многочисленных мелочей, которая изменилась за пятнадцать лет - это как возросла популярность вот этой вот дряни непонятно из чего; в его время, конечно, энергетики тоже существовали, но по его памяти судить - популярнее, чем кофе, они всё же не были. Надо было термос с кофе - ну или с чаем, раз кофе не любила - Агате сделать, чтобы не травилась этой химией... вот в следующий раз, когда они поедут кого-то убивать на рассвете, обязательно сделает.
Сонни даже дух затаил, прижавшись к стене и прислушиваясь - не послышатся ли шаги с той стороны? Может, Освальдо этого вообще дома нет, и они зря приехали сюда?.. Хреново. И что вот делать - залезать внутрь и ждать его, или искать по всему городу?.. Вообще-то Сонни предпочёл бы первый вариант; о чём собирался уже сказать Тате, но тут дверь открылась...
Просвещая его насчёт Освальдо, Агата явно забыла упомянуть о том, что он такой параноик... его простой план рухнул прямо на глазах, когда в дверном проёме показалась рука с пистолетом, и дуло упёрлось Тате в лоб, теперь уже неожиданно выскочить может быть чревато тем, что дон лишится и сестры тоже, не только жены и её названного брата. Появляется рука, утягивая Тарантино в дом, и дверь за ней захлопывается. А Сонни остаётся только материться, да и то про себя, даже не вполголоса. Страшнее всего сейчас - это было бы услышать выстрел... и плевать, что глушителя нет - это ведь его дом! Зачем ему глушитель, когда он находится в пределах своей собственности?
Пригнувшись ещё сильнее, Пульс пополз вдоль стены, под окнами, стараясь не попасть в их просвет; и очень надеясь, что у этого испанца нету датчиков движения, и ему в морду не ударит свет прожектора. Или что собаки у него во дворе нету, что ещё хуже... Сколько есть времени? Сколько он будет её допрашивать, если будет? И главное - какими способами?.. Сонни казалось, собственное сердце может его выдать - так сильно оно колотилось. Страшно было за Агату - измотанную, уставшую, а наверное - уже обезоруженную... она не справится с профессиональным киллером! Даже он сам не уверен, что сумеет потянуть - его учили выживать, драться, стрелять, учили убивать в армии - но это профессиональным убийцей его всё-таки не делало. Да и спецназовцем, кстати, тоже - кажется, двадцать лет назад он проспал курс на тему освобождения заложников, если его морским пехотинцам вообще проводили; и проще ему было весь дом подорвать, нежели проникнуть туда тихо... или вообще проникнуть, чтобы не повредить при этом замок, стекло или ещё что-то. Если только не... Сонни поднял голову наверх. Определённо он видел печную трубу с улицы - в доме есть камин, или что-то подобное; и дым оттуда не шёл - значит, в данный момент его не топили... попробовать, как Санта? Месяц назад, чтобы, возможно, спасти ему жизнь, Тата тоже лазила по грязной трубе. Вот теперь пришла его очередь...
Вернувшись к крыльцу, Сонни ухватился рукой за колонну, встал на ограждение, цапнул рукой край крыши и подтянулся вверх, стараясь действовать настолько быстро и бесшумно, насколько мог. Проследовал до окон короткой перебежкой по покатой крыше, снова ухватился за край черепицы, подтягиваясь, и приближаясь к узкому дымоходу... что важнее - не застрять или не загреметь? Пульс протискивается в трубу, стараясь нащупать ногами выступ. Или просто их расставить так, чтобы упереться в стену и не упасть...

+1

7

Наш план разорвался по швам, как рубашка на Халке во время его обращения. Мне казалось, что Освальдо видел меня насквозь. Хотя, разве могут быть иные мысли по поводу женщины, явившейся к тебя в пять утра с пушкой и глушителем? Такие женщины ходят убивать. А причина? И тут ведь легко проследить связь! Но, наверняка, испанец не желал думать об этом. Не хотел убеждаться в том, что его сестра мертва, а теперь и его черед пришел. Но по глазам Гарридо я видела уже затаившуюся скорбь и ненависть, что становились все сильнее. Я знаю, что он собирается меня убить, вопрос в том когда. И насколько он поверит моим словам, что я здесь одна?
- Кто ее убил? - вопрос звучит ледяным голосом, но я вижу как дернулся ствол в его руке, направленный на меня.
- Что? Кто? - включаю дурочку, пытаясь задать голосу нужную интонацию. Только такие игры никогда не спасали заложников. Мне то уж не знать, что нельзя спорить и обманывать того, у кого в руках оружие, - стоит ему разозлиться и...
- Кто убил Марго? - но Освальдо демонстрирует выдержку, конкретизируя свой вопрос. - Гвидо, да? - стоит дать этому испанцу приз за проницательность. Наверное, Омбра ни раз сетовала на семейную жизнь, чего-то опасалась... женщины чувствуют беду. Порой, она ложная и может быть вызвана из-за страха перед той же беременностью, но в случае Марго ее опасения и недоверие к мужу не оказались напрасными. Она любила Гвидо, да, но доверия между ними не было.
Обескураженный собственным вопросом, Освальдо, дает мне шанс действовать: я делаю шаг навстречу, чтобы схватит с тумбочки сбоку вазу. В момент вырываю ее из розетки и кидаю в сторону мужчины. Звучит выстрел. Мимо. От неожиданности Осо нажал на курок, но выстрел прозвучал в воздух, хотя если бы я стояла на том же месте, где была несколько секунд назад, пуля вошла бы в голову. И не было бы больше ничего. Ни моего общения, данное Гвидо, ни его прощения мне долга, ни вообще долга в целом... ни проблем, ни счастья.
Осо ругается, пиная лампу и направляется ко мне. Дать деру не успела, а вступить в схватку с мужчиной, на две головы выше меня и по призванию убийцей, это верный проигрыш. Я отмахиваюсь, но испанец уже схватил меня за волосы, ведя по направлению к коридору. Одна из дверей ведет в подвал, и он открывает ее, чтобы толкнуть меня вниз. Но прежде чем это сделать, нарочно прикладывает мою голову о дверной косяк. Удар был сильный, мне показалось, что я даже слышала как что-то треснуло. Все внутри задрожало, отдаваясь невыносимым давлением и болью. Я потеряла дезориентацию, от чего в подвал повалилась кубарем, пролетая через ступеньки.
Гарридо должен был спуститься ко мне, но сделав первый шаг на ступеньку, замечает что-то в гостиной. Коситься назад, изучая пространство. Кажется, он заметил Сонни. Вот только я понятия не имела где сейчас мужчина. Я распласталась на холодном, бетонном полу, держась за ушибленную голову, хотя после падения болела все тело.
Продолжать допрос Освальдо передумывает, захлопывая дверь подвала и закрывая на замок. Бежать мне некуда, здесь нет окон и лазеек. Света, кстати, тоже нет. Но мне пока что освещали пространство собственные "звездочки", кружившиеся над головой.
Я что-то промычала, беспокоясь за Пульсоне и пытаясь подняться, но затем ухнула обратно на пол. Мое сознание охватила темнота. Я отрубилась.

+1

8

Пробраться в дымоход и не наделать шуму? Ещё объяснение тому, что пухлый старикашка в красном полушубке - персонаж всё-таки сказочный; и дело даже не в том, что тебе захочется чихать или кашлять от каминной копоти (а её было даже не так много; кажется, не так уж часто печь топили, да и не удивительно - в Калифорнии почти не бывает холодных вечеров), просто даже бесшумно передвигаться в кирпичной трубе не получается - Сонни, благодаря звучном эху вытяжки, отчётливо слышал каждое собственное движение, и шорох наверняка тоже разносился по всему дому. А ведь он ещё не был таким уж старым и толстым, как Санта-Клаус! Намерения, впрочем, тоже были отнюдь не самые добрые, и внизу ждали вовсе не печеньки с молоком. Собственно, он понятия не имел, что вообще могло происходить внизу - Агата вполне могла бы быть обнаружена и уже мёртвой, либо близко к этому состоянию, ну или не обнаружена вовсе... что стоит хозяину дома сунуться в камин? Или просто руку с пистолетом сунуть и несколько раз пальнуть - не подранит, так оглушит точно. Ещё можно зажечь этот самый камин, заставив ночного гостя или пропекаться, или коптиться по пути наверх.
К счастью, была у ситуации и обратная сторона - оказывается, ползая по дымоходу, тоже можно неплохо расслышать, что происходит в доме. Во всяком случае, если звуки достаточно резкие и громкие; такие, как звон стекла, и особенно - выстрел, едва не отправивший Сонни вниз - и заставивший замереть, прислушиваясь. У Агаты глушитель, и вряд ли ей и в голову придёт его скручивать - значит, это стреляли в неё! Пульс заторопился на своём пути вниз, подгоняемый руганью, удаляющимися звуками борьбы... значит, Тата ещё жива? Сопротивляется ему?
Перестав упираться ногами и разжав руки, Сонни просто сиганул вниз, подняв отвратительно едкое и душное облако пепла, тотчас укутавшего его, частички золы начали свой танец, оседая на его одежде, волосах, ресницах, заставив задержать дыхание и прикрыть лицо рукавом - только дезориентированным оказаться в одном доме с убийцей не хватало. В этом у Освальдо неоспоримое преимущество, собственный дом он не может не знать... Другое преимущество перед Сонни он только что немилосердно приложил головой о дверную коробку, и тут же столкнул вниз, отправив по лестнице, и дверь захлопнув.
Пульс убивал, но не считал себя профессионалом в этом вопросе. Он и вполовину не был настолько хладнокровен, насколько был Гаррида. Не когда дело касается кого-то из дорогих и близких. И в сердце ёкнуло что-то...
- Ублюдок!!! - не нужен был ему глушитель! Сонни бесили щелчки собственного оружия, он сейчас хотел отчётливо слышать, как покидает обойму каждая пуля, которую он собирался всадить в испанца. Перед глазами, заставляя спускать курок раз за разом, приближаясь к Осо, появлялись страшные картины, одна другой страшнее, но сюжет на всех был один - изувеченная Агата, с разбитой головой, лицом, переломанными и вывернутыми конечностями, в полной темноте подавала... чернота которой окрашивалась в красный цвет всё сильнее по мере того, как глаза Сонни наливались кровью. Он не был профессионалом. Он просто пёр вперёд, как танк, нажимая на спусковой крючок; неудивительно, что почти все пули пролетели мимо, впиваясь в обшивку стены с едва слышимым треском, отделяя от перил лестницы мелкие щепки, что-то разбив позади. В Освальдо он попал только дважды, попав в правую ключицу и грудь, куда-то в область рёбер. От остальных испанец успел увернуться, отпрянув к стене, и уже вскинул пистолет, чтобы выстрелить в Сонни, но ему в лицо прилетел пистолет, который Пульс швырнул, когда тот издал щелчок. Это дезориентировало Гарриду ненадолго - достаточно, чтобы разъярённый Сонни прыгнул на него, выкрутив руку с пистолетом до хруста в костях. Раздались ещё два громких выстрела - пули прошли в опасной близости от головы Сонни, ухом он расслышал их свист, увидел, как вспышка бьёт по глазам, показалось даже, что она даже опалила его лицо - или это пахло сжигаемыми яростью и переживаниями за Агату нервными клетками?..
Затем пистолет перевернулся, повиснув на онемевшем пальце Гарриды, и упал вниз, тут оброшенный пинком ноги в другой конец коридора. Сонни, сжав волосы на его голове, начал методично молотить его лбом о замок двери, которую он захлопнул за Татой только что - пытаясь сбить этот замок его головой, выбить ручку...
- Агата!!! Ты жива?! - вот этот ублюдок, даром, что поймал две пули, и лицом всё больше напоминавший арбуз, был вот ещё жив, и даже отчаянно пытался сопротивляться. И пока он не скончался, как бы сильно не пострадала там Агата внизу - Сонни собирался переломать его раза в два-три сильнее, за каждый вывих и перелом, за каждый синяк, который Тарантино получила, падая с лестницы. - Аг... - возглас Сонни обрывается, когда дверь хлопает, открывшись настежь; ему всё-таки удалось сломать замок головой Освальдо. Но тот тут же воспользовался этим, повиснув на руке Сонни, удержавшей его от падения по той же самой лестнице, умудрившись вывернуться и лягнуть его в живот... Пульс согнулся и разжал пальцы, пытаясь вдохнуть, и тут же получил удар в ухо - хотя целились, кажется, в висок - от которого окончательно потерял равновесие, отступив назад, и от падения спасла только стенка. Осо ударил ещё раз здоровой рукой, а затем - сжал её пальцы на горле Сонни, похоже, вознамерившись вырвать ему кадык. Даже с двумя дырками в организме, из которых теперь сочилась кровь, он был силён... К тому же, был моложе. И был профессионалом - хотя и Пульс кое-чему научился в тюрьме; и применил навыки тамошней жизни, протянув руки и начав выдавливать Гарроте глаза большими пальцами, ожидая, что он ослабит хватку...

+1

9

Темнота и... ничего. А в следующую секунду, когда я прихожу себя, то вижу всю ту же темноту и фигуры мебели. Ощущаю жуткую скрежетавшую боль в районе затылка и висков. Создавалось впечатление, что моя голова это пластмассовое детское ведро, на которое сел крупный ребенок, и вот под его весом ведро начало трещать и появились расколы. Еще чуть-чуть и емкость превратиться в щепки.
Бывало, конечно, и хуже. С этой мыслью я и собиралась подняться на ноги, пока дверь сама не открылась. До этого от туда, сверху доносились звуки борьбы, а так же систематический гулкий стук, будто кто-то месит тесто. Но я-то знала, что это не так. Это было не тесто... Черт, надеюсь с Сонни все в порядке!
Распахивается дверь, стукнувшись о стенку. Мое место заточения, где я, впрочем, провела совсем немного времени, да и то без сознания, охватывает светом. Я поднимаю глаза и вижу как двое мужчин сцепились друг с другом. Оба были в крови и не понятно где чья кровь. Но у Освальдо определенно лицо было все залито багровой жидкостью. Я ощущала этот металлический тошнотворный запах. Через несколько секунд понимаю, что с такого расстояния я вряд ли бы унюхала запах крови испанца. Это моя кровь. Видимо, при падении неплохо приложилась затылком. Но трогать поврежденный участок головы я не решилась, только начала ощущать, как по шее стекает что-то теплое и вязкое.
Несмотря на общее состояние, поднимаюсь на ноги. Вижу, что Пульсоне нужна моя помощь. И до этой помощи итальянцу придется потерпеть десяток ступеней.
Я еще раз взглянула на драку, и мой страх и переживания за Сантино еще больше развились. Пришлось поспешить, благо боль от падения по всему телу, что грозилась отразиться синяками, отступила.
Стремглав поднявшись на первый этаж, понимаю, что действовать нужно быстро. Первое, что пришло на ум, это даже не огреть чем-нибудь Гарридо, а накинуть ему на шею лассо. Только вот спускаться за веревкой вниз в подвал времени нет, к тому же не было вероятности, что мои поиски увенчаются успехом.
Вдоль стены, возле косяка, об который приложил меня Осо, шел провод, наверное, телефонный или еще от чего-то. Но было видно, что конечный ремонт хозяин дома не доделал, так как внизу лишняя часть провода просто лежала, скуреченная в кольцо. Хватаю за кабель и резко тяну на себя так, что "застежки", что прижимали провод к стене, выскочили вместе с ним. А затем, быстрым движением забрасываю эту петлю, кое где колючую, с мелкими гвоздями, на шею испанцу. Сил задушить мужчину во мне сейчас не будет, пусть даже этот мужчина и ранен - я ведь тоже не была в отличном состоянии, а вот отвлечь Освальдо от Сантино получится.
Осо отпускает шею итальянца, перемещая руки на "петлю". Нас начинает, как пьяных, клонить назад, но на этот раз не в темноту подвала, - отхожу чуть в сторону - а дальше по коридору.
- Пристрели его! - кричу Пульсу. Не выдержу я долго сопротивлений киллера. У того, видимо, адреналин зашкаливает, так как по другому объяснить его нечеловеческую выдержку и силу с двумя пулевыми отверстиями и, наверняка, сотрясением мозга, я не смогла.

+1

10

Самой разумной мыслью Сонни за последние несколько минут была о том, что у Гарриды, даже со сломанной или вывихнутой рукой, в хлам разбитой мордой и двумя пулями в организме, всё-таки может и хватить сил справиться с ними обоими... если Пульс позволит себя убить быстро, то у него даже будет время поиздеваться над Агатой напоследок, сделать ей ещё больнее, переломать ещё сильнее... и может быть, после он и сам испустит дух; но им с Татой это уже совсем никак не поможет. Пульс напрягал шею изо всех своих сил, чтобы не дать пальцам Гарриды сжать кадык; раньше даже и не подозревал, что в собственной шее может быть столько мышц. Однако помогало это мало... воздуха становилось всё меньше, и Сонни чувствовал, как по надорванной крепкими ногтями коже начинает течь кровь, и похоже, что чем сильнее он давил на его глазницы - тем сильнее и Освальдо сжимал свои пальцы на "адамовом яблоке", явно собираясь пустить сок... Пока пальцы вдруг не сдвинулись, царапнув последний раз, и затем совсем разжались, а испанца потащило назад. Агата!
Она накинула ему на шею какой-то провод, то ли в подвале его нашла, то ли оторвала от чего, но заклёпки впивались в шею Гарриды... как только что он сам впивался в шею Сантино. Освальдо начинает сопротивляться, мотая несчастную Агату, и хрипя что-то - кажется, на том языке, на котором Пульс не разговаривал, он понятен был скорее Тарантино... если это вообще было что-то членораздельное.
- У меня... нет... патронов!.. - отрывисто ответил Сонни, охлаждая пыл испанца ударами кулаков в дыхалку. Его натужный голос был сиплым, напоминавшим предсмертные хрипы даже больше, чем ругань Осо; в горло - словно воткнули пару-тройку длинных игл, насквозь, как в цирковом номере, а отбитая печень болела так, словно её резали на части заживо, даже держаться прямо было проблемой. Пистолет же испанца укатился чёрт знает куда... Пристрелить? Может, осиновый кол подойдёт лучше? Потому что Осо продолжает сопротивляться, хотя на нём живого места уже нету, какая-то совсем уже нечеловеческая сила... с которой в сравнение идёт только нечеловеческие ярость и злоба Пульса. - Где нож?!.. - который он ей дал. Взяв голову Освальдо в руку, почти как шар для боулинга - даже три отверстия нашлись (если конкретно - глазница, ухо, и ноздря), Пульс приложил его об стену, заставив наконец-то упасть вниз, и поймал увлечённую за ним Агату в объятия, чтобы сохранить её равновесие. Если после такого у Гарриды и хватит сил встать и убить их - по крайней мере, он точно останется инвалидом... Пульс выпускает Тату и склоняется, чтобы взяться за тот же провод и натянуть его, как поводья, продолжая перекрывать испанцу остатки кислорода, хотя и не уверенный, что в его лёгкие вообще проникает что-то - слышен был только его кашель и хрип. А когда Освальдо начал обмякать - переместил ладони на его распухшую голову и резко повернул её в сторону, наполнив гостиную жутким хрустом костей... пожалуй, это можно было бы назвать победным хрустом. Так было бы быстрее, чем душить, да и надёжнее - раз уж он такой тренированный профи, то может и прикинуться удушенным раньше времени? Сломанная шея - лучший гарант; вот теперь голова члена испанской мафии вывернулась под неестественным углом, и он затих на полу... Подобный трюк в стенах тюрьмы был довольно простым способом отправиться в блок для смертников; если кто-нибудь видел. Если бы кто-нибудь видел их с Агатой сейчас - последнее их свидание точно было бы в зале суда.
- Ты в порядке?.. - Сонни прошибает мелкая дрожь, но это скорее от адреналина и страха за Тату, чем от боли. Он весь крови... преимущественно в крови Гарриды, и в грязи от его камина, но на чёрной ткани толстовки это не особенно заметно. В отличие от белой майки Таты, на которой вот кровь её собственная. - Господи, Агата... - он касается её головы, убедившись, что на ладони стало ещё больше крови. Не проломил ли ей череп этот обмудок? Дури-то у него было хоть отбавляй... - Пойдём... пойдём быстрей... - Сонни ищет глазами дверь, за которой могла бы находиться ванная, забыв про бездыханного Осо. Которого, впрочем, тоже было бы лучше в ванну переместить, чтобы не кровил на пол; но он-то никуда теперь не денется... Агата важнее.
Доведя её до ванны, Сонни включает свет и усаживает её, прямо на пол; срывает с крючка одно из полотенец, запихивая его под струю холодной воды, слегка отжимает, чтоб не залить Тату водой, и обматывает его вокруг её разбитой головы, стерев кровь предварительно. Заодно и бегло осматривая лицо, шею, целы ли зубы, нос, скуловые кости - приложилась-то она сильно.
- Сколько пальцев видишь?.. - показывает только один - указательный, присаживаясь к ней. И этим же указательным медленно начинает водить из стороны в сторону: - Следи за ним. - а сам внимательно следит за её зрачками с видом опытного доктора... хотя на самом деле не знает, что хочет и может там увидеть. Сотрясение мозга, да и вообще его повреждение, можно определить по глазам, вот Сонни и боится найти в её здоровом глазу что-то необычное сейчас... косоглазие, расширение зрачка, или явно затруднённое движение - сам не знал. Что-то ненормальное. Но не обнаруживал, кажется... - Руки-ноги целы? - ощупывает её запястья и предплечья прежде, чем услышал ответ. У Агаты ладони тоже мелко кровоточат - спасибо проводу и заклёпкам... надо привести её в порядок. Сонни оглянулся, разыскивая глазами медицинский шкафчик, и открыл его, вываливая оттуда сразу всё, прямо в раковину.

+1

11

Испанец ослабевал, но и мы с Пульсоне были на грани. Сонни, было видно, пришлось не сладко, когда он вступил в драку с убийцей, и теперь все кашлял, пока я сильнее сжимала провод. Вот только тот скользил в моих ладонях, задевая колючими кнопками, правда, сейчас я этого неудобства не замечала.
И вот же забавно: пришли убивать, а пистолета под рукой не было. Моя пушка осталась валяться где-то в гостиной, у Сантино патроны кончились, а где ствол Гарридо я и не знала. Надеялась, что Сонни в курсе, но нет.
Приходиться действовать голыми руками, от того все это становится еще более омерзительным. Итальянец прикладывает Осо головой, пока тот не падает, оглушенный. Звучит хруст. У меня мурашки по коже и легкое головокружение. Но, думаю, я в порядке. На ногах стою ровно, второй раз за день терять сознание не планирую. Скоро все пройдет.
- Жить буду - оптимистично отвечаю Сонни на его беспокойства. Еще вопрос кому больше досталось...
- Он в тебя не попал? - я не могу вспомнить звуки выстрела звучали в моем сознании или были на самом деле. Пулевое ранение нам точно не нужно, особенно Сантино, который и так был ранен в августе.
Мы проходим в ванную, я опускаюсь на пол, как и требует мужчина и доверяю ему хлопотать за мной. Когда мокрое полотенце касается раны на голове, всхлипываю, дернувшись, но тут же возвращаюсь в исходное положение.
- Я потеряла сознание, но кажется все в порядке. - по дороге точно не умру - дополнил внутренний голос, только вслух отказалась это произносить, чтобы Сонни не поднял панику. Нам рано ехать в больницу, сначала нужно закончить дело.
- Перекись достань - прошу, глядя на то, как брюнет потрошит аптечку - Нальешь на голову - будет жутко щипать, но стоит потерпеть, чтобы избежать попадание заразы. Даже пыль с волос, попавшая в открытую рану, может вызывать заражение. Мы и так сорвали весь план, понеся потери по здоровью, не хотелось бы к этому прибавлять и инфекцию.
- Я цела. - кружу запястьями, затем уже лодыжками. - Уф, наверное, небольшой ушиб все-таки есть - констатирую я факт еще одного выявленного повреждения. Но раз пару минут смогла добраться до ванной комнаты, ступая на больную ногу, то это действительно не стоит беспокойств.
- Ты сам как? Тебе шею смазать надо. - киваю на разодранное горло. Еще не хватало от испанца подцепить что-нибудь. - И нужно скорее все здесь прибрать и проваливать. - опомнилась я.
Мы, конечно, облажались по-крупному: потеряли много времени, навели шуму и беспорядку, да еще и сами пострадали. Боюсь представить, чтобы было, если б я пошла одна... Хотя в дом я вошла бы точно не через парадный вход.
- Ладно, давай вернемся к делу - когда первая помощь была оказана, произнесла я решительно - Найдешь в доме лопату? Может в этом злополучном подвале или в гараже... А я пока приберу - хотя убирать тут много: кровищей был залит весь коридор и даже стены.
Надеюсь, что у Гарридо не было друзей или подружки, которые опомнятся и начнут его искать. Но как бы там ни было, раз уж мы взялись за это дело, то его нужно сделать хорошо.
Найдя в ванной таз и тряпку, я собралась наводить порядок. Эти предметы, вкупе с полотенцем, на котором была моя кровь, отправятся в могилу вместе с Осо. Правда, не уверена, что яму в лесу можно назвать могилой... к ней точно будет некому приходить и убирать опавшие листья. Глядя на все это становится немного грустно и страшно, что однажды придут и за тобой. А ведь по суди Осо не заслужил смерти, только лишь потому что был слишком предан женщине...

+1

12

Кому больше досталось?.. Сонни не хотел считать - но за себя определённо мог сказать, что ему доставалось и сильнее. Может быть, если бы Освальдо ему трахею действительно удалось повредить, сказать этого с такой же уверенностью он уже не смог бы, но Агата подоспела вовремя - и голос, хотя и хриплый, постепенно к нему возвращался, печень тоже пройдёт, раз не разорвалась от удара Гарриды; а вот за Тату, которой досталось по голове так сильно, да и не один раз, к тому же, Пульсоне переживал - последствия могут проявиться после... Не хотелось бы, чтобы она из-за этого своего своего соотечественника стала дурочкой, или ослепла, или с ушами что-нибудь ещё случилось бы, или случилось бы кровоизлияние в мозг из-за внутренней гематомы. Он волнуется. И значит, в ближайшее время глаз не спустит с неё, пока сам не убедится, что всё с ней нормально...
- Нет, не попал. - заверяет Пульсоне. Хоть какие-то хорошие новости - ни в одного из них Гаррида не попал... Агата ведь тоже цела? Хотя он ведь тоже слышал выстрел. И тоже волновался по поводу огнестрелов - в определённой степени это даже больший геморрой, чем труп в багажнике. Потому что труп никому не видно. А вот огнестрельное ранение скрыть труднее, да и показать - надо... кому-нибудь, кто может помочь с этим.
- Будем надеяться... - а про себя Сонни сокрушённо цокнул языком - вот именно, что "кажется", в потере сознания, даже кратковременной, он тоже не видел ничего хорошего. Агата упряма, как и подавляющее большинство женщин, впрочем, и раны свои напоказ не выставляет... если только это не случайные синяки. Лучше бы наоборот поступала, конечно - у него было бы меньше поводов беспокоиться. - Сейчас... - Сонни моет руки и второпях умывает лицо, смывая сажу. Вода становится чёрной, но грязь быстро уходит... возможность заразиться - вещь сама по себе неприятная, но вдвойне обидно было бы подцепить какую-нибудь заразу во время лечения, а не получения увечья, пожалуй. Пожертвовав ещё одним полотенцем, порвав его пополам, Пульс смочил одну половину перекисью, а другую - водой, и выполнил просьбу Агаты, обработав рану сначала на её голове, затем, предварительно вытерев влажной половиной ладони, царапинки и уколы от заклёпок на руках.
- Скажи, если будет хуже. Не терпи. - удар по голове такой силы вполне может сопровождаться головокружением, что в сочетании с больной ногой особенно плохо, и тошнотой... что плохо для "здесь прибрать" - Пульс и так здесь насвинячил порядочно. - Да... блин. - согласился Сонни, глянув в зеркало и начав шустро смывать кровь и с себя тоже. Царапины сильные... их много, и они заметные, что ещё хуже - здесь уже не отмажешься, что при бритье порезался. Сразу видно, что царапал кто-то... - Я в порядке. Уж точно лучше, чем он... - кивнул на дверь, ухмыляясь недобро. Пальцы вот до сих пор чувствуют его глаза. Фу. Кажется, один из них, по крайней мере, он выдавить всё-таки умудрился с концами... Досталось бедному ублюдку всё-таки больше, чем им. Хоть это радует... Кивнув, Пульс, быстренько расставив предметы аптечки по местам, ушёл на поиски лопаты, заодно и пистолеты собрал - все три, и Агаты, и свой, и покойного, выложив рядом с последним - раз уж складывать, так весь мусор в одно место; ручка от двери, полотенца, тряпки, разбитая лампа - всё туда. Чуть позже тут же появились и мусорные пакеты, моток скотча, лопата и швабра, которая Агате явно понадобится. Пока Тата суетилась вокруг, Сонни, поглядывая иногда на неё, начал лепить для Освальдо "саван", пока он не добавил им обоим слишком много работы. Не слишком обильно кровоточил, к счастью...
- Готово? Возьми лопату и стволы... - прикрыв дверь подвала, Пульс подобрал тело, взвалив его на плечо - успокоившаяся было печень отозвалась болью... наверное, какое-то время ещё поболит, как у алкоголика прямо. Кому легко, впрочем - Гарриде, разве что, у него уже нету ни забот, ни хлопот, да ещё и на руках носят... Тяжело выдохнув, Сонни бросил его в багажник Чероки. Мельком успев заметить пятно крови на коврике... свежее. Кажется, он не первый труп, кто успел побывать за эту ночь в багажнике, да? Маргарита ди Верди, наверное? Спрашивать Пульс не стал, впрочем. Больше интересовало другое.
- Где его закопаем? - уселся за руль, когда в багажник переместилось и всё "приданое" Гарриды, а стволы переместились на бардачок. Ну вот, один глушитель они тоже потеряли - переломился, когда падал... надо ещё посмотреть, не повредило ли дуло пистолета. Потом, не сейчас. - Скоро светает... - добавил Сонни, заводя мотор. И значит, шанс быть замеченными тоже вырастет; надо бы управиться до рассвета, по-хорошему. Хотя бы с той частью, где они зарывают покойника. - Постарайся не уснуть. У тебя может быть сотрясение, так что прямо сейчас сон может быть... вреден. - наверное, это звучит очень жестоко, если всю ночь тебе не давали спать. Пульс не помнил точно, как и почему нельзя засыпать - то ли можно вообще не проснуться, то ли получить какое-то осложнение, то ли ещё какие-то проблемы возникнут... Так он слышал. Вернее, видел в сериале про Дикий Запад, который закончился примерно за год до того, как он в тюрьму угодил - была там такая сцена, когда Джейн Сеймур тоже по голове досталось. Это же медицинский был сериал, правильно? - Надо подождать несколько часов. - и если всё будет в порядке - на боковую...

+1

13

С "уборкой" мы управились за пол часа. Не сказать, что была идеальная чистота, но на первый взгляд (не считая выломанной двери), все выглядело прилично. Что не сказать про мой внешний вид, начиная от растрепанных волос и заканчивая кровавыми следами на белой майке. Сонни в этом плане было лучше: на темно синей толстовке грязь не была заметной.
Итак, итальянец взвалил на плечо труп Освальдо, а я захватила оставшийся мусор. Мы вышли из дома, за пару минут до рассвета, - часов семь, не меньше. Наверняка уже и первые собачники покинули свои дома, главное быстрее уехать, чтобы кто-нибудь не записал номер машины.
Закинув испанца в багажник, туда же поместив мусор в пакетах, мы поспешили уехать.
- Где его закопаем?
- Да какая разница? - подойдет любой лес. В такое время все равно лесников мы не встретим. - Можно в лесу возле моего дома. Там большая территория и никто ходить не станет - даже несмотря на то, что я собираюсь продать дом, сомневаюсь, что у кого-то хватит сил и денег заняться этой огромной территорией. Да и смысл? Не будешь же возводить себе хоромы длинной в километр. Хотя может у Сантино были идеи получше?
- Постарайся не уснуть. У тебя может быть сотрясение, так что прямо сейчас сон может быть... вреден. - интересно, это из той же оперы, что завести детей довольно трудно, если у обоих родителей одинаковая группа крови? Спорить я не стала. К тому же сон не шел по причине, что меня начинало мутить, - первый признак сотрясения. Или может из-за недосыпа и усталости? Хотелось бы верить в лучшее...
Приняв решение далеко не ездить и по болтам не ходить, Сантино вывел джип на шоссе и направился в сторону Зеленой Миле. В навигаторе был сохранен в "любимых" маршрут домой, поэтому мне даже утруждаться забиванием адреса не пришлось.
Сына дома не было. И дело даже не в том, что сегодня будний день и ребенку нужно в школу, хотя не без этого, а то, что вчера, чтобы провести ночь с Пульсоне, я разрешила мелкому погостить у своего друга. Вернее Аарон сначала отпросился у меня, выклянчив ночевку, а затем уже я нашла этому стечению обстоятельств применение.
Мы въехали на территорию дома, но к самому особняку еще не подъехали, остановившись метров через двести по моей просьбе.
- Давай пройдем вглубь метров триста. Вряд ли какой человек в здравом уме потом вздумает гулять здесь - за зеленой территорией не следил даже Джованни в свое время, ему вполне хватало метров двадцать вокруг дома, то место он облагородил бассейном и стриженным газоном. Я следовала его примеру и в лес не совалась. Но вот теперь выпал шанс воспользоваться этими запасами земли.
Сантино еще раз водрузил на себя тяжелый мешок, а я подхватила все ненужное барахло, и последовала за мужчиной. Хорошо, что предусмотрительно надела прочные сапоги, которых не убить отсутствием тропинок и внедорожьем.
- Зайдешь потом? Покажу тебе то, где живу - и с чем вскоре расстанусь.
Итак, в перспективе Сонни ждал поход в гости, ну а на ближайшее время придется закапывать труп. Впрочем, торопиться было некуда, здесь никто не станет гулять с собакой или по грибы ходить.
- Наверно сильно глубоко не копай, метр, не больше - подумала я, почесывая шею и глядя на место "раскопок".
Просто так сидя в ожидании, когда могила станет допустимой глубины, можно было не только заскучать, но и замерзнуть. Я пару раз вызывалась сменить Сонни в копании, давая ему минут по десять отдохнуть.
Когда все было готово, улики вместе с телом зарыты, я взглянула на могилу и не нашла чего сказать. Пожелать доброго пути? Да нет, не то... Мы помолчали несколько секунд, а затем, забрав лопату, стали возвращаться на грунтовую дорогу.
- Подъедь к дому, тут за поворотом - дорога уходила вправо, а от туда уже виднелся дом.
Уставшие мы вошли внутрь, но желания и сил показывать комнаты у меня не наблюдалось. Сантино, наверняка, тоже жутко устал, так что ему не до бабочек и не до ежиков.
- Ванная там, идем, нам нужен душ - правда мне с травмой головы долго под горячей водой не постоять, но смыть кровь было необходимо.

+1

14

Принципиальной разницы, где закапывать труп, Сонни не было никакой - ему-то условия заказа вообще не озвучивали, он мог оставить Освальдо хоть там же, где убил его, если бы не было сказано, что он должен "исчезнуть"; другое дело, что он был как-то не очень хорошо с лесной местностью Сакраменто, не считая трейлерного парка далеко за городом. Он и с городской-то познакомился недавно и неполностью... Потому спорить с Татой было бессмысленно - в этом вопросе она была больше подкована. Тем более, сама собой как-то нарисовалась перспектива зайти в гости - на этот раз действительно в гости к ней, а не на очередную конспиративную квартиру. Жаль, конечно, что в таком ключе. И на что-то приятное рассчитывать не приходится... у Агаты, как бы ни забавно и избито это звучит, голова болит. Да и у него, впрочем, тоже настроения нету на это никакого. Сонни согласно кивнул, следуя заданному в навигаторе курсу... изредка только на Тату поглядывая, чтобы убедиться, что она не уснула, и что вообще... всё ещё жива и в порядке. Он в самом деле переживал за неё, хотя и понимал, что, возможно, даже слишком. Она сильная. Сильнее, чем кажется на первый взгляд. И чем хочет иногда показаться...
- Да уж... - они точно единственные придурки в округе, которые здесь прогуляться решили с утра пораньше... кстати, здесь был очень густой лес для населённого города. И для места, где неподалёку дом стоит, тоже - Агата действительно жила здесь, или это просто у кого-то из них двоих мозги всё-таки поехали набекрень?
Пульс всё-таки позволил себе обматериться по дороге, хоть и в полголоса; оказывается, тащиться метров триста по лесу - это не то, что то же самое расстояние по шоссе, особенно если с покойником на горбешнике, и немаленьким таким, кстати... показалось, что прошлёпали они по лесу километра два-три, никак не меньше. Правда, Агата сумела хорошо его замотивировать на этот поход, предложив ему зайти в гости потом.
- Зайду, конечно. Только в следующий раз место для пикника чур я выбираю... - Гаррида с глухим стуком шмякнулся на землю. Сонни вытер пот со лба, переводя дух. Светало... А Тарантино давала советы, как будто это был первый труп, который он зарывал. Хотел было разозлиться, но промолчал... глупо было тратить силы на злобу сейчас, верно же? И время.
- Нам за него хоть перепадёт что-нибудь? - только и спросил Пульс, начав потихоньку расковыривать землю, освобождая её от сучьев вперемешку с прошлогодними и позапрошлогодними листьями. Нет, серьёзно, им как-нибудь этот ночной подъём компенсируется - или они просто так сегодня горбатятся, выполняя приказ, и всё, что им в итоге достанется - вот эта вот лопата?
Сонни дважды отказывал Агате в желании сменить его, не желая, чтобы она потеряла последние силы, но на третий - всё-таки согласился, увидев, что она сейчас либо действительно замёрзнет, либо просто заснёт от безделья - что... наверное, ещё хуже? Пусть лучше разогреется чуть-чуть. И почувствует, что копать тут довольно непросто... К концу прогулки Сонни уже так устал и всё возненавидел, что готов был бы убить Гарриду во второй раз, хотя изначально ненависти к нему никакой и не питал... до того, как он ударил его девушку. Не хотел он ничего говорить - зато на могилу щедро сплюнул, поняв, что захотел курить - а сигарет не взял... Затем Сонни взял лопату в руку, а другой рукой - обнял Агату за талию, пытаясь согреть хоть немного, и они направились обратно к машине. Обратно топать было всё-таки полегче...
- Да у тебя тут целые хоромы!.. - вот это действительно был домик, достойный сестры дона мафии! У Сонни глаза на лоб полезли из последних сил. Собственный маленький особнячок, речка рядом... и ещё бассейн в саду! Мысленно Пульс пообещал себе, что потом и сам всё осмотрит. И Тате отомстит за то, что не пускала его жить сюда... как-нибудь потом. Когда они оба будут не настолько усталыми и больными. - Веди... - Пульс обошёл её сзади, помогая снять куртку с плеч. С кожи-то грязь легко оттереть, вот майку теперь - только выбросить, да и джинсы нужно стирать; про него - и говорить нечего. В чём домой-то пойдёт? Кажется, ситуация повторялась - они снова заявились домой к Тате грязными. Правда, дом был другой, грязи было куда больше, а ситуацию таким образом повторять уже не хотелось несмотря даже на близость реки; на этот раз - им действительно нужно отмыться и постираться. - Руки вверх... - Сонни потащил и окровавленную майку тоже, когда они дошли до ванной комнаты, постепенно и вообще начала расти гора их тряпья - на сортировку, что носить можно, а что уже нельзя, что чёрное, а что белое, настроения не было. - Я помогу, вставай. - в горячую воду он тоже не хотел. Сделал чуть тёплую, достаточную, чтобы им обоим не замёрзнуть в душевой. Сегодня была его очередь ей помогать, как менее битому - лазить для неё по трубам, помогать помыться - в процессе мытья и чай предложил сделать тоже. А закончив с мытьём, завернув Агату в халатик, Пульс подхватил её на руки, вынося из ванной комнаты и устраивая на первом же диванчике, который увидел. Отошёл назад, чтобы намочить ещё одно полотенце, и положить его ей на лоб, чтобы хоть немного успокоить боль, наверняка донимавшую испанку.
- Ну как ты?.. - присел рядом на полу.

+1

15

- Нам за него хоть перепадёт что-нибудь? - перепадет. Но пощупать мы это не сможем, так как уже ранее, можно сказать, получили свою часть. Не за убийство, конечно.
- Половину долга простят - ответила на вопрос мужчины - В цифрах это двести пятьдесят тысяч - мало за чью душу можно столько отвалить. За сотню обычно цена переваливает, если дело касается политика или какой-нибудь крупной рыбы. А Освальдо хоть и был той еще акулой, при чем зубастой, поди еще ни один день будем от его "укусов" отходить, но такую цену не стоил. Гвидо пошел мне навстречу, забыв половину данного мне займа.
Когда Осо был под толщей земли, можно было выдохнуть и всецело заняться собой. Первое, с чего мы начали, оказавшись дома, это отправились в душ.
Грязная одежда горой лежала недалеко от двери, не думаю, что из-за крови что-то из вещей станет непригодным, просто добавить побольше порошка, да и не откладывать со стиркой. В чем Сонни потом возвращаться домой я не задавалась вопросом, - не считала это проблемой - у меня-то мужских вещей в доме навалом. Кажется, что и Декстер забрал не все, так что у Пульса будет богатый выбор, правда, сомневаюсь, что он захочет одеть что-нибудь из шмоток Кортеса, даже несмотря на то, что непонимание, образовавшееся тогда в супермарке, осталось позади.
Мы стояли в душевой кабинке под теплой водой. С моих волос стекала вода, окрашенная в розовый цвет. Мы стояли в небольшой лужи неприятного бледно красного цвета. Если не вдумываться почему так, то можно предположить, что эта вода - результат смешивание красок художника, который пришел менять свой стакан.
Проведя под каплями достаточное время, чтобы только успеть смыть грязь, сажу, землю и кровь, Сонни выносит меня из комнаты в гостиную на диванчик.
- Ну как ты?..
- Устала очень. - на часах девять утра, а мне кажется, будто все двенадцать ночи и позади был тяжелый день. Ну да, так и есть, позади была тяжелый день, ночь и утро. Из-за легкого сотрясения (как я уже успела поставить себе такой диагноз), мое бессилие и желание уснуть мертвым сном только увеличивались.
- Пойду за таблеткой. Тебе что-нибудь надо? Чай? Кушать? - сама кашеварить не планирую, просто ткну Сонни носом в холодильник, пусть выбирает что пожелает.
Я поднялась с дивана, направляясь обратно в ванную комнату. По дороге подхожу к стеклянной двери, что ведет на задний двор, - поры впустить ежика, он на улице со вчерашнего дня.
Таракан вбежал в дом не сразу, я уже успела скрыться в ванной, но как только оказался, глянул на Сонни черными глазками-бусинками, дрожа усатым носом, а затем, видимо решив, что кушать хочется сильнее, постучал лапками на кухню, где его всегда ждала морковка и яблоко. Ранее там было две миски, одна для пса Кортеса, но собаку, что логично, испанец забрал с собой. Аарон, похоже, скучал по животине, парню не интересно с бестолковыми зверьками и бабочками. Но вот только соглашусь завести четвероногого друга я еще не скоро.
Я выпила две таблетки антибиотиков, следом, через минуту, обезболивающее, и вернулась к итальянцу. Единственное, что мне сейчас хотелось, это чай. Теплый и согревающий. Немного терпкий, без сахара, который успокоит организм.
- Нам бы еще вздремнуть пару часов. Аарона из школы забирать только через пять часов, время есть - может даже одежда Пульса успеет не только выстираться, но и высохнуть.

+1

16

Вот и ещё кое-что про мотивацию; Сонни моментально перестал ворчать, начав работать лопатой с двойным энтузиазмом - за двести пятьдесят тысяч его можно было бы поднять гораздо раньше, пинком и без кофе, да и к Гарриде с голыми руками послать, всё равно патроны он расстрелял почти что зазря. Почему жизнь Осо так дорого стоила, Пульс мог только догадываться, но не хотел вникать - самое главное, что... что он помог Агате, когда она позвала - на сто двадцать пять тысяч, на сотню или хоть на пятьдесят, наверное, глупо что-то делить, раз уж он признал её долги и своими тоже однажды. То, что он должен сделать сейчас - так это закончить работу и проследить, чтобы Тарантино хорошо отдохнула... перед тем, как начать свой новый день; забрать сына от бывшего мужа, и перед большим братом отчитаться, наверное, тоже. На больную-то голову... естественно, отпускать её никуда не хотелось; но удержишь как - силой?
- Отдыхай... - улыбается ей устало. Сонни тоже утомился, но его подбадривает мысль о том, что как бы ему не было плохо сейчас, Агате-то ещё хуже; с сотрясом, бессонной ночью - она ведь уже почти сутки на ногах, плюс-минус час? - не поевши толком, на одном только энергетическом напитке... недалеко и до переутомления. Потому Сонни её попытки встать с дивана совсем не оценил. - Ну куда ты, лежи... я тебе сам всё сделаю! - но Агата вскочила, пошла бегать по дому... и с этого началось вовсе какое-то волшебство; для начала Пульс заметил аквариум с чем-то ярким и явно живым внутри, затем она открыла дверь, пустив в дом какого-то зверька, который, оценивающе взглянув на Сонни, побежал куда-то дальше, вглубь дома... ёжик. Маленький и бесстрашный зверёк, который, несмотря на колючки, не нападает первым... Пульс нашёл бы время умилиться, но сейчас он был склонен полагать, что ему мерещится уже от усталости и пережитого мордобоя всякая чушь - казалось, он забыл давно уже, как выглядят ёжики. И прочая живность...
- Агата... - он почти буквально поймал её в свои объятия, когда Тата появилась из ванной. С твёрдым намерением больше не отпускать ни в какие путешествия, даже по собственному дому. Для неё теперь только кровать, покой и тепло. На ближайшие дней несколько, не то, что часов... - Не суетись, я сам всё найду... - тем более, что и не хочется ничего. За исключением одного - чтобы Тарантино приняла горизонтальное положение и отдыхала; работа сделана, длинная и тяжёлая ночь позади, он - рядом, и сумеет её защитить, ровно как и поухаживать за ней тоже. Даже Аарона может забрать из школы... хотя нет, не может, наверное. Он ведь так даже и не знает, как он выглядит! Ребёнок же и подавно с чужим дядькой не пойдёт никуда. Тем более, если у дядьки такая-то морда, как у Пульса... - А ты чего хочешь? Чаю? Сладкого? - ещё одна городская легенда от Сонни - от головной боли помогает очень сладкий чай и сон. Пробовал... помогает. Но из жизни уходит несколько часов... которые забирает этот сон. Агате, впрочем, всё равно надо поспать. - Давай в постель. Я принесу тебе всё... - и шмотьё постирает - справится уж и с машинкой как-нибудь. Главное... на ежа не наступить случайно; хватит, что его и так ободрали сегодня, и ухо от удара ещё горит. - Где у тебя спальня? - чтоб не спорить, Пульс просто снова подхватывает её на руки и тащит к кровати, осторожно внося в спальню, слов невесту перенося через порог дома; хотя руки уже начинают неметь - пусть Агата и намного легче, чем её покойный уже соотечественник... Сонни укрывает её одеялком, целуя в щёчку, и удаляется на короткое время, чтобы забросить в стирку вещи, сообразить чаю на двоих по рецепту Агаты, и вернуться с двумя кружками в руках. Одну он протягивает ей и залезает на кровать, устраиваясь рядом...
- У тебя ёжик живёт. А почему раньше не говорила?..
- ухмыляется, устраиваясь на подушке удобнее, и отхлёбывает из своей кружки. Агата снова скрыла от него нечто интересное... не мужа, к счастью, и не сына, но даже к этому иглокожему Пульс, пожалуй, немного ревнует - как раз потому, что скрыла. Всё равно, что узнать, что у твоей дамы сердца есть другой защитник. - А в аквариумах кто? - не было времени посмотреть... а теперь уже и вскакивать не хочется, постель неожиданно мягкая и тёплая, даже при учёте того, что Сонни поверх одеялся улёгся, и единственное, что его прикрывает - это полотенце по пояс. В доме Агаты тепло. Несмотря даже на близость реки и леса - казалось бы, сыро должно быть... Пульс поджимает губы, высушивая капельки чая, и коротко касается виска Таты тёплыми губами, ненавязчиво, чтобы не вызывать болевых позывов, но искренне. Объятия пока не позволяли чашки - так что, пока они не опустеют, можно и поговорить немного перед сном... О сне вот и поговорить. Прошла уже пара часов с тех пор, как Агата заработала сотряс, и вроде бы с ней всё в порядке, даже и не тошнит уже - наверное, уже глупо её мучить. Ей надо отдохнуть...
- Тебя когда разбудить? Во сколько отвезти к сыну?.. - Сонни собирался действовать по прежней схеме - довезти и затем отвалить, пока Аарон не пришёл. Пусть и дурацкой, и оскорбительной для него была эта схема, на самом деле... сейчас не время для споров.

+1

17

Перед тем как забраться в постель и отдаться сну, я хотела сделать все то, что еще нужно было сделать: постирать вещи, позаботиться о гостей, про Таракана тоже не забыть. Вот и суетилась, чтобы как можно быстрее все сделать и спокойно лежать в кровати. Но самостоятельно разобраться с делами мне не дал Сонни, подхватывая на руки и унося в спальню. Я снова была в роли навигатора, указывая мужчине куда сворачивать, какую дверь открыть и где включить свет. Правда, свет-то сейчас был лишним, он резал глаза и боль в голове сильнее начинала давить.
Когда итальянец спустился вниз за чаем, я успела сменить халат на майку с шортами, чтобы было удобнее и комфортнее валяться.
- Спасибо - забираю кружку с чаем, делая глоток. Кончик языка чуть обжигает горячий напиток, на этом я пока откладываю попытку испить чай.
- У тебя ёжик живёт. А почему раньше не говорила?..
- Ну... ты не спрашивал - пожимаю плечами в ответ. Да и тема у нас никогда не заходила в сторону домашних питомцев, чтобы упомянуть про своих сожителей. - Его Таракан зовут - представляю колючего я. - Когда продам дом, придется переехать в квартиру. Ему там будет грустно, он уже привык по лесу бегать - может есть вероятность, что после обретенной свободы, такому дикому зверьку (а ежик все-таки не одомашненное животное), будет трудно в городских джунглях, в маленькой квартире. Да и нам с Аароном будет трудно всем вместе: двое людей, террариум бабочек, ежик и все это вместе в квартире-студии, где даже не спрятаться друг от друга. Возможно, ежику придется уже навсегда покинуть меня и от этого становится немного тоскливо, хоть я и понимаю, что еж - не тот зверь, что поддается дрессировки. Единственное, что он запомнил, так это где можно найти еду. Но зато я запомнила его! Запомнила как нашла его однажды, когда все от меня ушли... Он был и есть мой знак.
- А в аквариумах кто?
- Бабочки и божьи коровки. Я разводила их раньше. Сейчас, в принципе, тоже. Но спросом не пользуются. Это скорее хобби. - хобби не из дешевых, так как надо чистить террариум, приглашая специально обученного человека; нужно кормить насекомых, следить, чтобы они не дохли там, пополнять запасы.
- Когда бабочки умирают, я отдаю их мастеру, который бальзамирует насекомых и оформляет их в рамочку. Только развесить пока времени нет. - так и лежат стопками в ящике стола, уже штук десять рамок, в некоторых, причем, не одно насекомое.
- Думала, что когда перееду в новый дом, построю оранжерею, а то бабочки за стеклом выглядят несчастно. Не думаешь? - озадачиваю я Пульсоне вопросом, поворачивая голову к нему. Умом то понимаю, что бабочки - последнее, что может интересовать мужчину, но тему надо как-то поддерживать вот такими вопросами, чтобы Сонни не отключался, а слушал меня. Хотя я сама готова уже скоро отключиться.
Чай уже остыл немного, позволяя мне сделать несколько больших глотков. Я опустошаю кружку до половины, затем отставляю на тумбочку и начинаю укладываться, сползая с подушки, которая до этого была под спиной, помогая удобно сидеть.
- Тебя когда разбудить? Во сколько отвезти к сыну?..
- Ох... - вздохнула я. Сейчас мне кажется, что сил заниматься ребенком у меня нет. Но отдавать его опять в гости или отцу или няне, это плохая идея. Это повторение того времени, когда мне приходилось много мотаться, и Аарон чаще видел Паулу, нянечку, а не меня. Так что пришедшую мысль о том, чтобы позвонить Пауле, я тут же отвергнула.
- Через три часа разбуди, я быстро соберусь - и пробок нет, из-за которых можно опоздать. Дав себе установку на сон в три часа, я скатилась вниз, укладываясь на подушку возле плеча Сантин и закрывая глаза...

+1

18

Интересно, а поток тайн когда-нибудь закончится? В женщине, конечно, должна быть загадка; но иногда Сонни казалось, что у Агаты их - целый том, загадок, шарад и ребусов, и порой это начинало его очень сильно злить. Но, как ни странно, злость не вызывала желание просто забросить эту книжку в стену или отправить в мусорку, как он поступил бы обычно, как раз наоборот, позлившись, он чувствовал желание продолжать отгадывать, желая добраться до самой сути, как чёртов исследователь... и вот сейчас казалось, что он сейчас был близок ко многим разгадкам. Оказавшись у Агаты дома. Да и сил на злобу не оставалось уже... Только в разгадке, кажется, нету уже смысла, раз дом, в который Пульс попал, будет продаваться в ближайшем будущем. От этого тоже было больно... Словно стоять на краю разлома, понимая, что туда отправилось что-то важное.
- Спросить, живёт ли у тебя ёжик? А должен был?.. - Сонни весело усмехнулся. Вряд ли ведь кому-то придёт в голову задать такие вопросы; ёжики ни у кого не живут дома, кроме как у Таты, это любопытно и интересно. И только она могла назвать ежа Тараканом. Да и насекомых, бабочек, жучков, разводит далеко не каждый, по крайней мере, в их стране... - Жалко... такой хороший дом. - и места тут хватит на целую ферму по разведению всяких букашек - может, в таком масштабе бизнес был бы более прибыльным? Всё-таки вряд ли настолько, чтобы иметь возможность выплатить такие долги. Что вообще будет с бизнесом - вопрос открытый и после того, как они долги закроют; это только с его билетами и "тотализатором для недееспособных" всё было относительно просто, казино всегда в выигрыше. - Об этом я тоже должен был догадаться спросить?.. - скорее обречённо, чем ворчливо, спросил Сонни. Риторический вопрос. Не так давно он уже сказал, что любит её и хочет быть с ней - кажется, это само по себе подразумевает, что и знать о ней он хочет всё, разве нет? Про детей, про увлечения... про братьев, и других старших родственников, если они есть, конечно. Сын у Агаты есть. А родители? - Пожалуй... - соглашается Пульс, тоже поворачиваясь к ней лицом, устраиваясь на боку. Возможно, чувствуют себя даже ещё более несчастными, чем выглядят. Он-то по себе знал. Потому что чувствовал, что Агата держала его самого как бы за стеклом... до сегодняшнего утра, по крайней мере. Может быть, и дальше собралась держать, впрочем - человеческую жизнь не получится ограничить так же чётко, как территорию террариума стеклом. - Но там тогда и растения нужно выращивать... - такие же, как за стеклом... но побольше. Оранжерея, по сути, тоже большой террариум. Но наполнить его сложнее... Сонни пытался наполнить свою жизнь, но, кажется, так и не мог привыкнуть к тому, что его собственная клетка превысила размеры камеры в тюрьме, причём уже давно. А Агата мир видела по-другому...
- Тебе точно хватит?.. - Сонни вообще не хотел бы будить её, а дать выспаться - столько, сколько она пожелает... но не мог поступить настолько безответственно, это означало бы подвести и Аарона, и... перед Дексом Агату он тоже наверняка подставил бы. Тот случай, когда ему было жалко её, но помочь он ничем не мог при этом, так что и оставалось - только жалеть. Вот. А познакомь его и Аарона Агата раньше - Сонни мог бы отвезти его куда-нибудь, хоть в тот же самый парк, пока она приходила бы в норму. - Ну хорошо. Сладких снов... - осторожно поцеловал её в ушко, и улёгся рядом, ожидая, пока она заснёт; хотя сам засыпать уже не собирался - во-первых, у него теперь было, чем ещё заняться, во-вторых - можно было проспать самому; в третьих - не очень и хотелось даже, он же поспал немного ночью.. отсутствие сна - не такая уж страшная вещь первые часа двадцать четыре, если ты не получил по голове предварительно, конечно. Пульс полежал минут пятнадцать, дожидаясь, пока Агата уснёт, и покинул постель, отправившись гулять по дому. Следующие часа три он провёл за тем, что просто бродил по её обиталищу - рассматривал вещи, бабочек в террариуме, пообщался немного с защитником-ёжиком, дав ему кусочек яблока, которое побыл для себя - чтобы показать, что врагом не является, как собачке... Пока Агата спала, он рассматривал её место жительства, словно экспонаты в музее, почти ничего не трогая, но многие вещи изучая очень внимательно; ощущая себя при этом почти что вором, который крадёт часть этой жизни. Но... и сам становится её частью, наверное? Хоть и не запечатлён пока на совместных фотографиях с Аароном, и его одежды и белья нету в шкафу, его автомобиль не припаркован в гараже... Агате пока что от него очень легко избавиться, куда легче, получилось с этим Гарридой. Легче даже, чем от бывшего мужа, который является Аарону папой.
Когда вещи постирались, Сонни забросил стираться отдельно её белую майку, чтобы не собрала на себя краску с джинсов и его толстовки, и снова запустил программу стирки, надеясь на то, что выбрал правильную. Даже куртку почистил, разложив на кухонном столе, на глазах у Таракана - оставалось ещё полчаса, и делать было особо нечего. Только затем вернулся в спальню, мягко проведя по плечику Агаты ладонью, тихо произнеся:
- Вставай...

Пока она спала, он узнал про неё ещё немного больше...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Гаррота