Луиза откровенно забавлялась, чувствуя податливые мягкие губы незнакомой...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » No more time For crying dear


No more time For crying dear

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sd.uploads.ru/1FsC9.png

Лица:
Lee Everett & Bretta Jones
Место:
N Cushman St, Фэрбанкс, Фэрбанкс-Норт-Стар, Аляска, Соединённые Штаты Америки
Небольшой город по большей части разрушенный
Время:
2044 год, весна, вспышка эпидемии началась 28 месяца назад.

http://24.media.tumblr.com/tumblr_m79dwz3iQq1r2knsgo1_500.gif

Это больше не сон, это наша реальность. Новая реальность, в которой не каждому есть место. Это новая эволюция Дарвина - выживает сильнейший. Это каждый новый день, в котором ты не знаешь, выживешь ли. Каждый день идет борьба, борьба за выживание. И по статистике: если ты один, то с вероятностью близкой к 100% - ты труп.

[AVA]http://sd.uploads.ru/EaM6d.png[/AVA]

Отредактировано Charlie Hunter (2014-10-07 00:24:44)

+2

2

Я разжигаю небольшой костер, укрывшись в заброшенном здании, где ночую уже второй месяц. Оно пустое, с заколоченными дверями, но без крыши. Не знаю, что с ней случилось, но ее обломки разбросаны по полу третьего этажа повсюду. Наверное, оно было четырехэтажное. Или пяти. Не знаю, сколько смогла разбомбить национальная гвардия, прежде чем остановилась. Или что-то остановило ее. Но теперь о крыше напоминают лишь осколки ламп, хрустящие под моими ботинками. Но даже их сейчас почти не видно - весь пол покрыт легким слоем снега, который выпал пару дней назад и не стремился таять. Скоро должно потеплеть, и можно будет двинуться дальше. Куда-нибудь. Достать свою карту, оставшуюся от Дойла и выбрать точку на ней. Карта, на которой отмечены военные базы, полигоны или медчасти. Даже лаборатории. Полезная вещь, ее берегу. Но приехав в Фэрбанк четыре месяца назад, я так и не двинулся дальше. Я приехал сюда один, когда выезжало из Анкориджа нас трое. Кэтрин, Дойл и я с простреленной ногой. Помню, как мы накануне отъезда настроили радио и слушали какую-то старую песню, которая нам всем понравилась. На мгновение вся пугающая реальность отступила, и мы смогли забыться. Не на долго.
Моего костра хватает не на долго. Недостаточно, чтобы что-то приготовить, но достаточно, чтобы нагреть спальный мешок, сделать обход и улечься спать. Мысленно составляю план на завтра, как делаю это последние года, когда мир сошел с ума. Дрова, вода, медикаменты. В обычной жизни это показалось бы ерундой, но не при нынешних реалиях. Прокладывая в голове маршрут, я проваливаюсь в сон. Неспокойный и некрепкий, как и всегда. Я не помню, когда я крепко спал в последний раз. Или высыпался. Когда с Кэт и Дойлом мы нашли тот бункер и закрылись внутри - мы смогли поспать. Мы смогли расслабиться и болтать о каких-то мелочах. Мы были на тот момент вместе почти год. Я не привыкал к ним целый год, потому что знал, что в любой момент ко-то из нас может погибнуть. Но, как итог, остался в одиночестве.
Один приехал в этот пустой город. Благо, что восставших так же было не много. Отыскал ту вышку, которая транслировала сигнал на радио, который мы поймали. Он стоял на повторе. Неизвестно сколько времени. Я остался в городе, в котором надеялся найти людей, но остался один.
И со временем к этому привыкаешь. До того, как я нашел Дойла, я был один почти год. Время, за которое привыкаешь, что твою спину никто не прикрывает и ты рассчитываешь только на себя.
Время, за которое привыкаешь вставать с мыслью по утрам, что ты сегодня не умрешь.
Время, за которое ты начинаешь забывать родную речь.
И сейчас, я был на половине пути к этому.
Я снова один. За моей спиной нет шагов напарника. И ужин я ни с кем не делю. Такова моя реальность.

На то, чтобы дойти до аптеки, в которую я наведываюсь последний месяц у меня уходит почти час. Каждый переулок таит опасность, этого никогда нельзя исключать. Но главная опасность меня ждет внутри. Опасность, отреагировавшая на мое приближение, наверное на звук шагов или хруст снега под ботинками. И сейчас смотрела на меня, наставляя пистолет. Я не поднимаю свой, но делаю шаг ей навстречу, чем заслуживаю резкое движение нацеленное на мою голову с целью припугнуть оружием.
- Спокойнее, дамочка. Без шума. - я все еще на улице и мне не нравится стоять так с неприкрытой спиной. Надеясь на благоразумность стоящей передо мной, я делаю шаг внутрь, прикрывая за собой дверь.
- Вы одна? - вкрадчиво спрашиваю, игнорируя оружие в ее руках, направляясь к полкам с медикаментами. С плеча стягиваю рюкзак, раскрываю его, просматривая содержимое полок. Возможно, это и глупо. Но я пришел сюда не для светских бесед, аз а провиантом, уходить без которого не планирую.
[AVA]http://sd.uploads.ru/EaM6d.png[/AVA]

Отредактировано Charlie Hunter (2014-10-07 02:22:51)

+2

3

[AVA]http://sd.uploads.ru/1T0rB.png[/AVA]
Сейчас я уже не могу вспомнить, как оказалась в Фейрбаксе, даже название этого гребаного города узнала лишь благодаря многочисленным знакам и указателям, что встречали меня на его пороге. Причины? Такие же как и у всех — я была в отчаянном поиске безопасного места, как заведенная, перемещаясь с места на место, грея в душе надежду на то, что в мире остался хотя бы жалкий кусочек земли, где не властвует смерть, где мне не грозит опасность.
Уроженка Канады, вспышка эпидемии застала меня дома, когда я, устала и опустошенная, загруженная проблемами о предстоящем разводе, вернувшись после очередной ночной смены в стационаре, готовила своему сыну завтрак. Стоит ли говорить о том, что в ту ночь я так и не смогла закончить начатое. Охваченная паникой, с семилетним Алексом на руках я бросила свой дом первое время скрываясь от ужасающих монстров в крупном торговом центре. С тех пор мы прошли через многое. Я прошла через многое.
Постоянно передвигаться — стало буквально девизом всей моей жизни, я старалась не задерживаться долго в том или ином лагере, пытаясь найти действительно безопасное место. В группах выживших мы не приживались — многие косо смотрели на моего сына, неодобряюще цокая языками и кивая головой — ты должна оставить его, Брета. Вечно болеющий мальчик огромный баласт для того, у кого есть все шансы выжить. Я посылала их к черту.
Точно так же произошло и с последней группой, где нас ненадолго приняли. Мы попали в передрягу, из которой нам удалось вырваться живыми, но не невредимыми. Алекса укусили, чертов зомби оттяпал целый кусок его икроножной мышцы. Я не успела оказаться рядом во время и уберечь малыша от проблем — все, на что у меня хватило смекалки — так это туго перебинтовать ногу в районе чуть выше укуса — искренне верю, что это даст нам больше времени — мы сможем найти лекарство, а пока... Пока мне нужны антибиотики.
Так вот, из прошлой группы нас выперли, вернее, яро доказывали то, что парня нужно убрать. После второй попытки покушения на сына, я собрала вещи и ушла.
Несколько дней мы блуждали по лесу, стараясь найти хоть какое-то укрытие по дороге. Ночевали на деревьях, встретились с парой заблудших ходячих — вдвоем мы не приносили столько шуму, как от обычной крупной группы. Алексу с каждым днем становилось все хуже, глядя на угасающего сына в месте с ним угасала и я сама. Нервная, дикая — господи, чем я сейчас отличаюсь от тех обезумевших людей, что были готовы легко и запросто пустить ему пулю в лоб? Только тем, что я готова была убить каждого, кто подойдет к нам ближе допустимого.
И вот несколько часов назад мы оказались здесь — в опустевшем на первый взгляд городе. Мы передвигались тихо — темп был медленный, стоило было прибавить шагу — Алекс тут же принимался скулить и выть во весь голос от боли. Ему нужно сделать перевязку, и для первой остановке в городе я пыталась отыскать больницу, госпиталь, на крайний случай какую-нибудь аптеку. Вскоре, мне удалось это сделать.
Нам везло, пробравшись в невысокое, разбитое здание, мы обнаружили его совсем пустым — несколько старых трупов ходячих с дырявыми головами — я заметно успокоилась, закрывая сына в кабинете с сейфами, что ближе всех находился к залу:
- Постарайся поспать, хорошо? Я буду рядом, здесь ты в безопасности. - Осторожный материнский поцелуй — его лоб был горячим и влажным от пота, взор затуманенный — я в очередной раз убедилась в том, что времени осталось мало.
Оставив Алекса одного, прикрывая дверь и прихватив с собой пистолет, я принялась обыскивать помещение. Самое ужасное в том, что здесь практически ничего не осталось — видимо аптека подвергалась не единичной обчистке, и в панике я с силой и рывками открывала каждый ящик, пытаясь найти хоть что-то. Мой улов на данный момент был совсем скудный, и я принялась за соседний стеллаж, когда входная дверь подозрительно скрипнула.
Реакция не заставила себя ждать, я тут же наставила дуло пистолета на нежданного гостя, готовая нажать на курок в тот момент, когда он открыл рот и заговорил со мной.
Он не ходячий, не ходячий! И мне бы опустить оружие, но жизнь научила бояться живых людей не меньше мертвых.
- Кто ты такой? - я не стала обращать внимания на его командный тон и раздражаться на указания. - Я пришла сюда первая. - Если этот говнюк обчистит меня, я не пожалею на него пулю, серьезно. Пусть их осталось всего четыре штуки, и я вызову много шума — я убью его, серьезно убью. - Тоже самое я хочу спросить и у тебя. - Но дверь за его спиной закрылась, явно не приглашая в нашу обитель кого-то еще. Он одиночка, так же как и я. С трудом в это вериться, таких отчаянных идиотов на свете придется еще поискать. - Где твоя группа?
Не хочу подходить к нему ближе, и убедившись, что он не причинит мне вреда, ну или по крайней мере не собирается этого делать сейчас, я освобождаю одну руку от прицела, принимаясь снова за поиски антибиотиков, бинтов, шовного материала. Попробую вырезать Алексу укус — во первых, такая рана заживет быстрее, во-вторых... Надежда на то, что мальчик выживет все еще тлела маленьким огоньком между моих ребер.

Отредактировано Florence Z. Lane (2014-10-07 18:14:20)

+3

4

[AVA]http://sd.uploads.ru/EaM6d.png[/AVA]
Разговор не клеился. Дамочка была на взводу, оружие в ее руках слегка водило из стороны в сторону, но она не придавала этому значения. Она держалась, следя за мной и держа на прицеле. Но я игнорирую сложившуюся ситуацию. По быстрому осмотру незнакомки я могу сказать, что она давно не ела и не спала. Крепким сном. Да кто сейчас спит крепко, когда вокруг такое? Не думаю, что найдется хоть кто-то, кто может мирно засыпать, заворачиваясь в одеяло на привычной, как раньше, кровати и не думать, что за ночь может случиться что-то ужасное. Я засыпаю неспокойным сном, просыпаясь по несколько раз за ночь. Потому что я один. Мою спину некому прикрыть. И к этому я привык. Это уже не вызывает такого дискомфорта, как раньше.
- Тебе имя? Фамилию? Прозвище? - это было глупо. А потому я игнорирую вопросы дамочки и занимаюсь осмотром полок. Еще пара вылазок, и я хочу двинуться дальше. Это не безопасно. Но. Сидеть в маленьком городке, припасы которого на исходе - не лучший из вариантов дальнейших событий. Я не могу сдаться. Я должен двигаться, чтобы выживать.
- Меня зовут Ли. И я - один. А теперь, если ты не против, убери ее подальше. Она пригодится тебе, но не сейчас. - я предлагаю ей опустить оружие. Миролюбиво. Живые не должны убивать живых. Так было раньше. Сейчас - все иначе. Тебя могут пристрелить за пачку антибиотиков.
- Эта аптека почти пуста. Как и весь город. Откуда ты пришла? - у меня нет сомнений, что она пришла. И сравнительно недавно. В столь небольшом городке сложно не заметить, что есть кто-то еще из живых. Но никого не было. Несколько месяцев я был здесь один.
Я жду ответа от девушки, но вместо этого слышу какие-то звуки, доносящиеся из смежных помещений. Дверь, которая ведет вглубь здания, куда я никогда не наведывался. Я один и не люблю замкнутые пространства. Там я более уязвим. Я подпирал эту дверь на время визита, и отпирал, когда уходил. Не знаю даже, зачем. Сила привычки. Оставлять после себя в первозданном виде. Кому-нибудь эта открытая дверь могла бы спасти жизнь.
- Ты не одна. Сколько вас? Это здание - не слишком безопасное место, чтоб ты знала. - пока девушка отвлекается на шум, доносящийся откуда-то изнутри, я успеваю достать свой пистолет и направить ее на нее.
- А теперь, говори. Кто еще с тобой? - а ведь обычно я приветлив и не тыкаю оружием в первых встречных. Но на подобное гостеприимство я привык отвечать таким же.
- Знаешь, мы можем еще долго стоять здесь и ждать. Пока из этой двери не появится кто-то из твоей группы. Или ходячий. - чистая логика. Потому что живые без причины не роняют вещи, издавая столько шума. А значит там, внутри, не все гладко. И мы можем либо стоять здесь. Либо, пойти проверить. Либо, я могу просто уйти и оставить ее разбираться со всем одну.

+1

5

[AVA]http://sd.uploads.ru/1T0rB.png[/AVA]
- Хорошо-хорошо, извини. Я просто нервничаю, давно не сталкивалась с другими людьми. - совершенно непроизвольно я выделила последнее слово интонацией, суетливо опуская пистолет и вытирая вспотевший лоб свободной ладонью. Я устала, я чертовски вымотана, все, о чем я сейчас могу мечтать — это мягкая постель, горячий душ и безопасное место для моего сына. Алекс? Как он там, в этой жалкой и душной каморке, вынужденный истекать кровью и ждать, когда мать разберется с окружающей обстановкой и спасет его, или же попросту облегчит адскую боль ниже колена, вкладывая в руку спасительную таблетку аспирина. Который, так, для справки, совершенно не желал попадаться мне на глаза.
На какой то период времени я совершенно забыла про своего нежданного гостя, не обращая больше внимания на его присутствие, вновь увлеченная своей личной задачей. Наше знакомство не задалось, в этом большая часть моей вины, но я слишком давно не встречала достойного человека, который бы не желал ограбить меня или попросту трахнуть. Мол в этом мире практически не осталось вещей, которые помогли бы отвлечься и забыться от происходящего вокруг хаоса. А быть одинокой женщиной в самый разгар апокалипсиса, когда люди слетают с катушек и уподобляются животным — не самая удачная судьба.
- А? Что? Извини, я задумалась, не могу найти чертовы антибиотики, неужели тут ничего не осталось? Ни бинтов? Ни шовного материала? Хоть что-нибудь, мне нужно залатать рану. - Молчу про сына, не хочу выдавать себя с потрохами, чаще всего больного и укушенного ребенка воспринимают как лишний и бесполезный багаж, я не могу согласиться с этим мнением — это мой ребенок, и он просто болен — я смогу найти способ спасти его и мне плевать на мнение окружающих. - Тебя интересует последняя моя остановка? Норт Поул, я оказалась не в самой хорошей группе людей и была вынуждена продолжить свой путь одна. Здесь есть еще аптеки? Больницы неподалеку? Хоть что-то?
Отчаяние растекалось по моим венам, но я настойчиво пыталась взять себя в руки и не расклеиваться. Тихо, успокойся, дыши глубоко — ты со всем справишься — вы смогли протянуть полтора дня без превращений, возможно ты сможешь отсрочить это еще на какой-либо период.
Но мои мысли снова были нарушены громким шумом, хаотичным, не целенаправленным — словно кто-то случайно скинул со стола тяжелые предметы — звук доносился со стороны кабинета, где я оставила мальчика. Сердце чуть не остановилось, я кинулась к мужчине, что уже подпирал дверь, чтобы ту невозможно было открыть изнутри, и меня еще более одолела паника.
- Нет, стой, не трогай. - я не успеваю даже коснуться его, оставаясь на дистанции каких-то жалких трех шагов, когда Ли направляет на меня свой пистолет, устраивая настоящий допрос. В любой другой бы ситуации я бы плюнула на все, выбила бы орудие из его рук, что-нибудь придумала бы, но на кону жизнь моего сына — благоразумие взяло вверх. - Я не одна, со мной сын, ему семь лет, и он ранен. Я оставила его в том кабинете, там чисто, я проверила перед приходом. Прошу... Я не прощу себе, если с ним что-нибудь случится.
Ли не пришлось меня долго уговаривать, не пришлось угрожать пистолетом, выбивать из меня информацию, или получать ее другими методами — нет, я шла на контакт, здесь и сейчас я была послушной и честной, мои ладони вспотели, коленки пробивала дрожь волнения и ужаса — а шум и тихий рев или гомот за дверью заставляли думать о самом страшном...
Нет, он не мог превратиться, просто не мог...
Не дождавшись, когда мужчина опустит оружие сам, я гневно отталкиваю его в сторону, с грохотом открывая двери складного помещения и...
Мутный взгляд, некогда темная, оливковая кожа приобрела серый, матовый оттенок. Вместо привычного дружелюбного выражения лица, лишь злобная гримаса голода — он протягивал ко мне руки, точно так же, словно просился ко мне на руки — но в нем больше не было моего прежнего мальчика. Это не был Алекс. Неведомое чудовище завладело его сознанием, заставляя вести себя как дикий загнанный зверь. За той стороной стола, он не мог шагнуть в мою сторону, мебель мешала добраться до желанного кусочка свежего мяса — его вой звучал отчетливое — заглушал звон в моих ушах. Все, что я сейчас чувствовала, адскую боль в области сердца. Я не произнесла ни звука, лишь слезы, что ручьем текли из моих глаз стали явным признаком моего состояния. От слабости и шока я свалилась на колени, опираясь ладонями о грязный пол и с ужасом глядя на Алекса.
- Нет, нет... Этого не должно было быть.

0

6

[AVA]http://sd.uploads.ru/EaM6d.png[/AVA]
- В этом маленьком городке больше ничего нет, либо все уже вычищено под ноль. Неудачное место ты выбрала для остановки, здесь не единой живой души. Кроме той, которую ты встретила. - я отвлекаюсь на шум за дверью, за которую я не ходил ранее. Не было нужны. Все нужное- было здесь, в шаговой доступности. И лезть в одиночку в неизвестные помещения я не рвался.
- Он сильно ранен? - это ее сын. Это то важное, что я выделяю для себя. Семья и близкие дружеские отношения - это, пожалуй, самое ценное, что осталось сейчас в мире. Но я не получаю ответа, она отталкивает меня в сторону. В сторону, чтобы я не мешал ей пойти внутрь. Туда, где был ее ребенок, о ком она переживала больше всего на свете. Ради кого она забралась в эту аптеку, чтобы найти лекарства - все для него.
Я иду за ней следом, с оружием наготове.
- Где ты его оставила? - но я не слышу ответа, я просто иду тенью за женщиной. Пока она не заворачивает в одну из комнат, где мы находим его. Уже ожившего и пятящегося к нам. - Отойди. - говорю строго ,но она не слышит, игнорирует меня. Ее плечи содрогаются в немом рыдании, но я не сочувствую ей. Ни капли. Я изжил из себя сочувствие и сопереживание. Я хватаю женщину и оттаскиваю ее в сторону, подальше от стола, который преграждает путь ходячему к нам.
- Ты знаешь, что нужно сделать. - голос вновь тверд и уверен. Не время для эмоций. А еще - не время для того, чтобы тратить патроны. Я достаю из-за пояса нож с лезвием средней длинны и протягиваю его женщине. Но она поглощена своим горем. Но мне этого не понять, правда не понять. После того, как я своими руками убил своих последних напарников по группе - я перестал чувствовать что-либо так остро. Я отталкиваю ее чуть в сторону, запрыгиваю на невысокий стол с ногами, толкая уже не живое тело ногами, опрокидывая его на пол и приземляюсь рядом. Еще секунда и его тело опадает, перестает шевелиться и издавать звуки. Теперь, он точно мертв.
Я поднимаюсь на ноги, вытирая лезвие о ткань чьего-то рабочего халата, висящего здесь на двери. Убираю нож за пояс и принимаюсь обследовать шкафчики. Стоит воспользоваться этим шансом, ибо больше я сюда скорее всего не вернусь. Проходит пара минут, когда мой рюкзак слегка забивается какой-то одеждой, найденной здесь. Нет медикаментов, нет бинтов. Есть пара шприцов, которые я тоже забираю - вдруг пригодятся. Очень немногое, что можно было здесь найти - я нашел. И только после заметил, что женщина так и не сдвинулась с места, а взгляд ее был прикован к телу на полу.
- Послушай. Нам нужно уходить. Световой день не настолько велик, чтобы можно было тратить время на... - эмоции? - Я ухожу. И мне не составит труда оставить тебя здесь, если ты пожелаешь. Или же ты можешь, наконец ,представиться и пойти со мной.

+1

7

[AVA]http://sd.uploads.ru/1T0rB.png[/AVA]
Этого не должно было произойти.
Я смотрела в его мутные глаза, и сжавшись в маленький и ущемленный комок совершенно не знала, что мне делать дальше. Глупо надеялась на то, что все происходящее - лишь плод моего воспаленного воображения. Я просто устала, слишком долго провела в бодрствующем состоянии, и все это мне кажется. Мой сын жив, здесь и сейчас он пытается протянуть ко мне свои маленькие ручки и вырвать меня из ужасающих галлюцинаций, что сбивают меня с толку.
Еще этот раздражающий мужчина за моей спиной, пытается оттолкнуть меня, заглянуть за мое плечо и увидеть то, что я так отчаянно пыталась укрыть от его взора. И пауза - неуклюжие шорохи, попытки мертвого мальчика выбрать из-за стола и добраться до нас - я слежу за ним и не верю. Я полностью утонула в глупой и бесполезной надежде на то, что жизнь не кончена, что все не настолько плохо, как кажется.
- Нет-нет-нет. - Тихо бормочу себе под нос, пятясь в сторону выхода. Я выйду и снова зайду, и мой мальчик вернется ко мне, жалобно обнимет меня, и мир встанет на свое место, награждая меня очередной порцией сил и уверенности в том, что я смогу с этим справиться. Но спотыкаюсь о Ли, цепляясь взглядом за нож, что он уверенно протягивал в мои руки. - НЕТ! - Во все горло, отталкивая ладонь и глядя на незнакомца с ненавистью. - Как ты можешь, как? Может его все еще можно спасти? - С затиханием, с осознанием того, что говорю откровенные глупости, но... Материнское сердце рвется на части, и я отворачиваюсь в тот момент, когда мужчина сам принимается за грязную работу.
Ничего не вижу, прижимаюсь вспотевшим лбом к холодной стене, прислушиваясь к каждому шороху. Суета, детский плотоядный рык, грохот падающего тела - и я содрогаюсь в неслышном плаче, сползая на пол и обнимая себя за колени. Сейчас, в эту самую секунду я лишилась единственной своей надежды на спасение. Мой мальчик был мои главным стимулом найти выход из этого дерьма, ради него я двигалась вперед, убивала, воровала, делала ужасные вещи, а теперь... Свет в моей душе погас, и закрывая глаза я придаюсь рыданиям.
Сколько я так просидела? Сложно сказать. Отвлечь от коматозного состояния меня смог все тот же мужчина, что не давал мне покоя с той самой минуты, как он здесь оказался. Что я испытывала к нему сейчас? Ничего кроме болезненной апатии. Где-то глубоко в груди здравый смысл твердил о том, что я должна быть благодарна ему, но увы... Я чувствовала лишь злобу и ненависть, резко поднимаясь на ноги, и ударяя Ли сжатым кулаком в грудь, в плечо, по предплечью. Кидаюсь на него всем своим телом, словно благодаря физической разрядке смогу заполучить желанное успокоение. Наконец повисаю на его руках мертвым грузом, цепляясь тонкими пальцами за его куртку. Несколько минут, пока весь тот потоп, что одолел мою душу не оказался излитым на его одежду.
- Прости меня. Извини. Я... - скомкано вытираю слезы, отходя от него на пару метров. Не смотрю в глаза, вообще никуда не смотрю, пытаясь вспомнить свое гребаное имя. - Бретта. Меня зовут Бретта.
Именно так мы и познакомились. Так произошла наша первая встреча, но мы никогда не будем вспоминать об этом, и эта дата будет отмечена для меня другим важным событием. Слишком важным и крушимым, чтобы говорить об этом вслух.
- И куда ты пойдешь? Мы... Ох. - Не знаю, черт возьми, я не знаю, что мне делать дальше. Единственным желанием было пустить себе пулю в висок и остаться рядом с собственным чадом, но понимаю, что это был бы очередной глупый и бестолковый поступок в моей жизни. - Идиотка.
Взгляд в сторону, за окном уже темнеет, сгущаются сумерки, тем самым отсрочивая наш побег из данного укрытия.
- Скоро ночь. У тебя есть лагерь? Может нам лучше... Лучше остаться здесь и отправиться утром? Я... У меня... Будет время попрощаться и быть может, похоронить Алекса. Я не могу бросить его так. Прошу.

0

8

[AVA]http://sd.uploads.ru/EaM6d.png[/AVA][NIC]Lee Everett[/NIC]
- Не время оплакивать его, уйдем отсюда. - женщина, что поднимается наконец на ноги, называет свое имя. Что я должен сказать? Что я рад знакомству? Если бы это было так, при иных обстоятельствах - я, возможно, и озвучил бы это. Но на дворе сейчас совсем другое время и ветер дует в другую сторону. И каждого нового встречного я привык воспринимать в первую очередь как угрозу, а не иначе. Я перестал видеть в живых - спасение или безопасность. От мертвых ты хотя бы знаешь, чего ждать. Но живые - совсем иная история.
- Я возвращаюсь в свое временное укрытие. Если хочешь - можешь пойти со мной. Здесь не останусь. Я здесь достаточно долгое время, в зданиях оставаться опасно. Собери свои вещи. - и я отступаю от Бретты, перешагивая тело ее мертвого сына и покидая эту комнату, в которой более нет ничего ценного. Для меня, для выживания.
- Мы можем вернуться завтра, чтобы похоронить его. Скоро стемнеет. - я возвращаюсь путем, которым мы пришли сюда, в это помещение. Обратно к небольшому закутку-аптеке, где мы с Бреттой и столкнулись. Кругом тихо. Я не люблю такую гулкую тишину. Будто за стеной кто-то затаил дыхание и весь воздух в помещении накалился. Но здесь не может никого быть, кроме нас двоих. Через полуразбитые витрины я вижу, как солнце клонится к горизонту и решаю уже уходить, когда слышу негромкие шаги. Бретта. Молча выходит, закидывая рюкзак на плечо. Мы не обмениваемся фразами, они лишние. Мы не смотрим друг на друга. Мы останавливаемся у порога, на выходе из магазина. Встречаемся взглядами и мне хватает ее кивка в знак того, что она пойдет со мной.
У нас остается не так много времени, чтобы пересечь несколько широких улиц и переулков этого небольшого городка. Бретта следует за мной молчаливой тенью, внимательно осматривая улицы, но блуждая по старым стенам пустым взглядом. Мы доходим до нужного полуразрушенного здания, которое я пока использую для своих нужд. В нем почти нет углов, большая часть стен разрушена, но это мне и играло всегда на руку. Здесь негде спрятаться. Мертвым или живым. Все как на ладони. И всего пара спусков вниз, которые легко заблокировать и наблюдать.
Мы оказываемся на третьем этаже здания, когда я позволяю себе расслабиться чуть больше, чем когда нахожусь внизу. Скинуть с плеч рюкзак и приняться за разведение небольшого костра.
- Голодна? - пытаюсь разговорить женщину, пока костер разгорается. - Откуда вы пришли?

+2

9

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » No more time For crying dear