Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 40°C
Сука, ну какой пиздец, а.
Дверцу машины ты захлопываешь с такой силой, что звук рассыпается по всей улице, звенит в ушах, вспугивает парочку пиздецки нервных подростков с банками пива, которое...Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет смысла притворяться


Нет смысла притворяться

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

БЕРНАДЕТТ, ФРЭНК и ДЖУЛЬЕТТ
24 сентября, 2014
— Я думал, что это будет отстойно, но, знаешь, мне понравилось.
— Правда?
— Нет.

+2

2

look

и даже не смей думать, что ты можешь не выдержать.

Она боится. За последние прожитые дни бесконечное чувства простого беспокойства и весьма ясного раздражения сменились чистым страхом, что преследует на каждом шагу, словно немая тень, едва заметная и практически неуловимая. И вздрагивает белокурая женщина при каждом гудке своего сотового телефона, нервно глядя на небольшой плоский экран и всматриваясь в цифры или имена, либо знакомые, и тогда страх отпускает, либо практически неизвестные, и вот оно, то самое чувство, что дергает нервы, словно перебирает струны. Мягко, плавно, неторопливо, словно вечность проходит, прежде чем удается побороть эту боязнь каждого нового шага и ждущей впереди неизвестности.
Она будто сошла с ума. Прежняя Бернадетт, привыкшая жить сегодняшним днем и отдающая предпочтение расслабленному и беззаботному образу жизни, не могла теперь протянуть и часа без поставленного на последующие часы плана, в обязательном порядке просчитывается каждый шаг и в голове подбираются тысячи вариантов верных ответов. Время волшебным образом замедлило свой ход, и теперь давило своей монотонной текучестью и захватившей ее, непонятно откуда взявшейся, меланхолией. И, самое главное, нельзя переставать бежать, бежать в этом сумасшедшем круговороте ежедневной рутины, что стала такой безликой и однотипной, нужно постоянно бежать, и такое чувство, что бегаешь по кругу, пытаясь найти выход, хоть малейший просвет из непроглядной тьмы, что поглощает с головой и просачивается внутрь сердца.
Холодно. Непривычно холодно и зябко для конца первого месяца калифорнийской осени, и горит желание прятать оголенные участки тела под легкие теплые ткани одежды, наслаждаться горячительными напитками и закрывать в квартире окна перед сном. Ветра набирают свою силу и мощными потоками обрушиваются на город, дожди то робко падают крупными каплями на землю, то льют стеной и заливают улицы, а закаты теряют свои алые оттенки, сменяясь бледным оранжевым занавесом перед самым заходом солнца.
И в воздухе пахнет осенью, но можно еще почуять ту привычную летнюю свежесть, но невероятно трудно. Опавшим листьям еще рано шелестеть под ногами, деревья все еще одеты в зеленую листву, покачивая своими ветвями с помощью дуновений ветра, и туманы пока еще редки, не время для густой серой и непроглядной пелены, сырости. Но в определенные дни так и хочется учуять запах свежей выпечки из кондитерской за углом, и, укутавшись в легкий кашемировый шарф, забежать за горячей булочкой и большой чашкой кофе, сесть в дальнем углу и слушать мелодичные звуки, доносящиеся из колонок.
Да, это говорит «летняя» женщина, которая предана палящему солнцу, морскому воздуху и возможности позаимствовать у лета возможность побыть тем самым беззаботным ребенком или молодой девчонкой, не знающей жизни, но так радующейся ей. Только вот, Бернадетт в свои тридцать два года знала достаточно и пережила то, что никогда не думала пережить, и почувствовать на своей шкуре результаты и последствия того, во что она втянула себя отнюдь недавно. Но, кажется, что прошла вечность.
Она забывает и рушит. Стираются прежние желания и интересы, а на их месте вырисовываются новые, рушатся определенные участки личности, и вырастают другие. Женщина меняется, и это видно по тому, как она подает себя и как смотрит на собеседника, по сторонам, как говорит и каким тоном отвечает на те, или иные вопросы. Держит спину прямо, как и всегда, вот только не легко и расслабленно, а заметно напряженно, по прежней привычке, которая теперь доставляет дискомфорт. Глаза потеряли блеск из-за стресса, переживаний, многочисленных и обставляющих со всех сторон проблем, а также непонятного голодания, ограничения в здоровой пище и нехватки витаминов в организме. Похудевшая, уставшая, жесткая, вспыльчивая. Но красивая. Не просто очаровательная и милая, а притягательная, элегантная. Пока не присмотришься и не заглянешь в душу, увидев на ней много свежих рубцов.
Бернадетт перестала ощущать одиночество. На первых порах, пока увлеченность восстановлением бизнеса приносила удовольствие и было рьяное желание посвящать ему практически каждую секунду свободного времени, отстранение от общества не замечалось. Как-то быстро семья отошла в сторону, как тогда, двенадцать лет назад, молодая Рикардс сорвалась с места, позабыв обо всех близких и родных, и умчалась навстречу новой жизни. Встречи с друзьями редки и кратковременны до безобразия, а затем они и вовсе пропадают, уходят по воле Бернадетт, где-то внезапно потерявшей свою совесть. Лица и имена живут в памяти, но мысли заняты маниакально преследуемой страстью к работе, переговорам, иным делам, связанным с бизнесом, и все простое, житейское, так сильно значимое для женщины, вдруг теряет свою ценность.
Кто-то звонит, приезжает, добивается встречи. Когда Берн, однажды, увидев на экране своего коммуникатора до боли знакомое женское имя, волна беспокойства и смятения накрыла белокурую женщину с головой. Она желала этого разговора, но одновременно боялась услышать резкие правдивые слова на свой счет, что успела наслушаться от родственников и самых близких друзей и старых знакомых. Но нет, женщина по имени Джульетт Альтиери, которая мягко и заботливо приглашала Бернадетт к себе домой на дружескую встречу за бокалом вина, внушала неподдельное спокойствие и дарила тепло, а эти качества так редко можно встретить в людях. И Рикардс не смогла отказать.
Через пару дней, отложив деловую встречу на поздние часы, блондинка подъехала к дому Джулс, слушая, как тяжелые капли дождя барабанят по стеклу, и как тихая песня играет в салоне автомобиля. Выходит через несколько секунд, берет с собой бутылку красного вина, купленного подруге в подарок, нерешительно идет по подъездной дорожке, а затем, купаясь в мучительных ожиданиях появления на пороге хозяйки, прошла в теплое и разу же обезоруживающее своим уютом помещение. Берн вспоминает свою квартиру на последнем этаже высотного дома и понимает, что подобный домашний очаг своими силами ей не создать, не повторить, эта способность прекрасно служит Джульетт.
-Здравствуй, родная, - неожиданно тепло говорит Бернадетт и резким движением обнимает подругу, а затем отстраняется, и поначалу кажется, что блондинка не может найти себе место. Протягивает бутылку вина с легкой улыбкой, осматривается по сторонам, замечая новые детали интерьера, и по-новому оценивает старые.

+2

3

внешний вид

- Берн.. Привет, - на выдохе и с улыбкой произносит женщина, еле успевая прижать в ответ, прежде чем гостья делает шаг в сторону и отводит глаза. Странное чувство не покидает ни на секунду. Они давно не виделись, давно не разговаривали по телефону посреди недели, не делились последними новостями, не ругали в шутку тех, кто подвел. За одно мгновение короткого объятия Джульетт замечает витающее напряжение, будто прошла целая вечность, прежде чем удалось встретиться; успело произойти что-то непоправимое, явно плохое, раз подруга так нерешительно озирается. Все это лишь догадки на уровне подсознания, но раньше у обеих неплохо получалось чувствовать подобные дуновения изнутри.
Пропустив блондинку вперед, хозяйка закрывает дверь и принимает бутылку красного. Надо же, только недавно съездила и купила точно такого же вина; обычно именно его и распивали, смакуя приятные и не очень события. Ухмыльнувшись самой себе, Джули ставит подарок на кухонную стойку и достает два бокала. Прежде чем услышать что-то определяющее, надо расслабиться.
- Думала, уже не дозвонюсь до тебя на этой неделе. Это ведь вторая попытка. - Бывают ситуации, когда хочешь огородиться ото всех, а бывают те, когда хочешь-не хочешь - оно само получается. Когда не знаешь, как объяснить самой себе, что происходит, не то, что остальным. А люди, они.. Они невероятно любопытны, когда речь идет не о них. Хотят знать все и даже больше, но еще никому не было приятно оказаться в неловкой ситуации.
- Знаешь, ты мне снилась несколько дней назад.. Забавный получился сон, смешной, - продолжает, улыбаясь и глянув на Рикардс, дабы убедиться, что та присела. Подготавливая базу, Джульетт совершенно не хотела давить на Бернадетт, полагая, что если для начала они поговорят о каких-нибудь глупостях, все всплывет само собой. Раньше им не приходилось что-либо вытягивать друг из друга, напротив - спешили первыми поделиться. К тому же, у Альтиери новости весьма положительные, даже похожие на обещание, что все будет хорошо. С ними можно и подождать.
- Есть хочешь? - делает паузу, внимательно, но ненавязчиво рассматривая лицо подруги. - А ты отлично выглядишь, Берн. Только уставшая. К счастью, это всегда поправимо. Испекла ягодный пирог, как ты любишь, - от темы к теме, так в сто крат проще, - Не переживай, поем с тобой. - она вечно отказывается есть в одиночестве, проходили.
Разлив вино по бокалам, Джульетт присела за стойку с противоположной стороны, лицом к Рикардс. Коротко вздохнув, помолчала немного, слушая тишину. Казалось бы: как так, но эта тишина была такой приятной и успокаивающей, что брюнетка улыбнулась после вздоха и еле коснулась своим бокалом бокала блондинки. Удалось сделать пару маленьких глотков, прежде чем в дверь позвонили. Джулс понадобилось секунды две, прежде чем она удосужилась встать. Сын в школе, дочь в колледже в часе езды от Сакраменто, Фрэнк не так давно уехал. Ощутив пока слабую волну раздражения, будто тот, кто за дверью, нарушил священную идиллию, пошла открывать.
- Миссис Альтиери, добрый день, - сразу, с порога вещает уже не в первый раз, гость и протягивает бумагу, которую Джульетт берет не сразу, но после внимательно, не пропуская ни единого слова, читает. Задержавшись взглядом на подписи, женщина смотрит на мужчин и не дает им войти некоторое время. Причем, вполне естественным образом, словно для начала им надо кое о чем поболтать. Среди всех лишь одно лицо знакомое - детектив Кроу. Джулс видит его наверняка реже, чем супруг, но все же: бумага есть, разрешение и подпись есть.
- Валяйте, - обреченно произносит, отходя в сторону. Самое интересное, что в эту минуту в голове началась паника. Франческо нет - он наверняка даже и не подозревал о планах федералов сегодня. На кухне Бернадетт, которая ничего не знает о настоящей деятельности мужа Джульетт, лишь услышав когда-то короткую историю о грузоперевозках и ничего более. И да - дом. Обыск дома никогда еще не являлся пустым звуком. Сейчас эти парни проверят тут каждый миллиметр, не пощадив даже гардеробную хозяйки. В каждый горшок с цветком залезут, начнут подозревать даже дно бассейна.
- Надеюсь, не будет, как в прошлый раз? Вы хоть скажите своим людям, чтобы не устраивали конфетти из вещей, - недовольно обратилась к детективу Кроу, который терпеливо промолчал. Джульетт закатила глаза и присела за стойку, как ни в чем не бывало. Глянув на Рикардс, она повела плечами, не зная, с чего начать. Называется, хотели посидеть по-женски, поговорить.
- Не обращай внимание, Берн, всего-то.. Проверка, - как можно оптимистичнее пояснила, улыбнувшись. На самом деле, тут уже не отвертеться, придется рассказать хотя бы часть правды. Ах, да, придется Фрэнку звонить, Джульетт не была уверена в абсолютном успехе обыска. Как хорошо, что есть кнопка быстрого вызова. Как раз для таких исключений.
- Фрэнк? Как дела? - Джулс проследила глазами за Кроу и заговорила тише, но вкрадчиво. - Слушай, тут наш знакомый детектив в гости зашел. Ага, и подпись. - В общем-то, волноваться было незачем, так как глупо каждый раз предугадывать такой визит и бегать, словно угорелые. В их доме всегда был порядок, во всех смыслах. - Окей, пока. - Сбросив звонок, Джульетт отпила вина, понимая, что обстановку уже не разрядить. И не то, чтобы ей это очень надо было, а вот Берни.. - Милая, так ты будешь пирог? Еще горячий. - Вынув десерт из духовки, брюнетка опустила форму на деревянный поднос и вооружившись большим и острым ножом, аккуратно отрезала кусок.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-13 16:28:35)

+2

4

вв: синие джинсы, черная рубашка, темно-серый пиджак, кроссовки

В течение этой недели сперва налоговая, а потом и легавые перерыли оба его офиса; и то, что они явятся к нему домой, было вопросом времени. Приятного во всем этом мало, но спасало, что неожиданностью обыски не были; прокурорша насела на Фрэнка еще в конце прошлого месяца, и андербосс успел подготовиться, проведя пару вечеров в компании шредера, тщательно перебирая документацию и уничтожая ту, которая на их с бухгалтером взгляд, была лишней.
- Нормально. Что-то случилось? - ответил в трубку телефона, на котором высветилось имя жены. Просто так, сказать, что любит или соскучилась, Джульетт, спустя всего лишь час, как муж покинул дом, ему обычно не звонила, и внутренне Фрэнк готов был услышать нечто подобное, отчего придется бросать все свои дела (которых, к слову, хватало) и срочно мчаться домой. Предчувствие не подвело. - Все в порядке, не волнуйся, я скоро подъеду, - произнес спокойно и уверенно, чтобы супруга не переживала, как это случалось с ней ранее. Сейчас, по прошествии стольких лет, прожитых под одной крышей с членом, так называемой, мафии, процедура, при которой их дом переворачивали с ног на голову, настолько сильно ее не пугала и, наверное, даже воспринималась как нечто неотъемлемое – часть их жизни и семейного быта. Единственное о чем могла тревожиться супруга, набирая его номер телефона, так это о том, что перед тем как "зайти в гости", на ее мужа могли надеть браслеты. Как случилось несколько лет назад, когда его обвиняли в убийстве. В тот раз жене, оставшейся на несколько дней одной, пришлось изрядно понервничать, и даже дом в последствие заложить, чтобы залог внести. Сейчас все было иначе. Сворачивая на улицу, в конце которой был расположен их дом, Фрэнк не опасался того, что вместе с ордером на обыск его будет ждать и ордер на арест. В теории, конечно, было возможно, но на практике его бы повязали раньше, чем принялись обыскивать дом - он ведь и не скрывался даже, и все места, где бывал, были хорошо известны легавым.
К тому времени, как Фрэнк подъехал, копы продолжали топтаться на аккуратно постриженной у дома лужайке, и даже клумбы с розами переворошили, пытаясь найти там то ли оружие, то ли наркотики, а быть может и чей-то труп припрятанный. Не став им мешать (зная, что толку все равно не будет), гангстер прошел в дом, хозяином которого сейчас был вовсе не он, а хорошо знакомый Фрэнку детектив Кроу, руководивший процессом обыска.
- А я уже скучать по вам начал, ребята, - произнес вместо приветствия и как обычно воздержался от рукопожатий (как обычно - с представителями закона). Детектива Кроу только за эту неделю Альтиери видел уже в третий раз, и это учитывая, что на календаре была всего лишь среда. То есть встречались они ежедневно, и скоро казалось, общаться с ним Фрэнк станет чаще, чем с собственными детьми или женой, Кроу, впрочем, этого не отрицал, он также любил поддеть в ответ гангстера острым словцом. - Нашли что-нибудь интересное? - Судя по кислым рожам - нет.
Оставив легавых в покое, Альтиери поцеловал, наконец, жену и поприветствовал ее подругу, гостившую у них сегодня в доме.
- Извиняюсь за этот бардак, - чувство неловкости мужчина и в самом деле испытывал. Долбанные легавые как обычно выставили их в не самом лучшем свете перед всеми соседями и вот теперь еще перед подругой жены, которая теперь вряд ли на пороге их дома появится. - Фрэнк, - протянул руку и представился, стараясь несмотря ни на что выглядеть порядочным и гостеприимным человеком. - Чем занимаетесь? – Обратился уже к обеим женщинам, с целью влиться в их разговор.
- Бля...  – произнес тихо, почти только губами, услышав позади себя грохот. Криворукие копы умудрились опрокинуть что-то в гостиной. - Я вам счет выставлю, вы не сомневайтесь, - предупредил Кроу, перед тем как тот отправился выяснять, где накосячили его подчиненные.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-13 22:41:39)

+2

5

Теплый уют и холодное отчуждение, высокомерие. Совершенно два разных человека, две противоположные друг другу личности, которые могут называться подругами. В одной прекрасно сочетаются безграничная материнская любовь и жесткий кремень, в другой удивительным образом уживаются маленькая девочка с горящими, вечно удивленными глазами и желанием расследовать каждый кусочек необъятного таинственного земного шара, и взрослая деловая женщина с крепкой хваткой и своенравным характером. Одна то доминирует над другой, то уходит в тень и ждет своего момента, а порой, они приходят к общему соглашению и прекрасно гармонируют друг с другом. В настоящее время именно взрослая, обозленная на весь мир и вымотанная женщина с потухшим взглядом и бледной кожей стояла перед своей свежей и энергичной подругой. Ее теплые руки касаются тонких плеч блондинки, которые чуть вздрагивают от искреннего дружеского жеста, и она не понимает, почему. Она вдыхает приятный аромат духов, что был на темных волосах и ткани светлого платья, и отстраняется, улыбаясь, несмотря на облако напряжения, нависшее над головами двух женщин.
-Вторая попытка? – Бернадетт непонимающе проводила взглядом Джульетт, держащую в руках  принесенную американкой бутылку красного вина, и от непонятного, совершенно ненужного и неправильного волнения потянулась рукой к волосам, на ходу поправляя прическу. Она не помнила первого звонка, и тем более разговора, видимо, это короткое воспоминание, и промежуточный момент из жизни, который потерялся в закоулках сознания, в лабиринтах женской памяти, и Рикардс стало стыдно за свое бессовестное беспамятство.
Короткий рассказ Джулс о сне невольно заставил блондинку улыбаться, уголки алых губ приподнялись, и женщина даже усмехнулась, понимая, что это такая глупость и забавная вещица, над которой двум хорошим подругам принято посмеяться и обсудить всплывающие в голове детали. Как давно у Берн не было подобного разговора.
Он не нашла слов, чтобы ответить Джульетт, хотелось сказать что-то подобное, легкое и смешное, но молчание продолжало стойко висеть в воздухе, пока женщины шли в сторону кухни.
Бернадетт наигранно хмурит брови после комплимента подруги об ее внешнем виде, понимая, что та за похудевшими бедрами и выступающими скулами видит то, что к этому привело, но не видит их четких очертаний. А женщине так хотелось рассказать обо всем подруге, но начало рассказа будет подобно прыжку в морскую пучину, когда эмоции захлестнут и она не сможет совладать с собой, изливая душу и открываясь близкому человеку.
-Хочу, - блондинка редко когда отказывалась от предложения перекусить, и в этот раз, чувствуя, как желудок начинает ворчать из-за голода, не стала воротить нос. – Ягодный пирог, о боже, - женщина учуяла стоящий в воздухе ароматный запах выпечки, отвлекаясь от дурных мыслей, и блаженно закатила глаза, предвкушая предстоящую трапезу. – Ты кудесница, дорогая, пахнет невероятно.
Джульетт разлила по бокалам принесенное Бернадетт вино, женщина наблюдала за тем, как темно-красная жидкость стекала по стеклянным стенкам сосуда, и, взяв его за тонкую ножку, коснулась своим бокалом бокала подруги, сделала два больших глотка. И казалось, что-то внезапно возникшее напряжение стало спадать, как вдруг в парадной двери дома раздался звонок, и Джулс направилась встречать, как было видно по ее реакции, непрошеных гостей.
Рикардс прислушивалась к голосам в просторной прихожей, проводя указательным пальцем по стенкам хрупкого бокала, напрягаясь от расстающегося внутри беспокойства и волнения.
Бернадетт вскакивает с места, когда Джульетт возвращается и говорит, что это просто проверка. Вскакивает, задевая рукой бокал, и чуть не сносит его  на пол, но несколько красных капель вина все-таки остаются на поверхности стола.
-Почему в твоем доме копы? – голос хриплый и тихий, блондинка смотрит в ту сторону, где проходит последний из прибывших мужчин, и он бросает короткий взгляд на Рикардс, совершенно не заинтересованный в ее персоне.
Господи, какие глупости. Бернадетт проводит ладонью по холодному лбу и тяжело вздыхает, опускается обратно на свое место за стойку и отпивает вино, барахтаясь в бурном потоке нагрянувших беспокойных мыслей и рассуждений. Учитывая то, что ей удалось подделать ворох документов и счета ради завершения последних сделок, заключая договоренность со своим уже бывшим юристом, ее реакцию можно понять. Но женщина выдает себя с потрохами близкой подруге, которая уж точно не забудет этого секундного испуга и удивленного лица блондинки, резко вскочившей на ноги при виде служителей правопорядка.
-Ох, не бери в голову, - с виноватой улыбкой говорит Бернадетт, беря салфетку и вытирая пролившиеся капли алкоголя на столешницу. Как же, это теперь не вылетит из головы ни у одной из женщин в этой комнате.
Джульетт позвонила своему мужу Фрэнку, который относительно быстро после звонка уже стоял на пороге своего дома. Берн удавалось лишь слышать об этом загадочном для нее человеке, но увидев его, она поняла, что представляла этого мужчину несколько по-другому. Точнее, видела его в своем воображении совершенно другим.
-Бернадетт, - вежливо ответила американка на рукопожатия Альтиери и улыбнулась. – Бернадетт Рикардс.
От неожиданности она вздрагивает и оборачивается на грохот, раздавшийся где-то в гостиной, но через несколько мгновений тут же забывает про него.
-Джулс, я точно знаю, что твой пирог просто отменный, - мягко и искренне говорит Берн, поправляя белокурые волосы. - Но…. Нам нужно поговорить. О многом, - она проводит сухой ладонью по своей шее, чуть наклоняя голову вправо. Кажется невозмутимой и спокойной, если не приглядеться, и не увидеть бушующие эмоции, такие как волнение и предвкушение дальнейших событий. Если они вообще имеют место быть, и женщина не отправится домой или по своим делам, оставив подругу по общему соглашению. – Сейчас подходящее время?

+2

6

- А то. В последнее время, ты - редкий гость в этом доме. Должна же я была чем-то порадовать.. Тем более, кажется, тебе необходимо отвлечься. - Брюнетка подняла глаза, всматриваясь в лицо Рикардс и давая понять, что невозможно не почувствовать некоторую неопределенность в поведении гостьи. Та явно хотела что-то сказать, но оттягивала момент.
Орудуя ножом, Джульетт услышала хлопок входной двери и глянула на расхаживающего детектива, который осматривал гостевую так, словно находился здесь впервые. Видимо, использовал свежий взгляд на старые вещи. А может, ждал, когда из под диванных подушек выпадет чья-то синяя рука. Тут уж одному Богу известно.
- Ничем особенным, решили посидеть, поговорить, а в итоге.. Сам видишь. - Раздраженно ответила супругу Джулс, придвинув к Бернадетт блюдце с куском пирога. Она не могла подобрать нормальные завуалированные слова, дабы выразить Франческо свое недоумение и недовольство внезапным визитом. Обычно они никого не предупреждают, тем самым надеясь застать врасплох, но черт возьми, Фрэнк обладал большим количеством связей, неужели никто из них не удосужился рассказать? Присутствие подруги действовало на итальянку положительно - она держала себя в руках и не спешила с выводами.
Когда раздался грохот, казалось, наступила последняя капля. При всем уважении к властям, Джульетт чувствовала себя в такие моменты человеком второго сорта. Какого черта они имеют право врываться в дом и переворачивать все с ног на голову? Проклятая бумажка о разрешении на обыск - прямо-таки священный пергамент в руках всяких активных детективов. Ладно это, но что они надеются найти в ящике с нижним бельем? Пять кило кокаина? Набор холодного оружия? Да этим пассажирам покажи пачку денег - начнется настоящий ажиотаж. Джульетт иногда всерьез не понимала, как им еще не удалось поймать Фрэнка хоть на чем-то. В доме хватало тайников, где лежали доллары, оружие и многое другое.
- Свинство какое-то.. - сквозь зубы пробормотала, прислушиваясь к происходящему, - Ничего не нашли, а шума-то сколько! - Нервно вздохнув, она вопросительно посмотрела на Фрэнка, мол, какого хрена они ищут, есть ли хоть малый процент того, что найдут и все ли вообще в порядке? Будь они в доме сейчас вдвоем, без гостей, все было бы проще. Ну, точнее, крика было бы больше, но не пришлось бы хорошенько думать, прежде чем произносить вслух.
- Конечно сейчас подходящее время, - убедительно кивает Джулс, совершенно не понимая, зачем говорить о том, чего нет, - Во-первых, я рада, что вы познакомились наконец-то, - от хорошего к не очень, - во-вторых.. - Джулс с благодарностью посмотрела в спину супруга, когда тот отошел на пару метров, - Берни, ты хочешь уйти? Просто.. Я не знала, что все так получится, думала, мы будем одни. Мне очень хочется выслушать тебя, да и самой есть, что рассказать. Они сейчас закончат со всем эти.. И уйдут. Берн? - Блондинка выглядела так, словно увидела приведение, никак иначе. Светлая кожа лица стала еще бледнее обычного, тут явно что-то не так. Но что ее напугало? Копы? Серьезный и внимательный детектив Кроу? Джульетт не знала, как так сразу ответить на вопрос по поводу их присутствия здесь.. Ну невозможно упомянуть весь тот перечень предметов и вещей, которые они здесь ищут. Они ведь и труп хотели бы найти - тут все относительно.
- Ты чего? Что такое? Не волнуйся, обычно они действуют, исходя из собственных соображений.. Мало ли что и кому там показалось.. - развела руками, отпив непринужденно вина. А потом снова вздохнула, качая головой. - Скажи прямо, у тебя что-то случилось?

+2

7

Какой странной, непонятной и взбалмошной стала атмосфера в доме подруги, думала Берн. Она нервно и взволнованно оглядывалась по сторонам, стараясь не выдать всех своих внутренних переживаний и, тем самым, перемениться в лице, дать повод для привлечения внимания к своей персоне. Хотя, в подобном случае, равнодушие и спокойствие будет казаться более подозрительным, чем волнение и какая-то доля смятения и неловкости, которая должна быть у человека, не знающего всех подробностей и причин всего, что разворачивалось на его глазах.
И Бернадетт не знала. Она видела, как представители закона переворачивают уютное убранство дома семьи Альтиери вверх дном, безалаберно раскидывая предметы интерьера на своем пути, не предавая им никакой ценности или малейшего значения. Типичные полицейские, ранее блондинке приходилось сталкиваться с ними, но это было довольно давно, и дело ее совершенно не касалось, а люди в форме не вызывали и малейшего чувства беспокойства.
-Нет, что ты, - тихо и мягко ответила Берн на вопрос Джульетт, улыбаясь уголками губ и касаясь сухой ладонью плеча подруги. – Если мое присутствие в данный момент не доставляет какие-то неудобства, я останусь, потому что боюсь, не смогу найти более подходящее время для разговора. В последнее время столько всего произошло, трудно об этом вот так просто говорить.
Как-то непривычно видеть на лице Рикардс это безумное смятение, не дающее ей покоя, будто в душе скребут кошки, и нервы натягиваются, подобно гитарным струнам. Она ощущала себя лишней, понимала, что судьба подталкивает ее покинуть этот дом и оставить разговор на другое время, но не смогла сделать и шага. Блондинка не найдет в себе силы рассказать подруге все, о чем раньше предпочитала молчать.
-Все нормально, - коротко и сухо ответила Берн, слишком отстраненно и шаблонно, чтобы выдать слова за правду и самой поверить в свою ложь. Она сложила тонкие руки на груди, тяжело вздохнула, и несколько мгновений молча наблюдала за копами в гостиной, пока снова не обратила внимание на Джульетт, готовая сдержать предстоящий наплыв потока эмоций и не превратить предстоящий разговор в беседу психолога и пациента.
-Давай отойдем, пока эти ребята не оставят все здесь в покое, - проговорила Бернадетт и последовала за темноволосой женщиной, и голоса за спиной становились все тише, напряжение постепенно сдавало позиции и уступало место успокаивающей тишине.
Рикардс перестала оборачиваться и дергаться при каждом громком звуке голоса и падения какого-либо предмета на пол, но она не знала, с чего начать беседу, к которой так удачно быстро подвели сложившиеся обстоятельства.
-Не думала, что расскажу все сейчас, я даже не могла подумать, что вообще буду об этом рассказывать, - прерывисто говорила Бернадетт, заламывая тонкие пальцы рук. – Ты же знаешь, что в июне я потеряла бизнес, и все это время пыталась отстроить его заново. И мне удалось это сделать, вот только…. Было тяжело, если учесть, что помимо всего прочего я усыновила ребенка.
Первый шаг сделан успешно и без последствий.
-А что происходит в твоей жизни?- продолжила женщина, резко меняя тему. – Меня не касается то, что сейчас происходит там, за стеной, поэтому, если не видишь смысла мне что-то рассказывать, не делай этого. Я уверена, пока мы не виделись, у тебя было немало светлых моментов, забавных ситуаций или чего-то в этом роде. Правда, Джулс?..

+2

8

Джульетт не могла избавиться от ощущения, что подруга упрямо не желает проявить себя. Будь то определенные эмоции, прямолинейное мнение, пару комментариев. Даже во взгляде творилось что-то хаотичное, будто одна мысль сменяла другую каждую секунду. Отчасти, итальянка могла понять причины, ведь в доме Альтиери происходило что-то невменяемое, но ответ Бернадетт опроверг все домыслы, давая понять, что все нормально и волноваться не о чем. Так почему же в это с трудом верилось?
- Оглянись.. Как думаешь, кто в данный момент доставляет неудобство в этом доме? - Джулс кивнула, указывая в глубь дома и прислушиваясь к голосам, которые оттуда доносились. К слову, чаще слышались звуки и грохот, чем речь, поэтому бояться пока нечего. Вот если их поиски увенчаются успехом, тогда и начнутся напряженные диалоги с хозяевами. - Но ты права. Если не сегодня - когда? Я уже поняла, что времени у тебя немного.
Несмотря на попытки Альтиери окутать их разговор некоторой приватностью, она сама понимала в глубине души, что успеха не последует. Только ненормальные люди способны расслабиться в подобной обстановке. Ну, или как они с Фрэнком, привыкшие к визитам копов. А еще, категорически не нравился настрой Рикардс. Та словно заперлась в себе, как в ракушке, хоть силком доставай. Джулс еще никогда не наблюдала такого, поэтому одновременно расстраивалась и нервничала.
- Давай, - растерянно ответила, вставая и следуя в ближайшее отдельное помещение. Им оказался кабинет, служивший больше супругу, чем ей. Но подругам не стоит рано радоваться - обыск происходит везде, куда можно дотянуться или ступить, даже больше. Времени у них мало.
- Знаю, конечно.. Только, ты так и не рассказала, как тебе удалось его восстановить. Уверена, это было нелегко.. - Подробности можно опустить, конечно, главное, чтобы Берни не чувствовала, что от нее многого требуют. Но Джульетт не успела договорить, услышав то, чего никак не ожидала увидеть. Потеря бизнеса четко отпечаталась на блондинке, даже на ее поведении, но это.. - Ты усыновила ребенка? - Вот так поворот. Джули никогда не лезла в личную жизнь Рикардс, более того - она даже лишний раз не спрашивала. Каждый волен самостоятельно выбирать - выходить замуж или нет, жить ли с партнером или довольствоваться свободными отношениями; тоже самое касалось детей. Как-то за время знакомства они не трогали эту тему..
- Берн, я.. Даже не знаю, что сказать, - брюнетка покачала головой и, придя в себя, сжала ладонями плечи подруги, предварительно шагнув ближе. - Это серьезный шаг.. И неожиданный. Я поздравляю тебя. Я рада за тебя, милая, правда.. - Обняв блондинку, Джульетт не поскупилась на силу объятий, решив, что достаточно уже неловких пауз.
- Ты ведь даже не рассказывала, что хочешь.. Ничего не рассказала.. - Нет, обидно не было, просто это как гром среди ясного неба. - Расскажи о нем. Кто это? Мальчик, девочка? Весь процесс окончен, он уже с тобой? - Все эти вопросы невозможно не задать. Тем более, Джульетт мало что понимает в этом.
- У меня? - Говорить о обыске в доме действительно не хотелось. Поначалу, Джулс подумала, что придется все поведать, но сейчас видела, что Рикардс не требует ничего взамен и от этого стало невероятно приятно. Что ж, они всегда давали друг другу право выбора, не осмеливаясь нарушить личное пространство. - Есть кое-что.. Не так давно узнала, что беременна.. Представляешь? - иронично усмехнулась, отчего-то подумав, что беременность и усыновление - две новости, которые столкнулись лбами. Джульетт не любила обижать людей, но иногда не знаешь, что их может обидеть. - Мм, мы с Фрэнком как бы были готовы к этому, но.. Я не думала, что вот так все быстро произойдет. Срок - чуть больше месяца. Берегу себя, как могу.

+2

9

Она хочет очнуться. Вскочить на белоснежных простынях постели, путаясь в толстом теплом одеяле, и понять, что все было кошмарным, долгим, угнетающим сном. Она очнется, или еще какое-то время будет ходить поникшая, уставшая, сонная, раздраженная, но вернувшись к жизненной суматохе и круговороту различных дел и встреч, тот сон начнет терять очертания, и постепенно забудутся отдельные моменты или фрагменты, которые могли напугать или заставить сердце биться быстрее. И незаметно станет легче.
А пока она, холодная, взволнованная, дерганая, барахтается в этой серой угнетающей реальности и пытается делать вид, что ничего не происходит, и натянуто улыбается, вкладывая в эту улыбку все остатки светлых чувств. Перед ней стоит хорошая подруга -  женщина, которой стоит довериться, открыться, кое в чем признаться и высвободить наружу все самое больное и раздирающее своими когтями изнутри.
И Бернадетт кажется, что она вот-вот готова все сказать, сдержанно, поначалу немногословно, чтобы не спускать всех собак на хрупкую Джульетт, которая вряд ли выдержит такой груз перемешанной с пылкими чувствами информацией.
-С бизнесом было нелегко, - выдохнула блондинка, цепляясь левой ладонью правого локтя. – Эта возня с документами, неустойками, переговорами, бездарными юристами, на меня все свалилось одним махом, и было тяжко все время работать практически в одиночку.
Она перебирает в голове отрывки воспоминаний о тех днях, когда чувство безнадежности захлестывало с головой раз за разом, волнами, при каждой неудаче, при каждом падении. Женщина, привыкшая ко всем поблажкам судьбы и легкой, безмятежной жизни, оказалась в бурном потоке, сносящем с ног и не дающем ни единого шанса на выживание без усилий и стараний ради спасения собственной шкуры.
Джулс цепляется за новость о ребенке, это не удивительно, и как же очаровательно и удивленно она реагирует на эту новость, несмотря на то, что, хоть и немного, но знает отношения белокурой подруги к материнству и детям. Она крепко обнимает Берн, и та улыбается, чувствуя, как эти короткие объятия дарят неимоверную поддержку.
-Спасибо, родная, - женщина касается темных волос подруги и отстраняется с теплой улыбкой на лице. – Это мальчик, зовут Роланд, ему шесть лет и он родом из Франции. Его родители… были мне близки, и решение усыновить этого ребенка далось тогда на удивление легко.
Было еще много вопросов от Джульетт, и много недосказанных Бернадетт слов, но все это померкло на фоне той новости, что выдала Альтиери с легкой усмешкой на губах.
На лице Рикардс появляется искреннее удивление, но не то, что заставляет женщину через секунду скакать от радости и обнимать будущую мамочку, а то, что обескураживает, создает повисшую над головами тишину.
Она вспомнила, как ей было больно, когда она ехала в машине и держалась изо всех сил, чтобы не отпустить руль и согнуться пополам, чувствуя, что уже не может терпеть и сдается. Как ей было плохо, когда она узнала, что это беременность так тяжело протекала первый месяц, и как легко она решила для себя, что вынашивать девять месяцев ребенка она сможет и не хочет.
Бернадетт не станет рассказывать об этом Джульетт. По крайней мере, сегодня.
-Ты такая молодец, - Берн обнимает подругу, не менее крепко, не менее тепло, искренне чувствуя радость и испытывая уважение к этой темноволосой женщине. – Ух ты…. Я даже не знаю, что еще сказать. Как ты решилась? Ну, третий ребенок, да и не двадцать лет уже, - американка ни в коем случае не хотела обидеть Джулс.
Блондинка усмехается, проводит сухой ладонью по шее и слышит, как за стеной что-то снова падает на пол, скорее всего, по расторопности полицейских, и Бернадетт оборачивается, но отстраненно, спокойно, как это и должно быть.

+2

10

Джульетт всю жизнь делила людей, не подпуская близко тех, кто не сумел завоевать ее доверие. Обычно, она чувствовала человека, более-менее понимая, кто есть кто. С Бернадетт отчего-то иначе: не холодно, не жарко. Им приятно и тепло в обществе друг друга, но вот уже пару лет они общаются исключительно вступлениями. Итальянке не составит труда описать свое отношение к блондинке, но спустя приличный срок знакомства они так и не стали теми, кем могли бы стать. Эта мысль порой не давала Джульетт покоя, так как в силу опыта и возраста, она давно не страдала излишней неопределенностью. Чувство, словно только познакомились. Раньше Альтиери не замечала такое множество недомолвок, но сегодня концентрация скрытности зашкалила. Безусловно, хотелось узнать больше о восстановлении бизнеса, но Джули корректно промолчала, сделав вид, что довольна ответом. В конце-концов, когда блондинке было совсем худо - она не пришла жаловаться, а пережила сложный период самостоятельно. Ну, или с помощью других людей.
Пояснения об усыновлении еще больше запутали. Если сделать собственные выводы, получится, что с родителями Роланда приключилось что-то плохое, и по этой причине Берни усыновила его. Опять же, она не стала разъяснять, что к чему. Возможно, они были близкими друзьями?
- Надо же, - с нескрываемым одобрением выдохнула Джульетт, мысленно восхищаясь людьми, которые способны взять на себя подобную ответственность. Это же не ходить девять месяцев с малышом внутри, когда постепенно осознаешь происходящее и, как следствие - привыкаешь, начинаешь чувствовать его. - Счастлива за тебя, - не зная, сочувствовать ли биологическим родителям Роланда или без сожаления радоваться за подругу. Информация весьма ничтожна. - Думаю, ты прекрасно справишься. - Ну и что, что все это впервые в жизни Бернадетт, во второй раз тоже нелегко. - Познакомь нас как-нибудь, ладно?
По дому в очередной раз разносится грохот и Джульетт оборачивается, в душе надеясь, что Фрэнк не поскупится на парочку крепких словечек. В такие моменты прямолинейность и грубость мужчины всегда была кстати, потому что порой федералы не знали конца и края своей наглости. Им казалось, что заполучив разрешение на обыск, все дела раскрыты, а законных хозяев дома можно напрочь игнорировать. Другое дело, что сейчас эти шакалы доберутся до кабинета, в котором уединились подруги.
- Как решилась? Поначалу вообще не хотела идти на это, - Джулс хмыкнула, вспомнив свой отрицательный настрой, - Фрэнк предложил. И да, спасибо, что напомнила мне о возрасте! Я только два часа назад забыла о нем, теперь все сначала.. - Брюнетка рассмеялась, пожав плечами. - Алессия поступила в университет, живет в кампусе, возможно скоро и Джуниор уедет, вот я и подумала.. Что мне ничего не мешает, понимаешь? У нас есть все для того, чтобы воспитать еще одного ребенка, так почему бы и нет? Мне всегда нравились большие семьи, я люблю уют, внимание и заботу, - улыбнулась, услышав громкий насмешливый голос Фрэнка через стену, - И его люблю. Так что же еще надо?
Быть искренней с Берни не составляло никакого труда, но происходил ли между ними естественный обмен? Джульетт всматривалась в лицо блондинки и всерьез не понимала, отчего той так неуютно. По сути - белая полоса в жизни, исходя из слов самой Рикардс. Так отчего она такая печальная и несколько холодная, даже несмотря на заботливые жесты?
- Неужели рядом не было никого, кто бы сумел помочь тебе? - Неожиданно спросила Джулс, первоначально имея в виду трудности с восстановлением бизнеса. Мало ли, что еще. Тем более, Джульетт порой не понимала женщин, которые тянули все на себе. Если женщина не зависит от других - это хорошо, но такими темпами слабый пол станет сильным, а сильный расслабится и превратится в слабый.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-28 00:00:05)

+2

11

Дружба – довольно двоякое понятие, как считает Бернадетт. В какое-то время она могла с легкостью расстаться с человеком, которого могла назвать другом, сделать его фантомом прошлого и оставить жить лишь в воспоминаниях. Она меняла людей, забывала некоторые лица, они появлялись в ее жизни яркой внезапной вспышкой, а затем быстро исчезали. В Сакраменто женщина имеет много знакомых, приятелей, определенный круг друзей, и некоторые из них – как раз то прошлое, которое, как считала Берн, навсегда останется в прошлом. Школьные знакомые, которые могли раньше заставлять нервы блондинки натягиваться от  раздражения и злости, словно струны, а теперь близкие и дорогие сердцу люди. И кто-то сразу занял в нем определенное место, а кто-то, спустя довольно долгое время, до сих пор стоит рядом, у самой границы, и время неумолимо идет вперед, не принося с собой никаких изменений.
Джульетт и Бернадетт знакомы чуть больше двух лет, и, кажется, каждая из них знает друг друга достаточно хорошо, чтобы они могли называться хорошими подругами. Однако Рикардс видит перед собой темноволосую женщину, называет ее подругой, а понять до конца не может, и не представляет, что примерно может твориться в ее голове, что она чувствует, и что, порой, выдает взгляд ее глаз. Словно чужой человек, к которому Бернадетт испытывает исключительно теплые чувства, проявляет доверие, но не может с уверенностью сказать, что знает его достаточно хорошо. Какие-то увлечения или черты характера Джулс держатся в тени и остаются загадкой для Берн. А белокурая женщина, в свою очередь, личность с чем-то глубоко зарытым в душе, что она не собирается или боится показывать Альтиери. Вот так они и ходят по границе между холодным приятельством и теплой дружбой, все время находя поводы для остановок.
-Обязательно вас познакомлю, может даже в ближайшее время, если захочешь наведаться ко мне в гости, - Бернадетт искренне желала впустить в свое сердце Джульетт, такую искреннюю, заботливую и понимающую, прекрасную подругу и, в каком-то роде, советчика и помощника. Женщине хотелось открыться подруге, но боязнь показать все свои внутренние переживания и, тем самым, вывернуть душу наизнанку, не дает ей сделать этого. И снова эта ходьба по границе между холодной сдержанностью и эмоциональным искренним потоком чувств.
-У тебя замечательная семья, прекрасные дети, и я рада за вас с Фрэнком, действительно рада, - с теплой улыбкой ответила Берн, несмотря на то, что практически не знала о детях Джулс. Она не относится к тому типу матерей, которые без конца и края говорят о своих прелестных чадах, уходя с головой в их воспитание. Джульетт смогла найти золотую середину, стать матерью и при этом остаться женой, настоящей женщиной, что всегда вызывало уважение в Бернадетт.
-Дело не в людях, - сухо ответила женщина на вопрос подруги, который, поначалу повис в воздухе и молчании. – Если ты имеешь в виду семью, то в свои дела я их посвящать не стала, не их это забота. Я практически не вижусь с родителями, сестрой, братом, хоть мы и живем в одном городе…. А с бизнесом мне помог юрист – девушка, которая оказалась смышленее тех ребят, которые якобы называются профессионалами своего делами. Мы с Джейн часто расходимся во мнениях, но голова у нее варит, и как юрист-клиент мы с ней хорошо сработались.
Тяжелые шаги слышатся по другую сторону двери, и затем представители закона входят в кабинет, бросая короткие изучающие взгляды на женщин. Бернадетт тяжело и раздраженно вздохнула, какое-то время наблюдая за шарящими по всем углам мужчинами в форме.
-Может, выйдем на улицу? – тихо проговорила Берн, и по пути добавила:
-Они настроены серьезно.
Она не могла спросить прямо, почему копы переворачивают вверх дном дом Альтиери. Не могла представить реакцию Джулс на этот прямой вопрос, понимая, что, возможно, истинную причину Рикардс она раскрывать не станет.

+2

12

- Приду, если пригласишь. Обязательно, - пообещала итальянка, искренне желая познакомиться с малышом, за которого подруга решила взять ответственность. Признаться, Джульетт невероятно гордилась ею. Будто младшей сестрой, с которой необязательно делить общие интересы, ведь невидимая связь все равно существует. К тому же, у нее были свои дети, а к другим относилась с внимание, теплом и интересом. Любому ребенку нужны родители, по-другому быть просто не должно. И даже если в жизни случается страшное, главное, что есть такие, как Бернадетт.
Настроение разговора не сулило изменений, но брюнетка видела, что пробел в их с Рикардс взаимоотношениях возрастает. Возможно, когда та выйдет за порог, процесс снова остановится, но сейчас он сдвинулся с мертвой точки. Резкий ответ блондинки поначалу смутил и показался беспочвенным, но спустя минуту-другую Джулс объяснила это проблемами, о которых шла речь. В конце-концов, не надо быть экспертом, чтобы понять, сколько стресса принесли потеря и восстановления бизнеса. Бернадетт являлась самостоятельной и независимой женщиной, но Джульетт все равно могла представить, каково ей.
- Я не имела в виду кого-то определенного, - терпеливо отозвалась Джули, присев на край письменного стола. Подруга вырвала из контекста то, что видимо волновало ее в душе. - Неважно, кто. Пускай не родные, не близкие. А те, кто способны помочь тебе в этом.
В тот период поймать Рикардс было практически невозможно, она будто исчезла, а потом уже было слишком поздно допытываться и искать варианты.
- И это главное, - кивнула Джулс, подтверждая свои же слова. Вот, нашелся такой человек. Некая Джейн - юрист. Жаль, что Джульетт не догадывается, что эта Джейн имеет отношение к Торелли. Иначе, разговор бы сложился совершенно другой.
В кабинет бесцеремонно ввалились слуги закона. Женщина скрестила руки на груди и некоторое время не двигалась, лишь глазами следя за их передвижениями. Как же хотелось их выставить за дверь - словами не передать. Идиоты, неужели они действительно думают, что найдут то, что ищут? Фрэнка, как минимум, такая уверенность должна оскорбить. Он-то и близко не дурак.
- Выйдем, - согласилась, двинувшись к мужу, который появился к дверях. Обхватив того за локоть, брюнетка потянулась к уху мужчины. - Даже не знаю, что больше меня нервирует. Их присутствие или сама причина, по которой они здесь, - недовольно шепнула Джулс, одарив Франческо взглядом в глаза. Хотя, если придется выбирать, она предпочла бы посмотреть, как он их выгоняет из дома, подталкивая под зад.
- Слушай, Берн.. - Джульетт вышла на улицу, закрыв входную дверь и обняла себя руками. - Знаю, как это выглядит и что у тебя есть вопросы, но.. Здесь точно не место что-либо рассказывать. Да и вообще, ты была права с самого начала, как они пришли. Поговорить нормально не получится. Давай отложим на следующий раз. Встретимся в городе, расслабимся. - Она еще не знала, расскажет ли вообще хоть частичку правды, но загадывать тоже нет смысла. - Извини за неудобство. И за короткое знакомство с Фрэнком. Надеюсь, как-нибудь все выйдет по-человечески, - усмехнулась.

+2

13

А что они, собственно, могли найти у них в доме? Зная, что возможны обыски, от оружия Фрэнк избавился, а тот ствол, что был у него в машине, выбросил в кусты на соседней улице. Максимум, что подозрительного они могли отыскать, это припрятанные в самых неожиданных местах деньги. Не в том, конечно, количестве, которые находили у каких-нибудь наркодиллеров, но все равно в заметно большем, чем обычно хранили дома на черный день американские семьи, предпочитавшие ямам на заднем дворе банковские вклады. Крупные суммы наличкой неизменно наводили копов на мысли о том, что заработаны они были не честным путем, или что доходы пытались укрыть от налоговой, ну, а в случае таких, как Альтиери обычно и то и другое разом. Кроу именно поэтому оживился (не зря потратил время!), когда один из подчинявшихся ему легавых откопал во дворе у бассейна "клад" и принес показать его шефу. В найденном черном пакете лежало порядка двухсот тысяч баксов, деньги, которые гангстеры держали на случай того, что однажды им придется срочно собирать вещи и бежать из города.
- Сбережения, - пожав плечами, ответил на вопрос "что это". Он рассчитывал после доказать детективу, что не доверяя банкам, откладывал их с пятнадцати лет. Конечно, Альтиери мог бы отрицать, что деньги его, но в этом случае лишился бы их, а на это Фрэнк подавно согласен не был - все-таки сумма для него не маленькая, да и разбрасываться кровными он не привык, в конце концов это не наркотики и чтобы доказать криминальное происхождение денег придется сильно постараться, скорее всего ограничатся тем, что попытаются в который раз натравить на него налоговою. Пускают штрафуют, черт с ними.
- У сына копилка еще была, - решил помочь в дальнейших поисках, - принести?
Пока жена с подругой пытались найти укромное место, чтобы пообщаться о своем, о женском, Фрэнк составлял компанию детективу, присматривая за тем, чтобы никто не утянул из комода трусики жены, не разбил на кухне очередной стакан и не выпил его пиво, припасенное на вечер. Помимо этого поприсутствовал при пересчете своей заначки и, получив от адвоката разрешение, поставил подпись в протоколе с итоговой цифрой.
Выгнать их из дома, как бы этого хотелось жене, да и ему самому, он, увы, не мог. Имея ордер на руках, закон был на их стороне, ну, а им оставалось разве что наблюдать за происходившим. Увидев, что женщины покинули кабинет, Фрэнк оставил Кроу на некоторое время одного, чтобы узнать все ли у тех в порядке. Было заметно, как по взгляду, так и по словам, что терпение у супруги заканчивалось. Как бы вечер не обернулся очередной обидой с ее стороны... как будто бы она одна от всего этого страдала. Ее, по крайней мере, посадить никто не пытается.
- Они скоро уйдут, - поспешил заверить Джульетт, также приобняв ее и шепнув на ухо, - я съезжу с ними в участок ненадолго. Ничего серьезного, к вечеру вернусь.
Фрэнк полагал жена сумеет найти, что сказать и как объяснить происходящее подруге. Они ведь итало-американцы, к ним всегда было подобное отношение. Благодаря прессе и Голливуду, их ни с кем кроме так называемой мафии не ассоциируют. В случае же с Альтиери все усугублялось еще и сферой его деятельности, также испокон считавшейся подконтрольной организованной преступности. Кроме прочего по молодости у него еще и судимость была, хотя об этом Джулс вряд ли решит упоминать.
- Да бросьте, они уже почти закончили, - попытался остановить Бернадетт, не считая, что легавые так уж сильно мешали им секретничать. Копов интересовали совершенно другие секреты, не те, которые могли быть у двух подруг. - Мы ведь даже за знакомство не выпили. - Впрочем, взглянув на Кроу, он вспомнил, что выпить ему с ними в любом случае не удастся... – Зайдешь к нам еще? Такое не часто на самом деле бывает, - хотя на первый взгляд, наверное, и не скажешь по привычной реакции хозяев.

+2

14

Бернадетт все сильнее чувствует, будто она находится не в своей тарелке, наблюдая за копошащимися в доме служителями закона и четой Альтиери, сдержанно реагирующую на всю ситуацию. Женщина нервно заламывала пальцы и прокручивала в голове наиболее подходящие слова, дабы не сказать чего лишнего и не оказаться в неловкой для нее ситуации, но лишь молча прошла мимо копов рядом с Джулс. Рикардс не могла сказать точно, чего она хочет больше, как можно скорее покинуть дом своей подруги или разузнать у нее, почему полиция интересуется ее семьей. Определенно, расспрашивать в данный момент она не станет, особенно при Фрэнке, который как раз оказался в дверях, когда женщины выходили из его кабинета. Казалось, только подруги перешагнули через тот барьер, что создавал напряжение и мешал непринужденному, искреннему дружескому общению, как снова Джулс и Берн стали далеки. Как будто единственное, что дает им нормально общаться – тишина и спокойствие, и чем дальш они находятся от посторонних людей, тем лучше.
-Я все понимаю, родная, мне правда немного неловко находиться здесь в данный момент, - облегченно вздохнула Бернадетт, когда подруга сама предложила ей встретиться в следующий раз и обсудить все вопросы в более непринужденной обстановке. Ежу понятно, что сейчас все попытки завязать что-то похожее на разговор будут тщетны, Фрэнк и Джульетт будут все время оборачиваться на шум в комнатах и коридорах, а Рикардс сидеть в стороне и пытаться делать вид, что ее ничего не интересует и что ей абсолютно все равно. Женщина улыбается на вежливое приглашение Фрэнка остаться, и даже когда слышит упоминание о выпивке, не может перестать думать о присутствии сторонних лиц в доме.
-Да брось, обязательно выпьем в следующий раз, - Берн дружелюбно улыбается и проводит ладонью по волосам, стараясь не поглядывать в сторону двери, за которой копы не сдаются что-либо обнаружить. – Зайду, конечно, если пригласите.
Бернадетт поймала себя на мысли, что в следующий раз, переступив порог этого дома, она будет ждать очередное появление полиции, которая сможет нагрянуть с проверкой или обыском в любую минуту.
-Так говоришь, как будто мы живем в тысяче километрах друг от друга, - усмехается молодая женщина, обращаясь к Джульетт. – Свяжемся в ближайшее время и сходим куда-нибудь, а если хотите, приходите ко мне в гости. В общем, посидим еще как-нибудь вместе.
Рикардс достала из сумки айфон, проверяя время, и направилась в сторону выхода. Обняв Джулс, Бернадетт подумала, насколько дорога ей дружба с этой женщиной, несмотря на то, что нет той близости и полного доверия, которые должны были появиться за все время их общения.
-До свидания, Фрэнк, - Рикардс напоследок осмотрелась по сторонам и вышла за дверь, чувствуя, как свежий воздух насыщает легкие, и женщине сразу становится легче.

+2

15

Дело не в том, что федералы мешали секретничать, а в комфорте, который с ходу нарушен. Разве можно расслабиться в такой обстановке? Джульетт понадобилось много времени, чтобы научиться продолжать заниматься своими делами, когда в очередной раз в лицо светят орденом на обыск. Разница в том, что раньше в доме не находились гости - так уж получалось. Сидела бы здесь Силвана, Джулс бы и бровью не повела. Рикардс - другой вопрос, блондинка даже вспоминать этот случай будет с волнением. У нее, скорее всего, все законно в бизнесе, и с полицией сталкиваться приходится редко.
- Договорились. До встречи, - с улыбкой попрощалась итальянка, махнув напоследок рукой. Внутри наступило долгожданное облегчение. Не потому, что она ждала ухода Бернадетт, - напротив - жалела, что все вышло именно так. Но паузы и неловкость как рукой сняло, теперь можно снова стать самой собой: женой гангстера, по вине которого их дом обыскивает кучка недоумков.
Круто развернувшись, захлопнула за собой входную дверь и с хмурым видом направилась в сторону кабинета, притормозив на пороге. Те очень активно копались в выдвижных ящиках, внимательно заглядывали под стол и временами выглядели со стороны так нелепо, что Джульетт хотелось нервно рассмеяться. Безусловно, не будь она Альтиери, то наверное хвалила их труд и желание засадить негодяя за решетку. Увы, каждый на своем месте и по-другому уже не будет никогда.
- Ты знал? - На пол тона ниже произнесла брюнетка, обернувшись на подошедшего супруга. Тот остановился прямо за спиной и тоже наблюдал за происходящим. Ей действительно интересно, насколько Фрэнк осведомлен, все-таки позорно оставаться в неведении, когда на сегодняшний день вызываешь повышенный интерес у копов и располагаешь приличными денежными суммами. По правде говоря, Джульетт даже не знала точных цифр.
- Был наверху? Как там? Как вообще у нас дела? - Она и сама собиралась подняться на второй этаж, дабы посмотреть на результаты поисков. Наученная горьким опытом, Джули всерьез беспокоилась за обстановку в комнатах. И дело не в беспорядке. Дело в наглости. Когда повсюду разбросаны личные вещи и нижнее белье - простите, но это свинство. Необязательно обратно складывать рубашечки, но зачем так зверски и низко себя вести? Иногда вообще непонятно, кто больший невежа и настоящий засранец, бандит или коп.   
Из кабинета по дому разнесся внезапный звон.
- Твою мать! Серьезно? - Громко выругалась Джулс, делая три широких шага и опускаясь на корточки около раскрошенной фарфоровой статуэтки. Не являясь почитательницей фарфора, как такового, итальянка была готова свернуть им шеи. Эту она увидела случайно, лет пять назад, в магазинчике всяких аналогичных безделушек. Джулс была не одна, кто-то затащил ее туда по дороге, может подруга.. Но вышла оттуда уже с покупкой. Статуэтка - была - в виде сидящего мальчугана лет десяти-одиннадцати. Тот держался за свое колено и как-то хитро ухмылялся, глядя на Джулс с полки. Одетый в красную водолазку, темно-синие широкие штаны и ботинки, обладал темными короткими волосами и карими глазами. Итальянка соврала, если бы сказала, что он ей никого не напоминает.
- Извините, миссис Альтиери, вышло случайно, - произнес Кроу за виновного, оставаясь внешне безучастным. Ему-то пофигу, что и где разбилось, можно сказать два слова и уйти.
- Извините? Я еще наверху не была, - брюнетка зло осмотрела всех присутствующих, некоторые даже не обернулись после случившегося. - Засуньте его себе, знаете, куда.. - Начала она, вовремя спохватившись и вновь опуская глаза на осколки. Ну что за день такой, начинался же хорошо? Ощутив злость, перемешанную с обидой, покачала головой.

+2

16

В отличие от легавых Фрэнк не мог поместить в полицейском отделении и уж подавно в офисе Бюро прослушивающее устройство, чтобы заранее знать об облавах и обысках, а потому об их планах мог только догадываться. Конечно, совсем неожиданным их визит не был. Андербосс чувствовал, с тех пор как Харпер занялась его делом, как тучи с каждым днем сгущались над ним все больше и больше, и в ближайшие несколько месяцев, он не сомневался, копы во главе с Кроу будут продолжать его преследовать, собирая материалы для следствия. А когда насобирают, то и после, разумеется, от него не отстанут - вцепятся в глотку еще сильнее, но уже в зале суда.
- Предполагал, - после небольшой заминки ответил ей в тон, сделав голос тише. Не стоило думать, раз он андербосс, то у него все полицейское управление в кармане. Легавые очень боялись попасться на взятке, и за попытку подкупа запросто могли арестовать прямо на месте. Поэтому с информаторами у Фрэнка было туго, особенно сейчас, когда Марго не стало, и ее связями нельзя было воспользоваться. - Извини, что с твоей подругой так вышло, - чувствуя неловкость, пытался загладить вину хотя бы извинением. Впрочем, жене наверно не привыкать, что люди их старались избегать, особенно став свидетелями подобных действий. - Она ничего не спрашивала на этот счет? - кивнул в направлении кабинета, где копошились копы. Вопросы у женщины не возникнуть не могли. Озвучила она их? Или также как Джулс старательно делала вид, что ничего особенно не происходит?
- Да перерыли все как обычно, - ответил про второй этаж, куда ходил, пока женщины секретничали о своих делах. То, что легавые нашли деньги, Джулс могла и сама видеть - Кроу с гордым видом прошелся с ними мимо них. - Ничего страшного, - прозвучало и касательно заначки и касательно того, как у них вообще дела. Джульетт спрашивала так, словно была его соучастницей, и последствия обыска для нее лично могли окончиться чем-то большим, нежели уборка в доме. В принципе могли, конечно, но уж точно не тюремным сроком, который грозил ее мужу в случае обнаружения чего-то противозаконного.
Фрэнк поморщился, сам не зная, отчего больше - звука бьющегося фарфора или возгласа жены. Теперь, когда Бернадетт ушла, та могла не стесняться в выражениях и тут же принялась строить громящих ее дом мужиков.
- Полегче, - ровным голосом притормозил ее Кроу, - мы тут при исполнении, так, что попрошу проявлять уважение и не мешать работе, а то будем вынуждены задержать вас.
Разумеется, детектив не был в курсе беременности миссис Альтиери, а вот Фрэнк, беря это во внимание, постарался увести жену и успокоить.
- Оставь их, пусть занимаются своей работой, - она ведь все равно ничего не добьется, стоимость разбитой статуэтки департамент ей возмещать не будет, да и стоимость ее была не настолько высока, чтобы добиваться правды и справедливости через суд. - Пошли во двор выйдем, - развернул ее в противоположную от кабинета сторону и прежде чем последовать следом, задержал на минутку Кроу, жестом подзывая его к себе.
- Ищеек своих на поводке держи, - не громко обратился к нему, положив руку на плечо. - У меня жена беременна, не заставляйте ее лишний раз нервничать. Если с ней или с ребенком что-нибудь случится, вам не сдобровать, я обещаю.
- Вы угрожаете?
- Совет даю, - не дружеский, но все же...
Отпустив детектива, он нагнал жену и стал решительнее уводить ее из дома, пока ту и впрямь в участок не увезли.

+1

17

Джульетт вообще не крепко держалась за возможность познакомить Бернадетт с мужем. На самом деле, это неважно и необязательно. Пропасть между двумя личностями слишком велика, поэтому достаточно короткого знакомства. А они еще хотели встретиться все вместе и выпить.. Плохая идея. Тем не менее, знаки внимания и тень воспитания никто не отменял.
А Фрэнк, как ребенок, честное слово! Он так посмотрел на нее после наводящих вопросов, что брюнетке захотелось щелкнуть пальцами перед ним. Какая разница, грозит ей аналогичный срок или нет? Они женаты почти двадцать лет, для нее это тоже самое - та же участь, когда твоего мужа садят за решетку. И если он обрек свою семью на регулярные унижения в виде обыска дома, то пускай не удивляется, что жена ведет себя, как в сговоре. Значит, по его логике, ей надо было проигнорировать Кроу с внушительной суммой денег, добытой в ходе поисков? Мол, это так, мелочи всякие, одними пачками меньше, одними больше.
- Какой работой? Порчей чужого имущества?! - Громко запротестовала итальянка, отмахиваясь от Фрэнка и вставая на ноги, чтобы в полной силе противостоять детективу, который явно забыл, что он не у себя дома и никто не позволял ему расслабиться. Но супруг не дал ей этого сделать, в темпе уводя из кабинета. Оказавшись в гостиной, полагала, что он следует позади, но сильно ошибалась, когда уже дошла до двора. Шумно цыкнув, Джулс обняла себя руками, используя остатки терпения, дабы дождаться мужа.
- Задержит он меня. Смешно, - фыркнула, глянув на Франческо. Ему повезло, что он не задержался в доме. Им всем сильно повезло. - За что, интересно? Я же не предметами в него кидалась. За оправданные ругательства в его адрес? А какого черта он не следит за своими людьми? Хотя, после его ответа все понятно. Сам такой же. Наглые морды.. Это я подам на них в суд! Ни капли уважения! - Джульетт передернуло от волн злости. Она обрывисто выдохнула, понимая, что ей нельзя так нервничать. Но эмоции никуда не уходили.
- Мне плевать, что они знают, что ищут. Кроме тех денег, которые нашли, - Джулс сделала паузу, не желая акцентировать внимание на такой большой сумме. И как Фрэнк "прошляпил" ее? - Кроме них есть дом, я и дети. И я пошлю Кроу и его идиотов еще раз, если на то будет причина. - Лебезить перед ними? С какой стати? Она не видела смысла - это демонстрация слабости. А ни Фрэнк, ни она не были слабыми. Да, он делал то, за что может на очень долгие годы сесть за решетку. Но что бы не говорила Джулс, она всегда поддерживала его, когда он делал вид, что все отлично. Перед другими и перед ней. Он самостоятельно решал вопросы. Просто иногда меры не знал, и в итоге все превращалось в снежный ком, состоящий из чистой лжи. Джульетт помогала Фрэнку, как могла, являясь заочной и неофициальной сообщницей. Но по факту - ни в чем не виновата. И федералы не могут иметь к ней каких-либо вопросов, вообще. Поэтому, пусть идут в задницу. Много-много раз.
- Как объяснил находку? Копил на яхту получше? - Хмыкнула она, качая головой и поджимая сердито губы. - Они конфискуют эти деньги? Ну и что, мало им, придуркам?

+1

18

У беременных женщин бывает такое, сами того не замечая они бросаются из крайности в крайность, обрушиваются с гневом на каждого кто затронет их неосторожным словом или действием. Иначе объяснить внезапную агрессию жены Фрэнк не мог, она ведь как раз в положении была, и потому на подобные инциденты, такие, как разбитая статуэтка, реагировала чересчур ярко.
- Не говори глупостей, ну, какой суд? - выйдя следом за женой во двор, продолжил попытки унять ее. Делал он это максимально мягко, стараясь не проявлять агрессии, насколько был способен, чтобы не попасть под раздачу вместе с Кроу, или же что еще хуже вместо Кроу; грань как раз была невелика. - Чего ты за эту статуэтку уцепилась? - Фрэнк считал, что статуэтка была всего лишь поводом для того чтобы сорваться и никакой особой ценности она для Джулс не представляла, он и не спрашивал сроду где она ее купила и зачем, даже не помнил толком когда в кабинете появилась. Подавать из-за этого в суд? У них в стране, конечно, хватало одиозных слушаний, но становиться участником одного из таких мужчине не хотелось. И не хватало еще, чтобы беременная жена по судам и адвокатам бегала, выматывая себе нервы и рискуя здоровьем своим, и малыша. Фрэнк все же надеялся, что сказала это супруга сгоряча, и разжигать еще больший конфликт между их семьей и властями не полезет. Ей бы напротив, если хотела помочь своему мужу, следовало не ругаться с копами, а попытаться приятное впечатление произвести - выпить предложить, можно даже просто кофе. С таким отношением больше шансов, что они постараются создать для хозяев минимум неудобств, а вот с руганью... как бы кучу говна им под дверью не оставили.
- Успокойся, ты только провоцируешь их, - обнял за плечи и попытался усадить на край шезлонга стоявшего у кромки бассейна. Они ведь не первый раз проходят через это, и Джулс должна понимать, что пока они не перероют весь дом, ничто их уйти не заставит, тем более проклятия со стороны хозяев, они наоборот будут стараться еще больше унизить их - просто из вредности; порядочность ведь далеко не обязательное качество для копов, и в особенности они любят им пренебречь, когда получают власть над теми, кого считают преступниками, считают что именно такого отношения те и заслужили. Особенно ярко это проявляется в тюрьме, Фрэнк знал по личному опыту.
- Просто копил, - ответил, присаживаясь рядом, и поднял взгляд на стеклянную дверь, ведущую в дом, за которой мелькали фигуры легавых. - На что именно - это не их дело; отвечу прокурору, если понадобится. - А до этого у адвоката спросит. Черт возьми, в последнее время он тратил на его услуги все больше и больше денег, а тот не стеснялся заряжать, считая себя одним из лучших в городе.
- Что-то конфисковать они могут только по решению суда, - успокоил жену, если та вдруг думала, что их оставят без денег. Максимум же что могли вытянуть из этой налички - попытаться обвинить его в сокрытии доходов (понятное дело эти деньги он не указывал в декларации) и, следовательно, неуплате налогов, ну, и конфисковать их могут только в счет "задолженности" перед государством, тех сумм налогов, которые он не доплатил. Впрочем, если уж начнут копать и подсчитывать, ограничится, наверное, не только этими двумястами тысячами, но жене, понятное дело, лучше об этом не думать. Ей, как и всем женщинам, в особенности беременным, нужна уверенность в завтрашнем дне. А откуда она возьмется, если помимо страха потерять мужа добавится еще и страх остаться на улице, вместе с детьми? Гвидо бы, конечно, о них позаботился, но это только при условии, что с ним самим ничего не случится.
Из-за всего этого Фрэнк и не хотел, чтобы его дети становились частью "общего дела" - слишком много хлопот и головной боли, и по большому счету оно того не стоило. В их время куда выгоднее быть все тем же адвокатом, нежели гангстером. Пускай и надо много учиться, но, в конечном счете, это окупается – чтобы понять это, достаточно было взглянуть на цифры в счетах, которые ему выставляли.
- Не думай об этом, я все улажу, - взял ее за руку и поцеловал в макушку. Сдаваться он не собирался, и прокурорше придется сильно попотеть, чтобы предъявить ему обвинение, и она ведь не дожить до суда запросто могла… Мало ли какое несчастье приключится?

+1

19

Внезапно супруги поменялись местами. Джульетт никогда не видела Фрэнка в ярости, только во время злости, но он сложнее гасил свои эмоции, нежели она. А теперь успокаивал, как мог, не забывая постоянно обещать, что все будет хорошо, и не стоит обращать внимание на происходящее. Если бы она не знала, что он никогда не откажет себе в удовольствии продемонстрировать силу - ни за что не поверила в такое преображение. Наверняка, дал понять им, кто в доме хозяин, пока она пыталась поговорить с Бернадетт. Или сделал это недавно, задержавшись в доме. Итальянка знала, что он никогда не даст ее в обиду, а Кроу довольно резко ответил на проклятья хозяйки. В душе эта мысль грела, так как нет ничего приятнее, когда тебя защищает твой мужчина. Особенно, когда защищает самое святое - хрупкое положение своей женщины. И пусть она иногда позволяет себе лишнего, он все равно поддержит, все равно встанет на ее сторону. Ведь, она делает так по отношению к нему?
Да, уцепилась за статуэтку. Зубами, руками, ногами, нервами. Подумаешь, бесполезная вещица на первый взгляд, таких предостаточно в любом специализированном магазинчике. Но Джульетт не являлась той, кто любит вещи за их материальную ценность или за неземную, почти божественную красоту. Да, она любила украшения, красивые наряды, качественную технику. Любила тратить деньги на отдых, свою внешность. Но есть такие вещи, которые внешне ничего из себя не представляют. Безделушка какая-то. Но она с чем-то связана, служит напоминанием или ассоциируется с давно ушедшими событиями. Та, которая вызывает приятные эмоции, похожие на моральное удовлетворение и счастье. И они с годами становятся все ценнее и дороже. Их выбросить, потерять или испортить - настоящая мука. И та статуэтка, за которую она уцепилась и которой теперь больше нет, уже много лет радовала брюнетку, стоило зайти в кабинет Фрэнка. Он-то ничего не понимал, наверное, даже не замечал ее с того момента, как фигурка появилась в доме. И Джульетт не винила его, потому что ничего не рассказала. А что бы он ответил? Все равно ему не понять.
- Она служила напоминанием, - уже спокойнее отозвалась, пожав плечами. Напоминанием того, что сколько бы плохого не было в мужчине, сколько бы обид он ей не приносил, в нем все равно есть хорошее. Он был когда-то мальчишкой, и несмотря на внешние изменения, внутри, очень глубоко, тот все равно живет во Фрэнке. Иногда она смотрела на ухмыляющееся фарфоровое лицо и становилось немного легче.
- Да все нормально, - Джульетт отмахнулась, выражая потерю интереса к копам. - Я не провоцирую их. Молчала, пока сами дел не натворили. Поверь, Фрэнк, поверни время вспять - послала бы снова. - Подняла голову, взглянув в лицо мужу. - Если ты сейчас думаешь, что мой срыв - это из-за беременности, я врежу тебе. Просто.. Она имеет ценность для меня. Точнее, имела.. - Сжав в ответ его руку, Джулс склонилась вбок, прижавшись щекой к животу мужчины. И замолчала, закрутившись в мыслях, отключаясь от внешнего мира. Фрэнк послушно стоял и молчал тоже, не решаясь сдвинуться с места. А через какое-то время из дома начали выходить федералы, а детектив Кроу завершил шествие. Опять ничего толкового не нашли? Неудачники.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Нет смысла притворяться