vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » normal people scare me ‡потасовка в психушке


normal people scare me ‡потасовка в психушке

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Участники: Chloe Peterson & Kyle Spencer
Место: психиатрическая лечебница
Время: 14.09.2014
Время суток: ночь, 23:00
Погодные условия: дождь, гроза

http://savepic.org/6172317.gifhttp://savepic.org/6175389.gif

О флештайме: эти двое в прямом и переносном смысле являются узниками страшного места. Он - психически опасный человек, которому велено было провести в лечебнице полгода. Она - вынуждена работать среди этой жути и каждый день связываться с ненормальными для общества личностями. Их столкновение оказывается отнюдь не случайным, ведь накануне Хлоя украла у одного из пациентов холодное оружие.. А вы сами знаете, что у так людей забирать их же вещи строго запрещается.. Ведь можно поплатится за это жизнью.

Отредактировано Kyle Spencer (2014-10-14 12:46:56)

+1

2

Человеку свойственно привыкать ко всему. Первое время он может страшиться каких-то перемен, странных мест, но вскоре все это становится обыденностью. Даже тот, кто работает на фабрике, и каждый день убивает с сотни куриц, после начинает относиться к этому совершенно спокойно. То, что раньше казалось тебе ужасным и аморальным, становится неизменной частью твоей жизни. И если первое время ты воротишь нос от своих занятий, то потом просто привыкаешь.
Хлоя работала в странном месте, провести денек в котором казалось непосильной задачей. Днем тут громко кричали, разговаривали, несли какую-то чушь, а ночью слышались истошные вопли и просьбы о помощи. Часто пациенты становились совсем неуравновешенными и пытались ударить санитаров или вовсе пытались убить кого-то спицами, украденными с урока вязания. Конечно, они сами не понимали, что делали, и на стажировке медсестер учили терпению и спокойствию, но все равно каждый здесь вселял какой-то ужас. Это были люди, загнанные в дебри своего сознания, уже настолько потерявшие рассудок и разум, что дальнейшая их жизнь обретала весьма тусклый оттенок. Многих сюда засунули родственники, не желающие иметь дело с психически ненормальными, другие поступали сюда с ложными документами, что бы не оставалось пятен в личном деле. А кто-то вынужден здесь работать из-за больших проблем с трудоустройством в нормальные госпитали.
Хлоя никогда не мечтала работать медсестрой в таком заведении, но так уж сложились обстоятельства – гулять было не на что, а еда тем более появлялась в ее квартире довольно редко. В других больницах ей отказали, аргументировав это отсутствием опыта, а идти сиделкой к престарелому дядюшке и подтирать за ним его дерьмо не хотелось. Поэтому в один момент она решила сходить на собеседование в психиатрическую больницу недалеко от пригорода. Конечно, это было трудно назвать настоящим приемом на работу – здесь были рады любым индивидам, которые еле-еле закончили какие-либо курсы. Вот и Хлоя оказалась в числе тех, кого с удовольствием сюда взяли, пообещав горы золотых монет и кувшинчик с золотом. Ее уверяли, что это работа ее мечты, что именно здесь она сможет найти свое призвание и захочет остаться здесь надолго. Как жаль, что это была ложь.
Очередной день, проведенный в этом проклятом месте, медленно подходил к концу. Пациенты сегодня не сильно бушевали, из-за чего старшая медсестра позволила себе «немного» выпить и завалиться спать в ординаторскую, будя своим храпом охранников при входе. Многие ушли в долгожданный отпуск, а работу решили повесить на нескольких врачей и санитаров. Впрочем, в этом месяце у них было неожиданно мало постояльцев – многих из-за плохой погоды и холодного сентября посылали к родственникам или в санаторий, что принадлежал больнице. Осталось только около десятка пациентов, и то те были достаточно спокойны и практически не срывались на окружающих. Для Хлои это было самые счастливые дни из всех тех тех, что она провела здесь.
На улице бушевала гроза, из-за чего свет в коридоре лишь слегка мерцал, окрашивая место в серые тона. Получился бы отличный фильм ужасов – слабо горящие лампы, крики пациентов, изредка доносящиеся из их палат, и молоденькая девушка, легкой походкой стремящаяся к раздевалке. Лишь одна вещь могла веселить ее сегодня – на очередном обходе Хлоя нашла интересную вещь, специально спрятанную одним из пациентов. Это был нож, рукоять которого была расписана какими-то замысловатыми узорами, а на стали было выгравировано имя. Естественно, она не могла удержаться от его кражи и сейчас наслаждалась мыслями о скорой гулянке на деньги, полученные от его продажи
Она достала сигарету и закурила, стараясь не слишком громко щелкать зажигалкой. Старшая медсестра не любила, когда дымили в коридоре, но сегодня можно было не обращать внимания на ее запрет. Ввиду какого-то непонятного очередного праздника она много выпила и сейчас валялась в ординаторской с бутылкой коньяка, символично зажатой в ее руке.
Сделав несколько затяжек, Хлоя быстро затушила сигарету о стену и втоптала ее в пол, собираясь свалить все завтра на очередного пациента, и снова направилась в раздевалку. Ее шаги тихо раздавались эхом в неожиданно притихшем коридоре, и она старалась передвигаться, еле наступая подошвой на пол, что бы не разбудить пациентов и не засыпать от громкого шума из их палат. Она тихо толкнула дверь, которая почему-то оказалась открытой и прошмыгнула в раздевалку, аккуратно закрыв за собой.  Хлоя уже готова была успокоиться и спокойно прилечь на скамейку, как вдруг краем глаза заметила тень, явно принадлежащую человеку. Она схватила первое попавшееся ей под руку, а именно книгу какого-то неизвестного ей английского писателя, и стала тихо подкрадываться к источнику ее беспокойства. Кажется, это был как раз тот пациент, которому и принадлежало то, что она накануне украла. Она тихо подошла сзади, примерилась и, хорошенько размахнувшись, дала тяжелой книгой бедному пареньку по затылку.
- Что ты здесь забыл, а? – Хлоя немного отошла назад, ожидая ответного удара.

Отредактировано Chloe Peterson (2014-11-10 16:28:47)

+1

3

быть сумасшедшим стало теперь мейнстримом
все здесь и психи, и странные и не_такие_как_все
а что толку?
травишься ты сигаретным дымом,
делаешь поцветастей наколку
чтоб посмотрели.
чтоб оценили.
и знали.
ты — странный
ты_не_такой_как_все
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

   Психбольница. Единственное место, где тебя пытают ради твоего же собственного блага. И если опыты врачей увенчаются успехом, для них же будет лучше, если пациент потеряет память и забудет о лечении. Линейку Спенсеров подобная учесть не обошла стороной, что в настоящие дни уже кажется не удивительным. По-крайне мере, для меня. Мы ненормальные. Честное слово. С нами невозможно общаться, нас боятся и обходят стороной, и далеко не каждый желает оказаться рядом. У всех просто не хватает силы воли.
Разговоры о психиатрических лечебницах частенько мелькали в моей голове - сам с собой я вел беседу о надобности лечится. Меня дико парил этот вопрос. Что же до окружающих.. Уверен, что большинство моих знакомых [а друзей у меня, в принципе, и нет] ни раз думали о том, чтобы запихнуть меня в одно из таких "заведений" для отсталых. Лично я нас таковыми не считаю. Мы особенные. Мы другие. Кто-то слышит звуки, видит различные несуществующие картинки.. А у меня всё намного проще. Диагноз РВП - он же расшифровывается, как расстройство прерывистой вспыльчивости - страшен, но вполне излечим таблетки, которые я конечно же никогда не принимал. Начавшаяся в мае и закончившаяся тогда же, привязанность, медленно, но верно разрушала меня. Я просто решил отдалиться от всей этой реалистичной рутины и оказаться в том месте, где меня будут понимать. Люди, не_люди, врачи, медсестры. Каждый, кто будет там находится. И кажется о большем и мечтать нельзя. Это мой собственный рай.
   Посетив с утра пораньше личного психолога, я сделал лишь мелкий незначительный вывод - этот тупорез мне не поможет. Я болен, но явно не теми психическими расстройствами, что он мне приписывает. Пускай мой отец страдающими такими же эмоциональными сбоями и пил различные хрени от мигреней, я не такой. Да и все эти головные приступы по-любому никак не связаны с психикой. А старший Спенсер был попросту мнимым наркоманом, считающим, что каким-то бредовым макаром отмажется от своей зависимости.
Сегодняшний день с самого его начала был странным. И наверняка именно поэтому, я бушевал с самого утра и нарывался на каждого, чтобы пострадать херней и не скучать в этом уже надоевшем мне месте. Мне очень хотелось пройтись по городу, выпить чего-нибудь горячительного и забить на все проблемы, которые я старательно улаживаю в своей же голове, каждый божий день. Наверняка стоит развеяться и сгонять куда-нибудь, но кто я такой, чтобы придумывать себе какие-то планы? Обычный псих в обычный психиатрической больнице. У меня нет жесткого диагноза, как у остальных. Но я сам засунул себя сюда. Я сам согласился на лечение и между тем раз через раз закладываю таблетки за язык и вредничаю, как маленький мальчик, когда мне приносят очередную стряпню, что делает наша ужасная повариха Элеонора. Я, если честно, вообще не понимаю, кто этой дуре дал право готовить. Может она и родилась с вагиной между ног, но явно её назначением по жизни не была готовка. 
   На фоне всех остальных "жителей" сего замечательного места, я казался достаточно спокойным и над моими мольбами да разговорами с Богом все только угарали. Да, я имею ввиду персонал. Они знали, что я не по этой схеме поехавший. Я просто чрезмерно эмоциональный и показываю свои истинные чувства только лишь в том случае, если кто-то мня выбесит. Тут в лечебнице полно таких экспонатов. Дебил за дебилом, как говорится. Но и к этому я привык. Сегодняшние мои наезды на кого-либо и попытки подраться не увенчались успехом. В общей массе я был не так заметен, а потому старшей медсестры совсем не было видно в нашем корпусе и лишь иногда сюда наведывались медсестры и медбратья, если этих безмозглых амбалов можно так назвать. Весь день прошел для меня совершенно бесполезно. И только, когда время подошло к отбою, я заметил кое-то неладное. По традиции засунув руку в матрас, я не обнаружил там своего именного ножика, которые сделал себе по договоренности с одним из медбратьев. Хороший был парниша, жалко уволили то ли уволился сам. Я так и не понял. Но суть в том, что среди наших завелся жук. А если этим самым жуком окажется кто-то из пациентов, то одному или нескольким людям в лечебнице этой ночью несдобровать. Ибо.. Что? Правильно. Нож у психа в руках не лучше любого маньяка,  потому что в принципе это одно и то же. Закипишевав, я стал ходить по комнатам каждого пациента и буквально ворошить их вещи. Но без лишнего шума, потому что вскоре нас должны были обходить медсестры и закрывать двери в наши комнаты, что совсем не удивительно. Ведь именон ночами особенно буйные ребята любят пошалить. Кто бы знал, что медсестра, обследующая комнаты в моем крыле, окажется такой дурой и не заметит, как я ловко устрою ей облаву. Сделаю так, что закрыв мою дверь, она фактически этого не сделает. Это была миловидная блондинка, очень странно мне улыбающаяся и явно не понимающая, что она изо дня в день делает в этом заведении. Её стеклянные глаза каждый раз напоминали мне о мире реальном, которые существовал за пределами этой психиатрической клиники. Там жизнь идет, там люди движутся. А мы здесь дохнем все и просто бесполезно тратим каждым божий день на какие-то тупые кружки и выслушивания неадекватных речей психиатров. Я прекрасно понимаю, что первого ноября я выйду отсюда. При моем диагнозе смело можно жить в реальном мире, но обязательно принимая таблетки специально прописанные врачом. Я так же осознаю, что никакая Вайлет меня уже не ждет, у меня больше нет той съемной квартиры и вообще в принципе ничего нет. Где брать деньги? К кому идти? Я понятия не имею. Но, тот факт, что я выйду отсюда, меня несказанно радует. Пусть лучше я буду жить словно бомж на улицах и зарабатывать на еду уборкой какого-нибудь затхлого помещения. Я прорвусь. Потрачу на это год, три, пять.. Но я сделаю из себя человека. Я уверен в этом на сто процентов.
   Ожидая пока все уснут, я тщательно продумывал план своего "маленького побега" из палаты в помещение для медсестер. Да, я уже успел предположить, что кража моего ножа не была делом кого-то из пациентов. Как минимум, потому что ничего я у них не нашел и каждый едва ли не слезно молил меня свалить, пока они не умерли от моего ужаснейшего давления на их мозги. Странно. Я думал у таких дебилов и вовсе мозгов нет. Но.. Как оказалось немного они присутствуют. И все-таки сжалившись над ребятами, я правда покинул их помещения, продолжив обдумывать свои действия находясь у себя в родимой любимой палате.
   Если бы на месте психа не оказался я - совершенно адекватный и нормальный, я бы подумал, что попал в какой-то ужастик. На улице разбушевалась ужасная погода. В лечебнице было ужасно темно, сверкала молния и один из психов кричал без умолку. Хотелось зайти к нему в палату и шлепнуть его хорошенько, но, нет.. Я тихо крадусь в комнату медсестры, которая вела себя этим вечером очень подозрительно. И что-то мне подсказывает, что именно она украла мой ножик, за что и должна поплатиться. Если не физически, то морально точно. Нечего лезть к Спенсеру в личные вещи. Хорошим это явно ни для кого не закончится.
   Пока я разыскивал в раздевалке свою вещицу, я не услышал, как туда кто-то зашел. И только лишь знатно получив по голове каким-то предметом похожим на книгу, я вдруг понял, что не один. Вполне логично, черт возьми. От неожиданности я произнес громкое "АУЧ" и повезло той придурошной, что я не замахнулся в тот момент ножом. Ведь я все-таки нашел его среди её личных вещей и был очень зол. А все прекрасно знают, что происходят с тем человек, кто критически болен рпв. Он фактически может даже убить и такое было задокументировано уже не раз.
   - Это я тебя спросить хочу.. Ты че делаешь, больная? С головой совсем не дружишь? - потирая рукой голову. Не скажу, что было сильно больно. Но не приятно и эффект неожиданности сработал достаточно хорошо. Оглядевшись, я убедился, что мы тут одни. Убрал ножик в задний карман штанов и стал любопытно разглядывать красивую медсестричку, которая явно была сейчас в проигрыше. У меня есть, как минимум два длинных предмета, а у них лишь тупая книга. Я бы с таким арсеналом в драку не полез и ей не советую.
   - Я смотрю, ты у нас в клептоманки заделалась или сама зарезать кого захотела? Я тут единственный нормальный, так что не советую портить со мной отношения. И тем более, красть мои вещи. - ехидная усмешка слетает с моих уст. Действия разворачиваются не совсем, как в фильме ужасов. Но меня это заводит и забавляет. В голове мелькают кровавые картины из животрепещущих фильмов. Однако, я уподобляться им не собираюсь. Мне выходить скоро из этой лечебницы и совсем не на руку причинять кому-то боль, а уж тем более убивать. Мне этого подавно не надо. Ожидая ответа от медсестрички, я продолжал не спускать с неё взгляд. Наверняка сейчас я впервые заметил, какая она симпатичная и даже сексуальная. И это при том, что эта конченная пол минуты назад хотела меня побить. Мне еще повезло, что она не оказалась заядлой истеричкой и не кинулась меня дубасить. Я просто обошелся книжным ударом. А значит на более фантазии у этой девчушки не хватит. И мне же лучше.

Отредактировано Kyle Spencer (2014-10-19 15:26:16)

0

4

Порой, просиживая очередной вечер в этом богом забытом месте, ты начинаешь сравнивать его с реальностью. Все, что находится за пределами этой больницы, кажется далеким и несуществующим – ты видишь только то, что есть здесь и сейчас. Закрывая глаза, ты вспоминаешь яркий солнечный свет, шум улиц, смех детей, доносящийся из полуоткрытых окон квартир, а открывая, оказываешься запертой в этой психушке. Часто, из-за того, что в город не удавалось выбираться неделями, Хлоя порой забывала, где она и что здесь происходит. Ей хотелось поговорить с той сумасшедшей, зарезавшей свою мать, которая казалось ей на мгновение адекватной. Возникало желание немного пофлиртовать с тем симпатичным парнем из седьмой палаты или сходить на романтическую прогулку. И лишь после фантазирования прекрасных вещей и зарисовки своего дальнейшего будущего, к ней приходило осознание того, что она явно не в волшебной стране, где все из шоколада и зефира. Словно яркие декорации красивого бродвейского мюзикла падали, и вместо них появлялся унылый город, постоянно страдающий из-за обильного выпадения осадков и высокого уровня криминала. Даже в детстве она мечтала стать как раз таки частью какой-то постановки – девчушка лелеяла мечту стать актрисой, ей хотелось стать популярной. Хлоя сидела перед телевизором, в то время как мама закуривала очередную сигарету, и показывала на красивых актеров, восклицая «это мой будущий муж, правда!». Впрочем, ее матери не были интересны мечты своей дочери, ее мысли занимала лишь забота о том, как найти себе очередного мужика-кормушку.
Вот и сейчас она поняла, какую ошибку только что совершила. Она подкралась сзади к неуравновешенному человеку и ударила его книгой, что, несомненно, могло вызвать приступ агрессии. Помнится, на тренингах подготовки медсестер рассказывали, что ни в коем случае нельзя провоцировать даже тех, кто с виду кажется нормальным. Допуская конфликтное обращение к пациентам, ты оказываешься в опасности, так как они вполне могут, если не убить тебя, то нанести серьезные травмы. Однако, если все-таки случилась стрессовая ситуация, из-за которой пациент выходит из себя, нужно говорить с ним успокаивающим голосом и протянуть таблетку успокоительного под предлогом угощения на ночь. Осталось только попробовать ненавязчиво предложить этот вариант.
- Ты, главное, не волнуйся. Все вышло совершенно случайно, я просто хотела, - в голове замелькали отговорки, которые могли адекватно объяснить ее поступок, - немного припугнуть тебя.
Конечно, этот молодой человек вполне мог сойти за нормального, к тому же он и сам попытался убедить ее в этом, вот только едва ли это можно было принять за правду. Если бы можно было вспомнить, что именно записано у него в медкарте.. Седьмая палата.. Как назло, в голове было совершенно пусто, а глупость происходящего начинала набирать обороты. Единственное, что мелькало в голове в данный момент – это его немного сумасшедшие глаза, от которых даже сейчас тяжело было отвести взгляд.
- Да, ты нормальный, вы все тут нормальные, - наверное, ее дрожащий голос сейчас едва ли мог сойти за успокаивающее сопрано, - хочешь таблеточку? Книгу я сейчас уберу, не волнуйся.
Она медленно засунула руку в карман, предварительно отложив книгу в другую сторону, и протянула пациенту успокоительное, стараясь нарисовать на лице безмятежное спокойствие. Конечно, в их больнице содержали людей и с легкими психическими расстройствами, не опасными для жизни, однако нельзя было терять бдительности. Многие пациенты до определенного момента казались ей нормальными, пока старшие медсестры не советовали заглядывать им в медкарты. Однажды одна очень красивая девушка, которая наверняка приковывала к себе взгляды проходящих мимо мужчин, мило улыбнулась Хлое на обходе. Они тогда немного поболтали - пациентка говорила о том, что хотела бы поскорее вернуться домой к своему любимому мужу, что ей хотелось навестить детей, временно гостивших у ее мамы. Она просила совета, как ей вести себя, что бы ее выписали отсюда – в общем, производила впечатление полностью адекватного человека, пока Хлоя не догадалась заглянуть в ее карту. Собственно, как оказалось, эта миловидная девушка утопила своих детей, а мужу отрезала уши, перед этим усыпив его снотворным.
- Давай, ты мне отдашь свой ножичек, - сказала Хлоя, стараясь сделать свой голос более убаюкивающим и спокойным, однако едва ли ей было так же спокойно на душе. Происходящая ситуация требовала от нее решительных мер – одно неверное движение, и парень вполне мог бы убить ее, получив за это лишь 5 лишних лет в этом проклятом месте. Но в тоже время, если она попытается что-то сделать, это может испугать его, что может привести к наиболее худшему исходу развития событий. Впрочем, вариант был только один, и то он казался ей совершенно неадекватным
- Раз, - Хлоя выдержала небольшую паузу, - два… Три, - девушка быстро дернулась вперед и схватила парня за запястье той руки, в которой он держал нож. Она попыталась сжать ладонь посильней, в этот момент, перебирая дальнейшие пути отступления и уже готовясь заорать во все горло, - не делай резких движений, и все будет хорошо, ладно?

Отредактировано Chloe Peterson (2014-11-10 16:29:09)

+1

5

Привычная жизнь, что рутиной тянется целую вечность, полностью выматывала меня. Череда грубых и глупых событий имели несуразные последствия и в который раз убедившись, что я схожу от этого с ума.. Я подался в тьму. Сам себя послал в психиатрическую больницу. То место, где баллом правит не Бог и даже не Дьявол. Тут пахнет смертью, вечно близкой и яростной, но никак не доходящей до своей окончательной цели. Она словно бродит по коридорам, путает нас, мучает и при этом зарождает в головах всё большие и новые страхи. Мне уже не кажется таким жутким по ночам это учреждение. Крики пациентов из соседних палат всего навсего напрягают и бесят, ибо затрагивают моё этакое личное пространство звуков и запахов. Да, я не ошибся упоминая последнее. От некоторых здесь смердит так словно они сдохли полгода назад, но их просто забыли вывезти. А ведь они действительно живые и реальные люди. Их так же моют, но никак не могут стереть запах гнили их душ. Так уж у нас повелось. Здесь собрались самые падшие люди и если честно, я уже не понимаю, почему я оказался среди них. Зачем я сам вогнал себя в эту муть?
      Сегодня, расписываясь на бланке, я словно впервые увидел свою фамилию, как будто не узнал её. День, год рождения — всё показалось мне непривычным, непостижимым, совершенно не относящимся к моему я. Психиатры называют это чувством отчуждения. Если говорить о лице, то мне часто приходится делать усилие, чтобы понять, кто это, — и с трудом, с неприязнью приладиться к себе. Ежедневное употребление таблеток не приводит ни к чему хорошему. Как бы я не пытался скрыть их, заложить за язык, они видят всё. А затем еще и казнят, если ты делаешь что-то не по их указу. Знают, что я тот еще бунтарь. Я ни раз закатывал тут драки, как по серьезному эмоциональному срыву, так и из-за скуки. В реальности можно найти гораздо больше поводов для склок. Здесь же психи пускай и повернуты на своих странных мирках, они чаще всего зажимаются в себе, тихонько теребят в рубах концы одежды и шепчут что-то под нос. Меня же пока не постигли такие эффекты мастерского лечения больницы святого Шервуда. Меня просто иногда уносит куда-то вплавь. Всё из-за этих наркоманских способов лечения. Здесь, как и повсюду, нет ничего, кроме мерзости, посредственности, отвратительного обращения и наркотиков в лошадиных дозах. Психиатрия — одно из величайших мошенничеств любого века. Посмотрите, какими медикаментами здесь пользуются, хотя даже не знают, как они действуют. Большинство лекарств взято наудачу из других отраслей медицины. Задумываясь обо всем этом, мне становится страшно. Пытаясь не подавать виду, что с моей головой все-таки не совсем всё в порядке, я веду себя относительно нормально. Пускай мои проблемы останутся при мне. Наплевать. Я лучше выйду отсюда и сам себе решу, как дальше жить. Обзаведусь друзьями или сдохну в одиночестве - не суть важно. Главное - это вытащить свою дозу отсюда. А не продолжать слушать очередную профессиональную ложь от психиатра, который в совершенстве знает приемы, как подавить и уничтожить человеческую личность. Ведь они только этим здесь и "страдают".
На протяжении всего проведенного времени в психушке, я понял одно.. От всего этого следует занятный эффект: стоит провести хотя бы один гребаный час в психушке, и вот уже нормальный внешний мир кажется каким-то странным. Выйдя на так называемую волю, я сто процентов сойду с ума от скуки и однообразия. Но это все же лучше, чем находится здесь. Уж явно за пределами этих стен можно найти куда более интересные приключения на задницу. А я это всегда делал отменно и по высшему пилотажу. На то я и Спенсер. У нас это в крови.
      Все события сегодняшнего дня казались мне совершенно скучными и никчемными по сравнению с тем, что творилось ночью. На улицу днем не выпускали, так же ко мне никто не приходил, что не удивительно. Я всех растерял за полгода, ибо никому не сообщил о своей пропаже и месте, где меня можно найти. В том числе, данная информация неизвестна и Вайлет. Мы просто потеряны друг для друга. И наверное так будет лучше. Весь этот день я провел в палате и общем зале. Смотрел телевизор, ел, в общем, всё как обычно. Да и ближайшие дни не сулят мне ничего хорошего, да позитивного. Вместо этого с высокой вероятностью лечащий, то бишь наблюдающий, врач, которая опять, чёрт её побери, дежурит в субботу, вызовет меня для «разговора по душам». Как не показать ей, в какой астрал я вчера ушел? Не дать прочесть на лице ничего про тёмно-голубые, уходящие вверх ямы, закручивающие тела в острые зелёные искры? Эдак можно и до комиссии не дотянуть. А ведь именно на ней решится через месяц моя судьба и вынесут приговор. Здоров или не здоров.
      Скрестив руки на груди, я с унылым выражением лица и одновременно дикими глазами, смотрел на медсестру. Всё, что произошло только что напоминало мне дешевую американскую пародию на хоррор - он же ужастик. Не знаю, что там в своей голове надумала эта симпатичная блондинка. Но я не намерен пить никакие лекарства и успокоительные. Всё это бред. Не замутили они мне еще голову этой парашей. Так же, я не собираюсь отдавать ей свой нож и её жалкие слабые ручонки еще не сильно натренированы для моей физической силы. Могу конечно помочь ей в этом, но не себе в пользу. Так что забудем.
      Я веду себя так же медленно и тихо, как она. Начинаю улыбаться подобно дьяволу и недоумеваю сколько моральной выдержки в этой девчонке. Она не кажется мне особо взрослой. Явно опыта у неё мало, но тем не менее хватает силы воли и отсутствия страха, чтобы работать здесь. Да еще и порой неделями без уезда в город. Сумасшедшая. Медленно протягивая вторую руку, я спохватился за её. Так получилось, что мы оба стоит и держим друг друга. У меня по-прежнему нож и по сути я рулю. Надеюсь она это хотя бы понимает. Продолжая вести этакую игру без слов, я покачал головой на её последние слова. Я не собираюсь слушаться и она должна это осознавать. Вижу в её глазах небольшую растерянность. Да она вела себя немного неправильно, когда ударяла психически больного человека книгой по голове. Могла сама о грести потом не хило. Но видимо у неё под коротким сексуальным [это ли мои мысли?!] выросли железные яйца.
      - Я не знаю, где ты научилась такой смелости и похабности. Но давай-ка не будем играть в эти игры. Ты можешь не верить мне, что я нормальный. Но стоит лишь заглянуть в мою мед. карту. Я обычный человек самовольно решивший сдать себя сюда. И если ты посчитаешь это сумасшествием, ты возможно будешь права. Но это не дает тебе возможности забирать мои вещи. Плевал я, что у вас такие правила.. Забирать у пациентов всё, включая их души.
      Я смотрю девушке прямо в глаза. Уверен, она не ждет от меня адекватных слов и действий. Но я ведь должен получить много положительных голосов и отзывов на комиссии? И где же мне их искать, если не от молоденьких горячих медсестер? В голове сразу мелькают образы каждой из них. Если честно в большинстве случаев это сварливые и тупые женщина средних лет. У них явный недотрах, она часто говорят двусмысленные фразы и при этом считают себя богинями. Каждый день за обедом они обсуждают примитивные глупые вещи. Выглядят так словно их на свалке отодрали и это при всем при том, что они ежедневно сменяют форму и должны показывать нам пример нормальности. Да им самим не помешало бы полечится.
      - Давай уже расстанемся на этом или клянусь, я останусь здесь на всю ночь. Ты же тут обычно ночуешь? - ехидно улыбаюсь. Наверняка мой мерзкий флирт и похоть тут совсем ни к чему. Да я и не возбуждался тут особо. Мысли пока только о своем ноже и о краже. Сменив улыбку на абсолютно безразличное выражение лица, я вновь всматриваюсь в глаза блондинки. - Ты ведь не хочешь, чтобы я приходил к тебе в самых страшных снах, Хлоя? Так может мы не будем усугублять ситуацию? Представим, что ничего и не было.. А?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » normal people scare me ‡потасовка в психушке