Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Being a monster


Being a monster

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Juliette Altieri & Frank Altieri
2 октября 2014, вечер
Она никогда не боялась собственного мужа. Она просто плохо его знала.

+1

2

Марго больше нет. У него не выходило это из головы. Пускай они и не ладили, и Фрэнк сам, не разделяя ее политики, хотел порой пустить ей пулю в лоб, радости от услышанной новости он, как ни странно, не испытал. Был в шоке потому что. Всего год назад они с Гвидо были… не всегда счастливой, конечно, но однозначно влюбленной парой, поженились даже, несмотря на то, что многим это могло прийтись не по душе. И вот сейчас один из них лишил жизни другого. Насколько это было трудно, Фрэнк мог представить, и знал, что сам бы никогда в жизни не смог такое совершить. Попросил бы кого-нибудь из друзей, а сам бы уехал, как можно дальше, только чтобы не видеть. Даже думать об этом не хотелось; он замотал головой, отгоняя плохие мысли и напоминая самому себе, что между ним и Гвидо есть одно большое отличие - андербосс мозги не только имел, но и использовать старался, четко разграничивая "работу" и личную жизнь. Что ж может этот урок пойдет их боссу на пользу, и следующая, на ком он женится, будет не Агата и не Ливия. Если, конечно, вообще решится еще раз связать свою жизнь с кем-то узами брака. Два раза для итальянца уже считалось много; три - и вовсе чем-то неприемлемым.
Прицелившись, Фрэнк попытался отправить окурок в стоявшую в метрах пяти от него урну, но промазал, угодив в нее с внешней стороны. У Майка, впрочем, получилось ничуть не лучше и в этом маленьком соревновании они остались без победителей. Хотелось верить, что из пистолета они будут стрелять сегодня лучше. Избавившись от Маргариты, Гвидо, что вполне логично, приказал отправить следом за ней всех ее прихвостней. Об Освальдо, по его словам, должны были уже позаботиться, а андербоссу же было получено разобраться с братьями Вицци. С ними ему не впервые приходилось иметь дело; год назад на похоронах Джованни Фрэнк и его люди по приказу Гвидо хорошо намяли им бока. Как и в этот раз, в прошлый им досталось не за собственные прегрешения, а за прегрешения Маргариты, пытавшейся уже тогда диктовать свои порядки и не подчиняться новому дону. Стоило, наверное, заранее задуматься на тему того, что она собой представляла, но Монтанелли думал тогда исключительно тем, что находилось у него в штанах, за что и расплачивался сейчас.
Припарковавшись под вывеской "CA Trans Cargo", они с Майком ждали двух близнецов, с которыми договорились здесь встретиться - в конторе у Фрэнка. Ее расположение, вдали от центра города и жилых кварталов позволяло решать проблемы без лишнего внимания. Здесь было почти как в порту или на вокзале (ж/д станция и впрямь находилась неподалеку) - каждый занимался своим делом, грузил ящики, чинил грузовики, монтировал навес для крытой стоянки, и до того, что происходило в офисе, пока им платили за работу, дела никому не было. Почти у каждого трудившегося здесь была своя семья, ради которой он вкалывал, чтобы его дети могли получить лучшее образование и не иди по стопам отца, и лишних проблем им, понятное дело, не нужно было.
Сейчас, когда уже стемнело и начали зажигаться уличные фонари, рабочих оставалось совсем не много. По словам Майка, парням оставалось разгрузить две фуры, но учитывая, что с этими же самыми парнями, фуры они не только разгружали, но и обчищали, оставляя часть груза себе, беспокойства по этому факту Альтиери не ощутил.
Братья Вицци подъехали почти вовремя, и, увидев свет приближающихся фар, Фрэнк, держа пистолет в кармане куртки, снял его с предохранителя. Он поприветствовал братьев, обняв их и продемонстрировав свое к ним  расположение. Потасовка на кладбище забыта, желудок Терзи прощен. Они ведь так и ведут дела, верно? В угоду общих интересов переступают через былые обиды, пожимают друг другу руки и продолжают жить и делать деньги дальше. Фрэнк вон крестным собирался стать дочке Маргариты, несмотря на все их разногласия, несмотря на то, что женщина, держала когда-то дуло пистолета, приставленным к его голове. Чем не показатель?
- Черт, телефон в машине оставил, - опомнился Фрэнк после того, как перекинувшись с братьями несколькими словами, предложил переместиться в его офис. - Я вас догоню.
Никакого телефона в машине не было. Сделав лишь несколько шагов по направлению к ней и оказавшись за спиной у филиппинцев, Фрэнк достал из кармана пистолет и, прицелившись, произвел выстрел одному из них прямо в голову. И следом же пальнул во второго. Второй Вицци - за столько времени Фрэнк так и не научился их различать, и даже имена порой подзабывал - успев обернуться, схватился за шею, куда попала предназначавшаяся ему пуля. Хрипел и захлебывался собственной кровью он, впрочем, не долго. Третий выстрел, уже со стороны Майка, снес ему часть черепной коробки, и мертвый филиппинец лег рядом со своим братом.
Дело было сделано, в багажнике машины лежали приготовленные мешки, в которые они собирались упаковать тела и скинуть их в какой-нибудь контейнер с мусором. Гвидо не просил, чтобы эти двое исчезли, Гвидо просил избавиться от них. Пусть все считают, что Марго и в самом деле предала их. Найденные тела ее подручных только подтвердят эту теорию.
Убрав пистолет обратно в карман, Фрэнк обернулся посмотреть по сторонам, удостовериться, что никого нет, и в одно мгновение побледнел, увидев хорошо знакомый ему автомобиль через дорогу от них, со стороны сортировочной ж/д станции, шум составов которой не раз прикрывал звуки выстрелов.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-18 10:37:52)

+1

3

внешний вид
Физическое положение еще никогда не приносило столько наслаждения, как в этот раз. Не теряя времени даром, итальянка старалась выносить из происходящего максимальную пользу, будь то расслабляющий массаж, приятные покупки или безмятежное одиночество в виде прогулок. Помнится, в первую беременность было страшно и любопытно, во вторую ощущалась некая озабоченность и относительное спокойствие, а третья требовала к себе повышенного внимания; одно неловкое движение или неверно принятое действие и все может обернуться провалом. Джульетт, как и всегда, видела определенную взаимосвязь между тем или иным событием, поэтому подсознательно боялась, что если не получится одно - произойдет эффект домино. Поэтому, еще никогда женщина не контролировала саму себя так скрупулезно. Мало того, в жизни действительно наступила белая полоса; дочь училась, старалась, заезжала в гости, сын по-прежнему пытался поправить оценки и вроде как понимал, что поступление уже не за горами. Недавно признался, что видит себя в спорте и больше нигде, а Джулс обрадовалась, редко получая от Джуниора даже мало-мальскую определенность. Главное, для начала почувствовать удовлетворения от того, что делаешь, более-менее приятные эмоции, на которых можно основываться. А дальше уже отправиться на поиски самого себя. Все-таки, родители дали им все, что необходимо, подготовили базу. Ничто не может помешать им состояться, если только дурацкая лень.
Оставив сына за старшего (точнее, подарив ему безмятежное и счастливое одиночество в огромном доме), Джульетт поехала на ранчо, к матери, не забыв при этом позвонить сестре, с целью позвать с собой. Иногда становилось невыносимо стыдно за саму себя и свое пониженное внимание к единственной маме, которая проживала вдали от своих детей. Вслед за этим становилось стыдно за Донну, которая могла бы откопать совесть и навещать мать почаще. У нее была работа, любимое дело, кто ж спорит, но вряд ли приходилось вкалывать целые дни, чтобы потом оправдываться, мол, возвращаюсь домой без ног, как уж тут найти время и силы для поездки за город. Джулс не работала, но она никогда не сидела без дела, плюс воспитывала двоих детей, заботилась о муже, о доме, успевала иногда получать заказы и готовилась к третьему ребенку. Если кому-то покажется это сказочной историй - удачи, а богемная жизнь - как у Донны - способна вызвать, разве что, скуку и депрессию, нежели физическую усталость.
По возвращению в Сакраменто, Альтиери вспомнила, что Фрэнк предлагал обновить автомобиль, и в этот раз эта идея принесла куда большее удовольствие. Необходимо в самое ближайшее время напомнить ему об этом, и ехать выбирать. Вспомнив подарок Монтанелли на день рождения дочки, женщина усмехнулась. Не, ей в скором времени даже трудно будет сесть в подобную машину - живот не даст. Но тянуть с покупкой очень не хотелось, поэтому Джули глянула на часы и решила сделать мужу незапланированный сюрприз. Ну а что, приятно и ему и ей; редко когда она решала внезапно съездить в офис и, так сказать, вторгнуться в личное пространство. Да что там, она вообще не надоедала ему ни звонками, ни просьбами поскорее ехать дома, так как не любила мнить что-то там и отрывать Фрэнка от дел. Он, как любой человек, имеет полное право побыть наедине с самим собой.
- Пора ужинать, - хитро пробормотала брюнетка, садясь в машину и заводя мотор. Глянув в зеркало заднего вида, Джулс провела пальцем в уголке губ и улыбнулась.
К слову, редко удавалось заехать в офис, да и надобности никогда особой не было. Даже в голову не приходило. Наверное, это территория Фрэнка и Джулс даже не хотелось проявлять сильный интерес. С другой стороны, а что здесь такого? В конце-концов, это хотя бы законная часть деятельности супруга. Да и известная история для знакомых.
Дорога заняла не так много, как показалось в первый раз, и уже совсем скоро Джульетт припарковалась напротив въезда, приметив знакомую припаркованную машину. Прикусив губу, брюнетка всмотрелась в неприметное здание и по сторонам, надеясь увидеть хоть кого-нибудь. Выключив радио, Джулс вздохнула, отчего-то решив переждать минуту-другую. Ощутив себя на мгновение шпионом под прикрытием, усмехнулась, краем глаза замечая какое-то движение издалека. К машине двигалось несколько высоких фигур - мужчины. Подумалось, что визит в самом деле может оказаться ни к месту, стоило для начала позвонить, понять обстановку. Перед тем, как раздался первый выстрел, Джульетт узнала Фрэнка и Майка, планируя выйти им на встречу. Сначала происходящее показалось страшной ошибкой, но дальше все пошло, как по накатанной. Второй выстрел в уже другого человека - Джулс теперь следила за ними неотрывно, и даже если бы хотела отвести взгляд - не смогла бы. Сжав правой рукой сильнее руль, она инстинктивно дернулась, когда раздался третий. И в этот момент незваного гостя позорно обнаружили.
Реакция последовала сразу: оттолкнув с силой дверцу, выбралась из автомобиля и быстрым шагом двинулась в сторону происходящего, ведомая какой-то неизвестной силой. Джулс срочно надо было увидеть все вблизи и удостовериться, что это не взявшиеся из ниоткуда галлюцинации, а самые настоящие реалии. Она даже не думала ни о чем - сейчас это казалось сверхсложной задачей. Врезавшись во что-то твердое, Джульетт подняла голову, чувствуя, как ее толкают назад. Но ведь осталось всего пару метров, почему не дают пройти?
- Руку убери.. Руку, Фрэнк, - сдавленно пробормотала, будто куда-то очень спешила, а ей не давали прохода. И словно не здесь и сейчас убили двоих человек прямо на глазах. Дернувшись сначала в одну сторону, потом в другую, итальянка попыталась отпихнуть от себя супруга, но тот по-прежнему не сдавал позиции. Задрав снова голову, она посмотрела в его лицо. Не в глаза - в лицо. И посмотрела несколько вопросительно, мол, неужели нельзя отойти в сторону и дать дорогу? Это незамысловатая "борьба" продолжалась некоторое время, а потом она не выдержала: - Твою мать, дай мне пройти, Альтиери! - Крик эхом пронесся по улице. Благо, дорога пустовала, а то находиться прямо посреди стало бы большой проблемой.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-18 23:23:01)

+2

4

- Фрэнки, что там? - Майк очень скоро и сам понял, что там, а точнее кто, и следом выругался, также узнав свидетеля, от которого так просто им не избавиться, - твою мать.
Выйдя из автомобиля, где ее заметили, Джульетт двинулась отнюдь не прочь от них, как поступил бы на ее месте любой вменяемый человек, случайно оказавшийся на месте убийства, а наоборот к ним. Составить компанию лежавшим на асфальте братьям, она, по всей видимости, совсем не опасалась, раз уж так напористо в их сторону продвигалась.
- Какого черта она творит? - Кроме как состоянием аффекта объяснить это Фрэнк не мог, на него она даже не смотрела, вообще не обращала никакого внимания на мужчин, в чьих руках было оружие. Убрав пистолет в карман - валить собственную жену, увидевшую то, чего не следовало, у него и в мыслях не было - Альтиери преградил ей дорогу туда, где на асфальте, в лужах собственной крови, лежали два трупа. Он знал, что вид покойников с обезображенными лицами, супруге по душе не придется. Не хватало ей, беременной, травму психологическую нанести, впрочем, с этим Фрэнк, сам того не ожидая, похоже, умудрился уже преуспеть, и мысль об этом его серьезно пугала.
- Ты что здесь делаешь? - схватив, не давал ей пройти. За каким чертом она приперлась? Джульетт сроду не ездила к нему в офис, по крайней мере, сама, Фрэнку казалось, она понимала, что делать ей здесь нечего, а уж что в дела мужа не стоит нос совать и подавно должна быть в курсе. Прошло не больше недели с тех пор, как легавые приходили к ним домой. Неужели и вправду хочется знать, чем занимается ее муж и за что его хотят посадить? Узнала? Довольна? Видеть все своими глазами и тем самым быть частью происходящего гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Фрэнк ведь тоже испугался, когда при нем впервые убили человека, и он мог представить что чувствовала Джульетт, видевшая прежде убийства разве что по телевизору.
- Заткнись, ради бога, - стиснув зубы, попросил жену, пока она не привлекла здесь лишнего внимания, и грубо, с силой потащил ее обратно к машине.
На уговоры и выяснения отношений времени у него не было - позади него было два покойника, которых скорее нужно было упаковать в мешки и увести подальше с этой улицы. Оттащив сопротивлявшуюся жену, он буквально приказал ей, как приказывал подчинявшимся ему людям:
- Езжай домой и жди меня. Я скоро буду. Поняла? - повернул ее лицо к себе и посмотрел в глаза, пытаясь этим самым сфокусировать внимание Джулс на нем и на том, что он говорил, а не на том, что она увидела две минуты назад. Похоже, она до сих пор это выбросить из головы не могла. - Так было надо. Просто не думай об этом. - Как мог, попытался ей объяснить. Подробнее разговор будет дома. Ну, то есть возле дома. В самом доме на такие темы разговаривать опасно. Во время последнего обыска легавые вполне могли микрофонов в их дом напихать.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-19 00:36:01)

+2

5

По идее, от увиденного должен был наступить безграничный страх и, как следствие - обморок. Джульетт по натуре не являлась неженкой, но с психикой у нее все было нормально, поэтому первоначальная реакция не зря со стороны показалась странной и даже сумасшедшей. Здоровому человеку не свойственно вот так бежать на встречу трупам, когда поблизости находится убийца, но не зря же на месте аварий, где происходит случайная гибель, каждый раз собирается любопытная толпа? Любой человек хочет увидеть что-либо нестандартное, не вписывающееся в нравственные рамки своими глазами. Не увидишь - не поверишь.
Поначалу она впала в ступор, онемев всем телом от увиденного. После - решила посмотреть, удостовериться. А теперь, когда родной и любимый мужчина подталкивал к машине, у Джульетт началась настоящая паника. Она ощутила спиной холодное стекло и против воли посмотрела на супруга, который что-то спешно говорил. Выглядел он, мягко говоря, отчаянно, словно не одна Джулс находится на грани.
- Нет.. Нет, ты что? - Непонимающее выдохнула, ощущая подступающую тошноту. Неужели он надеялся, что все пройдет бесследно? Это уже произошло, ничего не вернуть, а время не отмотать назад.
Не думать? Серьезно? Брюнетка двинулась в бок, отпихивая от себя руки мужчины и залезла на водительское сидение, захлопнув перед его носом дверцу. Показалось или Фрэнк в этот момент сказал еще что-то? Она даже не знала, хочет ли ехать домой.. Ну почему так? Почему, когда они пережили развод, наладили отношения, а Джульетт смирилась с регулярным обыском дома и забеременела, произошло это? И неизвестно: не надо было ей видеть убийство или не надо было Фрэнку совершать убийство. И ведь, самое интересное, что это не могло произойти впервые в его жизни. Подсознательно она четко понимает, что так. А вот осознанно просто готова заорать от ужаса и отвращения.
Сжав с максимальной силой ладонями руль, брюнетка всхлипнула и медленно повернула голову, взглянув наконец-то трезво на Франческо, который тесно стоял к водительскому окну и смотрел. Сложно выразить весь тот букет эмоций, который бушевал внутри. Она смотрела на него, испытывая страх, ужас, недоверие, неприязнь и ее буквально тошнило. Он хотел, чтобы она уехала? Да Джульетт не могла сразу уехать, потому что должна была убедиться. А точнее, ей хотелось увидеть нечто иное. Например, что все это - неправда, какая-то подстава, визуальный обман. Где-то позади маячил Ринальди.. Не вовремя вспомнилось довольное лицо Сильваны.
Провернув ключ в замке зажигания, сдала резко назад, разворачивая машину и забыв о дороге, не отрывала взгляд считанные секунды, дабы рассмотреть еще раз офигевшего Майка, машину, два трупа..
Проезжая на приличной скорости мимо городских высоток, Джульетт ревела, как в первый раз. Чертов Сакраменто, чертов дом, чертовы копы и детективы, чертова компания по грузоперевозкам, чертовы деньги.. Кто-нибудь вообще представляет себе, что такое - увидеть чью-то смерть? Не мертвого человека, а именно мгновение смерти? Увидеть, как автомобиль со всей дури врезается в шагающую девушку или как морально сломленный человек летит с высотки и приземляется плашмя на асфальт? Услышать эти звуки.. Ни на что не похожие.
Загнав машину в гараж, обессиленно заныла от слез, невольно думая обо всем и ни о чем одновременно. Кто те люди? Плохие, хорошие? Ни те, ни другие? У них есть семьи, близкие люди? Они вообще заслужили смерть или нет? Что вообще надо сделать, чтобы заслужить? Зато, она четко осознавала, каков ее собственный муж. Сейчас он казался ей настолько другим, словно с другой планеты. Даже представляя его лицо в мыслях, заметила, что оно какое-то незнакомое, да еще и расплывается.
- Боже мой, - сдавленно проговорила Джули, закрыв лицо ладонями и нагнувшись вперед. Даже из машины вылезть нет сил, да и желания тоже. Хоть бы он не приехал, хоть бы не нашел ее вовсе..

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-19 03:23:05)

+1

6

Фрэнк понимал, что не думать об увиденном у Джульетт не получится. Она всегда была по-женски эмоциональна и впечатлительна, и то, чему она стала сейчас свидетелем глубоко засядет у нее внутри... для начала в желудке (ее уже заметно мутило), а затем и в голове. Мужчина всерьез беспокоился о том, сумеет ли жена в таком состоянии доехать до дома, не угодив в аварию, и буквально разрывался между тем, чтобы сесть вместе с ней в машину и довести ее самому, и тем, чтобы остаться и помочь Майку закончить их дело.
- Пожалуйста, езжай аккуратнее, - выбрав в итоге последнее, произнес, когда дверца автомобиля захлопнулась прямо перед его носом. Джульетт не слушала его, она напротив, старалась отгородиться от него всеми возможными способами, и салон автомобиля, в котором она заперлась, хорошо ей в этом помог. Сдав назад, она развернулась и уехала, а Фрэнк смотрел ей вслед, до тех пор, пока машина не скрылась за поворотом.
- Черт! Черт! Черт! - с остервенением выдергивал из багажника большие черные мешки, предназначавшиеся для тел, и бросал их на асфальт. Надо было быстрее покончить со всем этим дерьмом и вернуться домой, пока жена не натворила бед. Фрэнка самого серьезно поколачивало, и не только от страха за то, что Джульет могла не доехать, но и от страха за то, что расскажет кому-нибудь об увиденном (ее реакцию он просто не мог предсказать). Если бы Фрэнк один тут был, это еще полбеды, но он вместе с Майком, который уж вряд ли захочет из-за жены друга, пускай и лучшего, садиться в тюрьму. Успокоив его, что разберется с этой проблемой сам, и, запретив прикасаться к жене и вообще вспоминать об этом инциденте, андербосс все еще надеялся на то, что все останется как прежде, как будто бы и не было ничего.
Как и планировали, они с Майком выбросили тела в контейнер с мусором, а пистолеты скинули с моста в реку, после чего с чувством выполненного долга поехали по домам. О том, что от братьев Вицци избавились, Гвидо узнает сам из новостей, а у Фрэнка, как он считал, была сейчас забота поважнее.
Никуда более не заезжая, мужчина, не перестававший все это время думать о том, как там Джулс, направился прямиком домой. Бросив свой кадиллак как обычно на площадке у ворот, он, спустя всего чуть более часа, с момента, как встретился с женой у здания конторы, переступил порог их дома. В гостиной жены не было, а на диване развалившись, сидел сын и, хрустя чипсами, смотрел "Симпсонов".
- Привет, - заметив отца, поздоровался с ним и тут же отвернулся обратно к телевизору.
- Мама где?
В ответ последовало разве что молчаливое пожатие плечами, ну и полное равнодушие как следствие к тому, что его матери в столь поздний час до сих пор не было дома. Или он не знал, где именно в доме он находится?
- Она возвращалась? - задал следующий наводящий вопрос - и вновь ноль реакции. Закипать Фрэнку долго не пришлось, учитывая, что итак весь вечер был на нервах. - Выруби ты этот долбаный ящик, пока я не разнес его! - велел со злостью в голосе. И Джуниор должен был понимать, что отец в состоянии сделать это – двери в его комнате с плеча уже выносил.
- Ну, что? - сделав одолжение, сын все-таки щелкнул пультом и поднял взгляд на отца.
- Мать домой возвращалась?
- Да не было ее.
И вот теперь Фрэнк заволновался еще сильнее и, достав сотовый, принялся набирать номер Джулс в надежде, что та ответит. Куда она могла уехать? А вдруг в аварию попала? В голову начинали лезть самые жуткие мысли, от которых становилось еще страшнее.
- Пап, с мамой случилось что-то? - Должно быть, беспокойство сильно читалось по его лицу, раз сын задал подобный вопрос. Не хотелось, чтобы и он изводил себя, впрочем, уже поздно было, и пока Фрэнк обзванивал подруг жены, Джуниор отправился караулить ее машину на улице, он, кстати, в итоге и обнаружил ее в гараже… минут через десять. И тут же крикнул отца.
- Фрэнки, иди к себе, нам с мамой поговорить надо, - попросил его, и когда сын не уверенно, но все же покинул гараж, полагая что уж отец его матери точно ничего плохого не сделает, он открыл водительскую дверь и, облокотившись об нее, заглянул внутрь салона и увидел там заплаканное лицо супруги. Что он в этот момент испытывал? Разумеется, чувство вины. А еще неловкость, кажется…
- Я чуть с ума не сошел. Мы оба с Джуниором. Ты не могла трубку взять? – ладно бы он один переживал, так еще и младшему пришлось понервничать.
- Иди ко мне, - примирительно протянул ей руку, чтобы обнять и защитить, как обычно делал. – Все хорошо, это же я, не бойся.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-19 21:24:41)

+2

7

Нашарив рукой салфетки в бардачке, брюнетка изо всех сил старалась взять себя в руки. Будь рядом Сильвана, она бы запретила подруге плакать, даже несмотря на серьезные причины. И не потому, что они того не стоят, а потому, что не терпела длительного проявления слабости. Немножко поплакать можно, да, но не более того. Джульетт подумала, что это та ситуация, когда никто не способен по-настоящему помочь. Ни родные, ни подруги.. Что они скажут, если сами ничего не видели? А поток пустых слов только добьет.
Сейчас, находясь вдали от места преступления, она не считала Фрэнка монстром. Состояние аффекта прошло, пробудилась наконец-то нормальная реакция здорового человека. Но он до сих пор воспринимался по-другому, разломленные части одного целого не желали сходиться воедино. Раньше казалось, что знает про него многое, а на деле оказалось иначе. Возможно, все-таки следовало интересоваться активнее? Дающая ему заниматься своими делами, отдыхать вне дома и семьи, не контролирующая по пять раз в день, Джульетт, судя по всему, чересчур оградилась от происходящего за спиной. Но именно так и начались их отношения. Безусловно, забеременев, она понимала, что брак требует к себе повышенного внимания; необходимо создать соответственный уют, заниматься жильем, заботиться о муже, воспитывать детей. По сути, это тоже большой шаг на встречу своему избраннику. И его деятельность никогда не пугала ее, если только вызывала некоторые сомнения, переживания.. И она всегда хотела отдачи от него, - как следствие - искренности. Ей нравилось, когда он что-то, да рассказывал, делился некоторыми подробностями. И это было как бы между делом, без вступительных речей. Как она сказала ему относительно недавно: кроме любовных отношений, между ними существует дружба. Воровство, денежные махинации и прочее.. Все это она осознавала, понимала и, как видно - принимала. Как принять то, что Фрэнк убивает людей?
- Мам? - Джульетт вздрогнула, ощутив, как разум вновь наполняется страхом. Увидев через стекло сына, она отвернула голову, не успев подобрать нужные слова, чтобы он вернулся в дом и оставил в покое. За нее это сделал супруг, который успел вернуться. Сколько времени прошло?
В момент, когда дверца автомобиля открылась, Джули услышала мелодию мобильного телефона. Причем, она не впервые ее слышит, некоторое время назад уже звонил. Но она даже не доставала его из сумки, зная, что это Фрэнк. А теперь он стоит здесь, значит на том конце провода кто-то другой. Захватив пальцами мобильник, она глянула мельком на экран.. Зачем они звонят? Ах, да.
- Я знаю, что это ты.. - натянуто ответила, игнорируя протянутые руки и супруга в целом. Итальянка не могла даже в лицо ему посмотреть, с каждой минутой все больше хотелось избегать его. Говорить тоже не хотелось, но.. - Уходи. Никуда не пойду. - Она даже не понимала, хочет ли обсудить увиденное или вообще больше никогда с ним не заговаривать. Поэтому, больше молчала, делая внушительные паузы. По сути, чем дольше он будет здесь стоять - тем больше она ему выскажет, наверное. Но для этого требовалось железное терпение. Сама Джульетт выбрала бы из предоставленных вариантов его уход. Страшнее свежих воспоминаний могут быть только его ответы на ее вопросы.. - Фрэнк.. Что ты делаешь? - Тихо спросила, повернув в его сторону голову, - Зачем все это?.. У нас есть дети.. У нас есть все. - Видимо, за счет вот таких событий все и есть у них. Но Джульетт и так еле выдавливала из себя слова, плакать было легче.

+1

8

- Ты ночевать здесь собралась? - мало ему Монтанелли с его душевной травмой (тот, впрочем, оправится недели через две - Фрэнк был уверен, зная его много лет), так теперь еще и жена закрылась в своей скорлупе, отказываясь выбираться наружу. И ведь к психотерапевту ее не отправишь. Мужчина сомневался, что услышав рассказ об убийстве, врач сочтет правильным сохранить эту тайну и не донести полиции, поэтому роль душевного целителя Фрэнку предстояло взять на себя, надеясь что хуже он не сделает...
Зачем все это? Затем, что Гвидо застрелил свою жену и теперь им нужно было избавиться от всех способных на месть людей, чтобы ночью спать спокойнее? Вряд ли такое объяснение удовлетворит Джульетт и оправдает поступок мужа. Скорее и к Монтанелли она станет отвращение испытывать. Или вопрос касался убийств в целом? Захлопнув водительскую дверь, Фрэнк обошел автомобиль и занял место на пассажирском сиденье рядом с супругой. Если не хочет выходить, они могут поговорить и здесь. Здесь даже лучше - в машине микрофонов уж точно не было.
- Иногда это единственный выход, - подобрав, наконец, формулировку, ответил на вопрос "зачем". Или самый простой, тут уж как обстоятельства складываются , но в любом случае самый действенный. Как говорится, нет человека - нет проблем. Жене, впрочем, это опять-таки не скажешь, и приходится выбирать более мягкие формулировки, чтобы у той не создалось впечатления, что она живет под одной крышей с маньяком. Хватит и того, что с убийцей... -  Они представляли для нас опасность, и это нужно было сделать, понимаешь? - взглянул на нее в надежде увидеть то самое понимание. - Или ты, или тебя. - закон выживания.
О детях Фрэнк думать никогда не переставал. И оттого, что их отца в один из дней пристрелят, им лучше точно не станет, особенно тому ребенку, который у них еще не родился и которого только предстояло поставить на ноги. Фрэнк просто слишком глубоко увяз во всем этом дерьме, что теперь без убийств других людей просто не мог себя обезопасить. Кроме того приходилось выполнять приказы. Это ведь даже контрактом не было, будучи андербоссом, приходилось прикрывать задницу Гвидо, как само собой разумеющееся, чтобы самому не оказаться однажды на месте братьев Вицци, которых убрали за компанию.
Он попытался прикоснуться к ее руке, установить хоть какой-то контакт, вернуть доверие. - Главное что тебе и детям я ничего не сделаю, - они столько лет прожили вместе, и Фрэнк ни разу даже руки на них не поднял. И не собирался. - Ты только молчи о том, что сегодня увидела. Никто не должен знать об этом. Ни твои друзья, ни мои. Хорошо? - он не хотел ее еще больше запугивать, поэтому говорил мягко и без угроз в голосе, впрочем, эти слова наверное и сами по себе были страшными, хоть колыбельной их пропой. - Те парни, ты их не знала даже, они чужие тебе люди. Не думай о них. Думай о нас, эта история не должна всплыть. - Если под муками совести она надумает рассказать обо всем полиции, убьют уже не незнакомцев... И он вряд ли сможет после этого нормально жить.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-20 10:16:34)

+1

9

Единственный выход? Нет, она не понимала и не хотела понять. Джульетт не росла с внутренним остервенением к жизни, с ненавистью к людям, с желанием - как минимум - обвести их вокруг пальца. В ней всегда таилась золотая середина, когда ты четко осознаешь, что ничего так просто не бывает и необходимо уметь постоять за себя, если что. А еще, быть самостоятельным, принимать решения. Но это никоим образом не отражало то, что делал и говорил Фрэнк. К сожалению, его жизнь кардинально отличается от ее жизни, и пару десятков лет не сумели ничего изменить. Как только ему удавалось скрывать такое? По смыслу, можно жить много лет вдвоем и на закате лет узнать, что с тобой под одной крышей жил/живет совершенно аморальный человек.
- Для кого, для нас? Для тебя? Для твоих друзей? - Джульетт судорожно всхлипнула, освободив волосы от пары шпилек. Это не просто законы выживания, а законы джунглей. То бишь - дикие законы, не имеющие ничего общего с двадцать первым веком. Выходит, любые проблемы, несогласие, стычки и конфликты можно решить с помощью оружия?
Ее еще больше пугало то, как он пытается успокоить и какие именно слова для этого подбирает. Мол, случилось, увидела, но иначе никак, должна понять. Или ты или тебя. От этого выражения по коже мурашки бежали. Не зря же она когда-то колола его, касаемо будущего воспитания детей. С таким образом жизни все возможно.
- Зачем ты сказал это? - Джульетт посмотрела на супруга, сидящего рядом, глазами, полные непонимания и ужаса. Убеждает, что ничего не сделает своей семье? Да только после этих слов она подумала, возможно ли такое. Фрэнк, как ни странно, оставался для нее тем же Фрэнком, только отныне багаж его секретов снова пополнился. Джулс даже представить не могла, что живет в таком неведении.
- Рассказать кому-либо, что мой муж - убийца? - Надо же, как быстро он приступил к главному (для него): молчание. - Язык не повернется. - Как мужчина вообще себе это представлял? - Какая разница, что я их не знала, Фрэнк?! Хочешь сказать, это должно меня успокоить сейчас?! - Убрав руку, нарушила тактильный контакт и отвернула голову, замолкнув.
Глупо выяснять, кем были те люди, зачем Фрэнк их убил.. Он не делал это в первый раз - было видно по нему и по его словам. Если сейчас начать вытягивать все схожие истории - будет только хуже. Но, пока женщина молчала, у нее назрел всего лишь один вопрос. Точнее, этот вопрос был самым здравым, собранным и продуманным среди каши в голове.
- Чего еще я не знаю? - Тихо спросила, глядя куда-то в сторону. - Знаешь.. У меня такое ощущение, словно я могу увидеть все в этом мире, кроме тебя. С каждым разом ты все сильнее отдаляешься.. Это происходит, когда я узнаю что-то новое. Мне всегда казалось, что если у тебя и есть что-то свое.. То оно не перевешивает ту информацию, которая мне известна. Получается наоборот. - Да, ему много лет удается скрывать определенные вещи, да и Джульетт многого еще не знает, но все рано или поздно всплывает наружу.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-20 21:30:33)

+1

10

Как в первом веке, так и в двадцать первом, конфликты у людей решались при помощи оружия, в этом плане сущность человеческая за столетия, и даже тысячелетия нисколько не изменилась. Чтобы убедиться в этом, достаточно было телевизор включить. Войны в мире идти не переставали, и даже, казалось бы, такая передовая держава как Соединенные Штаты, то и дело ввязывалась в военные конфликты, отстаивая свои интересы не при помощи дипломатии, а при помощи оружия и силы. И Фрэнк не считал, что этот язык убеждения хуже, зачастую только при помощи силы и можно поддерживать порядок в мире, ну, а в рамках их организации - на улицах города.
- Для моих друзей и меня в том числе. - Существует очень много вопросов, ситуаций, разрешая которые ты не можешь в равной степени учитывать интересы всех сторон, и в итоге начинает работать старый, как сам мир, принцип - прав тот, кто сильнее. Он до сих пор действует безотказно. Стоило ли объяснять все это жене? Мужчина молчал, не собираясь ничего доказывать. По сути, все это чистой воды философия, а она не доказуема. С огромной долей вероятности ни он, ни она свое мировоззрение после этого разговора не поменяют. Единственное, чего они могли добиться и чего должны были добиться - это попытаться принять друг друга такими, как они есть.
Да, терпения в той непростой ситуации, в которой они с Джулс оказались, нужно было и в самом деле много. Фрэнк чувствовал исходящие от жены страх, отчаяние, непонимание, и как обычно, слушая ее, у него заканчивались слова в свою защиту. А когда ему нечем было крыть, он начинал злиться. Убийца? Звучало как клеймо, но отрицать то, что она видела, бессмысленно. Среди его друзей были, конечно, и те, кто убивал гораздо чаще, но вряд ли их примером он сможет подняться в глазах Джульетт.
Мужчина устало вздохнул и произнес:
- Ты знаешь, в какой организации я состою, знаешь, какой пост занимаю, и знаешь, как у нас ведутся дела. - Общее представление должна была иметь, притом не только из кинофильмов. Ее ведь практически всю жизнь окружали такие, как он. Брат ее лучшей подруги был точно таким же убийцей (она в этом тоже сегодня удостоверилась). А сколько их общих друзей и знакомых сидело в тюрьме или продолжают сидеть? - Так что не надо говорить, мол, что-то там тебе неизвестно, ты все про меня знаешь. - Его несколько лет назад чуть было не посадили за убийство, или тот факт, что следствие лишилось главного свидетеля, и ее тоже заставил поверить, что муж к этому причастен не был? Она могла, конечно, предположить, что он сам никого не убивал, а только присутствовал или отдавал приказы, но по сути, что это меняло? Для такой моралистки, какой Джулс старалась казаться, ничего. - Или мне и о подобных эпизодах, как сегодняшний, тебе по вечерам за ужином рассказывать? - Как прошел день? Отлично дорогая, сегодня мы пристрелили, наконец, того парня! Театр абсурда. Она этого хотела? Фрэнк усмехнулся и покачал головой, представляя сцену в воображении. Наверно у Монтанелли ужины именно так и проходили (раньше), но вот Фрэнк такого не хотел. Дома ему нужно было отключаться от всего того, что происходило с ним на улицах, от всех этих разборок, убийств, он не хотел думать об этом круглосуточно, это было чревато для психического здоровья. – Ну, давай, что тебе рассказать? – Ему очень хотелось перечислить ей всех, кого он когда-либо убил – Фрэнк всех их хорошо помнил. А еще тех, кого убивали по его приказам. Или может начать еще перечислять, как он деньги зарабатывал? Кто ему платит на улицах? Джулс уверена, что у нее хватит смелости все это выслушать? – Спрашивай, - повторил на удивление спокойным тоном.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-21 17:27:38)

+1

11

Джульетт слушала и молчала, вспоминая женщин, которые были замужем за друзьями/приятелями/коллегами Фрэнка. Все они не могли жить в полном неведении, но та информация, которая подается, не стоит наравне с убийством в режиме онлайн. Жить и понимать, что твой супруг - незаконопослушный гражданин - одно, а столкнуться нос к ному со смертью от его рук - совершенно другое.
Даже не глядя, она понимала, что он будет повторять одни и те же фразы. Опять же, отфильтрованные и поданные, как можно более безобидно и успокаивающе. По смыслу, не ей судить его.. С другой же стороны, кому еще? Властям? Им еще не удалось добраться до Фрэнка, пока все тихо и без перемен. К тому же, однажды он уже побывал за решеткой, вряд ли снова стремится. А как же их связь? Кто еще, как не она, скажет ему честно и в лоб? Его мать? Слава небесам, та наконец-то живет для себя и уже слишком стара для подобных переживаний. Наверно, Фрэнк прав, Джульетт выросла в окружении, где всех заботило одно: легкие деньги. Именно поэтому ее сложно напугать воровством, грубой силой или невежеством. Увидеть убийство - видела впервые.
Странно, но случай многолетней давности с судом как-то не вспомнился. Может потому, что Джулс не держит подолгу в голове что-то такое? В обратном случае, они бы в самом деле развелись очень давно. Они еще вместе потому, что она тоже умеет подстраиваться. Забавно, скажи это Фрэнку, он бы опять вспомнил о деньгах, доме, о ее счастливой жизни.. Плевать, что страшно жить, страшно за детей (или не он ли вывозил семью из города? Спрашивается, зачем? Чтобы в гости "хорошие" люди не нагрянули?), страшно за самого Фрэнка, который уже привык так жить. Сегодня он убил двоих, а если завтра придут с ответными действиями к нему, к его семье? Они же так решают вопросы.
Разрываясь от неопределенности, Джулс ощущала болезненную пустоту. Ей невероятно сильно хотелось потребовать рассказа, даже тот же список предыдущих жертв. Но одновременно с этим она готова была заткнуть уши, лишь бы не услышать ни единого слова, имени. Умеющая поставить супруга в тупик, Джульетт сама в нем и оказалась, не сумев найти достойный словесный отпор. Она даже не хотела пристыдить его, потому что в первую очередь стыдно станет ей.
- Выйди из машины, пожалуйста, - ровным тоном произнесла брюнетка, зачем-то заглянув в зеркало заднего вида.
К черту, не надо ничего рассказывать. Привык так жить - пусть живет. Она тоже ко многому привыкла и продолжает, как видно, привыкать. Казалось, впереди еще ни раз придется. Да и ей сейчас надо думать не только о сыне и дочке, а еще и о своем положении. Как же хорошо, что Алессия живет в кампусе. Быстрее бы и Джуниора отправить куда-нибудь. Как можно дальше.

Отредактировано Juliette Altieri (2014-10-25 02:42:07)

+1

12

Фрэнк знал, что Джульетт не рискнет узнать еще большую, чем узнала сегодня, правду о своем супруге, а иначе и не предлагал бы ей такое; он сам не готов был делиться подобными деталями своей биографии, не то что бы даже не доверяя ей, а просто не желая делать из жены соучастницу, и наверняка бы ушел от ответа, если бы вдруг она осмелилась принять его предложение. Хорошо, что она и сама понимала - лучше ей не знать. Хватит в их семье одного человека, который вечно просыпается по ночам, увидев во сне пришедшего ему отомстить покойника. Да и не только покойника... Каким бы смелым и крутым он со стороны не казался, страхов у Фрэнка было предостаточно. Он и не помнил дня, когда ему нечего было бояться: потерять деньги, попасть за решетку или же вовсе умереть. Пожелать такого же супруге мужчина не мог и поэтому всячески старался ее оградить от того, чем занимался. В последнее время все, впрочем, шло наперекосяк. А сегодня выстроенная им «баррикада», которая итак уже давно трещала по швам,  и вовсе развалилась, открыв взору беременной супруги, пожалуй, самую из неприглядных сторон его «бизнеса».
Как итог разговаривать Джульетт с ним не хотела. И заставить ее было сложно. На просьбу покинуть машину, Фрэнк потянул дверную ручку на себя. Он не представлял, что ему делать в этой ситуации, но точно знал, что жену все равно не отпустит. Ей придется смириться с увиденным, постараться выбросить это из головы, или, если не сможет, будет как-то с этим жить. Это были чужие незнакомые ей люди - Фрэнк уже говорил - и она это переживет. Должна пережить. Деваться ей все равно было некуда.
- Пошли в дом, - вышел по ее просьбе из машины, но не спеша захлопывать за собой дверь и оставлять любимую женщину одной в таком состоянии, наклонился, заглянув внутрь салона, и предложил тоже покинуть свое убежище. - Тебе кофе сварить? - возможно просьба казалась странной и неожиданной, учитывая обстоятельства и душевное состояние обоих супругов - Фрэнк ведь также места себе не находил - но это могло их как-то отвлечь. Им двоим, что бы ни случилось, нужно продолжать жить дальше, ради их детей и ради будущего ребенка, которого Джульетт носила сейчас под сердцем. - С мороженым. У нас мороженое осталось? Я пойду, сделаю. - Хлопнул два раза ладонью по крыше и, закрыв дверь автомобиля, отправился на кухню варить кофе, как и обещал.
Рано или поздно она все равно выйдет. Не сможет сидеть там вечно. Ей просто нужно время чтобы переварить информацию. Самой.

+1

13

Она понимала, что он хочет все уладить. Сделать вид, что если что-то и случилось, то они обязательно переживут, разве мало проблем остались в прошлом таким образом? Безусловно, невозможно забыть что-либо раз и навсегда, но смириться - вполне. К тому же, в моменты их ссор Джульетт часто видела в глазах супруга вселенскую усталость и умом понимала, что все ее претензии - лишь дополнительный груз на его плечи. Возможно, Альтиери признавал, что зачастую она не скандалит на пустом месте, но вряд ли эта мысль делала его счастливее. Скорее всего, ощущал утомление и недовольство. Есть ли у него кто-то, кому он может пожаловаться на жену? Наверняка есть.
Джули попросила выйти из машины, с целью завести мотор, открыть гараж и уехать. Она сидела здесь, потому что сын бы не стал самостоятельно искать ее, а Фрэнк на тот момент еще не вернулся домой. Желание побыть в одиночество никуда не улетучилось, поэтому итальянка отрицательно качнула головой, услышав предложение пойти в дом. Еще больше удивила его заботливость. Не то, чтобы Фрэнк обычно был груб с ней, но он явно старался обойти все существующие острые углы. Наверно, она могла сказать сейчас все, что в голову взбредет и он бы согласился.
- Не хочу. Я не хочу ничего, - спешно произнесла брюнетка, понимая, что супруг уже покинул гараж и не услышит ее. Вздохнув, Джульетт покачала головой, рассматривая свое отражение в зеркале. Какой-то бесконечный тупик, которому нет конца и края. Она же могла уехать! Вот прямо сейчас взять и уехать куда-нибудь, покататься по городу, подумать. Но отчего-то вспомнила, как Фрэнк заявил, что они с Джуниором успели поволноваться, пока искали ее. Знает же, на что давить. Джулс никогда не была эгоисткой, она умела думать не только о себе. Франческо же, в свою очередь, являлся другим человеком, жаждущим получить все самое лучшее. Что ж, он всегда умел урвать себе самый сочный кусок, этого у него не отнять. Не будь он таким, не было бы всего этого.
Выбравшись из автомобиля, поплелась в гостиную, ощущая смертельную усталость. Обнаружив смотрящего телевизор мужа, Джульетт повела плечом, игнорируя его взгляд и поднимаясь на второй этаж. Остановившись в проеме спальной комнаты, она печально нахмурилась, совершенно не понимая, что делать дальше. Может, уехать куда-нибудь ненадолго? Взять Сильвану за кампанию и абстрагироваться от внешних раздражителей. Нет, видеть Фиоре тоже не особо хотелось. Самостоятельно ей вряд ли удастся покинуть Сакраменто. Ну, если сделать это без предупреждения - цель будет достигнута, но не сказать детям она не сможет. А они все равно все расскажут отцу.
Скинув туфли, Джульетт подтянула платье по бедрам повыше и упала спиной на кровать, тяжело выдыхая. В жизни было столько неприятных ситуаций, для которых она находила то или иное решение, а в данном случае, решение, как таковое, напрочь отсутствовало. Ну что опять? Радикальные меры? Ей богу, как очередное наказание для Франческо. Но за такое не наказывают разводами. Ей бы уйти и больше не видеть его никогда, но это невозможно. Джульетт чувствовала на себе толику ответственности за увиденное. Она ведь любит Фрэнка, живет с ним много лет, они воспитывают детей. По факту, они - единое целое. И если он творит такое, она тоже в ответе. Но стоит ли это того?..
- Может, посплю в комнате Алессии, - отвлеченно сказала Джулс, краем глаза увидев вошедшего в спальню мужа. Подумав, что нервы пока не сдали окончательно, она заподозрила, что они у нее в самом деле железные. - Так будет лучше. - Потянув уголок подушки на себя, она приподнялась и села на край кровати, стараясь нормально соображать, дабы совершить парочку последующих действий.

+1

14

Чашка с кофе стояла на столике, и Джулс, пройдя мимо, даже не посмотрела в ее сторону, и в сторону мужа, это, впрочем, не удивляло, тоже старалась не смотреть. Игнорируя его, она стала подниматься вверх по лестнице. Вот что он мог сделать? И прощение ведь даже не попросишь - не за что. Просто оставить  в покое? Запрокинув в бессилии голову, он уставился взглядом в потолок. Атмосфера в доме была такая, словно они хоронили кого-то, и не двух абсолютно чужих им людей, а кого-то из близких. Нет, ну, сколько можно? Резким рывком он поднялся с дивана, взял чашку с кофе и, дойдя до раковины, выплеснул приготовленный им глясе, раз уж пить его Джульетт не собиралась. Может, это ему следовало сесть в машину и уехать из дома, раз уж находиться с ним рядом жена не могла? Поехать к Линн или же просто в бар, где почти всегда был кто-нибудь из его друзей, и накачаться алкоголем. Проблем это не решит, конечно, и пожаловаться на жену он вряд ли сможет - причина их ссоры не была из числа тех, о которых можно распространяться - но хотя бы позволит отвлечься.  Впрочем, были у него и опасения, что таким образом заставит их с Джульетт еще больше отдалиться друг от друга. Выключив воду в раковине, Фрэнк поднялся на второй этаж и, заглянув в их спальню, увидел лежавшую на кровати Джулс. Так буде лучше? Мужчина сомневался в этом, но в ответ на предложение спать отдельно, лишь пожал плечами.
- Вы там помирились уже? - раздался сперва стук в дверь, а потом и голос Джуниора со стороны коридора. - Мы завтра в кино идем, мне деньги нужны. – Разумеется, это для него было важнее, чем очередная ссора родителей. Они ведь живы и здоровы были, а значит можно немного отвлечь их чужими проблемами, у пятнадцатилетнего подростка они  несоизмеримо сложнее - не на что сводить подружку в кино. И отвязаться от него проще было, все же дав этих денег.
- И это все? - посмотрел на протянутые ему пятьдесят баксов так, будто бы они только нищему на подаяние годились. - Мы же в Макдональдс еще поесть зайдем.
- Вымогатель, - отслюнявил еще один полтинник, лишь бы их оставили в покое. - Иди спать, поздно уже.
Он закрыл за сыном дверь и подошел к Джульетт, продолжавшей сидеть в обнимку с подушкой на краю кровати. Он ей сотню раз говорил уже, что любит, и что не позволит никому причинить ни ей, ни детям вред, и уж подавно сам никогда его не причинит. За столько лет он даже руки на них ни разу не поднял, хотя среди их друзей ситуации, когда мужья били жен, редкими не были. И детей лупили, когда те провинились. Фрэнк же максимум повышал на них голос. Агрессию он предпочитал выплескивать все же в других местах и на других людях.
- Говорю тебе, выброси это из головы, - убрал волосы с ее лба и взял лицо в свои ладони. В его крупных руках оно помещалось практически полностью. - Главное, что тебе и детям ничего не грозит, я об этом всегда забочусь. - Даже то, что он заставил их в тот раз собрать чемоданы и уехать из города, говорило о том же. Фрэнк поцеловал ее в губы, сперва коротко, а затем уже настойчивее. Убрал подушку из рук и, навалившись, заставил Джулс под тяжестью своего веса обратно лечь на кровать. – Теперь ты точно знаешь, я убью любого, кто причинит вам вред, - выдыхая, произнес шепотом. Он на это способен.

+1

15

Услышав голос сына, брюнетка уже примерно представила повод, по которому он пришел. Можно подумать, его интересует, помирились ли они. Хорошо, что он вообще не представляет, какова причина напряженной обстановки. Опять же, что лучше: жить в неведении и свято верить во все, что говорит родной человек или знать отвратительную правду, но зато гордиться железным доверием?
Хотелось уточнить, что пару дней назад она давала ему деньги, хотя уже не вспомнить - на что. Хотя, пусть сами решают финансовые вопросы. Фрэнк в такие моменты отличался щедростью и снисходительностью, видимо, из-за своего частого отсутствия. Еще месяц с лишним назад Джульетт думала, что произойдет чудо и он будет чаще проводить с ней время из-за новости о беременности. Тогда они помирились, но ничего не изменилось. Ну, хотя бы отношения у них складывались хорошо. До сегодняшнего дня, конечно.
Промолчав на равнодушное пожелание спокойной ночи от сына, итальянка коротко выдохнула, сохраняя внешнюю нейтральность. Поплакать - поплакала, больше совершенно не хотелось. Только вот, умел же он создать непростую ситуацию! Если оружие Джулс - слова, то Фрэнк умел сделать что-нибудь такое, что ставило в тупик. То разорется, что он - уважаемый андербосс Торрели, то убьет человека, то создает тактильный контакт, который был сейчас совсем ни к месту. В конце-концов, Джульетт не хотела снова верить во все его слова. Может, для него это станет шокирующей неожиданностью, но она совсем не из тех людей, которые "обманываться рады".
- Выбросить из головы? Серьезно? - Тут даже без комментариев. Такое можно выбросить из головы только под амнезией.  - Не сомневаюсь, - добавила, немного подумав. Тут сложно не представить, что будет, если семье Альтиери будет грозить опасность. И она на самом деле знала, что он никогда не даст в обиду своих детей. Эта уверенность, безусловно, грела сердце и, что странно, отвлекала от самой сути случившегося.
- Фрэнк, - недовольно выдохнула, когда мужчина на нее навалился. Вот всегда он так делает. - Прекрати, нет, - попытавшись увернуться от второго поцелуя, Джульетт наконец-то посмотрела ему в глаза и помолчала несколько секунд. - Я и так это знала. Но.. Наверное, не в буквальном смысле. - Во всяком случае, где-то очень близко к таковому. - Не хочу с тобой разговаривать, - с вызовом в голосе заявила брюнетка, надавив ладонями на плечи мужа. Ну а как с ним разговаривать? О чем? Даже у нее закончились слова. Хотя, вряд ли Фрэнк собирался вести долгие беседы, судя по всему.

+1

16

И долго она сможет его игнорировать? Живя под одной крышей, точно нет. Он ей просто не даст такой возможности, постоянно находясь возле нее, просыпаясь с ней рядом и засыпая; вот и сейчас не давал уйти в комнату Алессии, где та планировала спрятаться, чтобы побыть в одиночестве. Фрэнк не поддался на попытку вырваться из-под него и ухмыльнулся в ответ на заявление, не считая, что у Джулс достаточно будет силенок, чтобы отбиться от него:
- Не разговаривай, - пожал плечами. Он взял ее руки за запястья и, чтобы не пихалась, отвел их ей за голову, после чего вновь припал к губам. Фрэнк и в самом деле не хотел больше никаких бесед, сейчас у него было другого рода желание, вызванное стрессом, убийством, их ссорой. Да и Джульетт он, полагал, секс не помешает. Насиловать собственную жену Альтиери вовсе не собирался - одна только мысль об этом была ему противна - он скорее дразнил ее, нежели пытался взять силой, и та ведь тоже подразнивала, отпихивая его не с такой решимостью с какой могла бы, и тем самым только еще больше заводила. – Ну, хватит, сын ведь услышит, - попытался оборвать ее попытки создать видимость сопротивления. Фрэнк отпустил запястья жены, видя, что ей больно, перевернул на живот, чтобы меньше ерзала, и начал задирать платье.
Ее пяти или шести (женщинам обычно виднее) недельная беременность его нисколько сейчас не смущала, он просто не думал о ней, пока живот у супруги отсутствовал, и соответственно от секса не отказывался, не чувствуя никакого психологического дискомфорта, который неизменно появится у него позже. Мужчина положил ладони на ягодицы супруги и затем, взявшись за резинки трусиков, потянул их вниз.
Снимать стресс при помощи секса, делом для него было, в общем-то, привычным, и хоть в эти моменты Фрэнк становился заметно грубее и настойчивее, контролировать он себя, тем не менее, не переставал, чтобы не сделать жене больно и уж тем более физический вред ей не нанести. Все-таки она не шлюхой была, в которую можно было «разрядиться» не задумываясь о ее ощущениях. Он опустил свою голову ей на плечо, отодвинул пальцами бретельку и поцеловал, чувствуя губами ее нежную бархатистую кожу и вдыхая ставший столь родным запах.
Теперь-то выбросила их из головы? Фрэнк старался, чтобы выбросила, резкими толчками двигаясь внутри Джульетт, как будто секса у него не было уже больше полугода. Ему самому до Вицци не было сейчас никакого дела, как не думал и о том, что жена стала свидетелем их убийства или же, что разговаривать с ним отказалась. Устраивать супруге амнезию Фрэнк считал вовсе не обязательным и прописал ей другую «терапию», которой сам пользовался много лет, когда хотел отвлечься, перестать о чем-то думать. Пускай решение и временное, но лучше все равно не придумаешь, постепенно воспоминания все равно притрутся, надо было лишь на первых парах отвлечь свой мозг, чтобы стало легче.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-31 22:16:28)

+1

17

Сегодняшний вечер не должен был закончиться вот так. Итальянка целый день пребывала в приподнятом настроении, и после своих дел хотела только одного - увидеть любимого мужчину. Подбирая наряд для ужина, она специально выбрала нечто тугое и обтягивающее. Даже при другом раскладе они могли оказаться в постели, но не наполненные отрицательными эмоциями.
Джульетт могла с легкостью отпихнуть мужа, злостно накричать на него и упрямо совершить то, о чем заранее предупредила - уйти спать в другую комнату. Фрэнк бы расстроился, ничего не смог поделать, а она еще долго не могла заснуть, прокручивая в голове увиденное. Не то, чтобы подобное часто происходило между ними, но в одном Альтиери был прав: ей нужно это. У секса существует масса настроений, одно из них порой служит настоящим успокоительным. Иногда остро необходимо быстро выпустить из себя сгусток негатива, освободиться от навалившегося морального груза. В такие моменты Джульетт отлично понимала, что такое животный инстинкт, когда на первый план выходит удовлетворение потребностей, а не желание получить удовольствие и доставить его партнеру.
Фрэнк действовал более, чем решительно, в самом деле не собираясь вести долгие переговоры. И Джульетт, как ни странно, ощутила какое-то немыслимое облегчение, будто они оба точно знали, чего хотят, и их намерения совпали на сто процентов. Все-таки, то, что сейчас происходило между ними, отличалось от страсти и нетерпения. Нет, это было другое, чему еще не придумали точного названия.
Расслабляться брюнетка не собиралась, напротив - присутствовало какое-то напряжение, тем не менее, не доставляющее дискомфорт. Она желала поскорее снять его, поэтому даже толком не обратила внимание на поцелуй мужчины, сжав в ладонях ткань покрывала. Чем скорее нарастал темп, тем сильнее билось сердце, да так, что Джулс сумела за считанное время позабыть, где они сейчас находятся и что вообще произошло. Если Фрэнк добивался именно этого - у него все получилось. Прикрыв глаза, она в какой-то момент забыла также о сыне, подавшись накалу и издавая громкие прерывистые стоны. Осознание вернулось, когда Джулс почувствовала руку мужа на лице и резко открыла глаза.
Обычно удовольствие хочется растянуть, но это далеко не тот случай. Разрядка не длится долго, здесь не идет погоня за мучительными ласками и прочими приятными атрибутами. Стоило мужчине сползти рядом на кровать, как свежие воспоминания мгновенно вернулись. Джулс даже не понимала до конца, что именно она чувствует по отношению к нему, его поступку. Ругаться и ссориться совершенно не хотелось - не тот случай, а обижаться тем более - это немыслимо и глупо. Наверное, ей действительно не хотелось с ним говорить, вообще.
Перевернувшись, она протяжно выдохнула, все еще тяжело дыша и встала с кровати, подхватив нижнее белье. Глянув мельком на распластавшегося Фрэнка, приспустила узкое платье ниже бедер, покидая спальню и характерно захлопнув за собой дверь. Стало ли легче? Определенно. А спать все равно придется в другой комнате. Ничего, завтра будет новый день - он покажет, что изменилось, а что нет.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Being a monster