vkontakte | instagram | links | faces | vacancies | faq | rules
Сейчас в игре 2017 год, январь. средняя температура: днём +12; ночью +8. месяц в игре равен месяцу в реальном времени.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Поддержать форум на Forum-top.ru
Lola
[399-264-515]
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenneth
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Jax
[416-656-989]
Быть взрослым и вести себя по-взрослому - две разные вещи. Я не могу себя считать ещё взрослой. Я не прошла все те взрослые штуки, с которыми сталкиваются... Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На краю


На краю

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники: Addison Hudson, Livia Andreoli
Место: угол шестнадцатой и пятой
Погодные условия:  поздний вечер.
Дата: 19.10.2014
О флештайме:
А что ей еще остается делать? Убедиться, что Шарлотта крепко спит, и пойти работать. Потеряв место в гостинице Ливии, Эдди совсем отчаялась, и решила все-таки воспользоваться "советом" бывшей работодательницы.

0

2

С последней встречи с Рыжей прошло пара дней - срок слишком короткий, чтобы забыть столь неприятный эпизод. А Ливии, вопреки мнению многих, и правда не доставляло никакого удовольствия доводить людей до слез. Она могла ей помочь, могла дать денег, могла оставить на работе... могла. Но сделав это, она бы дала другим право думать, что жалостью на нее можно надавить, а проявлять свою слабину Ливия не желала. Девчонка ушла из ее кабинета в никуда, и теперь уже они вряд ли бы пересеклись, если бы старушка судьба не любила шутить.
Андреоли обожала ездить на скорости и могла бы составить целую коллекцию из штрафов. Благо ее красная BMW и полупустые ночные трассы позволяли так шалить. В эту ночь она как всегда возвращалась из Парадиза, и проезжая угол пятой и шестнадцатой, заметила ярко рыжее пятно. Она притормозила за светофором и посмотрела в зеркало заднего вида. Улицы здесь были неприглядные, далеко от центра, заполненные шпаной, наркоманами и черными выходцами из гетто. Словом, отличный такой райончик для дешевых проституток. И одна из них стояла сейчас на перекрестке, ловя клиентов. Бизнес шел пока видимо не слишком успешно.
Сдвинув брови к носу, Ливия присмотрелась внимательнее и даже обернулась, выглянув из окна. Да, сомнений быть не могло. Рыжая на дороге была той самой девчонкой, которую пару дней назад она выгнала из Парадиза.
- Обалдеть, - покачала головой Андреоли, уставившись на руль. Ей понадобилось пару минут, чтобы поразмыслить, а надо ли ей вообще в это лезть? Она что, Мать Тереза?
С визгом мотора она резко сдала назад и, достигнув девчонки, затормозила. В конце концов, она отчасти была виновата в том, что видела.
- Эй, - Лив приспустила окно со стороны пассажира и попыталась выглянуть, чтобы подозвать девушку. - Привет, - это было сказано не слишком радушно, точнее сказать совсем не радушно, а больше раздраженно. Словно коп, который поймал проститутку на том же пятачке, с которого минуту назад прогнал. - Ты что тут делаешь?

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-20 22:46:13)

+1

3

Проблемой номер один было то, что ей пришлось оставить Шарлотту одну дома. Ее малышке даже трех нет, она слишком маленькая, и может испугаться, если что-то пойдет не так, но Эдди попыталась предугадать все, что только может случиться; она не только оставила свет включенным везде на втором этаже, но и в кои-то веки, положила девочку спать в памперсах и оставила возле ее кроватки и стакан сока, и печенье; на случай, если малышка все же проснется, и решит найти маму то ее собственной спальне были включены мультфильмы. Это, по ее плану, могло привлечь внимание малышки и занять ее на какое-то, пусть и незначительное, время.  Но вдруг дома случится пожар? Или придут грабители?
Второй проблемой было то, что на улице стало значительно, значительно холодней. В своем платьице, Эдди уже успела продрогнуть до самых костей, и сейчас она была уверенна, что наверняка простудиться. Но свитер, который она захватила с собой, выглядел как-то совсем нелепо, и едва ли подходил представительнице такой профессии.
Третьей – и главной – проблемой стало полнейшее нежелание мужчин ее купить. Возле нее останавливались дважды – и каждый раз отказывались, стоило им только повнимательней рассмотреть ее лицо. Вот незадача-то! Что ей теперь-то делать? Эдди не думала, что такое возможно, ведь главное, что у нее между ног все то же, да и фигура неплохая…
Может, все дело в страхе, которым она буквально воняла.
За светофором с визгом тормозит роскошный красный БМВ, который затем задним ходом сдает к ней и останавливается напротив. На секунду, сердце у Эдди замирает от радостного предчувствия, а потом она видит мисс Андреоли. Черт бы ее побрал – из-за этой суки, рыжик потеряла половину своего заработка; если выплачивать ежемесячно девятьсот долларов из дохода в неполные три со скрипом и ограничивая себя во всем, но возможно, то делать это, когда ты получаешь всего полутора тысяч уже невозможно.
-Вы не маленькая, Ливия. И без меня знаете, что я тут делаю. – это ведь Ливия сказала, что она может идти на улицу, если ей хочется денег: - А теперь, пожалуйста, отъезжайте. Вы клиентов отпугиваете. – она чувствовала некоторое странное удовлетворение из-за того, что ей не нужно больше лебезить перед этой женщиной, особенно от того, что назвала ее по имени.

+1

4

Ух ты, как мы заговорили! Скоро и на ты перейдет. А может и на оскорбления. Надо же, стоит только стереть дистанцию начальника и подчиненного, как у человека просыпается смелость. Конечно, держаться девочке теперь было не за что - работу Ливия у нее отобрала, да и вообще разговаривала с ней не слишком любезно, с чего бы и девочке быть милой? Резонно.
Да, конечно, она понимала, что рыжая воспользовалась ее "добрым" советом и пошла торговать собой на дороге. В общем-то это несколько удивило Ливию. На улицу шли совсем уж от отчаяния. Это в Парадизе тепло и шикарно, мягкие кровати, хорошая выпивка и богатые клиенты. На трассе же рыжую ждали озабоченные подростки, с трудом накопившие на развлечение, безденежные извращенцы, алкоголики, наркоманы и прочая уличная шпана. Девочка наверняка уже успела всё подметить, если это было не первое ее дежурство. Значит ей и правда очень были нужны деньги, причем срочно. Только тут она если что и заработает, то какому-нибудь местному сутенеру, да или просто грабителю не составит труда всё у нее отобрать.
- Садись, - буркнула Ливия и толкнула дверь. - Садись, кому говорю! - на улице было прохладно, и рыжая в своем коротеньком платьице явно замерзала. На красный BMW уже начали оборачиваться нигеры из местного гетто - еще не хватало встрять в неприятности. У нее в бардачке конечно был пистолет, но совсем не хотелось бы пускать его в ход. Только приводов в полицию по таким пустякам не хватало! Видя, что девчонка артачится - что гордость не позволяет? - Ливия нетерпеливо подкатывает глаза к небу. - Я тебя снимаю. Идет? Сколько ты там берешь?
Где-то в глубине души кольнуло - все-таки Лив была частично виновата в том, что видела. Пожалуй выгонять ее из Парадиза было лишним. Девица похоже не играла, когда жаловалась на то, что ей нужны деньги. И судя по ее поведению, стоять на улице она не привыкла, а значит занималась этим в первый раз. Отчаянный шаг, на который толкнуло ее безденежье и еще бог знает какие неприятности.

+1

5

Ливия - не та женщина, которой стоит грубить, даже когда она лишена прямых рычагов влияния на тебя; в конце концов, Эдди все еще помнит, как та угрожала даже не ей, а малышке Чарли - что же помешает ей привести эту угрозу в жизнь? Нет, Ливия определенно нехороший человек, но все-таки, Эдди тоже не так уж часто давалась возможность поерепениться и хоть немного, но отомстить за то униженное положение, в котором она существовала. Не то, что бы рыжая винила Ливию и подобных ей в том, что всю сознательную жизнь колупалась в дерьме, но все-таки... Все-таки она видела, что кое-кто ведет совсем другую жизнь, сытую, красивую, шикарную, и испытывала по этому поводу вполне естественное женское чувство, банальную зависть. Она ведь только этими чертовым шрамами хуже!
Но - мир жесток, это Эдди точно знала. Так что Ливия в этой роскошной красной машине, и Эдди, предлагающая себя на обочине - черт, да у нее же кроме Дерека и не было никого (давайте не будет копаться в крайне болезненном прошлом и вспоминать события ее ну совсем уж нелицеприятной юности, а посчитает лишь тех, с кем была она сама, без принуждения) - это вполне справедливо. Одна из них - высший класс, чемпионский разряд, а вторая даже до низшей лиги не дотягивает, даже в собственных глазах.
Но и плакаться Эдди не собирается. То проявление слабости в кабинете бывшей уже начальницы ничего не изменило - слезы никогда ничего не меняют; вот и дальше рыдать бессмысленно. Нужны деньги, так иди и зарабатывай, и без разницы, каким путем.
-Две сотни. - она опускается на сиденье, которое неким волшебным образом оказывается будто бы созданным специально для нее (вот что значит - дорогая машина!), и торопливо добавляет, словно цена может показаться Ливии слишком высокой: - это за ночь. В час - полсотни. - вы правильно поняли; она даже не удосужилась провести исследования рынка и узнать расценки. Узнай ее новые товарки, как отчаянно Эдди демпингует их услуги, быстро бы ей волосы повыдирали.
-Что вы от меня хотите? - только закрыв за собой дверь, она понимает, как замерзла, но отчаянно старается не стучать зубами. Она боится выглядеть совсем уж жалкой.

+1

6

На две сотни Ливия никак не отреагировала. Честно говоря, она не знала, сколько берут за свои услуги такие вот уличные шлюхи. Девочки в Парадизе имели совсем другие расценки, да и само заведение окупалось больше засчет дорогой выпивки, на которую клиентов умело разводили ее красотки, поэтому сумма, которую назвала ей рыжая, не вызвала недоумения. Для Ливии это была мелочь. Две сотни она может спустить за час в каком-нибудь баре, не говоря уже об ужине в хорошем ресторане. Между ней и этой девочкой была пропасть. Даже когда Ливия вышла из тюрьмы, она была в лучшем положении, чем сидящая рядом с ней рыжая. За Ливией стояли большие шишки, которые были обязаны ей тем, что она не сдала их копам. А могла бы. Могла бы выдать всех до единого. Ее покойный муж, считая, что у его жены нет мозгов, не шибко заботился о конспирации, поэтому Ливия успела выучить всех его подручных и тех, кто стоял над ним. Клан Торелли был в ее руках, и она могла бы пойти на сделку с ФБР, но выбрала Семью. Выстояла не один допрос и не одну якобы случайную стычку с заключенными. Так что, Ливии тоже было что припоминать судьбе. Но выйдя из-за решетки, она знала, что ей есть куда идти. Семья дала ей бизнес и защиту. И только благодаря этому, она сейчас сидела в этой шикарной тачке и позволяла себе смотреть на всех сверху вниз.
- Пристегнись, - скомандовала она, не преминув усмехнуться на поправку рыжей насчет получаса. Девчонка пыталась казаться уверенной и вела себя так, будто садилась в такие машины, как эта, чуть ли не каждый день. Но Ливия была готова биться об заклад, что девчонка впервые побывала в таком дорогом салоне. Это могло бы вызвать ее улыбку, но Ливия сдержалась, решив не обижать ее больше прежнего.
Она уже собиралась ответить на заданный вопрос, но внезапно ей в окно что-то ударило. Обернувшись, она испуганно замерла. Какой-то черный наставлял на нее пушку через стекло. Ливия машинально вдавила на газ, и над головой тут же пролетела пуля, пробившая стекло. Еще бы миллиметр, и она бы оказалась в ее голове. Она повернулась проверить, цела ли ее соседка. Цела.
- Вот дерьмо! - выругалась она, газуя, но тут же затормозила от неожиданности, когда прямо перед ней выпрыгнул еще один нигер с пистолетом. Местное гетто. Только не это. Что за срань... Она хотела снова нажать на газ, но было поздно - этот ублюдок целился ей прямо в голову, и если бы она стартанула, пуля бы на сей раз мимо не пролетела.
- Вышли из машины! - крикнул он. - Живо, сука! - вскоре появился и третий, который открыл дверь со стороны Рыжей и грубо вытянул ее на улицу. Ливия покосилась на свой бардачок, вспомнив о припрятанном пистолете, но давайте смотреть правде в глаза - она даже с пулеметом ничего бы не сделала против трех держащих ее на мушке мужиков. Помедлив, она осторожно вылезла из машины, глазами обыскивая улицу. Как назло - никого. Пара скучающих прохожих, услышав выстрел, моментально скрылись. Просто обалдеть! Встрять в такую задницу из-за какой-то девки, которой хочется заниматься проституцией! Ливия и правда рехнулась. Не хватало только, чтобы ее еще сейчас и изнасиловали - вот уж Фрэнк над ней обхохочется, ему и подсылать никого не пришлось...
Она встретилась взглядом с Рыжей. Рыжая... Точно, она ведь даже не знает, как ее зовут! Ничего вообще о ней не знает, но полезла вытаскивать из болота бегемота. Дура! Набитая дура! Больше никогда в жизни! Чтобы еще раз поиграть в Мать Терезу? Ни за что! Возвращаемся к холодным эгоистичным стервам. И кто там еще говорит: делай добро, и добро к тебе вернется? Она ведь хотела помочь этой рыжей, дать ей денег, отвезти домой и вправить мозги. Может даже работу ей какую-нибудь предложить. А теперь как бы вообще живой остаться во всей этой заварушке! Хотелось надеяться, что этих ублюдков заботит только ее дорогущая тачка.
- Эй, Митч, - крикнул один другому, - поищи у них побрякушки и мобилы! - Они поделились. Один - тот, что наставлял на нее пушку первым - сел в салон, явно любуясь своей наградой - да, надо было признать, что с красной малышкой придется попрощаться. Остальные два стали обыскивать Ливию и Рыжую. У Андреоли выгребли мелочь из кармана брюк и сорвали золотую цепочку - это все, что было у нее. Боковым зрением она заметила, как тот первый, рыскает в ее сумочке, забирая оттуда ее сотовый, кошелек и документы. Она могла бы пожалеть это все, если бы в данную минуту ее мысли не занимала собственная жизнь, которая представляла куда бОльшую ценность, чем все золото мира. Пушки по-прежнему были наставлены на их головы. Обыск казалось тянулся вечно, хотя на самом деле парни профессионально проворачивали все за секунды.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-21 23:02:57)

+1

7

Пожалуй, то единственное, что еще держит Эдди на плаву, так это точное осознание всего одного факта: как бы плохо ей ни было, как бы одиноко, больно, страшно не бывало, все все-равно может стать хуже. Это как американские горки, вся ее гребанная жизнь: ты чуточку поднялся наверх – а потом будет бездна, и ты будешь падать, и лишь в очень счастливом случае, ты не разобьешься насмерть. И за каждую удачу, за каждый незначительный кусочек счастья, придется расплачиваться рано или поздно. Вот отремонтировала она чуть-чуть дом, привела его в порядок (но все равно, нужно заменить трубы на втором этаже, заменить сантехнику в двух ванных, и по возможности купить новую технику на кухню), а все оказалось пустым, и на ее шее повисла непосильная финансовая кабала.
Но стоит признать, что расплата в виде ограбления (господи, да эта бл*дская пуля, пролетала, как ей показалось, всего в миллиметре от кончика носа) за то, что она всего лишь села в красивую машину и попробовала погреться – это все-таки слишком сильно. Это слишком, даже для такой неудачницы, как Эдди, но все, что ей остается – терпеть.
Терпеть, терпеть, терпеть, не дергаться, не показывать, не бояться…
Она выглядит куда как откровенней Ливии, но ее удача в том, что у нее ничего нет. Вы о чем вообще? На ней только эта бл*дское «голое» платье, в нем нет карманов, а у нее ни сумочки, ни жакета. У нее нет ничего, и единственная добыча грабителей – это дешевый медальончик.
Мамин. Он мамин. Но это доходит до нее с каким-то опозданием, к тому же – она ничего не может поделать. Что она может проделать? Рука грабителя заходит за вырез платья, опускается на грудь; сначала одну, потом вторую. Он всего лишь ищет деньги, она это знает, видимо, ему приходилось ни раз и не два обыскивать шлюх. Но дальше он запускает пальцы туда, куда деньги не засунет даже самая большая извращенка, и Эдди сдавленно всхлипывает, но продолжения не следует. Как а вообще могла вообразить, что будет работать шлюхой, что сможет сделать нечто подобное?
Хочешь, не хочешь, а будешь.
Она без работы (разумеется, Эдди разослала свое резюме и дала объявление в газеты, но с ее репутацией, не стоит надеяться на то, что она сможет найти нечто столь же выгодное, как в Парадизе), без денег – в такой ситуации, у нее просто нет выхода.
Ее отпускают, наконец-то, но ощущение этих мерзких рук не проходит. Тот нигер, что лапал ее, садится на переднее сиденье рядом с новым владельцем машины, а на заднее сиденье залазит грабитель «Ливии». Машина рвется с места с диким визгом, и Эдди несколько секунд смотрит ей вслед, пока БМВ не скрывается за поворотом.
-Знаете, я могу вас бросить здесь и уехать домой. Это было бы справедливо.
– Эдди поворачивается к Ливии. Это было бы справедливо; они друг другу чужие, они друг другу ничего не должны. Ливия не просто бросила, а буквально выпинула Эдди в тяжелой ситуации, и рыжик имеет полное моральное право поступить с ней точно так же.
-Пойдемте. Я вас отвезу.
– их спасло это чертово обтягивающее платье. Эдди спрятала ключи под бампером машины, оставив ее напротив круглосуточного МакДака, и можно было надеяться, что все более или менее в порядке.

+1

8

Ну конечно, у рыжей девицы ничего при себе не было. В отличие от Ливии брать у нее было нечего. Потрясающе. Сейчас она останется в дешевом районе без машины, телефона и копейки денег. Автостоп никогда не казался хорошей затеей, чтобы добраться домой. А девице-то как с гуся вода. Перейдет пару улиц, задерет платьице по самое не балуй и снова встанет голосовать. Сознание Ливии не покидала мысль - как можно было так встрять из-за идиотского... благородства? Или что там в ней проснулось?
Слава всему святому, ушлепков не интересовали их тела. Обыскивали их они достаточно профессионально и расчетливо - пара сальных шуточек а-ля "классные сиськи" и на этом всё. Тройка шмыгнула в ее машину и с визгом мотора удрала.
- Твою мать! - Лив в злости пнула асфальт, когда ее машина скрылась за поворотом. - Твою мать! - она схватилась за голову, стараясь успокоиться и не паниковать. Сейчас главное было раздобыть телефон и позвонить Билли. Черт, говорила же себе не отказываться от охраны! Билли... Билли был хорошим здоровенным парнем, который обеспечивал охрану ее заведению на протяжение долгого времени. А еще у него было много друзей из гетто. Может он знает этих придурков и еще сможет вернуть ей если не машину, которую, она не сомневалась, сейчас же разберут на детали, то хотя бы документы и кредитки.
Голос рыжей отвлек ее от активной мозговой деятельности. Она все еще была здесь? Даже странно.
- Валяй! Вперед! - ответила она ей, нервно заправляя выбившуюся после обыска рубашку из брюк. Велика поддержка! Чем ей легче от ее компании, интересно? - Уехать домой? Интересно, на чем? Словишь какого-нибудь дальнобойщика? - огрызнулась она. От сочувствия к рыжей не осталось и следа. Сейчас она  винила ее во всех своих неприятностях. - Стоп. - Ливия осеклась, услышав продолжение фразы.- У тебя что, есть машина? - Вот же хрень. Ливия в очередной раз пришла к выводу, что спасать девчонку было незачем. - Может у тебя еще и телефон где-нибудь припрятан? - решила не быть слишком грубой, сообразив, что девочка может оказаться полезной. И если она ее подвезет, она будет ей благодарна. Все лучше, чем ждать в какой-то местной забегаловке, когда Билли пришлет за ней водителя. Она молча последовала за рыжей и наконец удосужилась спросить ее имя. - Как тебя хоть зовут?

+1

9

Ей не надо быть такой доброй, она не должна быть такой доброй. Ливия не была к ней добра, совсем наоборот; Эдди ведь не попрошайничать к ней пришла тогда, она всего лишь попросила дать ей еще работы - совсем другого уровня, конечно, но работы. Неужели, к ним в клуб совсем не приходят какие-нибудь извращенцы? А может, ей купить красивую маску, закрывающую все лицо, или его искалеченную часть? Тогда она будет достаточно хороша, для того, чтобы раздвигаешь ноги?
Мы с вами уже знаем, что Эдди не слишком умна - иначе бы она сообразила, что может заниматься подобным (но в полной безопасности) по веб-камере, и даже в маске, где подобная загадочность была бы весьма уместна.
-Разумеется, у меня есть машина. - ау, она живет за городом, и если бы не автомобиль, то рыжик часами бы добиралась до города и по городу; а с ее профессией, предполагающей разьезды по городу, мобильность крайне необходима. Впрочем, Ливии этого знать неоткуда.
-Эддисон Хадсон. Меня зовут Эдди Хадсон. - Ливия даже имени ее не знает. Пожалуй, ее и в самом деле стоило здесь бросить, решает рыжая, доставая ключи из их "убежища".
И все-таки, этот старый форд (единственное, что осталось от Дерека,не считая, конечно, Чарли) давно уже просился на автомобильную свалку. Даже вязанные чехлы на сиденьях - не более чем облагороженная, прикрытая, аккуратненькая такая бедность. На заднем сиденье свалены игрушки и книжки с картинками, большой пушистый плед, на бардачке прикреплена фотография, под зеркалом свисает целая связка игрушек - что ж, Эдди старалась делать их с малышкой жизнь не только сносной, но и уютной.
-Садитесь, только игрушки назад уберите. - она открывает водительскую дверцу и уже изнутри машины приоткрывает дверь для Андреонели. Интересно, побрезгует, или предпочтет не оставаться в этом районе допоздна?
-Телефон лежит в бардачке. Сами достаньте. - Эдди не хочет рисковать и задерживаться здесь; если для Ливии потеря транспорта - неприятное, но не смертельное событие, для Эдди все совсем иначе.

+1

10

Эддисон. Эдди... Нормальное такое пацанячье имя. Ливия бы улыбнулась, но было как-то не до улыбок. Да и знакомство их вроде как уже давно запоздало. Неудобства же по поводу того, что рыжая помнила, как зовут Андреоли, итальянка ничуть не испытывала. И что было еще более удивительным - девчонка все еще не опустилась до "тыканья" ей, хотя Ливия ждала этого с минуты на минуту. Как-то не вышло у них вежливого общения. Рыжая теперь была куда как менее дружелюбно настроена и видимо где-то в глубине души получала удовольствие от того, что Ливия вроде как оказывалась ей должна. Может она еще извинений от нее ждала?
Они дошли до ее старого полуразвалившегося форда. Андреоли  хотела отпустить пару язвительных шуток по поводу него, но не стала. Судя по выражению лица Хадсон, она не была настроена на юмор. Поэтому, молча опустившись на вязанный чехол, Ливия просто стала оглядывать салон этой чудо машины: сзади уйма игрушек, книжек и еще какой-то подобной чехни, и все это свалено в одну кучу.
- Мамочки мои, ты что, здесь живешь? - Лив округлила глаза. Она конечно тоже хранила в машине много чего ненужного, но такого бардака у нее точно никогда не было. Только сейчас она заметила, что опустившись в кресло, прижала своим мягким местом какого-то мишку. Полюбовавшись на него с пол секунды, итальянка кинула его назад к остальным "друзьям". Как раз последовал совет поискать мобильный в бардачке, чем она и занялась. Вытащив из него старую модель телефона, Ливия быстро набрала номер, который знала на память. Таких людей, как Билли нельзя было забывать. Мужчина ответил конечно же без промедления.
- Привет, - отозвалась она, пока Эдди заводила мотор. - У меня проблемы, Билли. Мою машину угнали какие-то ублюдки. На углу пятой и шестнадцатой. Черные. Трое. Все вооружены. Сможешь вернуть если не тачку, то хотя бы документы? Они все обчистили. - Она говорила все это четко и быстро, но прелесть Билли была не только в его мышцах, но и мозгах. Объяснять по тридцать раз ему было не надо, он понимал и с первого. А сообразительность Ливия в людях очень ценила. Билли буркнул в трубку короткое "все сделаем" и отключился. Ливию успокоила его решительность, и она переключила свое внимание на фотографию, которая была прикреплена к бардачку. Милая девочка, совсем еще маленькая, может ей не было еще и двух - Ливия плохо разбиралась в детях, но помнила, что Эддисон говорила ей что-то о дочери, которую у нее могут забрать, если она не заплатит какой-то там крeдит или вроде того.
- Твоя? - спросила она, указывая на фото. - Хорошенькая. Сколько ей? - произносила она это без особого умиления, но вполне дружелюбно. Понятно, что и игрушки в машине все принадлежали этой крошке. Наверное Эдди была заботливой мамой.

+1

11

Даже удивительно, как Эдди еще держится – быть может, только из-за того обещания Ливии, что в случае чего, пострадает даже не она сама, а Чарли; кудряшка боится, что в какой-то момент на ферму могут нагрянуть убийцы, подосланные Андреоли (да-да, она верит, что кому-то может быть не пофиг на то, что делает горничная), и тогда… ну, в общем, какой бы хреновой ее жизнь не была, она у нее все-таки была. Это лучше, чем в земле гнить, как пить дать-то.
И все-таки… Ливия считает, что у Эдди нет гордости и себялюбия, да и сама Эдди считает так же (как она любит себе повторять – гордость гордостью, но у тебя не гордость, а дочь), но все-таки… это больно, ощущать себя пустым местом, ощущать себя чем-то средним между бездушным роботом и совком для грязи. Неужели, ее слова – пустой звук? Неужели, таким людям, как Ливия (под этим определением, рыжая подразумевает богатых и красивых) совсем нет дела до того, что происходит в мире вокруг? Неужели, Эдди настолько… настолько незначительна, что сам факт ее существования ничего не значит?
-Да, конечно. Прям здесь и живу. И ребенок здесь же.– если бы слова могли отравить, то Ливия определенно захлебнулась бы ядом.
От этого становилось одновременно тошно и грустно. Не то, чтобы Эдди надеялась на то, что кому-то может быть дело до нее, но все равно. Она же говорила Ливии, что деньги ей не просто так нужны, не от жадности! Она же говорила, что ей надо по закладной за дом платить, чтобы дочь не отобрали…
-Моя. Два и восемь. – Эдди ни на мгновение не верит, что женщине это на самом деле интересно, небось просто правил приличия придерживается. – Куда вас вести? Я не хочу тянуть. Мне еще на работу сегодня. – Ливия ей ни цента не заплатит, это очевидно, а наличные бы рыжей не помешали. Может, передислоцироваться куда-нибудь в район Стэнда и попробовать там постоять? Хотя, все хорошие места должны быть уже заняты.

+1

12

Честно говоря, она даже не помнила, что угрожала дочери Эдди. Это было сделано машинально. Запугивание было привычным делом в бизнесе не только для Ливии, но и для всех остальных членов мафии. Просто превентивная мера, чтобы отбить у людей всяческое желание лезть не в свое дело. Ничего личного.
Правда иногда случалось так, что угрозы людей не останавливали, и вот тогда от слов приходилось переходить к действиям. Ливия конечно не марала руки самостоятельно, но приказы "убрать" отдавала с завидным хладнокровием, потому что зачастую со своими "помехами" она не имела никакой эмоциональной связи. Да и откуда может появиться жалость к человеку, который угрожает твоему благополучию и идет на открытую войну против тебя? Тут выживает сильнейший. Либо ты, либо тебя, третьего не дано.
Эдди тут конечно ничего не угрожало. Она была откровенно слишком слаба, чтобы пойти против Ливии. Да и рыжей это было ровным счетом ни к чему. Все, что ей было нужно, это деньги. Ради них собственно и разгорелся между ними весь сыр бор.
Ответного дружелюбия не последовало, и Ливия, положив телефон обратно в бардачок, просто назвала рыжей свой адрес. Несколько минут они ехали молча. В салоне ее древнего авто было жутко неудобно и жестко, мотор назойливо дребезжал, а на каждой маломальской кочке приходилось почти что группироваться, но Андреоли решила не комментировать их чудесную поездку. Вместо этого она переключилась на размышления над возрастом дочери, который назвала ей Хадсон. Два и восемь - это довольно много, учитывая, что сама рыжая выглядела лет на девятнадцать. Во сколько же она родила? Ох уж эти неблагополучные семьи и дети от случайного секса - почему-то именно так ей виделась жизнь Хадсон. Но любопытства ради она решила уточнить свои догадки.
- А с кем остается твоя дочь? - нарушила она тишину, повернув голову к Эдди. - Отец хоть помогает? - То, что она не замужем было и так понятно, иначе никакой нормальный мужик не позволил бы ей стоять на дороге, добывая кусок хлеба. Хотя... ублюдков на свете полно. Разнится только степень кретинизма. Кто-то просто покалачивает жен, кто-то насилует, а кто-то продает их в бордели, обговаривая заранее свой процент со сделки. За те годы, что она управляет борделем, Ливия многого понавидалась, так что удивить слезливой историей ее было сложно.
- Как так случилось, что тебе срочно понадобились деньги? - решила спросить она. - Ты во что-то встряла? Кому-то задолжала?
Возможно Эдди что-то такое и рассказывала ей там, в Парадизе, когда просила ее о работе, но тогда Ливия не желала ее слушать. Она терпеть не могла попрошаек. К тому же многие склонны были изрядно приукрашивать свои истории. Здесь же она сама стала свидетельницей того, как Эдди решилась на отчаянный шаг пойти на панель. Их встреча на этой дороге была совершенно случайна, так что в Парадизе она не красовалась, и все это не было спектаклем. Рыжая действительно решила пойти в проституцию. Вообще-то мозгов у нее видимо было не слишком много, если она думала, что заработает на улице больше, чем моя посуду в каком-нибудь баре. Зато здесь напрягаться особо не надо, это да. Но Эдди все-таки была идиоткой. Проситься в Парадиз - это одно, а выйти на улицу ко всяким извращенцам - это совсем другое. Ее могли не только поиметь, но и убить в какой-нибудь подворотне. Но Хадсон вряд ли будет рада такой лекции. В любом случае Ливия не хотела начинать ее читать прежде, чем та довезет ее до дома.

+1

13

Странно, а она вообще говорила с кем-нибудь о том, что произошло тогда с Дереком? Нет, она, конечно, много раз рассказывала этим полицейским, допрашивавшим ее раз за разом, доводя до истерики, доводя до сумасшествия, что случилось тогда, а потом еще один раз на телевиденье в каком-то дешевом телешоу; ей было грязно и мерзко потом ото всего этого, и даже дышать было сложно, она сидела, сгорая от стыда из-за всех тех вещей, что говорил ведущий, и из-за того, как на нее смотрели зрители в студии, но он заплатил ей тысячу долларов за несколько часов позора; видит Бог, деньги ей были очень нужны. Она ведь донашивала Чарли, и без хотя бы минимума средств, им пришлось бы действительно туго. Но она никогда и ни с кем не говорила об этом… сама. Просто потому, что кто-то спрашивал, просто потому, что кому-то было не все равно. Подруг у Эдди не было (она почитала это за трату времени пустую и бесполезную, к тому же еще дружба – это взаимный обмен, а Эдди давать нечего), а ото всего остального мира, рыжая держится как можно дальше, каменной стеной ото всего отображается.
На глаза набегают слезы, но всего на долю секунды.
-Он сбежал, ограбив меня, а заодно подставив. Не думаю, что мне удастся стрясти с него алименты.
– голос дрожит, но это вполне можно списать на то, что они трясутся на дороге. – Она дома. Я ее уложила спать и обо всем позаботилась. С ней ничего не случится. – если только эта лицемерная сука посмеет ее упрекнуть в том, что Эдди оставила Чарли одну, то рыжая, как пить дать, выпихнет ее из машины на полном ходу. Если бы эта стерва думала о последствиях своих поступков раньше, то и малышка бы сейчас не осталась в полном одиночестве, если бы эта стерва была чуть адекватней…
Все они думают, что знают, как она должна жить, все они думают, что имеют право говорить ей. Улыбайся, Эдди, будь позитивной, Эдди, будь милашкой, Эдди, работай больше… когда ей больше-то еще работать? Пять дней в неделю по двенадцать часов – этого недостаточно? У них-то жизнь совсем другая, им-то поучать легче легкого…
Пусть пойдут к черту.
-Мне сказали, что я должна отремонтировать дом, потому что он долго заброшенным стоял, а у меня таких денег нет. Я взяла деньги в залог дома, но… все не так пошло. Мне говорили, платеж будет меньше, а потом еще оказалось, что это – сама сумма, а надо еще проценты.
– Эдди ведь и в самом деле ни в зуб ногой во всех этих документах, она подписывала, почти не вчитываясь в строчки документов; да и смысл? Даже более образованный человек бы запутался в этой жуткой терминологии, что говорить о ней. Да и какой у нее был выбор? Деньги позволили лишь на какой-то срок отложили неизбежное – Если я не буду платить по закладной, то лишусь дома, а тогда у меня заберут дочь.

+1

14

Мда, кажется, с определением "заботливая мама" Ливия поторопилась. Самое время наградить ее статусом "безмозглая". Как можно оставлять такого маленького ребенка одного?! Да, у Ливии не было детей, она вряд ли разбиралась в размерах памперсов и не отличала содержимое смесей, но у нее бы точно хватило ума не оставлять ребенка без присмотра. Выслушав короткий, но зато объемный рассказ Эдди, Ливия в очередной раз убедилась, что проблемы зачастую возникают из-за отсутствия мозгов. Как правило, девицы сами позволяют себе связаться с разными ушлёпками, а потом плачут от того, что те их бросили, подставили, ограбили, избили и так далее. Внезапно Ливия вспомнила о покойном Марчелло. Вообще-то она тоже вляпалась с ним по самые уши. Если бы много лет назад она не позволила ему себя очаровать, сейчас бы ее жизнь была совсем другой, далекой от мафиозных разборок, грязных денег и торговли женскими телами. Так что да, пожалуй у всех женщин мозг иногда отключается. Эдди тут и правда не в чем обвинять. На каждую найдется свой подонок, и наверное у любой девушки можно отыскать историю о неудачной любви. Вот и Эдди дрожащим голосом упомянула о своей. Ливия напряглась, решив, что вот-вот девчонка разрыдается, и ее снова посетит это дурацкое чувство неловкости, когда нужно кого-то утешать. Утешать Ливия не умела и не любила, тем более мало знакомого человека. Но слава богу, Эдди взяла себя в руки и продолжила изображать из себя особу, которая конечно идет на бесчисленные жертвы, чтобы самостоятельно растить ребенка.
- Понятно, - протянула Ливия неоднозначно и отвернулась к окну, а спустя минуту добавила: - Если ребенок зарегистрирован на него, ты можешь подать в суд на алименты. Хотя у него наверное и легального заработка нет, верно?
Таких историй про матерей-одиночек и нерадивых папаш было просто море. И да, давать советы всегда легко, жить по ним - вот это непростая задачка.
- И у тебя совсем нет родственников? Или друзей, который могли бы хоть чем-то помочь?.. И почему проституция? Ты думаешь, так классно, когда тебя трахает незнакомый мужик и отстегивает за это деньги? - Ливия вскинула бровями и с интересом посмотрела на рыжую, ожидая ее ответа. - Кстати, тут вообще-то тоже навыки нужны. Неопытных девиц на самом деле мало кто хочет. Мужчины приходят в бордель, чтобы снять напряжение и расслабиться, воплотить свои самые смелые фантазии в реальность, а не для того, чтобы уламывать кого-то. - Она наверное могла бы дать ей работу в Парадизе, ну чисто теоретически, но на практике ей там было не место. Ну не могла Ливия представить ее среди своих красивых девочек, которые проходили жесткий отбор. Да, у нее было хорошее тело, но совсем непривлекательное лицо и эта неуверенность в себе... нет уж, некогда было Ливии из нее Барби лепить. Предлагать ей просто деньги тоже не хотелось, в конце концов, никому не давалось ничего просто так. И Ливии деньги тоже не сыпались с небес, просто каждый зарабатывал как мог. Все, на что годилась Эдди, видимо и правда был только секс, да и это еще под вопросом. Надежда же на мозг растворилась с историей про оставленного одного дома малыша. - Слушай, а ты в эротических фильмах никогда не снималась? - смягчила она слово "порно". Да, Ливия внезапно вспомнила про новый бизнес, которому собирались дать старт Пульсоне с Фрэнком. В порнушке ведь не обязательно быть красивой - там и лицо-то не всегда показывают, все больше другие части тела мелькают... Так почему бы не убить двух зайцев сразу? Помочь и девочке заработать неплохие деньги, и свой процент с этой сделки получить. Да, она и правда подумала, что срубить лишних денег было бы весьма неплохо. Особенно если ее машина канула в небытие. - Не хочешь попробовать? Там по крайней мере ты знаешь тех людей, с которыми занимаешься сексом. - сомнительный аргумент, но все лучше, чем стоять на перекрестке, верно?

0

15

Она не смеет ее осуждать. У нее нет никакого морального права! И вообще ни на что прав нет! Это ведь из-за нее Эдди потеряла какую-никакую, но работу. А на улице платят реальные деньги, которые ей так необходимы, и чтобы ни думала Ливия – это больше, чем можно заработать горничной или посудомойкой. Рыжик получает лишь немногим больше того минимального оклада, который положен государством, и зарплата в Парадизе была приятным исключением, позволявшим ей короткое время держать себя на плаву – до этих трех недель, она не всегда дотягивала и до двух с половиной; правда, и относительно хороший заработок за грязную работу был теперь в прошлом, и даже найди она новое место, то едва ли смогла бы справиться со всеми своими финансовыми проблемами.
-Он сбежал, когда я была на девятом месяце, полиция его не нашла.
– коротко режет рыжик. – У Чарли нет отца.
Ей легко давать советы, когда самой не нужно выживать, у нее-то все хорошо. Ливия небось и не знает, какого это – голодать, как иногда холодно бывает, когда денег не хватает на мазут для отопления (а топить ту ферму-махину, это тоже очень недешево), и вообще… впрочем, она и не поймет, даже если кудряшка попытается ей объяснить. Ей все равно.
-У меня никого нет. И друзей тоже.
– О, Дерек научил ее – доверять людям, это не слишком разумная идея. Вот Эдди и избегает этого; даже когда она привозит девочку в парк в центре, поиграть где-нибудь на детской площадке, другие мамаши иногда поглядывают на нее как на прокаженную. Она краснеет, бледнеет, идет пятнами. Даже притормаживает чуть-чуть, чувствуя, как рука тянется распахнуть пассажирскую дверцу.
-Я не думаю, что это классно. Но за это платят, а мне нужны деньги, раз уж я потеряла работу. У вас все, быть может, иначе, а у меня осталось пятнадцать долларов до конца месяца и стопка счетов на полсотни. Нянька не по карману, и дома с таким раскладом не посидеть.
– она позволяет себе быть злой, опять выпустив  в голосе яд. Она зла, она ненавидит эту суку, и весь мир ненавидит – за ее презрение по отношению к Эдди, за высокомерие, за то, что она смеет чему-то учить. Она уволила Эдди, и смеет вякать так, будто бы право голоса имеет! Слез в голосе нет уже, только злоба. – И меня не надо уламывать. Мне нужны деньги. – она не стала говорить, что никакая не неопытная; у нее ведь Дерек был!
Ливия еще и издевается. Ее даже трахнуть не готовы, с такой мордой лица, что уж тут говорить про съемки.
-Нет. Мне без разницы, что делать, мне нужно, чтобы мне заплатили. Я на все готова.

+1

16

Ух, девица не на шутку разозлилась! Голос стал тверже, слова резче. Ливия даже подумала, что находится в шаге от того, чтобы быть выкинутой из машины, но нет, все обошлось. Она ведь не хотела ее обижать больше прежнего, но кажется не удержалась и все-таки обидела. Упс... Ну, Эдди надо научиться принимать правду такой, какая она есть. Жизнь - она штука суровая.
А в чем-то может она и была права. Ливии было не понять ее до конца. Как она уже замечала раньше, между ними - пропасть. Они обе совершенно из разных миров, и удивительно то, что их дороги вообще пересеклись. Нет, теперь однозначное "нет" ее работе в Парадизе. Ни в качестве шлюхи, ни в качестве горничной. Между ними уже явно никогда не будет той дистанции начальник-починенный, которая когда-то была, а допустить такого Андреоли в своем заведении не могла. Зато устроить ее к Сантино - почему бы и нет?
- Только не надо злиться. Я тебе помочь хочу, - ей все-таки не нравилась Эдди. Эта ее агрессия, обозленность на весь мир, на людей, которые добились чего-то большего, чем она... - все это Ливии очень не нравилось. К тому же она еще и машины лишилась сегодня из-за нее! Все это изрядно бесило. И если бы она правда хотела ей помочь, она бы просто дала ей денег. Вместо этого она же ей предложила сменить одну грязную работу на другую. Да еще и с вероятной выгодой для себя. Наверное Ливия и правда была сукой.
- Запиши мне куда-нибудь свой номер. Я поговорю о тебе с парой знакомых людей насчет фильмов. Думаю, местечко найдется. Но тебя наверняка захотят посмотреть, - сразу предупредила она, чтобы для девчонки это не было сюрпризом. Возможно Сантино с Фрэнком заартачатся и не захотят ее вообще брать. - Я позвоню тебе, когда назначим встречу. Идет? - они как раз подъехали к ее дому, и Ливия скомандовала остановить машину. - Да, и кстати, будет повод отдать тебе двести баксов. - вспомнила она про то, что еще недавно назад "сняла" Эддисон на дороге. Помедлив, она добавила уже с ухмылкой: - Впрочем, мы не провели вместе и часа, так что я должна полсотни. Согласно твоим тарифам. Издевалась ли она? Ну совсем чуть-чуть. Напоследок. А потому что не надо было с ней так огрызаться.

+1

17

-Вы не хотите мне помочь. Вы хотите поиздеваться напоследок, будто мне и без вас не хреново. - запал злости закончился также быстро, как и вспыхнул; Эдди без сил. Не стоило везти эту суку через половину города, бензин нынче не дешев, а благодарности от нее явно не дождешься.
Вы когда-нибудь видели зверенка, загнанного в ловушку? Вы когда-нибудь видели, что случается с самым крошечным и милым живым существом,если оно уверенно, что ему больше ничего не грозит хорошего? Милая домашняя кошка попытается выцарапать вам глаза, собака, которая только вчера радостно приносила палку -легко перегрызет горло, если в этом они увидят свое единственное спасение из смертельной ловушки.
Вот и Эдди в ловушке. Она действительно не видит выхода. Глупо было даже пытаться выходить на панель, она не достойна даже этого, глупо было мечтать, что ей получится заработать денег. У нее нет шансов больше, нет надежды - и самое страшное, нет больше сил сражаться. Она за каждый доллар в своей жизни, каждый цент отчитаться может, ничего и никогда не давалось ей просто так - ничего удивительного, что в двадцать два она чувствует себя последней старухой. Если завтра или послезавтра она не найдет работу, то можно считать, что все кончено.
Пока она пишет номер на клочке бумаги, последние слова Ливии ранят ее ножом. Огрызается, опять:
-А еще за бензин, использование мобильного телефона и мою работу водителя. Или отвезти вас обратно? - в голове мелькает шальная мысль дать по газам и выкинуть ее где-нибудь за городом.
Если послезавтра не будет работы, то... то... Шарлотте хватит нескольких таблеток Димедрола, это не будет больно, Эдди узнавала. А ей самой? Повеситься, наверное?Эдди об этом не в первый раз думает, но в первый раз она чувствует себя настолько в ловушке.
Она не проезжает и двух кварталов от дома Ливии, прежде чем останавливается, когда ее скручивает горькая - до физически ощутимой рези в животе - истерика. У нее нет выхода, нет выхода, нет выхода... Она старалась, видит Бог, но ничего не вышло.
В помощь Ливии Эдди не верит.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » На краю