внешностивакансиихочу к вамfaqправилавктелеграмбаннеры
погода в сакраменто: 11°C
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Забота о другом человеке не приносит выгод..


Забота о другом человеке не приносит выгод..

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://savepic.net/3754782.png
Участники: Isa Ruru и Richard Hamilton
Место: квартира Ричарда
Время: начало сентября
Время суток: середина выходного дня
Погодные условия: тепло
О флештайме: история про то, как находятся дети... это отнюдь не капуста и не посылка от аиста, это твоя собственная холостяцкая берлога, и что самое странное ребенок не замотан в пленки... ей 18 лет, а потому она требует не соску, а денег, место для ночлега и, пожалуй, еще денег...

Отредактировано Richard Hamilton (2014-10-21 12:06:25)

+3

2

вв, волосы розовые
Впервые я увидела этого человека неделю назад. Сердце не ёкнуло, земля не остановилась, как, впрочем, и не закрутилась быстрее. Я его увидела и не случилось ровным счетом ничего, кроме одной-единственной мысли, засевшей у меня в голове - подходящий вариант. И за эту неделю я выяснила об этом писателе все, что только было возможно с моим положением и знакомствами. Благо, в одной из тусовок нашелся очень милый скромный мальчик-хакер, который смотрит на меня огромными влюбленными глазками и не понимает, что парни меня не интересуют чуть больше, чем полностью. Но играть чужими чувствами я умею.
Наша встреча с Ричардом произошла не на улице, в кафе или библиотеке, да и встречей это назвать то трудно, скорее, его увидела я, а он то даже еще и не подозревал, что вот-вот в его жизни на одну женщину станет больше. И я стану тем незаменимым, тем воздухом, без которого не жить. Буду тем родным человеком, которого он так и не нашел. Раз ему тридцать шесть, а он все еще одинок, значит у него большие проблемы с доверием или постоянством. Обо мне он пока не знает, но через пол часа, думаю, будет весьма рад видеть. А даже если нет, то здесь уже только его проблемы.
Конечно же, я подготовилась. У меня есть чудесный снимок, где моя покойная мамаша и он. Пусть это самый замечательный фотомонтаж, который когда-либо видели люди, есть еще легенда и тайный козырь. Не думаю, что он будет таким доверчивым олухом, что проверит в сказочку про бедную сиротку, которая искала своего отца, побиралась и вообще чуть не померла на улице. Не поверит и будет сто раз прав, а потому решит проверить. И я соглашусь. Я совершенно не боюсь проверки на ДНК, потому как у меня есть образец ДНК одного его близкого родственника. Пусть он и не афиширует свою семью, пусть они живут кто где, но одного я все же нашла, срезала прядку волос, высветлила и покрасила в розовый. Сегодня же, я на его глазах отрежу от своих волос этот локон и дам ему. Пусть проверяет, и пускает в свой дом. Или не проверяет - его дело. Но свою жизнь я буду устраивать именно через его карман.
Спланировав все до мелочей, как мне тогда казалось, я захватив все свои немногочисленные вещи, поехала дарить радость внезапному родителю. Если бы я знала, чем это все для меня закончится... даже не знаю, решилась бы. Впрочем, решилась бы. Так и так, мне пришлось бы решать свои проблемы за чужой счет.

Утро. Жилой район еще спит. В твоем окне так же нет света. Я стою у подъезда и курю. Мне нужно, чтоб открылась дверь и я смогла проникнуть внутрь. Но все еще спят. И мне тоже хочется спать, но пока мне еще рано расслабляться. Лола вчера так и не сумела отговорить меня подождать еще недельку и поискать еще информации. Она верила в меня, но все же недостаточно сильно. Может, потому что не верила, что получится одурачить это взрослого мужика? Холостяки, прожившие пол жизни в одиночестве неохотно пускают кого-то в дом. Хотя в сам дом я пока не рвалась. Мне нужно было заявить о себе, развести сопли по стенам и заставить его поверить в мою незаинтересованность в его финансах. А уж потом, когда он подпишет документы на усыновление, тогда и можно будет начинать требовать.
Дверь открывается, из подъезда выходит сонный молодой парень с собакой. Внимательно разглядывает Ису, будто вспоминает - знакомы ли, но уже через пару секунд отводит взгляд. Девушка же мышкой юркает за дверь. Рюкзак с вещами и гитара - весь ее скарб. И в общем-то, ей неплохо живется, в те дни, когда хватает денег на еду. Сейчас же почти все уходит на квартиру, которую они снимают с Ло, и потому ей нужны еще деньги. Быть в долгу перед подругой не хотелось. Лола и так слишком часто спала ее. Изабелль хотела не уступать своей подруге, она хотела иметь все, в чем нуждалась и еще чуть-чуть.

Нажать на звонок и не отпускать, пока дверь не откроется. Лишь потом убрать палец с кнопки и, улыбнувшись, бодренько сообщить: - Привет, папа! Я так рада, что нашла тебя. - Не рассмеяться в этот момент было самым сложным. Но даже это Иса сумела сделать. Смотря на Рича вблизи, Руру даже подумала, что они чем-то похожи. - Так и будешь держать меня в дверях? - Наглость - второе счастье. И первое, если нет ничего иного. Вот Рудинберг и решилась на отчаянный шаг - ошарашить и продолжать давить. Она то в его отцовстве уверена. Она то сама его придумала. Теперь осталось дело за малым - убедить самого счастливого отца в таком чудесном приобретении, как взрослая дочь.

Отредактировано Isa Ruru (2014-10-28 15:35:04)

+1

3

ВВ

http://media4.onsugar.com/files/2013/06/04/661/n/1922398/029bfa01f9448ce8_FFN_Farrell_Colin_FF6_FF9_EXC_060313_51119663.xxxlarge/i/Colin-Farrell-Shirtless-LA-Photos.jpg

Звонок во входную дверь. Слишком продолжительный, чтобы не выдернуть меня из сна. Проклиная все, я с трудом разлипаю глаза. Расплывчатые цифры на электронном циферблате прикроватных часов постепенно приобретают очертания. 6:45! Умереть, не встать!
– Идите в жопу! – кричу, не сильно задумываясь над тем, что звукоизоляция не позволит человеку за дверью услышать «мое приглашение» в бездну. Не слышит – не унимается. Настойчивый гость продолжает свой гнусный акт насилия над моими барабанными перепонками. Нет, что вы… я всегда знал то, что мир несовершенен, несправедлив и что вокруг разродилось множество конченых идиотов, уродов и прочей гнили (как никак, в каком-то смысле сам являюсь их представителем). Но уроды уродами, а вот с откровенными мудаками-суицидниками, да еще и в 6:45 у моей двери я еще не встречался.  Непредусмотрительно оставивший во сне разум, я зарываюсь в одеяло. Прячусь под его покровом, будто веря, что пуховая прослойка между тканью не пропускает звук. Но как только не закручивайся в одеяло, вокруг только звон. Звон. Звон. Звон.
И вот наступает секунда блаженства. Наконец-то чей-то палец отпускает кнопку звонка. В комнате воцаряется долгожданная тишина. Она позволяет вздохнуть с облегчением и почти, что уверовать в существование пределов человеческих пороков, но нет. Звон возобновился. Жестокость может быть бесконечной. Судя по всему, недолгая пауза не была проблеском доброты в чьей-то прогнившей душе, скорее у гостя просто затек палец, зачесался бок, щека или что-то вроде того.
– Чтоб ты сдох! – откидываю одеяло в сторону и принимаюсь за поиски тапочек. Быстро нащупать их ногами не удается, а потому я решаю встретить врага босиком. Главное быстрее избавиться от его присутствия, остальное детали.
– Лучше бы тебе убраться до того, как я открою чертову дверь, – раскидываюсь угрозами в пустой квартире. Беру с полки статуэтку – физиономию какого-то языческого бога (подарок одного из друзей-любителей путешествовать), и направляюсь к двери.

Убийца моего сна – непонятная тощая девочка, с суровой рожей кота на белой майке.
– Проститутку не заказывал, – не слишком гостеприимно процеживаю сквозь зубы, спросонья не понимая, куда надо смотреть – на девочку или в желтые глаза кота на майке. Теперь хочу прибавить, что-то вроде скупого «вон» или более щедрого на слова «иди домой, не хрен шляться», но девочка с улыбкой матерого шахматиста опережает меня. Ставит мне шах, произнося всего одну фразу. Фразу, которая переворачивает внутри меня все, спутывает органы и вызывает слабость в ногах.
«Привет, папа! Я так рада, что нашла тебя».
Приехали. Все же лучше бы я не поддавался на провокацию и все еще валялся в кровати, терпя этот раздражающий звон. Не сразу прихожу в себя, но когда мозг проясняется, ребенок уже проникает в небольшое отверстие между мной и дверным косяком.
– Эй, полегче, оставь свои шутки для школьных друзей, учителей и родителей. Топай домой пока я не вызвал полицию, – глупый развод, глупый. Дурной. Не смешно. Но я чувствую себя как-то не слишком уверено, однако стараюсь не подавать виду.
Память. Привет, у меня же нет детей? Нет. Спасибо. Логика, и ты уже проснулась. Вот скажи, если были бы у меня дети, ведь я бы знал о их существовании…? Ну послушай, наверняка бы знал, да и потом не может же у меня быть ребенок с копной спутанных розовых волос на голове. Розовых!
Покачиваю в руке физиономию бога. Прям знак отрицания.
– Еще бросься мне в объятия и разрыдайся… – хмурю брови и хватаю девочку за предплечье, тем самым не позволяя ей пройти дальше в квартиру.
Но все же как-то слишком реалистично она играет. Не уж то, актеры стали настолько беспардонны, что тренируют свое мастерство ранними утрами на одиноких алкоголиках?
– Твой актерский дебют объявляю провальным. Перед тем, как затеять игру, надо было хоть немного подготовиться. Для начала хотя бы ответь на вопрос, как меня зовут, кто я и откуда я бы мог знать твою маму, – начинаю поучительную речь, и силой подталкиваю девчонку в сторону выхода.

Отредактировано Richard Hamilton (2014-12-10 18:06:42)

+2

4

Главная цель была достигнута - застигнуть цель врасплох и обескуражить на старте. Удивить настолько, чтобы человек перестал думать логически, а панически прокручивал в голове все возможные варианты. Подтолкнуть к нужному тебе, и вуаля - вы великолепны. - А это не шутка. - Делает вид, что растеряна и не знает, что же делать. Играет, как лучшая из актрис. Сегодня роль дочери - главная роль ее жизни. В общем-то от результата и зависит дальнейшее будущее. - Полицию? А ведь это отличный вариант. Вызывай! Заодно и опеку оформим. - Конечно же, подобный расклад был не в ее пользу, но слова "оформим" и "опека" должны были несколько усмирить его пыл к серьезным действиям. Вызови он сейчас 911, ее загребли бы, а потом еще оказалось, что вот она пропажа - нашлась, и до двадцати одного года определили бы куда-нибудь. Нет уж, не для того Руру прошла такой длинный путь, чтоб все обломилось в самом начале.
- А можно?.. не думала, что ты НАСТОЛЬКО обрадуешься. - Старайся - не старайся, а привычка дело такое. Промолчать на едкий комментарий она попросту не могла. Еще и его лапища стиснулась на ней, не давай протиснуться дальше. А чем больше она сейчас займет площади, тем сложнее ее будет выгнать. Территорию нужно отвоевывать сразу, а только потом думать - этого достаточно или можно еще немножечко.
- Игра? Зачем мне это? - В голосе столько возмущения, что не поверить довольно таки сложно. К подобного рода приему Иса и готовила себя, потому сейчас не терялась, а знала, что нужно отвечать. Все-таки, лучшее время она выбрала - с самого утра. Пусть он и раздражен, возможно зол, но зато пока соображает с трудом, а значит у нее есть шанс, потом же отвертеться будет сложней. Особенно, если он сам поверит в ее существование.
- Ты - Ричард Хэмильтон, писатель, и новоиспеченный отец. Поздравляю. - Она говорила все это настолько непринужденно, будто на подобный вопрос ему она уже отвечала. В голосе сквозила снисходительность и доброжелательность, будто из них двоих ребенок - он, а она лишь объясняет ему общеизвестные истины. - Это было очень давно, чуть больше восемнадцати лет назад. Ты разъезжал со своей новой книгой по городам США и в одном из городов нашел мою мать. Впрочем, она не посчитала нужным тебя известить об этом. - Достает снимок из кармана кофты и показывает мужчине так, чтоб он смог хорошо разглядеть. А вдруг была похожая женщина и в его жизни. - Я знала о тебе всю жизнь лишь то, что ты какой-то крутой писатель. Всю жизнь, в которой ты мне был не особо то и нужен. Но сейчас все изменилось. - Проблема в том, что Ричард нужен был этой розоволосой дряни слишком сильно, чтоб она могла сейчас так просто в этом сознаться первому встречному. Пусть как не уговаривала она себя, в данный момент этот мужчина был чужим человеком. Возможно, когда-нибудь она скажет ему о своих настоящих чувствах, но сейчас же эта откровенность не произведет на него никакого впечатления. - Мила сгорела, потому мне пришлось искать тебя. - Не называет ее мамой. Не может, только не после того, что она сделала! Она уничтожила почти все, что создала, и разрушила все, что было дорого Рудингер. - Может, напоишь меня для начала чаем, и уделишь пол часа времени, прежде чем выгонять? - Не может же он оказаться совсем бессердечным. Да и вдруг угадала хотя бы с частью фактов, которые могут всплыть в его голове. Впрочем, даже если Мила и была в его жизни, он мог ее попросту не запомнить. Сколько у них было времени? Одна ночь или даже того меньше? Почему Мила не хотела искать того, кто смог бы позаботится о ней, не вынуждая работать там, где она работала.

Отредактировано Isa Ruru (2015-01-25 15:51:03)

0

5

Девчонка со светло-розовой копной волос выглядела чертовски уверено, от чего я, видимо в противовес, пришел в крайне растерянное состояние. Я совершенно не понимал, почему это существо у дверей мой квартиры так уверено лепетало о моем отцовстве. Как пить дать, уверяю вас, мы никогда до этого с ней не виделись (что-что, а розовые волосы я бы запомнил), никакие письма с новостями о победоносном проникновении моих сперматозоидов в чью-то яйцеклетку я не получал, никто никогда не сравнивал мой генетический код с чьим-то еще. Да и потом, незнание биологии позволяет мне верить, что количество выпитого мной за всю жизнь изменило мое ДНК так, что обнаружить мое родство теперь можно разве что с алкоголем, а даже мать и отец окажутся вдруг неродными.
–  Зачем тебе промывать мой заспанный мозг порошком твоих фантазий? – на редкость витиевато начал я.
–  Дай-ка угадаю твой мотив… либо ты ненормальная, либо студент актерского факультета… что в каком-то смысле одно и тоже. Либо ты – дворовый ребенок хочешь денег на наркоту и выпивку. Но тут, увы, ничего крепче минеральной воды я тебе не дам, так как в нашей прекрасной стране выпивка – приз дослужившимся до двадцатиоднолетнего возраста, – практически тараторил я. Даже самого меня удивило количество сказанного. Кажется, я совсем запутался раз, отвечая Лжедимтрию Лжедочери, пытаюсь самому себе доказать, что ее появление у моей двери – вещь довольно нормальная, и вовсе не должна объясняться тем, что у меня есть ребенок.
Но с каждым новым словом самозванки, я все сильнее и сильнее терял позиции. Если раньше мои руки уверено сдерживали девчонку за плечи, предвосхищая ее попытку прорваться с лестничной клетки в мою обитель гордого холостяка, то теперь моя хватка ослабла. Более того после того как розоволосая верно назвала мое имя и профессию, я вовсе убрал руки, скрестив их на груди. Вот же черт! Знает все! И как мне прикажете реагировать?
Едва заметно попятился назад. Мысль, что я не самая безызвестная личность, пришла не сразу. И я было образовался, но дальнейшая история девчонки покоробила меня окончательно, потому я не стал произносить вслух свой, в пытках рожденный мозгом аргумент.
На лестничной клетке зазвучала история восемнадцатилетней давности. В подъезде дома вряд ли кто-то был, но я отчего-то решил, что не стоит выносить ссор из избы, и жестом пригласил девчонку к себе.
– Что это был за город?, – в надежде, что восемнадцатилетнее существо назовет тот город, в котором я в это время быть не мог, спросил я.
В моих руках оказалась фотография. Я и какая-то женщина. Весьма привлекательная надо сказать. Что ж… мог бы с такой переспать. Никак по-другому оценить  возможность обмана я не мог, так как спал я со многими, а на лица память у меня не так уже и хороша.
«Сгорела…», я даже с какой-то, непонятно откуда взявшийся болью посмотрел на нежное, улыбающееся лицо с фотографии. Это «сгорела» прозвучало для меня убедительнее всего, что до этого говорила девчушка. Все же мало кто станет обманывать, придумывая мучительную кончину матери со сладострастным именем Мила. Я даже немного изменился в лице. Надо сказать, я редко склонен к состраданию, даже по отношению к красивым женщинам, но утренний дурман делал меня намного чувствительнее. Вся эта история со сгоревшей женщиной, девочкой-сиротой, которую жизнь довела до такой степени, что она перекрасила волосы в розовый цвет, моя причастность к ней, все четче отпечатывалась в моем мозгу. Она уже напоминала опухший, оголенный нерв.
– Ладно, проходи… ,– произнес я довольно тихо, тем самым повторяя свой недавний жест.
Закрыл за ней дверь.
– Тебе нужны тапочки? – спросил я в надежде, что девчонка откажется, так как совершенно не помнил, где они у меня могут лежать. Вроде должны быть в шкафчике у двери, но недавно, когда заходил Марк, я почему-то их не нашел.
– Ты только не думай, что я на все 100 поверил твоей истории, – на всякий случай решил обезопасить себя. Это как в игре в мафии, когда бесит вероятность, что какой-то гад за столом обманывает тебя, скрывая под немного вспотевшей от нервов ладонью карту мафиози.
Не дожидаясь ответа, я прохожу на кухню и ставлю чайник.
– Кормить мне тебя не чем. И да, ты должна понимать, что если ты и не пытаешься обмануть, то это могла сделать твоя Мила… – на секунду запинаюсь, решая, что мои слова могут сильно ранить девчонку, которая, судя по всему, совсем недавно потеряла мать.
– Я не хочу сказать, что твоя мать обманщица, но она могла перепутать или приукрасить историю. Ты спрашивала, кто твой папа, а она листала журнал, увидела меня на страницах, вспомнила, что как-то со мной пересекалась и делала фото на помять, ну и ляпнула, – я чуть не добавил «вдруг твой настоящий отец – алкоголик, и она решила выбрать более благонадежного отца», но понял кого-кого, а меня сложно назвать хорошей кандидатурой в отцы.
– Так что не радуйся раньше времени, я буду тебя проверять, – не нашел на полках заварку.
– Может, лучше кофе?
Кофе-машина отработала. И как только сделал глоток кофе, как мне показалось, гениальная мысль посетила мою голову. Мысль, которая ранее не проснулась
– Ты же понимаешь, что я попрошу тебя пройти генетический тест?

+2

6

Розовые волосы еще не значат, что девушка обязательно наркоманка. К сожалению, на ней еще нет тату, а то ведь тогда не то что к наркоманкам, так еще и в шлюхи бы записал. Хотя, погодите, в шлюхи Рич записал свою "дочь" с порога. Чему уж тут удивляться дальше? - Ха-ха, очень смешно. - Цедит Иса через зубы. - Когда порой ешь раз в пару-тройку дней, обязательно появившиеся деньги трачу на наркоту. Без нее никак. - Сарказм в голосе не просто зашкаливает, он катком проносится в сторону Ричарда. Он ее видит впервые, но уже успел ни разу не угадать о пристрастиях молодой музыкантки.
На какой-то миг Иса стала похожа на совсем другого человека, она будто заново ощутила тот страх и ненависть, когда увидела пепелище вместо родного дома. Она бы никогда не сумела стать проституткой или наркоманкой, потому как слишком пострадала от подобных пристрастий своей мамаши. Теперь же, даже мимолетное сравнение с подобным наталкивает на отвращение к человеку, который даже подумать такое посмел о ней. Если бы ей не нужна была поддержка писателя, то он бы тут же схлопотал в нос гитарой. Но она сдержала в себе этот порыв. Лишь с неодобрение посмотрела на него.
Впрочем, малышка быстро взяла себя в руки и продолжила рассказ о матери. - Я не знаю. Сама я родилась в Вудленде, но мать в то время много путешествовала. Она рассказывала о Нью Йорке очень многое и упрекала меня как-то в том, что ей пришлось вернуться к своим родителям, ведь забеременела мною и нужно было ненадолго остановится. - Впрочем, она остановилась навсегда. Хоть розоволосая и пришла в его дом обманывать, но все же в тех моментах, в которых могла быть честна, она старалась быть. Да и какая разница? Они могли познакомится даже в поезде... и, самое забавное, у нее вообще может быть отец был наркоманом или жил на другом конце Света. Сейчас это было не важно. Рич слишком одинок, а одиноким людям порой даже хочется заботится о ком-то, даже, если вначале они об этом и не догадываются.
Наконец-то Ричард понял, что так просто от нее не отделается, а потому пропустил в дом. - Не нужно. - Тапочки, как любой уважающий себя подросток, Иса презирала всеми фибрами своей души и не понимала кто и зачем придумал таскать обувь там, где можно насладится и ходить босиком. - Тебе даже не интересно, как меня зовут? - Спрашивает почти с издевкой. А все-таки с его стороны было крайне некрасиво не поинтересоваться у девушки этим. А еще - узнать возраст. - Если бы ты поверил мне с порога, то ты бы оказался большим идиотом, чем есть. - Казалось, Руру называется, вот только девушка ничего не могла поделать со своим острым язычком. Он, конечно же, мог рискнуть и выгнать ее, но всегда оставался шанс, что она вызовет полицию и выдвинет против него обвинения и отсудить даже больше, чем взяла бы, реши они все мирно, а Рич не выглядел дураком. Дураки не пишут книг.
- Меня зовут Изабель Рудингер, если тебе это о чем-то говорит. Можно просто Иса. Мне совсем недавно исполнилось восемнадцать... - раз уж добивать своей историей то по полной, - два года назад случился пожар, но тебя было довольно сложно найти, а в приют я не хотела. И, как ты должен знать, меня до сих пор могут туда забрать. А я не хочу, я могу о себе позаботится... проблема в том, что я живу по поддельным документам, ведь все сведения обо мне сгорели. По ним мне уже двадцать два, но у меня нет страховки и прочей лабуды, которая в нашем обществе попросту необходима. - Видно было, что вот и нашлась причина почему она разыскала его дом, но еще и чувствовалось, что она не собирается юлить и давить на жалость. Девушка была действительно сильной, раз шла в ва-банк, даже не зная насколько человек подвержен чужому влиянию и подвержен ил вообще.
- Конечно же, я думала об этом раньше. Могла, конечно, но я уверена, что ей не было смысла этого делать. И я уверена на 99%, что не ошиблась и нашла именно того, кого искала. - Напор и уверенность были в Исе всегда, именно потому она все еще была на плаву, а не сдалась или превратилась в уличную шушеру. - Можно и кофе. - Не то, чтобы она требовала чего-то от Рича прямо сейчас, но хотелось бы, чтобы он понял - она не плохой сон, а потому откупиться разовой подачкой здесь не выйдет.
- Доверяй, но проверяй. - ухмыляется, отпивая кофе. - Я надеялась на то, что ты это предложишь. Ведь после теста у тебя не останется иного выбора, как заботится обо мне. - Одним быстрым резким движением подросток оказывается рядом с подставкой для ножей, достает из них ножницы для зелени и отрезает именно тот локон, который был взят у какого-то родственника Ричарда. Сегодня Иса была во все оружия. Положив ножницы на место, Руру кладет на столешницу прядь розовых волос, предварительно скрепленных тонкой резинкой. - Проверяй сколько влезет. Вот только на тест уйдет несколько месяцев... - гордость не давала ей даже шанса открыть рот и попросить денег. Тут Иса поняла, что если он сам ничего не предложит, то она ничего и не попросит. - Думаю, нам стоит узнать друг друга получше. - Ничего иного она так и не смогла сказать. Пусть у нее и было наглости выше крыши, но больше, чем наглости у нее было гордости.

0

7

Она реально голодает…? Надо признать, мое чувство жалости сработало с замедлением и только сейчас по-черепашьи лениво вытащило голову из панциря. Я будто протер запотевшее стекло, отделяющее меня от реальности. И увидел несчастную девочку, недавно потерявшую мать и теперь страдающую от непрекращающихся нападок человека, которого считает своим отцом. 
Она выглядело действительно жалко: какая-то поношенная кофта с этим ужасным желтоглазым котом, большой старый, но, кажется, практически пустой рюкзак, непонятные мешковатые штаны. Вся бледная, тощая, с мешками под глазами. Даже прозорливость не требуется, чтобы понять, что перед тобой трудный подросток из неблагоприятной семьи, с рассадником тараканов в голове и скопищем ужасающих событий в прошлом. Психика пошатана, привычка быть сильной и самостоятельно добиваться всего выработана, умение доверять скорее всего утеряно. Сейчас приобретенная с писательским опытом эмпатия победила врожденную нелюбовь к детям, и я потеплел. Во взгляде пропала враждебность и злобное недоверие. Сарказм спрятался в рукав.
Мне нечего ответить на ее очередной аргумент. Девчонка выигрывает по всем фронтам. Она не успела появиться в моей жизни, как я начал ее жалеть, впустил в дом и сейчас вот готовлю кофе.
-  Со сливками ли без? Простой кофе или капучино?
Внимательно слушаю. Подсознательно я все еще пытаюсь найти подвох в истории, углядеть ту лазейку, недочет, который вмиг опровергнет мое отцовство. Но все эти попытки становились скорее надеждой. А вера уже перешла на сторону девчонки с розовой копной волос. Ее уверенность, то, с каким терпением и даже покаянием она принимала все мои пощечины-предположения, постепенно заставляли меня уменьшить напор, поверить ей и даже та заметка про тест ДНК далась мне уже не так легко, как предшествующие попытки выгнать девчонку из дома, окрестить проституткой и уж на худой конец наркоманкой.
-  Ну да, путешествую я часто, также как и много кого повидал, - изначально я хотел сказать «также как и много кого трахал/с кем спал», но эта версия не прошла цензуру. Да-да, теперь я еще и стал следить за своими словами, чтобы не травмировать ребенка еще больше. Вдруг это действительно моя дочь? Женщина, с которой я когда-то переспал умерла, и теперь мой ребенок совершенно один. Девочка, не достигшая совершеннолетия, бродит по миру в одиночестве.
Все также слушаю. Изабель. Действительно странно, что я все еще не интересовал ее именем. Я искал подвох, а все остальное меня не волновало. В имени подвоха быть не могло, наверно, потому я и не стремился его узнавать.
-  Да-да, как раз собирался спросить… – неумело соврал я.
Чем дальше, тем история становилась все более зловещей, а потому правдоподобной.  Инстинктивно защитник холостяцкого жилища внутри меня  сменился на защитника сироты. Надо было менять тактику. Если эта девочка – действительно моя дочь, то будет слишком жестоко отвергать ее до того, как тест ДНК будет готов. Да и потом, даже если она ошибается, все равно не заслуживает потока издевательств с моей стороны.
Беру себя в руки, засовываю свое недовольство сложившейся ситуацией поглубже.
Но окончательно я проигрываю партию в тот момент, когда прядка розовых волос оказывается на столе передо мной. Чего-чего, а такой решимости я не ожидал. Шах и сразу мат.
-  Тебе есть, где жить? - нехотя, но все же спрашиваю я. Впрочем, звать девочку к себе домой я не собираюсь, сниму ей квартиру неподалеку. Хотя, по правде говоря, в первое время хорошо бы предложить девочке пожить у меня. Все же она только недавно потеряла мать. Наверно, надо ее как-то успокоить, нанять детского психолога…
-  Ты где-нибудь учишься? – пора проявлять заботу и последовать предложению ребенка – узнавать друг друга поближе.
Деланно наигрываю веселость на лице. Немного неловко брать в руки прядку волос и прятать их в целлофановый пакет, после в бумажник. Неловко, но я все же поступаю с «уликой» именно так.
-  Работаешь где-нибудь? Чем вообще занимаешься? Кстати, если хочешь сделаем доставку чего-нибудь съестного или спустимся в кафе на завтрак. Тут недалеко за углом делают превосходную яичницу, блинчики и сырники… там еще каша есть, но ее я не люблю. Еще сэндвичи и что-то еще…

+1

8

Победила? Неужели это оказалось проще, чем казалось изначально? Теперь то уж ничего не остановит ее перед заветной целью - заниматься музыкой в свое удовольствие и не думать об кончающихся деньгах. Если подумать, то он должен был ей очень многое, за восемнадцать то лет поднакопилось. Вот только неприятный червячок съедает уверенность изнутри. Имеет ли она право обманывать человека? Да еще и посмотрите на Ису Руру - вряд ли она та, которую так хочется заполучить в дочери. Слишком уж нетрадиционная она во всем. Внешность, увлечения, привычки... еще и ориентация. Хотя о последнем пока стоит смолчать, иначе это хорошо не закончится уж точно.
- Капучино... - Четко взмахивает плечами, делая себя еще более острой. Ей в общем-то даже и не хочется ничего. Просто повод задержаться. Повод заставить человека задуматься хоть немного. И как ей так повезло оказаться именно в этом доме. Именно рядом с ним. Как вообще Дэйн выбрал из сотни похожих именно его? И главное - зачем?
Наблюдать за его терзаниями, которые проступили на сонном лице было с одной стороны смешно, с другой стороны - становилось жалко этого богатого одинокого пьяницу. Иначе и назвать его никак нельзя было. Ну какой нормальный мужчина его возраста холост? Нет, только если ему совершенно не везет с женщинами можно не иметь никого. Детей, бывшей жены или, хотя бы, постоянной любовницы. Иса же видела по его дому - один. Одинокий одиночка. Не иначе. И почему-то вдруг эта жалось дошла до своего апогея - а, может, в этом и есть причина почему она здесь? Может, ему нужна такая маленькая неприятность в ее лице, чтобы не проснуться однажды и не понять, что жизнь прошла, а после него, кроме книг, и не останется ничего и никого. Эта мысль немного позабавила даже. Руру никогда даже не думала, что захочет действительно узнать того, кому решила свалится на шею, а не просто потребовать денег и заезжать раз в месяц за "данью".
- Теперь уже есть. - Захотелось рассказать ему как она почти год спала где придется, а порой так и вообще под открытым небом. А потом на нее свалилась Лола... или наоборот? Это Иса свалилась на Ло? Кто знает. Но уже почти месяц они живут вместе, хоть пока за все платит Лола, но вот он шанс не быть обузой. - Но, у меня слишком нестабильный заработок. Приходится жить и работать по поддельным документам. - А вот это уже сам виноват. Нужна правда? Хочет помочь? Пусть видит, хотя бы какую-то ее часть. Не самую страшную. - Было бы неплохо, если бы ты мне помогал. Материально. - Последнее слово далось с трудом. Изабель была не тем человеком, который умел просить. Ей всегда было легче обходится самой. Но сейчас либо быть гордой и голодной, либо попросить и получить то, что в общем-то нигде больше не найдешь с такой легкостью.
- Почти... - На самом деле Иса подала документы, но из-за невозможности оплатить учебу отказалась. - Я недополучила три балла, что бы попасть на стипендию, а денег на оплату нет. - Хотелось добавить, что она будет пытаться еще раз в следующем году, и если у нее будут нормальные документы, а не тот фейк, который был сейчас, она точно сможет. Она будет стремится к стипендии. Все же не глупа, и не только музыка должна ее кормить, но и мозги. - Думаю, еще подготовлюсь и попытаюсь еще раз.
Рассказывать о своих планах кому-то, помимо Ло, было странно и неловко. Словно открывать дверь туда, куда собственно Рича никто и не звал. Но раз уж пришла, нужно идти до конца, а не тормозить из-за смущения на пол пути. - Работаю где придется. Чаще всего выступаю сольно в пабах. Играю на гитаре, пою. Как-то так. Было время подрабатывала официанткой днем, а музыкантом - вечером. - К счастью, она никогда не занималась ничем таким, что заставило бы ее сейчас краснеть. Многие подростки подрабатывали в кафе, а она еще и петь умела, сама стихи писала и музыку. - А занимаюсь я выживанием. - Грустная улыбка. - Последнее время у меня все становится лучше, раньше же было куда тяжелей. Незнакомый город, я одна. - Вот только жалеть себя Иса бы не позволила, а потому сделав большой глоток поставленного перед ней капучино, продолжила, - но я достаточно сильная, чтобы справится со всем. Я пришла к тебе скорее для того, чтобы ты знал хотя бы обо мне. Жила же больше года одна, могу и дальше так же жить. - Она несколько лукавила. Ей нужны были нормальные документы и все же поддержка. Иначе, она рано или поздно загнется или попадет в тюрьму. А ей этого уж очень не хотелось.
- Пойдем. Это будет куда быстрее, чем ждать доставку. - Оставив на столе недопитый кофе, словно объявляя эту кухню своей территорией, на которую рано или поздно вернется, пошла в направлении входной двери. В общем-то Ричард ей пока нравился. Даже то нелепое смущение, которое проскользнуло в его скованных движениях, когда он собирал ее волосы, казалось милым.

Официантка приняла заказ и поспешила выполнить его. Все же такие ранние гости бывают не так уж и часто. Изабель же решила что пора продолжить прерванный разговор: - Раз уж я тебе рассказала так много о себе, может, ты тоже хочешь поделиться чем-нибудь? Например, есть ли у тебя сейчас отношения? Все же я должна знать, чтобы потом понимать - должна ли я быть милой и приветливой. - Хотя, если быть абсолютно откровенными, Иса даже не собиралась быть милой с дамочками ее отца. Конкуренция в данный момент ей была не нужна.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Забота о другом человеке не приносит выгод..