Вверх Вниз
+32°C солнце
Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Oliver
[592-643-649]
Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[690-126-650]
Lola
[399-264-515]
Mike
[tirantofeven]
Claire
[panteleimon-]
В очередной раз замечала, как Боливар блистал удивительной способностью...

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кастинг или как попасть в кино для взрослых


Кастинг или как попасть в кино для взрослых

Сообщений 1 страница 20 из 34

1

Участники:  Addison Hudson, Livia Andreoli, Santino Pulsone, Frank Altieri
Место: Парадиз
Погодные условия: тепло и ясно
Время: 21 октября 2014
О флештайме: Предложив рыжей подзаработать в фильмах для взрослых, Ливия решила убить двух зайцев сразу - помочь девочке с деньгами и получить с этого свой процент от Фрэнка и Сонни за то, что подкинула актрису для их нового проекта. Осталось дело за малым - девчонку должны были одобрить биг боссы.

+2

2

Таблеток Димедрола было пять - слишком много для Шарлотты (в инструкции было предупреждение о возможности передозировки - столько-то миллиграмм лекарства на килограмм веса могут убить взрослого), слишком мало для Эдди, так что ей придется или ехать в город в аптеку, чтобы купить еще, или придумать для себя какой-то другой способ уйти из жизни.
Больше всего ее беспокоило то, что никто даже не заметит. Мистер Эддингтон, быть может, обратит внимание на то, что куда-то исчезла очередная горничная, но он просто наймет новую и все. А, еще была воспитательница из детского сада Шарлотты, и социальный работник, но прежде, чем они что-то предпримут, тела уже успеют превратиться в нечто совершенно непотребное. Ей нужно было что-то придумать, но вот что?
Наконец, она решает: Шарлотту усыпить лекарствами, самой повеситься, перед этим позвонив социальному работнику; сказать этому ублюдку, что он может приехать и забрать Чарли, что у нее все равно ничего не выходит. Разумеется, можно было бы поговорить с ним, но...
Он солжет. Эдди просто не может допустить, чтобы ее крошка оказалась в системе социальной службы, она ведь знает, как там все устроено. Может, попытаться самой найти ей новых родителей? Каких-нибудь богатых престарелых педиков? Тогда точно можно будет не волноваться о том, что к ее дочери будут приставать.
Она целый день ездила по собеседованиям, благо что вчера не надо было идти ни к кому из уже имеющихся нанимателей; все говорили, что они подумают, что ей перезвонят, вот она и не выпускает телефон из рук. Только вот не перезвонят; задержалась случайно под дверью кабинета одной клининговой службы, она услышала, как насмехался над ней рекрутер. Они все такие, они все двуличные ублюдки.
Раз уж у нее жизнь была нелепой, то смерть должна выйти превосходной - немного красивой, немного грустной. Только над предсмертным письмом она зависает. Как все объяснить? Поиск в интернете тоже ничего не дает - видимо, шаблоны предсмертных записок популярностью не пользуются. Приходится раз за разом портить черновички самой. Хотя, оно ведь не к спеху - Эдди мысленно отменила время до завтрашнего вечера.
Когда звонит Ливия, Эдди чуть не сваливается со стула. У нее два часа, а потом она должна быть в Парадизе. Дорога займет минут сорок, так что следующие час двадцать, Эдди бегает между ванной и комнатой; волосы в кои-то веки расчесаны (косу? Пучок? Нет, лучше распустить), ноги (и все остальное, правда, не обошлось без крови) побриты, но от макияжа она отказывается. И одежда - днем в платье она чувствует себя глупо. Джинсы и кофта, вот; зато белье выбирает получше.
Ей чертовски страшно даже заходить в Парадиз, да и мысль о встрече с Ливией не радует, но ей нужны деньги, чертовски нужны, так что Эдди пойдет на все.

+3

3

...а ведь поначалу Сонни даже наивно предполагал, что работать в порноиндустрии ему будет весело. Как оказалось позже - скучать и действительно не придётся, но геморроя там не только ничуть не меньше, чем в любом другом легальном бизнесе, но и больше даже - как оказалось, во-первых, чтобы дело пошло, нужен целый штат докторов по писькам-сиськам-жопам-кожам-рожам, который будет досконально обследовать не только каждого из актёров, но и остальных членов съёмочной бригады тоже! Пульсоне лично прошёл этот осмотр первым, убив на это полдня, и мог бы сказать - если каждого из актёров так же за ручку водить по больницам, съёмочный процесс у них не скоро начнётся, не говоря уже про какую-то там прибыль и какие-то там вшивые десять от неё процентов, которые упадут ему в карман. Во-вторых, сами порноактёры оказались людьми, казалось бы, ничуть не менее капризными, чем представители "традиционной" - как стали называть её в итоге в стенах "Пульс Интерпрайзес" (чтоб не запутаться) - киноиндустрии. Знаете, что оказывается существует у тех, кто трахается на камеру? Райдер! Как у музыкантов в турне. Изволь предоставить им гостиницу с ванну, тапочки с медведями, зубную щётку с вибратором, и ящик земляники на десерт - вам вот смешно, а у Сонни чуть голова кругом не пошла от одних только запросов, в итоге он понял, что со "звёздами" мировой величины их студия на этой стадии работать точно не сможет - иначе им с Фрэнком самим под камеру придётся лечь, чтобы погасить долги и затраты на судебные иски, которые обязательно последуют. Это, кстати, в третьих - у порнозвёзд тоже есть агенты и адвокаты...
В четвёртых, оказалось, что проститутки и порноактёры - это всё-таки разные люди; и последние, в отличие от первых, предпочитают по ночам всё-таки спать, а не работать, а на съёмку у Пульса были исключительно только ночи - так отсеялось ещё несколько кандидатов и кандидатов.
В пятых... От обилия порнографии - на этот раз имеется в виду именно она, в прямом смысле, - которой Пульсу приходилось просматривать в процессе, ему начинало казаться, что у него самого потенция падает. Вот уж чего-чего, а на порнуху он насмотрелся за все свои пятнадцать лет тюремного заключения, и наверное, даже лет на пять вперёд хватит теперь; и на экране, и в жизни тоже... Иполнительный продюссер? Управляющий? Он начинал себе самому напоминать доктора-сексолога, который почему-то ведёт приём в дорогом костюме, а не в халате. Голых членов перевидал больше, чем в тюремном душе, оказалось так же, что и на обнажённые женские тела тоже нельзя смотреть бесконечно - само по себе это надоедает, и в итоге на грудь и задницу смотришь, просто как на мясо... Это только поначалу было забавно и весело. Сонни уже начал мечтать, как однажды избавится от своей доли и пойдёт займётся чем-нибудь другим, уж лучше с Агатой пушками барыжить, чем за пять тысяч в месяц заниматься таким геморроем.
Были, впрочем, и хорошие стороны - Пульс стал расширять свои связи, что в этом городе, что вообще... и последовав совету Фрэнка, действительно попытался связаться со своими старыми знакомыми в Нью-Йорке, которые занимались порнобизнесом пятнадцать-щестнадцать лет назад - что, впрочем, так и не удалось; ребята давно уже вышли из производства, но - оказалось, одна из студий всё ещё в деле, и новые владельцы были заинтересованы в сотрудничестве. Через пару дней на студию приехал мужик, представившийся как Чарли Пасторино, и заявил, что он будет представлять интересы мистера Аарона Вудмана - главу банды под названием "Bullets"... Сонни знал этого Вудмана - больше понаслышке, впрочем, чем по общению, но они сидели в одной с ним тюрьме. Там его ещё называли "Затвором". Чернокожий парень пользовался авторитетом, правда, не у всех, и в один прекрасный день его подкараулили и избили на лестнице - в итоге он остался парализованным на ноги. Так вот человек, с которым он разговаривал по телефону, оказался тем самым Вудманом... у "Пульс Интерпрайзес" появился со-продюсер, а у Сонни - помощник.
Cегодня Сонни было велено появиться в заведении под названием "Парадиз" - что он и сделал, и с первого взгляда понял, что гостиница является борделем; пардон, вернее - секс-клубом. Сложно сказать, что именно выдавало сущность места - то ли чересчур слащавые улыбки персонала, то ли - слишком большое количество молодых женщин в холле, то ли просто обстановка; но всё это ещё по Нью-Йорку было как-то... знакомо.
Пожалуй, раньше, летом, он был бы рад заскочить в подобное место, если бы был при деньгах, но сейчас - у Сонни была постоянная девушка, да и секса в жизни становилось слишком уж много - вот она, обратная сторона медали: почему нельзя удовольствие делать работой! Пока Сонни не совсем понимал, зачем Фрэнку было необходимо назначать ему встречу здесь. Если это какие-то внестудийные съёмки - почему он не был в курсе с самого начала? А если просто "Парадиз" мог бы предоставить какой-то готовый материал на обработку, почему просто не принести видеозапись на студию - Пульс-то зачем тут нужен?
- Мистер Альтиери... - Сонни протянул руку Фрэнку для рукопожатия, когда тот появился. - А что планируется?

Внешний вид

Отредактировано Sonny Pulsone (2014-10-24 18:06:55)

+3

4

Про задумки зарабатывать с порноиндустрии Ливии рассказал Гвидо, еще когда не был в депрессии и мог думать о делах, а не о том, как скормить всем историю о Марго. Тогда же Андреоли и взяла эту новость себе на заметку, потому что красивых девочек в Парадизе у нее было хоть отбавляй, и при хорошем раскладе она могла бы ими поделиться. Если бы и ее взяли в долю, естественно. Она достаточно смутно представляла себе, как работает этот бизнес, но верила, что денег он должен приносить немало, ведь секс всегда отлично продавался, не имеет значения происходил ли он с тобой в реальности, как в Парадизе, или же ты наблюдал за ним по монитору.
Когда же она встряла в неприятности с рыжей Эддисон, то все эти разговоры о проституции и деньгах навели Ливию на мысль о том, что девочку можно было бы предложить Пульсу - именно так Гвидо назвал парня, которого он поставил заниматься этим делом. Правда рядом с его персоной мелькал Фрэнк, обращаться к которому явно не хотелось, но обойти андербосса в таких делах было просто невозможно. Как ни крути их встреч все равно не миновать. Да и не собиралась она от него скрываться. Вот еще глупости! Только пожалуй встречу она назначит на своей территории, чтобы чувствовать себя хозяйкой положения и иметь возможность в любой момент выставить его, если вдруг он начнет борзеть. На том и порешили - беседа с Фрэнком по телефону была короткой и деловой: она просила свести ее с Пульсоне и устроить ее кандидатке так называемый кастинг. Естественно она еще не упомянула о том, что хочет поиметь свой процент с этой сделки. Во-первых, подобные торги всегда бесили Фрэнка, (по крайней мере с ее участием так точно), а во-вторых, никто не гарантировал, что дело выгорит, и девочке дадут работу. Все-таки она была на любителя. Лицо с далеко не аккуратными шрамами, эти веснушки на лице, да и к тому же отсутствие опыта и зажатость. Впрочем Ливия считала, что в порнухе надо уметь еще меньше, чем в проституции. Там хоть надо доставлять удовольствие, а здесь что? Лежи и стони себе на камеру. И так дубль за дублем. В общем, Эддисон должна была справиться. А лицо... его и вовсе не обязательно в кадре показывать. Кстати, а в порнухе вообще показывают лица?
Спускаясь по лестнице в холл, Ливия размышляла как раз на эту тему, пока ее внимание не перехватили стоящие внизу Фрэнк и какой-то рослый брюнет, которого она приняла за Пульсоне.
- Вы наверное Сантино? - она открыто улыбнулась, подойдя ближе, и протянула руку для приветствия. На ней были черные брюки, шелковая блузка алого цвета, гармонирующая с ее помадой, и туфли на каблуке.  - Меня зовут Ливия. Я хозяйка этой гостиницы. Добро пожаловать. - Под этим она имела в виду не только приглашение на деловое общение, но и подспудно толкала Пульса как-нибудь заглянуть к ним на огонек и поразвлечься с ее девочками. Вероятно Фрэнк уже рассказал ему, что из себя представляет Парадиз на самом деле. И да, она не знала, что он состоит в каких-то отношениях с Агатой, иначе не рискнула бы организовывать такую подставу своей подруге. - Фрэнк... - она перевела взгляд на Альтиери и затянула многозначительную паузу, изучая его настрой. Наконец, следуя все-таки своим убеждениям, что встреча будет носить исключительно деловой характер, к тому же в финале ей нужно будет втиснуться в долю, она улыбнулась, решительно протянув руку и ему. Вероятно с ним они уж точно могли обойтись без принятых у итальянцев приветственных поцелуев в щеку.
В ту же минуту на пороге появилась и Эддисон. Выглядеть она в общем-то могла бы и получше. Хоть бы накрасилась что ли... Ливия взглянула на нее каким-то полусочувственным полупрезрительным взглядом и махнула ей рукой, тем самым подзывая к ним.
- Это Эддисон. Девочка, о которой я говорила, - она указала открытой ладонью на рыжую и тут же взметнула взгляд на Пульсоне и Фрэнка, пытаясь прочесть реакцию на их лицах быстрее, чем они что-то произнесут.

+3

5

В отличие от их нового нью-йоркского друга, Фрэнк с самого начала понимал, что порнобизнес - это не развлечение, поэтому и нанял человека со стороны, который бы зарабатывал для него деньги. Идея-то была хорошей, пускай и прозвучала она впервые скорее как шутка; Альтиери прекрасно знал, что дело это прибыльное, особенно если организовать грамотный, как это модно говорить, продакшн, а не снимать любительский ширпотреб, которого в интернете пруд пруди, и который больше чем за сотню баксов никто у тебя не купит. Имея большие в этом плане амбиции, андербосс рассчитывал снять, ни много, ни мало, шедевр. Надеялся, конечно, на то, что порнозвезды согласятся у них сниматься. Пускай опыта у них не было, но у них были деньги. Во всяком случае, Фрэнк знал, где их можно было достать. Связей у него хватало, и некоторые знакомые люди уже согласились вложиться в это мероприятие - Фрэнк ведь обещал, повторимся, шедевр, да и вообще имел репутацию человека, умевшего делать деньги и, что немало важно, не кидавшего своих партнеров.
Пульсоне же, исходя из того небольшого опыта общения, который у них имелся, казался андербоссу куда менее решительно настроенным, чем следовало бы. Возможно, боялся ответственности связываться с большими деньгами. И Фрэнк, признаться, сомневался уже несколько раз в правильности своего выбора – уже на ранней стадии их взгляды часто не совпадали - однако пока тот не облажался, выгонять его не спешил.
Они договорились встретиться в "Парадизе". Фрэнк не стал возражать, не считая эту территорию вражеской. Вражда между ним и Ливией протекала исключительно на личных фронтах, а сейчас они собирались говорить о бизнесе. Та вроде как заинтересовалась их проектом и по просьбе Гвидо пообещала помочь с поиском актрис.
- Давай без мистеров, - ответив на рукопожатие, предложил перейти на менее формальное общение. - Можешь звать Фрэнком. - С Сонни они были примерно одного возраста, и весь этот пафос, как и всегда, казался несколько лишним. Он ведь давно звал Пульсоне по имени - с самого начала знакомства если точнее.
- Познакомлю тебя с одной нашей подругой, - пояснил цель их сегодняшнего визита в "Парадиз". - Она владеет этим заведением. Одно из лучших в городе, между прочим, - прорекламировал, раз уж слово зашло, и, встретившись взглядом с одной из очаровательных "сотрудниц", ответил той улыбкой на улыбку. Впрочем, в следующую секунду поспешил ее огорчить, отрицательно покачав головой, что значило, двое джентльменов пришли в это заведение не затем чтобы развлекаться с цыпочками. Если только после того, как они закончат. Вот тогда можно будет расслабиться. Пульсоне ведь не пресытился еще женскими телами? - Можешь здесь "кастинги" проводить, - усмехнулся, надеясь, что ньюйоркец понимал, о чем шла речь. – Ливия, хозяйка, а вон, кстати, и она, - кивнул на лестницу, по которой спускалась, как всегда изящная и элегантная миссис Андреоли, - обещала нам с кадрами помочь.
Фрэнк отступил чуть назад, давая Пульсоне и Ливии поприветствовать друг друга. Представлять девушку и не понадобилось даже. Она справилась с этим сама. После чего как обычно начала строить глазки, на этот раз Сонни (и чему тут удивляться). Стоило наверно предупредить его, что так она общалась со всеми мужчинами. Чтобы лишний раз не обольщался на ее счет, как это сделал однажды Фрэнк.
Он убрал руки в карманы брюк также решительно, как девушка протянула ему свою руку, и, качнувшись на каблуках черных начищенных туфель, поторопил перейти непосредственно к делу.
- Ну, так как успехи? Говоришь, нашла кого-то? - несмотря на то, что руку пожимать Ливии Фрэнк не стал, речь его звучала вполне дружелюбно, а на лице даже легкая улыбка присутствовала, как будто ничего между ними и не было.
Проследив за открытой ладонью, Альтиери посмотрел в сторону, куда та указывала, и наткнулся взглядом на девчонку, которая больше на уборщицу походила, или на ту, которая за своим мужем пришла. Разумеется, он не поверил, что эта рыжеволосая и была их актрисой, и счел, что из мести Андреоли решила прикольнуться над ним. Опять его идиотом выставить хочет? Теперь вот в глазах Пульсоне. Ливия вполне могла прочитать это по лицу Фрэнка. Его взгляд стал заметно жестче, хотя он и продолжал улыбаться, между прочим, он думал, каким еще образом можно заставить ее уважать себя и бояться.
- И что, у нее есть опыт? - решил поддержать "шутку".

+3

6

Кто-то может счесть ее ленивой, кто-то жалкой, кто-то – глупой; какой-нибудь интернет-циник заявит, что так только лучше: мол чего ей, страшной и тупой, детей-то плодить (ах, если бы кто-нибудь видел Шарлотту, настоящую куколку, и это не только по мнению Эдди… или ее саму, когда она светилась счастьем от ощущения, будто бы Дерек любит ее – вот уж точно даже не смотря на шрамы, ее тогда нельзя было назвать непривлекательной). Она, быть может, и в самом деле не идеальный человек, но все же все произойдет из-за того, что Эдди не видит выхода. Она просто не знает, как еще можно поступить в той сложной ситуации, где она оказалась. Она почти три года бьется как птичка в клетке, взлететь пытается, а все заканчивается каждый раз – бесполезно и страшно, и немного глупо. Если бы нашелся советчик, добрая душа, готовая выслушать ее, и, быть может, дать совет-другой, осознавая полную ее неподготовленность к сложностям реальной жизни, то, возможно, и ее нынешняя жизнь была бы совсем другой. Кто-то, кто рассказал ей, что она имеет право не только жить под постоянным надзором социальной службы, но и получать от них вполне приличные деньги (Эдди-то и заикнуться об этом боится, получая лишь то, что причитается ей как матери-одиночке), кто-то, кто навел ее на размышление, что уборщица, посудомойка да проститутка – не единственные профессии в мире для некрасивых девушек, а в центре занятости населения можно получать пособие и направление на бесплатные курсы, для получения профессии; трудовой ли, или более-менее интеллектуальной, без разницы, главное – достойной и относительно доходной. Сиделки, флористы, воспитательницы в детских садах, работники на конвейерах, работники архивов, повара… она ведь отлично готовит, но кто про это знает-то, кроме Шарлотты?
Ах, да, в мире нет ни одного человека, который был бы готов просто поговорить с ней. Работодатели относятся к горничным как к смеси пылесоса и робота, на которую не стоит обращать внимания ни при каких обстоятельствах, а вне работы, она все время проводит с дочерью дома. Там ведь ремонт в самом разгаре, ей надо еще и на выходных работать…
С другой стороны, делать старый и некрасивый дом красивым и уютным было приятно. Но сейчас это не имеет значения: дом она скоро потеряет, потеряет и дочь, а, значит, все уже потеряло всякий смысл. Эдди просто не знает, что еще она может придумать.
Эдди сдалась. Может, поэтому она и не накрашенная – отчаянно краснеет под взглядами этим троих – что уже не верит в то, что что-то можно изменить. Они ее высмеют и прогонят, и все будет решено.
Странно, но от этого чувства определенности ей становится как-то спокойно. Страшно конечно, и до боли Чарли жалко, зато теперь все понятно.
-В порно – нет. – она даже сама удивляется, что ее голос так спокойно звучит. – Но я на все готова, что скажете.

+3

7

Если учесть, что при их знакомстве Сонни Фрэнку ботинки целовал - не в буквальном, конечно, но попинали его тогда на кафельном полу неплохо, - то становится понятно, что для Пульса не пафос играл главную роль, и того, что Альтиери будет как-то иначе называть, чем по имени, того, кого чуть в унитаз не смыл вслед за его лошадиными талонами, тоже как-то не ожидал - хорошо ещё, что кличку какую-нибудь вслед не дал, как раз такие встречи и приходится многим потом припоминать всю оставшуюся жизнь. Неважно, впрочем, как именно его называть; Пульс и видел-то его не так часто - на посиделки в "502" у него не было ни желания, ни времени, а на студии Фрэнк и сам был гостем не таким уж частым, в принципе, и понятно, что человек его положения лично заниматься этой работой будет только в крайнем случае - для этого у него есть Сонни, которому он платит, и который будет отвечать за происходящее и перед ним самим, и перед лицом закона, если придётся, не дай бог... И за все риски - утешение только одно: ему разрешили дать студии своё имя. Хотя это тоже сомнительный плюс...
- Это я учту... - усмехнулся Пульсоне в ответ, заинтересованно, но как-то... скромно, что ли - словно бы сообщение Фрэнка его смутило немного. О том, что он с Тарантино не просто работает вместе, наверняка уже давно поползли слухи, но Сонни всё равно старался не акцентировать на этом внимание окружающих при разговоре, особенно когда самой Агаты не было рядом - не хотел, чтобы получилось, что он этим хвастается, не по-мужски это. Но слова Альтери он и в самом деле "учтёт" - по старой привычке запоминать любую информацию, которую ему сообщали про "наших друзей", подруг, и мест, где они проводят своё время; неважной информации вообще не бывает в их мире. Возможно, будет шанс сделать заведению рекламу ещё перед кем-то (тем же Чейном, возможно) - если Фрэнк рекомендует, то наверняка не спроста. - А среди работниц есть кто-то, кто готов попробовать? - тут же отреагировал Пульсоне, потерев подобородок. Вот ещё с какой точки зрения его полученные данные интересовали - здесь вполне можно было бы найти актрис, пусть и другого профиля, но готовых работать у них. И платить им можно было бы на первых парах меньше в разы; такой желанный для Альтиери, шедевр порнографии, конечно, вряд ли получится при таком раскладе, но - что он, собственно, вообще хочет? У Сонни есть только одна студия, и то не вся и в строго определённые временные рамки; хочет шедевра - пусть снимает его сам, хоть лично садится в кресло режиссёра и удачные дубли нарезает потом... да что там - пусть хоть участвует. Пульс вот заинтересован не в том, чтобы поиграть в Стивена Спилберга, а чтобы денег сделать побыстрее...
- Верно. - улыбнулся Пульсоне подошедшей. Помочь с кадрами?.. Стоило отметить, что Ливия сама по себе тоже была... "кадром", если говорить скупыми словами, даже в костюме столь скромном и строгом делая честь некоторым из тех девочек, кто потерял к ним интерес после отрицательного жеста Альтиери. - Рад знакомству. - Сонни, поколебавшись немного между тем, что ему стоило бы в этой ситуации сделать - пожать протянутую руку, или коснуться её губами на старомодный манер, в итоге выбрал всё же первое. Пожалуй, и впрямь не стоит устраивать цирк, и актёрские данные оставить для камер - они все здесь деловые люди.
Один деловее другого...
Представление, или скорее небольшую репризу, решили устроить Фрэнк и Ливия, первая - заколебавшись перед тем, как протянуть ему ладонь, второй - отказавшийся от протянутой ему руки, видимо, ответив тем самым, что этот жест был лишним. Пульсоне не могло заинтересовать происходящее - жест, вернее, наоборот, его отсутствие, игнорирование, само по себе вносило в дружелюбный голос анбербосса каких-то новых красок сарказма, да и улыбка Ливии напоминала приготовленный к бою щит... даже такому бесхитростному и прямолинейному дуболому, как Сонни, было видно, что между Альтиери и Андреоли посверкивают молнии. Которые, впрочем, его не касались - и слава богу, пожалуй.
Вот с лица Пульса улыбка исчезла моментально, когда он тоже проследил взглядом за ладонью Ливии, и встретившись глазами... с какой-то витаминкой-оскорбинкой - почему-то, глядя на ярко-рыжую девчонку с круглым лицом, он именно про это подумал. Сонни озадаченно перевёл взгляд с Ливии на Фрэнка и обратно, затем снова посмотрел на девушку. У него было такое ощущение, что разыграть сегодня решили именно его.
Нет, серьёзно, из всех фрейлин, которые гарцевали по залу - согласилась работать на них с Альтиери только вот... это?
И похоже, что это действительно не шутка. А если и шутка, то и Ливия, и Фрэнк, явно хотели от Сонни, чтобы она затянулась... И вместо того, чтобы встрять в завязавшуюся беседу, Пульс молча шагнул к девчонке, взяв её за подбородок, привычным уже движением, и внимательно, придирчиво, осмотрел её веснушчатое лицо. - Ливия, у Вас ведь есть свободный номер?.. - "кастинг", так "кастинг". Сонни развернулся к Фрэнку и хозяйке "Парадиза", переместив ладонь с острого подбородка Эдди на её шею сзади. Пока что, если забыть обо всех минусах её внешности, у нескладной рыжей был один плюс - она была высокой. Но пока что это только добавляло этой "нескладности"... впрочем, стоило осмотреть внимательно, играть ей, раз уж настроена серьёзно, придётся не только лицом.
Когда номер был предоставлен, Сонни кивнул головой Лив и Фрэнку, чтобы зашли внутрь тоже. По старой традиции, на любом конкурсе и шоу бывает три члена жюри, так? Нет, бывает и больше, но никак не меньше трёх...
- На всё готова, говоришь? - следом Пульс заводит Эдди, и закрывает дверь, прислонившись к ней спиной и сложив руки на груди. - Тогда раздевайся. - и приступим к первой части представления...

+3

8

Несмотря на то, что выводы пожалуй было делать рано, Пульсоне показался Ливии мужчиной приятным. По крайней мере при знакомстве она не заметила в нем ни малейшей насмешки или скептического взгляда - а обычно женщину в бизнесе встречали именно так, тем более ту, которая являла собой удовольствие для глаз. В основном таких считали просто красивым, но пустым приложением к мужчине или окружающей обстановке. За годы брака с Марчелло Ливия научилась стойко сносить подобное отношение, но мириться с ним не собиралась. Да, она предпочитала всегда вести себя вежливо и деликатно, но если дело доходило до сальных шуточек в ее адрес, то пресекала их достаточно резко и жестко. С Сонни ей это вроде не грозило. Он показался ей простым и скромным. Возможно все потому, что он был еще никем - Гвидо рассказывал, что мужчина относительно недавно переехал в Сакраменто и стал сотрудничать с семьей, делая для нее кое-какие пока что малозначительные услуги. Как известно, чтобы увидеть настоящее лицо человека, стоит дать ему в руки власть. Вот Фрэнк например. Был же когда-то простым вышибалой долгов и вел себя куда скромнее. Стоило же ему дойти до андербосса клана Торелли, как на свет повылезали все его самые отвратительные качества. С его желанием подмять всех под себя Фрэнка можно было сравнить наверное с Наполеоном, не меньше. А может и с Гитлером - дай ему свободу, и он повырезал бы всех неугодных.
Когда он демонстративно не подал ей руки, в ту же секунду она вся вспыхнула. Ее взгляд был готов изжарить его прямо на этом самом месте. Она стиснула зубы и сделала над собой огромное усилие, чтобы сохранить на лице хоть какое-то подобие улыбки. А ведь она собиралась провести эти переговоры мирно. Но нет, Фрэнку похоже нравилось состояние войны. Что это вообще было? Что он себе позволял?! Месть за прошлые обломы?
Ливия метнула мимолетный взгляд на Пульсоне. Абсолютно посторонний человек только что стал свидетелем его детсадовской выходки. И дело было не только в том, что минуту назад он продемонстрировал свое неуважение к ней, но еще и в том, что тем самым он дал повод для домыслов и слухов. Слухов, которых между прочим бояться было нужно прежде всего ему, а не ей. Хотя его жену по идее давно уже не должны удивлять сплетни о похождениях своего супруга. А вот Ливии слава любовницы Фрэнка Альтиери (лживой славы, прошу заметить) была совсем ни к чему, и если этим он собирался как-то вывести ее на эмоции и получить ответную реакцию, то пусть обломается в очередной раз.
От необходимости отвечать на его вопрос, заданный с какой-то издевательской улыбкой, спасло появление Эдди, на которую она и поторопилась переключить всеобщее внимание. Реакция мужчин была весьма ожидаема. Она и не надеялась, что при виде рыжей и малокрасивой девицы они с восторгом захлопают в ладоши. Но надо отдать Эдди должное, сегодня она старалась держаться бойцом и выглядела вполне уверенно, даже заявляя фразу об отсутствии опыта. - Ей очень нужны деньги, - поддержала ее слова Лив. - Быстро и много. Она будет сниматься, - утвердительный кивок, будто бы она могла решать за нее. - Лицо может у нее и не очень, но зато тело, по-моему, хорошее. А вы ведь не рекламу косметики снимать собираетесь, верно? - на всякий случай решила напомнить она и заодно вернуть мужчин с небес на землю, если они думали, что без большого опыта смогут создать что-то по-настоящему красивое и качественное.
- Конечно. Пройдемте за мной, я покажу комнату, - ответила она Пульсоне, и все вчетвером они направились на второй этаж. - Кстати, давай перейдем на ты, - предложила она Сонни по пути, не желая держать ненужную дистанцию между людьми, которые собирались тесно сотрудничать. - Если не против, конечно. Распахнув перед ним дверь, она секунду поколебалась, не зная, стоит ли ей входить, но Сантино кивком головы пригласил, и она решила, что так надо. Конечно она предполагала, что он захочет раздеть девочку, чтобы осмотреть так называемый товар, но не думала, что ей обязательно при этом присутствовать. И Фрэнку кстати тоже. Она считала, что решение будет принимать Пульсоне, который даст ответ стоящему над ним Гвидо, в чьих руках по мнению Ливии и находился весь этот бизнес. Фрэнк же просто исполнял поручения босса приглядывать за делами, вот и все. Если бы она изначально знала, что этот бизнес отдан Альтиери, она бы даже не стала заваривать этой каши. Прийти с ним к соглашению представлялось Ливии просто невозможным.
Предложение раздеться прозвучало от Сантино ровным деловым тоном. Ливия тоже так осматривала своих девочек в Парадизе, поэтому не видела в его приказе чего-то странного. Но понимала, что Хадсон это может вогнать в шок или ступор, если учитывать, что она не только в порно-съемках прежде не участвовала, но даже шлюхой побыть не успела. Естественно некий барьер должен был существовать.
- Может нам лучше выйти? - предложила Ливия, имея в виду их с Фрэнком. Вообще-то ей было довольно любопытно посмотреть на то, как Сонни проводит кастинг. Может он обычно не только раздеться просит, но еще что-нибудь из умений продемонстрировать? Вероятно это скорее всего больше смешно, чем возбуждающе. Однако заставить Эддисон зажаться, краснея от смущения, она не хотела. А один строгий судья все же лучше, чем сразу три. Учитывая, что в ее интересах было "продать" Эддисон, Ливия решила предложить минимизировать стрессы рыжей.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-25 14:57:51)

+3

9

Фрэнк был в состоянии холодной войны со всеми женщинами, входившими в их Семью, просто напросто считая, что тем здесь не место, и каждый раз пытался продемонстрировать это при удобном случае; Гвидо и его подружки должно быть сильно опасались того, что однажды Альтиери, заняв место дона, просто избавится от них всех, одна ведь была его, Монтанелли, женой (ее, впрочем, можно было уже вычеркнуть), вторая - сестрой, ну, а третья, та в чьем обществе они сейчас находились, - ставленницей. Для сицилийца, а им Монтанелли был даже в большей степени, чем Фрэнк, подобное отношение к женщинам считалось довольно нетипичным. У сицилийцев даже в 21 веке женщины не работали, они посвящали себя дому и семье, воспитанию детей, но никак не управлению борделями, продажей оружия, заказными убийствами. Заставлять дорогую тебе женщину заниматься этим, зарабатывать для тебя деньги, рисковать жизнью, свободой и добрым именем - вовсе не проявление мужественности и джентльменства. Это низость как ни посмотри.
О том, что у андербосса были одно время терки сперва с Ди Верди, а потом с Тарантино, знали все. И скорее их друзьям покажется странным, если с Ливией у него возникнут вдруг теплые отношения, учитывая его консервативные взгляды... вот тогда точно поползут слухи о том, что она его любовница. А пока Андреоли волноваться было не о чем, если вдруг ее заботила еще своя репутация, хотя казалось бы для женщины, сидевшей в тюрьме и владевшей заведением, имевшим славу борделя, такие мелочи как слухи об интимной связи с известным в городе гангстером, должны казаться мелочью. Хотела продемонстрировать ему гордость? Пожалуйста. Взамен она получила натянутые отношения со вторым человеком в Семье. Сейчас, впрочем, когда Гвидо отказывался появляться на людях, становился даже первым. Как долго она протянет, если Монтанелли вдруг не станет? Фрэнк мог представить, как Ливия этого опасалась. Она ведь лишится абсолютно всего, и сама же скакнет к нему в койку.
Не обращая на них внимания, что было правильным, Сонни тем временем, с полной невозмутимостью переключился на их "актрису". Осматривал ее так, словно лошадь себе выбирал. В какой-то степени так оно и было, конечно, они ведь искали девочек, которые будут "скакать" перед камерой, и этим приносить им деньги.
Но "шутка" начинала затягиваться, что Фрэнку уже совсем не нравилось, и ведь в лицо не скажешь девчонке - прости, но рожей ты не вышла. Хотелось потактичнее отказать этой Эддисон в работе, и Фрэнк бы непременно нашел слова для этого, если бы на него давить не начали.
- Всем нам нужны деньги, - усмехнулся в ответ Альтиери, повторяя слова Ливии, - быстро и много. А чего к себе не взяла? - поинтересовался как бы между делом. Косметику они рекламировать не собирались, это верно, но крупные планы в порнографии, тем не менее, неизбежны. Все-таки целевая аудитория этого продукта - мужики, и они хотят смотреть на красивых женщин, в которых красиво все - и лицо, и фигура. То же что перед ними предстало, было весьма сомнительного качества. И даже тело, которое нахваливала Ливия, под скромной одеждой они оценить не могли. Она сама-то, когда это вызнать успела? И как?
Идти на "смотрины" в отдельный номер Фрэнк вообще-то не хотел. На его взгляд все было итак понятно. Если Пульсоне, пользуясь, случаем и наивностью кандидатки, решил ей присунуть, мог бы сделать это тет-а-тет. Или фишка была именно в том, чтобы делать это при зрителях? Ну, как на съемках. И камеры им еще в руки взять. Шутки шутками, но все это отнимало время, да и утомлять начинало.
- Пульс, кончай представление и отвяжись от девчонки, - устало вздохнув, прервал их, когда та собиралась уже раздеваться. Что он собирался устроить? Заставить ее отсосать им по очереди? - Она нам все равно не подходит. Давайте не будем тратить время. Лив – это нихрена не смешно, - обратился уже к Андреоли, пытавшейся им выдать кусок дерьма за конфетку.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-25 20:54:49)

+3

10

Насколько бы лишенной себялюбия и малейших ростков гордости (и ума) не считала ее Ливия – да и сама Эдди, спроси ее кто, тоже бы не назвала эти качества в списке «пять слов, описывающих тебя», - но все-таки, это оказывается довольно болезненным ударом по самолюбию рыжика. Она знает, что не красавица, но все же… все же… все же на самом деле совсем неплохо. Не так плохо, как можно решить по их лицам – они смотрят так, словно перед ними какой-то косомордый карлик, чудовище, а не человек. Они смотрят на нее разочарованно, и от этого она чувствует, как сердце уходит в пятки. Она могла себя обманывать несколько дней назад на панели – хотя, там ей на руку играли темнота и возможная неадекватность «приобретателей», - могла врать себе, когда шла в кабинет Ливии, ведь это казалось ей хорошей идеей. Наверняка в такое место приходит много извращенцев из тех, что любят бить, а красивых давать бить жалко, а вот ее можно, она б потерпела, ради денег, особенно если это лишь временно, лишь пока она не вернет деньги банку…
Сейчас у нее не осталось сил на самообман. Они считают ее уродливой, а, значит, чтобы ни случилось, для нее это ничем хорошим не закончится.
Он осматривает ее, как в фильмах осматривают лошадей, разве что зубы не проверяют. Имеет право, ведь кто девушку платит, тот ее и танцует, непреложное правило. Но зачем это делать, если для себя они все решили? Она как-то сжимается, когда он кладет ей руку на шею, будто контролируя – да что уж тут, он ее и контролирует. По коридору к номерам, а затем и вовсе заводит в номер, закрывая за собой дверь – Эдди аж вздрагивает от этого тошнотворного звука, когда защелка-то клацает!
-Не надо. Останьтесь здесь. – меньше всего, она хочет оказаться с кем-то из этих наедине. Два года, которые у нее ничего не было, они сказываются, и она чувствует себя сбитой с толку, смущенной и раздавленной… разве что надеется, что это не слишком заметно для сторонних наблюдателей.
Сами будто красавцы. Мистер Хряк, – это она про Френка – Лошадь Жвачная – она и сама не понимает, почему дала Сонни именно такое имя – и старая грымза. – странно, но это ребяческое поведение, пусть и существующее лиши в рамках ее головы, довольно действенно.
Что она наделала? Зачем она здесь, если этот «поводырь» просто ее не оценил, а второй так и вовсе… слова второго, они словно по ребрам хлестают! Но ведь это не справедливо!
Она сопит, но уже решительней стягивает с себя свитер – волосы, минуту назад аккуратно причесанные, теперь опять напоминают скорее гриву львицы, оно и к лучшему. Эдди подозревает, что ее глаза от обиды могут подозрительно блестеть, а слабость – это не то, что стоит показывать своим врагам. А ведь «зрителей» она воспринимает именно так, даже осознавая, что ее собственная роль и ценность в их глазах бесконечно стремиться к нулю.
Она не знает, что ей делать со свитером – складывать его кажется бесконечно глупым – так что просто бросает его на кресло в углу, туда же и джинсы кидает. В кроссовках на голу ногу и черном сетчатом белье выглядеть она должна глуповато, еще и соски от холода и страха напряглись, и это кажется ей особо позорным, зато ее кожа кажется по-настоящему белоснежной в мягком освящении бра. В порно ей придется совсем-совсем голой быть, так что она пытается и от лифчика избавиться, но руки предательски дрожат.

Отредактировано Addison Hudson (2014-10-25 21:30:16)

+3

11

Две головы лучше, чем одна, потому и судьбу Эдди они должны были вдвоём с Фрэнком - Ливия присутствовала даже не в качестве судьи, а как продавец, отвечавший за свой "товар", так что уже нельзя было сказать, что трое - это толпа. И пока Фрэнк и Ливия общались за его спиной, Пульсоне просто продолжал оценивать девицу, его их разговор касался мало - как и то, что Эдди были нужны деньги, и причины, по которой они были нужны, и те причины, по которым Ливия не рискнула взять её к себе на оклад. Или всё-таки рискнула, и девчонка действительно работала раньше именно здесь?.. Хотя, вряд ли. Не похожа была рыжая на одну из местных куртизанок. Такие девушки, как работницы "Парадиза", казалось бы, просыпаются уже накрашенными...
Пульс молча кивнул на предложение Ливии перейти на "ты"; ему не с чего было быть против, да и демонстрировать невежливость, как это сделал Альтиери, тоже было незачем - пока что походило на то, что она собирается только помочь всем присутствующим - и им с Фрэнком привести человека, и самого человека тоже трудоустроить, дать возможность заработать себе денег на что-то там, уже потому сразу отказываться от предложения Сонни не планировал, как и выгонять Фрэнка и Ливию обратно за дверь - не для того ведь вообще заставил их войти сюда? Немногословный Пульс покачал головой на предложение хозяйки борделя. Как, может быть, ни жестоко это к самой рыжей, но то, что происходит здесь, это не более, чем бизнес... так что и разговоры пойдут о делах.
- Ну и с чего ты это заключил? - так и не отделяясь от двери, приняв расслабленную позу, Сонни повернул голову, взглянув на Фрэнка. Нет уж, хотя бы из уважения к присутствующим здесь дамам, время они потратят; тем более, что на самом деле, не так уж важно, чтобы судьи сошлись во мнениях - на порностудии, взявшей имя его криминального погоняла, сам Пульсоне тоже человек не последний - Фрэнк сам дал ему полную свободу действий ранее... при ряде условий, но главным среди них было "получить прибыль" а не "страшных не снимать". На вкус и цвет, кстати, мнение своё у каждого, да и вообще - в том бизнесе, в котором они очутились, важна даже не физиономия, а то, как ты умеешь ей пользоваться. С телом, впрочем, то же самое правило - и в порно, как и в жизни, кто-то и толстушек предпочитает, или тощих, или плоскогрудых и плоскожопых... - Ты порнофильмов много переглядел за последнее время? А вот я предостаточно... - аж мутить начало; надо же было как-то знакомиться с материалами? Сонни говорил прямо, не стесняясь присутствия ни Ливии, ни Эдди, которая, к счастью, не восприняла слова Фрэнка, как команду остановиться. Важно было взглянуть на тело, а на лицо, кстати, даже из тех, кого они уже взяли, по мнению Пульсоне далеко не все каждая была красавицей. И использовались при съёмке больше их тела, чем лица. Понятно, конечно, что королевой порноиндустрии станет скорее милашка с правильным личиком, нежели страшила с харизмой, но - если уж по-честному, им с Фрэнком самим до порномагнатов ещё как до Антарктиды пешком. И Сонни хотя бы пытается делать какие-то шаги, а не ждёт, что в дверь постучит золотая задница с бриллиантовой грудью и будет на коленях умолять снять её в их кино... - У некоторых актрис там такие лица, что не то, что у... Эддисон, да?.. - взгляд на Эдди, затем на Ливию, если рыжая за себя не сможет ответить самостоятельно. - ...и наши с тобой рожи буду симпатичнее. - притом, что тела были великолепными... хотя нет - иногда и тела тоже были весьма средними, однако же кто-то это снимал и кто-то смотрел - главное, всё-таки, талант. В женщине, как говорят, должна быть изюминка. И вообще-то кто сейчас знает - может, с Эдди в будущем они ещё килограмм изюма стрясут?
Немаловажно, что Сонни не боялся Фрэнка - ну что он сделает, если упрётся рогом; выгонит его со студии? Заработать он себе возможность ещё найдёт, на самый крайний случай - обратно на ипподром вернётся. Позовёт парочку своих вышибал и снова его изобьёт? Кости имеют свойство не только ломаться, но и срастаться тоже. А убить он его из-за девчонки вряд ли убьёт... скорее уж Эддисон этим рисковала.
- По-моему, тоже - хорошее тело. - подтвердил ранние слова Ливии, наконец отделившись от двери, шагнув ближе к Эдди. Хорошее-то хорошее, но вот в том, что использовать она его умела, всё ещё оставались сомнения, и глядя на то, как у неё никак не получалось расстегнуть свой лифчик, Пульс сомневаться начинал ещё сильнее. Это не говоря ещё про остальные пункты незримного списка... Сонни уселся в кресло, подперев щёку кулаком, рассматривая белоснежную кожу рыжей. - Тебе лет-то сколько? - пожалуй, стоило про это спросить ещё перед тем, как её раздевать, но уж извините - профессионалом Пульсоне пока ещё считать себя тоже не имел права. - Откуда шрам на лице? - это уже скорее праздный интерес, впрочем, шрамы тоже многое могут рассказать о людях, в особенности - об их прошлом, даже случайные, отметины на теле не остаются просто так. - Секса давно не было? - вопрос тоже немаловажный, кстати, секс на камеру - это всё-таки актёрская игра, а не просто под одеялом перепихнуться, удовольствия самим участникам от этого и бывает, как от работы... Чрезмерное удовольствие от работы в этом плане может и вообще всё испортить.
Или может, Ливия вообще задумала подсунуть им девственницу?.. та ещё подстава - с одной стороны; а с другой - это возможность, которой больше вообще не будет.

+3

12

Ливия вовсе не боялась того, что однажды Фрэнк может встать во главе семьи Торелли. Потому что этого просто никогда не случится. За своей жаждой управлять всеми, великий гангстер забывал, что страх и насилие далеко не всегда являются синонимами успеха и не то, что часто, а почти всегда несут в себе печальный финал. Может когда-то в доисторическую эпоху агрессия и строила историю, но цивилизация шагнула далеко вперед. Время викингов тоже прошло. Сегодня в приоритете была дипломатия, лояльность и умение вести переговоры - собственно те качества, которые напрочь отсутствовали у Фрэнка. Даже сейчас с порога он собирался всем навязать исключительно свое мнение и одним своим словом поставить крест на всей их встрече. Сила, исходящая от него, безусловно притягивала, но неумение слушать и слышать, приводило Лив просто в бешенство.
- Да, но ни ты, ни я что-то не спешим подзаработать, снявшись в порнушке, Фрэнк, - грубовато отозвалась она на его усмешку о том, что деньги нужны всем. После его выходки с ним и разговаривать-то не хотелось вовсе. - Вы сами-то много актрис уже нашли? Одна краше другой, я полагаю? Может это мне уже стоит к вам обратиться за новыми лицами? - раз уж он разбрасывался людьми, которые добровольно хотят заниматься грязным бизнесом, то у него должны были быть веские на то причины - может и правда основной костяк уже набран? Но не собираются же они обходится одними и теми же действующими лицами. Устанут поди. Как актеры, так и зрители, которых кормят одним и тем же. - И не надо передергивать. Ты прекрасно понимаешь, что в Парадизе совсем другой уклон. - Да, когда-то и ее заведение не отличалось большим шиком. Марчелло довольствовался быстрыми деньгами и никогда не следил за качеством своего товара. Когда Ливия только заняла место у руля этого бизнеса, то девочки здесь были весьма разношерстные. Таких, как Эдди было много. Да что там Эдди! Пожалуй и еще в сто раз хуже! От них пахло дешевкой, и Ливия честно говоря не представляла, как с ними можно даже сидеть рядом, не то что сексом заниматься. Поэтому и клиентура была соответствующая - бандиты, пьяницы и всякие извращенцы. Зачастую они выгребали последние бабки из карманов и платили за этих шлюх, не удосуживаясь потратить ни монетой больше. Порой им и вообще расплатиться было нечем, а в кредитах Парадиз отказывал, отчего вспышки скандалов разгорались в борделе все чаще. Ливии понадобилось много времени, чтобы вытянуть Парадиз из этой омерзительной кабалы. И ключ к успеху был конечно же в кадрах. Чем лучше выглядит товар, тем дороже его можно продать. Безусловно то же относилось и к порноиндустрии, но Сантино не был медиамагнатом, и с чего-то надо было начинать. Хорошо, что сам Пульс это кажется понимал.
- Вот именно. Нормальное тело, - согласилась она с Сонни, переведя взгляд на Эддисон, которая успела раздеться до белья. - Смотри, какие ноги длинные. А уж между ними у всех все одинаковое. - Ливия едва удержалась от фейспалма, когда заметила, что у Хадсон не получается снять лифчик. Ну же! Рыжая просто обязана была окупить ее БМВ! В конце концов, Ливия считала, что в ту историю с тремя неграми из гетто, которые угнали ее тачку, она вляпалась исключительно из-за нее. Так что, с рыжей причиталось.

+3

13

Мало кто предполагал, что и андербоссом Фрэнк станет, тем не менее, это свершилось, и главой Семьи последний месяц, учитывая состояние Гвидо, тоже фактически был он. Так что зарекаться не стоило, невозможное было очень даже возможно, и большинство солдат, Фрэнк знал, его бы поддержали. Да, было дело, многие боялись ему давать власть, и Монтанелли, в том числе далеко не сразу решился приблизить к себе Альтиери, опасаясь, что тот утопит Семью в крови. Но как время показывало, ни одной войны за время его "правления" не случилось, а вот предшественники его, те, кого Гвидо приближал к себе до него, то и дело втягивали Семью в кровавые разборки. Один его племянник чего стоил. И на фоне их Фрэнка единственного можно было назвать бизнесменом, а не бандитом. Во всяком случае, он о себе именно такого был мнения. При нем стали возиться продукты из Сицилии и открываться магазины не только в Сакраменто, но и в других городах страны; Тарантино, до этого толкавшая оружие шпане в подворотнях, вышла его стараниями на серьезный, без преувеличения сказать, международный уровень, начав сотрудничество с мексиканцами; идея с порнографией - опять-таки он этим занимался; строительство - вряд ли без его связей Торелли и первый блок к сегодняшнему дню заложили. Характер у Фрэнка был, конечно, не подарок, но суммируя все вышеперечисленное, среди других кандидатов на место дона, если вдруг оно освободится, нынешнего андербосса будет поддерживать абсолютное большинство, а тех, кто не будет… он или силой заставит это сделать, или же просто избавится от них - одной дипломатии, чтобы с тобой считались, в их мире все же не достаточно, их страна не зря тратит на оборону более пятисот миллиардов долларов в год, и это не от того, что в Соединенных Штатах не хватает дипломатов, просто их стараниями не всегда можно добиться обозначенных целей. В идеале одно должно дополняться другим.
- А у нас, по-твоему, какой уклон? - продолжал спорить с Ливией. - Считаешь, что раздвигать ноги в "Парадизе" престижнее, чем делать это же на съемочной площадке? - рассмеялся ей в лицо. В подъезде или студенческой общаге сниматься за сотню баксов у прыщавых неудачников, конечно, менее престижно, но у них в "Пульс Интерпрайзерс" было не так. И Фрэнк не считал большой проблемой найти актрис, у них хватало симпатичных эмигранток из Мексики или стран восточной Европы, а еще Голливуд был рядом, эти девчонки готовы были зарабатывать таким образом. На съемках в день они поднимут гораздо больше, чем в борделе и, что немаловажно, тут они могли заключать разовые контракты. Снялась в одном-двух фильмах, получила деньги, вернулась в свой Казахстан и живи год, не работая. Став шлюхой потеть придется больше, и завязать с этим сложнее, девки чуть ли не в прямом смысле становились собственностью сутенеров.
Пульсоне, продолжавший мыслить, как уличный бандюган, тоже начинал раздражать, и Фрэнк уже пожалел, что разрешил перейти тому на "ты". Что-то много он на себя брать стал. Как будто это он одолжение делал, согласившись войти в их бизнес, а не ему.
- Не забывай, плачу за все я и решать мне, - напомнил, кто здесь заказывал музыку. Совещаться Фрэнк нужным не считал, тут итак на его взгляд все было ясно. - Ты не споришь со мной, а делаешь так, как я скажу. - "Уволить" Пульсоне андербоссу подавно ничего не стоило, раз уж одного курса они держаться не могли. Все что от него требовал Фрэнк - это заниматься организацией. Опыта съемок порнографии ему и не нужно было, этот опыт должен быть у режиссера, а режиссера он нанять должен. Сантино пришла вообще в голову эта мысль или нет? Или он рассчитывал сам все снять, а может еще и сняться?  Фрэнк его не держал, тот вполне мог вернуться к своему привычному ремеслу - собиранию мелочи на ипподроме или в кинокассах. На ипподроме, впрочем, Альтиери обещал ему руки переломать, если еще раз поймает, но это уже не его проблемы. Лучше, конечно, после такого провала Пульсоне и вовсе место жительства поменять. Из шестерок, если вдруг они разбегутся именно таким образом, Фрэнк не даст ему вылезти никогда.
- Я тоже в тему вникал, не думай, что ты здесь самый умный. Тебе оплатить доступ на нормальный порно сайт? - а то, небось, по бесплатным шарился и установил себе соответствующую планку. - То дерьмо, которое ты смотрел, дороже сотни баксов за ролик не продается. Уверен, что нам стоит тратить время и силы на это? - Фрэнк вот не считал. У них была целая телестудия со всем оборудованием, за которое не надо было платить, а Пульсоне собирался снимать то, что снималось у обочины дороги на камеру мобильного телефона.
И еще девчонку унижал... О ее внешности, которую все отметили малопривлекательной, Фрэнк при ней же говорить не хотел. Это было неприлично. Стоило все же дождаться, когда она уйдет.
- Одевайся, - глядя на то, как Эддисон пыталась расстегнуть лифчик, мужчине хотелось закрыть глаза. Черт с ней с внешностью, потратят сэкономленные на ее гонораре деньги, на стилиста и визажиста, чтобы привести девчонку в божеский вид, но что делать с ее зажатостью? Секса у нее, как показалось Фрэнку, вообще никогда не было. На что она рассчитывала, приходя сюда? Впрочем, эта дуреха еще ладно, больше волновало, на что рассчитывала Ливия, приводя ее? Могла бы, и потренировать у себя в заведении.
- Ты вообще представляешь, что такое сниматься в порнофильме? - обратился к Эддисон. - Тебе придется заниматься сексом в присутствии других людей и делать это так, чтобы вызывать возбуждение. То есть нужна уверенность, раскрепощенность, сексуальность и опыт. - Что из перечисленного было у нее? Да ничего не было. Все это видели, но признать готов был один только Фрэнк. - Сколько ты рассчитывала получать за съемки? - решил поинтересоваться, подозревая, что Ливия назвала какие-то нереальные суммы.

+3

14

Эдди все думает про деньги. Пятьдесят долларов, если Ливия совсем уж сука, и немногим больше, если рыжая сумеет выбить у нее за, так сказать, «дополнительные» услуги. Рыжая совсем не видит своей вины в том, что случилось тогда, в ограблении, и не собирается за это хоть как-то отвечать. Ливия была сама во всем виновна: если бы она не уволила Эдди, ей бы не пришлось тогда останавливаться на улице… рыжик вообще не понимает, зачем та тогда затормозила, какой в этом был смысл. Она даже не представляет, что та могла попытаться проявить добродушие и даже протянуть руку помощи, во всех действиях и поступках Андреоли она видит лишь некий умысел – а, значит, и с ней самой стоит поступать так же, пытаться получить от нее максимальную выгоду. Например, несчастные пятьдесят баксов. Разумеется, эти деньги ничего не изменят в том решении, что уже приняла Эдди, но они позволят провести последний вечер приятно и даже весело.
Она отшатывается, всего на мгновение, когда Лошадь – ну а что? Никто не представлял ей этих двоих, опустив все привычные формулировки вежливости, так что и называть их она может так, как ей угодно - шагает к ней, но почти сразу же берет себя в руки. Ему нужно это чертово кресло, а не она.
-Мне двадцать два. Я совершеннолетняя.
– она знает, что без макияжа выглядит куда как младше, но ведь это может быть даже плюсом; видео с совсем молоденькими девочками пользуются значительным спросом, она это помнит еще по ее отношениям с Дереком; в постели он не был самым любящим и нежным из всех возможных любовников, и его вкусы иногда выходили за рамки того, что можно назвать общепринятым. Хотя, за два года общественные вкусы могли и резко измениться. 
Застежка лифчика наконец-то поддается, именно в тот момент, когда Френк приказывает ей одеваться, так что Эдди замирает с ним в руках, не  зная, что ей делать дальше. Кто из них главный? На кого ей надо «работать»? Кажется, все-таки на Хряка, так что она послушно одевает лифчик обратно, уже ловчее. Все закончилось, все решено.
Очередной неуместный вопрос сбивает с толку и заставляет  ее замолкнуть на мгновение в попытке подобрать удобоваримую ложь.
-Пьяный отчим, он просто… ничего особенного. Он просто любил распустить руки. Мне было пятнадцать и это было всего лишь дракой с пьяным мудаком.
– ей хватает ума лишить эту историю правды, и уж тем более лишить ее всяких намеков на секс. Ну, знаете ли, жестокое изнасилование в юношестве, явно не тот опыт, который может помочь порноактрисе, так что Ливия может почти гордиться сообразительностью своей невольной протеже, которая совсем не ожидала, что ее спросят о чем-то подобном. – Не очень давно. Пару месяцев назад. – тридцать пять, если вы захотите точности, но Эдди предпочитает упустить и эту интересную деталь.
-Я представляю, что это такое. И я на все готова. Я бы со всем справилась
. – очередной сбивающий с толку вопрос, из-за которого она замирает на мгновение, поднимает на него глаза.
-Я не знаю, сколько за это платят. Я рассчитывала –
она замирает, затем, балдея от собственной наглости, выдает непотребную сумму; впрочем, все уже решено, так что она может хоть миллион долларов назвать, это ничего уже не изменит. – долларов на пятьсот-семьсот за день. – она понятия не имеет, что порноактрисам платят за сцены, а не рабочие дни. Про, скажем так, коэффициенты за сложность некоторых цен, она так же понятия не имеет.

офф: ребят, простите, но расценки порноактрис в интернете не мелькают; я нашла статью 7 Reasons Why It Sucks To Be a Male Porn Star, там пишут про 800-1000$$ актрисам средней руки (и 250 мальчикам, неудачники) за сцену без "усложнений". Дальше: один испанец пишет, что "одна boy/girl сцена - три часа съемок", это тоже из интервью какого-то режиссера. Делаем вывод, что за день упорного труда можно поднять 2500-3000, так что Эдди продешевила необыкновенно

Отредактировано Addison Hudson (2014-10-26 20:23:12)

+3

15

Что было нетактично - так это вселять в рыжеволосую мадам ложные надежды или шушукаясь за её спиной, вариант "Мы Вам позвоним" Пульса не устраивал, и если уж отправить Эддисон восвояси из-за того, что, в буквальном смысле, рыжая и лицом не вышла, так сделать это по-честному. Отчаявшись, девчонка рискнула прийти к ним, чего не сделал бы обычный человек - одно только это вызывало у Сонни уважение; стоило отметить, что он вот в своей жизни на что-то подобное так и не решился, когда мог бы. Он просто катился, как бильярдный шар по столу, поддатый кием - то в тюрьму, то из тюрьмы, и не рисковал поменять свою жизнь ни на грамм, отступить с мало-мальски знакомой дорожки.
То ли Фрэнку просто нравилось спорить со всеми вокруг, то ли упрямство было единственным состоянием, в котором он ощущал себя комфортно, но он сейчас упорно настраивал против себя всех остальных троих, находившихся в номере... И Сонни предпочитал молчать, пока он спорил о чём-то с Ливией, хотя его их спор тоже начинал уже раздражать, но теперь мистер непреклонный Пуп Земли начал набухать свои почки и на него тоже. Интересно, как только его подручные ребята его терпят семьдесят процентов своего времени?
- О, да? Что-то я по твоим словам другое помню. - что ему было велено делать всё, что угодно, цитата - "можешь сниматься и сам, мне плевать". Или вот ещё неплохая - "хоть гомиков снимай, только не детей"... По сути, это Фрэнка Ливии можно было бы вообще не приглашать сегодня - Пульсу только легче было взять кого-нибудь в "штат" студии без Альтиери, который дышал бы через его плечо, но сгубило Лив только то, что они с Сонни не были знакомы. Жаль. Стоило бы встретиться наедине по такому вопросу. В следующий раз, пожалуй, так и сделают... если вообще будет следующий раз, и Альтиери его действительно не "уволит", но пока что он его ещё не выпнул. Пульс не собирался спорить. Но и испугаться не торопился - на этот раз он уже не билетиками торгует, а бизнес делает, так что вполне может и в ответ зарядить, если дойдёт до рукоприкладства...
- Оплати. Ты же за всё платишь. - огрызнулся Сонни в ответ, хотя, в принципе, в этом был согласен - получить доступ на парочку премиум-сайтов для бизнеса не помешало бы. Впрочем, в то, что будет такая уж большая разница, Пульс не особенно-то верил. Порнухи и бесплатно в интернете до черта, но кто-то ведь заплатил и за неё однажды? - А ты по сколько хотел? По тысячи за ролик? - вот тут уже Пульсу стало смешно. Ну, может, на первых парах и найдётся пара лохов-коллекционеров, которые купят непомерно дорогой поклёп, и на счёт студии осядет две-три тысячи, но потом эти же личности и сольют это в сеть - бесплатно; а их студия в негативных отзывах утонет - при таких условиях, они выглядят, как афера... но афера таких усилий не стоит - или можно было бы цену поднять до трёх-четырёх тысяч, а затраты сократить до одного онаниста перед камерой. - Мы... вернее, извини, - ТЫ пока что только и делаешь, что платишь; может, прежде, чем считать прибыль, надо сначала снять хоть что-нибудь? - хоть один ролик. Хотя бы рекламный. Хоть одну сцену! Сонни вообще не думал, что начинать стоит сразу с крупных порнофильмов - казалось, что короткие ролики пользуются бОльшим спросом, и стартовый капитал им легче смогут собрать для большого "кино"... Для того, кто слишком много думает о деньгах, Фрэнк что-то слишком размахнул свои амбиции, гоняясь за журавлём в небе и душа синицу, которая прыгнула в руки. А по факту, они все трое всё ещё сидели и смотрели на полуголую рыжую девицу...
- Так он просто любил распускать руки или всё-таки "ничего особенного"? - перешёл Пульсоне обратно к "допросу" Эддисон. Не глядя на то, насколько эта история правдива, можно заключить, что у Эдди было далеко не беззаботное детство. Почему он этому нисколько не удивлён?.. И что из этого следует? Да ничего, кстати, не следует...
- Окей... - кивнул Сонни на "пару месяцев" - вроде бы с этим всё устраивало; не слишком давно - не слишком часто... может быть, даже кончить на камеру получится по-настоящему? Лишь бы только "уверенность" не подвела, в самом деле - тут с Альтиери не поспоришь, выглядела Эдди зажато и даже испуганно. Впрочем, а кто ощущал бы себя на её месте по-другому? Как раз разве что проститутка с опытом или порнозвезда...
Ладно, Сонни готов забрать слова назад - в самоуверенности этой малой не откажешь. Он не выдержал и заржал в голос, услышав от неё такую цифру в качестве своего гонорара... Если бы он получал по половине косаря за день - пожалуй, подумал бы ещё, может, и впрямь, не так-то уж и плохо под прицелом объективов?
- Ливия, ты где её достала?.. - Сонни задорно всхлипнул, подавив последние смешки. Ладно, шутки в сторону, начиналась самая серьёзная часть, которая их с Фрэнком обоих смущала. - То есть, абсолютно на всё? И если в доказательство того, что ты не боишься члена, я попрошу тебя встать на колени и отсосать мистеру Альтиери, ты не постесняешься это сделать? - Пульс вежливым жестом обеих рук показал на Фрэнка, заодно и представляя его ей, раз уж до этого познакомить их никто не удосужился. Как там говорится? Начальство надо знать в лицо. В их случае, часто не только в лицо...

+4

16

Лив сердито скрестила руки на груди и отвернула лицо от Фрэнка. Был ли вообще смысл в спорах с ним? Пускай земля разверзнется под ногами, но он никогда не признает своей неправоты и будет с пеной у рта доказывать свою точку зрения.
- Вообще-то да, престижнее. Не каждая, знаешь ли, согласится выставлять свой голый зад на камеру. Многие вообще-то не горят желанием, чтобы друзья и родственники узнавали их в порнухе. Это не та слава, о которой мечтают миллионы. - Она безнадежно покачала головой, прекрасно зная, что и это не убедит Фрэнка взглянуть на Эдди как на реального кандидата в кино их специфического жанра. Конечно, он и в грузоперевозках разбирался, и строительными навыками мог прихвастнуть, и даже в порнухе был, оказывается, мастодонтом - ну просто всему голова! Куда им только до него! И платил еще за все тоже он... Стоп. Платил? И решал? - А ты тут причем? - Ливия повернулась к нему, не понимая, что значила брошенная им Пульсоне фраза. Она искренне считала, что решает все Гвидо, и бизнес принадлежит ему. Уж не слишком ли много Фрэнк на себя брал, раскидываясь подобными заявлениями? - За бизнес отвечает Гвидо и поставленный им Сонни, разве нет? - она перевела вопросительный взгляд на Пульсоне в поисках поддержки. Либо Фрэнк в конец обнаглел, либо Ливия попала впросак, выстроив неправильные домыслы. Если то, что она услышала, было правдой, и бизнесом руководил Фрэнк, то они точно зря здесь собрались. И дело было даже не в Эддисон, а в том, что ее предложила именно Ливия. Он из принципа откажет ей, не упустив возможности высмеять ее и сказать, какая она дура - полезла туда, в чем ничего не понимала. И своих девочек она не зажимала, между прочим. Просто не так уж и легко было найти среди них согласных участвовать в игре на камеру. Заниматься сексом в номере отеля наедине с человеком и предстать в непотребном виде на экране - совсем разные вещи. И далеко не все были готовы идти на это. Перед встречей с мужчинами Андреоли успела переговорить с каждой из своих проституток, и всего две согласились попробовать. Она собиралась показать их Пульсу и Фрэнку после Эдди, но с каждой минутой она все больше понимала, что из ее затеи ничего не выйдет - Фрэнк просто не даст этому случиться и уж тем более не поделит доход по справедливости. А чего ради она должна тратить свои силы за жалкие подачки с его барского плеча? Ну уж нет. Пора было это заканчивать. Своим поведением Фрэнк еще больше пугал и без того зажатую Хадсон. Кто-кто, а уж Альтиери умел задавить в человеке уверенность, и для этого ему вовсе не обязательно было вслух говорить, что рыжая лицом не вышла. Пренебрежение и так было в каждом его слове и жесте. В какой-то момент Ливия даже пожалела, что предложила ей эту дурацкую затею, тем самым подвергнув унижениям, вроде тех, которые она испытывала в данный момент, стоя полуголой перед тремя великими дельцами современности, каждый из которых успел отсидеть в тюряге и замарать руки не в одном преступлении. Пожалуй эта рыжая девочка была достойна в этой жизни гораздо лучшего обращения, чем все они трое вместе взятые. Судя по всему, история у нее выдалась нелегкая, но она хотя бы пыталась жить честно, никого не грабя и не убивая. А они глумились над ней, словно она была каким-то жалким отбросом, не достойным и капли уважения.
- Ну хватит, - резко оборвала она Пульсоне, которого успел подначить своими словесными пинками Фрэнк. - Мы здесь не похохотать собрались. - Она сердито посмотрела на Сонни, кто просто откровенно начинал издеваться над рыжей, которая того и гляди и правда встанет на колени и расстегнет Фрэнку ширинку. Ливия стремительно подошла к ней и нацепила ей обратно лифчик, ловко застегнув его на спине. Схватив с дивана ее майку и брюки, она бросила их девушке. - Одевайся и иди ко мне в кабинет. Подожди там. - она отпихнула девчонку в сторону двери, а сама повернулась к мужчинам. - Задавать вопрос о гонорарах человеку, который ни разу не зарабатывал подобным делом, просто некорректно. - Лив сверкнула глазами, в которых читалась злость. - Да это же ясно, что она просто с потолка взяла эту сумму! Откуда она может знать, сколько платят за съемки в порнухе? - Ливия например тоже не знала. И что? Может и ей стоило почувствовать за это неловкость? - У вас такая реакция, будто она не знает, сколько будет дважды два. - Ей-богу, в школах за неправильный ответ и то унижали меньше. - Это вы должны были назвать ей сумму, которую готовы были бы ей платить, а не наоборот. - А Лив тогда бы сразу прикинула свой процент. - Уверена, она согласилась бы и на куда как меньшие деньги. И потом, неужели у вас прямо все такие раскрепощенные и сексуальные приходят и с порога лезут вам в штаны? Особенно после того, как над ними поржали. Но да ладно. Суть не в этом. Я вижу, что конструктивного диалога у нас не вышло, вместо этого вы предпочли выяснить, кто из вас здесь босс, и постебаться. Очень жаль. - отчеканила она, сверля их обоих взглядом, полным негодования и приглашением покинуть стены ее заведения.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-10-28 00:19:05)

+3

17

- А с жирными и потными уродами спать - очень много согласных? - изумился Фрэнк в ответ на заявление Ливии. - Много ты знаешь шлюх, которые зарабатывают миллионы? – среди порноактрис такие были, а вот среди шлюх точно не водились, да и само определение "шлюха" было куда унизительнее, вряд ли можно похвастаться перед родственниками тем, что работаешь в "Парадизе". Но если Лив не хотела им помогать, Альтиери принуждать ее не собирался, найдут не страдавших комплексами девчонок среди студенток.
Устав объяснять очевидное, Фрэнк переключился на Пульсоне, который также решил попортить ему кровь. Вот уж кому помалкивать следовало. Чем больше Сантино говорил, тем глубже яму себе копал. На взгляд Фрэнка, он слишком рано почувствовал себя большим человеком, как будто бы за те полтора месяца, что был "бизнесменом", успел чего-то добиться и имел основания качать права. Сейчас Сонни был в полушаге от того, чтобы вновь стать никем. Очень "разумно" с его стороны лишиться всего ради того, чтобы пристроить на съемки страшненькую девочку, как будто бы актрис для порно фильмов днем с огнем не сыщешь. Таких, как Эдди, которым срочно нужны деньги, было навалом, и если Пульсоне не мог их найти, к нему автоматически возникали вопросы - а чем он занимался? Смотрел целыми днями дешевую порнуху? За пять тонн баксов в месяц?
- Другое? Когда это я говорил, что ты теперь босс? - удивился Фрэнк попытке интерпретировать его слова, как разрешение творить все что вздумается. Права контролировать свои же деньги (их использование) андербосс себя не лишал, и он вовсе не считал лишним вмешиваться, когда ему казалось что что-то шло не так. Более того опыта сотрудничества с Пульсоне у него ранее не было, и только сейчас Альтиери начинал понимать, что тот из себя представлял. А представлял он дешевку.
Фрэнку уже не смешно даже было, когда тот заговорил о тысячи долларах, как о чем-то недостижимом. Альтиери готов был актрисам за съемку столько платить, и уж подавно он рассчитывал, что продаваться видео будет дороже, ведь нужно было учесть еще расходы на оплату съемочной бригады и собственный гонорар.
- А что не так с тысячей? - Разведя руками, поинтересовался андербосс. Своей реакцией Пульсоне ничего кроме недоумения у него не вызвал. Им ведь даже сайта своего не требовалось, чтобы зарабатывать на порнухе. В интернете навалом было порноресурсов, готовых покупать отснятые видеоролики; и цена, за которую их покупали, была прямо пропорциональна качеству и эксклюзивности этих материалов. - Все, заткнись, ради бога, - оборвал его, подняв руку, а иначе их разборки не закончатся никогда. Умнее было их чуточку отложить, чтобы не устраивать балаган в присутствии женщин, а после Альтиери обязательно намеревался выяснить, чем же Пульсоне в свою очередь занимался, пока Фрэнк "только и делал, что платил"? Да-да, это он платил и занимался всем, пока остальные ковырялись в носу пальцем. - Где ты видишь Гвидо? - где она вообще его видела за последний месяц? Не хотелось даже знать, откуда Ливия все это взяла. - Это я Сонни нанял. - И тому в благодарность стоило бы уважение проявить, а то ведь как наймут, так и уволят. Учитывая все, что он тут наговорил, без "увольнительного пособия" Фрэнк его точно не оставит, такого, чтобы на всю жизнь запомнилось.
На время небольшой паузы, образовавшейся в их споре, мужчины вернули внимание кандидатке. Ну, то есть Сантино вернул. Фрэнк же интерес проявлял все также слабо, особенно касаемо биографии девчонки и того откуда у нее шрам. Смысла в этих вопросах Альтиери не видел, они продолжали тянуть время. Сейчас он спросит, сколько мужчин у нее было? Это, впрочем, чуть больше бы относилось к теме, хотя опять-таки им пришлось бы верить на слово. Ливию с Сонни это, как было видно, не смущало, а вот Фрэнк доверять привык больше своим глазам и интуиции. Они как раз подсказывали, что если секс когда-то у девчонки и был, то либо вследствие пьянки, либо вследствие изнасилования. Слишком уж зажатой она была, как будто не по собственной воли сюда явилась.
Хохотать в полный голос, как Сонни, которого, к слову, хотелось уже хорошенько отметелить, Фрэнк, услышав названную цифру, не стал. Для порноактрисы сумма была далеко не запредельна. Некоторые за одну съемку зарабатывали столько, сколько Пульс имел в месяц. Узнав об этом он, наверное, не смеяться бы начал, а плакать, и сам бы вызвался отсосать Фрэнку за возможность получить роль.
Поступившее от Пульсоне предложение, мягко говоря, не пришлось по душе андербоссу. Заботы Фрэнк не оценил, а потому отказался, прежде чем Эддисон села перед ним на колени и примерилась к его ширинке. Руководствовался он в первую очередь не тем, какое качество минета ожидалось, а тем, что принимать участие в этом дешевом представлении желания у него ни малейшего не было.
- Я женат. Не будем. - Впервые, наверно, находясь в подобном заведении, Фрэнк вспомнил о столь немаловажной детали своей биографии, и, говоря это, не скрывал ухмылки. Ее причина, впрочем, была другой. Он глянул на Ливию – вот уж кто действительно боялся члена – и, задев ее рукой, притормозил. – Закончила? Теперь помолчи. - Заткнул и ее. Кто здесь босс они с Сантино выяснили еще не до конца, и пока не разберутся с этим, никуда отсюда не уйдут. И Эддисон пускай задержится, она сейчас как раз пригодится.
- Сколько ты сказала? Пятьсот долларов? Не вопрос. - Фрэнк достал из кармана пачку зеленых купюр, отсчитал пять сотен и, показав их девчонке, положил на комод. - Получишь их не за сутки, а за десять…пятнадцать минут, - подумав, озвучил примерные сроки и, взглянув на Сантино, потянулся теперь уже во внутренний карман пиджака, - смотря, за сколько уложитесь. Поимеешь его пальцем в задницу и, если мистер Пульсоне останется доволен, будешь у нас сниматься. – Он ведь заступался за нее, пускай помогает девчонке до конца. - Снимай штаны, - махнул револьвером, поторапливая их крутого нью-йоркского парня. А на что он рассчитывал? Их дикий запад не так-то просто покорить умникам с восточного побережья. Фрэнк бросил злой взгляд на Ливию, чтобы не вмешивалась. А то ведь и до нее очередь дойдет, тем более он ей давно обещал…

оффтоп: надо, Федя, надо

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-28 08:29:59)

+6

18

-Он просто был пьяным мудаком, любившим избивать тех, кто слабее него.
Это все Ливия виновата. Пусть эта троица и не выглядит друзьями (не то, чтобы рыжик знала, как друзья общаются друг с другом, но все же что-то ей подсказывало, что уж точно не так), быть не может, чтобы грымза не догадывалась, как и что будет происходит. Она позвала их не для того, чтобы дать ей шанс найти работу, не для того, чтобы подарить ей возможность, а для того, чтобы устроить этим двум ублюдкам цирковое представление.
А Эдди у них в роли клоуна.
Лошадь даже не пытается этого же скрывать, он смеется, и она вспыхивает от этого – лучше бы просто сразу прогнали! Ей больно и печально от того, что с ней могут поступать так нечестно, так не по-доброму, ведь не понимает, что такого сделала Ливии и уж тем более этим двоим. Не то, чтобы рыжик верила в концепцию справедливого мира, где плохие вещи случаются только с плохими людьми, но и своих грехов она в упор не видела. Разве то, что тогда она обратилась к Ливии не с просьбой даже, а с вопросом, без особого намека, не извиняло ее увольнение? Зачем было продолжать ей мстить за глупый, необдуманный, но всего лишь вопрос? Сначала испортить вечер на трасе, потом – вот это сделать. Разумеется, рыжик не умрет от унижения, но… ей итак уже плохо.
-Я могу отсосать мистеру Альтиери, если он не против. Или вам. Или можете кого-нибудь по…
- она не успевает договорить, и рада этому, голос ведь у нее испуган и дрожит, Ливия ее перебивает. Вот уж чего рыжая не ждала, так это сострадания от грымзы, но та не только просит прекратить представление, но и сама справляется с этой чертовой застежкой на лифчике, чтобы потом передать Эддисон ее одежду. Рыжик делает несколько неуверенных шагов к двери, но все же не выходит сразу, а пытается одеться, ей не хочется в коридоре попасться кому-то на глаза в таком виде. Тем более, что Хряк – теперь она знает, что он Альтиери, но не хочет его так называть - привлекает ее внимание. Деньги. Он что, готов ее на…
Нет, не готов. То, что он говорит, это тошнотворно и унизительно. Ей все равно, что будет чувствовать задница господина Пульсоне (не говоря уже о том, что будет чувствовать сам господин Пульсоне), но ей не все равно до того, что это, кажется, все-таки последний ее день на земле, и ей уже хватит унижений, накушалась полной ложкой меньше чем за двадцать минут. Во всех этих кастинг-порно-роликах с девушками разговаривали вежливо, шутили, пусть они потом и отсасывали, их не заставляли чувствовать себя уродливыми, жалкими и смешными.
-Да пошел ты, хряк. – в руках у Фрэнка пистолет, и Эдди еще не настолько готова к смерти, так что произносит она это уже приоткрыв дверь, а затем выскакивает и весьма прытко направляется к черной лестнице – Эдди ведь здесь работала, она знает, где что находится. Там замирает за дверью, натягивает брюки и спускается вниз. Она не собирается ждать Ливию (зачем? Та считает, что с Эдди этого еще не достаточно?), а едет домой.
С предложениями работы ей так и не звонят.

Отредактировано Addison Hudson (2014-10-28 12:33:19)

+4

19

Вообще Пульсоне не пошутил сейчас ни разу - чего уж скрывать, в шоу-бизнес, говорят, многие вообще через постель попадают, а уж про бизнес, который с "постелью" напрямую связан, и говорить нечего - хороший продюсер, поди, "качество" товара тоже на себе пробует, как, в общем-то, и сутенёры тоже своих проституток тоже потрахивают за просто так - чтобы были в тонусе, да и просто... халявы ради. А продюсером Фрэнк себя считал явно не просто хорошим, а охренительным - раз уж считал, что каждый ролик кто-нибудь будет у него покупать за тысячу долларов штука. Да неважно, кто там будет играть - Сонни не верил, что в конечном итоге за их продукцию покупатели будут готовы столько выкладывать; под покупателями он имел в виду не владельцев эротических каналов или тематические веб-сайты, а, собственно, конечный результат, клиентов, тех, кто будет смотреть. Много среди них найдётся тех, кто выложит штуку баксов? Пульс был уверен - ни одного.
- Когда говорил, что снимать буду я. За свои жалкие десять процентов. - которые, впрочем, Фрэнк в задницу может себе засунуть, если дело и дальше так пойдёт; если уж он остальные девяносто будет выбрасывать наверх - так пусть хоть через плечо ему не смотрят постоянно и не тыркают. Он вполне готов уже был привести девочку на студию, договориться с ней о цене и поблагодарить Ливию, но Альтиери обязательно надо было поспорить, показать, какой он тут главный в доме и как ему принадлежит всё вокруг. Хотя, кажется, находились они при этом оба на чужой территории... и вроде как, кастинг здесь проводили. Ну или собеседование - всё в одном. Так что и прошлое девицы Сонни интересовало тоже, издеваться он ни над кем не планировал...
Но не поиздеваться над Фрэнком теперь уже принципиально не мог. 
- Вообще-то, Ливия права - сумму назначать тебе. Мне кажется, Эддисон и на меньшее согласна. Так? - вступился Сонни за обеих сразу. А к чему Фрэнк вообще завёл разговор о цене, кто припомнит?.. Говорить на данном этапе можно было бы только об изначальной ставке; которая в будущем может либо вырасти, либо упасть, тут уже стоит об индексе популярности задуматься, никто не знает точно, как будут продаваться ролики с Эдди. Да что там - будет ли продаваться что-нибудь из их творений вообще!.. да кому-то и "зажатые" в кадре нравятся. А кто-то и ролики про изнасилования тоже любит... а кому-то и в жизни нравится насиловать людей; Сонни даже был знаком с несколькими такими в тюрьме - и вообще-то, по внутренним порядкам, насильников там не любят, не жалеют и не жалуют. Тех, кто насилует собственных детей - и подавно... тех, кто их бьёт, только потому что они слабее - тоже не особенно-то уважают; на любую драку есть хорошая причина, Сонни вот и не нравилось, что Альтиери готов ссать и срать на них с Ливией и Эдди только потому, что он андребосс организации. Это делало его преступником из одного с ними ряда...
- Ты охренел?!
- вот теперь уже и действительно - никаких мистеров. За подобные шутки про задницу в тюрьме это же самое место надирали тоже по первое число... Сонни как-то не ожидал даже от Фрэнка подобного закидона в ответ. И тем более уж - того, что тот решит пушку вытащить, чтобы решить их спор. - Тебе что не нравится-то? Сам же ведёшь себя так, словно у тебя здесь все должны отсасывать... - и Пульсоне, и Ливия, судя по всему, и подавно Эдди; последняя, впрочем, была на самом деле согласна - что Сонни вполне устраивало, а вот господин вечно недовольно продюсер настолько этого вдруг испугался, что решил вспомнить, что женат, и даже вытащил пушку. - ...вот - пожалуйста. - и теперь дуло револьвера смотрела на Пульса, а он, нисколько этого не боясь, продолжал выёживаться. Чего ему бояться? Правильно, нечего, потому что он - никто. Ему об этом так давно сказали, и так долго вдалбливали, что он и сам в это невольно поверил; и потому - не боялся уже никого. Особенно тех, у кого слоновье самомнение... а ствол на него направляли не в первый раз. Это всего лишь оружие.
- Ну, ладно, уговорил. Эдди, ты как? - стоило бы ей быть готовой и к такому повороту событий, наверное - отсутствие брезгливости должно было быть полным в такой работе. Брезгливости к человеческому телу.  У Сонни, к слову, оно отсутствовало - за пятнадцать-то лет и следа не осталось; но - это не значило, что он готов сейчас был стать педерастом ради своей студии. Эдди же решила всех послать как раз тогда, когда Пульсоне полез расстёгивать ремень; даже за пятьсот баксов не согласилась. А жаль... наверное, нужда была не такой уж крайней?
Рыжая скрылась из глаз в тот момент, когда Сонни вытащил свой пистолет из-за пояса и тут же шмальнул в воздух... вниз посыпалась побелка.
Мистер Кольт сделал всех равными. Даже патронов у Пульса осталось ещё шесть - по числу пуль в барабане Фрэнка, так что можно сказать, что всё по-честному... шансы теперь равны.
- ...а на тюрьме женат кто-нибудь был бы уже на тебе. - произнёс, когда уши всех троих немного оправились от хлопка. Жена с норовом - мечта каждого от двадцати пяти до пожизненного. Альтиери вообще кому-то умудрился дать свою фамилию? Кто за него только пошёл, интересно... Пожалеть только остаётся женщину. - Извини, Ливия, за балаган. Пришли студии счёт за дыру в потолке. - вообще-то, может встать и больше, чем побелка, но по голосу Сонни этого почти нельзя было понять. Да и разборки им с Фрэнком устраивать точно не стоило бы здесь...

+4

20

Вопрос Фрэнка про толстых и потных уродов поставил Ливию в тупик, и она замолчала. Она действительно не знала шлюх, которые зарабатывают миллионы, но и с порноактерами ей пока знакомиться как-то не довелось. Сотрудничество с Пульсоне возможно решило бы недоразумение, если это самое сотрудничество конечно вообще состоится. Да и если Пульсоне выберется из этой комнаты живым. Судя по тому, какой нешуточный спор разгорался между мужчинами на ее глазах, финал их встречи можно было ждать весьма фееричный. Когда мужики начинают мериться своими пиписьками (не в прямом конечно смысле, как бы актуально это не было), тут уж держитесь все. Выпад за выпадом, слово за слово - и вот Фрэнк уже достает свой револьвер и тычет им в Сонни. Ливия округляет глаза от ужаса - это пожалуй все, что она может сейчас сделать. Ей кажется, что вставь она хоть слово, он, не задумываясь, пальнет по ней, чтобы просто заткнулась и не мешала дальше выяснять, кто из них круче.
Фрэнк конечно проявил себя как всегда величайшим джентльменом и одарил и без того обалдевшую от всего услышанного Эдди очередным "заманчивым" предложением. На месте Пульсоне она бы тоже за такое достала пистолет и прострелила бы только не потолок, а голову Фрэнка. Но у нее оружия не было, поэтому она просто стояла и в ужасе наблюдала за тем, что происходит на ее глазах. Фрэнк был с пушкой и в неадеквате. Что он сделает дальше? Эдди оказалась самой увертливой и просто сбежала, улучив момент. Их же осталось трое. Если и Сонни сейчас развернется и выйдет, то Ливия останется наедине с раздразненным драконом, у которого было весомое преимущество в виде заряженного револьвера. Она боялась даже представить, какое увлекательное задание он найдет для нее. Тоже заставит опуститься к его штанам, на сей раз забыв, что женат? Ей-богу, если он и правда выкинет что-нибудь подобное, то, не побоясь и пули, она прокусит его член зубами. И все же она еще верила в его разум и хоть какое-то маломальское к себе уважение. Наивно наверное, но ладно. То, что пистолет оказался и у Пульсоне Ливию в общем-то не очень обрадовало. Только погрома ей и не хватало. А кто будет платить за ремонт? Может Эдди окажется более смышленой, чем она о ней думала, и сообразит позвать охрану в их номер?.. Ребята если бы не усмирили этих ненормальных, то хотя бы не дали им перебить друг друга. В данном случае лучше уж был и правда погром, чем пара трупов. Но выстрел все-таки произошел - Пульсоне выпустил пулю в потолок, отчего Ливия машинально вскрикнула и прикрыла уши. Может оно и к лучшему. На выстрел охрана-то уж точно прибежит. Главное, чтобы теперь разъяренный Фрэнк не пальнул в ответ. Этот ненормальный если и спустит курок, то попадет точно в цель. Никаких предупреждающих выстрелов не будет, она чувствовала. Может и идиотская идея вмешаться именно сейчас, но по взгляду Альтиери, она поняла, что если не сейчас, то через секунду будет уже поздно. - Фрэнк! - почти что выкрикнула она, надеясь, что ее голос если не отрезвит его, то хотя бы отвлечет от Сантино. - Фрэнк... - повторила она мягче и очень медленно двинулась к нему. Сердце ее бешено колотилось. Трудно было оценить, насколько точно сорвало крышу Альтиери. Кто его знает, может он и ее решит заодно прикончить за все прошлые обиды. Получить пулю из-за такой ерунды, которую она сама и заварила, было конечно в высшей степени глупо. Умирать не хотелось. - Фрэнк... - она подошла практически вплотную и смогла коснуться ладонью его руки. - Не делай глупостей, - попросила она все так же тихо, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более убедительно и предательски не дрогнул от страха. - Опусти револьвер, - она слегка надавила на его занесенную с оружием руку - Прошу тебя. Она не хотела добавлять ничего вроде "это все ерунда", "не обращай внимания", "это того не стоит" и все в этом духе, понимая, что подобные фразы заведут Альтиери с новой силой. Она смотрела ему прямо в глаза, желая, чтобы он перефокусировался с Пульсоне на нее. - Опусти пистолет, пожалуйста. - в голосе не было на сей раз ни привычного издевательского тона, ни раздражения, ни злости, она просто по-человечески просила его прислушаться к ней. Хоть раз же можно?

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кастинг или как попасть в кино для взрослых