В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кастинг или как попасть в кино для взрослых


Кастинг или как попасть в кино для взрослых

Сообщений 21 страница 34 из 34

21

После того как Пульсоне извернувшись вытащил пистолет и произвел выстрел, пальнуть в него в ответ было уже не только желанием прикончить в наказание ублюдка. Теперь верх брали рефлексы и банальный инстинкт самосохранения. Сколько ума надо иметь, чтобы выстрелить в потолок в такой обстановке? Если Сонни хотел его этим напугать, то он этого добился. Вот только забыл, что Фрэнк также был при оружии, и коли уж стрелял, то стрелять следовало сразу в противника. Не зная, что взбредет в голову вооруженному Пульсоне, который уже разок нажал на курок, у Альтиери было одно единственное желание, мозг дал четкую установку всадить ему пулю промеж глаз, чтобы тот не сделал то же самое быстрее. Рука сама взметнула в направлении Сантино, и палец лег на курок.
Сквозь гул, стоявший в ушах, Фрэнк с трудом различил собственное имя, выкрикнутое Ливией, и если бы та не оказалась сейчас между ними, в номере прогремел бы второй выстрел, и тогда Сантино не спасло бы уже ничто. Стрелять в потолок Альтиери бы точно не стал, и с пяти метров бы не промазал. Он в последнее мгновение убрал палец с курка, едва не пристрелив по случайности Ливию. Благодаря их долбанному "рыцарю" все становилось только хуже. Вместо того чтобы пресекать конфликты, он помогал их разжигать с такой силой, что после них весь "Парадиз" рисковал превратиться в пепелище. Защищая девушек, Пульсоне оскорблял в лицо рыжую и открыто насмехался над ней, напрочь забыв о такте и о чувствах девушки, для которой услышать "мы вам позвоним" было бы точно лучше, чем все то, что вываливал Пульс в стиле "она, конечно, уродина, но есть уродины и поуродливее". Почему нельзя было все обсудить после в режиме тет-а-тет? Вместе с этим вывел из себя своего босса, пытаясь доказать себе и окружающим каким тот был идиотом. Весьма своеобразный способ убеждения начальства. Ну, и в завершение вечера - жирная точка! - выстрел в потолок, как попытка защитить уже самого себя, также едва не окончившаяся провалом и номинацией на премию Дарвина.
Ливия вновь позвала его и сделала шаг, пытаясь успокоить. Добившись своего, она все-таки заставила мужчину перевести на нее свой взгляд, впрочем, в нем до сих пор читалось сильное желание прикончить Сантино. Не делать глупостей? Жизнь этого гандона не стоила ничего. Достаточно было одного слова, и его сегодня же взяли бы покататься до ближайшего леса в одну сторону. А вот в какое дерьмо тот вляпается, если замочит андербосса организации? Парень совсем не соображал своей головой. То, что в сорок лет он зарабатывал тем, что сшибал мелочь на улицах, было весьма показательным (вот именно от таких людей как раз женщины не спешили брать фамилии и рождать детей). Скоро бутылки собирать пойдет, если все-таки все для него сложится удачно и, остыв, Альтиери махнет на него рукой.
Он опустил револьвер и положил его на тот же комод, где лежали не взятые девчонкой пять сотен. А говорила "на все согласна". Забрав купюры, Фрэнк вновь посмотрел на Пульсоне, лепетавшего что-то про тюрьму, за это вновь хотелось заехать ему по челюсти. Парень - точно самоубийца.
- Неужели? - Кто знает, когда-нибудь они вполне могли попасть в одну и ту же тюрьму, и тогда посмотрели бы, кто чего стоил. Удивляло, что Сантино вышел из нее живым, с его-то неумением думать и выбирать себе противников. Заартачившись подобным образом с кем-нибудь из авторитетов, ему бы глотку перерезали не задумываясь. На что он надеялся? Находясь в Сакраменто менее полугода, вел себя так, как будто бы ему здесь были все должны. Это Фрэнк себя мог так вести, ему итак должны были очень многие, и Пульсоне тоже должен был за то, что он в дело его взял и деньги платил. - Ты подумай лучше, что с тобой сделают здесь, - на свободе.
А вот и охрана подоспела, поднятая на уши выстрелом. И лучше было Сантино убрать свою пушку, и уж тем более не палить больше из нее - реакция у тех парней была куда лучше, чем у Фрэнка, и обучены они были после таких инцидентов открывать огонь на поражение. Пользуясь тем, что охрана его знала, и что оружие здесь все-таки было не у него, Альтиери кивнул на Пульса:
- Вышвырните этого психа отсюда. - Вообще-то его могли и в полицию сдать, но это не было никому нужно, в том числе Фрэнку, которому пришлось бы потом ходить на допросы. Разберется с Пульсоне сам, как у них было принято. - На глаза мне не попадайся и от студии держись подальше, - адресовал уже Сонни, что значило, они больше не работают вместе.
- Я оплачу, - кивнул Ливии. Пульс ведь это как раз и имел, говоря о том, кому прислать счет за ремонт? Альтиери жестом показал, что все с ним в порядке и что больше хвататься за ствол не станет – выкидывать его следом за Пульсоне не стоило.

+2

22

Адреналин бил ключом из каждой щели и в каждую щель обратно; и Сонни понимал, что это уже даже не деловой спор - ему доставило бы удовольствие всадить Фрэнку пулю, и может быть, он сам не ушёл бы потом живым, но о содеянном он не пожалел бы и в этом случае. Альтиери оскорбил его лично; а направив ствол в его сторону при этом - поставил в этом оскорблении жирный восклицательный знак. И откуда бы Пульсоне не пришёл, какое место в пищевой цепочке не занимал бы, не отреагировать на этот раз он уже не мог бы - у него тоже имелась честь, которую Альтиери затронул, но в упор при этом не видел... что было ещё интереснее - даже у их сегодняшней "подопытной" чести андербосс увидел больше, боясь её задеть, а об него, человека, который с ним работал, не стеснялся вытирать ноги в присутствии Ливии; которой, впрочем, ничуть не меньше перепадало. Большие авторитеты в тюрьме так себя не ведут, а те, кто ведёт себя так, либо не становятся там авторитетами, либо недолго ими бывают, и заканчивают где-нибудь в тюремном морге. Авторитет - в первую очередь, тот, кто поступает правильно по отношению к остальным, а не пистолетом размахивает. А в тюрьме... в тюрьме, по хорошему счёту, вообще ничего не бывает - кроме человеческих взаимоотношений. Сонни выстрелил бы прицельно. Но не предупредить об этом было бы неправильно... в другой способ Альтиери вряд ли поверил бы.
Ну и вот они - направили оружие друг на друга, как ковбои, хотя казалось бы - чего ради? Не поделили одну рыжую шпалу... да и не то даже, что не поделили. Кажется, оба считали, что были на её стороне? И уже оба готовы были пойти ей навстречу, один хотел предложить работу, второй - деньги, так в чём тогда прокололись?
- И что сделаешь? Медведь твой дрессированный меня поломает? - вот прямо сейчас, в данный момент, что они могут сделать друг другу, как не перебить? И так ли будет важно для покойника, кто там останется в живых и что будет происходить после; всё-таки дуэль была в старину прекрасным способом выяснить отношения на равных - о чём Пульсоне жалел, так что они давно уже канули в лету, мир бы был проще, но мужчины - ответственнее. В тюрьме, впрочем, с годами меньше менялось, и дуэли, хоть и назывались по-другому, и были в другом виде, всё-таки ещё существовали. Не оружием, конечно...
Кто же из них был большим психом, можно было посудить уже по тому, кого именно пыталась успокоить Ливия - хотя по хорошему, это Сонни был новым другом, а Фрэнк - старым, и по логике, заступиться владелица отеля должна была бы не за того, кто стрельнул в воздух. Да и Эддисон... заметьте, что не понравилось ей предложение именно Альтиери, хотя он и предлагал за него деньги, а не Пульсоне, на которое она была бы согласна и бесплатно... ну - как бесплатно, скорее - в порядке демонстрации своих навыков. Пульсу даже подначивать его расхотелось, чтобы труды Ливии не пустить под откос - не хватало только, чтобы и она пострадала. Он опускал пистолет одновременно с Фрэнком, почти зеркально ему - готовый вскинуть его снова, если понадобится, но готовый уже поставить на предохранитель и убрать обратно за ремень. Драки, признаться, хотелось больше, чем стрельбы - драку ещё можно списать за обоюдный поступок, а вот с трупа взятки всегда гладки. Да и на разбитую рожу Альтиери ему посмотреть хотелось. В том, что он, когда-то тренированный обращаться с оружием и кулаками (да чего уж там - убивать), превзойдёт андербосса и в стрельбе, и в рукопашной схватке, Пульс не сомневался. Эдди права - хряк он. Считавший жир, которым заплывает, своей гордостью.
- А без Большого Джона и пушки уже не такой крутой? - ухмыльнулся. Провоцировал на драку - довольно откровенно и бесхитростно, давая Фрэнку шанс на первый удар; хотя и осознавая, что может вместо кулака получить пулю, поскольку пушка ещё не так уж далеко. Но... в лицо хотя бы, а не в спину. - Скинь свой дорогой пиджачок, и пошли наружу. Там у тебя не будет шанса и за чью-нибудь юбку спрятаться... - подоспевшая охрана заведения прервала намечавшийся второй акт погорелого театра, создав недоуменную паузу, молчаливо обратив к хозяйке заведения взоры за подтверждением команды Фрэнка, решивший, что и ими он может распоряжаться, как своими личными клоунами. Но тут уже спорить было особо бессмысленно, Сонни приподнял руки, показывая, что сдаётся, и устраивать игру в захват заложников не будет...
- Не стоит, сам дойду. Ливия, ещё раз извини... - и Пульсоне готов уже был уйти из комнаты, когда Фрэнк всё-таки решил это сделать - "уволить" его со студии, которую он пытался удерживать, если уж не строить, всё это время. Что, он у Альтиери на коленях вымаливал эту возможность? Как-нибудь и без его помощи не голодал. Не мог, может, позволить себе настолько же роскошные костюмы - но и не бедствовал. Только вот... не планировал он теперь никуда уходить, пока его не выбросят. Слова Фрэнка для него теперь были звуком даже более пустым, чем эхо выстрела в воздух, и не то, что попадаться на глаза - в данный момент он хотел в них нассать от души. Возможно и напоследок... - Попробуй меня выгнать. - отчеканил, повернув к нему лицо. Или такой вариант - залить там всё бензином и бросить спичку. И что бы его остановило? Сонни вышел, сопровождаемый конвоем, хотя держался куда более гордо, стуча подошвами ботинок, закуривая по дороге...

+2

23

Это было удивительно и приятно, что Фрэнк ее послушал и опустил пистолет. Может конечно в этот момент в его сознании появились отзвуки не только ее голоса, но и рассудка, но это уже было не столь важно. Главное, что перестрелки не случится. Избавившись от нервного комка в горле, Ливия разжала пальцы на его рукаве и, прерывисто вздохнув, отошла, все еще оставаясь между мужчинами. Примерно в ту же минуту в комнате появилась охрана. Вслед за Фрэнком она жестом дала понять ребятам, что все в порядке. Но вообще-то глупо было надеяться, что этот "вестерн" закончится вот так просто. И хотя оба ковбоя сложили оружие, словесная перепалка не закончилась. Черт побери, Пульс был еще бОльшим психом, чем Фрэнк, если решил продолжить подначивать его. Мог бы просто сказать ей спасибо за то, что минутой ранее спасла его лоб от пули, и ретироваться. Но вместо этого Сонни посыпал очередными издевками в сторону Фрэнка. Даже Ливия готова была согласиться, что он перегибает палку. Впрочем кому как ни ей знать, как увлекательны бывают споры с набыченным Фрэнком? Однако между ней и Сантино все же была некоторая разница: так или иначе, она была женщина и состояла в статусе посвященной в Семью, только это пожалуй пока и удерживало Фрэнка от ее убийства. Сонни же, по ее мнению, показывал свой норов весьма опрометчиво. Про юбку - это он вообще зря. Лютый ненавистник матриархата Фрэнк мог за одно это уже накинуться на него. Собственно Ливия предполагала, что именно так Фрэнк и поступит, едва они выйдут за порог Парадиза. Что уж там, Сантино сам вызвал его на кулачный бой, напрямую заявив об этом. Ливии конечно давно хотелось увидеть, как Фрэнку начищают рожу, свое получить он тоже заслужил, но от всего происходящего все равно стало как-то неприятно. И ни извинения Сонни, ни словесная подачка Фрэнка "я все оплачу" не спасали от ощущения, что где-то рядом вылили ушат дерьма, а брызги попали на нее.
- Ну может хватит уже? - не выдержала она и сердито посмотрела поочередно на Пульсоне и Альтиери. Она все еще стояла между ними, словно разводящий на ринге, и рисковала попасть под горячую руку если не одному, то другому. Что за день-то такой! Сначала ее перепалка с Фрэнком, потом унизительное представление с Эдди, теперь еще и это! - Можете решать свои глубокие межличностные проблемы где угодно, только, ради бога, не в моем заведении! - она проводила взглядом бравирующего походкой Сантино и посмотрела на Фрэнка. Она не станет его сдерживать. Пусть идет и получит то, что заслужил не только в тот день, когда приложил ее в своем баре, но в том числе и сегодняшним утренним поведением. А она не без удовольствия понаблюдает за этим в окно. Убить друг друга она им не позволит - если что, ее охрана будет наготове разнять их -  но поставить парочку фингалов справедливо будет обоим.

+2

24

Перегибать палку Пульс начал еще задолго до того, как Фрэнк схватился за пушку; своим ослиным упрямством и нежеланием признавать авторитет андербосса, провоцировал он его долго. Перейдя на "ты" Сантино как-то слишком быстро начал терять рамки дозволенности, что оказалось довольно неожиданным для Альтиери, привыкшего к тому, что с его мнением считаются и зачастую не решаются спорить, особенно в такой форме, пытаясь убедить, что в обсуждаемой теме он ничего не смыслил. Пульсоне сильно заблуждался на этот счет, ведь прежде чем начинать какой-то бизнес, Фрэнк всегда наводил справки, узнавал тонкости дела, общался с людьми, имевшими опыт... а не просто сидел и смотрел порнуху, надеясь потом на авось. Он свои деньги вкладывал и, рискуя ими, не собирался лишать себя права принимать решения, и уж подавно не собирался этого позволять нанятому им самим человеку. Как долго продержится его авторитет, если он будет позволять так с собой разговаривать? Или если, махнув рукой, доверится первому встречному человеку и позволит потерять тому не только свои деньги, но и деньги своих партнеров? Вряд ли после такого провала кто-то в будущем захочет с ним иметь дела. Да и не получится ткнуть пальцем в Пульсоне и сказать - это все он. Поскольку Фрэнк нанял его, то и отвечать за его действия было тоже ему. Сантино то и рисковать было нечем, кроме разве что своей жизни, но и ей, как было видно, он ничуть не дорожил, что опять-таки наталкивало на мысль, а стоило ли доверять ему такой бизнес? Человеку, у которого тормоза отсутствовали напрочь.
Когда тот продолжил, Альтиери старался не реагировать. Головой он понимал, что перед ним стоял сейчас покойник. Просто стрельбу и в самом деле лучше устраивать в другом месте. Не стоит портить репутацию заведению, приносившему не только Ливии деньги, но и ему самому. Не способный все никак остановиться, Пульс начинал открыто провоцировать на драку – как бы на честный бой. И понять его можно было, оскорбленный, он видел в нем единственную возможность выйти из этого конфликта победителем. Оценивая шансы трезво, у Сонни и в самом деле их было больше. Находясь в тюрьме, физическую форму потерять сложно, особенно человеку с таким буйным нравом, как у Пульсоне, хотя и Фрэнк последние пятнадцать лет не только макароны ел. По комплекции он всегда был довольно крепким и часто ввязывался в драки, как по молодости, так и сейчас. Сейчас, конечно, реже, для этого у него были другие люди, и, тем не менее, Пульс, если постарается, мог вспомнить на себе удары не только Большого Джона, которого он прозвал медведем; испачкать руки Фрэнк также не боялся и был способен зарядить по челюсти и без поддержки своих друзей.
Андербосс щелкнул застежкой браслета на часах. От словесной перепалки он устал уже, и хотелось просто молча разнести ему голову - чем быстрее, тем лучше.
"Нет, не хватит", - мысленно ответил Ливии, даже не повернув в ее сторону голову. За юбку Андреоли он прятаться не собирался. Как бы их крутой нью-йоркский гангстер сам под бабскую юбку укрываться не побежал с криками о помощи. Фрэнк знал, что Пульсоне ходил под Агатой, а стало быть, его самого ничуть не смущало отдавать инициативу женщине, позволять ей собой командовать. На фоне этого, его слова вызвали разве что усмешку. Если они с Агатой спали (что Фрэнк совсем не исключал), кто из них доминировал? Быть может не случайно, Пульс так запросто согласился приспустить штаны? Не только затем чтобы пушку вытащить?
Сантино разговаривал уже сам с собой. Попробовать выгнать со студии? Ничего проще Фрэнк не видел. Сегодня же сделает звонок в службу безопасности телестудии, и его пропуск заблокируют. Понтоваться Пульсоне мог сколько угодно, но здесь, в Сакраменто, он как был никем, так никем и подохнет.
- Ему конец, - с лютой ненавистью в голосе произнес, когда они с Ливией остались одни. Часы у Фрэнка также были дорогими и потому, сняв их вместе с пиджаком, оставил в номере. Игнорировать вызов Альтиери не собирался, для него происходящее также было делом принципа и чести. Нагнав Пульса на улице, где они и условились встретиться, андербосс все также, без лишних слов, крепко сжал кулак и, резко развернув к себе Сонни, нанес ему по лицу удар правой. Ждать гонга для начала боя он не собирался – это была улица, где в ход могло пойти все, что попадется под руку.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-30 05:31:49)

+3

25

Пульсоне топал по улице неспешным шагом, докуривая сигарету, и понимая, что она в его жизни вполне может теперь оказаться последней - потому что чёрт его знает, что там сейчас делает Фрэнк, возможно, что уже контракт за его голову предлагает или так, без контракта, собирает стрелков в автомобиль; с помощью мобильной связи, сделать это становится ещё проще. А быть может, он сам забрался в машину, забрав свою пушку с собой... можно и без пушки, впрочем, его переехать; но в таком случае стоило бы Альтиери пожелать сделать так, чтобы всё получилось с первого удара или выстрела, потому что второй ему сделать Сонни уже не даст так уж легко. Всё может быть, в конце концов. В том мире, где они живут, судьба людей слишком часто зависит от простого случая, не говоря уже про какие-то людские качества, вроде гордости или самомнения, и тот, кто ввязался в их "бизнес", сам подписывается, что это понимает. Нет страховки от смерти. В конечном итоге - только и остаётся, что быть собой; а Судьба и Смерть сами выберут проигравших и победителей.
И Сонни был собой. Он не пойдёт к Агате - она и так слишком часто впрягалась за него перед боссами или полицейскими, хотя у неё был шанс избавиться от него очень просто, можно было просто не вносить залога и не упрашивать владельца байка не писать заявление, и Пульсоне скорей всего отправился бы в тюрьму - пусть даже в другую, но всё равно, обстановка была бы знакомой. Тогда она имела полное право это сделать... но сочла, что машины с него будет достаточно. Вот он - тот самый случай. Судьбу не переиграешь, но случай может распределить всё по-другому. Если Альтиери будет драться - он вряд ли будет стрелять потом; за одно и то же два раза не наказывают, это не в людской породе. И рассказывать о случившемся Фрэнк тоже не будет, если уже это не сделал, себе дороже будет - именно, что эта история его авторитет не укрепит, а про труп... нечего там будет рассказывать. Вернее, можно будет что угодно рассказать - хоть что Сонни первым на него пистолет направил, никто не докажет ничего. Даже Агата.
Единственное, о чём Сонни жалел, так это о том, что это вот "проклятие", которого девушка, кажется, только перестала боятся, получается, сработает снова - опять её мужик умрёт... Расстроится ли? Всё-таки есть мысли, которые даже ходячим трупам не дают покоя - вот она, такая мысль; Пульсу было не всё равно, что после его смерти будет с Тарантино, и даже понимая, что от его положения испанка не слишком-то зависит, оставлять её одну он не хотел в той же степени, что и потерять. И наверное, она его здорово отругает, если хоть краем уха об этой истории услышит, потому что не хочет его терять тоже. Ну... хотелось бы надеяться на это, по крайней мере.
Так что судьба его решалась в этот момент, пока он топал по улице восвояси, чувствуя себя прямо Бельмондо из "Профессионала". Того вот застрелили из винтовки в спину. Ему может повезти чуть больше или чуть меньше, но шансов на относительно приятный исход было бы больше, если бы Фрэнк поддался на провокацию именно в номере... Драки в гостинице подобной направленности наверняка не такое уж диковинное дело. Правда, охранники Ливии могли бы им помешать довести дело до логического конца, но, с другой стороны - люди на улицах это сделают с большим пристрастием. Не говоря уже о полицейских, которые стоять и смотреть, поддерживая кого-то из сцепившихся, точно уж не будут - просто уволокут обоих... и Сонни за ношение оружия сядет так на полгодика-годик. Или даже больше.
По счастью, Сонни успел уйти недостаточно далеко, чтобы потеряться в городе, и Лив действительно могла бы посмотреть на драку из окна гостиницы или прямо с крыльца, если не поленится спуститься вниз, вид на импровизированную "арену" открывался именно оттуда превосходный. Услышав тяжёлые и быстрые шаги позади, Сонни уже напрягся, а потому, когда Фрэнк схватил его за руку, развернув к себе, уже был готов к этому, и от удара попросту ушёл, отклонишвись влево, а затем схватил Альтиери за его кулак, направив лететь по инерции дальше. И пинка с удовольствием отвесив вдогонку, оставив на заднице пыльный след своих ботинок...
- В итальянских туфлях бесполезно подкрадываться сзади. Слышно будет за версту... - Сонни не спешил, ожидая, пока Фрэнк развернётся к нему снова. К драке он действительно подготовился, вняв его совету, пиджак оставив в помещении, вместе со стволом, так что и Пульс вытащил свой пистолет из-под жилетки, разрядив его и выбросив в сторону - откатившись, пушка стукнулась о бордюр парадиза. Всё по-честному - один на один, без стволов, телохранителей и адвокатов, и первый удар уже сделан. Не как в сортире ипподрома. То есть, и без билетиков тоже... впрочем, кто знает, может из Фрэнка и получится выбить что-нибудь сейчас вместе со спесью; Пульсоне занял боевую стойку, следя за действиями Альтиери, глядя ему в глаза, как тореадор быку. Впрочем, это было скорее столкновением двух быков... Сонни не стал ожидать атаки Фрэнка на этот раз, предпочитая ударить на этот раз первым; но вот метил не по лицу, у человека есть много других немаловажных органов - попадание в которые будет не намного менее болезненным, зато вот побоев не будет видно, и вопросов не зададут - и Альтиери не придётся фингалами светить... сохранит лицо, получив по жопе. Вернее, по печени - старался попасть Сонни именно туда.

+2

26

Рассказывай, не рассказывай, а знать о случившемся очень скоро будут все. Они не в тихом укромном месте сцепились, а днем посреди улицы, и до этого еще весь "Парадиз" на уши подняли, так, что охрану вызывать пришлось. Не Ливия, так кто-нибудь из ее людей начнет рассказывать о том, какая занимательная у них случилась заварушка, а после история наверняка дополнится всевозможными домыслами о том, что же не поделили двое мужчин в борделе - шлюху?  Не далеко от правды, в общем-то…
Не попав кулаком по Пульсоне, хотя вроде бы и не пил сегодня, Фрэнк пролетел мимо него, едва не вспахав лицом газон, но все же, удержавшись на ногах, в нокдаун не отправился, и даже штанину отряхнуть успел, пока Сантино, пытаясь произвести впечатление, рассказывал о том, как умел определять производителя обуви по стуку каблуков, и делился советами о том, как надо драться, и в частности подкрадываться. Альтиери не подкрадывался, он к нему фактически подлетел, и уж то, что Сонни слыша его, как он выразился, "за версту", не обернулся, говорило о какой-то уж чрезмерной уверенности в собственных силах. Впрочем, первый его прием вышел и в самом деле удачным, было видно, что парень драться умел и, вероятно, был далеко не самоучкой.
- Неплохо, - похвалил его и приготовился к продолжению. Исход уличных драк зачастую решал один единственный удар. Пропустив его, дальше тебя просто методично избивали, и поэтому было важно ударить первым, ну и конечно не пропустить в ответ, если твой удар окажется неудачным. У Пульса была отличная возможность ударить с разворота по печени, когда Фрэнк, подойдя к нему сзади, схватил его за руку. Но тот предпочел эффективности эффектность и бой решил потянуть на радость собравшимся у окон зрителей, по меньшей мере, Андреоли должна была за ними наблюдать, она ведь знала, что сняв часы и пиджак, Альтиери не обняться на прощание следом за Пульсоне побежал. - Когда успел научиться? - в толчке, где его пинали, он и не сопротивлялся даже. Понятное дело, там был Джон еще, с его поставленным боксерским ударом, но не напомнить об этом Фрэнк не мог. Как бы то ни было, решимости андербосс не потерял, и даже, напротив, прибавил. За довольно-таки унизительный пинок под зад он просто обязан был поквитаться, и ждал, когда Пульс ринется в атаку.
Его мощный удар принял на себя локоть - ощутимо, но не так, как могло достаться печени, которая прочностью от употребления алкоголя у андербосса не отличалась. На ушибленные локти и отбитые костяшки на кулаках он внимания не обращал, адреналин бивший в нем ключом, просто заглушал чувство боли. Начав яростно бить друг друга, они очень скоро сцепились в клинче и на смену боксу пришла борьба с попытками поставить подножку провести бросок, ну или же вырваться и с замаха нанести еще несколько ударов в корпус или челюсть (уж кто куда метился).
- Ты чертов покойник, - хрипя, произнес Фрэнк, одной рукой блокируя руку противника и в то же время, пытаясь прикрывать пах от возможных ударов коленом, - даже не представляешь, в какое дерьмо вляпался. - Варианты, при которых Пульсоне останется жив, просто отсутствовали. Либо Фрэнк убьет его сейчас, либо его потом убьет кто-нибудь из его людей, но в любом случае в живых он Сантино не оставит. Тот, конечно, мог напоследок в качестве компенсации попытаться убить андербосса организации, но в конечном итоге ничего лично для себя Пульс этим не изменит, разве что моральное удовлетворение перед собственной смертью получит.  Но, разумеется, ни умирать, ни радовать Пульсоне, Альтиери сегодня не собирался.
Еще немного поборовшись, они повалились-таки на асфальт - Альтиери не только порвал Пульсу жилетку, заехал кулаком в ухо, но еще и сумел его завалить, сам, впрочем, не удержав равновесия, оказался с ним рядом, упав на Сантино сверху. Лишним это ничуть не оказалось, потому как лежачего в уличных драках бьют и еще как. Тем более Фрэнк намеревался это делать до тех пор, пока его противник не перестанет шевелиться.

Отредактировано Frank Altieri (2014-10-30 20:39:42)

+2

27

Сонни как-то не рассчитывал на то, что их с Фрэнком так уж хорошо узнают на улице - сомнительно, что Альтиери являлся звездой такой уж величины, чтобы каждая собака в Сакраменто его знала в лицо, не говоря уже про Пульса, который известен был только на своих точках - на типографии, на складах Агаты, и вот на студии. А касаемо слухов, что пойдут от охраны заведения Ливии - то слухи всегда ходят, и Пульсу казалось, что именно они и смогут его защитить сейчас, они с Фрэнком становились фигурантами одного и того же слуха, сплетникам и до правды захочется додуматься, они будут искать что-то третье, и ситуация таким образом и самому Альтиери может выйти боком. Правду же знала только Ливия... и от её версии происходящего история будет зависеть в большей степени. Дерущихся как-то вообще мало слушают, по тому нехитрому правилу, что в драке виноваты оба; слушают свидетелей. А вот в убийстве виноват обычно бывает кто-то один...
- Долгая история... - Агата вот знает её почти всю; что знает Фрэнк? Пульсоне служил в морской пехоте, и его учили не только этому... фактически, его и драться не учили - а нейтрализовывать противника голыми руками, если проще сказать - убивать, и в том случае, если огнестрельное оружие как способ недоступно или недопустимо к применению. Просто, быстро и без соплей... Сонни многое забыл, конечно, за долгие годы, но кое-что всё-таки помнил, а кое-что - дополнил знаниями, полученными с улиц, и самое главное - в тюрьме, и убить Альтиери голыми руками вполне мог бы, как и покалечить основательно. Но - не к этому стремился, иначе всё было бы проще.
Он хотел поединка - драки относительно честной, не подразумевающей и тупого избиения, как в случае с просрочившим должником или кем-то, кто решил сумничать... Чем-то примерно средним между противостоянием боксёров на ринге и боем на выживание, если середину вообще можно найти между тем и этим. Сонни не собирался забить Фрэнка насмерть или до больницы, вполне достаточно было бы просто пыл его остудить; благоразумнее, возможно, было бы вообще ему поддаться, дать почувствовать себя крутым и сильным - но Пульс не был настолько благоразумен...
- Вполне представляю - вот же оно, передо мной прямо. - осклабился Сонни. Фрэнк прав, был он дерьмом, и извалялись друг в друге они уже порядком; хорошо ещё, что Пульсоне не решил на себя одеть тот костюм, что так нравился Агате - иначе пришлось бы придумывать объяснение тому, что случилось уже от ним, почему он неожиданно отправился в химчистку. Бежевый Пульс на их вечера с картами одевал, видя, как Агата расцветает, когда видит его одетым так. А этот... скорее всего, даже и не заметит того, что чёрная жилетка пропала. Впрочем, чёрт знает, не похоронят ли его в нём теперь; но это в любом случае будет не так уже важно... обниматься с Фрэнком ему особо не нравилось, потому он решил использовать это положение, чтобы ему по рёбрам пройтись - раз уж до печени не получилось добраться. В результате всех поползновений у Альтиери рубашка начала тоже превращаться в жилетку, почти лишившись рукава, но кто считал сейчас такие потери?.. Сонни, не удержавшись на ногах, начал и воротник надрывать, прихватил Фрэнка с собой на пыльный тротуар, завалив на себя самого. У Альтиери, было уже понятно, безусловно работал принцип "кто сверху - то и главный", а вот Пульс был на эту тему куда более гибким, и вырываться из захвата не то, что умел - даже специально этому учился некоторое время. В тюрьме-то это ого-го как может пригодиться, особенно в душевой... Так что пусть и прозвали Сонни импульсивным, но в драке он работал и головой тоже.
Иногда и в прямом смысле, как вот сейчас, мотнув башкой навстречу нависшему сверху Фрэнку и зарядив ему чуть повыше переносицы - чтоб нос не вмять ему в голову, но дезориентировать ненадолго... может, и в нокаут отправить, хотя на это рассчитывать уже не приходилось, слишком уж разъярённым выглядел Альтиери, аж видно было, как оставляет вокруг себя адреналиновые пары... без кровавых луж, как ни странно. Пока что без них.
- Тот ещё кабан ты для хряка... - сбросив его с себя, добавил Пульс сквозь зубы, уже более миролюбиво и в остроумии практиковаться уже не собирался. Драться-то он ещё был готов продолжить, но интерес к ней уже пропадал, уходил азарт - теперь он готов был бы продолжать только потому, что надо было как-то защищаться, а не для того, чтобы нападать. Отдалённо чувствовалась и усталость, сродни той, которая заставляет боксёров возвращаться по своим углам... только углов тут не было - у Сонни совсем, Фрэнк оттуда вернётся с подмогой. Ну и из-за чего, самое главное, весь сыр-бор? Из-за того, что не смогли выяснить, кто больше добра из жалости сделает для девчонки, которая обоим не понравилась? Глупо, на самом деле, продолжать было до выбитых зубов и раздробленных костей. Этот результат был бы хорош, если бы кто-то оскорбил бы женщину другого, или оба они... с этой же никто из них так и не переспал, и не собирался даже. - Я думал, что твоё сало из тебя быстрее выбью. Вставай давай... - Сонни последовал своему же совету, тоже поднимаясь с земли и занимая боевую позицию на случай, если Фрэнку ещё не надоело. На хер это - бить лежачего. Честно, так до конца...

+2

28

Ливия довольно часто становилась свидетелем мужских драк. Сначала в школе, когда ее не могли поделить мальчишки из старших классов, потом, будучи уже миссис Андреоли, когда Марчелло надирался до такого бессознательного состояния, что совершенно без причины набрасывался на любого, будь то его друг или слуга, да и в Парадизе разборки между мужиками на самом деле случались нередко. Так что она в принципе привыкла видеть и кровь, и многочисленные гематомы, и переломы,  фингалы под глазами. Не то, чтобы ей нравилось это зрелище, но наблюдала она за ним без лишних вздохов и эмоций. На драку Пульсоне и Фрэнка она смотрела через окно, чуть отодвинув занавеску: второй этаж, номер прямо над парадным входом - отличная смотровая площадка. Лучше могло быть лишь на самом уличном крыльце.
Надо признать, оба уже были не молоды, чтобы выдержать активную и длительную борьбу, но тем не менее ни один из них не хотел упасть в грязь лицом и изо всех сил старался показать, что ему всё ни по чем. Это они сейчас бравируют, снова и снова поднимаясь, то нанося, то отражая удары, а через пару часов боль постепенно начнет давать о себе знать, отражаясь в каждом задетом уголке тела. Ощущения эти Ливии были знакомы не по наслышке. И пощечина Фрэнка тут не при чем. Она была лишь малой толикой того, что итальянка в свое время успела получить сначала от покойного супруга, а потом еще и в женской колонии. Это сейчас она гордо стоит в стороне и просто выжидает момента, когда следует дать команду свой охране их расцепить, а когда-то она лежала на кафельном полу в тюремной душевой и не знала, выживет ли от полученных ударов сокамерниц или нет.
Андреоли поморгала, стараясь избавиться от негативных воспоминаний прошлого, и вернула внимание все никак не унимавшимся мужчинам. Пульсоне был по сути ей незнакомым человеком - что такое пара часов общения, да еще и не очень-то галантного? И тем не менее она страстно не хотела, чтобы он оказался слабее Альтиери. Когда Фрэнк очутился сверху и стал добивать бедного Пульса, Ливия даже закусила губу, переживая за то, что драка на этом закончится, и Альтиери выйдет победителем. Хотелось ей совсем не этого. Она ждала, что Фрэнка как следует проучат - все-таки с тех пор, как он стал андербоссом, никто не смел поднимать на него не то что руку, но и голос, и Альтиери нагло пользовался своим положением и властью. Давно пора было его осадить. И если это сделает Пульс, пускай даже ценой собственной жизни, Ливия будет ему благодарна.
Наконец у Сантино все-таки хватило сил отпихнуть Фрэнка и даже встать на ноги, не опускаясь до того, чтобы бить лежачего - в отличие от того, что пару минут ранее продемонстрировал Альтиери. Даже в драке он пренебрегал всеми нормами чести. Понимая, что оба мужчины уже выбились из сил, но собственное упрямство ни за что не даст им прекратить драку, Ливия решила наконец вмешаться. Стремительно задернув занавеску, она двинулась к двери, схватив по пути пиджак Фрэнка и его часы, оставленные на столе. Не думал же он, что поднимется сюда после драки как ни в чем ни бывало, и Ливия будет заботливо прикладывать лед к его синякам? Нет уж, на эти случаи у него была жена, о которой он сегодня, кстати, то ли в шутку, то ли всерьез уже вспоминал.
Когда она очутилась на улице, драка уже успела возобновиться. Вокруг столпилось и так достаточно зевак, не только из ее заведения, но и просто прохожих, которые с минуты на минуту готовы были вызвать полицию. Фрэнк за решеткой обезьянника конечно изрядно повеселил бы Лив, но как-нибудь в другой раз. На сегодня представлений и так достаточно. Она приказала Хэнку, одному из своих ребят, вмешаться, и Сантино с Фрэнком быстро растащили по разные стороны. Как бы они ни вырывались, охрана держала их крепко, не давая возможности продолжить бой. И только когда они поостыли, парни ослабили свою хватку, позволяя высвободиться из их силков.
Ливия подошла вплотную к тяжело дышавшему Фрэнку и ткунла ему пиджак, в кармане которого уже лежали его понтовые часы. Внезапно улыбнувшись, она произнесла так тихо, чтобы услышать мог только Альтиери - Пришлю тебе цветы, - припомнила ему его же жест, - увидишь, сходят ли от них синяки быстрее. - Улыбка стерлась так же резко, как и появилась, а сама Ливия развернулась к Пульсоне, который тоже был не в лучшем виде. - Нужна помощь доктора? - подошла она ближе и тронула его за руку чуть выше локтя.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-11-01 00:52:09)

+2

29

На ту рыжую девчонку Фрэнку было плевать, не она стала причиной их конфликта, его спровоцировал Пульсоне тем, что отказывался проявлять уважение, и он же спровоцировал эту драку, начав оскорблять вместо того чтобы благоразумно уйти, когда ему дали возможность; тогда у него был еще шанс, что, остыв, Альтиери ограничится тем, что просто выставит его из студии, теперь же не успокоится, пока не заставит его истекать собственной кровью, не важно, сегодня на этой улице или завтра в какой-нибудь подворотне, но это произойдет.
Прежде чем Фрэнк, насев сверху, голыми руками успел свернуть Пульсу шею, тот извернувшись нанес-таки ответный удар головой, на время дезориентировав андербосса и вырвался, благородно оставив последнему время на то, что прийти в себя, подняться и продолжить бой. Голова немного шла кругом, перед глазами мелькали белые пятна, Фрэнк перевернулся на спину и когда более или менее начал различать силуэты перед собой, стал подниматься.
- А ты начни драться в полную силу, - посоветовал встав на ноги. «Если хочешь выбить сало быстрее». - До конца. - А то ведь с тем, что у них сейчас происходило, Альтиери и сам начинал терять интерес - спарринг какой-то, и не хватало только рефери. - Или очко взыграло? - Ему не нужна была снисходительность, которую Пульсоне то и дело демонстрировал, они не на ринге дрались, чтобы не бить лежачего - это там не поощрялось калечить соперника, а на улице другие правила. Когда целью стоит выживание, в ход идет абсолютно все, и даже удары в пах - это то, чему учат в первую очередь, как самый действенный способ выключить противника. Их бой считался честным итак, потому как дрались они один на один и без оружия, и победить должен был тот, кто физически сильнее, выносливее, чей удар крепче, и кто останется стоять на ногах, а иначе они могли пойти поотжиматься на спор.
- Хули выебывался, если дерешься как баба? - Что в номере палил в потолок, что здесь... Фрэнк прекрасно видел, что Сантино боялся избить его так, когда это уже не прощается, и нет чтобы радоваться, ему напротив становилось смешно и он подначивал его на более серьезные действия.
- Отвалите, - отмахнулся от возникших рядом громил из «Парадиза», попытавшихся развести драчунов, вместо возможно того, чтобы спасибо им сказать за то, что не дали Пульсоне начать драться серьезно. Завелся Альтиери не на шутку, и только предупреждение о том, что не стоит им дожидаться легавых, заткнуло его и более-менее успокоило. В принципе он итак уже доказал, что чего-то стоит без Большого Джона и ствола. Наверное, иначе не поднялся бы столь высоко в Семье, если бы за мужика его не считали.
Повернувшись, он увидел и Ливию, вышедшую из-за парня по имени Хэнк. Фрэнк и не думал о том, что Андреоли станет интересоваться его самочувствием, прикладывать к ранам лед, он знал, что эта сучка с огромным удовольствием понаблюдала бы за тем, как он подыхает, и вообще удивился ее решению ввязаться в драку и остановить. Или она за Пульса тревожилась? Альтиери поморщился от боли, когда Ливия ткнула в него пиджаком – прямо в ребра, по которым прошелся Сонни (надо было бы провериться на трещины). – В задницу их себе засунь, - ответил с той же интонацией. Он цветы присылал не затем, чтобы поиздеваться, а затем чтобы извиниться; они оба знали, что в больницу Ливия попала по случайности, Фрэнк этого не хотел. Лучше вон Пульсу пускай их приносит – ему на могилу они вскоре понадобятся.
Он встряхнул пиджак и надел его поверх разодранной рубашки. В кармане лежали его часы, а вот револьвера не было. Должно быть, женщина не рискнула возвращать его, опасаясь, что Фрэнк тут же пустит в ход. А плевать, пускай себе оставляет.
"Доктора? Священника ему". Столь теплая забота о Сонни вызвала у Альтиери смех. Ливии было так важно расположение без пяти минут покойника? Глядя на них, у него мелькнула параноидальная мысль, что эти двое вполне могли бы спеться против него. Может верности ради, приказать и ей пустить пулю в лоб? Лояльности к андербоссу Андреоли ведь даже и демонстрировать не пыталась, что, в общем-то, довольно чревато, учитывая его нрав.
- Ладно, увидимся еще, - махнул им на прощание рукой и направился к автомобилю, не желая более находиться в этом обществе. Пошлет кого-нибудь присмотреть и за ней.

Отредактировано Frank Altieri (2014-11-01 20:57:58)

+2

30

Наверное, снисходительность по Фрэнку била даже сильнее, чем боль от полученных ударов - он-то считал только себя самого в праве её проявлять; что ж, значит, и это тоже неплохой повод сделать больнее - если Пульс начал бы драться в полную силу, хватило бы минуты, может, двух, чтобы тело Фрэнка уже распростёрлось бы перед крыльцом "Парадиза" - даже и не так уж сильно изуродованное и окровавленное, наверное, а просто мёртвое. Но забить его насмерть? Прямо тут, посреди улицы? Из-за девчонки - или просто потому, что он вёл себя, как гандон? Всё-таки они не в тюрьме находились, где такие вещи были более в ходу. Хотя и там без предварительных разборок обычно тоже не обходится - тому, кто ведёт себя неправильно, дают шанс по отношению к сожителям понять это с первого раза. А убить человека, просто потому, что он тебе не нравится... Альтиери, похоже, считал, что может это сделать легко, начав размахивать своим шестизарядником в номере. А интересно, в его маленькой банде из "502" все споры так же решались? Револьвером, как судейским молотком?
- Я от тебя всё жду полной силы. Или это всё, на что ты способен?
- до конца можно драться и "честно", Сонни даже и потребности выживать пока не чувствовал - потому и становилось в определённой степени скучно продолжать. Фрэнк начал драку первым - несмотря на то, что подначивал его именно Пульсоне, технически первый удар нанёс Альтиери, ему было и устанавливать уровень жестокости и силы, Сонни готов был подстроиться под него. Впрочем, это только на словах звучит просто. Убить в драке вполне можно и случайно... у тех, кто бьёт не умеючи бить, обычно даже чаще так получается. В какой-то степени это уравнивает шансы дерущихся, в какой-то - наоборот, раскачивает весы удачи ещё сильнее... то-то вот и оно, что женщина в драке будет опаснее, потому что метить будет сразу в пах или вцепится в рожу, и силу при том рассчитывать не умеет как следует.
- А хули ты выёбывался? Раз даже с бабой справиться не можешь. - сыронизировав в той же манере, даже без особого желания подначить, Пульсоне сплюнул ему под ноги, как раз на место их импровизированной "арены". Даже дыхание не сильно сбилось, хотя и не сказать, что Сонни был таким уж спортсменом - даже за решёткой находил способы покурить от души... да и не только табак, если такая возможность иногда выпадала. Порой, сигарета вообще была единственным утешением, особенно первые года три-четыре.
Можно бы дёрнуться, конечно, из лап охраны, попытавшись зарядить Фрэнку напоследок; возможно, что и вырваться получится даже, но смысл? Теперь это уже всё равно будет напоминать пляски на бельевой верёвке, не принеся особых результатов, и в лучшем случае - просто всколыхнуло бы ситуацию, Сонни предпочитал бить всё-таки выверено. И не после самой драки... в принципе, Пульсоне тоже уже сказал и сделал всё, что хотел - доказал, что у него тоже, если говоря просто, есть яйца, и перед каждым хреном с завышенным самомнением и пушкой он тоже не спасует. А дальше... дальше он просто собирался гнуть свою линию, спустит Альтиери этот случай на тормозах или нет - выбор-то у него не слишком большой, до того, чтобы бежать за ним с извинениями, он точно не опустится, да и поздно уже это делать, впрочем. Что в итоге выйдет - только небесам известно; по-бабски спрятаться за чьи-нибудь спины у Фрэнка есть шанс, да и у Сонни, впрочем, тоже есть "юбка", которая приходится боссу сестрой (или как-то так), и хотя дона Гвидо Сонни и близко-то не видел ранее, это тоже мог бы быть козырь. Который он не сорвётся использовать, впрочем... что бы там Фрэнк не предпринял. Не нужен им рефери. Если уж край - перед смертью Пульс хотел бы взглянуть Альтиери в глаза; неважно, при этом, чьей из них именно.
- Нет, я в порядке. - под ладонью Ливии крепкий бицепс заметно напрягся, хотя не совсем потому, что Сонни пытался рисоваться перед ней - просто Лив неожиданно задела больное место, которое он только не чувствовал; наверное, будет гематома... хорошо хоть, что лицо в итоге не пострадало, вроде бы. Дело, которое они с Агатой затеяли, более тонкое, чем драка, и работать приходится именно лицом. Которое, впрочем, может и пострадать в случае неудачи, потому ещё более важно держать его чистым... - Фрэнку вон нужнее. Психиатр, или кто там от гордыни лечит? - улыбнувшись Ливии, Пульс показал вслед Альтиери средний палец, и обратился за помощью к своему личному доктору - доктору Мальборо, вытаскивая пачку этой же рукой. Докурить ему ведь так и не удалось. Подпалив кончик сигареты, Пульсоне бегло осмотрел свою запыленную и порванную жилетку...
- А эта рыжая далеко успела удрать? - прямо вот так... в белье и кроссовках, с охапкой из собственных вещей в руках, так что драка - ещё не самая интересная из вещей, что сегодня происходили в гостинице. Сонни вот уходить пока никуда особенно не торопился, потому что теперь не считал свои дела здесь завершёнными. - Знаешь, как с ней связаться?.. - они ведь так и не договорили... и плевать, что там решил Фрэнк; Пульс не собирался оставить девчонку, которая пришла к нему с добрыми намерениями, не у дел, только из-за его комплекса бога. Даже если уж со студии он его выпнет в итоге - будет шанс придумать что-нибудь ещё...

+2

31

Если бы Фрэнк хотел извиниться, то он пришел бы к ней и сделал это еще когда она была в больнице. Но зачем? Мужикам куда проще потратиться на цветы, чем сказать "прости, я не хотел". Тем более такому напыщенному и упертому барану, как Альтиери, который вероятно считал, что поступает как настоящий мачо. Так что Ливия была уверена, что извиняться он не то, что не думал, но и вовсе не считал нужным. Подумаешь залепил ей пощечину, не подрасчитав силу удара! Наверняка именно так он и рассуждал. И цветы, которые он в тот день передал даже не лично, она посчитала просто очередной издевкой. Собственно тогда она тоже мысленно предложила ему засунуть их себе в задницу. Сегодня же после боя Фрэнк хоть и пытался что называется "держать лицо", но и так было видно, что Пульс нехило его отметелил. Предлагать ему помощь, учитывая их давнюю "любовь" друг к другу, Ливия не стала просто из принципа и, поинтересовавшись здоровьем Пульса, она конечно хотела еще больше его уколоть. - Точно? - переспросила она, заглядывая Сантино в глаза. Этот в общем-то тоже изрядно бравировал, пытаясь заверить, что с ним все в порядке, и как ни в чем ни бывало раскуривая Мальборо. - Ты покойник, - Ливия без тени улыбки покачала головой, удостоверившись, что Фрэнк ушел. - Зря ты это затеял. Так просто он это не оставит, - она была уверена, что задетое самолюбие Фрэнка еще долго будет мучить его. - Лучше тебе сваливать из города, пока не поздно. - Если конечно Фрэнк уже не приказал своим людям сесть Пульсоне на хвост. Кто такой был Сантино, чтобы ввязываться в столь лютую борьбу с андербоссом семьи? Просто приезжий, совсем недавно закрепившийся среди соучастников. Ничто не помешает Фрэнку прикончить его. О его связи с Агатой Ливия не догадывалась, но даже если бы знала о таковой, то все равно поставила бы жизнь Сантино под большой вопрос. - Рыжая? - за всей этой суматохой Ливия и вовсе забыла об Эддисон. Конечно, она вряд ли послушалась ее приказа и спокойно все это время сидела в ее кабинете, но чем черт не шутит. - Пойдем поднимемся ко мне, - предложила она Пульсоне, - может она еще у меня.
Сделав знак своей охране, чтобы все расходились по привычным позициям, Ливия увлекла Сонни за собой, и через пару минут они уже вошли к ней в кабинет, который конечно же оказался пустым. - Убежала, - кивнула Андреоли, как бы подтверждая их с Сонни догадки. - Зачем тебе она? - поинтересовалась Лив, уже находясь в поисках папки с документами на весь персонал гостиницы. - Мало насмеялся? Или внезапно чувство жалости проснулось? - в ней оно тоже иногда не спало, но о рыжей она подумает после. - Вот ее анкета при приеме на работу и копия паспорта, - нашла она нужный файл. - Здесь есть адрес. И еще могу дать ее телефон. Нужно? Ей богу, лучше бы он сейчас о своей шкуре думал, а не о том, как загладить вину перед Эддисон. Итальянка была просто уверена, что удача и помощь ему была нужна сейчас гораздо больше, чем Хадсон.

+2

32

Слово "извини", видимо, у Фрэнка отсутствовало - либо вообще не было заложено в нём изначально при рождении, либо он его потерял где-то на пути к своему статусу; Сонни, впрочем, тоже не любителем был извиняться - не перед теми людьми, которые в его глазах ничего не стоили, "прости" - это вообще тяжелое слово. Сказать его порой тяжелее, чем совершить какой-либо поступок... вину недаром принято заглаживать. И Пульс уж не знал, что там случилось у Ливии и Фрэнка в прошлом, кто был виноват и чем заглаживал, но явно не особенно у них получилось. Как и с дракой тоже... они помогла лишь пар выпустить - что, впрочем, тоже неплохо, без пузырьков в голове мужчине уже легче думается.
- Абсолютно. - кивнул Пульс и шагнул чуть в сторону, чтобы поднять свой пистолет с асфальта и убрать его обратно за пояс. Не то, чтобы порядок был полным; но - думалось-то теперь действительно легче, без пелены застилающей глаза ярости, и вот объёмы вырисовывавшейся на горизонте задницы были как-то гораздо больше, чем те несколько гематом, которыми его наградил Франческо. С ссадинами - чёрт с ними, на нём всё как на собаке заживает, не страшно.
- Не исключено...
- усмехнулся, сделав ещё одну затяжку. А так уж стоило ему об этом напоминать сейчас? Тяжело не заметить очевидного - андербосс мафиозной Семьи на него въелся, и для человека в положении Пульса это ничего хорошего не означало. Впрочем, существовали ещё некоторые очевидные вещи... - У него вообще плохо получается уживаться с людьми, нет? - взглянул на Ливию с хитрой искоркой намёка в глазах. У неё-то с Альтиери что была за история, что она затеяла "зря" и почему Фрэнк не хочет её оставить в покое теперь, отказываясь подавать ей руку, а она ему - предложить доктора?.. Неизвестно ещё, что хуже - Пульсу-то он в открытую в глаза плюёт, и не пытается вести дела, скрывая ладони в карманах. Не всегда лучше то, что правильно... Пульс не боялся смерти так сильно, как предательства, а Фрэнк его явно не предавать собрался, хотя бы о своих планах в глаза ему сказал. Относительно студии. Относительно жизни - и так вроде понятно. Сонни кивнул на предложение подняться в кабинет - разговор посреди улицы начинал становится неуместным. Выбросив окурок, он последовал вслед за ней, попутно наблюдая за взглядами присутствующих. Не только охрана заведения была свидетелем драки - интересно сейчас было всем, кто находился в гостинице, и персоналу, и постояльцам, пожалуй, тоже - и переговаривались они между собой понятно, о чём... Пульсоне заявил о себе, пожалуй, даже громче, чем когда убил Дино "Цезаря". 
Сонни сокрушённо развёл руками, слегка прихлопнув себя по бёдрам. Убежала. А жаль - такую вечеринку пропустила, по сравнению с которой чей-то палец в заднице - это просто... да что сравнивать, это именно и есть, как палец и жопа. Могла бы посмеяться над ними обоими сразу - интересно даже, а на чьей стороне были бы её симпатии? Пока Ливия искала что-то, Пульсоне вытащил всё из карманов жилетки, выложив это на стол, и снял её затем, запихав в корзину для бумаг, начав распихивать всё по карманам брюк.
- А кто смеялся? Ей была нужна работа, я хотел ей её предоставить. - Пульсоне пожал плечами. Фрэнк даже аванс предложил, но подкрепил его угрозой - вот именно тот случай, когда пистолет к доброму слову подошёл плохо; не хотел минета - могли бы позвать кого-нибудь, кто меньше стесняется, как Эддисон и предложила. - И всё ещё хочу. - как правильно Ливия заметила, он что-то "затеял", пусть даже и случайно, но ему важны были те, кто в этой "затее" будут на его стороне - каждый. От этого его собственная жизнь вполне может зависеть тоже... и если Фрэнк наверняка не возьмёт её теперь из принципа - Сонни готов обмозговать ситуацию и сообразить что-нибудь ещё. Ему тоже есть, кому позвонить, чтобы были введены имена и цифры...
- Так она у тебя работала? - Пульсоне пододвинул к себе файл, изучая данные Хадсон. Уборщица в номерах? Горничная?.. Оказываясь на пороге такого заведения, даже как-то не задумываешься о том, есть ли здесь горничные вообще - ну, без обид, конечно, просто мысли в этот момент определённо не о том. Или должность - это только прикрытие? Как-то ведь жрицы любви по документам тоже должны проходить, для налоговой и государства. Не напишешь же там про древнейшую профессию. - Конечно, давай. - кивнул Пульсоне, уже вытащивший свой мобильник и начавший вбивать адрес мисс Хадсон в память. Кто бы вот мог подумать, что когда он выйдет из тюрьмы, сотовые телефоны смогут столько сразу уметь?.. И навигатор, и пейджер, и записная книжка, и фотоаппарат, и чего там только нет ещё - у Сонни даже фантазии меньше было, чем умел аппарат, лишившийся за время его отсутствия даже кнопок. Вот, кстати, о фото - зачем он вообще записывает? Плюнув на это дело, Сонни включил камеру и просто сфотографировал личное дело Эддисон. - Диктуй... - Думал он не о том, как загладить вину; да которой особо и не чувствовал за собой, ни перед рыжей, ни перед Фрэнком - он просто делал ту работу, за которую Альтиери ему и платил, ничего больше. Но разговор с рыжей нужно было закончить - неважно, отказом или согласием... - А свой скажешь? Вдруг ещё кто-нибудь из твоих работниц захочет... или работников. - улыбнулся.

+2

33

Вот и любопытство в Пульсоне проснулось. Она так и знала, что выходка Фрэнка с не поданой ей рукой не пройдет незамеченной, и у любого свидетеля вызовет не один вопрос. Сонни однако был достаточно умен, чтобы не в лоб спрашивать, что они с Фрэнком не поделили, а лишь ненавязчиво и мягко намекнуть, бросив затравку и рассчитывая на то, что Ливия сама будет рада пооткровенничать. Что ж, если он решил найти в лице Андреоли союзника на почве ненависти к Фрэнку, то сильно ошибся. Ливия не была идиоткой, чтобы из-за личностных конфликтов начинать плести интриги против второго человека семьи. Или Пульсоне просто подружиться хотел? Но если так, то друг он тоже был не очень перспективным.
- У нас с ним немного другая история, - уклончиво отозвалась она, пока они поднимались к ней в кабинет. В общем-то история на самом деле была во многом схожей. Как и в случае с Пульсоне, Альтиери хотел командовать и на территории Ливии. Он давно мечтал подмять под себя Парадиз, а вместе с ним и ее - за точность в последовательности она не ручалась. Разница была лишь в том, что бордель принадлежал ей, и дотянуть свои руки до него Фрэнку было сложнее, чем до Сонни, который играл на поле, принадлежавшем андербоссу. В остальном истории схожи - Фрэнк всех хотел поиметь. А ее еще и в прямом смысле этого слова. Хотя, учитывая его сегодняшнее предложение снять Пульсу штаны, надо полагать, что и здесь стоит воздержаться от фигуральных оборотов.
Пока они поднимались, взгляды всех, кто находился в Парадизе были прикованы к ним, а точнее к Пульсу, и выражали какую-то смесь страха и удивления. Вероятно, в данную минуту отважного беднягу мысленно хоронили все. С другой стороны, если каким-то чудом он останется в живых, то этот эпизод придаст его имени свою легенду, а легенда в их мире говорила громче чьих-либо рекомендаций. В свое время мощь легенды Ливия сумела прочувствовать и на себе, когда о том, что она собственными руками устранила Марчелло и заняла его место, не говорил только ленивый.
- Горничной, - ответила Ливия на вопрос о рыжей, когда на столе перед ними уже лежала папка с ее документами. Но заметив сомнение в глазах Сонни, она поспешила их развеять. - Она была просто горничной. А когда попросила меня взять ее в шлюхи, я отказала. Потом пожалела и решила предложить ее вам. - Она дождалась, пока Сантино не без труда доберется до фотоаппарата в своем телефоне и зафиксирует все, что она ему предоставила. - С техникой не дружишь? - поддразнила она не без улыбки. О его судимости ей не было ничего известно, как собственно и обо всей остальной его биографии, поэтому оставалось лишь предполагать и догадываться. Достав свой телефон, она продиктовала ему номер Эдди, забитый в памяти под именем "Рыжая" и с сомнением посмотрела на Сантино. - Какую работу ты собираешься ей предложить? Ты только что сам остался без нее. - самонадеянность Пульса вызывала в ней пока что непонятную смесь эмоций, и она точно не знала, смеяться или плакать над его словами. 
Вот и услышав просьбу поделиться и своим номером, Лив не без ухмылки подняла на него свой взгляд. Учитывая только что произошедшее, Сантино всерьез надеялся вернуться на студию и набирать актрис для своих фильмов? Или минуту назад была попытка склеить ее? Нет, Сонни конечно был вполне себе ничего, и дрался он весьма мужественно, что называется - в грязь лицом не упал, да и перед Фрэнком не спасовал, но тратить свое время на без пяти минут покойника Ливии не хотелось. - Боюсь, мы оба понимаем, что дальше дела мне придется вести только с Фрэнком, - уклонилась она от его просьбы и отложила свой мобильный на стол. - Как бы грустно это не было признавать. - Она встряхнула головой и вздохнула, желая отделаться от мысли, что упустила возможность заработать на этом деле, ибо Фрэнк не поделит с ней и жалкой сотни баксов. - У меня еще много дел. Буду признательна, если ты меня извинишь. - обратилась снова к Пульсу. - Если тебе что-то нужно, можешь смело просить у девочек на ресепшене, они помогут. - она не стала акцентировать внимание на враче, потому что подозревала, что как и любому мужчине ему просто неудобно признаваться перед женщиной в своей боли. Но намек он должен был понять. - Кроме того, внизу есть ресторан, можешь угощаться, так что имей в виду, - она дружелюбно улыбнулась, подозревая, что после того, как Пульс выйдет из ее кабинета, больше она его никогда не увидит.

Отредактировано Livia Andreoli (2014-11-03 12:28:50)

+2

34

Существуют среди них такие личности, которые стремление всех вокруг себя поиметь превращают сначала в хобби, потом - в привычку, потом - в образ жизни; что ещё хуже - этот образ жизни вполне сочетается с поведенческой моделью мафиозо, и в итоге эта личность оказывается на вершине, продолжая, в общем-то, опускать и иметь всех вокруг себя. Фрэнк, возможно, был одним из таких парней, на взлёте своей "карьеры", потому-то и усердствовал так сильно, желая всех вокруг себя подмять - показать, кто тут босс. Вопрос тогда стоит в том, что будет дальше - он захочет поиметь и того босса, под которым сам ходит, или всё-таки успокоится, когда нассыт сверху на каждого, кто ему неугоден? На самом деле, оба варианта могут ему же выйти боком. Не все любят, когда их имеют, и быстро карабкаясь наверх, быстро и врагов себе наживаешь - которые с удовольствием используют любую возможность, чтобы расшатать тебе опору... если останутся живы, конечно. Так что вот так ли намного переживёт его Ливия, если Альтиери решит пойти в написании своих книг с историями чуть дальше?.. Тем более уж, что с желанием отшить Пульса она как-то уже запоздала - сделать это надо было на глазах у Фрэнка, как и положено хорошим друзьям... а теперь - Хряк (замечательное ведь прозвище!), из-за чего бы на неё не взъелся в прошлом, будет злиться ещё сильнее. И злость эта будет выражаться как раз в стремлении подмять её под себя...
Что до Пульса, какую бы скоропостижную смерть ему многие не предсказывали, могли хоть тотализатор разыграть, на данный момент он был вполне живым и здоровым, и дать уложить себя в гроб легко тоже не собирался. И хотя не знал, как выйти из ситуации с Фрэнком без особых потерь, но всё ещё был способен действовать. Удрать из города - на самый крайний случай, это тоже вариант; но не в Нью-Йорк, и вряд ли в Детройт стоит, лучше всего - там, где итальянская мафия отсутствует, как класс - выйти из её игры он не постесняется, клятв он не давал, а боссы Коза Ностры его, получается, второй раз уже кинули - есть ли смысл хранить им верность? Или ради этого он пятнашку отмотал, чтобы какой-то лощёный надутый индюк перед ним размахивал пушкой?
- То есть, Фрэнк в какой-то степени прав - всё-таки это такая насмешка была? - и тут история делает петлю. Отказала, пожалела... просто решила заработать на ненужном, скинуть её. Хотя Пульс не обвинял Ливию - все они используют людей. Вот и Эдди была использована, оказавшись в роли мяча в играх Ливии и Фрэнка друг против друга... и Сонни, быть может, не семи пядей во лбу; но раз уж и та, и другой, решили не подключать его к играм на своей стороне, ему грех не подружиться с Эддисон - просто потому как они оба сейчас оказались вне игры. - За те пятнадцать лет, что я провёл в тюрьме, техника здорово изменилась. - беззлобно усмехнулся Пульсоне. На самом деле, не всё было так плохо - пусть, с одной стороны, он пропустил огромный кусок в развитии Интернета, беспроводных и прочих технологий, с другой - у него был на это более свежий взгляд, и в какой-то степени это даже помогало освоиться сразу на последней стадии. Только ощущал он себя при этом пришельцем с какой-то другой, отсталой в развитии, планеты, и это порой выматывало.
- Пока ещё не остался. - пусть сначала уничтожит всё то, что на студии произошло, случилось и построилось с руки Пульса, а не с его собственной подачи, и вообще отделит его подпись от своей собственной - бардак на "Пульс Интерпрайзес" мог бы служить недосягаемым образцом для многих других бардаков. Да и не только в документах было дело - Пульс и нескольких людей успел привести, актёров, техническую команду, связавшись с Нью-Йоркскими друзьями по совету Фрэнка; будут ли они работать теперь с Альтиери, если Пульс уйдёт, это тоже ещё вопрос. В частности, главный помощник Сонни - Чейн, который ни в одной из Семей не состоит и даже не сотрудничает. Не сотрудничал, вернее, до того, как приехал. Если ещё вернее, сотрудничал в далёком прошлом, и его тоже поимели. - Ту же самую... если нет - может пригодиться и горничная. - усмехнулся Пульс. Эдди могла бы быть полезной не только на экране. Самое интересное в мире кино, как известно, происходит по ту сторону камеры... Почему, кстати, Ливия говорит о работе Эдди в прошедшем времени? Почему "была"? То есть, больше она здесь не работает?.. А по какой причине? Странные какие-то дела творятся в этом Парадизе.
Да что там - Сакраменто вообще сам по себе городок какой-то чокнутый немного, по наблюдению Сонни. Тут почти как в Нью-Джерси, но ещё более... через задницу, что ли - или это во всей Калифорнии так?
- Не зарекайся. - друзья всем нужны, хотя навязываться Пульсоне ей не собирался - как и в принципе... не хотел навязываться никому. Фрэнка он не просил себя на студию оформлять, мистеру Фортуно - покупать ему билет сюда, Доку - выделять ему контракт на Цезаря... одного только человека ему почему-то не хотелось терять. - Ты меня прямо похоронила сейчас... - ещё бы ужин предложила за счёт заведения, как последний в жизни. И есть, кстати говоря, действительно начинало хотеться, после хорошей-то драки; но здесь, пожалуй, всё-таки дороговато. Да и... правда, выглядеть будет, как будто он свои похороны впрок отмечает. - До встречи, Ливия. До встречи. - ободряюще улыбнувшись, словно это ей нужно было ободрение, Сонни слегка пожал на прощание ладонь Лив и вышел. Что ж, если от него сейчас мокрое место останется, по выходу из отеля, то ей на прощание его жилетка осталась - как и револьвер Фрэнка, впрочем...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » Кастинг или как попасть в кино для взрослых