Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]
Ray
[603-336-296]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » некоторые ошибки дают надежду


некоторые ошибки дают надежду

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники: Roche (нпс), Elisabetta(нпс), Sophie Briol & Veronica Blunt
Место: Сакраменто, больница
Время: 16 октября 2014 года, ночь-утро

Сколько стоит одна ошибка медсестры в приемном покое? Несколько седых прядей отца и горсть успокоительных? Какова же цена для патологоанатома, которому придется эту ошибку исправлять?

Отредактировано Sophie Briol (2014-12-02 15:31:43)

0

2

Сердце останавливается, когда в телефонной трубке раздаются слова: "Приезжайте на опознание. Ваша дочь, Софи Бриоль, совершила самоубийство." В первые минуты это кажется нереальным. Роше отказывается осознавать услышанное, но инстинктивно встает с кровати и начинает одеваться. Осознание приходит через какое-то время. Мужчина садится на кровать. Он одет и готов ехать, но ноги не слушаются. Руки трусятся, и сами тянуться к сигаретам. Наверное, так тяжело ему не было даже когда узнал, что его супруга выпрыгнула из окна.
В этих двух предложениях был весь смысл его жизни. Что он без своей единственной дочери? Кто он?
Минуты липкими лапами окутывают его, не дают сделать и шага, движения. Он сидит и курит.
Лизабетт, вернувшаяся с собрания пол часа назад, замечает свет в его комнате и решает пожелать сладких снов, а когда заходит и видит его, уже не человека - тень, понимает, что произошло. Ноги подкашиваются и она падает на колени. Роше поворачивает в ее сторону голову, невидящими глазами смотрит на племянницу, которую всегда любил как вторую дочь. И слов нет. А есть лишь пустота, которая поглощает полностью и бесповоротно.
- Нужно ехать. - Не узнавая своего голоса, который хрипит, ломается. Роше больше не узнает себя. Лиза кивает, и пальцы набирают номер такси. Никто из них сейчас не в состоянии вести машину.

Когда они через пол часа оказываются в городской больнице, Роше не может произнести и слова. За время поездки в машине, он погрузился в состояние отрешенности и безразличия. Говоря по-правда, он всегда знал, что его дочка не доживет до старости. Он всегда понимал, что болезнь, зародившаяся глубоко внутри, не отпустит и не отступит. Но, как и любой родитель, он все же надеялся, что он не увидит смерти своего чада. А вот как вышло. Это не боль, то, что он чувствует - это куда хуже боли. Роше молча и почти не дыша следует за Лизабетт, девушка же в машине сумела взять себя в руки, она всегда была старшей сестрой для Софи, хоть и была младше. И сейчас она обязана быть сильной, для Роше, для себя.

В приемной было многолюдно. Случилась какая-то большая авария, потому немногочисленные врачи были задерганные и спешили спасать людей. Медсестра не успевала отвечать на все вопросы. А вокруг нее уже столпилась очередь. Они все хотели знать, что их родственники живы. - Скажите, где у вас морг? - Бесцветным голосом интересуется Лизабетт, и гомон замолкает, будто все присутствующие боятся спросить что-то подобное. - Минус первый этаж. - Не задумываясь отвечает медсестра. В ее глазах на миг проскальзывает сочувствие, которое замечают все, кроме уходящих Бриоль.
Никто не едет на минус первый. Только они.
В коридоре холодно и серо, Роше под стать стенам - сер и бесцветен. Лизаббет ведет мужчину вперед. Они заходят в дверь, на которой весит табличка "морг". В помещении еще мрачней. Лиззи тихо зовет врача: - здравствуйте. Нам звонили из больницы. Мы приехали на опознание. Ничего, что ночью? - Им не говорили во сколько стоит приезжать, да и не подумали они, что можно подождать до утра. Боль не знает времени, а до утра еще так долго.

+1

3

Это был сумасшедший день. Без прикрас. В такие дни ты возвращаешься домой, не ощущая ног и вообще всего тела, остатками разума еще удивляясь, не помня, как добрался до спальни вообще. А ведь у Вероники в ту среду должен был быть короткий день; уладив все дела, она в приподнятом настроении торопилась домой, разбирать коробки после переезда.
  Это случилось после трех часов, когда в скорую больницы начали прибывать одна за одной машины с ранеными. На пересечении двух главных улиц пассажирский автобус столкнулся с грузовиком, понеся за собой многочисленные жертвы. Само собой, весь госпиталь мгновенно перевели на усиленный режим работы, все их ресурсы были направлены на устранение последствий страшной аварии. Однозначно, об укороченном рабочем дне можно было смело забыть.
Невообразимая суматоха в приемной и паника в вестибюле творилась никак не меньше четырех часов, несчастные родственники пострадавших и погибших, наводнившие здание госпиталя, потихоньку шли на убыль. В коридорах раздавались рыдания, искаженные горем лица маячили тут и там, как неприкаянные, потерянные и сбитые с толку. Таких выпроваживали домой медсестры, говоря общие фразы и пытаясь максимально успокоить убитых несчастьем людей. Их причитания холодили кровь всякий раз, когда приходилось покинуть смотровой кабинет. Вероника, как и большинство специалистов сегодня оставалась в госпитале до последнего. В половине девятого вечера, когда силы ее практически на исходе, Вероника сдает последнюю заполненную карточку пациента и, предупредив медсестру, отправляется на третий этаж в комнату отдыха. В помещении не многолюдно, за столом о чем- то оживленно болтают два интерна; она помнит их, они встречались на ее этаже в их дежурства. Заварив большую кружку крепкого  кофе, Блант аккуратно ставит ее на столик напротив и буквально падает на диван. Изнуренно прикрывает глаза и погружается в задумчивую отрешенность. Даже закрывая глаза, она видит перед собой мельтешение белых халатов, ненавистные регистрационные карточки, белые перчатки, ампулы и бинты. Мозг никак не удается привести в состояние расслабленности и покоя. Она все также собранна и напряжена. «Вот черт…» Тянется за кружкой и отпивает глоток, по- прежнему не размыкая глаз.
- …и я тебе про то же. Буквально вот пол часа назад привезли к нам еще одну. Ну красавица- я просто очумел! Что их только толкает с крыши сигать- вообще не понимаю! Прыгнула- и все. Нет девушки. Даже фамилия ее на языке крутится- Бриоль.  Зачем запомнил- не знаю. И это еще при том, что буквально под боком люди мрут как мухи в авариях! Там борются за жизнь- а тут…
Волны усталости уже почти погрузили ее в приятную дремоту, как вдруг на фамилии, произнесенной парнем, разум Блант резко включился. «Что это значит? Однофамилица?..» Когда – то давно она знала одну семью с такой  фамилией; но это было настолько давно, будто в прошлой жизни. Да. В прошлой... «Боже, как это было давно…» В детстве, в Ирландии они с Хью дружили с девочкой по имени Софи, которая носила такую фамилию.  Вероника давно уехала оттуда, и больше никого никогда не встречала с подобной. До сегодняшнего вечера. «Должно быть, просто совпадение…» Однако, интерес берет верх: она приподнимается на локте, обращая на себя внимание двух сплетников:
- Джек? А как выглядела та девушка? Она была примерно моего возраста, лет тридцати?
- Нет. В карте стоял возраст…кажется, года двадцать четыре. Но на вид ей гораздо меньше. Она очень молодо выглядела.  А что?
- Да так. Ничего.
Вероника кивает им, возвращаясь на диван в неудобную позу, окончательно успокоившись. «Так и есть. Софи может и младше меня, но явно не настолько...»  Еще минут десять спустя, она покидает комнату отдыха с превеликим сожалением, мысленно надеясь отпроситься у мистера Маккоя домой хотя бы раньше полуночи. Подходя к лифту пропускает очередную каталку с пациентом, бросая безразличный взгляд на лежащую и внезапно застывает. За спешно снующими спинами врачей ей не удается разглядеть получше, но она почти готова поклясться- несчастная под капельницей- это Софии Бриоль! «Я что, уже галлюцинирую? Быть того не может, что за черт?!..» Вероник ускоряет шаг, пытаясь поспеть за каталкой, но перед ее носом дверь лифта закрывается, увозя с собой всю бригаду. Досадно взмахнув руками, девушка оглядывается в поисках неизвестно чего, и внезапно цепляется взглядом за одну из медсестер, сопровождавшую каталку с пациентом до лифта.
- Подождите! – она догоняет женщину и резко тормозит, закрывая ей дорогу собой. – Что это была за девушка, которую вы только что проводили? Вы не запомнили ее имени?
- Та, что в лифте? Это та сумасшедшая, что попыталась покончить с собой на крыше нашей больницы!
- Что? – Ника ошарашено и непонимающе смотрит в лицо медсестры. – Я ничего не слышала.
- И не удивительно. Они не особо - то хотят об этом распространяться, сами понимаете. Звали ее Саманта. Саманта Браун, кажется. Все в порядке, доктор Блант? – сестра коситься на ее бэйджик, читая фамилию.
-Да… - растерянно кивает головой девушка. –Да, все в порядке. Спасибо…
«Господи, как же мне доработать этот день, если в пострадавших я вижу своих знакомых, у меня совершенно едет крыша от этой суматохи…Соберись, Вероник, осталось совсем немного! Еще пара тройка обыкновенных процедур, которые уже обещала выполнить, и я иду отпрашиваться!» Мысленно пожелав медсестре получше обучиться врачебной этике и быть поаккуратнее в выражениях, Блант разворачивается и медленно шагает обратно к лифту.
По истечению пяти минут она выходит на подземном этаже, на котором по правую сторону тянется отделение морга, а по левую одна из лабораторий. В этот момент из соседнего лифта появляются  двое- мужчина и девушка, и направляются без колебаний в правый коридор.
Блант снова застывает под неоновыми указателями «морг» и «лаборатории». На этот раз ей не мерещится – приехавшие только что - это мистер Роше с сестрой Софии, Ника не сразу вспомнила ее имя. «Лисбетт, кажется. Но что они здесь делают?». Внезапно страшная догадка мелькает в мыслях Блант. Только не это! Все сумятица в голове из услышанного в комнате отдыха и то, что ей рассказала медсестра, внезапно складывается в страшную картину.  Со всех ног Вероник бросается к дверям морга, за которой уже скрываются спины посетителей.
-…опознание. Ничего, что ночью?
Почти бегом несясь через весь коридор, она думает только о том, как бы успеть остановить эту страшную ошибку. Раз чета Бриоль уже здесь, значит им рассказали то же, о чем болтали и интерны в столовой- их дочь погибла! Ей только нужно успеть к тому, чтоб не началось опознание. Ведь если она права в своих догадках, то их дочь жива, а бедный отец,  и так ошарашенный трагедией будет вынужден пройти чудовищную, но совершенно ненужную процедуру опознания!
К счастью, сам мистер Майер отсутствовал, залетев в морг буквально сразу после Лисбетт, Вероника увидела лишь его лаборанта.
- Мистер Бриоль, Лисбетт… - Вероника замирает у входа, осторожно переводя дыхание. – Вы должно быть меня не узнаете, я Вероника. Вероника Уэллер. Мы жили по соседству в Дублине.
Она в надежде переводит взгляд на девушку, с которой они виделись в детстве все же чаще, чем с мистером Роше. Не особо рассчитывая на то, что они узнают ее в таком состоянии, Блант разворачивается к лаборанту:
- Райан, мистер Майер давно ушел? Мне нужно посмотреть списки поступивших за сегодняшний вечер. Будь добр, пожалуйста…
- А в чем, собственно, дело? Все хорошо? – парень неуверенно протягивает ей планшет с документами.
- Все хорошо, но я подозреваю, что могла произойти ошибка  и эти люди спустились сюда зря…- внимательно читая фамилии, отвечает она. «Вот оно: Софии Бриоль, возраст: 30. Номер камеры: 1253»  Отчеркнув ногтем нужную строку, Блант откладывает документ и возвращается к ожидавшим.
- Прошу, дайте мне две минуты. Мистер Майер сейчас вернется, и мы все выясним.
Вероник отводит их к скамье за ширмой, снова извиняется и возвращается к лаборанту. –Райан, я должна взглянуть на тело первой. Это не терпит отлагательств.
Парень хотел было возразить что –то, но всмотревшись в сосредоточенное и обеспокоенное  лицо Вероники отступил, пригласительно махнув рукой. Трудно сказать, о чем именно он подумал- исходит ли от самого трупа некая угроза, или доктор Блант хотела что –либо проверить самостоятельно. Она в два счета находит нужный отсек и уверенно тянет за ручку, извлекая каталку с телом. Тянет за молнию, и дрогнувшей рукой приоткрывает край пакета. Сердце в Нике колотиться как сумасшедшее, кажется, во всей комнате слышно только сопение за ширмой и этот бешеный ритм в ее грудной клетке. Несколько секунд протекают в звенящей тишине; взгляд доктора прикован к окаменевшему лицу в пакете. «Так и есть». Дрожащие пальцы медленно закрывают пакет; из – за ширмы появляется нетерпеливое лицо мужчины. «Что я им скажу? Ведь это не она! Как это произошло, черт возьми?!» Вероника медлит; за свою практику она видела много погрешностей врачей, но явно не таких больших ошибок. Как им сказать об этом? Разве есть хоть что –то, чем можно помочь отцу принять всю эту ситуацию? Перед ней стояли двое, разбитые горем и ничего не понимающие, глаза их то впивались в саму Веронику, то перебегали на стоящего позади лаборанта. Блант и сама толком ничего не понимала; если это не их дочь, то почему имя Софии вообще фигурирует в медицинских картах? Это не может быть просто опечатка или совпадение. Разумеется, даже патологоанатом не сможет разобраться в этом сходу, ведь ему неизвестна внешность Софии. Но ведь он не видел того, что видела сама Блант- ту девушку на каталке у лифта… «Выходит, что мне не показалось?».
Но у порога до сих пор ждут Лисбетт и Роше, и они ждут хоть какого –то ответа или объяснения этой заминки.
- Послушайте… -Ника медленно подходит к ожидающим, все еще не зная как именно описать  им происходящее. – Там, в камере находится не Софи. Я только что лично проверила. Вероятно, произошла какая – то ошибка… Если захотите убедиться в этом лично, то... это ваше право, но… Я постараюсь выяснить все до мельчайших подробностей. Вероятно, раз имя ее как- то попало в списки, то она находится в нашей больнице. Я сейчас же отправлюсь в приемную и все проверю, хорошо? После морга поднимайтесь к регистратуре и ждите меня там. Если хотите, дождитесь патологоанатома и поговорите с ним. А я буду ждать вас наверху и расскажу все, что узнаю.

+2

4

Встретить в морге Веронику было огромной внезапностью. Роше знал, что с Хьюи Софи общается до сих пор, но вот о его сестре он слышал не много. Даже не мог предположить - дружат ли девочки до сих пор. Девочки выросли, но в его памяти они были еще совсем маленькими, озорными малышками. Бриоль измученно улыбается, приветствуя. - Да, Ника, я тебя помню. Все хорошо? - Он будто бы даже не замечает белого халата женщины, его взгляд затуманен, будто мужчина смотрит куда-то в прошлое. - Привет, ты здесь работаешь? - Лиса более сдержана и собрана, она слишком давно привыкла быть сильной, потому сейчас не разрешала себе погрузится в сильные эмоции. Она знала, что даст им волю, когда они вернуться домой, когда закроется дверь ее комнаты, но не сейчас.
Заминка у стола врача казалась каким-то жутким сном. Чета Бриоль ничего не понимали. Будто кто-то знал нечто такое важное, что несомненно изменит их жизнь, но что именно - им никто не хочет рассказать. Силы таяли с катастрофической быстротой, но приходилось ждать. Казалось, Роше скоро не выдержит и потребует объяснений. Его взгляд стал более осмысленный и несколько раздраженный. Горе переходило в некий отчаянный и слепой гнев. Злился при этом он на самого себя. Злился на то, что не смог уберечь.
Вероника исчезла в одной из комнат, ничего не объясняя, чем еще больше запутывая французов. Не прошло и пар минут, как вернулась обратно. В ее словах опять не было понятно ничего. Если там нет Софи, то где же она? Что вообще происходит? Неужели все это всего лишь чья-то злая шутка или нелепая ошибка?
- Она здесь лежала после аварии, мы уехали от нее буквально часа в четыре. А тут звонят, говорят - сбросилась с крыши. - Дрожащим голосом объясняет Лиза, трет устало виски, которые от новой информации разболелось. Казалось, она вот-вот расплачется. Единственное, что Лиззи не может поверить словам Вероники. Подумать только - как давно они виделись, могла же она ошибиться, не узнать. Впрочем, слова зародили росток надежды на то, что их близкий человек все еще жив. - Да, мы подождем врача... - мимолетный взгляд на Роше, который выглядит не менее растерянным, чем она сама. Верит ли он? Несомненно. Он готов сейчас поверить во что угодно, только бы его девочка была жива. - Как только убедимся поднимемся наверх.
Странности даже не собирались оставлять эту ночь. Вероника ушла, и начало казаться, что она была лишь массовой галлюцинацией, которая должна была дать надежду, дать еще немножечко сил перед ядерным ударом в самое сердце. В холле воцарила тишина на долгие пять минут. Никто ни о чем не хотел говорить, все лишь ждали развязки, и стало даже казаться, что уже совершенно не важно - какая она будет.
В кабинет зашел врач, поздоровался и попросил следовать за ним. Рядом с патологоанатомом маячил санитар и тихо пересказывал событие, врач хмурился. Конечно, он терпеть не мог момент, когда приходилось показывать мертвого человека предполагаемым родственникам, он не умел утешать, но эту работу он выбрал сам.
Откинув ткань, врач приподнял вопросительно бровь. Лисбетт выдохнула и покачала головой: - это не она. Где наша Софи? - Врач развел руки: - видимо, произошла какая-то ошибка. - Роше кивнул. Ему было неловко от своих мыслей, но он был рад, что это совершенно другая девочка. - Мы пойдем в регистратуру. Может, Ника что-то узнала. - Теперь его походка и жесты были более свойственны ему. Широкие, уверенные, сильные. Софи - это тот стержень, который дарил ему силы последние тридцать лет.

Поднявшись на нужный этаж, Бриоль подошли к Веронике. - Да, ты оказалась права, но где тогда наша девочка? - Роше был взволнован, но уже не выглядел так, будто шел по эшафоту. Теперь он более внимательно смотрел на давнюю знакомую, узнавая ее и не узнавая в той маленькой девочке, которую знал когда-то. Выросла в красавицу, да еще и врачом стала.
Встреча начавшая с недопонимания теперь перетекала в некую цель - поиск. И Роше был рад, что именно знакомая поможет им в этом. А еще его грело то, что давняя знакомая их не забыла, хоть и была тогда еще совсем ребенком. Воспоминания их прошлого. Из того времени, когда они все были так счастливы.

Отредактировано Sophie Briol (2014-12-30 02:10:58)

0

5

Покинув цокольный этаж, Ника тут же поднимается на этаж выше, спеша в регистратуру. Ее раздирают самые противоречивые чувства, подозрения и неуверенность.
Оказываясь за стойкой, она ищет глазами хоть одну свободную медсестру.
- Тиффани, открой пожалуйста реестр. Скажи мне, в какой палате находиться сейчас Саманта Браун?
Девушка кивает и углубляется в работу, хмурясь и долго щелкая по клавишам. Вероника нетерпеливо барабанит ноготками по столешнице, нервничая. В повисшей над стойкой тишине текут долгие минуты. «Почему так долго???»
-Очевидно, в 232. Правда, здесь почему то указано через дробь… что это могло бы.. хмм.
Выразительно вскинув брови, Блант замирает, быстро соображая куда сначала лучше направиться. « Но, раз я обещала им быть тут и дождаться результатов, очевидно…»
Она отходит от стойки, озираясь, и у самого лифта подмечает две знакомые фигуры.
- Да, ты оказалась права, но где тогда наша девочка?
- В палате 232 лежит девушка по имени Саманта Браун. Полагаю, стоит проверить там. – она неопределенно повела плечом, как бы сама себя спрашивая, что теперь? Вряд ли есть смысл объяснять им, почему именно эта палата и почему именно это имя вызывает у нее подозрения в путанице. Но, как мы уже говорили, Бриоль не видели того, что видела сама Вероника.
- Если хотите, можете остаться здесь, или подняться на два этажа вверх со мной. Что –то мне подсказывает, что искать Софи нужно именно там. Послушайте, я понимаю что это все очень отвратительно и страшно, такие ошибки... Это невыносимо. Но я практически уверена, что Софи жива.

0

6

Сейчас происходило то, что возможно не должно было случится - у них была надежда на то, что Софи жива. За эту возможность верить в то, что родные еще смогут увидеть улыбку француженки, можно было отдать многое. Это невероятный дар и в то же время - ноша. Хотелось поскорей прийти к палате, но в то же время хотелось ползти к ней вечность. А вдруг это все обман? Вдруг там лежит совсем не та девушка, не их родственник, и мир вновь пошатнется. Сложно ли потерять человека в огромной больнице? Сложно ли найти одного человека в огромной больнице?
Не было ответов на вопросы, которое никто не собирался задавать. А время не давало им больше, чем нужно было, потому дверь нужной палаты они настигли довольно быстро и замерли. Нужно было сделать лишь шаг - посмотреть в окошко и убедится в том, что...
Лиза подходит, смотрит на девушку, которая лежала бревном на кровати и смотрела в потолок. В этой стеклянной совершенно пустой оболочке так сложно было узнать человека. Девушка, лежавшая на кровати кого-то смутно напоминала, но казалась совершенно чужой и незнакомой. Лизабет даже не знала, что сказать - она будто бы и знала и не знала этого человека. Но эту заминку заметил Роше, и тут же подошел к племяннице. Ему было непонятно почему Лиза молчала, впрочем, когда он увидел тело, понял. В этот момент Софи напоминала ему другую женщину из его жизни и он надеялся, что никогда не узнает ее в своей дочери. Это была мать Софи. Точнее, Бриоль заметил то сходство, ту опустошенность. Неужели болезнь полностью охватила ее? - Моя бедная девочка... - Прошептал, мужчина. После повернулся к Веронике и улыбнулся. - Спасибо, это действительно она. Думаю, дальше мы справимся сами. Ты заходи к нам в гости, когда все немного успокоится, думаю, найдем о чем поговорить. - Еще одна улыбка и Рише вновь отворачивается к окошку. - Пойдем Лиза, нам стоит оформить еще кучу бумаг. Сейчас мы ей ничем не поможем, ты же и сама это знаешь...
Некоторые болезненные известия оказываются ошибками. Некоторые ошибки заставляют задуматься нас о ценности жизни и людей, которые рядом. Подобные ошибки учат нас ценить и любить... это ведь куда приятней, чем в один день понять, сколько всего мы упускаем.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » некоторые ошибки дают надежду