В тебе сражаются две личности, и ни одну ты не хочешь принимать. Одна из прошлого...
Вверх Вниз
» внешности » вакансии » хочу к вам » faq » правила » vk » баннеры
RPG TOPForum-top.ru
+40°C

[fuckingirishbastard]

[лс]

[592-643-649]

[eddy_man_utd]

[690-126-650]

[399-264-515]

[tirantofeven]

[panteleimon-]

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Вам помочь? — Боже упаси!


— Вам помочь? — Боже упаси!

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://media.tumblr.com/tumblr_lztar2RGXD1r7fe7e.gif

Участники: Kendra Kent and Emilia Tyrell
Время: предположительно зима; декабрь (?)
О флештайме: Всегда есть помощь, которую просишь, есть — которую не просишь, а есть помощь, которая приходит сама. Что случается, если в одном доме, объединить побитую, настырную бунтовщицу и голодную и нервную беременную? Очередная попытка сблизиться, которая возможно (?) станет успешной. Но как бы она не сопротивлялась, юное дарование не знает насколько та, которая пытается ей помочь, настырна и от своего так просто не сдается. Да и с беременными лучше не шутить...

0

2

Удар. Вдох. Выдох. Удар. Удар. Удар. В печень. Уворот. Еще один удар...
- Эй, да ты дерешься как пьяная девка...
И опять удар.
- Не вздумай продуть, Кенни, я поставил на тебя кучу зеленых!
Удар и темнота. Последний голосовой позыв:
- Проваливайте все! Мне еще тут полиции не хватало! Выметайся, Кент...
***
Проснулась Кен, как ни удивительно, лежа на снегу у запасного выхода кафе. Ее опять выкинули на улицу. В мороз. Пора с этим заканчивать. Девушка с трудом открыла глаза и еле-еле оторвала руку от земли, чтобы погрузить ее в карман порванных джинсов и выудить оттуда пачку сигарет. Она щелкнула зажигалкой и закурила, морщась от едкого запаха сигареты. Дешевые. Купленные у местного фарсовщика. Мерзкие, тугие и просто ужасные, но сигареты есть сигареты. Выпустив струйку дыма, Кен потрогала расцветающий на скуле синяк и несколько царапин под глазом. Не нащупав ничего нового, Кент опустила руку обратно. Холодно. Пора бы подняться. Кент медленно села, ощутив резкую боль в области ребер и солнечного сплетения. Нажав на ручку двери, девушке все же удалось подняться и пошатываясь встать ровно. Мог ли кто-то чувствовать себя более ужасно в этот самый момент? Сомневаюсь.
- Чертова сука... - на костяшках пальцев потеками засохла кровь и хотя открытых кровотечений было не так уж и много, капли крови причудливым узором застыли на некогда белом свитере. Кен потрогала голову и не обнаружив там шапки, резко развернулась назад, добавив своему организму еще один повод ненавидеть свою персону. Шапка валялась там, в снегу и в ветках, но более менее чистая. Натянув ее так, что несколько прядей торчали из дырок в разные стороны.
Нужно было что-то делать со своей физиономией. Не дай бог встретить на улице кого-то добропорядочного, да еще и с большим сердцем. Надо добраться до места, где можно будет спокойно привести себя в порядок и умыться. В голову пришло только одно - вокзал. Навострив туда свои уши, Кен поплотнее запахнула кожанку и сгорбившись вышла из-за угла, прихрамывая на левую ногу.
А на дороге декабрь стойко давал о себе знать. Снег валил белыми хлопьями и кружась, образовывал огромные сугробы. Люди, в большинстве своем такие же сгорбленные, как и сама Кен, шли вперед, не оглядываясь и не поднимая головы. Калифорнийцы - согретый солнцем народ, по природе своей не слишком любили зиму, благо зима у них была не всегда холодная и не всегда длинная. А те же, что сегодня были в восторге от погоды и шли с высоко поднятой головой смотрели на остальных с радостью в глазах, будто знали какую-то тайну, которой им не терпелось поделиться со всем миром. Такие люди либо дети, либо обкуренные до кончиков пальцев. И если дети могли поделиться с миром какой-либо тайной, наркоманы могли лишь залезть на табурет и крикнуть в мигафон адрес, где им выдали их дозу. И между первым и вторым Кен выбрала бы второе.
Дойдя до вокзала, девушка с ходу юркнула в насквозь прокуренный туалет. Несколько пожилых бабулек, ждущих одна другую, бросили свои взгляды на девушку, чтобы через секунду вновь отвернуться, а еще через мгновение всей толпой раствориться за дверью. Так уж вышло, что Кент сейчас было малость не до кудахчущих наседок. Она подошла к зеркалу и поняла, что начала медленно приходить в бешенство. Под левым глазом кровопотек, под правым - синяк и небольшая царапина. Скула разбухла и невыносимо болела, глаза превратились в щелки, а на щеке расцветала длинная неглубокая царапина. Стоило перекреститься, прежде чем приподнять свитер и помолиться перед тем, как посмотреть на свои ноги. Кен проделала и то, и то одновременно.
- Вот же тварь!
Очередной удар и зеркало треснула в середине, а костяшки заныли от новой боли. Кен стиснула зубы и вылетела из туалета, по дороге растолкав толпу школьниц. На вокзале вряд ли удастся зализать эти раны и не получить новые, учитывая борьбу за койкое место. И оставался один вариант, от которого Кен предпочла бы отказаться, будь у нее выбор. И хотя Тиреллы говорили, что хотят только помочь, пока, поводов верить им у Кент не было, да и верить особо не хотелось. Эмили бы снова закрутила свою шарманку, а еще один раз девушка точно не выдержит. Но смысл в том, что у Тиреллов всегда была теплая кровать и еда, они даже выделили ей отдельную комнату и Кент могла принять там ванну, а сейчас ванна ей была необходима. От вокзала до нужного адреса можно было дойти за несколько минут и по их прошествию, Кен ребром ладони постучалась в дверь, моля, чтобы кто-нибудь из них оказался дома.

+1

3

Зима пришла так быстро в этот дом. Честно говоря, порой она себя ловила на мысли, что вещи происходят слишком быстро. И казалось бы, ей не привыкать к этим странностям, хаосу и спонтанности, но все же, хотелось взять и задержать какой-то момент жизни на подольше. Однако, она не жаловалась. Такие долгие испытания и мучения заставили ее посмотреть на их жизни по другому. Они были маленькой семьей, и честно говоря, она была счастлива. Счастлива потому что у нее есть муж, потому что у них есть Улисс, потому что у них будет ребенок. И пусть, беременность пришла в такой неожиданный момент, когда и вовсе, все чуть не закончилось трагически, это действительно было чудом. После событий лета, она боялась что не никогда не сможет больше забеременеть. Боялась что просто не сможет. Странная наверное реакция для человека что всю жизнь был тем еще трудоголиком, но знаете, как только Улисс попал в их дом, она начала по другому смотреть на вещи. Главным в ее жизни теперь стала семья, и она ничуть об этом не жалела.
Она нашла брата. Она ушла с работы. Она изменила жизнь за эту короткую осень, как никогда больше. Странно было привыкать к новой роли, но она справлялась. Ей всегда казалось что в ее жизни никогда не дойдет до этой спокойной размеренности, но видимо - ошибалась. Стоит лишь только захотеть. Известно, что счастье всегда находит своих героев, и возможно, все наконец у них наладилось? Мне бы действительно хотелось в это верить. Но как известно, ничего нельзя утверждать до конца.
Совсем недавно, Рекс привел к ним на ужин, девочку подростка. Она была еще ребенком, пусть и пыталась выглядеть взрослее, это было видно по ее внешнему виду. На улице уже тогда было холодно, температура приближалась к градусу нуля, и все обитатели этого проклятого города, уже давно были укутаны в теплые куртки. Но эта девочка, в своей потрепанной кожаной куртке, кроссовках и шапочке, выглядела такой окоченевшей и измученный. А взгляд! Увидев взгляд этой девочки, честно говоря, она вздрогнула. Не очень то и легко достучаться до сердца Эмилии, но этой девочке это удалось с первого раза. А может, дело в том что она в положении и вообще эмоции у нее сейчас так и бьют через край. Возможно, она бы требовала детальных объяснений от Рекса по этому поводу, но она согласилась со всем что сказал муж. А именно, муж рассказал ей все, от того как этот чертенок с розовыми волосами ограбил его, затем он спас ее, а она сбежала, и вот уже пару недель, она ошивалась рядом, и он решил привести ее сюда. Он был уверен в том что ей просто нужна элементарная помощь, ведь судя по всему, дома у нее не было. И Эми полностью согласилась с ним. Наверное, это необдуманное безумие, вот просто так взять неотесанного подростка с улицы и заботиться о нем. Наверное, Кендра сама все это время недоумевает, как же так вышло и что с этими людьми не в порядке. Да и к тому же, не каждые люди решаются вот так просто, во время отпуска, взять да усыновить маленького мальчишку. Обычно ко всем этим шагам подходят обдуманно, решаются, сотни раз переосмысливают. Но если бы вы знали, что с ними происходило, прежде всего с ней, через какую боль им пришлось пройти, то ничего удивительного бы уже не было. Безумцы, этим все и сказано, они все рано продолжали оставаться ими, но если оно приносит какие-то хорошие результаты, как например попытка помочь этой девочке, то что плохого?
А ведь все оказалось гораздо сложнее, чем думалось Эми на первый взгляд. Ведь человек это не животное, и невозможно приручить его. Невозможно заставить кого-то поверить тебе. Невозможно кого-то перевоспитать, если он сам этого не захочет. Кендра вела себя очень плохо, но честно говоря, Эмилия и не обижалась. Она сама была такой. Конечно, у нее был дом, были родители и волосы были не розовые, но в этой девочке она видела отражение себя. Будучи подростком, она так же вела себя с окружающими. Ее пытались перевоспитывать на силу, но ничего ни у кого не выходило. Как бы она не грубила, Эмилия видела ее потерянный взгляд, и как же она даже слегка растерялась, когда они ей предоставили отдельную комнату. Чокнулись, скажете вы? А что, в этой обители зла, места хватит всем. Ей лишь хотелось помочь ей, заставить что добро в этом мире все еще есть, и не все так плохо, как кажется на первый взгляд. Она пыталась не лезть к ней в душу, но когда эта девчонка сбежала а спустя три дня оказалась у них вновь, выпрашивая деньги, она не могла не задать своих вопросов. И разумеется, все закончилось так логично - ссорой. Получив деньги, Кен пропала из их дома а затем снова вернулась. Эми знала что эта девочка наверняка занимается чем-то незаконным, только не могла понять чем. Она не хотела ее больше заставлять. На худой конец, эта девочка была уже далеко не маленькой, она могла наверняка понимать что сама себя больше закапывает. И она не ее мать, чтобы нянчится с ней. Но, все же, в ее сердце что-то странно ныло, всякий раз когда Кен уходила. Эмилия не могла скрыть от себя, прежде всего от себя, что беспокоится за эту розовую бестию. И поэтому, всякий раз, когда она появлялась снова на пороге, даже пусть и вымогая деньги, Эми облегченно вздыхала...
Живот с каждым днем становился все больше, хотя срок и не был таким большим, всего два с чем-то месяца. Но живот был слишком большим для такого срока, и именно поэтому, она нервничала из за этого. Честно говоря, безумно хотелось есть, и она боялась что поправиться настолько за все это время, что потом больше никогда не придет в форму. Уйдя с работы, она нашла массу новых вещей которым посвящала себя, прежде всего маленького Улисса, играла с ним, помогала со школой. Пыталась помочь Кендре, но это уже с переменным успехом. Заботилась о Рексе, пыталась быть хорошей женой. Все стало очень размеренным и тихим.
Вернувшись из города в тот зимний и снежный вечер, Эми сразу же направилась на кухню - готовить ужин. Скоро должен был вернутся Рекс, а он наверняка будет голодным когда вернется. Улисс уже был дома, поэтому она проводила время с ним.  Они как раз смотрели вместе телевизор, и говорили о прошедшем дне, как вдруг раздался стук.
Глаза ее округлились, а сердце странно заныло, увидев Кендру, с разукрашенным лицом. Снег прилип к ее шапке, было видно что она промерзла.
- Что случилось... - шокировано начала Эмилия, но объяснений не получила, разумеется - Давай, заходи. Заходи. - Эмилия уже хотела снять с нее куртку и обработать ей раны, но не тут то было. Девочка то зашла и вырвалась сразу же, поднявшись наверх, в свою комнату. Холод уже начал пробираться в коридор и девушка закрыла дверь. Глубоко вздохнув, Эмилия вернулась на кухню. На ней не было лица. Кто же ее так избил? Мысли о поколоченной Кендре, не давали ей покоя, а тем более что она не хотела ее помощи...

+1

4

- О, Госпожа Истерика... Мне сейчас не до тебя...
От теплого воздуха, щеки мгновенно порозовели, окрасившись цветом, похожим на цвет ее волос. Кен не стала слушать Эмилию, которая, как и предполагалось, тут же захотела узнать, что именно стряслось, девушка быстро обогнула ее и почти что взлетела наверх, громко хлопнув дверью своей комнаты. Кент все никак не могла привыкнуть к тому, что эта комната действительно ее. Здесь не было ее вещей, да и предметов было маловато, всего-то: кровать, шкаф, столик и зеркало. Но и этого хватало с лихвой, учитывая места, в которых Кен удалось переночевать. Когда они предложили ей комнату, признаться честно, она подумала о матрасе и подушке в комнате 2х2 метра, но и в этот раз Тиреллам удалось триумфально провести Кендру - комната казалась довольно просторной, мебели там было достаточно, а двери плотно закрывались на замок. И хотя ключа она с собой не носила, сама мысль давала определенные надежды. Эта комната должна была стать для нее убежищем, где она бы могла спокойно отдохнуть и поспать в тепле и уюте для разнообразия. Ах, да. Еще, сюда почти никто не заходил и беременная хозяйка дома не была под угрозой преждевременных родов от известия о том, какое количество сигарет пряталось за шкафом. Во всяком случае, Кент искренне надеялась на это. И хоть она и дала себе обещание не курить в этом доме, пока Эмилия не родит, на счет хранения, разговора, даже с самой собой, не было. Вспомнив зачем она здесь, Кен встала посредине комнаты и медленно вдохнула. Так же медленно, будто боясь себя же поранить, она стащила свитер, оставшись в любимой черной майке. Стоило потрогать синяк на ребрах, чтобы точно убедиться в его подлинности. Помнится когда-то, не так давно, как ей кажется сейчас, когда она еще училась в средней школе, мальчишки поколотили ее, так же оставив на ребрах парочку здоровых синяков. Тогда она пришла домой в слезах и заперлась на ключ в своей комнате, хотя знала, что никто не постучится к ней. Кен точно понимала, что всем плевать на нее, но все равно ждала, как бы глупо это не звучало, что кто-то все-таки постучится и спросит в чем дело. Ждала и плакала, а потом снова ждала. С тех самых пор прошло четыре года и все изменилось. Теперь она запирала дверь и надеялась на то, что все просто оставят ее в покое и забудут о ней ненадолго. Что никто не будет трогать ее и спрашивать, все ли в порядке. Она ведь уже не маленькая и совсем не ребенок. Ей не нужно внимание взрослых для ощущения себя нужной. Теперь Кен поумнела и совершенно точно поняла, что никому она не сдалась и помогать ей можно было, разве что из-за жалости. Но и ощущение теперь изменилось, ведь ей было все равно и она жила. Жила и видела, как нуждаются друг в друге люди, как они мучаются, когда их бросают. Люди умирают миллионами и умирают они одни. Так зачем этот дурацкий фарс вокруг ненастоящей трагедии? Ничего не имея, ты никогда ничего не потеряешь.
Кен поморщилась, села на пол возле кровати, откинув голову назад, стащила шапку и кинула ее к свитеру, закрыв глаза. Интересно, сколько она продержится в этом доме? Когда Рексу надоест вытаскивать ее из передряг? Наверняка это кончится скоро. Не бывает бесконечно добрых людей, здесь вам не сказка. И это ощущение было одним из многих пунктов в списке "Почему бы мне не остаться у них навсегда". Когда-нибудь и безгранично благородного Рекса, и истинной доброты Эмилию достанет непостоянность Кен. Они выставят ее на улицу и с этим будет покончено. У них появятся свои дети, что тоже немаловажно. Но пока все так, как есть сейчас, Кент будет орать и кидать какие-то обидные фразы, пока ее не поперли из этой семьи. В голове проскочили тысячи мыслей, сразу вспомнились родители, которых Кен старалась не видеть вот уже год. Интересно, что там с матерью? Может быть она все-таки образумилась? Может, сейчас работает где-нибудь кассиром, или уборщицей? А может быть, она уже давно скончалась от руки пьяного отца или его дружков. Кен даже не исключала мысль о том, что миссис Кент давно почит в сточной канаве, или на помойке, убитая чистой случайностью. Такие как она часто поскальзываются на банановой кожуре, или разлитом молоке. Во всяком случае, хуже от этого никому бы уже не стало. Слишком много воды утекло.
- Черт, - она резко распахнула глаза, по дурости представив перед собой эту картину и помотала головой. Ей нужно было что-то делать с этой фигней. Срочно. Шрамы не украшают таких мелких, как она, для них нужно иметь бицепсы, - Черт, черт, черт...
И, как на зло, тональника, который обычно спасал ее от такого рода ситуаций, при ней не было. Девушка поднялась и снова подошла к зеркалу, уже более спокойно осматривая повреждения. Темными тенями это все дело не замажешь, да и самих теней жалко, тут их много понадобится. Надо бы приложить лед, может быть от этого малость полегчает. Да и выпить не помешает.  Согреться до конца, чтобы не свалиться в конце дня с температурой. Только этого ей не хватало. Кент привыкла мерзнуть в своем наряде и раньше частенько болела, но в конце концов справедливость восторжествовала и болеть она перестала. Во многом благодаря дезинфекции и выработавшемуся иммунитету.

+1

5

Кому как ей не знать, каково это бежать от всех. Как хочется часто послать всех и вся к черту. Послать и не думать, таким образом решить любую проблему. Так эта строптивая итальянка и поступала, почти всю жизнь, и думаете к чему-то хорошему это привело? Отнюдь. Пофигизмом, разумеется делаешь себе легче, освобождаешь себя от лишней мысленной активности, обремененности и озабоченности. Но разве можно так всегда? Разве будешь себя всегда ограждать, только лишь потому что боишься открыться другим? Но ведь это же абсурд. Так можно быть всю жизнь человеком в футляре, и ничего не достичь. А разве это выход? Храбр тот кто сумеет выйти наперекор своим страхам и поступить против себя. Жизнь, она и создана для того, чтобы меняться. Становиться другим. Ведь кто сказал что перемены - это плохо? На самом то деле, очень хорошая штука.
Она привязалась к ней, потому что в этой строптивице, она увидела зеркальное отражение себя. Те же поиски себя, те же попытки закрыться в свою скорлупу, забиться туда так что даже палкой не достать. А ведь из за этого были все ее проблемы. Эмилия всегда забивалась в себя. Это не дело. Надо признаться себе, чего ты боишься, чего ты хочешь, и пойти к этому. Все возможно, если хочешь. Вопрос лишь в том что насколько ты это хочешь. Если же ты будешь сидеть и жаловаться, то ничего не постичь, никогда. Она знала это. Она двадцать с чем-то лет своей жизни, вечно в своих проблемах обвиняла других, но не себя. Ведь она же не могла быть виноватой! Нет. И на тот брак с Рексом, это не она согласилась, при том что тогда едва знала его, а ведь оказалось что и вовсе он... в прочем неважно, так вот, это не ее согласие а обстоятельство ситуации. Такое поведение приводит лишь к самым печальным последствиям, каким вы можете себя представить. Жить сложно, но убегая в себя, вы делаете все лишь только хуже. И теперь она это понимала. Теперь она знала, каково это, раскрыть глаза и не бояться больше ничего. Ведь после того что произошло, уже это правда не имело смысла. Но весь этот опыт, пусть и прозвучит ненормально, определенно сделал ее лучше. И если раньше, и речи и быть не могло, чтобы она купила даже маленькую собачку, ведь зачем ей о ком либо заботиться, то сейчас она усыновила маленького мальчишку, пыталась помочь девчонке с улицы, и это было абсолютно нормально. Вся эта боль изменила ее, заставила ее измениться. Это могло нравиться ей, могло не нравиться, как не нравилось Рексу, он говорил уже это ей, но они ничего с этим не могли поделать.
Госпожа Истерика. Возможно, это действительно было так, и нервы никогда не были ее сильной стороной. Но ее удивляло то как она не переставала язвить, даже невзирая на свое состояние. Впрочем... она тоже была такой, она и вовсе ссорилась постоянно с родителями, пьяной или под травкой, трезвой или сонной - не важно. Это заставило ее задуматься и...
- Мама, что случилось? - детский голос окликнул ее и вернул к реальности. На экране шел мультфильм, "В поисках Немо", и как бы не любил его Улисс, маленький мальчик внимательно смотрел на нее. Конечно же, она выглядела обеспокоенной. Где она была? Что с ней произошло? И кто так с ней сделал? Тиреллы не видели ее уже неделю, и честно, она очень волновалась за нее. Хотя и понимала, что ничего тут поделать нельзя. Лишь надо только ждать, пока эта фаза пройдет. Но как не упустить этот момент, если ребенок никак не идет на контакт? Вот и получается зачарованный круг. А она удивлялась почему же ее бабушка и дедушка были строги с ней. Наверняка причина того хорошего что есть в ней, идет от строгости. Но она даже с Улиссом строгой быть не может до конца, а тем более с ней не сможет. Эмилия погладила мальчика по волосикам, и попыталась улыбнуться.
- Все хорошо, Кендра вернулась, - с некой радостью в голосе, все же сказала она. Мальчик улыбнулся. Вот кто действительно воспринимал все происходящие вокруг события, как невероятный фильм. Зная фантазию своего сына, она бы не удивилась тому что он представлял вокруг себя все как комикс, и что они с Рексом, и вовсе являются супергероями что спасают мир. Кхм, далеко от правды но...вот кто любил всех и не понимал как по другому. С учетом того сколько всего пришлось пережить этому мальчонке, это было действительно невероятно, но его сильное детское сердечко не было прожжено злом.
- А почему она не в комнате? Мама, давай позовем ее,
- наивно сказал мальчик, искренне удивляясь факту. Эмилия удивленно приподняла брови, ну как же ему объяснить что... что это просто бесполезно заставлять эту фурию. Пока она не захочет - она не будет с ними в комнате. Эми громко вздохнула и потерла переносицу. Живот заурчал, а спину снова тянуло. Такое было ощущение как будто там не один ребенок, а двое или даже трое, ела она и вовсе за четверых но наверное ей просто казалось. Может, стоило все таки попробовать?
Девушка направилась на кухню, положила еду в тарелку, что еще не успела остыть. Да, есть и десерт, но это уже потом. Эми надеялась что Кен сегодня в лучшем расположении духа, и не будет выносить ей мозги, как это делает обычно. Но она была не уверенна.
- Кендра, милая, можно? Я тебе ужин принесла. Обещаю - никаких вопросов, честно, просто хочу чтобы ты поела,
- ей Богу, как с маленькой. Она знала что могла бы ворваться к ней в комнату, но помнила как сама это ненавидела. Помниться, ее мачеха даже однажды дверь с петлей сняла, чтобы она не могла больше закрываться. И что она этим постигла? Ничего. Эмилия лишь стояла, держась за стену, в ожидании ответа...

Отредактировано Emilia Tyrell (2014-10-28 05:39:13)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » — Вам помочь? — Боже упаси!