Jack
[fuckingirishbastard]
Aaron
[лс]
Lola
[399-264-515]
Oliver
[592-643-649]

Kenny
[eddy_man_utd]
Mary
[лс]
Claire
[panteleimon-]
Adrian
[лс]
Остановившись у двери гримерки, выделенной для участниц конкурса, Винсент преграждает ей дорогу и притягивает... Читать дальше
RPG TOPForum-top.ru
Вверх Вниз

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What do you want from me?


What do you want from me?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Sebastian Underwood, Eams Fitzgerald
Место: лофт Имса;
Время: месяца два назад;
Время суток: вечер;
Погодные условия: дома всегда ясно и хорошо;
О флештайме: Ну не всегда ясно, на самом деле. Особенно, когда видишь нелицеприятную переписку в скайпе любимого.

+1

2

Довольно позднее ленивое воскресное утро. Сверкающий деревом и футуристичными чистыми линями лофт, вылизанный вчера до блеска приходящей домработницей. Все продумано в этом совершенном интерьере.  Пол из цельной древесины. Стратегически разбросанные лампы.  Арт-буки на кофейном столике. Стенной аквариум с подсветкой.
В том, что все это не экспонат Кельнской международной выставки «Интерьер-2015» убеждает  приоткрытая дверь спальни с разворошенной постелью.
Я, в своем старом сером спортивном костюме, местами пострадавшем от когтей Чудовища, оккупировал насиженный угол дивана и допиваю свой кофе, грея колени ноутом.  Имс засиделся за завтраком и новым каталогом выставки. Он вдумчиво листает книжку, рассеянно поглаживая примостившуюся у него на теплых коленях лысую зверюгу. Чудовище урчит, как настоящий кот.
Вдруг из ванной  слышится грохот. Словно Зевс решил поразить меня громом за мои грехи, но немного промахнулся. А, нет, соображаю я. Это опять стиральная машина.
- Себастьян! – кричит Александра самым своим командным голосом (поверьте, на работе у нее есть широкие возможности потренироваться).
И я иду. Зря что ли я работал в Барселоне грузчиком. Да нет, и Имса конечно же, в недостатке силы и мужественности  нельзя упрекнуть. Просто у нас разделение обязанностей. А иначе в одном доме не проживешь! Имс строит приходящую домработницу и  кормит Животное. А мы с Александрой ограничиваемся тем, что придумываем коту прозвища, оно другого жутче. И выдерживаем укоризненный взгляды – как кота, так и Имса. Еще я иногда болтаю с домработницей по-испански.
Итак, стиральная машина  в данном случае не требует квалифицированной технической помощи, только грубой силы. Я приподнимаю ее и пинками вбиваю на место выскочивший клинышек. Перекидываюсь с Александрой парой шуток насчет конкурса мокрых маечек, выхожу обратно в гостиную...
И встречаю взгляд расширенных голубых глаз Имса. В них застыло горестно-недоверчивое выражение. Имс сидит на диване. А свой ноут-то я рассеянно сунул на журнальный столик. И там у меня открыт скайп, в котором Имс запросто мог прочесть вот что:
- Hi.
- Что, ласточка?
- Не называй меня ласточка.
- А раньше тебе нравилось.
- НЕТ.
- Чего тебе?
- Я за тебя волнуюсь. Пьешь, наверное.
- НЕТ.
- Рассказывай. Когда я тебя бросил, ты два месяца не просыхал.
- Пф. *rolleyes* Расскажи лучше, как ты одет.
- На мне серые хлопковые тренировочные штаны, твоя футболка с подписью ACDC. И все.
- Я пошутил, ты и повелся.
- А я все равно медлено стягиваю футболку через голову, бросаю ее в сторону и провожу ладонью по шее. Чего ты хочешь?
- Ты же знаешь. Обнять тебя сзади и уткнуться тебе в макушку.
- Ну и кто теперь пошутил?
И вот от этого экрана Имс только что поднял глаза.
Только что выпитая кружка черного кофе бросается к моему левому предсердию и начинает трясти его, как грушу. Я широко улыбаюсь. Со мной так бывает, от нервов. Особенно в Америке. Где-то в глубине моего подсознания начинает крутиться старая виниловая пластинка Луи Армстронга : «Keep on smiling,  baby!..” Хуже-то уже не будет.
Предполагаю, что вид у меня дурацкий.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-10-28 16:57:13)

+1

3

С тех пор, как Себастьян переехал к нам жить, мне стало нравится проводить дома выходные. Они были очень семейными. Не сказать, что я всегда стремился обзавестись семьей, но Саша правильно сказала, что Андервуд впишется в нашу безумную двойку.
Иногда мы куда-то ходили, вдвоем или втроем, а вообще, обычно, сидели дома. И мне это правда нравилось. Мне нравилось сидеть в гостиной с книгой и наблюдать за тандемом сестры и моего мужчины, которые прекрасно спелись. Они не обижали Ская, но по-доброму насмехались над ним, а уже выросший кот гордо уходил от них, задрав свой лысый хвост и подняв мордочку. Неизменно приходил ко мне на колени под «ктулху ушел в глубины» или что-то в этом роде.
Мне нравилось высыпаться в теплой кровати, которую я делил с Себастьяном, нравилось, что он смеется над сонным мной, когда кудряшки в разные стороны, и я жмурюсь от света, так как он любит распахивать окна по утрам.
Я мог спокойно включить музыку в гостиной и передвигаться по ней покачивая бедрами в такт, кружась по ней с книгой, а потом это могло перерасти в какие-то совместные танцы или, в отсутствии Саши, соблазнения мистером Андервудом, который прижимался сзади.
Все это было круто и грело мне душу. Я чувствовал стабильность впервые за много лет. И эту стабильность мне давала не сестра, а мой партнер. Если честно, иногда ко мне закрадывались мысли, что мы с Себастьяном так и доживем до старости. Мы странным образом подходили друг другу, хотя и были разными. Мы мало ссорились, а если ссорились, то достаточно быстро отходили. Никто не хлопал дверьми, не бил посуду, не колотил друг друга. Только раздраженно рявкал на ни в чем не виновного Ская, который лениво смотрел с любимой подушки на диване.

Сегодняшнее воскресное утро не было исключением из череды комфортных для меня выходных. Я сидел на кухне, листал каталог, чтобы подобрать картины и рамы к ним, доедал тосты, а все в квартире чем-то занимались. Саша копошилась в ванне, Себастьян может быть и работал, а может быть просто серфил по интернету, не знаю.
- Ты опять ее сломала? – крикнул я, когда услышал короткое, но емкое fuck из ванной. Вот такая леди моя сестра, чистая англичанка, пьет erl grey с молоком ровно в пять часов. Для помощи она всегда зовет Себастьяна, потому что я ранимая душа и не могу смотреть на все эти внутренности бытовых агрегатов, которые торчат у них из спины. Я что, зря заводил мужчину в доме?
Хватаю Ская на руки, переставляю посуду в раковину, беру каталог и решаю переместиться на диван, чтобы доставать любимого.
Знаете, бывают ситуации, когда ты что-то делаешь, а потом тебе хочется сказать «зря ты это сделал, зрязрязря. Ох, как зря». Вот в такую ситуацию я попал.
Честно слово, никогда не читал чужие переписки. Как бы сложно себя ни было держать, я не лез в чужие телефоны и компьютеры, но тут у меня просто задержался взгляд и очень зря это сделал.
Ласточка.
Как ты одет.
Твоя футболка.
Провожу ладонью по шее.
Обнять сзади и уткнуться.

- Это что? – я тыкаю пальцем в экран и тихо интересуюсь у Себастьяна, который нарисовался рядом и сразу же все понял. Скай продолжает копошиться у меня на коленях, но я его не замечаю. У меня очень быстро бьется сердце, сильно. Настолько сильно, что я его чувствую и меня покачивает от этого ритма.
Конечно, я не подросток, который боится, что ему разобьют сердце. Я взрослый мужчина, который до тридцати трех лет постоянно испытывал трудности в отношениях и просто этого не хочет снова. Хочет спокойно наслаждаться жизнью с человеком, которого любит. Неужели это так сложно? Неужели оно снова все началось?
- Только не нужно мне этих «это не то, что ты думаешь». Тут думать просто нечего, - мотаю головой и снова смотрю на экран. Благо, там не бегает карандашик.

+1

4

По всему судя, Имс считает, что я сейчас занимался сексом по интернету, прямо за завтраком. Вместо завтрака. Нет, вообще-то заняться сексом по интернету я не прочь. Но это я порой делаю на работе, чисто чтобы взбодриться, в хмурый понедельник, а не в прекрасное воскресное утро! Сейчас я чист. Я даже еще с утра не пил, что как-то влияет на мою скорость реакции. И на память... Джонни ведь вроде ввернул что-то такое ностальгическое, о прошлом. До чего же невовремя у человека могут случаться приступы ностальгии и фетишизма!
- Имс. Это дело прошлое, - говорю я голосом твердым, как манчжурский орех.
Фраза «Я сейчас все объясню» в данном контексте отжила свой век.
Я сейчас покажу! 
Я плюхаюсь на диван вплотную к Имсу, всем телом  прижав его к подлокотнику, чтобы он, в своем возмущении, не ушел до конца предложенной демонстрации. И начинаю от волнения тыкать пальцем в экран вместо клавиатуры – ноут невозмутимо реагирует и на этот вид стимуляции, потому что, как современная раскрепощенная женщина, может по-всякому.
- Вот. Фейсбук.
Социальные сети не подводят:  в несколько кликов показывают на экране  все самое личное, чем щеголяет  в сети маленький шотландский король саморекламы.
Профиль. Профиль у Джонни такой солидный, какой только может быть у шотландского – но уже всемирно известного - профессора психологии. Да и в прямом, исконном смысле слова «профиль» -  такой нос, как у Джонни, еще поискать. Раньше этот горбатый шнобель смотрелся еще более внушительно, при миниатюрной внешности хозяина. Синие глаза, нос, веснушки, вихры - вот и все, казалось, из чего состоял Джонни. А теперь он набрал вес, не только в научных кругах. И весь его имидж стал гармоничным и согласованным.
Плотный шотландец в строгом синем костюме с галстуком, со свежеотрощенной рыжей бородой. Осанистый. Округлых очертаний. Джонни смолоду не больно-то рослый, метр семьдесят, так что приходится компенсировать шириной, и он, прямо скажем, чуток располнел. Солидность требует жертв.
Важный атрибут солидного мужчины - жена. Вот она, на парном фото с подписью «отмечаем годовщину свадьбы в окрестностях Эдинбурга». Вид у жены усталый. Трудно сказать, виной тому ребенок, или все заебы Джонни, вынести которые крепкому мужчине еще под силу, а хрупкой блондинке интеллектуального толка – затруднительно.
- Вот. У меня алиби!
Я дрожащим пальцем тыкаю в очередную фотографию.
Жена! С две тыщи двенадцатого года! 
Джонни женился еще до моего переезда в Америку.
Итак, по левую руку жена, на сгибе правой руки законный наследник, совсем свеженький. Хрен знает, сколько ему времени, я в детях не разбираюсь. Очень похож на Джонни, как утверждает сам счастливый отец. По-моему, как и любой младенец, он скорее похож на комок розовой протоплазмы или на наше животное, если бы Ская удалось раскормить так, чтобы щеки со спины было видно.
Ребенок! - Привожу я этот неотразимый аргумент. – Я никогда не завожу связей с женатыми мужчинами!
Я умоляюще смотрю на Имса.
Возможно, Александра сейчас выйдет из своей комнаты, увидит, что я обижаю ее брата, и я огребу люлей. И за сегодняшнее недоразумение, и за тот секс по интернету тоже. Совершенно заслуженно.
- По странице моей шаришься? – спрашивает тем временем Джонни.
- Ты что, телепат? – печатаю я от удивления.
- Отслеживаю по ip. ЗАВИДНО, НЕУДАЧНИК?
Тут я делаю то, что должен был сделать с утра пораньше, еще когда открыл эту адскую машину: тыкаю в статус «Нет в сети».
И со вздохом облегчения отряхиваю руки. Какой-то похожий жест проделали Понтий Пилат и  леди Макбет. Сейчас я чувствую к ним что-то вроде сопереживания.  Как им это, помогло? – спрашиваю я свою проспиртованную память. Кажется, не очень. «Все ароматы Аравии не смоют крови с этих ладоней.»
И я тихо отставляю ноут на стол, обнимаю Имса за талию и обессиленно закрываю глаза.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-10-30 12:14:36)

+1

5

Я стараюсь себя успокоить. Очень сильно стараюсь. В конце концов, я всегда гордился тем, что не поддаюсь эмоциям, разумно мыслю и сохраняю холодность ума. Саша не раз приходила из-за этого ко мне за советом. А что я сейчас делаю? Буквально расклеиваюсь на глазах. Зато я могу признать, что я боюсь. Я боюсь, что меня еще раз предадут, что этот кто-то кому он там хочет уткнуться в макушку, новая пассия и Себастьян уже готовит речь о том, что мы расстаемся, и он съезжает. Может быть даже в соседнем окошке открыт вордовский файл, где он делал наброски.
В моей голове рисуются вот такие страшные картины, а внешне я не меняюсь, сохраняю суровое и растерянное выражение лица, продолжаю глупо, вопросительно смотреть на Себастьяна.
- Я вижу сегодняшнюю дату, даже час этот. Ты уверен, что это дело прошлого? – моя бровь медленно, недоуменно лезет вверх. Ладно, наверное, это хороший признак, что он пытается оправдываться. Галлахер этого не делал никогда. Приносил на себе чужой парфюм или, что выглядит достаточно пошло, чужую помаду на рубашке, которую утром отгладил я, но никогда не объяснялся и не пытался этого сделать.
- Господи, что ты мне еще покажешь? – я в мольбе поднимаю взгляд к потолку. Еще какую-нибудь переписку? А, фейсбук, вот оно что. Мне определенно интересно смотреть на того, кого он там в скайпе соблазняет. Типа, я тоже захочу соблазнить? Или пойму почему он не устоял? Или решу присоединиться к ним?
Андервуд, черт бы его подрал, выбрал правильную стратегическую позицию на диване. Он так прижался ко мне, что я слышу его сопение и чувствую тепло тела.
У меня странное, сильное желание влепить ему подзатыльник.
Мне демонстрируют бережно заполненный профиль мужика, который выглядит как не итальянский итальянец. С черным волосами, большим носом и круглыми глазами. Я глотаю смешок.
- Чем он тебя привел, простихоспади, - я тыкаю пальцем в экран. Но на самом деле, мне совершенно неинтересно, что это за человек.
У него майка Себастьяна.
- Жены не помеха, я это прекрасно знаю, - скептически замечаю, отводя взгляд от экрана и наблюдая за Скаем, который недовольно спрыгивает с моих колен, потому что его никто не чешет. Он потягивается и уходит в к нам в спальню, где устроится ближе к концу кровати. Сегодня ему там будет очень удобно, потому что мы до сих пор не соизволили заправить постель, теперь кот сделает себе норку из одеяла и будет ему очень тепло и комфортно. Я тоже хочу в норку, чтобы мне было комфортно.
- Ой, ну вот тут тоже не нужно мне. Дети не помеха. Вы оба мужики, - я тыкаю пальцем то в этого итальянца, то в Андервуда. – Никто не залетит, секс без любви возможен, сопли никто распускать не будет. Да и для достаточно количества женщин, его бонусы – не проблема. По одному виду ясно, что у него полно денег и ездит он явно не на старенькой шкоде, - я фыркаю. В этот момент скайп издает отвратительный булькающий звук, и я цокаю языком. Это серьезно? Он решил прямо при мне пофлиртовать. Но благо, Себастьян выключает эту гребанную программу.
- Дела прошлого таким образом не ворошат, - серьезно замечаю я, когда Андервуд меня обнимает и тыкается лбом в плечо. Я непоколебим, сам камень. Холодный, большой, не эмоциональный.
- Ты там его обнимать хотел, - я в очередной раз недовольно фыркаю и киваю в сторону закрытого ноутбука. – Глядишь, обидится еще, что ты от него так сбежал.
Мне кажется комичным, слышать на фоне Сашино «Чудовище, не лезь на машинку, ее трясет!». Кажется, пора покупать новую стиральную машину.
Я вот со своими бывшими связи не имею. Наверное, к лучшему, иначе бы я извелся от общения со Стиви, это был бы абсолютный мазохизм. А зная его, ко мне был бы обращен поток беспрерывного флирта и феромонов самца, на которые покупаются все в округе. Только я уже не все.
- Наверное, он такой обаятельный, что просто нельзя устоять?

+1

6

Мне всегда везло на любовников и любовниц с омерзительным характером. А Имс - такой милый, тактичный и вместе с тем прямой человек, что холодность с его стороны совершенно неожиданна, и у меня мороз по коже... Сейчас он глядит на меня своими светлыми ледяными глазами уничтожающе, как древнегреческое божество на простого смертного.
И тут я особенно остро чувствую, что у меня никогда еще не было серьезных отношений. Длительные, может быть, и были, а серьезных моногамных – нет. И мне сейчас предстоит сообразить как вести себя в них, если я не хочу из них вылететь...  Дело серьезное! – тормошу я себя. – Соберись, тряпка! Ты не в первом акте оперетты Кальмана «Летучая мышь»!
В голове вспыхивают огни рампы и начинается популярная телевикторина. Первый вопрос на десять баллов: что мне сейчас говорить Имсу? Ответ подсказывает правое полушарие: «Имс, если бы ты хоть раз в жизни обнимал Джонни сзади, ты бы меня понял! Он похож на коалу!» Чем занимается правое полушарие? Эмоциями.  Отказать! А теперь слово левому полушарию: «Имс, я понимаю, что ты обеспокоен. Но мы уже кучу времени прожили вместе, и все время были довольны друг другом. Пожалуйста, дай мне второй шанс!» А левое полушарие чем занимается? Логикой. Вот его ответ я и выбираю - правда, теперь я не могу перестать думать о коалах, и поэтому у меня к лицу прилипла дурацкая улыбка. Ох, до чего же мне сейчас нужен большой стакан виски! Все-таки не умею я выяснять отношения... Но я же быстро обучаюсь – с надеждой думаю я. Меня и на работу за это взяли, в другую страну, и вот, пока не вылетел. Два года уже работаю. О!
- Я уже два года как ни разу не был в Англии!  - радостно восклицаю я и заглядываю Имсу в глаза.
В тему Джонниного обаяния, понимаю я, лучше не углубляться. Обаяние? Какое обаяние? Нос, глаза голубые, веснушки, вихры. Всё. Мы с ним познакомились в университете.
- Да какое обаяние? Это просто... память о молодости. Бес попутал. Я впал в детство. Мы ведь  с этим ныне семейным человеком в университете познакомились. Мне 25 лет было, ему 23. Правда, профессором он был уже тогда. Вундеркинд это называется... Ну нельзя ведь человека вот так взять да и послать на, потому что  решил с ним больше не иметь близких отношений. Это все равно что кусок из своей жизни выбросить! Хочется уткнуться, мало ли мне чего хочется. Мне иногда хочется очень странных вещей, Имс, и это не значит, что они обязательно имеют сексуальный характер...
Очередной виноватый взгляд в лицо Имса – и я замечаю, что он не очень доволен моим порывом откровенности.
- Не хочу я его трахать! - жалобно восклицаю я.
(Вообще-то, если бы я после вчерашней ночи все еще хотел кого-то трахать, меня надо было бы показать врачу.)
- И не надо! Мне этот хмырь  словацкий тоже не нравится, -   говорит вдруг Александра, выходя принаряженная из своей комнаты, добавляет «Чорт, опаздываю», широким шагом пересекает гостиную и захлопывает за собой входную дверь.
Я, в свою очередь, хлопаю глазами. Вот, Александра, настоящий друг! Не пожалела родному брату мозг взорвать, чтобы вызволить меня из трудного положения. Мы в школе что-то в этом роде делали: отвлекающий маневр. Реплика с потолка. Чем абсурднее, тем лучше. Оппонент сразу чувствует тупую боль между переносицей и затылком и сбивается с мысли.
Я осторожно кошусь на Имса – и к моему удивлению, у него вид такой, словно он-то некий смысл  в этой реплике распознал... Но какая разница! Вид у Имса призадумавшийся, потеплевший какой-то, взгляд более человеческий и снисходительный! От облегчения я начинаю шмыгать носом.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-11-02 23:51:43)

+1

7

Ничего себе ты Макэвоя описал! Я, когда узнал, чаем в экран плюнул.

Как люди реагируют, когда на них беспрестанно, сурово смотрят? Буквально испепеляюще. Правильно им не комфортно, а если они накосячили им еще стыдно.  Поэтому я с завидным упорством продолжаю так смотреть на Себастьяна. И мне кажется, что он у меня немного идиот. Нет, ну а что он так по-дурацки улыбается? Оратор нашелся, тоже мне... С ним тут на серьезные темы разговаривают, сцену ревности закатывают, а он улыбается!
Я давлю в себе очередной смешок, который теперь вызван действительно искренним весельем от вида Андервуда. Мне очень сложно сдержать улыбку и мне кажется, я тоже выгляжу идиотом. Но когда этих идиотов два, то тебе уже спокойнее. На самом деле, нас трое в этом лофте, и порой, мне кажется, что Скай самый нормальный и взрослый из нас всех. "Соберись, Фитц, не время ржать, ты загнул эту линию - держи ее дальше. Пусть Себастьян будет в тонусе, а то никаких ссор или истерик. Черт возьми, я идеальный партнер!"
- Два года не был в Англии?! - я возмущенно выдыхаю и изображаю крайнюю степень удивления. - Ах ты ирод! Боже, храни Королеву, как ты мог! - пока мне удается держать серьезную мину, главное, чтобы за издевательство меня теперь не скинули с дивана. Но Себ выглядит очень растерянным и задумчивым, вполне возможно, что издевку он пропустит.
- А вдруг вы эти два года, как по расписанию сексом по телефону занимаетесь? Или по скайпу? - я снова тыкаю в ноутбук.
До чего же я злопамятный мудак. И это, увы, действительно так. У всех есть отрицательные черты характера, и чтобы мне ни говорили про то, какой я золотой, добрый, милый, отзывчивый и так далее – даже я имею что-то плохое в себе, и это злопамятность. Я совершенно не знаю, чем она мне помогает, при том, что если я прощаю (а я прощаю всегда), то я это делаю искренне. Но я действительно помню кто меня обидел, как и когда. А потом еще могу этим подначивать или попрекать.
- Если бы я не выбрасывал свое прошлое и не посылал его на, я бы продолжал ширяться, например. И возил бы ты меня в наркологички, - занудно замечаю я. Хотя, если бы я продолжал наркоманить, то мало вероятно, что я бы дожил до своих лет и встретил бы Себастьяна. Так бы и остался на дне, среди укурков и торчков. Меня аж передернуло от воспоминаний. Даже тогда, когда мне стукнуло 22, а моей зависимости год, мне было это противно. Противна компания и то, до чего я скатился. И только благодаря остатком разумности и зерну отвращения к самому себе, я смог выбраться из того дерьма в котором капитально погряз. Конечно, мне очень сильно помог тогда Кейдж, но все равно, я сделал первый шаг – признал свою проблему.
- Ты его нет, а может он тебя да? - продолжаю подкалывать Себастьяна и веселиться. Вот издеваюсь над человеком, которого люблю, как так можно? Мерзкий, мерзкий Имс. Сейчас придется время не ему оправдываться, а мне, за что же я его так подстебываю. Это долгая жизнь с Сашей меня испортила, ведь мы постоянно подкалываем друг друга и стебем.
- Čo slovenský chlap?* - я округляю глаза, провожая взглядом сестру в коридор, а потом перевожу обратно на Себастьяна. Возможно, это была попытка сделать отвлекающий маневр, но со мной-то не пройдет! Я все-таки знаю ее, матерь божья, двадцать девять лет. И сначала такие штуки мы делали друг с другом перед мамой или папой. Точнее, обычно я что-то говорил, потому что отчитывали ее, я ведь был примерным мальчиком.
- Видишь, в меня даже словацкий демон вселился. Это ты виноват, - я тыкаю своим тонким пальцем Андервуда куда-то в район ребер.
______________________
*Какой словацкий хмырь?

+1

8

Чаем в экран?

В реальной жизни Макэвой не растолстел, это у меня художественное преувеличение. А Александра на твоего друга Дамиана намекает )))

- А вдруг вы эти два года, как по расписанию сексом по телефону занимаетесь? Или по скайпу?
- По скайпу?! Сексом?! – удивляюсь я. – С Джонни?! Да Джонни по скайпу полный импонент, только и может, что меня чморить.
Действительно, профессор психологии может писать научные статьи, может заниматься эффективной психологической манипуляцией, но метафоры, аллюзии и прочие поэтические приемы он в своем активном словарном запасе не держит. На словесное творчество он смотрит свысока, видя в нем (а) недостаточно эффективное средство заработка и (б) песни дикого, гуляющего без присмотра подсознания. Подсознание надо поймать, одомашнить и заставить приносить доход – вот таковы позиции эффективного психотерапевта, которые Джонни втирал мне при всяком удобном случае. Не то чтобы я им следовал – просто успел запомнить. Итак, какой может быть  секс по скайпу без литературных красот? Ведь слов всегда меньше, чем эмоций. И если не сплести из словарных единиц прекрасное кружево, то нечем будет прикрыть страсть, она так и останется голой.
- А камера у меня в ноуте не работает! Можешь проверить.
Ноутбук у меня вообще больше на артефакт смахивает, чем на орудие труда успешного журналиста.
- Если бы я не выбрасывал свое прошлое и не посылал его на, я бы продолжал ширяться, например. И возил бы ты меня в наркологички...
- Имс! Имс, ты злоупотреблял героином? Пожалуйста, расскажи мне про это всё! – умоляю я.
Наркотики  с молодости вызывали у меня интерес. Но мои знания об опиатах оставались чисто литературными:  Берроуз, Кокто, Лотреамон... Чтобы приобщиться лично, у меня вечно то денег не было, то я напивался в неподходящий момент, и люди употребляли недозволенные вещества без меня. В общем, не срослось. Мои знания о героине ограничивались тем, что показали мне в отличном фильме «Меньше нуля», в котором ломка до боли напоминала похмелье после деревенского самогона, только исход бывает летальным...
И вот, оказывается под одной крышей со мной живет человек, который знает о наркомании всё! А я об этом даже не догадывался. Ну, теперь я, кажется, лучше понимаю отношение Имса к прошлому. Я вот тоже фиолетовых чертей, которых стряхнул с лацканов, оставил в лондонском сквере, и теперь слежу за тем, чтобы пить в меру, а не доходить до алкогольных галлюцинаций, которые бы засоряли наш интерьер
.
- Ты его нет, а может он тебя да?
Я делаю такое лицо, которым было принято реагировать в 19 веке на обвинения в мужеложстве. Полное собственного достоинства,  как у королевы Виктории на парадном портрете. И написано на нем: «я просто не понимаю, что вы имеете в виду». Учитывая размеры Имса, я в пассивной роли не заинтересован, и не хочу, чтобы у него в голове появлялись такого типа идеи...
Да! Уж лучше пусть восточноевропейские языки! Ого! Какой это? Сербский? Польский?... теряюсь я в догадках.
- Где ты так научился говорить на этом?... Что это вообще за язык?
Момент неловкости. То ли Имс сам не знает, откуда в нем этот осколок экзотической культуры, то ли знает, но говорить не хочет... Как бы там  ни было, он предпринимает отвлекающий маневр, и чертовски удачно. Я начинаю истерически хохотать, потому что боюсь щекотки, и выбрасываю руку вбок, отвечая Имсу взаимностью. Я хочу проверить на примере Имса, действительно ли эта народная  примета «боится щекотки, значит ревнивый» такая туфта, как мне кажется.  Я-то не ревнивый: я любопытный.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-11-22 13:36:54)

+1

9

Хорошо хоть не пивом, например. А я могу.

Не, я понял потом, что это Макэвой. Ибо мало ли, Брюс там, все дела...
И проживя со мной год под одной крышей, ты не знал о наркозависимости?! Ну ты даешь.

- Ты так говоришь, как будто я постоянно с Джонни трахался и разбираюсь где у него стоит, а где нет, - я осуждающе покачал головой, поджимая губы. - А тебя, конечно только и чморить, чтобы в тонусе был. Хотя, странно, что ты не можешь либо его отфутболить за такое поведение, либо возбудить. Ты же хорошо умеешь это делать. Мне же похабные смс-ки пишешь, - я нахально ухмыльнулся, продолжая сверлить Себастьяна взглядом.
Наверное, то чем я сейчас занимаю, нельзя назвать истерикой. Я все-таки не бегаю по комнате, не визжу "ах ты мудило эдакое, изменяешь мне там!", не бью посуду и не выбрасываю его вещи из окна. Именно так для меня выглядит настоящая истерика. То чем занимаюсь я - пользование щекотливой ситуацией. Потому что так или иначе Себа должен изворачиваться, лишь бы оправдаться передо мной. А еще я немножко издеваюсь. В конце концов, он тоже надо мной издевается, могу себе позволить.
- Я обязательно куплю тебе вэб-камеру. Хотя бы для того, чтобы ты мог мне звонить, когда уезжаешь в командировку, - с готовностью заявляю, потому что мне ничего не жалко для любимого. Куплю ему самую лучшую HD вэбку, а себе большой экран. И буду снимать скрины, а потом шантажировать его. Прекрасная семейная жизнь Имса Фитцжеральда и Себастьяна Андервуда. Интересно, а Саша действительно верит в нашу любовь или считает, что мы просто два великовозрастных придурка, которым просто кто-то нужен под боком? Нет, нет, я на самом деле люблю его, вот могу даже прямо сейчас заобнимать, но не время! Я в образе.
- Ты смеешься? Ты прожил со мной столько и ты не знаешь, что я почти три года сидел на наркотиках? - открытие вечера просто. Я даже не могу совладать с лицом, и мои брови вопросительно лезут вверх. - Это печальная страница моей жизни после смерти родителей, - немного морщусь, вспоминая все это. Вот оно - дурное влияние компании. Хороший молодой Фитц открыл для себя радости самостоятельно жизни. Думаю, что и сейчас молодежь так балуется, но в те года, золотая молодежь, в число которых входил и я, определенно употребляли. Кто-то меньше, кто-то больше, кто-то успевал слезть, кто-то нет. Меня, конечно же, очень подкосила смерть родителей. И я, как и многие, наивно предположил, что психотропные вещества помогут мне справиться. Ну, хоть как-то помогли: я забыл не только то, что у меня что-то с родителями случилось, я забыл все кроме того, что мне была нужна новая доза.
- Я же говорю, что словацкий демон. Значит, это словацкий язык, - спокойно поясняю я. - Когда работаешь с клиентами по всему миру, то хватаешь всякие мелочи. Со словаками я когда-то тоже работал. Я всегда неплохо учил языки, вот и прихватил немного и из этого, интересного, славянского языка, - пожимаю плечами, будто в этом вообще нет ничего необычного и у каждого происходит.
- Взрослый мужчина, а так боишься щекотки, - тут я уже не сдерживаю улыбку и начинаю откровенно щекотать Себастьяна. Сам-то я этого не боюсь, только сильно вдыхаю, настолько, что вместе с воздухом вдыхаю и живот. Наваливаюсь на Андервуда сверху, благо, мы сидели как раз на краю дивана, продолжая щекотать.
- Раз у Джимии есть твоя майка, я какую-нибудь твою тоже возьму, - и показываю ему язык.

0

10

Я-то думал, что мои смс – примерно такие, какие мог бы писать Кларк Гейбл Одри Хепберн... Ну хорошо. Ладно. Непристойные так непристойные.
- А тебя, конечно только и чморить, чтобы в тонусе был.
Я покачал головой:
- Ты говоришь, как русская фотомодель, Имс, - вздохнул я. -  Чтобы в тонусе был. Чтобы не расслаблялся.
Повадки русских фотомоделей я познал не на своем опыте. Когда-то мне о них рассказывал всю дорогу от Тулона до Ниццы один парень с акцентом, когда я путешествовал автостопом. Он угостил меня коньяком из той же бутылки, из которой отхлебывал сам, лихо закладывая виражи на  дороге над морем.
И слова Имса почему-то напомнили мне этот давний экскурс в мир героинь Достоевского. Насколько этот волшебный прием действует на меня? Сейчас, пока я трезв, возможно – но у меня в холодильнике есть огромный запас пива. По характеру я гораздо больше склонен к нирване, чем к тонусу. Мускулы? Просто удачная наследственность, надо полагать от моего неизвестного немецкого отца. А неспособность набирать вес – гены с другой стороны... 
Немногословный рассказ Имса о своей юности побуждает во мне глубокое сочувствие. Имс в этот момент кажется мне каким-то... незащищенным. Слвно эти давние дни поднялись на поверхность, и не так уж много отделяет сегодняшнего преуспевающего галериста от потерянного в жизни подросток.
- Но ты же мне ничего не рассказывал! Имс, я ведь не телепат, ты слишком хорошо обо мне думаешь. И я не знал о привычках и непривычках золотой молодежи. Бывал я в компаниях, где бухали и курили как траву так и крэк, только не было в этом ничего аристократичного. Я просто думал, что в высших кругах все не так.
Интересно, почему Имс предполагает, что я осведомлен о его прошлом, а мне кажется, что он его  довольно удачно от меня скрывал. Ведь не мог я пропустить мимо ушей такую информацию! А может быть, Имс думал, что я расколол Александру в ходе откровенного разговора. Но в этом случае он  недооценил свою сестру. Ничего компрометирующего про него она так и не рассказала, несмотря на все закинутые мною удочки и галлоны выпитого вместе пива.
Ладно, ладно, словацкий, мало ли с кем тебе по работе приходится объясняться, только перестань меня щекотать!
- Раз у Джимии есть твоя майка, я какую-нибудь твою тоже возьму
- Да пожалуйста, - задыхаясь, кричу я. -  Возьми! Возьми скорее мою майку!
Я ловко стягиваю  ее, копошась под навалившимся на меня горячим костлявым телом, и накидываю Имсу на шаловливые ручки. – Не вырывайся! Ты сам ее хотел.

+1

11

Себастьян иногда так говорит, будто я делаю что-то плохое. То есть, в данном случае, говорить, как русская модель - плохо.
- Почему это звучит, как будто я говорю, как шлюха? - задумчиво проговорил я, устремляя задумчивый взгляд куда-то вдаль. Конечно, это была шутка, но в шутке есть доля шутки. Но после этого я сразу же переключаюсь на тот факт, что Себ ни сном, ни духом о моей наркозависимости. Бывшей, конечно, но многие говорят, что бывших наркоманов и алкоголиков не бывает.
На самом деле, незнание Андервуда – хорошая новость. Это значит, что я совершенно не зациклен на том, что было и отпустил свое прошлое. Черт возьми, отпустить бы наконец так Галлахера, как я это сделал с целым отрезком жизни.
- Ты что-нибудь читал из Брета Эллиса? – все так же задумчиво спрашиваю его, переводя взгляд со стены на мужчину. – Я жил примерно так, как описано там, - я морщусь, потираю переносицу и провожу ладонью по волосам, пропуская пряди сквозь пальцы. – Деньги спускал на алкоголь, порошок и траву, и чуть ли не каждый день ходил на вечеринки. Это печальный отрезок моей жизни, - я вздыхаю и ловлю себя на мысли, что говорю, как родитель, который пытается наставить свое дитя на пусть истинный, приведя себя в пример.
Я не люблю вспоминать то время и делаю это крайне редко, когда меня просят рассказать близкие мне люди, которым можно доверить свое прошлое, буквально вложить их в руки, оставить на сохранение. Возможность свободно говорить о тех годах пришла ко мне года через три после полного очищения. Сначала я ужасно стыдился, потому что понимал, что человек моего происхождения просто не должен был так опускаться, а потом было просто сложно. Но с каждым годом я все сильнее переступал через себя, по крупицам собирая происходившее и рассказывая Саше. Ее можно назвать главным хранителем моей истории. И я ей бесконечно благодарен за то, что не упал в ее глазах, остался неизменно лучшим старшим братом.
- Как-нибудь я подробно тебе расскажу, давай не сейчас, - явно не то время и не то настроение, поэтому я отвлекаюсь на Себастьяна, уже стягивающего с себя майку. Я хохочу, глядя на него и проходясь прохладными ладонями по его ребрам.
- Это больше похоже на совращение! Ты что, Саша еще не ушла, - я продолжаю смеяться и щекотать его. Теперь у меня есть трофей и я обязательно назову его своим, положу на свою полку в шкафу, а когда Андервуд будет надолго уезжать, буду надевать ее и грустить, как это делают в фильмах.
- Моя майка, моя майка! – я с восторгом беру ее, потом выглядываю из-за нее на Себа. – А она лучше, чем у Джонни? – прищуриваюсь. – Я требую майку лучше, чем у него! Я же лучше, чем он? – вдруг спрашиваю, нагло усаживаясь на бедра мужчины, опуская руки с майкой ему на живот и буквально сверля взглядом. Да, Себастьян, ты можешь ответить, КАК УГОДНО.

+1

12

Черные волосы! :love:


- Ты что-нибудь читал из Брета Эллиса?
- Честно говоря, нет, - застенчиво отвечаю я. – До Брета Эллиса как-то руки не дошли. Но я понимаю, что ты хочешь сказать.
В Имсе мне, конечно же, нравится его правильность, основанная на многовековых традициях и устоях, это сразу видно. Оказывается, в юности он засеял целое поле диким овсом, как говорит британская поговорка. Все-таки, марихуана с кокаином не очень хорошо сочетаются. Но, какими бы безумными не были Имсовы юношеские эксперименты – он не изменил своим моральным ориентирам, и сейчас тоже расценивает свое поведение как неправильное. Этим он выгодно отличается от многих моих товарищей юности, которые до сих пор хвастаются юношескими пьянками, где единственной их заслугой был заблевать все помещение и искупаться  в фонтане. Мои юношеские подвиги такого типа остались далеко позади. Я хорошо понимаю, что пьянство – это не то, чем следует хвастаться. Если я продолжаю выпивать, то скромно, незаметно, почти стыдливо. Пара стопок в баре по дороге с работы, пара бутылок пива вечером. Мне просто надо стабилизировать настроение, как же без этого творческому человеку. Если бы я дошел до психиатра, он прописал бы мне какой-нибудь анксиолитик. Но я хочу брать пример с Хемингуэя, а не с Вуди Аллена.
Ой! Руки у Имса, как всегда, прохладные, по моей коже бегут вереницы мурашек, и это приятно.
- Я же лучше, чем он?
Интересно, думаю я, Имс конкурировал с сестрой (ах да, еще и с младшим братом!) за внимание родителей? Типичная сиблинговая проблематика...  Впрочем, зачем мне вспоминать специальную психологическую терминологию, которой всегда любил щеголять профессор Джон М.? Я все-таки в состоянии ответить на вопрос по существу, а не кружить вокруг да около... Или нет?
- Джонни говорил мне: «Если из нас двоих кого-нибудь придется отправить в лагерь смерти, отправят тебя, потому что у меня жена и ребенок». Ты скажешь: странная это идея. Но он такую перспективу не исключал – может, из-за своего национализма, может, из-за паранойи. Так вот, Имс, мы с тобой теперь в одной лодке, а он  - отрезанный ломоть.
Из темных глубин коллективного бессознательного вдруг маячит моя судьба, газенваген. За грехи немецких предков и за  ирландскую безысходную жертвенность. Впрочем, может быть, дело в том, что сегодня с утра я еще не успел выпить. Однако, прочь эту нездоровую философию!
- Ты больше! – отвечаю я, переводя разговор в циничную плоскость. И в подтверждение пробираюсь рукой под майку, которую Имс держит на коленях, вцепившись в нее так, словно я собираюсь ее отнять. Наша возня перестает выглядеть, как невинная детская игра. Она начинает выглядеть, как детская игра, которую в позапрошлом веке можно было наблюдать в аристократических английских пансионах.
- Имс, ты несравненно аристократичнее. И не в пример мужественнее, - честно заверяю я, продолжая распускать руки.
Джонни я знал еще в ту юную пору его жизни, когда к нему была вполне применима шутка "Мальчик это или девочка? - Вырастет - само решит". Профессор принял решение, отрастив окладистую рыжую бороду.
- Конечно, Имс, мне не жалко поделиться с тобой последней рубашкой, или чем там. Забирай самое лучшее, что только найдешь!
Мне самому было бы интересно посмотреть, что именно выберет Имс. Мой накупленный в различных секонд-хэндах гардероб можно попробовать в качестве теста на тематическую апперцепцию.

Отредактировано Sebastian Underwood (2014-12-31 14:32:42)

+1

13

Хоть кому-то они сразу же понравились. :з


Одни из главных плюсов жизни с Себастьяном было то, что с ним никогда не скучно. Я всегда боялся, что когда мне будет лет тридцать, я внезапно стану очень серьезным и важным человеком. Но, во-первых, это крайне сложно сделать, когда под боком такая активная и веселая сестра, а во-вторых, видимо не судьба. Раньше мы с Сашей сохраняли дух безумия в нашей квартире и жизни, а Себастьян очень легко во все влился и все это поддерживал, так что сумасшествия стало еще больше. Оставаться подростком, ну, или юношей в возрасте тридцати пяти лет - многого стоит, а еще я считаю, что так определенно веселее и интереснее жить.
- Ну раз так, то я безмерно рад, мистер Андервуд, - я очень довольно улыбаюсь. И не смотря на то, что вся эта ситуация раздулась в шутку, чувствую себя победителем и человеком, который утер нос этому Джонни. Хотя самому Джонни плевать, да и всем плевать, что я это сделал, зато мне приятно, а когда мне приятно - я в хорошем расположении духа, от этого спокойно всем остальным.
- Ну ясное дело, что я более аристократичен, - довольно хмыкаю и вскидываю голову, чтобы Себастьян мог в очередной раз оценить или, возможно, наконец за такое время обратить внимание на мой профиль.
Не могу сказать, что я слишком самолюбивый, но если многие говорят, что я обладаю манерами виндзорского принца, то наверное так и есть. Так что Андервуд может гордиться тем, что живет с таким человеком, как я. Нет-нет, я не самолюбивый.
- Я уверен, что ты меня не бросишь, если вдруг мы обанкротимся и нам будет нечего есть. Поделишься последним куском хлеба, - я крепко хватаюсь за майку, которую Себастьян теперь тоже сильно держит. Мне все это напоминает бой собак за палку, когда каждая впивается зубами и тянет на себя. Нет уж, мистер Андервуд, вы отдали ее мне, у меня она и останется.
- Не волнуйся, я не брезгую вещами из секонд-хэнда, - вообще, мне даже нравятся вещи из таких мест, в них есть душа, в отличие от тех, что продаются в обычных магазинах. Но дело в том, что мой статус обязывает меня определенным образом выглядеть. И этот вид мне может придать только дорогой костюм из брэндового магазина, а не рубашка из секонд-хэнда. Вот Себ может ходить на работу, как хочет, он там сидит в кабинете и руководит.
- Так что можешь отдать ее мнеее, - я снова тяну на себя майку, сам же проскальзываю взглядом по голому торсу мужчины и думаю, что это забавно. Я все равно хозяин ситуации, я все-таки сижу на нем сверху. Только если Себу удастся скинуть меня на пол, но не хотелось бы, я же обязательно упаду крайне неловко и ударюсь, например, головой. Будет у меня черепно-мозговая травма и я стану еще более странным чем сейчас. Кому такое счастье нужно?
- А вообще, прекращай со всякими мужчина флиртовать в скайпах, - я наклоняюсь к нему и почти выдыхаю на губы, хитро заглядывая в глаза. - Со мной же ты так не делаешь, - снова выпрямляюсь и делаю очень расстроенный вид.

+1

14

Нет игры. В архив.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » What do you want from me?